Читать онлайн Как женить маркиза, автора - Блейн Сара, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как женить маркиза - Блейн Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как женить маркиза - Блейн Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как женить маркиза - Блейн Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейн Сара

Как женить маркиза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Вир выбрался из кареты и не спеша, прогулочным шагом направился к дверям частного клуба «Уайтс» на Сент-Джеймс-стрит. Он не без удовольствия отметил, что Красавчик Браммел, лорд Сефтон и еще несколько модных господ стоят у дверей, привлекая внимание гуляющей публики. Собственно говоря, присутствие здесь сегодня законодателей мод как нельзя лучше соответствовало его планам. Небрежно дотронувшись тростью до полей шляпы в знак приветствия, он вошел в клуб.
Завсегдатаев, предвкушающих игру, собралось уже довольно много. Впрочем, Вир намеренно приурочил свой приход к моменту, когда закончится ужин, который накрывали к шести, счет же за него подавали в девять. Лэндфорд имел обыкновение как следует подкрепиться, прежде чем перейти к игорным столам.
Оставляя плащ и шляпу в гардеробе, Вир не без иронии отметил, что не чувствует никакого волнения перед предстоящей игрой, только желание, чтобы все скорее осталось позади. Дьявол и преисподняя! Он стал совсем другим человеком и едва узнавал себя. Столько лет он трудился, чтобы подготовить то, что должно произойти сегодня вечером, а теперь его одолевает сильное искушение отложить решительную схватку – и из-за чего? Из-за того, что Констанс осталась дома одна. Господи! И вообще он замечал в последнее время, что совершенно не скучает по игре, кутежам и прочим проказам, которым он так охотно предавался до того, как повстречал Констанс. Напротив, теперь он все чаще ловил себя на том, что не может дождаться встречи со своей безусловно очаровательной женой. Он нисколько не сомневался, что скоро ему придется устраивать у себя дома детскую, и чувствовал, что займется этим с таким же удовольствием, как и его зятья ранее. Было даже странно, что эта мысль больше не казалась ему неприятной, как когда-то. Ей-богу, была какая-то трогательная справедливость в том, что его рыжеволосая красавица сумела превратить его в образцового семьянина!
Однако сейчас не время было предаваться размышлениям о своих домашних обстоятельствах, напомнил он себе, кивком поприветствовал Честера Уиндхоума из суссекских Уиндхоумов и направился к лестнице, которая вела наверх, где располагались залы с игорными столами. И особенно не ко времени сейчас было засевшее занозой подозрение, что дома что-то не так, а жена что-то скрывает от него. Дьявольщина! У Констанс явно было что-то на уме вчера ночью. Он знал, что не ошибается.
Не то чтоб его огорчила ее просьба заняться с ней любовью, эту просьбу он был только рад выполнить. Боже правый, он вовсе не был сторонником воздержания, особенно когда речь шла о его восхитительно страстной Констанс. Дело было в несвойственной ей молчаливости. Она так долго молча лежала в его объятиях, а потом предавалась любви с необычной силой.
Черт его возьми со всеми потрохами, если такое поведение не указывает прямо на нечистую совесть! Глаза Вира сузились, и в них появилось холодное, жесткое выражение при этой мысли. Лорд Хэдли, который как раз собирался подойти и поприветствовать Вира, при виде этого выражения побледнел и отшатнулся. Ад и преисподняя! Что такого ужасного натворила Констанс, что она не могла заставить себя признаться в этом? Он бы простил ей что угодно, кроме супружеской измены. Но представить, что она завела любовника, было все-таки невозможно. Не могла она так обманывать его, она, лепетавшая в жару страсти, что не мыслит себе жизни без него.
Но довольно! Его неугомонная жена и так надолго заняла его мысли, а сейчас более важные дела требовали его полного внимания. И хотя Вир изгнал ее из своих мыслей с холодной решительностью, столь знакомой близко знавшим его людям, все же ему не терпелось скорее закончить с отмщением, потому что хочется заняться секретами Констанс.
Приостановившись на верхней площадке, он намеренно вызвал в себе те прежние, темные чувства, которыми руководствовался последние десять лет, – необходимо было закончить то, что он начал. То, что Лэндфорд начал, мысленно поправился он. Что продолжил Блейдсдейл и что, привело к хладнокровному убийству его родителей. Да и Чарлз Ситон, как выяснилось, лишился жизни из-за уязвленной гордости Блейдсдейла.
Забыть, что Джеймс Рошель и его нежная Клэрис погибли из-за развращенных и непристойных устремлений сэра Оливера Лэндфорда и безжалостной гордыни Блейдсдейла, означало бы предать самого себя. Он был Вир, наследник Албемарла. Ему довольно было вызвать в памяти картины кровавой расправы, о которой он узнал из рассказа Проповедника, чтобы ледяное спокойствие вновь снизошло на него.
Небрежно поигрывая тростью с серебряным набалдашником, он ленивой походкой вошел в зал, метко прозванный завсегдатаями Адом, где воздух казался синим от табачного дыма. Тем, кто заметил его приход, он показался очень элегантным, надменным, спокойным и опасным.
В этот вечер он был во всех отношениях «тот самый маркиз де Вир».
Раскланиваясь со знакомыми и останавливаясь, чтобы перекинуться парой слов с теми, с кем состоял в более тесной дружбе, он продвигался по залу, пока не оказался наконец у стола, вокруг которого сгрудилась целая толпа джентльменов. За столом играли в фараон, и, судя по фишкам, переходившим из рук в руки, играли по-крупному. Лэндфорд, уже багровый от вина, которое он продолжал тянуть, не сводил глаз с банкомета, который как раз вытаскивал червонную семерку из «башмака». Проигрышную семерку банкомет положил возле «башмака». Открыли верхнюю карту в колоде – это оказалась выигрышная бубновая четверка. Лэндфорд проиграл.
Однако не к Лэндфорду, который нервно облизывал пересохшие губы, глядя на то, как банкомет сгребает его фишки, было приковано внимание Вира. Вир смотрел на банкомета. Легкая улыбка тронула углы его губ, когда банкомет поднял на него взгляд и посмотрел ему прямо в глаза. Черт возьми, подумал Вир, который никак не ожидал, что граф Шилдс теперь в городе, и тем более не мог предположить, что зять его зайдет в этот вечер именно в «Уайтс» и так кстати засядет здесь за фараон. Повинуясь внезапному предчувствию, Вир обвел глазами зал, в котором толпились джентльмены. Он не слишком удивился, обнаружив в толпе графа Блэкторна, который стоял, с небрежным видом прислонившись к стене, и наблюдал за ним.
Похоже, его несносные сестрицы сообразили-таки, что им следует сделать в связи с его внезапной женитьбой на падчерице Блейдсдейла. Они подумали-подумали и решили послать Виру подкрепление, а сами наверняка отправились к Албемарлу. Однако только Констанс могла сообщить его зятьям, куда именно он отправляется сегодня.
Что ж удивляться, что его обычно прямодушная Констанс вела себя как человек, страдающий от угрызений совести! Он мрачно пообещал себе, что проучит дрянь девчонку, когда до нее доберется.
Впрочем, сказал он себе, подавая знак лакею, чтоб принес вина, и с небрежным видом усаживаясь в кресло, присутствие его родичей ничего не меняет. Он не позволит никому, даже Шилдсу и Блэкторну, вмешаться теперь в его планы. Он долгие годы терпеливо выстраивал механизм отмщения, но терпению его пришел конец. Сегодня он добьется, чтобы Лэндфорд расплатился по своим долгам сполна. И тогда можно будет заняться наконец Блейдсдейлом.
Лэндфорд между тем снова проиграл, затем выиграл по тройной ставке, и Вир опять заставил себя выбросить из головы все, не имеющее отношения к сегодняшнему делу. Стороннему наблюдателю этот развалившийся в кресле аристократ, поигрывающий тростью с серебряным набалдашником, показался бы самим олицетворением томности. А между тем не было человека в зале – за исключением Лэндфорда, – который бы оставил без внимания его сегодняшнее появление в клубе, понимая, что этот опасный маркиз неспроста оказался рядом со своим злейшим врагом.
Что до сэра Оливера, то он, если и обратил внимание на лениво наблюдающего за ним Вира, ничем этого не показал. Сэр Оливер поставил все свои деньги на десятку на выигрыш. И проиграл. Затем снова выиграл. Потребовал еще вина, поставил на пятерку на проигрыш. И выиграл.
Это не прошло мимо внимания присутствующих. Слышали, как сам Красавчик Браммел заметил лорду Сефтону, что необходимо немедленно выбрать одного из членов Янг-клаб, дабы он заполнил образовавшуюся вакансию в Олд-клаб. Дело в том, что вице-адмирал сэр Оливер Лэндфорд только что был исключен из членов клуба. Просто сам он еще об этом не знал.
Не знал сэр Оливер, начавший вдруг здорово проигрывать, и того, что на него за его спиной сейчас заключают пари, причем в фаворитах ходит версия, что будет дуэль на пистолетах и не позднее, чем завтра на рассвете; впрочем, нашлись тут и скептики, утверждавшие, что скорее рак на горе свистнет, чем Лэндфорд рискнет стреляться с Виром. Но все сходились в одном: так или иначе Лэндфорд теперь в Лондоне человек конченый.
Однако часы в зале успели пробить одиннадцать, прежде чем сам Лэндфорд начал об этом догадываться. К одиннадцати он проиграл все фишки и, будучи, как это бывает с игроками, совершенно уверен, что удача вот-вот повернется к нему лицом, потребовал продолжения игры в долг.
– Я был бы рад оказать вам любезность, – сказал Шилдс, сгребая фишки и выплачивая выигрыши. – Но, к несчастью, ваш кредит недостаточно хорош. – Граф поднялся и, выпрямившись во весь свой немалый рост, объявил: – Господа, прошу извинить меня, но я объявляю банк на сегодня закрытым.
– Черта с два! – воскликнул Лэндфорд, хватив кулаком по столу и вскочив со своего кресла. – Вы не можете прикрыть банк сейчас. Вот эти господа и я желаем отыграться. Мы имеем на это право.
– Эти господа могут продолжить игру за другим столом. Что же до вас, сэр Оливер, то вы больше не член клуба. Если вы не верите мне на слово, то обратитесь в правление. Если и это вас не убедит, я к вашим услугам – на двадцати шагах или на шпагах, как вам будет угодно.
Все присутствующие единодушно сошлись впоследствии на том, что одного холодного блеска в глазах Шилдса, не говоря уж об упомянутых клинках, было вполне достаточно, чтобы образумить Лэндфорда. То, что он не образумился, следовало приписать либо пьяному угару, либо обыкновенной глупости. Впрочем, всем присутствующим было известно, что не Шилдса Лэндфорд должен был бояться в этот вечер.
– Вот значит как? – просипел сэр Оливер, теребя пальцами свой шейный платок, словно тот душил его. – Мой кредит хорош, черт побери! Спросите у кого угодно.
Это было не самое удачное предложение при данных обстоятельствах, что сразу же стало ясно всем, кто видел, как Вир, безупречно элегантный, в ту же секунду медленно поднялся со своего кресла.
– Действительно, отчего бы не спросить? У меня, например.
Вице-адмирал сэр Оливер Лэндфорд, как впоследствии рассказывали во всех модных гостиных и клубах города, при этих кротким тоном произнесенных словах побелел как полотно.
– Ты! – даже не прохрипел, а проскрежетал он. – Ты ждал именно этого.
– Десять лет, если быть точным, – заметил маркиз со своей неподражаемо нежной улыбкой, от которой у вице-адмирала на лбу выступил крупный пот. – Какая жалость, что лорд Синклер так скверно стреляет. Если бы не его промах, вы вполне могли бы избежать окончательного расчета. – Он вытащил изрядных размеров бумажник, набитый долговыми обязательствами, и положил его на стол. – Однако волею судеб я, милорд вице-адмирал, могу теперь потребовать полного платежа – за все, что вы должны мне и моему дому.
Когда смысл слов Вира полностью дошел до него, Лэндфорд, ставший лиловым, принялся ловить ртом воздух, а потом начал медленно валиться назад, словно вид Вира сделался для него настолько ужасен, что ноги перестали держать его.
– Великолепно. Вижу, вы начинаете понимать, – заметил Вир, поигрывая своей тростью с серебряным набалдашником. – Может быть, вас не затруднит сообщить мне, когда я могу получить удовлетворение?
Только тут Лэндфорд, видимо, лишившийся дара речи, стал вертеть головой, словно в надежде увидеть в толпе хотя бы одно дружественное лицо. Обнаружив, что никто не проявляет к нему и тени сочувствия, он повернулся и бросился бежать, прямо сквозь строй любопытствующих, которые расступались перед ним.
– Черт возьми, Вир, – заметил Шилдс, глядя вслед удаляющейся фигуре вице-адмирала. – Полагаю, нам придется пойти за ним.
– Осмелюсь заметить: что до вас двоих, то так вам и надо – за то, что вздумали соваться в мои личные дела, – ответил Вир, косясь на Блэкторна, который присоединился к ним. Холодная ярость душила его. Это деяние должно было быть совершено им в одиночку. Даже Рот не должен был принимать участия. Потому что если бы что-то пошло не по плану, только он один должен был расплачиваться за свою ошибку. – Меня бы гораздо больше устроило, если б вы отправились по домам и предоставили Лэндфорда мне.
– Ты кое о чем забыл, мой друг, – сказал Блэкторн со странным блеском в глазах. – Лэндфорд заклеймил меня как предателя короля и родины и разрушил мою карьеру на флоте. Полагаю, это дает мне некоторые права на него.
– Вероятно, ты скажешь, что у меня никаких прав нет, – заговорил Шилдс, который, будучи самым старшим среди них троих, должен бы быть самым уравновешенным. – Но вот только, – добавил он пугающе тихо, – поступки этого человека привели к тому, что моя жена лишилась и отца, и матери. И винила за это себя, следует добавить. Теперь вы, надеюсь, понимаете, почему я считаю своим долгом добиться, чтобы сэра Оливера постигла заслуженная кара.
– Если я признаю справедливость ваших притязаний, – возразил Вир, отлично понимавший, что истинной целью его зятьев было не дать ему попросту убить Лэндфорда, – это все равно ничего не изменит, так как мое право имеет преимущество как обретенное несколькими годами ранее. К тому же этот человек не стоит нас троих.
– Он не стоит и одного из нас, – заметил Блэкторн, кладя руку на плечо Вира. – Предлагаю покончить с этим делом поскорее. Этот трусливый негодяй, пожалуй, добежит до самого Лэндфорд-Парка без остановки.
– Нет, – сказал Вир с такой уверенностью, что мороз пробирал по коже. – Он добежит только до своих апартаментов в «Ридлер-отеле». – Внезапно он улыбнулся. – А потому предлагаю, раз уж вы явились сюда, имея в виду позаботиться о моем благополучии, посидеть здесь втроем, выпить, поговорить. Мне интересно было бы услышать, как поживают мои племянники и племянницы. А сэр Оливер покамест получит возможность как следует подумать об ошибочности своего поведения. – И, направившись к свободному столику в углу, он с очаровательной снисходительностью осведомился: – Как дела у моего маленького тезки, кстати сказать?
Шилдс, успевший хорошо познакомиться с причудливыми переменами настроения своего шурина, обменялся взглядом с Блэкторном, который только плечами пожал. Вир, очевидно, решил упорно уходить от темы, а он с ума мог свести своей уклончивостью. Решив, что разумнее подыграть, оба зятя уселись с ним за стол. Надо думать, в свое время маркиз сочтет возможным сообщить им, что собирается делать.
Вир был само очарование и блистал остроумием, как только он и умел, когда был в подходящем настроении. Беседа текла легко и приятно, они перебрали множество тем, но таких, которые не имели никакого отношения к делу, занимавшему умы всех троих. Шилдс и Блэкторн, которым уже случалось видеть шурина в подобном настроении, нисколько не были обмануты его приятными речами. Виру было известно нечто такое, чего они не знали. Это, по крайней мере, было ясно. Он выжидал, тянул время – но чего он дожидался?
Итак, вечер был в разгаре, когда Вир вдруг решительным движением поставил свой стакан и поднялся.
– Что-то в «Уайтс» стало скучновато, – заметил он негромко. Глаза его из-под тяжелых полуопущенных век сверкнули странным, неистовым блеском. – Полагаю, самое время сменить обстановку.
Если прежде Вир был очень говорлив и ловко пускал в ход свое остроумие, парируя вопросы, на которые не желал давать ответа, то в карете он погрузился в молчание.
Зятья, почувствовав перемену в его настроении, удовольствовались тем, что, откинувшись на подушки сиденья, стали мрачно ждать. Они оба знали Вира много лет. Он отнюдь не обрадовался их появлению в клубе, так как посчитал это вмешательством в свои личные дела, впрочем, они и не ждали, что он обрадуется. Вообще навязываться Виру было затеей небезопасной. Но все же они пришли в клуб. А приятен был ему их приход или нет, не имело значения. Они пришли, чтобы защитить Вира не только от его врагов, но и от него самого.
Оба они нисколько не сомневались, что Вир вполне способен взять правосудие в свои руки, действуя при этом быстро и решительно. Не зря он пользовался репутацией человека опасного. Он убивал и прежде. Оба не сомневались, что действовать он станет не рассуждая, не думая ни о последствиях, ни об опасности для собственной жизни. И они отнюдь не собирались спокойно смотреть, как их шурин калечит собственную жизнь. Ведь следовало подумать об Эльфриде и Вайолет, не говоря уже о герцоге, который, несмотря ни на что, всегда верил в возможность исправления паршивой овцы. А теперь появилась еще и Констанс, новоиспеченная маркиза. Разве все они заслужили такую участь – любоваться на то, как Вир будет болтаться на чертовой виселице?
Карета въехала на Холборн-стрит и остановилась перед «Ридлер-отелем», четырехэтажным георгианским особняком коричневого кирпича. Ступив на тротуар, Вир оставил притворную вялость. Не дожидаясь своих спутников, он вошел в отель, решительным широким шагом прошел через вестибюль и стал подниматься по лестнице, прыгая через две ступени. Добравшись до верхнего этажа, он прямо направился к апартаментам Лэндфорда и толкнул дверь. Дверь распахнулась.
Он замер на пороге, и рука его нырнула в карман плаща. Вытащив пистолет, он решительно шагнул внутрь.
– Я бы на вашем месте не пытался бежать, – сказал он. Поднял пистолет и выстрелил.
Выстрел и грохот падения какого-то тяжелого предмета показались оглушительными в ночной тишине.
Шилдс и Блэкторн очутились рядом с ним через долю секунды. Они замерли – мрачное зрелище предстало их глазам.
Безжизненное тело Лэндфорда лежало на полу. Его лицо было искажено ужасом и выглядело просто страшно. Но это был совсем не тот Лэндфорд, которого они привыкли видеть. Облаченный в женское платье, с белокурым париком на голове, с карикатурно накрашенным лицом, он представлял собой отвратительное зрелище. На его окровавленной шее было колье из бриллиантов и изумрудов, колье, которое некогда украшало шею леди Клэрис.
Рядом с телом, все еще сжимая в руке окровавленный нож и извиваясь среди осколков бронзовой люстры, стонало гнусное, костлявое существо с длинными седыми волосами.
Блэкторн подошел, чтобы забрать у этого несчастного нож, Шилдс же посмотрел на Вира долгим задумчивым взглядом:
– Кто это, черт возьми, такой?
– Что гораздо важнее, – перебил Блэкторн, вскидывая на шурина острый взгляд, – как ты догадался, что произойдет здесь?
– Возможно, увидел в своем магическом кристалле, – ответил Вир с улыбкой, столь же бесстрастной, сколь и загадочной. – Позвольте представить вам мистера Финеаса Амброуза, бывшего управляющего имениями моего отца, а ныне промышляющего весьма сомнительным занятием – ростовщичеством. Похоже, сей джентльмен только что в доступной форме объяснил сэру Оливеру, что бываете теми, кто не платит долги.
– Кровосос, – сказал Блэкторн с отвращением. – Как я сразу не догадался. У него и вид как у типичного процентщика.
– В этом есть своя ирония, – заметил Вир, мысли которого уже были заняты последним предстоящим ему делом. Его суровый взгляд упал на украшение, обвивавшее шею мертвого Лэндфорда, – Дело в том, что мистер Амброуз в данный момент считается заключенным тюрьмы Куинз-Бенч, и попал он туда за то самое преступление, за которое так жестоко наказал своего несчастного клиента.
Он опустился на колени, расстегнул застежку колье на шее Лэндфорда, завернул украшение в полотняный платок и сунул его в карман. Но, уже начав подниматься с колен, он внезапно замер. Взгляд его устремился на ужасно искаженное лицо Лэндфорда. На левой щеке виднелся синяк очень странной формы, напоминающей печать перстня. Черт возьми, когда-то он уже видел синяк, очень похожий на этот. Он видел такой синяк на щеке Констанс! Внутри у него все сжалось, когда он понял, что Блейдсдейл побывал здесь до них и что это может означать. Он встал. Блэкторн все это время очень внимательно наблюдал за ним.
Придя отчего-то в страшное раздражение, Вир рывком поднял Амброуза на ноги.
– Буду премного обязан тебе, старина, – сказал он, обращаясь к Шилдсу, – если ты приглядишь за этим созданием. – И он подтолкнул к зятю Амброуза.
– Черт возьми, Вир, в чем дело? Куда ты собрался? – заговорил Блэкторн, делая шаг вперед.
– Домой, – отозвался Вир, чувствовавший, что каждая секунда дорога. – Нет времени объяснять подробности, но я думаю, что Констанс в страшной опасности.
– Без нас ты не уйдешь, – заявил Шилдс и принялся искать что-нибудь, чем связать Амброуза.
Обнаружилось, что шнуры от штор великолепно подходят для этой цели. И очень скоро мистер Финеас Амброуз лежал связанный, как посылка, ожидающая отправления в тюрьму.
Когда они подъехали наконец к дому, там царила полная темнота. Впрочем, само по себе это не должно вызывать тревоги, подумал Вир, вылезая из кареты и неуверенно направляясь к парадному крыльцу. Сейчас глубокая ночь, и, естественно, все в доме спят. Тем не менее, открывая дверь своим ключом, он с тревогой вспомнил о том, что пистолет в его кармане разряжен. Тревога его только усилилась, когда он обнаружил, что небольшой настольной лампы, которую обыкновенно оставляли гореть в прихожей до его возвращения, на обычном месте нет.
Он остановился, прислушиваясь к тишине, раздумывая, стоит ли поднимать шум в доме, в котором где-то прячется незваный гость. Констанс могли приставить нож к горлу, значит, подобный риск не оправдан.
Пока ехали в карете к его дому, обсудили ситуацию. Очевидно, Блейдсдейл зашел к брату по каким-то своим причинам и случайно застал Лэндфорда в наряде, который вице-адмирал предпочитал носить у себя дома. Последовала ссора, и Блейдсдейл, разозленный неприличным поведением брата и его окончательным падением, ударил его, да так, что тот потерял сознание. Не подозревая о том, что злая судьба в лице кровожадного ростовщика затаилась и ждет с ножом в темном углу, Блейдсдейл ушел, бросив беспомощного брата на милость убийцы. Направился граф прямиком сюда, в дом Вира. Разумеется, он не знал, что сам Вир как раз едет к его брату и скоро обнаружит тело вице-адмирала с предательской отметиной в виде его печати на щеке и соответственно догадается о его ужасном плане. Не знал он и того, что Вир не один.
Шилдс и Блэкторн, должно быть, уже вошли в дом с заднего крыльца. «Если мне повезет, я обнаружу Блейдсдейла первым», – подумал Вир.
Он жестоко бранил себя за то, что в своей надменности не предвидел такую возможность и не обеспечил вооруженную охрану на время своего отсутствия. Как он мог, дурак несчастный, оставить Констанс здесь одну, совершенно беззащитную! Как он не сообразил, что Блейдсдейл обязательно придет сюда!
Наконец, отбросив всякую осторожность, он поднялся по лестнице, прошел по коридору к двери, которая вела в комнату Констанс. Если Блейдсдейл действительно сейчас внутри и поджидает его, что ж, Вир не разочарует своего врага. И если хоть один волос упал с головы Констанс, то ни Бог, ни черт не спасет Блейдсдейла от возмездия.
Он протянул руку к двери.
Вир, разумеется, не знал, что его ждет в комнате, но чего он никак не ожидал увидеть, так это Констанс, одетую в черный плащ и штаны и с пистолетом в руках, который был нацелен прямо ему в грудь!
В ту долю секунды, которая ушла на то, чтобы супруги узнали друг друга, Вир имел сомнительное удовольствие вспомнить всю свою жизнь, которая промелькнула перед его мысленным взором.
– Черт возьми, Вир! – Констанс опустила пистолет. – Почему ты так долго?
– Я буду рад удовлетворить твое любопытство, – сказал Вир, закрывая за собой дверь, – как только ты объяснишь мне, отчего это ты стоишь перед своей дверью с пистолетом наготове.
– Боюсь, на объяснения у нас совсем нет времени, – ответила Констанс. – Блейдсдейл в доме, и я не думаю, что он зашел только затем, чтобы мило побеседовать с нами за завтраком. Если б я в твое отсутствие не принялась от скуки бродить по дому, то сейчас бы меня везли в Сомерсет с мешком на голове. Он не заметил меня, и я сумела пробраться к себе в комнату и переодеться в более приличный наряд, чем шелковая ночная рубашка.
– По-моему, «приличный» – это не совсем подходящее слово, – сухо заметил Вир. – С другой стороны, – добавил он, беря себе один из ее пистолетов, – аксессуары, которые ты к своему наряду подобрала, возражений у меня не вызывают. Где сейчас Блейдсдейл?
– В кабинете. И по-моему, он успел там угоститься твоим бренди, не говоря уж о том, что выгреб содержимое твоего стола. По крайней мере, я слышала, как шуршат бумаги.
– Тогда, миледи, если вы считаете свой туалет законченным, – сказал Вир, открывая дверь, – думаю, нам стоит пойти к нашему незваному гостю.
Констанс, никак не ожидавшая подобной снисходительности от мужа – она была уверена, что он прикажет ей оставаться в комнате, – одарила его ослепительной улыбкой, от которой у него дух захватило.
– После вас, господин маркиз.
Блейдсдейл был так занят обыском, что даже не заметил, как Вир и Констанс вошли в кабинет.
Граф стоял спиной к ним и сбрасывал книги с книжных полок на пол. Он замер как пораженный громом, когда раздался голос Вира:
– Вы напрасно ищете документы здесь, Блейдсдейл. Я уже передал их в адмиралтейство.
– Вир.
Это единственное слово, произнесенное с нескрываемым отвращением, казалось, повисло во внезапно наступившей тишине. Вир отодвинул Констанс подальше от графа и сказал:
– Все кончено, Блейдсдейл. Лэндфорд мертв.
Граф, все так же стоя спиной к ним, склонил голову чуть набок, словно прислушиваясь.
– Это ложь, – заявил он. – Я видел его всего час назад. Вир сунул руку в карман и вытащил то, что было завернуто в полотняный платок.
–Я тоже видел его. – Вир положил этот предмет на стол. – Он и сейчас там, где я оставил его, – лежит на полу с перерезанным горлом.
Констанс в ужасе уставилась на колье из бриллиантов и изумрудов, покрытое кровью.
Блейдсдейл дернулся, как от удара. Наконец он повернулся и пронзил Вира злобным взглядом.
– Так вот как ты отомстил ему. Зарезал, как свинью на бойне.
– А как поступили с моей матерью в день, когда это колье было сорвано с ее шеи? Да, мне это известно доподлинно от самого Проповедника. Однако это не я убил Лэндфорда. А если уж вы так высоко ценили жизнь своего брата, Блейдсдейл, то вам следовало оплатить его долги. Амброуз оказался не таким милосердным, как я. Не сомневаюсь, что вам приятно будет узнать, что сейчас убийца в руках сыщиков с Боу-стрит. Осмелюсь предположить, что он окажется очень ценным свидетелем на вашем процессе – если дело дойдет до суда.
– Амброуз! – Имя это сорвалось с уст Блейдсдейла как проклятие. – Итак, ты не пропустил никого. Сначала Синклер, а теперь сэр Оливер. Должен признаться, что я недооценивал тебя, Вир. Ты даже сумел похитить у меня Констанс, как некогда твой отец похитил у меня ее мать.
– Вы, милорд, во власти заблуждения, – заговорила Констанс, припомнив, как он ударил ее по лицу. – Я никогда не была вашей, а потому меня нельзя было у вас похитить. И мою мать вы получили гнусным обманом, устроив убийство моего отца. Уже из-за одного этого я буду только рада, если вас повесят.
«До повешения, пожалуй, не дойдет», – подумал Вир, внимательно следивший за Блейдсдейлом. Что-то такое было в его глазах. Он был конченым человеком и понимал это. Черт возьми, он собирался прихватить кого-то с собой на тот свет. Но только когда Блейдсдейл резко рванулся в сторону, Вир увидел в руке у него пистолет, совсем небольшой, и направлен пистолет был на Констанс. Вир выстрелил. Пистолет Блейдсдейла грохнул тоже, и Вир краем глаза успел увидеть, как Констанс падает на пол.
Невыносимая боль сжала его сердце при мысли о том, что в конце концов Блейдсдейл все же выиграл. Он убил Констанс! Вир отбросил разряженный пистолет в сторону. Сжимая трость с серебряным набалдашником в руке, он направился к Блейдсдейлу, не заметив даже, что за его спиной Шилдс и Блэкторн ворвались в кабинет. Блэкторн сразу опустился на колени возле Констанс.
Вир не сводил глаз с лица графа, на котором ясно читались злорадство и торжество. Со свистом появился клинок из трости, служившей Виру ножнами. Только одно дело оставалось невыполненным. Он прислушался к себе, к своим чувствам. Десять лет. Амброуз, Синклер, Лэндфорд и теперь вот Блейдсдейл. Каждого из них он заставил заплатить, каждого по-своему. Какая ирония судьбы, думал он, чувствуя, как тяжел клинок в его руке. Герцог оказался в конце концов прав. Месть не приносит удовлетворения, оставляет только горький привкус пепла. Решительным движением он занес клинок над Блейдсдейлом.
Блейдсдейл, зажимавший руками рану в груди, оставленную пулей Вира, посмотрел на своего врага и, увидев его глаза, холодные, как сама смерть, почувствовал, что им овладевает страх. Торжествующая улыбка слетела с лица графа. В глазах его появилась мольба.
– Вир, нет! – Рука Шилдса схватила его за запястье. – Гидеон, остановись, зять! Все хорошо. Блейдсдейл промахнулся. Послушай же меня!
Синие глаза Вира посмотрел и на него с холодной, пронзительной ненавистью.
Всерьез опасаясь, как бы за все свои старания ему не пришлось стреляться с Виром на двадцати шагах сегодня же, Шилдс попробовал еще раз:
– Констанс не пострадала. Финни успел оттолкнуть ее.
Шилдс почувствовал, как рука, которую он сжимал, обмякла. Вир сделал шаг назад, безвольно уронил клинок.
Он нашел глазами Блэкторна, тот помогал Констанс подняться. Рядом топтался Финни – спаситель его жены.
Вир почувствовал, как зимний холод, сковывавший сердце, постепенно отпускает, когда увидел Констанс, шагнувшую навстречу ему.
И, отбросив клинок в сторону, он заключил ее в объятия.
– Все произошло из-за Лэндфорда, много лет назад, – говорила Констанс, прижимаясь щекой к груди Вира. – Все они были детьми и жили неподалеку друг от друга. И сколько же жизней погублено из-за того случая! Сколько ненависти он породил. Почти все они мертвы. Лэндфорд тоже – какой жалкой смертью он умер.
– Лэндфорд был Лэндфордом, и этим все сказано, – заметил Вир. Он не испытывал ни малейшей жалости к этому развращенному человеку, который пользовался высоким положением для того, чтобы манипулировать зависимыми от него людьми и удовлетворять свои потребности. В некотором смысле он ничем не отличался от Блейдсдейла, который делал то же, но ради своей неуемной гордыни. – Теперь он мертв. И я хочу, чтобы на этом все закончилось.
– И я хочу, – ответила Констанс, которой еще больше хотелось, чтобы все мрачное и страшное скорее осталось позади. – Теперь нам нужно думать о будущем.
Вир, который в ее объятиях уже стал забывать о горьком отчаянии, охватившем его при мысли, что он потерял Констанс навсегда, почему-то при этих словах насторожился. И тревога его стала только сильнее, когда Констанс подняла голову и, опершись на локоть, заглянула ему в лицо.
– Я тут думала... – начала она.
– Ты меня пугаешь, – проговорил Вир, отметив про себя, что его рыжеволосая жена никогда не выглядела привлекательнее, чем сейчас: роскошные кудри рассыпались по плечам, губы задумчиво сжаты.
– Животное ты, – сердито сказала Констанс.
– Конечно, животное, – согласился Вир, чувствовавший, что им снова начинают овладевать самые что ни на есть животные побуждения.
– Так вот, я тут думала, – твердо повторила Констанс, решившая не обращать внимания на его неудачную вылазку, а вместо того применить новую тактику, очевидно, с целью раздельно завладеть вниманием своего неугомонного супруга и повелителя. Кончиком указательного пальца она коснулась середины его аристократического лба и.медленно, томно повела палец вниз, по носу, через красиво очерченный рот и ямочку на подбородке и дальше. – И решила, что кое-что в доме надо будет переделать.
– А! – сказал Вир, который в данных обстоятельствах был более чем склонен дать ей полную свободу действий – пусть себе переделывает дом, сколько ее душе угодно. – Полагаю, дело в этих самых шторах с цветочным орнаментом. Теперь ты считаешь, что в свое время приняла необдуманное решение.
Констанс имела в виду отнюдь не шторы в парадной столовой – совсем напротив, шторами она была очень довольна и считала, что ткань с бледно-голубыми и синими дельфиниумами очень оживляет в целом аскетическую обстановку этого помещения.
– Ничего подобного я не считаю, Вир! – Констанс прищурилась, и Вир сразу пожалел, что затронул эту тему. – А чем тебе не нравятся шторы в столовой?
– Всем нравятся, радость моя, – поспешил он исправиться. – Можешь мне поверить, что теперь я не мыслю жизни без этих штор. Но если дело не в столовой, – продолжал он в надежде перевести разговор в более спокойное русло, – то что же ты собралась переделывать? Гостиные на первом этаже, комнаты для гостей на третьем, ванные, прачечные и даже бальный зал – все настолько идеально, что об улучшениях и помыслить невозможно.
Констанс нахмурилась, соображая, не смеется ли над ней Вир. Но потом благоразумно решила отбросить такую возможность и сосредоточиться на том, что, собственно, и заставило ее начать этот разговор:
– Нет, ты совершенно прав, мой дорогой маркиз и повелитель. Дело не в бальном зале и не в прочих помещениях, в которых я попробовала себя в качестве декоратора. Собственно говоря, я имела в виду, что нам следует оборудовать детскую.
Если она хотела слегка наказать его за достойное порицания легкомыслие, то она была вполне вознаграждена реакцией своего супруга и повелителя на это будничное заявление.
Вир так и замер и остановившимся взглядом вперился в Констанс. Он не стал тратить время на предисловия.
– Черт возьми, Констанс, – воскликнул он, сжимая ее безмятежное лицо в ладонях. – Ребенок? Ты уверена?
– Никогда в жизни я ни в чем не была так уверена, Гидеон, – ответила Констанс, глядя на него счастливыми глазами. – Только одно я знаю так же верно: что мне самой судьбой было суждено влюбиться в тебя с первого взгляда.
Как ни сильно был обрадован Вир неожиданной новостью о том, что он станет отцом, а все же последние ее слова напомнили ему кое о чем.
– Надеюсь, ты простишь мне мою прискорбную забывчивость, Констанс, – сказал он, – но мне бы очень хотелось узнать, когда же именно произошло это знаменательное событие. Честно говоря, я не помню, чтобы мы с тобой встречались до того вечера, когда я остановил твою карету на большой дороге. И мне давно было интересно, как это только ты одна сумела угадать, кто скрывается под маской Черной Розы.
– Но как же мне было не узнать тебя, Вир? – ответила Констанс, и в глазах ее заплясал смех. – Ведь ты однажды уже избавил меня от жалкой участи оказаться в лапах лорда Клэрборна, который неуклюж, как медведь, в два раза меня старше да к тому же тогда был в дурацкой маске дракона-людоеда.
– Господи! – воскликнул Вир, припоминая. – Так это было на бале-маскараде у лорда Рэйвенли. Ты была одета королевой Маб.
– А ты был в костюме Робина Гуда, – закончила за него Констанс. – Ты был в маске, когда я повстречала тебя в первый раз. Ты тогда представился мне и назвал свое имя – Вир. Что же удивительного, что я узнала тебя, когда Черная Роза остановил мою карету и столь галантно похитил с моих уст поцелуй.
– Увы, – сказал Вир, хватая Констанс в объятия, – я оказался совсем не таким наблюдательным, как ты, любимая. Я не сумел распознать в леди Черной Розе женщину, которая похитила мое сердце. – И, склонившись над ней, он поцеловал ее с пронзительной нежностью, которая не оставляла сомнений в том, что их брак, возникший как фиктивный, превратился в нечто совершенно иное. Оторвавшись от нее, он шепнул ей: – Я так люблю тебя, Констанс. А ведь я думал, что никогда никому не скажу этих слов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Как женить маркиза - Блейн Сара

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Эпилог

Ваши комментарии
к роману Как женить маркиза - Блейн Сара



Понравилось! Очень интересный сюжет, увлекательный, захватывающий. И герои прелесть. Понравилось,что Констанс смелая, умная девушка, а не изнеженная леди. Гидеон просто милашка)))
Как женить маркиза - Блейн СараОличка
31.07.2011, 16.11





Прочитала с удовольствием, и перечитала. Низкий поклон переводчику. Читается на одном дыхании. Сюжет возможно и не оригинальный, но герои настолько прекрасные и здравомыслящие люди, и интересная интрига, что не можешь остановится, пока не дочитаешь. Нету приевшейся наглости, речь достойная. А чувство юмора... В некоторых местах не могла сдержать смеха, когда представила злодеев в окружении дюжины достопочтенных дам какого-то книжного комитета. Один из лучших лр на этом сайте.
Как женить маркиза - Блейн СараНаташа
9.11.2012, 16.46





Неплохо
Как женить маркиза - Блейн СараНадежда
27.10.2013, 20.24





Легкий,остроумный и трогательный роман,местами даже познавательный,написан хорошим языком,сюжет динамичный.Согласна с Наташей,один из лучших на сайте.
Как женить маркиза - Блейн Сараюлия
1.12.2013, 21.44





Очень понравился роман,увлекает с первой страницы.Сильные герои,настояшие чувства,много юмора и приключений.Сюжет не избит,невозможно оторваться.Кто хочет отдохнуть-читайте и получайте удовольствие.10 и не меньше.
Как женить маркиза - Блейн СараЛана
24.12.2013, 1.34





Клас
Как женить маркиза - Блейн Сараинна
26.12.2013, 6.55





Неплохо, но местами затянут, не согласна, что лучший на сайте, а гл. герои впечатляют.
Как женить маркиза - Блейн СараТаня Д
7.07.2014, 1.20





Впечатляет, но называть 25 летнюю женщину дитя, это слишком, а любимое слово героя дрянь девочка вообще..
Как женить маркиза - Блейн СараМилена
19.12.2014, 10.27





Хороший роман,неплохо.Но полностью согласна с Миленой,обращение ко взрослой женщине "дитя"- меня просто коробило.
Как женить маркиза - Блейн СараНаталюша
5.01.2015, 14.30





Да! Главные герои действительно не раздражают. Сам роман под затянут-пока дочитаешь описания чело-либо десять раз с сюжета собьешься. Но время на чтение потрачено незря-рекомендую
Как женить маркиза - Блейн СараНадежда
3.04.2015, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100