Читать онлайн Как женить маркиза, автора - Блейн Сара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как женить маркиза - Блейн Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как женить маркиза - Блейн Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как женить маркиза - Блейн Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейн Сара

Как женить маркиза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Констанс была совершенно не готова к натиску Вира, обуянного внезапным желанием наконец вкусить ее благосклонности, – поцелуй, похищенный у нее Черной Розой, в счет не шел. Она даже приоткрыла рот от удивления, и мгновенно пытливый язык маркиза оказался меж ее зубов, что произвело престранное действие: ее как ударило, и по всему телу с ног до головы пробежала сладостная волна. Затем – подумать только! – ладонь его скользнула вверх по ее обнаженной руке, с безошибочной точностью нашарила мягкий холмик груди и легла на него. Стон, совершенно неподобающий воспитанной леди, вырвался из самых глубин ее существа, когда он коснулся ее соска сквозь тонкую ткань платья, а когда сосок напрягся, принялся его тихонько пощипывать.
Боже правый, она и не подозревала, что физическая страсть между мужчиной и женщиной может вызывать такое приятное возбуждение. Сердце у нее билось отчаянно, начинался жар, как в лихорадке, ей казалось, что она вот-вот вспыхнет! И это было далеко не все. Она очень остро ощущала, как сильный мужской рот прижимается к ее мягким женственным губам, не говоря уже о том, что таких ласк ей никогда не доводилось испытывать прежде. Он пробудил в ней целый рой пьянящих ощущений, от которых в мыслях воцарился хаос, и она отдалась во власть чисто женского инстинкта. Констанс с лихорадочной страстностью прильнула к Виру, руки ее принялись гладить могучую спину.
Среди этого водоворота чувств она успела все же подумать, что сама вызвала бурю, каких не видывала никогда в жизни, впрочем, может, это Вир вызвал бурю. Как бы то ни было, а пожалуй, и хорошо, что буря, ей всегда было по сердцу ненастье.
С каким же милым, неловким пылом новичка она отвечала на его ласки! В жилах Вира вспыхнул испепеляющий огонь, и когда он наконец поднял голову, чтобы взглянуть на нее, приникшую к нему с закрытыми глазами и с выражением восторга на лице, никаких сомнений относительно того, что эта девушка испытывала к нему отнюдь не отвращение, у него не осталось.
От этого открытия он почувствовал невероятный душевный подъем, столь же сильный, сколь и неожиданный. Она была великолепна, эта рыжеволосая искусительница. Ни разу еще женщина не отвечала на его ласки с таким искренним самозабвением. Она была вся не знающая узды страсть и милое великодушие. Но еще более его поразил эффект, который она оказывала на него!
Увы, следовало признать, что у нее был исключительный дар: она могла заставить его забыться. Более того, она, как ни одна женщина до нее, обладала сверхъестественной способностью пробуждать более мягкие, человеческие чувства в его груди – чувства, которые, как он полагал, давно в нем умерли и которые к тому же сейчас, черт возьми, могли оказаться более чем некстати! Если бы это была любая другая женщина, он бы не раздумывая взял то, что ему нужно, не тревожась о последствиях. Но рыжеволосая красавица волшебным образом возродила в нем воспоминания о человеке, которого рассчитывал вырастить из него старый герцог, и о том, каким надеялись увидеть своего сына маркиз и маркиза. Однако этот образец добродетели никогда не существовал в реальности и вообще не играл никакой роли в той драме, которую судьба выбрала для Вира, и, черт возьми, он хотел леди Констанс Лэндфорд, давно хотел, с того самого момента, как впервые увидел ее.
– Милорд? – окликнула его Констанс, приоткрыв трепещущие веки и глянув на него глазами, потемневшими, беззащитными и полными желания. Дух захватывало при виде ее. Она была волшебницей, знала, как околдовать его. – В чем дело? Отчего вы остановились?
И правда, думал Вир, зачем же он медлит? Это он, который никогда прежде не отказывал себе в удовольствии насладиться ласками влюбленной в него женщины? Она хотела его не меньше, чем он ее. Да кто он такой, в конце концов, чтобы так разочаровывать девушку?
– Черт возьми, леди Лэндфорд, – с трудом выговорил он, – вы слишком далеко меня завлекли. – И, обхватив руками осиную талию, он без всякого предупреждения поднял ее и усадил на стол. Раздвинул ей колени и встал между ними. – И теперь я должен получить вас.
– Прекрасная мысль, милорд, – выдохнула Констанс, которая хотя и давно ждала, когда же Вир придет именно к этому решению, а все же несколько опешила, когда оказалась сидящей на краю письменного стола, да еще с раздвинутыми коленями.
Она не совсем так представляла развитие событий, когда воображала себя в роли возлюбленной Вира. Но тут губы Вира прижались к ее шее, а пальцы его принялись торопливо расстегивать маленькие жемчужные пуговки на спине ее корсажа, одну за другой, одну за другой, и вдруг вместе с дрожью предвкушения пришло понимание, что все происходит именно так, как надо, и так все и следовало себе воображать. И когда через несколько секунд она вдруг оказалась обнаженной до талии, а ладони маркиза легли ей на грудь, у нее мелькнула мысль, что можно многое сказать в пользу письменных столов как места для любовных игр. Она утвердилась в этом мнении, когда маркиз склонил голову и принялся ласкать ее соски языком, сначала один, потом другой. Право же, никогда она не чувствовала подобного возбуждения!
Испустив порывистый вздох, она оперлась ладонями о стол и, выгнув спину, вся подалась навстречу ему.
Ей просто нет равных, думал Вир, который был возбужден не менее чем она. Ад и преисподняя, он чувствовал, что вот-вот умрет от возбуждения. Он наклонился, подобрал подол ее юбки и положил ей на колени.
Констанс, которая только-только успела освоиться с тем, что она сидит на письменном столе с обнаженной грудью и поднятым подолом, и оглянуться не успела, как оказалась вдруг уже лежащей на столе, причем ноги ее были закинуты на плечи Вира.
– Милорд? – окликнула она его вопросительно, когда рука Вира скользнула меж ее ног в разрез панталон, нашла и принялась ласкать крошечную жемчужину, угнездившуюся в складках тела.
– Тихо, моя девочка, – отозвался он хрипло. – В том, что я делаю, нет ничего страшного.
– Но я чувствую совсем не страх, – заявила Констанс, изнемогающая от предвкушения. – Я чувствую... я чувствую, что я на пороге гран-ди-оз-но-го открытия!
– Так оно и есть, – выдохнул Вир. И издал нечто среднее между стоном и смехом. Он не уставал поражаться готовности, с которой она отвечала на его ласки. Она уже истекала сладостным нектаром возбуждения. Лепестки ее тела налились желанием, которое усиливало его желание, и его палец скользнул внутрь ее.
Констанс, которая уже некоторое время пребывала в убеждении, что с минуты на минуту взорвется, если он не предпримет чего-нибудь и очень быстро, подалась вперед со страстным вздохом при таком неожиданном развитии событий. Пытаясь достичь чего-то, что было пока за пределами ее понимания, она изогнулась и прижалась к нему.
– Тебе это доставляет удовольствие, верно, дитя? – сказал он, догадываясь, что она очень близка к важному открытию: что ее собственное тело способно перенести ее в области экстатических восторгов. Какая же она маленькая и узенькая, думал Вир, чувствуя, как мчится кровь по его жилам. Проклятие, он изнывал от желания овладеть ею. Оторвавшись от нее, он принялся торопливо расстегивать свои панталоны.
Констанс, покинутая в тот момент, когда его внимание требовалось ей как никогда, воскликнула в отчаянии:
– Ах, милорд, умоляю вас, только не останавливайтесь!
– Сейчас, сейчас, дитя, – успокоил ее Вир, у которого на лбу высыпали бисеринки пота. Наконец его великолепнейшим образом возбужденное естество высвободилось из заточения. Обуреваемый лихорадочным стремлением вонзиться в жаркую женскую плоть, он пристроился к раскрывшимся лепесткам ее тела.
«Чтоб он сейчас остановился?» – думал Вир сардонически. Ад и преисподняя! Только сам Господь Бог сможет остановить его – ну да еще черт, пожалуй.
Несомненно, именно то обстоятельство, что они были так поглощены друг другом и в обстановке самого интимного свойства, помешало им услышать приближающийся быстрый топот копыт по гравийной подъездной дорожке за окном.
Собственно, Вир в тот момент был занят мыслями о том, что его рыжеволосая искусительница неизбежно будет сильно разочарована из-за болезненности первого проникновения.
Констанс же, обезумевшая от желания и предвкушения, думала, что сейчас она неизбежно умрет, если не изыщет какой-нибудь способ достигнуть блаженного освобождения.
Вир – мускулы его перекатывались буграми, пот лил ручьями – крепко ухватился за ягодицы Констанс и изготовился к решительному рывку. Ад и преисподняя! Она была более чем готова, а он не мог больше ждать.
Внезапный грохот дверного молотка разбил все вдребезги.
– Именем его величества короля Британии открывайте!
– Господь всемогущий! – прошептал Вир, глядя в широко раскрытые, испуганные глаза Констанс.
– Черт! – простонала Констанс.
– Пожалуй, и правда скорее черт, – проворчал Вир и оторвался от нее.
Закрыв рукой разгоряченное лицо, Констанс глубоко и прерывисто вздохнула. Тут дверной молоток загрохотал снова, и она вскочила вслед за Виром.
– Быстрее, – яростно шипел Вир, торопливо приводивший себя в порядок. – Беги наверх. Запрись в своей комнате и не открывай дверь никому, пока я сам не приду. Ты меня слышишь? Ни-ко-му!
– Да, да, слышу, – ответила Констанс, торопливо всовывая руки в рукава платья и натягивая корсаж. – Но что же ты собираешься делать? Пожалуйста, обещай мне, что не станешь поднимать руку на людей короля. Не смей делать этого ради меня, Вир. Я на это не согласна.
– Ты, дорогая моя, – сказал Вир, хватая ее за руку и выпроваживая за дверь, – будешь делать, как я скажу. – И, подтолкнув ее по направлению к лестнице, заодно взмахом руки приказал удалиться миссис Тернбау, которая как раз появилась на верхней площадке в домашнем чепце и шали. Горничная Фанни с побелевшим лицом выглядывала из-за плеча домоправительницы. – Оставайтесь в своих комнатах, пока я не позвоню.
Кляня на чем свет стоит незваных гостей, которые так не вовремя прервали вечер, обещавший быть на редкость интересным, он подождал, пока Констанс поднимется по лестнице, пригладил пятерней волосы и только потом направился к двери.
– В последний раз, – раздалось из-за двери, – приказываю открыть именем короля, иначе мы будем вынуждены ломать дверь.
– Зачем же ломать? Это и трудно, и противозаконно, и ни к чему, – заметил Вир, открывая дверь и оказываясь лицом к лицу с теперь уже знакомым ему капитаном королевской гвардии и его неизменным приспешником, капралом Гессом. За ними на дорожке стоял Джон Викерс, очевидно, взятый гвардейцами в плен, так как его держали за руки два солдата. – Ах, капитан Синклер, – пробормотал Вир. – Все еще разыскиваете своих беглецов? Могу я поинтересоваться, зачем вы задержали моего кучера?
– Мои люди поймали его – он околачивался возле дома, – ответил Синклер тоном человека, необыкновенно довольного собой.
– Вы, должно быть, ошиблись, – заметил Вир кротко, – человек не может околачиваться возле дома, в котором живет. А мой кучер здесь живет.
Вир, который сам приказал Викерсу караулить у начала подъездной дороги, мог только гадать, каким образом тот оказался в руках солдат, – должно быть, сам по оплошности наткнулся на них. С надменным и вялым видом шагнув мимо капитана, который смотрел уже не так уверенно, Вир обратился к солдатам:
– Ваша бдительность заслуживает похвалы, и я не премину сообщить о ней его высочеству, когда буду беседовать с ним. Однако вы ошиблись и задержали моего кучера, так что будьте добры его немедленно отпустить. А теперь, капитан, – продолжил он, повернувшись к Синклеру и, даже не удосужившись посмотреть, подчинились ли солдаты (они подчинились, и Джон Викерс, сердито высвободившись из их рук, удалился без лишних слов в направлении своих владений, то есть конюшни), – будьте так любезны, объясните мне истинную цель вашего весьма несвоевременного визита. Я, собственно говоря, как раз собирался лечь спать.
– Несомненно, мне следовало бы извиниться за то, что я побеспокоил вас, милорд, – проговорил Синклер с видом человека, который вынужден проглотить что-то очень невкусное.
– И мне, несомненно, следовало бы ваши извинения принять, – ответил Вир с улыбкой, от которой только страшнее показался холодный блеск его глаз. – Всякий гостеприимный хозяин поступил бы именно так по отношению к желанному гостю. Вы, однако, так и не объяснили мне, зачем приехали. Уж не решили ли вы, что я укрываю под своей крышей беглецов?
– Нет, милорд. Не беглецов, – ответил Синклер, на красивом лице которого вновь появилось самодовольное выражение. – Осмелюсь предположить, что вам небезызвестны деяния некоего разбойника с большой дороги, который имеет обыкновение грабить дам, прозванного Черной Розой.
«Так, значит, он здесь из-за Черной Розы?» – подумал Вир, который ожидал услышать от капитана Синклера нечто совсем другое. Интересно, отчего это племяннику Блейдсдейла вздумалось искать прославленного разбойника в его охотничьем домике? И мысли его сами собой обратились к рыжеволосой искусительнице, которая ждала его наверху. Ведь леди Констанс была единственным человеком, который знал наверное, кто именно скрывается под маской Черной Розы, и все последние шесть дней она была без присмотра.
– Я слышал, это странное прозвище дано было разбойнику из-за его пристрастия к темным одеяниям, а также из-за его привычки дарить каждой своей жертве розу, – мягко поправил его Вир. – С другой стороны, я совершенно не понимаю, какое отношение все это имеет ко мне.
– Возможно, это имеет к вам самое непосредственное отношение, милорд, – ответил капитан, всем своим видом показывая, что этот разговор начинает доставлять ему громадное удовольствие. – До моего сведения довели, что ваш облик и телосложение вполне соответствуют описанию этого разбойника.
– Любопытно, – проговорил Вир насмешливо. – Я заключил по рассказам сведущих людей, что этот разбойник будет пониже меня на несколько дюймов.
– И еще про вас известно, что вы своеобразно подбираете лошадей для своей конюшни, – продолжал Синклер, подчеркнуто игнорируя замечание Вира. – У вас всегда только лучшие лошади и только вороные, милорд. Вы не можете не признать, что одно это может заставить всякого призадуматься.
– Вас это определенно подтолкнуло к бурной умственной деятельности, – заметил Вир. – Более того, выявило вашу склонность веселить людей своими фантазиями, чего доселе за вами не замечалось.
– Не так уж фантастичны мои подозрения, хотя вашей светлости, само собой, хотелось бы заставить думать всех подобным образом, – резко сказал Синклер.
– Собственно говоря, вы не могли бы ошибиться сильнее: мне совершенно не интересно, что там угодно думать всем, – пожал плечами Вир.
На лице Синклера внезапно появилось безобразное выражение.
– У нас имеется приказ обыскать ваш дом с целью обнаружения возможных улик.
– У вас приказ, капитан? Но я только-только вернулся из Карлтон-Хауса, где был принят его высочеством принцем-регентом самым милостивым образом. Не припомню, чтобы во время аудиенции было упомянуто ваше имя или этот самый приказ. – Вир помедлил. – Нет, я совершенно уверен. О вас у принца вообще не говорили.
– Осмелюсь предположить, что обо мне еще заговорят, – прорычал Синклер, сжимая рукоять шпаги так, что костяшки пальцев побелели, – после того как доставлю им Черную Розу в кандалах!
– Интересно посмотреть, как вы намерены осуществить этот занятный фокус, – сказал Вир и, сделав шаг, стал между Синклером и входной дверью. – И почему вы решили, что улики следует искать именно в моем доме?
Выражение омерзения и странного, темного, жгучего торжества исказило черты Синклера.
– Потому, что я знаю: именно вы являетесь Черной Розой, милорд маркиз. Капрал Гесс, приготовьтесь силой оттаскивать его светлость от двери. Если он станет сопротивляться, можете поступить с ним по своему усмотрению.
– Я бы на вашем месте, капрал, хорошенько подумал, прежде чем предпринимать столь неразумный шаг, – проговорил Вир, не отрывая глаз от раскрасневшегося лица Синклера. – Ваш капитан, похоже, страдает избытком воображения. Будет очень жаль, если расплачиваться за его необдуманные приказы придется вам.
– Капрал! – яростно воскликнул Синклер. – Вы слышали приказ? Выполняйте свой долг.
И в тот самый момент, когда капрал Гесс, выведенный из оцепенения окриком Синклера, собрался направить свой пистолет на Вира, а Синклер, решивший, что теперь перевес на его стороне, начал вытягивать шпагу из ножен, к ногам капитана упала кроваво-красная роза.
Мгновение глаза капитана и капрала были прикованы к цветку, но еще прежде, чем бравые гвардейцы подняли глаза и увидели фигуру в плаще, стоящую на карнизе большого окна третьего этажа, Вир догадался, что они увидят.
Ад и преисподняя! Фактически их глазам предстал Черная Роза, нагло разгуливающий по карнизу в присутствии королевских гвардейцев.
У Вира кровь застыла в жилах. Итак, леди Констанс отнюдь не предавала его Блейдсдейлу, а, напротив, взяла на себя труд доказать солдатам, что Вир никак не может быть Черной Розой. Ну что за своевольная девчонка, думал Вир, придушить ее мало за этакую безумную выходку! То есть в том случае, если капитан Синклер и его люди не опередят его, поправился он мрачно, так как Синклер, обнаживший наконец свою шпагу, отчаянно закричал своим солдатам, которые стояли разинув рты:
– Это же Черная Роза! – И, толкнув Вира, капитан рванулся к двери. – Скорее, дурни! Держите его!
И капитан и его люди как один человек ринулись в дверь. Вир, известный своей ловкостью, быстро отступил, давая им дорогу. И вероятно, лишь в силу простой игры случая нога Синклера запнулась за носок сапога Вира. Капитан споткнулся и влетел в дверь головой вперед. Спешившие за ним солдаты, наткнувшись на непреодолимое препятствие в виде своего простертого капитана, повалились друг за другом на него.
–Да слезьте с меня сию же секунду, идиоты проклятые! – ревел Синклер, придавленный к полу тяжестью капрала и двух рядовых.
Первым сумел выбраться из кучи тел капрал Гесс и сразу поспешил на помощь своему капитану:
– Не извольте беспокоиться, сэр, щас мы вас подымем!
– Я тебе покажу «щас подымем»! На гауптвахте у меня наподымаешься! – ощерился Синклер. – За ним бегите! Уйдет ведь Черная Роза!
– Сюда, гвардейцы! – подал голос Вир и указал на парадную лестницу. Черная Роза, если в голове у нее была хоть капля здравого ума, наверняка сейчас сбегала по черной лестнице для прислуги. – Негодяй проник в дом с целью ограбить меня. Обещаю награду тому, кто приведет его ко мне.
– Уж мы его не упустим, – пообещал один из рядовых, и вся троица затопала вверх по лестнице с гораздо большим воодушевлением, чем до того.
Вир, которому потребовалась вся сила воли для того, чтобы не кинуться вслед за ними, неспешно подобрал шпагу Синклера, которую тот выронил во время падения.
– Ваш клинок, капитан, – сказал он, протягивая оружие эфесом вперед Синклеру. Достойный гвардеец, сумевший наконец подняться на ноги, занят был тем, что приводил в порядок свой мундир.
Вир был вознагражден за свою любезность злобным взглядом.
– Однако как удачно, что Черная Роза решил появиться здесь именно сегодня, – сказал он, принимая шпагу и засовывая ее в ножны. – Даже слишком удачно, я бы сказал.
– Неужели? – отозвался Вир, надменно поднимая одну бровь. – Я,например, со своей стороны склонен во всем этом видеть руку провидения. Ведь выходит, что ваш неожиданный визит спас меня от грабителя, который мог и броситься на меня. Похоже, я у вас в долгу, капитан. Какая ирония судьбы, а?
– Если так, то будьте уверены, в один прекрасный день я явлюсь, чтобы стребовать с вас должок.
– В чем, в чем, капитан, а в этом я уверен, – ласково улыбнулся Вир, пытаясь представить, что же происходит на верхнем этаже.
Глаза Синклера вдруг сузились, и он принялся внимательно вглядываться в черты надменного аристократа, которые сейчас выражали легкую скуку. Вир ждал, что Синклер скажет ему в ответ какую-то дерзость, которая, видно, уже была у него на кончике языка.
Но ждал он напрасно. Внезапно прямо у них над головой раздался женский леденящий душу крик, за ним сразу же последовал пистолетный выстрел, и оба мужчины лишились дара речи.
Вир, опомнившийся первым, большими прыжками помчался вверх по лестнице, Синклер кинулся за ним.
Сердце у Вира так и бухало в груди, когда он добрался до верхней площадки. Но если он ожидал увидеть там обмякшее тело Констанс в луже крови, то он очень ошибся. Увидел он капрала Гесса и его солдат, сгрудившихся возле двери Констанс, судя по всему, в состоянии крайнего ужаса.
– Какого черта!..
Это воскликнул Синклер, влетевший на площадку сразу вслед за Виром.
– Тише, капитан, тише! – предупредил Гесс своего начальника и замахал руками. – У нее там целая куча пистолетов. Она мне чуть голову не снесла пулей.
– И надо было снести! Если хоть один волос упал с ее головы, я добьюсь, чтоб вас отправили на передовую! – заявил Вир, мрачнея и пронзая служаку взглядом.
– Если ваша светлость позволит сказать – так лучше на передовую, – отозвался Гесс. – Разве ж это дело, чтоб по солдатам короля так палили, да еще бабы!
– Бабы? Что еще, черт возьми...
– Я бы вам посоветовал осторожнее выбирать выражения, капитан, – холодно сказал Вир. – Леди пострадала более чем достаточно, незачем усугублять нанесенную ей обиду выражениями, которые уместнее в конюшне.
– Прошу прощения, господин капитан, но его светлость господин маркиз тут кругом прав, если позволите сказать, – вмешался капрал Гесс, на лице которого было смущенное выражение. – Но мы вовсе не хотели ее обидеть. Откуда ж нам было знать, что там дама? Мы ворвались, а она там, и совсем неодетая, милорд! Мы и так перепугались, а она еще как закричит и выстрелила в нас!
– Что мне за дело! По мне, так пусть себе дамы палят в вас, капрал, сколько их душе угодно! – прорычал Синклер. – Меня интересует Черная Роза. Вы видели негодяя? Ну же, говори! Он там, в этой комнате с дамой?
– Никак нет, сэр. Поклясться могу, в комнате не было никого, кроме дамы.
– Естественно, его там не было, – насмешливо подтвердил Вир. – Негодяй стоял на карнизе окна моей спальни, это следующая комната по коридору. Наверняка он сбежал по черной лестнице, и его давным-давно след простыл! Я бы вам очень советовал, капитан, взять своих людей и отправиться за ним в погоню, а успокаивать леди предоставить мне.
– Вам просто не терпится спровадить нас, верно? – проговорил Синклер, глядя на Вира с нескрываемым подозрением. – А я как раз собираюсь допросить эту леди. Ведь она как-никак была свидетельницей преступления.
– Вовсе нет, – возразил маркиз мягко, но в тоне его чувствовалась сталь. – Она была свидетельницей лишь вашей чудовищной некомпетентности, о которой я, Синклер, собираюсь сообщить вашему дяде, когда увижу его. Вы понимаете меня, капитан?
Синклер нервно сглотнул и слегка побледнел.
– Вижу, что понимаете, – сказал Вир. – А теперь забирайте своих людей и уходите, капитан. Пока можете. Не следует более испытывать мое гостеприимство, так же как и мое терпение.
Синклер не стал даже притворяться, будто не понимает, какую опасность навлек на себя. Одно дело было ворваться в дом Вира под предлогом, что они якобы разыскивают известного преступника, и совсем другое – торчать в этом доме, вызывая справедливый гнев маркиза де Вира, когда предлог исчез.
И потому капитан, круто развернувшись, направился к двери, а его подчиненные с готовностью последовали за ним.
Вир, наблюдавший за их отступлением с верхней площадки лестницы, подождал, пока входная дверь закрылась за ними, а потом позвал негромко:
– Миссис Тернбау! – И, не оборачиваясь, добавил: – Будьте так любезны, вызовите звонком Джона Викерса. Скажите ему, чтобы подождал меня в кабинете. Я скоро спущусь.
Домоправительница робко вышла из-за комода в стиле королевы Анны, стоявшего как раз за спиной Вира. В руке она все еще сжимала медный подсвечник.
– Как прикажете, милорд, – отозвалась она и присела в реверансе. – Прошу прощения, милорд, но юная леди не пострадала?
– Успокойтесь, не пострадала. – Рука Вира легла на ручку двери, ведущей в комнату Констанс. – И, миссис Тернбау...
– Да, милорд? – отозвалась миссис Тернбау, не сводя глаз с широкой несгибаемой спины хозяина.
– Я буду чувствовать себя куда спокойнее, если смогу быть уверенным, что моя домоправительница не прячется за предметами мебели, готовясь атаковать гвардейцев короля с медным подсвечником наперевес. Вы меня поняли?
Ужас изобразился на лице доброй женщины, и она неловко попыталась спрятать подсвечник в складках шерстяной шали.
– Да, милорд, – пискнула она.
В напряженной тишине домоправительница прошла мимо маркиза и отправилась выполнять его приказания. Она приостановилась на лестнице, когда до нее снова донесся его голос.
– Тем не менее, я благодарю вас за это, – сказал Вир. В следующее мгновение он уже стучал тихонько в дверь, а затем, приоткрыв ее немного, сказал в щель:
– Все в порядке, миледи. Солдаты ушли.
Миссис Тернбау видела, как он исчез за дверью, и сразу раздался голос девушки:
– Это был Альберт! Какая жалость, что это не он ворвался в комнату! Клянусь, я бы пристрелила его!
– Да, и погубила бы тем самым нас всех, ты несносная, упрямая девчонка! – услышала она ответ Вира, но тут дверь за ним затворилась, и больше миссис Тернбау не услышала ничего.
Ошеломленная улыбка тронула губы домоправительницы. Юная леди была сорвиголова, к тому же столь добра и великодушна, сколь и прекрасна. Такая леди была бы как раз под пару его светлости, если бы он решился наконец жениться. Впрочем, судя по тому, какими глазами его светлость смотрел на эту леди в тот первый вечер, когда она лежала как мертвая, она успела добиться гораздо большего, чем все остальные красавицы, когда-либо пользовавшиеся благосклонностью маркиза, вместе взятые. Она проникла ему в душу, несмотря на все его предосторожности, и выбила его из привычной колеи – а когда речь идет о таком человеке, как маркиз де Вир, это совсем не мало.
«Давно бы пора, чтоб хоть кто-нибудь сумел разглядеть за его надменностью и напускным безразличием живого человека, – сердито думала миссис Тернбау, спускаясь по лестнице. – Он человек сложный, его светлость маркиз, и никогда не угадаешь, что у него на уме. Да, несмотря на то, что он все в карты играет да бражничает, есть искра добра в его светлости. Таким, как он, нужна любящая жена, которая поможет остепениться и забыть про безумства молодости, и леди Констанс как раз та девица, которой такая задача по плечу».
Определившись с будущим хозяина, миссис Тернбау звонком вызвала кучера.
Впрочем, вряд ли почтенная домоправительница была бы столь уверена в счастливом исходе, если б ей довелось стать свидетельницей разговора с глазу на глаз, имевшего место между его светлостью и леди Констанс.
Констанс, ниже талии облаченная в черные штаны и сапоги, а выше имевшая из одежды лишь чепец на голове и простыню, накинутую на плечи, встретила Вира сияющим взглядом.
– Это было бесстыдно с моей стороны, знаю, – заявила она, зардевшись. – Но я ведь не виновата, что не было времени стянуть проклятые сапоги, не говоря уж о штанах. Кроме того, – добавила она, роняя с плеч простыню, – когда я села в постели, Гесс и его люди сразу уставились на мою обнаженную грудь, а на лицо-то и не взглянули. А ведь если бы они рассмотрели мое лицо, это пришлось бы нам совсем некстати. Фактически они увидели только, что я женщина и имею типично женское телосложение.
Вир, наблюдавший то же самое типично женское телосложение во всей его красе, не мог отрицать справедливость ее слов. Действительно, маловероятно, что хоть один солдат сумеет дать толковое описание внешности женщины, которая выпалила в них из пистолета. Однако ему нисколько не стало от этого легче: тяжелое чувство, которое стеснило ему грудь в тот момент, когда он увидел фигурку в плаще, нахально разгуливающую по карнизу на глазах у королевских гвардейцев, и которое усилилось многократно, когда раздался ее душераздирающий вопль, – не говоря уж о выстреле, – не отпускало его. А теперь она стояла перед ним во всем блеске своей наготы и делала вид, будто рискнула она своей репутацией, да и самой жизнью вовсе не для того, чтобы спасти его от разоблачения. Нет, черт возьми, пора этой девчонке усвоить, что нельзя игнорировать его приказы и устраивать по своей инициативе бог знает какую кутерьму, даже не удосужившись узнать, насколько уместно ее вмешательство.
– Это была очень глупая проделка, и ты должна дать мне слово, что никогда больше не устроишь ничего подобного, слышишь? – сказал он мрачно и, в два шага оказавшись возле нее, схватил ее за плечи, с явным намерением тряхнуть хорошенько и вбить немного здравого смысла.
Констанс, которая и так едва держалась, подняла глаза и не отводила от него вызывающего взгляда столько, сколько это было в ее силах, а потом перед глазами у нее все затуманилось, и она с ужасом поняла, что готова расплакаться.
– Ну что это такое, – прошептала она, с досадой отворачиваясь. – Смотри, что ты наделал. Господи, как же я ненавижу плакать! Плакать – это так по-женски.
– Черт, – выругался Вир, и хватка его ослабла, хотя он не преминул заметить про себя, что слезы слезами, а разговор-то она на другую тему перевела, да как ловко! Следовало бы перекинуть через колено эту дрянную девчонку и отшлепать за то, что прибегает к типично женским уловкам. Впрочем, он отказался от идеи телесных наказаний, потому что очень хорошо понимал, как мало у них времени, а не потому, что дрянная девчонка показалась ему особенно восхитительной в своей женской слабости. – В таком случае советую тебе осушить слезы, – сказал он, вкладывая в ее руку полотняный носовой платок. – Я не просил тебя вторгаться в мое существование, но теперь, коли уж ты вторглась, я не позволю тебе рисковать жизнью ради меня всякий раз, когда тебе это в голову взбредет. Может, тебе это покажется странным, но я вполне способен управиться с таким, как Альберт Синклер, и без твоей помощи.
– Я... я н-никогда и н-не сомневалась в этом, милорд, – уверила его Констанс, удивляясь про себя, что это такое происходит с маркизом, у которого, как уверяла молва, сердце было ледяное, а в жилах текла вода вместо крови, и, промокнув платком глаза, энергично высморкалась. Право, нехорошо было с его стороны показать ей свой норов как раз в тот момент, когда она только начала осознавать, какую грандиозную штукупровернула. Тем более что кровь бросалась ей в лицо при одной мысли о том, какое, неслыханное бесстыдство она при этом проявила. Все-таки Вир мог бы и похвалить ее чуть-чуть, хотя бы за изобретательность. – Просто когда я услышала, как он говорит, что вы и есть Черная Роза, мне сразу пришло в голову, что я как раз сейчас имею возможность опровергнуть его утверждение, причем очень убедительно, в конце концов, мало того, что у меня была под рукой роза, но я уже была и одета как нужно.
– Одета, значит, была как нужно? – хмыкнул Вир. Наклонился, поднял сброшенную ею простыню, и с многозначительным взглядом снова накинул ей на плечи. – В данный момент это звучит преувеличением.
– Перестань говорить глупости, Вир, – отрезала Констанс, которая наконец тоже вспылила. – Так как было более чем вероятно, что мне придется спасаться бегством, я сразу же сменила платье на мой наряд Черной Розы и тут как раз услышала случайно слова Синклера. И что, по-твоему, было бы лучше, если бы я упустила такую возможность?
– По-моему, было бы лучше, если бы ты делала то, что тебе было сказано, – заявил Вир без обиняков, – тогда о твоем присутствии в доме вообще никто бы не узнал, не говоря уже о том, что твоя выходка привела именно к тому развитию событий, которого я так старался избежать. Неужели ты и в самом деле вообразила, что я позволил бы Синклеру переступить порог моего дома? Он знал не хуже меня, насколько беспочвенны его требования. Возможно, ты и забыла, кто я такой, но он-то этого отнюдь не забыл.
– Но у него был приказ, – не отступала Констанс. Лицо ее внезапно побледнело. – Я сама слышала, как он говорил, что у него приказ и что они станут обыскивать дом в поисках улик. – Она умолкла. Ее глаза, огромные на овальном личике, пытливо глянули на него. – А он мог найти здесь какие-нибудь улики, Вир? Ведь ты не стал бы хранить разбойным путем приобретенные ценности у себя дома, где их так легко найти, правда? Не настолько же ты самонадеян?
Кислая улыбка скользнула по губам Вира.
– Странные же у тебя представления о моей особе, если ты думаешь, что я способен на такую откровенную глупость, – сказал он, и глаза его сверкнули незнакомым, холодным блеском. – С другой стороны, я нисколько не сомневаюсь, что, получи капитан Синклер возможность обыскать дом, он обязательно сумел бы обнаружить здесь довольно улик, чтобы отправить меня на виселицу.
В Констанс, соображавшей довольно быстро, забрезжило понимание.
– Он привез улики с собой, – сказала она уверенно. – Он собирался подбросить их – драгоценности или что-то еще из вещей леди Блейдсдейл или леди Синклер, – а потом очень удачно обнаружить подброшенное. Наверняка какая-то из двух дам уже успела заявить, что она была недавно ограблена Черной Розой. Но приказ...
– Ты имеешь в виду приказ, отданный Блейдсдейлом? – ехидно поинтересовался Вир. – Да не было никакого приказа, Констанс. Капрал Гесс и его люди – обычные дурни, они понятия не имели, что их используют для того, чтобы оговорить меня. Это, собственно, и была одна из тех проделок, о которых ты хотела предупредить меня.
– Тот урок, который граф и его брат собирались преподать тебе, – выдохнула Констанс, изумляясь, что не сумела сообразить этого раньше. – Как я не догадалась! Но у меня в голове была только одна мысль: Альберт каким-то образом разузнал, что лорд Хантингтон вовсе не пачкал ему сапоги.
– Собственно говоря, мне тоже первым делом пришла в голову именно эта мысль, – признался Вир, изумляясь той легкости, с какой его искусительница вновь обрела душевное равновесие после тревожных событий этого вечера. Если не считать его сестер, он не знал ни одной женщины, которая была бы способна сделать то, на что осмелилась эта рыжеволосая девушка, и потом держаться с такой обескураживающей невозмутимостью, будто обнажаться перед королевскими гвардейцами с целью сбитых с толку для нее самое привычное дело. Пора, однако, ему брать бразды правления в свои руки. Он и так непростительно затянул с этим делом. – Впрочем, что мы оба думали, не имеет никакого значения, – сказал он, сам немного досадуя на свою прямолинейность. – Важно другое: нам пора уезжать отсюда.
– Уезжать? – переспросила Констанс, которая была вовсе не так спокойна, как старалась показать, хотя в смятение ее повергло не столько давешнее происшествие с солдатами, сколько неожиданное заявление Вира. – Но куда...
– Сейчас не важно куда, – не дал ей договорить Вир, еще не готовый в подробностях объяснять план, зародившийся в его голове, когда он наблюдал отступление Синклера и его людей. – Достаточно сказать, что подальше отсюда. Я пришлю миссис Тернбау, чтобы она помогла тебе одеться и упаковать кое-что из вещей. Мы выезжаем не позднее чем через час.
Он умолк. А потом, приподняв рукой ее подбородок, заглянул ей в глаза.
– Доверься мне, дитя. Обещаю, что не позволю и волосу упасть с твоей головы. Но и ты должна дать мне слово, что больше не будешь устраивать героических эскапад ради меня. Отныне на свете существует только один разбойник Черная Роза.
– Осмелюсь заметить, милорд, что и этого многовато, – ответила Констанс, твердо глядя ему в глаза. Сердце у нее так и упало, когда она увидела, как маска скучающего аристократа вновь скрыла его подлинное лицо.
– Да, несомненно. – Вир опустил руку. – Но в данный момент он служит моим целям.
Когда он повернулся; чтобы уйти, Констанс невольно сделала шаг вслед за ним.
– Вир, – заговорила она, сама чувствуя, что голос ее очень уж дрожит. – Я доверяю тебе, как, надеюсь, и ты доверяешь мне. Даю тебе слово, что впредь буду действовать осмотрительнее.
Он помедлил долю секунды и, не оглядываясь, насмешливо произнес:
– Великолепно. И поверь, я не дам тебе нарушить твое; слово.
Он ушел. А Констанс все смотрела на дверь встревоженными глазами.
Черт, думал Вир, спускаясь по лестнице в свой кабинет. Его не оставляло странное чувство, что леди Констанс Лэндфорд – это сила, которая изменит его жизнь навсегда. Строго говоря, она и так заставила его отклониться от первоначального курса, и так сильно, что он был готов жениться, чего отнюдь не желал и что неизбежно очень осложнит планы, которые он вынашивал десять лет.
Это будет полный опасностей путь, и, беря ее в жены, он отнюдь не делает ей одолжения. Лорд Синклер и вице-адмирал сэр Оливер Лэндфорд уже ощутили на своей шкуре первые уколы тщательно продуманной мести Вира. Этим людям он нанес удар по кошельку – для обоих это было самое уязвимое место. Проще простого оказалось уговорить барона вложить деньги в операцию с контрабандой, которая и замышлялась как обреченная на провал. И снова Калеб Рот, изображавший представителя таинственного – в сущности, мифического – вожака контрабандистов, оказал ему неоценимую помощь. Но в то время как Синклеру еще только предстояло узнать, кто был причиной его внезапных неудач, Оливер Лэндфорд наверняка прекрасно знал, что это Вир скупил его долговые расписки на весьма значительную сумму. Несомненно, это-то и подстегнуло Блейдсдейла к действию. И теперь, когда план с оговором и подбрасыванием улик потерпел крах, Блейдсдейл с братом не преминут состряпать новый «урок» для вразумления Вира. И в следующий раз они изберут своим орудием уже не бестолкового капитана королевской гвардии. Синклер, который не сумел настичь свою сбежавшую невесту, да еще потерпел такой позорный провал сегодня, вряд ли останется в милости у своего дяди. Впрочем, Синклер преуспел в одном: он сумел вернуть Виру способность здраво мыслить.
Маркиз понимал, что Блейдсдейл рано или поздно предпримет что-нибудь. Как же он был самонадеян и глуп, если позволил застать себя врасплох. Поистине, думал он тогда не головой, видно, слишком поддался своим похотливым желаниям. Внутри у него все сжалось при мысли о том, что его самонадеянность едва не привела их всех к катастрофе. Ему следовало давным-давно отправить рыжеволосую искусительницу, и куда-нибудь подальше от Сомерсетшира. Более того, ему следовало сделать так, чтобы она оказалась вне сферы его отнюдь не благодетельного влияния.
Но теперь выбора не было, придется держать ее при себе, по крайней мере, пока он не обеспечит ее единственной надежной защитой от Блейдсдейла, вознамерившегося выдать ее замуж за человека неизмеримо ниже ее. Желчь взыграла в нем при одной мысли о том, что леди Констанс может оказаться во власти Альберта Синклера. Черт возьми, он-то знал, что такое этот Синклер. Он изучал своих врагов десять лет, за это время нельзя было не убедиться, что капитан мало того что скотина, но скотина еще и развращенная. Впрочем, он был истинным сыном своей матери, а леди Синклер – сущий дракон. Эта парочка, капитан и его нежная маменька, быстро бы выпили все жизненные соки из молодой и полной жизни красавицы.
И чтобы оградить ее от такой не слишком счастливой судьбы, Вир намеревался взять леди Констанс Лэндфорд в жены, и отнюдь не фиктивно – это он теперь понимал ясно. Прежде чем вступать в права супруга, однако, он позаботится о ее безопасности, с чего, собственно говоря, ему следовало бы начать. А потом он займется своими врагами. И только когда все обязательства по долгам, тянущимся из прошлого, будут погашены, он сможет считать себя свободным и сможет посвятить себя жене. Он узнает о ней все и, возможно, даже научит ее любить себя. Он нисколько не сомневался, что этих занятий ему хватит до конца жизни.
Да, он становится другим человеком просто на глазах. Вир вдруг понял, что ему вовсе не так отвратительны мысли о грядущей семейной жизни, как можно было ожидать – более того, он был уверен, что из-за этих мыслей ему не так-то легко будет сосредоточиться на предстоящем опасном деле, и это как раз тогда, когда ему необходимо быть маркизом де Виром, демонстрируя те качества, которые это имя стало олицетворять.
Так он думал, входя в кабинет, где его уже дожидался Джон Викерс. Значит, следовало поскорее обвенчаться, а затем устроить так, чтобы этот источник постоянных тревожных мыслей, отвлекающих его внимание, оказался как можно дальше от него. Придется его невесте после бракосочетания подождать. Впрочем, ведь она решила подцепить маркиза, насмешливо напомнил он себе. Наверное, любой маркиз сгодился бы для нее, лишь бы избежать ненавистного брака с кузеном. И как только она добьется своей цели, наверняка будет рада возможности устраивать свою жизнь без участия мужа, с которым одни проблемы.
Как ни странно, возможность эта, более чем реальная, отнюдь не показалась ему утешительной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Как женить маркиза - Блейн Сара

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Эпилог

Ваши комментарии
к роману Как женить маркиза - Блейн Сара



Понравилось! Очень интересный сюжет, увлекательный, захватывающий. И герои прелесть. Понравилось,что Констанс смелая, умная девушка, а не изнеженная леди. Гидеон просто милашка)))
Как женить маркиза - Блейн СараОличка
31.07.2011, 16.11





Прочитала с удовольствием, и перечитала. Низкий поклон переводчику. Читается на одном дыхании. Сюжет возможно и не оригинальный, но герои настолько прекрасные и здравомыслящие люди, и интересная интрига, что не можешь остановится, пока не дочитаешь. Нету приевшейся наглости, речь достойная. А чувство юмора... В некоторых местах не могла сдержать смеха, когда представила злодеев в окружении дюжины достопочтенных дам какого-то книжного комитета. Один из лучших лр на этом сайте.
Как женить маркиза - Блейн СараНаташа
9.11.2012, 16.46





Неплохо
Как женить маркиза - Блейн СараНадежда
27.10.2013, 20.24





Легкий,остроумный и трогательный роман,местами даже познавательный,написан хорошим языком,сюжет динамичный.Согласна с Наташей,один из лучших на сайте.
Как женить маркиза - Блейн Сараюлия
1.12.2013, 21.44





Очень понравился роман,увлекает с первой страницы.Сильные герои,настояшие чувства,много юмора и приключений.Сюжет не избит,невозможно оторваться.Кто хочет отдохнуть-читайте и получайте удовольствие.10 и не меньше.
Как женить маркиза - Блейн СараЛана
24.12.2013, 1.34





Клас
Как женить маркиза - Блейн Сараинна
26.12.2013, 6.55





Неплохо, но местами затянут, не согласна, что лучший на сайте, а гл. герои впечатляют.
Как женить маркиза - Блейн СараТаня Д
7.07.2014, 1.20





Впечатляет, но называть 25 летнюю женщину дитя, это слишком, а любимое слово героя дрянь девочка вообще..
Как женить маркиза - Блейн СараМилена
19.12.2014, 10.27





Хороший роман,неплохо.Но полностью согласна с Миленой,обращение ко взрослой женщине "дитя"- меня просто коробило.
Как женить маркиза - Блейн СараНаталюша
5.01.2015, 14.30





Да! Главные герои действительно не раздражают. Сам роман под затянут-пока дочитаешь описания чело-либо десять раз с сюжета собьешься. Но время на чтение потрачено незря-рекомендую
Как женить маркиза - Блейн СараНадежда
3.04.2015, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100