Читать онлайн Запретные мечты, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - 24. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретные мечты - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретные мечты - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретные мечты - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Запретные мечты

Читать онлайн


Предыдущая страница

24.

Сирена уверенными шагами спускалась по лестнице, натягивая на ходу перчатки из серой кожи. Сегодня впервые после многих месяцев пасмурной погоды и снежных заносов выдался светлый солнечный день, витраж над входной дверью переливался всеми цветами радуги. Серо-голубые глаза Сирены сияли, она чудо как похорошела, на щеках играл румянец, а губы сделались розовыми и больше не казались пересохшими. Наконец-то она обрела покой, почувствовала себя свободной и счастливой, и, если иногда по ее лицу пробегала тень, Сирена не давала ей задерживаться. Она больше никому не позволит нарушить свой, с таким трудом завоеванный покой — ни сегодня и ни когда-нибудь еще.
Ее костюм из серо-лилового крепдешина никак нельзя было назвать ярким, но она специально выбрала такую расцветку. Вместе с этим символом траура Сирена надела серые перчатки, круглую шляпку и колье из черного янтаря с десятидюймовыми подвесками, которое когда-то преподнес ей Натан. На плечи жакета с рукавами, сшитыми по фасону «баранья нога», она накинула отороченную бобром пелерину — подарок Варда на прошлое Рождество. Такое сочетание казалось ей весьма неплохим, хотя она и сомневалась, что оно понравится Варду.
Ожидая ее, он сидел в коляске, грелся на солнышке, не выпуская вожжи из ловких рук. Он тоже выглядел намного лучше. Пуля, которую он получил в тот ужасный день, сломала два ребра. А когда ему пришлось прыгать вместе с женщинами с верхнего этажа публичного дома, он еще проткнул легкое. Вард вполне мог бы заболеть пневмонией, но все, слава богу, обошлось. Он до сих пор выглядел немного осунувшимся, возможно, так казалось из-за бронзового, не сходящего с его лица загара, но тем не менее вполне поправился для того, чтобы заниматься чем угодно.
Сирена улыбнулась, вспомнив прошлую ночь и все, что произошло между ними на огромной постели в золотой спальне Бристлекона. Они разделяли ее в течение последних четырех недель, за что следовало благодарить Консуэло. В тот день, когда Сирена и Вард добрались до дома, они были слишком изможденными и слишком страдали от боли, чтобы задумываться о том, в каком положении они очутились. Миссис Иган показала на комнату Сирены, и Консуэло велела старателям, которые привезли их домой, уложить их вместе на эту кровать. Они лежали там, охваченные то жаром, то ознобом, впадая в беспамятство, поворачиваясь друг к другу лицом, прикасаясь руками, шепча друг другу слова признательности до тех пор, пока не осмелились прошлой ночью на нечто большее.
Сирена мысленно вернулась на несколько недель назад, к тому кровавому дню. Она вспомнила три выстрела пожарной тревоги, вспомнила, как она спускалась из горящего публичного дома по связанной из простыней веревке, оказавшейся слишком короткой, из-за чего ей пришлось прыгать с немалой высоты. Вспомнила, что она почувствовала, увидев, как старатели, называвшие ее когда-то Золотыми Каблучками, разогнали последних нанятых Перли молодчиков и уже собирались ворваться в бордель, когда его целиком охватил огонь. Что случилось потом, Сирена помнила смутно, она только знала, что ее упряжку с экипажем остановили и пригнали обратно и что двое самых сильных горняков отправились верхом, сопровождая их в Бристлекон. Охрана, собственно говоря, требовалась скорее уже не ей с Вардом, а лошадям, чтобы их не украли по дороге. К тому времени огонь успел охватить значительную часть деревянных построек Криппл-Крика, и люди кидались на любую повозку или лошадь, чтобы спасти имущество от пожара. «Эльдорадо» сгорел дотла, как и почти все другие заведения на Мейерс-авеню…
Увидев Сирену, Вард вышел из экипажа. Спустившись с крыльца, она села в коляску, опираясь на протянутую руку. Поднявшись на козлы и взяв поводья, Вард обернулся и с улыбкой посмотрел на Сирену, любуясь ее зарумянившимся лицом под широкими полями шляпы. Потом взгляд его зеленых глаз ненадолго задержался на ее накидке. Наконец он со вздохом отвернулся, словно делал это против своей воли, прикрикнул на лошадей, и коляска покатилась по дорожке.
Сирена смотрела на его сильные руки, сжимавшие вожжи, с удовольствием наблюдая, как искусно Вард правит лошадьми. Он вообще многое умел, но кое-что удавалось ему особенно хорошо. Да, теперь она в огромном долгу у Консуэло.
Она благодарила испанку не только потому, что та распорядилась положить их на одну кровать. Нет, это было далеко не все. Сирена выражала Консуэло признательность за то, что она предупредила ее о надвигающейся беде, поддержала их с Вардом, стояла с ними плечом к плечу перед толпой, перед старейшиной Гриером. А потом, когда все кончилось, испанка провела в Бристлеконе много дней, выхаживая их с Вардом, не говоря уже о том, как она заботилась о Шоне все то время, пока Сирена оставалась слишком слаба, чтобы самой заниматься сыном. Она благодарила Консуэло за то, что с пониманием отнеслась к ее браку с Натаном, не винила ее в его смерти, в том, что Сирена не смогла сделать его счастливым; и еще за целую тысячу других, более мелких вещей.
— О чем ты думаешь? — спросил Вард.
— О Консуэло, — ответила Сирена, взяв его под руку.
— Жаль, что ей пришлось уехать.
— Да, но она уже давно так решила.
В первые дни после пожара Сирена опасалась, как бы у Консуэло не случился выкидыш от невероятного перенапряжения. Но этого, к счастью, не произошло. Ей вполне хватило одной ночи крепкого сна, чтобы восстановить силы — по крайней мере, она сама так утверждала. Ее предки были крестьянами; и для того, чтобы вырвать брошенное в почву семя, требовалось кое-что посерьезнее столкновения со злобной толпой и прыжка со второго этажа. Она постоянно твердила, что та работа, которой она занималась — разносила подносы, меняла белье, возилась с Шоном, — пошла ей на пользу, потому что помогала ей не думать о Натане и о том, что она станет делать, когда приедет в Мексику.
Сирена попыталась отговорить ее. Но Консуэло только покачала головой:
— Я знаю, что делаю. Ты стала мне как сестра, и мне очень больно покидать тебя, но так будет лучше. Сын Натана вырастет в теплой, солнечной стране. Я найду ему отца, который полюбит нас обоих, позабыв о нашем прошлом. У нас хватит денег на жизнь, даже останется на развлечения, но не так много, чтобы нас охватила гордыня. А если мне когда-нибудь приснится Криппл-Крик и другая жизнь, то, надеюсь, проснувшись, я сразу об этом забуду. Господь милостив, и он наверняка даст мне то, о чем я его сейчас прошу.
Через неделю Консуэло уехала. К тому времени Сирена уже стала вставать с постели и начала понемногу заниматься делами. Корзины и саквояжи с вещами Консуэло, которые она брала в Мексику, отправили на вокзал. Купленный Натаном для нее дом перешел к новым владельцам.
Последнюю ночь Консуэло провела в Бристлеконе. Сирена обнимала ее на веранде, когда Джек подогнал к дому экипаж, чтобы отвезти Консуэло на вокзал. Почувствовав, как слезы подступают к ее карим глазам, испанка отвернулась. Сидя в коляске, она помахала Сирене, а потом, выпрямившись и приняв горделивую осанку, отвернулась, глядя прямо перед собой. Она смотрела в сторону Мексики…
— Натану сразу надо было жениться на Консуэло, — неожиданно бросила Сирена.
— По-моему, он не просил ее об этом.
Не обращая внимания на его жесткий тон, Сирена продолжала:
— Он мог бы сделать ей предложение, если бы не встретил меня.
— Если бы он не встретился с тобой, он бы никогда не познакомился с Консуэло. Насколько я понимаю, его тянуло к ней из-за ее сходства с тобой.
— Мы совсем не похожи, — возразила Сирена. — У Консуэло более сильный характер.
— Ты на самом деле так думаешь? — спросил он, улыбаясь. — По-моему, она любит пошуметь, ей нравится, чтобы на нее обратили внимание, но она только внешне выглядит так, ей самой хочется, чтобы все считали ее такой. Ты спокойнее ее, но твою душу можно сравнить с жилой чистого золота.
— Вард! — Сирена бросила на него изумленный взгляд.
— Тебе кажется, я настолько слеп, что не могу этого видеть?
Такой ответ ее явно не устраивал. Успокоившись и собравшись с мыслями, Сирена вернулась к прежней теме разговора:
— Я… я хотела сказать, что, если бы Натан не женился на мне, он был бы сейчас жив. Это из-за меня он так торопился с установкой подъемника.
— Сомневаюсь. — Вард пожал плечами. — Но что из этого?
Он знал, что она согласилась ехать с Натаном в Европу. Она рассказала ему, что Натан поэтому решил запустить подъемник как можно скорее, чтобы сразу же отправиться в путешествие.
— Ты слишком уверена в себе, милая Сирена. Я не сомневаюсь, Натану не терпелось скорее увезти тебя отсюда, но он и раньше не проявлял излишней склонности к терпению. Он любил, чтобы у него было все самое лучшее, будь то женщина, лошадь, шахта или новый подъемник, и ему всегда хотелось заполучить все это как можно скорей.
Вард говорил правду, и Сирена не могла с ним не согласиться. Слова Варда снова пробудили в ней воспоминания; она вспомнила, как Натан пытался купить ее, как угрожал ей разорением Варда, как хотел улестить ее подарками. Тем не менее у нее стало легче на душе, словно она освободилась от части лежавшего на ней тяжелого бремени.
— Мистер Паттерсон утверждает, что подъемник абсолютно безопасен, если его установить как положено. Но я не уверена, будет ли от него какая-нибудь польза.
— Как это понимать?
— Похоже, я уже здорово насолила хозяевам других приисков. Они могут задаться целью разорить меня.
— Сначала им придется разорить Данбара. От этих простых слов и от того, что Вард имел в виду, у Сирены подступил к горлу комок.
— Это же не имеет к тебе никакого отношения, — проговорила она неуверенно.
— Все, что касается тебя, так или иначе относится и ко мне тоже. А потом, я не сомневаюсь, что ты поступаешь правильно. Что же касается других хозяев, можешь сразить их своей улыбкой и невинно заявить, будто боялась, что рабочие не станут спускаться в шахты в подъемнике, на котором погиб твой муж, если ты не предложишь им новые условия. А если ты сможешь заодно еще и прослезиться, они вообще уйдут довольные. Как я уже сказал, я тоже повысил зарплату и ввел пенсии. Со следующей недели на шахте больше не будет детей и в стойлах повесят лампы.
Сирена вцепилась пальцами в его руку.
— В таком случае они, наверное, поймут, что не одна я сошла с ума.
— Я поступаю так из гуманных соображений, потому что считаю это справедливым, а не для того, чтобы продемонстрировать единство с тобой.
— Конечно, — прошептала она.
— Ты не веришь мне, и никогда не поверишь.
Прозвучавшие в его голосе мрачные нотки заставили Сирену торопливо обернуться к нему.
— Я верю тебе.
— Иногда, когда у тебя нет другого выхода.
Сирена поджала губы.
— А ты столь великодушен, что принимаешь все мои слова за чистую монету.
— Признавайся, ты считала меня причастным к гибели Натана до тех пор, пока Паттерсон не объяснил тебе, что это просто невозможно.
— По крайней мере, я признала свою ошибку. А ты по-прежнему считаешь, что я вышла за Натана только ради денег, и все из-за того, что я оказалась настолько глупа, чтобы согласиться с тобой однажды, когда ты так нелестно обо мне отозвался, заявив, что я, наверное, хочу принять участие в золотой лихорадке!
Она отпустила его руку и отодвинулась на край сиденья.
— Нет, Сирена, я уже давно так не думаю.
Он бросил на нее быстрый взгляд, его голос больше не казался суровым.
— Я не понимаю, что тут страшного, если женщине захотелось разбогатеть? Мы имеем на это те же права, что и мужчины. И мы не виноваты в том, что можем добиться его не иначе, как с мужской помощью. Нам нигде не позволяют работать, или мужчины сами превращают женский труд за пределами дома в опасное занятие. Нам остается либо прозябать в бедности, либо сделаться чьей-то добычей, третьего не дано!
— Я же сказал: я не считаю, что ты вышла за Натана ради денег.
— Что? — Сирена посмотрела на него с удивленным подозрением.
— Ты тратила их, разбрасывала направо и налево, не жалела денег на благотворительность, так что деньги вряд ли значат для тебя слишком много.
— Выходит, теперь ты считаешь меня транжиркой?
Она торопливо отвела взгляд, чтобы Вард не заметил появившейся у нее на лице легкой улыбки.
— Я бы показал тебе, кем я тебя считаю, — проговорил он с ласковой интонацией, — но здесь неподходящее для этого место.
Они поднялись на возвышавшийся над Криппл-Криком холм. Город, вернее, то, что от него осталось, лежал прямо перед ними. Долина в кратере вулкана почернела и обуглилась. Огромный квартал превратился в пепелище. В гот апрельский вечер начавшийся в публичном доме пожар, прежде чем его сумели погасить, уничтожил большую часть южного района, где находилось множество салунов, дансингов, варьете и других подобных заведений. Четыре дня спустя, когда лучшие люди города еще праздновали уничтожение этого рассадника порока, в отеле «Портленд» на Беннет-авеню вспыхнул новый пожар. На сей раз сильный ветер понес огонь в сторону сухих деревянных одноэтажных домиков. Уцелевшие в этом аду постройки были взорваны спасательными командами, пытавшимися с помощью динамита создать заграждения на пути всепожирающего огня.
Бристлекон не пострадал от пожара. Иногда на крышу падал принесенный ветром пепел и куски сажи. Обитатели дома видели вздымавшиеся в воздух языки пламени, но им самим огонь не угрожал. Кучер Джек и конюх, которых послали в город на помощь жителям, а заодно попросили разузнать новости, рассказали немало историй о выпавших на долю горожан испытаниях. Погода, столь теплая еще неделю назад, неожиданно испортилась. В воздухе сильно похолодало. В среду к вечеру, когда пожар наконец прекратился, множество людей остались без крыши над головой. Захватив немногие пожитки, которые удалось спасти, по большей части не слишком нужные вещи вроде табуретов для пианино, декоративных корзин, фарфоровых безделушек или парасолей, они сгрудились на склоне холма выше городского водохранилища, пытаясь укрыться от леденящего ветра.
Все, что можно было найти в Бристлеконе: продовольствие, одежду, одеяла — немедленно отвезли погорельцам. Но это оказалось каплей в море. Тогда на помощь пришли владельцы приисков из Колорадо-Спрингс. Им сообщили о катастрофе по единственному в Криппл-Крике телефону, и они прислали несколько дюжин палаток, кипы одеял, ящики и бочки с провизией, лекарства, бинты и такую необходимую вещь, как детские пеленки. Эти грузы доставили на специальном поезде. К полуночи всех успели накормить и разместить в палатках. Но оказание помощи на этом не закончилось. Поезда продолжали прибывать, пока земля между Колорадо-Спрингс и Криппл-Криком не оказалась заваленной грузами на несколько десятков тысяч долларов.
Финансовые потери впечатляли не меньше человеческих страданий. Пожар уничтожил более восьмидесяти процентов городских зданий, из которых лишь двадцать пять процентов оказалось застраховано. Но Криппл-Крику, судя по всему, не суждено было умереть. Вскоре на пепелище стали подниматься деревянные каркасы новых домов. Несколько построек уже находились в стадии, близкой к завершению. Они представляли собой внушительные кирпичные сооружения, с фасадами, выглядевшими куда солиднее хлипких деревянных фронтонов на зданиях, стоявших на их месте раньше. Мейерс-авеню тоже застраивалась новыми зданиями, более элегантными и богаче украшенными, чем прежние. По странной прихоти судьбы, «Старая усадьба» уцелела от огня и сейчас принимала посетителей как обычно. В общем, могло показаться, что пламя пожара оказалось для горожан чем-то вроде очистительного огня. Конечно, бедствие принесло с собой немало боли и потерь, многие лишились всего, чем владели, однако на месте грязного поселка золотоискателей поднимался город, обещавший стать богатым, процветающим, сделаться средоточием стабильности, обрести собственное очарование. В этом городе можно будет растить детей и наслаждаться жизнью до тех пор, пока не иссякнет золото.
А его здесь, судя по всему, хватит надолго; по приблизительным подсчетам геологов, здешние недра хранили в себе запас этого драгоценного металла на полтора миллиарда долларов. Те миллионы, которые уже успели извлечь из земли, составляли лишь сотую долю того, что здесь находилось.
Сирена поначалу решила, что они отправились на прогулку, чтобы посмотреть на опустошенный город и строительство новых зданий. Но после того как Вард прокатил ее по улицам из конца в конец Криппл-Крика, а потом свернул на дорогу, ведущую в шахтерский поселок Виктор, Сирена бросила на него удивленный взгляд. Но он, даже если и обратил на это внимание, не подал виду, не стал ей ничего объяснять.
Неважно, куда они сейчас едут. День для прогулки самый подходящий. Погода снова сделалась теплой, похолодание кончилось. Воздух казался чистым и свежим, холмы покрылись зеленью, у цветов и деревьев начинался новый жизненный цикл. Над головой пролетела сойка и, опустившись на камень, издала хриплый крик. Бурундук перебежал дорогу прямо перед коляской и уселся на задние лапки на обочине, поглядывая на них. Солнечные лучи нежно ласкали кожу лица Сирены; свежий ветер с континентального водораздела, казалось, гнал из головы воспоминания о мрачной зиме.
Мысли Сирены вернулись к картине, которую они только что видели в городе. Кроме «Старой усадьбы», от огня уцелело всего несколько зданий: новое депо Центральной железной дороги, больница, немного жилых домов в западной части города. Повезло также дому Консуэло и Дому Успокоения.
— Мне жаль «Эльдорадо», — проговорила Сирена.
— Можешь не сожалеть.
— Ты будешь его восстанавливать?
— Нет, — ответил он решительно, — с этим покончено.
— Я рада. — Пришел конец не только «Эльдорадо». Консуэло уехала. Натан, Лесси, Перли, старейшина Гриер — все они были теперь мертвы. Вместе с ними из ее жизни многое ушло в прошлое, как и из жизни Варда тоже. Что теперь ждет их обоих впереди?
— Тебе не приходило в голову вернуться в Натчез? — спросила Сирена.
— Раньше — часто. Теперь нет. Что-то в этих местах влечет меня к себе… горный воздух, прохлада. Не знаю, но на тебя это тоже со временем подействует. А ты сама как считаешь? У тебя ведь остались родственники в Луизиане, так?
— Нет, они мне больше не родственники. Они отказались от моих родителей и от меня тоже. Если два года назад они не хотели иметь с нами никаких дел, не думаю, что они захотят признать меня сейчас. Нет, в Луизиане мне делать нечего.
Некоторое время назад она поняла, что не сможет вернуться, да ей больше и не хотелось возвращаться. Но сейчас речь шла об одиночестве. Ей стало бы куда легче, если бы за прошедшие несколько дней Вард хотя бы намекнул, что их теперешние отношения останутся такими и в будущем. Однако она не находила этому никаких подтверждений. Он упорно избегал разговора на эту тему, точно так же, как не желал вспоминать об ужасной смерти Перли и старейшины, чьи обгорелые тела покоились на кладбище на горе Пиза. Сирена знала, что Вард даже послал Перли цветы на гроб. На похороны он прийти не смог, и на могиле, насколько она знала, тоже до сих пор не был.
Сирена не слишком волновалась из-за того, что Вард испытывал к покойной жалость и считал себя виновным в ее горестной судьбе. Ее беспокоило, что он мог точно так же смотреть и на отношения с ней.
Несколько минут они ехали молча. Наконец Сирена рассеянно проговорила:
— Если бы я знала, что мы так далеко поедем, я бы захватила с собой что-нибудь поесть.
— Осталось уже немного, — ответил он.
Сирена посмотрела на него из-под опущенных ресниц. Ей показалось, что Вард неожиданно побледнел и его лицо сделалось мрачным. Сирена уже собиралась спросить, куда он ее везет, но в последний момент передумала. Если его настроение соответствует виду того места, куда они направлялись, ей лучше подождать и увидеть все самой.
Они свернули с главной дороги на узкую колею, поднимавшуюся к гребню горы. Ближе к вершине колея наконец исчезла. Вард отпустил вожжи и вышел из экипажа.
— Дальше мы пойдем пешком, — сказал он, пристально посмотрев на Сирену светящимися зелеными глазами.
Он помог ей выбраться из коляски и привязал лошадей. Вард поддерживал спутницу под локоть, пока они поднимались по склону, тяжело дыша в разреженном воздухе.
Добравшись до самой верхней точки, они наконец остановились Невдалеке виднелась шахта «Анаконда», окружающие ее постройки и горняцкий поселок. Позади высились покатые склоны горы без единого деревца на них, а за ними — заснеженные цепи Сангре-де-Кристо.
Еще ближе, на пологом склоне, громоздились желтые, серые и оранжевые кучи породы, выброшенные из узкой щели в земле, словно грязь из норы суслика. Над ними возвышалось несколько покосившихся, иссеченных ветрами и дождем столбов. На одном из них виднелась прибитая широкая доска с полустершимся именем. Это был чей-то старательский участок, место, где кто-то работал не покладая рук в надежде обрести богатство, пока не растратил все силы, разбивая гранит, поблескивающий теперь на солнце вкраплениями кварца.
— Ты знаешь, что это? — спросил Вард, указав на сваленные горой камни.
— Это чей-то участок.
— Да, но как он называется?
Сирена подошла поближе к столбу с доской. Прищурившись, она с трудом разобрала надпись. Участок назывался Дрэгон-Хоул.
— Дрэгон-Хоул, — повторила она тихим голосом. Потом ее глаза неожиданно расширились. — Это?..
— Да, тот самый. Хочешь посмотреть?
Побледнев, Сирена вздернула подбородок.
— Вряд ли.
— А я советую взглянуть, — усмехнулся Вард и слегка подтолкнул ее вперед.
В его голосе звучали металлические нотки. На мгновение Сирену охватил страх, дрожью отозвавшийся во всем теле. Высвободив руку из ладони Варда, она отошла в сторону и заглянула прямо в его зеленые глаза, с игравшими в них золотистыми искорками. Это предало ей храбрости, и она наконец приблизилась к вырубленной в горном склоне норе.
Шахта оказалась не очень глубокой, не больше восьми футов. На дне лежало несколько небольших кучек свалившейся сверху породы — немного грязи пополам с камнями, но стены оказались такими же твердыми, как и пол. Она не увидела ничего, кроме порыжевшей сосновой хвои и молодых игл, занесенных сюда ветром; ни скрюченной человеческой фигуры, ни разложившегося тела, ни истлевшего скелета. Она не заметила никаких признаков того, что Отто Бруин когда-либо находился в этой норе под названием Дрэгон-Хоул.
Сирена стремительно обернулась.
— Где он? Где Отто?
— Не имею понятия. Когда я вернулся за ним в ту ночь, он очень сожалел о том, что с ним случилось, однако выглядел вполне живым. Я предложил ему или остаться навсегда в этой норе, или взять лошадь, на которой я его сюда привез, и убираться из этих мест как можно скорее. Он счел более мудрым последнее предложение.
— Значит, я его не убила?!
— К сожалению, нет.
Сирена стояла ошеломленная, не в силах осознать свалившуюся на нее новость.
— Но ты… ты же сказал, что оставил его здесь! Рассказал об этом во всех подробностях.
— Должен признать, у меня получился неплохой рассказ.
Несмотря на веселый тон, взгляд его по-прежнему оставался мрачным.
— Но… зачем? Вард, почему?..
— А ты не догадалась? Я хотел, чтобы ты стала моей, Сирена, любой ценой. Но ты вышла за Натана. Я понимал, что ты не станешь встречаться со мной тайком от него, даже если я тебе и нравился, в чем, кстати, у меня имелись все причины сомневаться.
— Значит, ты шантажировал меня на пустом месте?
— Риск стоил того.
Ветер ворошил его волосы, трепал ворот рубашки, который он выпустил поверх вельветовой куртки, так что его концы хлестали Варда по худым щекам. Порывы ветра прижимали к телу Сирены серо-лиловые юбки, подчеркивая безупречные очертания фигуры.
— Ты заставил меня считать себя убийцей, думать, что я застрелила человека… Боже мой!
— Ради бога, Сирена, — сказал Вард хрипло, — не надо на меня так смотреть. Я бы жизни не пожалел, лишь бы ты меня простила, но только ты вряд ли ее возьмешь. Тебе пришлось немало выстрадать, но я сам переживал в тысячу раз сильнее из-за того, что натворил. Наша сделка доставляла мне удовольствие, но всякий раз, когда я смотрел в твои глаза, я видел в них только презрение, которого я вполне заслуживал; даже сжимая тебя в объятиях, я понимал, что ты не принадлежишь мне.
— Как ты мог так поступать, если я тебе нравилась?
— Нравилась? Это слишком слабое слово, чтобы выразить мои чувства по отношению к тебе. Я люблю тебя, Сирена. Вот почему я так хотел, чтобы ты осталась со мной. Любой ценой…
— Но ты же покидал меня снова и снова.
— Что за жизнь ждала тебя в «Эльдорадо»? Мне следовало сменить занятие. В первый раз я поехал в Денвер в надежде заработать состояние на приисках. Убедившись наконец, что трачу деньги впустую, я решил искать золото в горах. Мне не повезло и там, хотя, стоило мне уехать, мой участок оправдал себя, но я уже не мог что-либо изменить. И потом, когда Натан умер, мне нужно было оставить тебя одну в Бристлеконе, потому что со мной тебя ждала опасность. А знал, что Перли что-то замышляла, но не знал, что именно. Мне показалось, что, если я вернусь в «Эльдорадо», она остановится. Я снова ошибся и чуть было не лишился всего — я едва не потерял тебя.
— На твоем месте я бы не стала об этом вспоминать. Ведь ты тоже чуть не погиб.
— Я забыл все, кроме твоих слов, когда ты заявила этому маньяку, что любишь меня. Умоляю, Сирена, теперь, когда ты все знаешь, скажи правду. Солгала ли ты тогда в горячке спора или произнесла те слова от всего сердца?
— О, Вард, — прошептала она, почувствовав, как к горлу подступил комок.
Приблизившись к Варду нетвердой походкой, Сирена бросилась к нему в объятия. Он повернулся, не выпуская ее из рук, и осторожно поставил на камни горного склона. Светлое голубое небо над их головами, казалось, закружилось стремительным ослепляющим водоворотом.
— Да, я люблю тебя, — сказала Сирена, прижавшись к теплой шее Варда.
— Ты согласна стать моей женой, — спросил он глухим голосом, — если я всю жизнь буду мучить тебя признаниями в любви, пока они не надоедят тебе до смерти? Если я всегда буду рядом и не дам тебе шагу ступить без меня? Согласна, если тебе придется терпеть мои ласки и до конца дней спать со мной в одной постели?
— Наверное, я это как-нибудь переживу, — счастливо засмеялась Сирена. Ее серо-голубые глаза светились теплом и лаской.
Вард ответил ей страстным нежным поцелуем, накрепко запечатавшим ее губы, так что она больше не могла произнести ни слова.
Сирена обвила руками его шею, так что их щеки соприкоснулись.
— Может, нам лучше вернуться домой? — прошептала она. — Здесь столько камней на земле, что ее никак не назовешь удобной.
— На земле? — рассеянно переспросил Вард, снимая с ее головы широкополую шляпу, чтобы удобнее было целовать ее глаза, щеки, губы…
— В Бристлеконе достаточно кроватей, которые подойдут нам гораздо больше. Мне просто не терпится поскорей проверить, будешь ли ты мучить меня своей любовью так, как я это представляю. Похоже, мне не хватит всей жизни, чтобы разобраться в этом до конца.






Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Запретные мечты - Блейк Дженнифер

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.

Ваши комментарии
к роману Запретные мечты - Блейк Дженнифер



Чего-то не того. В истории намешано много: и мормоны, и поселки золотодобытчиков, и переселенцы (это, кстати, интересно). Интересны и жизненны рассуждения насчет одного пути женщины в то время - прилепиться к одному мужчине или пойти в проститутки. Но героиня удивляет. То ль наивная, то ль испорченная. Правильно ей экономка говорит: к ней хорошо относился человек, женился, когда та на сносях была, подарки дарил и в койку, между прочим, не тянул силком. А ей-то насильника первого подавай, который в салуне держал.
Запретные мечты - Блейк ДженниферАлина
28.02.2014, 20.35





Опять -он её изнасиловал, а она не видит в этом ничего плохого, всё так и должно быть, и то, что он относится к ней как к проститутке не смущает. Дальше читать не буду, раздражают такие романы.
Запретные мечты - Блейк ДженниферОльга
23.03.2014, 11.48





Ольга, почитайте этого же автора "Дерзкие мечты", роман шикарный.
Запретные мечты - Блейк ДженниферЛисичка
23.03.2014, 12.24





Этот роман ничуть не хуже,чем остальные романы автора.Непонятно малое количество комментариев.Прослеживается традиционная сюжетная линия с насилием в начале и с последующим появлением благородного,красивого друга,который влюбляется в героиню,спасает ее,женится на ней,но не прикасается и пальцем,воспитывает ее ребенка от другого мужика, и которого вместо награды постигает та же участь,как и других аналогичных героев романов автора.Поскольку гл.герои любят друг друга и с первой ночи не имеют никаких других партнеров,то на насилие можно закрыть глаза.Не всякие законные супруги хранят такую верность.Но гл.героиня вовсе не так уж щедра и бескорыстна,какой считает ее гл.герой.Ей даже не пришло в голову,что ребенок Консуэло имеет больше прав на наследство Натана,т.к.он ему родной по крови,и если бы Натан знал о нем,то уж точно изменил бы завещание.Благополучно забыв об этом,Сирена хапает все наследство,а Консуэло,не получив ни гроша,уезжает.При том,что гл.героиня прекрасно знает,как Натан мечтал о своем ребенке.Я уж не говорю о том,что она позорила его,на глазах у всех бегая к любовнику,с которым повалилась в постель сразу же после похорон мужа.Что этим хотела сказать автор,не знаю.
Запретные мечты - Блейк ДженниферДианa
9.05.2014, 22.37





самая беспонтовая её книга!!! гл.герои сами себе противоречат! проблемы устраивают на ровном месте из-за ничего.... да и стилистика написания не впечатлила, в других романах автор хорошо передавала обраг гг, а этот написан так, как будто хотела побыстрее от него избавится.... фу... чушь полнейшая!
Запретные мечты - Блейк ДженниферАсель
31.05.2014, 7.01





Мне очень понравилась, осуждать героиню не правильно, замуж не добровольно, по правде сказать проснулась, уже замужней, Натану она говорила ,что любила Варда)) если кто и виноват то это мужики. ..
Запретные мечты - Блейк ДженниферМилена
21.11.2014, 22.27





Мне роман не понравился 3 балла. Насилие никогда не может быть оправдано, даже если насильник красавец, миллионер и супермэн. Насилие представляется романтичным только тем кто с ним никогда не сталкивался. Кроме того, я не могу симпатизировать герою, который деньги заработал своим "талантом, умом, тяжелым, честным трудом" - выиграл в карты. Что же это за любовь у героя такая - знает, что женщина беременная и едет от нее подальше, за длинным долларом, не предложив ей своей защиты? А шантаж? - засранец. Героиня тоже не ангел, - ну ладно получилось со свадьбой так как получилось, но у этой добродетельной героини не нашлось сострадания к человеку, который свой грех десять раз искупил своим отношением к ней и ребенку. Дружба героини с Консуэллой - вообще игра в одни ворота. И все-то героиню любят, и все ей помогают и о ней заботятся. За какие заслуги? За красивые глазки? А благодарность, дружеская помощь тому же Натану или Консуэлле - где? А как вовремя муж погиб - живите и радуйтесь, занимайтесь благотворительностью за чужие денежки - Ах какие благородные герои!!!
Запретные мечты - Блейк ДженниферНюша
22.11.2014, 2.33





Мне роман не понравился 3 балла. Насилие никогда не может быть оправдано, даже если насильник красавец, миллионер и супермэн. Насилие представляется романтичным только тем кто с ним никогда не сталкивался. Кроме того, я не могу симпатизировать герою, который деньги заработал своим "талантом, умом, тяжелым, честным трудом" - выиграл в карты. Что же это за любовь у героя такая - знает, что женщина беременная и едет от нее подальше, за длинным долларом, не предложив ей своей защиты? А шантаж? - засранец. Героиня тоже не ангел, - ну ладно получилось со свадьбой так как получилось, но у этой добродетельной героини не нашлось сострадания к человеку, который свой грех десять раз искупил своим отношением к ней и ребенку. Дружба героини с Консуэллой - вообще игра в одни ворота. И все-то героиню любят, и все ей помогают и о ней заботятся. За какие заслуги? За красивые глазки? А благодарность, дружеская помощь тому же Натану или Консуэлле - где? А как вовремя муж погиб - живите и радуйтесь, занимайтесь благотворительностью за чужие денежки - Ах какие благородные герои!!!
Запретные мечты - Блейк ДженниферНюша
22.11.2014, 2.33





Отвратительный роман. Главный герой эгоистичный скот. Героиня по-видимому любит принуждение. По этому Натан её не вдохновлял. Неблагодарная. Бегала как течная сучка, пока муж в отъезде, и якобы страдала. И Вард страдал,но продолжал ею пользоваться и даже в день похорон не удержались оба. И никакого сочувствия к Натану, ни при жизни, ни после смерти не попереживала за него. Все цинично как-то. И все её хотят, но всё ограничено безуспешными попытками изнасиловать ГГ и обожанием за пару песенок на сцене. Натянуто. Вспоминаю Анжелику (Анн и Серж Голон), там тоже все вожделели ГГ, но и прошла она и через короля, вора, султана, пирата и т.д. А здесь какие-то мыторства ГГ и совершенно не раскрыта тема чувств. Читала после Южной страсти(Черная маска) и была разочарована. 2 бала и то за Натана и Консуэло - они благороднее и честнее ГГ.
Запретные мечты - Блейк ДженниферИмбирь
16.12.2014, 22.09





девушки любят подонков, лишь они оставляют здоровых потомков (с). читала первый раз лет 15. была возмущена и разочарована. тело мужа еще не остыло а гг-ня уже в койке с другим мужиком. и мужу мозги конопатила, а он между прочим так или иначе спас ее от ужасной судьбы. натан мне даже был симпатичнее, чем вард. но вот прошло 20 с лишаком лет, и я перечитала роман. теперь отношусь ко всему там описанному. в жизни и не такое бывает.) а юношеский максимализм с возрастом проходит.
Запретные мечты - Блейк Дженниферлёлища
11.11.2015, 8.22





Этот роман не читала, но до него прочла 3 других роман Блейк ,и вот такой в них шаблон: встреча ГГоев ,пртнуждение к сожительству путем угрозы близким героини или насилие ,затем неземная лубовь плюс в сюжет идут приключения с пиратами индейцами ,повстанцами. Хотя роман "Черное кружево " понравился
Запретные мечты - Блейк ДженниферПривет
4.02.2016, 17.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100