Читать онлайн Поцелуй возлюбленного, автора - Блейни Мэри, Раздел - Глава 38 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй возлюбленного - Блейни Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй возлюбленного - Блейни Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй возлюбленного - Блейни Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейни Мэри

Поцелуй возлюбленного

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 38

Оливия шла к домику привратника, стараясь ступать как можно спокойнее. Спускались сумерки.
Ее стук в дверь был негромким, но и не робким, и когда ответа не последовало, Оливия постучала снова. Наконец Майкл открыл дверь, увидел ее и отвернулся. Он не пригласил ее внутрь, но и не закрыл перед ней дверь.
– Скажите, что хотели сказать, и уходите.
Голос его прозвучал скорее устало, чем сердито, и в нем не было раздражения, как у Лина. Это из-за того, решила Оливия, что он не хотел ущемить ее чувства.
Оливия последовала за Майклом в комнату и взяла его за руку, чтобы подтолкнуть к креслу. Он кивком указал ей на кресло напротив.
Было немного обидно, что он отверг это проявление нежности с ее стороны, но Оливия не собиралась отвлекаться отдели своего прихода. Она села напротив и сложила руки на коленях.
– Я знаю, вы думаете, что я пережила страшную травму во время похищения, и боитесь, что, если вы займетесь со мной любовью, я вообще пропаду.
Майкл закатил глаза, словно они обсуждали эту тему уже сотню раз.
– В этом есть доля правды, миледи, хотя то, как вы излагаете суть, носит скорее театральный характер.
– Ладно. Давайте выразим это иначе. Вы не считаете, что я веду себя разумно. Уже лучше.
– Это правда. – Она уронила голову на руки. – У меня было время подумать об этом сегодня днем, когда я находилась в вашей кровати и ожидала вашего прихода.
Майкл приложил тряпку к ранке на щеке и поморщился. Оливия постаралась не позволить сочувствию взять верх.
– Майкл, заняться любовью с вами и с теми мужчинами, чего я боялась, – это такая же разница, как накормить кого-то и отравить. Действие одно и то же, но между ними нет ничего общего.
Он положил тряпку и поднял перевязанную руку, чтобы прикрыть пораненную щеку.
– Кроме того, они ничего со мной не сделали и исчезли. Я сама спаслась.
Он покачал головой, даже без слов было понятно, что это его не убеждает.
– Почему никто не верит, что я могу сама о себе позаботиться, даже в такой ситуации? Там не было брата, который мог спасти меня. Я сама это сделала. И я делаю так всю свою жизнь. Вы думаете, это так легко – иметь четырех старших братьев? Думаете, так легко провести сезон в Лондоне, когда меня запросто принимают за молочницу? Думаете, легко дочери герцога завоевать место на кухне? Думаете, так легко любить кого-то, кто думает, что я слишком испорченная, чтобы знать, чего я хочу?
– Я не думаю, что вы испорченная.
Оливия подняла руку, чтобы приостановить его протест, и продолжила:
– Майкл, есть только одно общее между вами и похитителями. Вы мужчина.
– Я не желаю вашей любви. И хочу, чтобы вы это поняли. – Он встал из-за стола так резко, что тот сдвинулся. – Кроме того, вы испытываете вовсе нелюбовь. Это благодарность.
– Я знаю разницу.
Но прежде чем Оливия успела развить свою мысль, Майкл продолжил:
– Для меня спасение вашей жизни было первым шагом к тому, чтобы искупить те неверные деяния, которые я совершил. Их так много, что даже если я доживу до ста лет и буду совершать только добрые дела, я не успею это сделать.
Она встала.
– Вы пытаетесь заставить меня подумать о вас плохо? Это невозможно.
Майкл подошел к ней поближе. Взяв ее за плечи, он заглянул ей в глаза. Оливия была уверена, что они полны слез и безобразны. Но это не имело значения, если он смог заглянуть в глубины ее сердца.
– Если бы я хотел, чтобы вы думали обо мне плохо, я рассказал бы, как держал у горла ребенка нож, чтобы его мать рассказала мне то, что нужно было знать.
Оливия не хотела слушать это. Она попробовала закрыть уши ладонями, но Майкл продолжал держать ее за плечи.
– Я рассказываю сейчас правду, чтобы вытеснить ложь, которой жил в течение пяти лет. Я убивал людей, чтобы они меня не предали, я спал с женщинами, чтобы выяснить то, что они знали, я использовал это против тех, кого они любили.
Это напугало ее. Он ее напугал. Такого прошлого она не могла даже вообразить. Это был не тот человек, которого она знала.
– Но вы сожалеете об этой лжи и обманах?
– Сожалею? Нет, не сожалею. – Он отпустил ее и засмеялся, словно это был самый глупый вопрос, какой он когда-либо слышал. – Я хотел, чтобы Наполеон был разбит. Я хотел отомстить за жизни людей, которые погибли, служа Господу и королю. Моим искусством было умение лгать, и я использовал его в силу данных мне Господом Богом способностей.
Он взял пораненной рукой бутылку бренди со стола и передал ее Оливии.
– Вы жили спокойной жизнью, Оливия. Не все вопросы можно решить с помощью куриного супа, каким бы совершенным ни был рецепт его приготовления.
– Перестаньте читать нравоучения. – Оливия надеялась, что он почувствовал гнев в ее голосе. Она не любила выходить из себя, но сейчас была опасно близка к этому.
– Если вы хотите высказать свою благодарность, свою любовь, – он произнес последнее слово как бы подчеркивая его несуразность, выскажите это и уходите.
– Разумеется, выскажу. – Если он думает, что сможет найти ответы в бутылке бренди, то глубоко ошибается.
Она взяла бутылку и бросила ее, целясь в стену возле двери. Оливия промахнулась, и бутылка разбилась, ударившись о дверь, сразу запахло бренди.
Он поднес перевязанную руку к голове и негромко чертыхнулся.
– Довольно, Майкл Гаррет. Теперь вы будете слушать меня.
Оливия ткнула в него указательным пальцем, и он отступил.
– Бренди никогда не сможет решить задачу. Я знаю это по своему собственному опыту. Моя гувернантка злоупотребляла бренди. Я называла ее Тилди. Полное имя ее Матильда Элдертон, она мать Энни. Я вам говорила об этом, помните?
Он кивнул.
– С молодых лет она давала мне понемножку, когда хотела, чтобы я заснула. Когда мне исполнилось двенадцать, она давала мне по столовой ложке каждый вечер перед ужином, чтобы я не нервничала, общаясь за столом со взрослыми.
Оливия отвернулась, чтобы Майкл не увидел слез в ее глазах при воспоминании об объятиях и советах Тилди, о ее постоянной уверенности, что «маленькая леди» будет очень красивой женщиной.
– Мои родители обнаружили это. Они учуяли исходящий от моих губ запах, а затем однажды ночью застали Тилди настолько пьяной, что это невозможно было отрицать.
– Это очень трогательно, миледи… – начал Майкл.
– Закройте рот и слушайте. Если вы хотите исключить меня из своей жизни, вы должны услышать то, что я вам скажу. Садитесь.
Она еще раз ткнула в него пальцем, и Майкл сел в кресло. Сейчас, когда он сидел, их глаза были почти на одном уровне.
– Разумеется, ее уволили. Ей дали немного денег, и через неделю она уехала. Энни осталась с нами. Когда я немного повзрослела, Джесс сказал мне, что Тилди упросила моих родителей оставить Энни, сделать из нее служанку. Они согласились. Энни и я долгое время ощущали себя потерянными. А потом ее послали в школу-интернат.
Оливия закрыла глаза, вспоминая ту последнюю ночь, когда они обе собирались сбежать и открыть кулинарную школу.
– Новая гувернантка гораздо больше интересовалась тем, чтобы найти мужа, чем моим обучением. Она запрещала мне ходить на кухню, но никогда не проверяла, где я нахожусь. К тому времени, когда мои родители поняли, что я провожу все свое время на кухне, я дала понять, что сбегу, если они запретят работать здесь.
Майкл закрыл глаза, и Оливия толкнула его.
– Не вздумайте заснуть. – Когда он открыл глаза, она заключила в ладони его лицо и прижалась губами к его губам. Он не отреагировал, и она, нисколько не смутившись, опустила руки. – Сейчас я перехожу к самой важной части, Майкл. – Она назвала его по имени, вложив при этом все чувства, которые испытывала к нему. – Я многое узнала от Тилди, но самым важным вещам она обучила меня без слов.
Сегодня его глаза были карие с золотистым оттенком, и этот цвет напоминал бренди. Вероятно, он думал, что они ничего не выражают, но Оливия знала лучше.
– Майкл. – Она снова назвала его по имени, испытывая от этого удовольствие. – Даже самые большие обиды и беды могут быть вытеснены с помощью щедрого сердца. Я узнала на ее примере, что любовь – это величайший дар, который можно отдать и получить. Я очень любила Тилди и знаю, что она любила меня. Я и по сей день молюсь за нее и скучаю по ней. Надеюсь, что она жива и невредима.
Оливия снова поцеловала его легенько и нежно. На этот раз он на короткое время закрыл глаза.
– Тилди готовила меня для жизни, для тебя. И я знаю, что не имеет значения, каковы твои представления о том, чего ты заслуживаешь. Ты достоин такого счастья, какое только сможешь найти. Любовь – это то, что даст тебе возможность исправить зло.
Он покачал головой, но Оливия продолжила:
– И ты счастливый, везучий человек. Я здесь для того, чтобы показать, где найти счастье.
Она села к нему на колени и поцеловала горячо и чувственно; по крайней мере, она надеялась на это. И тогда он ответил. О, этот вкус его рта, его языка, он просто пьянил и причиной ее головокружения был отнюдь не запах бренди, который окружая их. Причиной были его руки, которые прижимали Оливию к груди. Он поцеловал ее в щеку чуть пониже уха.
– Даже не знаю, награда ты для меня или наказание.
– И то и другое. – Она поцеловала его в утолок губ и ощутила сладость и соль. – Я люблю тебя и испытываю благодарность за то, что ты спас мне жизнь.
Он пойман. Благослови Господь ее и ее веру в него. Это было все, что они выразили словами за долгий отрезок времени. Он поднял и понес ее по лестнице, стянул бинты с руки и помог Оливии раздеться.
Ее губы были мягкими и теплыми.
Он помог ей выпутаться из сорочки и стал осыпать поцелуями ее лоб, губы, грудь. Она сжала ноги, и он сосредоточил поцелуи на ее животе, который – в этом Майкл мог поклясться – имел вкус корицы.
Ему хотелось восхищаться ее телом, на которое он не решался смотреть после того, как в последний раз видел ее обнаженной, но сперва он заглянул ей в глаза. Он прочитал трепетное ожидание и возбуждение, она словно предвкушала величайшее в мире наслаждение.
– Скажи мне, если передумаешь.
– Скажи мне, если передумаешь, – произнесла она, прижимаясь к нему. Ощущение было ошеломительным. Удивление сменилось всхлипом восторга. Удовольствие разливалось по всему телу, взрываясь в середине, захватывая новые и новые области. Должно быть, именно так срабатывал фейерверк. Она содрогнулась, испытывая чувство блаженного облегчения и тая в объятиях Майкла, глаза которого были закрыты.
– Вот так должен завершаться акт любви, – сказал он, целуя ей веки.
Она лишь спустя некоторое время смогла открыть глаза и увидела в его глазах обеспокоенность, смешанную с удовлетворением.
– По-моему, я ждала этого слишком долго, Майкл. Теперь твоя очередь?
– О да. – Он нежно поцеловал ее. – Что ты знаешь о близости?
– Не много. – Она снова ощутила беспокойство. – Но я хочу узнать все в подробностях.
Майкл принялся целовать ее тело, дюйм за дюймом. Она разметала руки, облегчая ему задачу. Она смеялась, трепетала, ахала и извивалась, так что он без слов понимал, чего ей хочется.
Он вошел в нее медленно, словно боясь причинить ей боль. Оливии тут же захотелось, чтобы он был с ней, внутри ее, частью ее. Она вдруг удивилась, как это она могла полагать, что жизни на кухне вполне достаточно. Она хотела того, что испытывала в эти минуты, еще сильнее, она хотела испытывать это каждый день, дважды в день до конца своей жизни.
Когда Майкл начал движение внутри ее, она почувствовала, как еще один взрыв удовольствия пронизал все ее тело. На сей раз, Майкл был с ней, его тело двигалось ритмично и упруго. Он сделал последний толчок, и она ощутила, как его семя вливается в нее.
Они заснули в обнимку, его дыхание было глубоким и ровным. Во сне его лицо стало мягче, умиротвореннее, и Оливия улыбнулась про себя. Она положила голову ему на грудь, прислушиваясь к биению его сердца, и решила, что это навсегда станет для нее любимой колыбельной песней.
* * *
Шел проливной дождь. Майкл проводил ее к замку. Она помахала ему на прощание рукой и, едва ли не танцуя, пронеслась через холл, оставляя на полу мокрые следы, которые почти мгновенно высыхали. Через каждые три или четыре ступеньки на лестнице она поворачивалась и посылала ему воздушные поцелуи.
Жизнь обещала быть интересной. Помоги ему Бог. Это звучало как молитва.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй возлюбленного - Блейни Мэри



даже не знаю что написать. . . думала что вот вот что то удивит и дальше будет интересней читать . .но ничего.!!!!
Поцелуй возлюбленного - Блейни Мэрилия
30.04.2013, 7.01





читать можно.на один раз роман.чего то не хватает здесь,нет смысла что ли,"изюминки".5 баллов.
Поцелуй возлюбленного - Блейни Мэричитатель)
16.05.2014, 11.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100