Читать онлайн Пират, автора - Блок Нэнси, Раздел - ГЛАВА 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пират - Блок Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 66)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пират - Блок Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пират - Блок Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блок Нэнси

Пират

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 6

Зоя потерла поясницу, потом предплечье: после четырех дней непрерывной работы рана заныла, а тело болело. Волосы стали сальными, кожа на голове чесалась, а подушечки пальцев потрескались, высушенные мылом и спиртом. Единственным плюсом было то, что она привыкла к вони. Ее нос полностью потерял чувствительность.
Она распрямилась и продолжала свой путь по палубе, держа в руках котелок с горячей водой. Один больной — старый морской волк, раненный в живот, — умер несмотря на ее усилия. Организм слишком ослаб, чтобы бороться с быстро распространявшейся инфекцией, занесенной через рану. Смерть стала для него избавлением, однако его предсмертные крики до сих пор звучали у нее в ушах.
Над покойным произнесли короткую трогательную речь. Команда любила его, и все искренне сожалели о его кончине. Не осталось ни одного равнодушного, когда тело усопшего погрузилось в морскую пучину.
Уинн ушел сразу же после церемонии, и Зоя не заходила в каюту, чтобы не нарушать его одиночества. Но поздно вечером он сам отправился за ней и настоял, чтобы она поспала несколько часов. Проигнорировав ее возражения, он подхватил ее на руки и отнес в каюту.
Зоя заснула по дороге, привалившись к его плечу, и проснулась у Уинна на руках незадолго до рассвета.
Он продержал ее на руках всю ночь!
Зоя осторожно, стараясь не разбудить, убрала черную прядь, упавшую ему на лоб. Ее сердце переполняли любовь и нежность.
Даже уставший до крайности, с темными кругами под глазами, он был самым красивым мужчиной на свете. И Зоя спрашивала себя, как она могла перепутать его с Джоном.
Да, думала она, неуверенно ступая по качающемуся полу, их нельзя спутать. Уинн по характеру сорванец, озорник. Взять хотя бы то, как он влияет на нее.
Он заставлял ее сердце вытворять жуткие вещи…
Делать сальто, как цирковая собачка. Агонизировать в страшных муках, как у подростка, встретившего первую любовь. Биться так сильно, будто оно готово взорваться в груди.
Все в нем привлекало ее. Походка. Ямочки на щеках. Мягкое поддразнивание и смех. Легкость и строгость при отдаче приказов команде. Чувство собственного достоинства.
И его низкий голос, такой же черный, как бархатная повязка и лакричная глубина его глаза. Даже во мраке ночи его голос возбуждал в ней желание и зажигал в душе огонь.
Он управлял ее сердцем, заставляя идти на безумства. Уинн делал невозможное возможным, достигая этого лишь благодаря тому, кем и чем он был. Просто тем, что был Уинном.
Зоя села на табуретку и поставила котелок на пол между ног. Разрезав бинты, она сняла повязку с колена Тюркотта. Слава Богу, опухоль спала, а раны, нанесенные веревками, были чистыми, но икра гноилась. Маккэрн ампутирует ему ногу при малейших признаках гангрены.
«Он лишится либо ноги, либо жизни. Либо и того, и другого».
Маккэрн четко это сформулировал.
Несправедливо, думала Зоя, что жизнь так жестока. Тюркотт так молод, совсем юноша. Именно его Уинн инструктировал, как лазать по вантам, и именно его ранило во время сражения.
Зоя вспомнила, как его нога запуталась в канатах и он повис на вантах, а его кровь капала на палубу. Он вытерпел такие муки… Она представила, как этот Тюркотт, сломленный и физически, и духовно, неспособный вновь взобраться по вантам, возвращается домой к молодой жене. «Но может быть и хуже, — сказала себе Зоя. — Его тело может исчезнуть в холодных морских водах так же, как тело старого моряка».
Зоя намочила марлю сначала в горячей воде, потом в жидкости из баночки. Это должно помочь, у нее больше ничего нет, кроме антисептического геля для лица и антибиотиков для ушей. Каждый раз во время полета у нее закладывало уши, а после этого начинался насморк.
Можно быть уверенной, что она не скоро вновь сядет в кресло самолета.
Зоя тщательно промыла рану, наложила толстый слой крема и забинтовала прокипяченными бинтами. Порывшись в кармане, она достала капсулу, высыпала ее содержимое Тюркотту на язык, а затем влила ему в рот немного воды, помня о том, что человеку, который находится без сознания, грозит обезвоживание организма.
Она убрала с лица юноши темную прядь, моля Бога, чтобы настал день, когда эти волосы засеребрятся сединой точно так же, как у ее Уинна.


— Между прочим, ты не ошиблась.
— Опять повторяется то же самое. Слишком уж часто, — пробормотала Зоя, недовольная тем, что ее разбудили столь загадочным заявлением. — Так я не ошиблась в чем?
— В том, что я большой поклонник твоей задницы.
Зоя тут же проснулась и открыла глаза.
— Я не знала, что ты подслушиваешь.
— Я не только подслушал, но и согласился с тобой, — ответил Уинн, довольно усмехнувшись.
Зоя почувствовала, как приятно потянуло внизу живота. Ее всегда удивляло, что низкий и грубый голос Уинна окутывает ее, словно бархат. Как его голос отличается от ровного и мягкого голоса Джона, никогда не вызывавшего у нее подобных ощущений.
И как приятно слушать Уинна после постоянных воплей Энгуса Маккэрна…
Зоя резко приподнялась на локтях. Через ставни пробивался яркий солнечный свет. Который час? Вчера поздно ночью она ушла из лазарета, чтобы немного отдохнуть. Она не собиралась спать так долго. Зоя откинула одеяло и попыталась сесть, но сильные и в тоже время нежные руки прижали ее к постели.
— Полегче, Принцесса. Что за спешка?
— Я опоздала в лазарет, Медведь будет ругаться. Ты же знаешь, какой он вспыльчивый. — Она опять пыталась встать, но Уинн словно пригвоздил ее к койке. — Отпусти меня, Уинн. Мне надо одеться.
— И испортить великолепную картину, которую ты собой являешь?
Зоя посмотрела на сбившуюся ночную сорочку и увидела, что один розовый сосок пробил себе дорогу наружу. Уинн же лукаво улыбался. У Зои в груди запорхали бабочки. Она принялась оправлять сорочку, но Уинн остановил ее, схватив за руки.
— Не надо, Принцесса. Ты мне нравишься в таком виде.
— Но Маккэрн…
— Но Маккэрн ничего. Именно Медведь приказал тебе отдохнуть. — Некоторое время Уинн сдерживался, прежде чем рассмеяться. — Я просто выполнил приказ нашего мясника.
Зоя вспыхнула: она так сожалела о вырвавшихся словах. Маккэрн был хоть и резким, но знающим человеком и опытным врачом. Она поняла это, когда увидела, как он ухаживает за больными. Он делал все возможное, просто медицина девятнадцатого века оставляла желать много лучшего. Даже незначительная ранка могла привести к смертельному исходу несмотря на старания врача.
Зоя содрогнулась, когда осознала, что осталась жива после ранения только благодаря Уинну и счастливому стечению обстоятельств.
Надо отдать Маккэрну должное: увидев результаты ее труда, он стал применять ее методы, причем гораздо успешнее. Он был достаточно гибким по характеру, чтобы принять новое. Люди, стремившиеся к знаниям, всегда вызывали у Зои уважение. По ее мнению, это было чуть ли не главным проявлением ума. И именно этого не хватало Джону.
Нет, Маккэрн оказался не таким, каким она представляла его в начале. Ни в коей мере. Довольно скоро она отметила, что он с потрясающей точностью накладывает швы и лечит людей, применяя все возможные средства. Несколько дней назад между ними установилось нечто вроде перемирия. У нее даже возникло подозрение, что Медведь относится к ней с большой долей симпатии.
— Неужели ты действительно пришла за этим? — прервал ее размышления Уинн.
— Гм?
— Эй, Зоя, ты где-то бродишь в мыслях. Надеюсь, ты отказываешься от едких замечаний, которые ты бросала в лицо нашему дорогому доктору при вашей первой встрече? — Уинн опустил руки Зои и провел пальцами по ее теплой щеке.
— Так за чем же я пришла? — поинтересовалась она.
— Неужели ты действительно охотилась за латуком
type="note" l:href="#FbAutId_5">[5]
в лазарете?
Зоя закатила глаза.
— За салатом, Уинн. Я искала, где дают салат.
— Ах, салат. Прошу прощения. Это меняет дело…
— Все получилось из-за уксуса. Он испарялся с моей повязки, и я вдыхала его аромат. Откуда я могла знать, что Маккэрн использует его для дезинфекции? — Уинн от души расхохотался. Зоя не обратила внимания на его смех, решившись задать вопрос, мучивший ее уже несколько дней. — Уинн?
— Ага, значит, теперь Уинн, а не Флинн. Тебе что-то от меня нужно, дорогая?
Зоя нахмурилась.
— Прекрати дразнить меня. Я говорю серьезно.
Что было очень нелегко, когда он прижимал ее к себе, а ее голова покоилась на набитой ватой подушке. Она отказалась от перьевой как только обнаружила, что насморк связан с аллергией на перья, а не с простудой.
Уинн приказал сделать новую подушку, а вату взять из тюков, захваченных у одного неудачливого английского купца. Зою согревало сознание, что он искренне любит свою новую родину. Воспоминание о его речи, сопровождавшей презентацию подушки, — о патриотизме в открытом море, — подсказало Зое вопрос:
— Где мы находимся?
Во взгляде Уинна мелькнуло беспокойство.
— Как где, в моей каюте.
— Я знаю. — Кажется, Уинн успокоился. — Но где?
Спокойствие Уинна длилось всего мгновение.
— На моем судне, естественно. — Он приложил ладонь к ее лбу. — Как ты себя чувствуешь, Принцесса?
Зоя откинула его руку.
— Я знаю, что мы на твоем судне, проклятье!
— Ты забыла добавить «Уинн».
Она не обратила внимания на его усмешку.
— А где, черт побери, находится твое судно? И не говори мне, что в море, иначе, клянусь, я тебе врежу.
— Мы в Атлантике, недалеко от северо-западного побережья Африки.
— А американская революция уже закончилась?
Уинн озадаченно посмотрел на нее.
— Зоя, ты лишилась памяти после падения на палубу?
Зоя попыталась вывернуться из-под его рук, но он был очень силен… и слишком настойчив. Он тщательно ощупал каждый дюйм ее головы.
— Можешь прекратить свои изыскания, Уинн. Там нет дырки, через которую вытекли мои мозги, и моя память в полном порядке. — Несмотря на то что ей удалось остановить его, она сожалела о том, что больше не ощущает его нежных прикосновений. — Просто ответь на мой вопрос, Уинн-Проклятье, пока у меня от тебя не поехала крыша. Почему британские корабли стреляли в нас?
Очевидно, ее манера поведения успокоила Уинна. Морщины на лбу исчезли, а руки вновь принялись гладить ее по голове, время от времени спускаясь на шею и плечи и даже еще ниже.
— Потому, дорогая Зоя, — он приподнялся и начал целовать ее. Это так подействовало на Зою, что ей пришлось собрать всю свою волю, чтобы сосредоточиться на его ответе, — потому, что мы воюем с матерью-Англией. С тысяча восемьсот двенадцатого года. Всеобщая мобилизация и все такое. Помнишь?
Естественно, она помнила. Даже несмотря на то, что по истории имела средние оценки.
— А какой сейчас год? — поинтересовалась она.
Ей обязательно нужно было знать это. Но в следующую секунду, когда губы Уинна сжали ее сосок, она обнаружила, что ей нужно еще кое-что.
— Тысяча восемьсот четырнадцатый, — пробормотал он.
Зоя успокоилась.
— Спасибо, Уинн.
— Еще рано благодарить меня, Принцесса. Я только начал.
Уинн действительно только начал. Поласкав губами другой сосок, он коснулся его языком. Его тело вплотную прижималось к телу Зои, а восставшая плоть разжигала в ней желание.
Уинн вел языком по ее животу, приближаясь к заветной цели. Зоя, словно протестуя, сжала колени, но тут же раскинула их, отдавшись в его власть. Спустя несколько мгновений Уинн поднял голову и пристально посмотрел на Зою. В его темном и бездонном, как ночь, глазу пылала страсть. Когда он заговорил, звук его бархатного низкого голоса вызвал в теле Зои трепет.
— Ты не представляешь, Принцесса, как давно я хотел взять тебя таким образом.
— Так же давно, как я мечтала о том, чтобы ты взял меня таким образом, — ответила Зоя.
— Дольше, — прошептал Уинн. — Гораздо дольше, чем ты можешь представить. Столько же лет я искал тебя, Зоя!
И с этими словами дерзкий пират возобновил свои ласки, которые пронзали Зою насквозь, вознося ее до заоблачных высот. Уинн заставлял ее стонать, вскрикивать и дрожать от вожделения.
Распалял ее легкими прикосновениями языка.
Чувственным поглаживанием пальцев…
Зоя взлетала ввысь, туда, где мерцают звезды и открываются врата рая. Уже приближаясь к вершине, она услышала, как небеса разверзлись и прогремел гром.
— О Господи, как фейерверк, — простона ла она.
Она извивалась, впервые переживая столь сильные эмоции. Опять прогремел гром, да так близко, что она немедленно спустилась на землю.
Уинн оторвался от нее и вскочил. На его лице отражались гнев и сожаление. Зоя изумленно уставилась на него, не понимая, почему он встал. Внезапно раздался треск, и судно содрогнулось до самого основания.
— Мне очень жаль, Принцесса. Мне очень жаль. — Уинн накрыл ее одеялом. — Кажется, нас атакуют.
— Черт!
— Это слово наилучшим образом отражает ситуацию. Неудивительно, что оно тебе так нравится. — Он погладил ее по голове. — А теперь прошу простить меня, мне нужно заняться судном.
Зоя кивнула. То, что она чувствовала, трудно было назвать разочарованием. Скорее это было опустошение. Уинн торопливо застегнул рубашку, поправил брюки. Не вызывало сомнения, что в мыслях он уже на палубе.
— Я пришлю к тебе Адама. Спускайтесь к Маккэрну: он присмотрит за вами. Я не хочу, чтобы ты выходила наружу, пока я не разрешу. — Он многозначительно посмотрел на нее. — Ты поняла, Зоя?
Она все понимала. Это приказ человека, который известен как очень строгий командир. А еще она поняла: тем, что с первого мгновения их отношения строились на откровенности, Уинн оказал ей большое доверие.
Зоя опять кивнула. Удовлетворенный, Уинн направился к двери и, взявшись за ручку, повернулся к ней.
— Фейерверк, Принцесса?
Она покраснела.
— Просто такое выражение. Наверное, я преувеличила.
Уинн продолжал пристально смотреть на нее.
— Надеюсь доказать, что ты ошиблась. И очень скоро. — Он лукаво улыбнулся. — Обещаю тебе фейерверк, Зоя. В этом можешь не сомневаться, — добавил он и вышел.


— Эй, на мачте! Поднять все паруса и залить их водой! Вы, внизу… сбросьте весь груз за борт. Мы вынуждены заплатить свою цену морю, но не волнуйтесь, ребята, впереди нас ждет богатый улов. — Уинн спрыгнул с нижнего выбленочного троса на ют и огляделся по сторонам.
Удачный выстрел судна, находившегося в миле от них, пробил корпус ниже ватерлинии, в результате чего образовалась брешь в два фута. Корабль наполнялся водой, как губка, несмотря на старания плотников заделать дыру. Уинн не сомневался, что они справятся со своей задачей, вопрос только когда.
Английское судно успело развернуться и теперь стремительно преследовало их. Два других корабля шли в некотором отдалении. Да, «Ворону» не повезло.
Вообще-то у массивного линейного корабля нет шансов догнать фрегат. Уинн знал свое судно как себя самого. Оно в два счета обставит любое судно мира. Но с пробоиной в днище оно потеряло скорость. Они должны уйти от негодяев, чего бы это им ни стоило.
Мешки и бочонки, плававшие в воде, отмечали пройденный путь: матросы выбрасывали так тяжело доставшуюся добычу — товар, отнятый у нескольких английских купцов, — за борт. Они теряли кучу денег, но все понимали, что останутся в живых только в том случае, если им удастся оторваться от преследователей. В море плавает достаточно жирных купчишек, чтобы пополнить трюмы.
Громкий хлопок парусов привлек внимание Уинна. Вода сотворила чудо: ветер больше не продувал ткань насквозь. Паруса надулись, и «Ворон» гордо полетел вперед вместе с ветром, оставляя преследователей позади.
Когда противник превратился в едва заметную точку на горизонте, Уинн спустился вниз. Услышав, как кто-то стучит в дверь трюма с обратной стороны, он похолодел. Отодвинув щеколду, он распахнул тяжелую дверь. Скрип петель болезненно отдался у него в голове.
— Что, черт побери, здесь происходит? — заорал он, испугавшись, что случилось непоправимое.
Замерзшие, дрожащие, перед ним стояли Зоя и Адам с обломками досок в руках. В ответ на грозный взгляд Уинна Зоя отважилась робко улыбнуться.
— Адам показывал мне, как убить крысу. — Ее рука, все еще сжимавшая обломок, медленно поползла вниз. И вдруг Зоя в сердцах швырнула доску на пол. — Проклятье, я упустила ее!
— Не беспокойтесь, Принцесса. У вас будет достаточно времени, чтобы попрактиковаться. — Адам похлопал ее по руке. — Старайтесь не выкручивать запястье.
— Адам! — Строгий голос Уинна заставил мальчика вздрогнуть. — Где ты научился убивать крыс? Я дал особые указания крысоловам не впускать тебя в трюм. — Уинн свел брови. Мальчик совсем крошечный, малыш, ему всего шесть лет. Его нельзя подпускать к крысам, они загрызут его.
Адам замотал головой.
— Крысоловы ничему меня не учили, сэр. Когда я был маленьким, то работал крысоловом на угольной шахте.
Зоя ахнула. Уинн опустился перед мальчиком на корточки и потрепал его по голове. Адам так похож на Зою, он вполне мог бы быть ее сыном. Сожаление сжало сердце Уинна. Как бы ни развивались их с Зоей отношения, он никогда не сможет дать ей детей.
Кроме Адама.
Мальчик стал для него сыном. Он гораздо дороже для него, чем все награбленное добро, он любит его сильнее, чем море. Лишь Зое он позволил отодвинуть малыша на второй план, и лишь из-за его естественной потребности в женщине.
Уинн взял мальчика за руку и прижал к себе. Какой он жизнерадостный, он выглядит сильным и здоровым и совсем не похож на того голодного беспризорника из канавы, такого же одинокого, как он сам.
Воспоминания терзали душу Уинна.
Он распахнул объятия, и мальчик прижался к нему. Посмотрев поверх его головы, Уинн поймал взгляд Зои. Слезы на ее ресницах казались в свете лампы серебряными.
Уинн отвел в сторону одну руку, приглашая ее присоединиться к их родственному объятию. Продолжая прижиматься друг к другу, они покинули мрак трюма и поднялись наверх, к свежему воздуху и теплым золотистым лучам солнца.


Зое хотелось спрятать лицо у него на груди.
Ей хотелось провести рукой по выпуклым мышцам, проверить их на упругость.
Черт! Кого она дурачит?
Ей хотелось опрокинуть его на палубу и ласкать, ласкать… Ну и фантазии, подумала она. Кажется, это так и останется лишь фантазией: кто отважится на такое, если за тобой наблюдает вся команда?
Зоя оглядела палубу. Здесь народу больше, чем на Гранд-Сентрал-стейшн в час пик. Куда ни глянь — везде загорелые тела с татуировками. Их больше трехсот на верхней палубе, несмотря на то что часть команды работает на нижней. Она знала, сколько их. Она их сосчитала.
Пять раз…
Пока сидела и фантазировала о том, что будет вытворять с Уинном.
Довольно эффективный способ успокоить разыгравшееся воображение. Более действенный, чем считать овец, заключила она. Горячее дыхание ударило ей в нос в то же мгновение, когда шершавый язык прошелся по ее щеке.
Лучше считать что угодно, чем козлов.
Зоя оттолкнула своего мучителя, но животное вернулось.
— Сидеть! — строго приказала она, указав перед собой.
О Боже, он сел. Ничего себе! Ее желудок взбунтовался. Если она не отодвинется от этой зверюги, то очень скоро лишится съеденного обеда.
Зоя отвернулась от радостной мохнатой физиономии и увидела, что Уинн с улыбкой наблюдает за ней.
— Ты нравишься ей, Принцесса. — Он имел наглость подмигнуть!
— Ей? Я решила, что это «он», судя по тому, как он домогается меня. Такой же, как все мужчины. — Зоя отклонилась в сторону, чтобы подышать свежим воздухом, и Уинн засмеялся низким рокочущим смехом, который так приятно действовал на нее.
Как он красив! Ветер треплет его черные волосы, солнце ласкает кожу. Мышцы красиво перекатываются под рубашкой, когда он поворачивает штурвал. Она увидела на его лице самодовольную ухмылку, и поняла, что он прочитал ее мысли.
— А что тебе нужно от вонючей козы? — спросила Зоя. — Неужели козлятина стала деликатесом на ферме старика Макдональда?
Вот так-то. Она тоже умеет менять тему разговора. К несчастью, коза догадалась, о чем пошла речь, так как выразила протест, лизнув Зою в губы.
Над морской гладью прокатился хохот Уинна. Сплюнув и вытерев губы рукавом, Зоя бросила на него уничтожающий взгляд. Он замолчал, но ямочка так и осталась на щеке, а уголки губ поползли вверх, что делало его еще привлекательнее.
Подоспевший Адам занялся козой, чтобы отвлечь ее внимание.
— Она хорошая девочка, — заявил он Зое. — И она дает молоко для кофе, который пьет капитан. Ее надо холить и лелеять, так капитан говорит.
Холить и лелеять?
Неужели коза нуждается в этом?
Вполне возможно, решила Зоя. Каждый нуждается в заботе. Слишком давно она не видела ни от кого заботы, а напротив, заботилась обо всех сама. Она посмотрела на животное по-иному, спрашивая себя, а можно ли как-то убрать этот жуткий запах из пасти? Если взять зубную щетку…
Зою передернуло.
Нет, не пойдет. Стоило ей представить, как она чистит козе зубы, ее начинало тошнить. Может, дезодорант для рта?
Довольная своей сообразительностью и находчивостью, Зоя привалилась спиной к тюку с сеном. Палуба действительно напоминает зверинец, хотя большинство обитателей сосредоточены на полубаке. Удивительно, как быстро она освоилась с новыми терминами, скоро она почувствует себя полноправным членом команды.
Зоя подняла голову и посмотрела на матросов, работавших на реях. Нет, решила она. V нее нет желания стать членом команды. Работа тяжелая, и ей не видно конца. Как они ухитряются оставаться дееспособными, когда спят по четыре часа в сутки? Она бы свалилась на второй день.
Убаюканная качкой и успокоенная таблетками от морской болезни, Зоя закрыла глаза. Хорошо, что она не забыла надеть солнцезащитный козырек и бейсбольную кепку, а то обгорела бы под жаркими лучами. Но без витаминных кремов ее кожа и так скоро высохнет и покроется морщинами.
Должно быть, у нее жуткий вид.
Несправедливо, что у женщин морщины свидетельствуют о возрасте, а у мужчины — о твердом характере. Она несколько недель не смотрела на себя в зеркало, довольствовалась холодной водой при умывании и радовалась любой возможности вымыть голову.
Подобные мелочи, незаметные в ее прежней жизни, приобрели сейчас особую важность.
Да и что она могла сделать со своей внешностью? Из страха превысить допустимый для ручной клади вес, она взяла с собой минимум косметики. Отправляясь в путешествие, она всегда брала с собой массу вещей на экстренный случай. Последнее путешествие не было исключением. Если бы она не принялась избавляться от излишков веса, ее сумка весила бы две тонны вместо одной. А то, что она захватила с собой, уже подошло к концу.
Хотя это не имело значения. Она не принадлежала к тем женщинам, кто одержим своей внешностью. Ее вполне устраивало, как она выглядит, поскольку она не смотрела на себя. А вот тех, кто смотрел на нее, в частности Уинна, ей было искренне жаль.
Зоя вздрогнула.
Впервые ей захотелось быть писаной красавицей, во всяком случае с его точки зрения. Ведь Уинн являлся образцом мужчины, ниспосланным ей богами. Она повернула голову и принялась разглядывать предмет своих размышлений и желаний.
— В чем проблема, Принцесса? — поинтересовался предмет.
— Пытаюсь определить, с какой скоростью вы старитесь на борту корабля, — пробормотала она, не решаясь скрыть от него свои мысли и в то же время надеясь, что он не услышит. — Я чувствую себя такой же старой, как потерпевшие крушение на «Надежде».
— На «Надежде»? Никогда об этом не слышал.
«Конечно, не слышал, — подумала Зоя. — Ведь это произошло в конце девятнадцатого века».
Она покачала головой, не готовая объявить об этом Уинну.
— Не обращай внимания!
Спустя некоторое время Уинн попросил Лича сменить его у штурвала. Зоя с улыбкой смотрела на молодого человека. Он так горяч, так полон жизни. К сожалению, его нетерпеливость заставляет ее чувствовать себя старухой.
Наверное, у нее сегодня плохой день. Опять что-то с гормонами. На нее упала тень, и она увидела перед собой Уинна. Заходящее солнце образовывало вокруг его головы нимб. Присев на корточки, он погладил ее по щеке.
— Почему такая печальная, Принцесса? — Он расположился рядом с Зоей и привалился к тюку.
— Просто чувствую себя старой. Такое случается в моем возрасте. — Зоя надвинула на глаза кепку, не менее Уинна удивленная своим угнетенным состоянием.
— Глупости. — Уинн сдвинул кепку ей на затылок, взял ее за подбородок и повернул к себе. Зоя не открывала глаза, чувствуя себя уязвимой под его взглядом. — Принцесса, ты восхитительна.
— Это не то, что я с гордостью повторила бы своим искушенным друзьям.
— Искушенным? Ты имеешь в виду стариков с лошадиными мордами и длинными зубами? — Зоя приоткрыла глаза и увидела, что Уинн вздернул подбородок и выпятил челюсть. Он так верно изобразил большинство из тех, кого она и Джон считали своими друзьями, что Зоя не смогла удержаться от смеха. Уинн тоже улыбнулся. — Или бледнолицых дамочек, которые кажутся бескровными?
Зоя открыла глаза и изучающе взглянула на Уинна. Внезапно ей безумно захотелось прикоснуться к нему. Конечно, ей хорошо с ним только потому, что он очень похож на Джона. Ведь она прожила с Джонатаном целых шестнадцать лет. Это большой срок.
Схожи они с Джоном или нет, но Зоя не могла не признать, что между ней и Уинном существует нечто еще, кроме обычной совместимости характеров. Да, Джон и Уинн похожи. Но Уинн спокоен, он пребывает в мире с самим собой. А вот Джон нет. Уинн смелее. В нем кипит жизнь.
Ее глаза и сердце подсказывали, что он к тому же потрясающе красив.
Зоя никогда не чувствовала себя столь связанной с мужчиной. Она испытывала те же чувства, что и он. Ничего подобного не было, когда она жила с Джоном, несмотря на длительное замужество. Между ней и Уинном протянулась невидимая нить — такая связь устанавливается только между душами, которые созданы друг для друга.
Их личностные качества дополняли друг друга. Как будто каждый из них был половинкой мозаики, а вместе они образовывали одно целое. Как будто они пронесли это единение через века.
Она знала Джонатана половину своей жизни.
А Уинна знала всегда.
Зоя почувствовала, как Уинн гладит ее по щеке, и повернулась к нему. Каждый шрам, каждая морщина на бронзовом от загара лице были дороги ей. В его взгляде отражались бесконечные любовь и нежность.
Она молчала, и Уинн улыбнулся ей.
— Мне очень нравятся румяные щеки и веснушки, Принцесса, — заявил он.
О Господи, все гораздо хуже, чем она предполагала.
Веснушки и румянец пропали с ее лица еще в детстве.
— А твои волосы… — продолжал Уинн.
Волосы? Зоя застонала. Она покрасилась перед самым отлетом. Наверное, сейчас краска смылась и наружу полезла седина.
Румяные щеки, веснушки и седые волосы.
Жуткое зрелище.
Уинн провел рукой по ее светлым волосам.
— Серебро с позолотой, — глухо произнес он. — Луна и солнце, дополненные сиянием звезд.
Зоя выпрямилась, зачарованная проникновенными интонациями в его голосе. Романтическими образами, вызванными к жизни его голосом. Его слова нарисовали прекрасную поэтическую картину.
Но ее влекла к нему вовсе не его способность красочно выражать свои мысли. На нее действовали сила, нескрываемое желание и нежность, звучавшие в его словах. Ощущение, что он действительно любит ее независимо от ее внешности.
И этим, подумала Зоя, он привязывает ее к себе сильнее, чем веревками, цепями, это удерживает ее надежнее, чем любые замки.
Что-то произошло с ними, пока они не отрываясь смотрели друг на друга. Что-то, перед чем тускнели все эмоции, когда-либо испытанные Зоей. Соединение. Завершенность.
Прибытие туда, куда всю жизнь стремишься.
Они нашли сокровище, спрятанное в глубине их сердец, — первые ростки любви.
Уинн прикрыл глаз, в котором горела страсть, и наклонился к Зое. Не в силах сопротивляться могущественной силе, направлявшей ее, Зоя тоже потянулась к нему.
Уинн потерся, губами о ее губы. Какие же они мягкие! Зою словно пронзило током, сладкая боль стрелой пронзила тело. Прикосновение его губ воспламенило ее кровь.
Его язык властно раздвинул ее губы и проник в рот. Поцелуи Уинна стали настойчивее, в каждом его движении сквозило стремление утвердить свое право на нее.
Зоя понимала, что они сидят на палубе на виду у всей команды. Однако сейчас ее почему-то совсем это не заботило. Ею владели искренние и благородные чувства, так пусть все видят, что она испытывает!
Зоя взяла его лицо в ладони, догадываясь, что Уинн впервые в своей нелегкой жизни столкнулся с проявлением нежности по отношению к себе. Ну как она может покинуть его? Ведь ей придется покинуть его, если она когда-нибудь найдет путь в свой мир.
Последнее время она плыла по течению, отдаваясь на волю тех сил, которые пронесли ее сквозь время, точно так же, как лишний груз, выброшенный командой «Ворона» в критический момент. Она старалась не думать о своем положении, не имея ни малейшего представления о том, как изменить ход событий. И все же в глубине души она знала, что принадлежит будущему.
Жаль, в ней столько нерастраченных чувств, которые гораздо глубже страсти и которые поднимают страсть на высший уровень. Она думала, что давно лишилась этих чувств, а оказалось, что они затаились в дальнем уголке ее сердца. Ей так бы хотелось разделить их с Уинном.
Да, сказала себе Зоя, она предложила бы ему все, что у нее есть. И дала бы ему все, на что способна.
Зоя прижалась к Уинну, как бы стремясь слиться с ним. Их языки ласкали друг друга, ее руки перебирали его волосы. Тела налились жаром, желание накрыло их мощной волной.
У Зои стучало в висках. Внезапно это звук был заглушён хлопаньем крыльев, и над ее головой раздалось громкое карканье.
Карканье?
Зоя почувствовала на своей щеке перья, опять громкое карканье оскорбило ее слух. Она отодвинулась от чертыхающегося Уинна и увидела, что у него на плече сидит огромная черная ворона и наблюдает за ней глазами-бусинками.
Ворона наклонила голову, продолжая следить за Зоей, которой показалось, что птица изучает ее. Оценивает. Причем во взгляде вороны не было никакой враждебности, лишь любопытство. Зою вообще поразил ее осмысленный взгляд. Она нервно поежилась, не желая стать предметом изучения вороны.
Наверное, она сходит с ума.
Уинн дернул плечом, чтобы прогнать этого гиганта: птица весила гораздо больше, чем сумка Зои. Но ворона осталась сидеть, крепко уцепившись лапами за его плечо.
Зоя рассмеялась, когда Уинн опять чертыхнулся. На его лице было написано возмущение.
— Итак, ты обнаружил свое присутствие, старый бездельник. В чем дело, Ворон? Потерял свою подругу?
Птица качнула головой вверх-вниз, как бы отвечая на его вопрос. Теперь Зоя не сомневалась, что ее воображение вышло из повиновения. Откуда взялось это чудовище, размышляла она, оглядывая палубу.
И нашла ответ высоко наверху. На нок-рее бизань-мачты было свито гнездо, на строительство которого пошли ветки, веревки, сено и куски парусины. Да, такой необычной птице пристало иметь только такое необычное гнездо. Зоя ни разу не заметила его, да ей и в голову не приходило искать гнездо на реях.
Птица тоже посмотрела вверх, как бы проследив за ее взглядом. Зоя затрясла головой: да нет, это невозможно. Ворона принялась чистить перья, словно поняла, о чем подумала Зоя, и испытала гордость за свое жилище.
— Воронье гнездо, — проговорила Зоя, обрадованная тем, что у Уинна на щеках появились ямочки.
— Ну, в общем-то да.
Тяжело вздохнув и бросив на Зою тоскливый взгляд, Уинн подчинился настойчивым требованиям птицы и привалился к тюку с сеном.
— Любопытство присуще не только кошкам, — объяснил он. При упоминании кошки ворона вновь занялась своим туалетом. Зоя готова была поклясться, что она отлично понимает, о чем говорит Уинн. — Вороны так же любопытны, как проказливые дети. — Птица придвинулась к голове Уинна и принялась выдергивать у него волосы, словно выражая этим протест. — Ах ты, упрямое животное! — возмутился Уинн, сбрасывая с плеча обидчика. Ворона с бесстрастным видом устроилась на тюке с сеном. Создавалось впечатление, что птица довольна собой. Зоя вопросительно приподняла брови и посмотрела на Уинна.
— Я думала, пираты предпочитают попугаев.
— Так и есть, — подтвердил Уинн и замолчал.
— Ты не договорил, — напомнила ему Зоя, видя, что он не собирается продолжать.
Уинн вздохнул и с явной неохотой сказал:
— Я привел «Ворон» в один порт в тропиках. Когда команда вернулась из города, у каждого человека в руке была клетка с попугаем. Люди развлекались тем, что учили птиц всяким смачным выражениям. Представляешь, что это такое, когда триста попугаев повторяют фразу: «Капитан педераст!»? — Зоя прижала руку к губам, но так и не смогла сдержать смех. — Вот именно, — нахмурился Уинн. — И я запретил покупать этих чертовых птиц.
— А ворон? — спросила Зоя. — Я бы сказала, что это ворона.
Уинн сразу же расслабился и улыбнулся.
— Он и есть ворона, Принцесса. У нее было сломано крыло, когда Адам нашел ее и принес на судно. Он отдал птицу мне, заявив, что у корабля должен быть талисман, а у «Ворона» будет ворон. — Уинн с нежностью взглянул на мальчика, который заснул, положив голову на храпящую козу. Улыбка, осветившая его лицо, тронула Зою до глубины души. — У меня не хватило смелости разубедить его, — продол жал Уинн. Он посмотрел на Зою, ожидая от нее возражений, однако она молчала. — С точки зрения пирата, это все ненужные сантименты. Многие решили бы, что я проявляю излишнюю мягкость.
Зоя наблюдала, как различные чувства сменяются на лице Уинна. Он не скрывал эмоций, пряча их в потаенных уголках своей души, напротив, любой мог бы понять, что он испытывает.
Кроме того, Уинн не прятался от своих чувств и не отказывался принимать их. Однако временами они приводили его в замешательство. Как будто он считал, будто должен загнать их внутрь, но не мог.
Зоя погладила его по щеке. Он весь состоит из противоречий. Сила и мягкость, дисциплинированность и страстность. Потребовалась бы целая жизнь, чтобы изучить его всего.
Она заметила, что Уинн смотрит на Адама, и увидела в его взгляде беспредельную любовь. Это потрясло ее, и все сомнения насчет их отношений исчезли, унесенные теплым ветерком. Поздно что-либо предпринимать. Они с Уинном слишком крепко повязаны.
Резкая боль в голове заставила Зою вскрикнуть. Она повернулась, чтобы наказать наглую птицу, но Уинн уже пришел ей на помощь.
— Ах ты подлец, Ворон! — закричал он, и птица замахала сильными крыльями.
Она взлетела и покружила над ними, как бы бросая им вызов, а потом направилась к своему гнезду, гордо держа в клюве черную прядь волос Уинна и светлую Зои. Добравшись до гнезда, ворона уложила пряди на дно и издала победный вопль.
Уинн сердито покачал головой, а Зоя рассмеялась.
— Храпящие козы, птицы-воровки, доктор, похожий на медведя… О, Уинн, это настоящий зоопарк!
Уинн расхохотался, да так, что у него слезы брызнули из глаз.
— Ну, Принцесса, ты и повеселила меня. Давно я так не смеялся.
Он наклонился к ней и слизнул одну слезинку. Ее дыхание сразу участилось. Она прижалась к нему щекой, но прежде чем она успела заговорить, перед Уинном появился юнга лет на пять старше Адама и протянул поднос.
— Кок говорит «поздравляю» вам и вашей даме.
Юнга передал поднос Уинну, поклонился и ушел. Уинн приподнял край белой салфетки.
— И что же у нас есть, Принцесса?
На глиняном блюде была целая гора имбирного печенья, так любимого Зоей. Ее рот тут же наполнился слюной, а в животе заурчало. Лишь вчера она дала коку рецепт.
— Божественная пища, — ответила она и взяла печенье.
Уинн усмехнулся.
— Хочешь кофе, дорогая? — Зоя энергично кивнула, и он наполнил ее чашку. — Молока? Сахара? — спросил он, подчеркивая то, что ему удалось отобрать экзотический сахарный тростник у английского купца, который на свое несчастье встретился в открытом море с «Вороном».
Зоя взяла чашку и принялась дуть на обжигающий напиток. Его аромат давно щекотал ей ноздри, каждый раз, когда Уинну приносили кофе в каюту, и довел до того, что она решила отказаться от чая, которому всегда отдавала предпочтение. Первый глоток показал, что напиток стоил ее страданий. Только отпив еще немного, она обратила внимание, что на подносе остались две чашки, а не одна, для Уинна, и с удивлением спросила себя, кому же предназначена третья.
Одну из чашек взял Уинн и налил себе кофе. В третью чашку он вылил остатки молока и поставил возле себя на палубу.
Они довольно долго в полном молчании сидели и наслаждались кофе, прежде чем Зоя сообразила, что молоко предназначалось Адаму. Она по-новому взглянула на Уинна: коза давала молоко, но вовсе не для капитанского кофе.
«Ненужные сантименты», сказал бы Уинн.
Она бы назвала это любовью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пират - Блок Нэнси



На редкость потрясающая книга! Давно не читала такой интересной, доброй и захватывающей истории. Советую ее всем-всем-всем))
Пират - Блок НэнсиАнастасия
18.11.2011, 2.30





Спокойная ,добрая книга . Можно читать .
Пират - Блок НэнсиМарина
18.11.2011, 19.41





что то похожее по сюжету уже было только про викингов.если сравнивать то пират проиграл викингу.а так ничего читать можно
Пират - Блок Нэнсигалина
18.02.2012, 14.37





интересный роман
Пират - Блок НэнсиМарго
24.07.2012, 20.08





Интересный роман, с хорошим чувством юмора, советую почитать.
Пират - Блок НэнсиЮля
23.10.2012, 6.31





книга интересная, читается легко, советую читать
Пират - Блок Нэнсигалина
12.03.2013, 17.14





Есть конечно некоторые странности в романе, но на мой вкус очень даже хорошо. Немного затянуто местами, но куда без этого? =)
Пират - Блок НэнсиЛенок
19.04.2013, 8.46





Фигня
Пират - Блок НэнсиОлей
19.04.2013, 12.09





Скучно, тупо
Пират - Блок НэнсиМарго
8.08.2013, 11.29





Скучнее и тупее книги не читала' осилила с трудом, очень жаль потраченного времени
Пират - Блок Нэнсиnatalia
28.12.2013, 21.58





Жаль, что она с Карлсоном не познакомилась - он тоже был мужчина в самом расцвете сил
Пират - Блок НэнсиДарья
4.03.2014, 11.34





Мне очень понравилась
Пират - Блок НэнсиАнна
13.05.2014, 13.08





Скучно. Не дочитала
Пират - Блок НэнсиВера
27.07.2015, 8.42





Пишу отзыв первый раз, хотя на этом сайте перечитала уже много книг. Это просто нудный роман ни о чем. Я смогла осилить 7 глав. И то все ожидала какой-то интриги. Не советую никому. Жаль потраченного времени
Пират - Блок НэнсиИрина
10.05.2016, 19.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100