Читать онлайн Запретные мечты, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - 23. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретные мечты - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретные мечты - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретные мечты - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Запретные мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

23.

Он ушел. Дом сразу сделался невероятно пустым. Похоже, Вард Данбар оставил в Бристлеконе след столь же быстро, как и в сердце Сирены. Почему он ушел так неожиданно? Этот вопрос два дня не выходил у нее из головы вместе с причинами, о которых он сказал. Размышляя об этом, она все время приходила к выводу, что Вард расстался с ней ради ее репутации. Если она не ошибалась, если в этом заключалась настоящая причина его ухода, тогда все можно было легко исправить. Он мог на ней жениться. Но предложения он ей не делал. По-видимому, ему этого не хотелось, по крайней мере сейчас. Она упустила шанс стать для него чем-то большим, чем обычная любовница.
Пусть будет так. После всего, что между ними произошло, они вряд ли смогли бы найти счастье. Она прекрасно обойдется и без него. Она вообще отлично проживет одна. Она теперь богатая женщина, богатая и независимая. Никто ей не нужен, а меньше всего этот мужчина, предпочитающий держать свои тайны при себе и страдать от непонимания, нежели ущемлять собственную гордость.
К черту его! Как он посмел бросить ее именно тогда, когда она хотела просить у него прощения за все свои напрасные обвинения? Чего он добивался, оставляя ее в таком расстройстве? Это сводило ее с ума. Рано или поздно, но им все равно придется выяснить этот вопрос.
Пожалуй, скорее поздно, чем рано. Сирена сомневалась в том, что сейчас может разговаривать спокойно, как, впрочем, и в том, что у нее были серьезные причины огорчаться. Тем временем погода сделалась теплой и солнечной, наступила настоящая южная весна. Ей нужно съездить в город, в Дом Успокоения, и посмотреть, как там идут дела. Она побудет некоторое время с монахинями, потом, может быть, навестит Консуэло. Но она ни за что, ни при каких обстоятельствах даже и не посмотрит в сторону Мейерс-авеню и «Эльдорадо».
Сестры милосердия чрезвычайно обрадовались, увидев ее. Они показали ей трех новых малышей, появившихся в детской. Монахини проявляли к ним столько сострадания и держались с такой гордостью, что сторонний наблюдатель скорее бы поверил, что их привел сюда промысел Божий, а не безнравственность и порок, царившие в городе.
Сестры уговорили Сирену остаться у них на ленч, а потом встретиться с четырьмя молодыми женщинами, проживавшими в верхних комнатах. Одна из них была женой погибшего горняка, она осталась без средств к существованию с тремя малолетними детьми на руках, а ее ближайшие родственники жили за тысячу миль отсюда. Монахини надеялись, что помощь и благотворительность Сирены уберегут ее от греха. Двум другим помочь было не так просто. Обе девушки пришли с Мейерс-авеню и теперь в любой день могли увеличить число обитателей детской. Они горячо выражали признательность за помощь, оказанную им здесь, но тем не менее собирались вернуться на Мейерс-авеню, как только разрешатся от бремени. Последняя женщина в свои тридцать с небольшим лет выглядела на все семьдесят. Она болела сифилисом в его поздней стадии. Наполовину парализованная, и к тому же с серьезным нарушением мозговой деятельности, она тоже захотела прийти к столу. Другие женщины избегали ее, несмотря на уверения монахинь, что от нее нельзя заразиться. Сестры, похоже, считали, что ее появление может рассердить остальных, однако не выдавали этого ни единым взглядом.
Сирена покидала Дом Успокоения далеко не в лучшем настроении. Ее окружало столько горя и страдания, а она так мало сумела сделать. Она старалась, но слова сестер, восхвалявших ее усердие, не могли убедить ее в том, что она делает успехи.
Консуэло дома не оказалось. Объехав вокруг квартала, Сирена свернула на ведущее за город шоссе. Она расстроилась из-за того, что не смогла встретиться с подругой. Консуэло, наверное, уже собралась в дорогу, ее здесь ничто больше не удерживало. Сирене будет очень ее недоставать. Несмотря на изменчивый характер испанки, в нем чувствовались твердость и умение подчинить других собственной воле, а их положение, по-видимому, не сильно-то будет теперь отличаться. Сирена понимала, что это эгоистично, ей очень хотелось уговорить Консуэло остаться. Обе они одинокие женщины с маленькими детьми, ни одна из них больше не живет на Мейерс, как, впрочем, на Карр или Итон-авеню тоже. Они смогут поддерживать друг друга, вместе противостоять всем, кто станет относиться к ним враждебно.
Сирена уже подъезжала к мосту через ручей, когда увидела приближающуюся со стороны Бристлекона коляску. На козлах сидела женщина, одетая в черное. Узнав Консуэло, Сирена натянула вожжи и стала ждать, пока экипаж подъедет поближе, улыбаясь Консуэло и приветствуя ее издалека.
— Слава богу, я тебя нашла, — сказала испанка. — Я боялась, что опоздаю.
— Что такое? Что случилось?
— Это все Перли, психопатка проклятая. С тех пор как Вард перебрался к тебе, она совсем озверела, превратилась в бешеное животное. На сей раз она решила не с собой покончить, а с тобой!
— Пусть она не беспокоится, мы с Вардом снова расстались.
Сирена заглянула испанке в глаза, с трудом сдерживая слезы.
— Я не знала. Прости, Сирена, но, по-моему, это уже ничего не меняет. Дело зашло слишком далеко.
— Я тебя не понимаю.
— Тебе известно, что старейшина, который вечно на тебя нападает, стал частым гостем у Перли? И она, похоже, наслушалась его речей и решила, что он прав: тебя нужно наказать за твою безнравственность. Хотя к Богу это никакого отношения не имеет. Она притворялась, чтобы узнать, что можно сделать. Теперь она наняла людей: пьяниц, воришек, хулиганов — весь этот сброд с Мейерс-авеню. Вместо оплаты за услуги она позволяет им забегать в публичный дом. Один из них проболтался девушке, к которой он пришел, а она рассказала об этом мне, потому что помнит, как хорошо ты к ним относилась в «Эльдорадо», и считает, что ты не заслужила такой участи.
— Но что же мне делать? Неужели шериф их не остановит?
— Он не успеет. Они уже собрались, кричат, слушают этого Гриера, а он разливает яд по улицам. Скоро они пойдут тебя искать. Они выбрали такое время, потому что сейчас здесь не так много людей: шахтеры или работают, или спят после ночной смены, как и большинство тех, кто здесь живет. Им велено отправиться в Бристлекон и сжечь его дотла. Потом им приказали поймать тебя, раздеть, а когда они вдоволь натешатся, вымазать тебя дегтем, вывалять в перьях и провести по улицам Криппл-Крика.
У Сирены кровь отхлынула от лица.
— Боже мой!
— Вот именно, — со злобой сказала испанка. — Конечно, если ты не выдержишь и помрешь на жаре, когда тебя обмажут дегтем, Перли не слишком расстроится.
Они… они не посмеют этого сделать, — чуть слышно проговорила Сирена, — по крайней мере здесь, средь бела дня.
— Посмеют, еще как посмеют, если мы их не остановим. Но мы и так уже потеряли много времени. — Лицо Консуэло сделалось задумчивым. — Что ты там сказала мне насчет Варда? Это очень важно.
— Что ты имеешь в виду?
— Похоже, Перли знает, что его не будет рядом с тобой, когда явится весь этот сброд. Она до сих пор не послала за тобой своих громил лишь потому, что Вард все это время находился в Бристлеконе. Она понимает, что Вард наверняка станет тебя защищать, а ей не хочется, чтобы он пострадал.
Замечание испанки показалось Сирене справедливым.
Она согласно кивнула.
— Но что же мне делать? С Шоном в Бристлеконе остались только Мэри и миссис Иган. Если я поеду туда, они могут отправиться следом, а если останусь здесь, они все равно наверняка заявятся туда.
Консуэло нахмурилась.
— Судя по всему, нам сейчас может помочь только Вард. Если мы найдем его раньше, чем эти сумасшедшие выступят в поход, он сможет уговорить Перли, заставить ее вернуть обратно своих псов.
— Ты думаешь, он сумеет это сделать? — спросила Сирена с сомнением.
— Эти люди могут сколько угодно изображать праведный гнев, вызванный в их душах проповедями мормона, но на самом деле их интересуют только деньги, и, если им их не заплатят, они тут же разойдутся по домам.
— А что, если Вард откажется?
Сирена никак не могла заставить себя поверить, что все, о чем ей сейчас говорят, происходит на самом деле, а не в страшном кошмаре.
— Ты что, рехнулась? Как он может отказаться?! Он же любит тебя, обожает тебя до умопомрачения. Если с тобой что-нибудь случится, он весь город разнесет на куски.
— По-моему, мне лучше обратиться к шерифу, — проговорила Сирена и крепко сжала губы.
— Ни в коем случае, идиотка! Неужели ты не понимаешь, какой грязью успели облить твое имя? Шериф еще, чего доброго, решит, что ему незачем рисковать жизнью ради такой женщины. Все леди высшего общества настроены против тебя, потому что ты осмелилась считать себя равной им, а их мужья — владельцы приисков — готовы поверить в любой вздор про тебя. А тут еще Перли со своими лживыми слухами насчет того, что ты, шлюшка и интриганка, устроила все так, что ей уже не урвать кусок от пирога, то есть ты приложила руку к гибели мужа. А сплетни тем временем растут и распространяются, полгорода уже считает тебя чуть ли не чудовищем, хотя другая половина готова поклясться, что ты святая. Но ни один в этом городе не сомневается в том, что ты обладаешь какой-то колдовской силой, из-за чего мужчины липнут к тебе, как мухи к меду. Они обожают и ненавидят тебя, завидуют тебе и презирают, и кое-кому стало бы намного легче, если бы ты… умерла.
— Ты пугаешь меня, Консуэло.
— Хорошо! Время не ждет. Мы не можем вот так болтать тут весь день. Ты поедешь к Варду или нет?
Сирена посмотрела на дорогу, ведущую в сторону Бристлекона, потом решительно кивнула.
— Едем, — сказала она, разворачивая упряжку.
Если Консуэло добралась до Бристлекона и обратно без происшествий, значит, молодчики Перли еще стоят на Мейерс-авеню и слушают старейшину Гриера. Как ей быть: направиться кратчайшим путем в «Эльдорадо» по главным улицам или ехать по окраинам, чтобы случайно не повстречаться с ними? Консуэло выбрала самый кружной путь, который в конце концов приводил к задней двери салуна; по этой дороге Сирена ездила на встречи с Вардом.
Она сделала ошибку. С осторожностью, которой трудно было от них ожидать, собравшиеся в толпу люди тоже решили идти окольным путем. Они стали спускаться вниз по узкому переулку, перекрыв его во всю ширину сплошной стеной из человеческих тел. Некоторые ехали верхом, другие — в повозках, остальные трусили позади, словно охотничьи псы. Они потрясали кулаками и выкрикивали непристойности, широко открытые рты напоминали кровоточащие раны на их бородатых лицах, из-под низко надвинутых шляп злобно сверкали налитые кровью глаза.
— Это она! — закричал кто-то. — Вон она! Хватай ее, ребята! Не дайте этой суке улизнуть!
Консуэло сделала единственно возможную в этой ситуации вещь. Прикрикнув на лошадей, она стегнула их хлыстом и повернула экипаж на боковую улицу. Сирена последовала за ней. По бокам дороги быстро замелькали дома. До «Эльдорадо» оставалось не больше дюжины кварталов. Бежавшие позади мужчины громко вопили, изрыгая проклятья; их голоса слились в неистовый рев, пугавший лошадей и заставлявший сердце Сирены отчаянно биться. И все же несколько подъехавших с обеих сторон верховых окружили коляску, схватили лошадей под уздцы и вырвали вожжи из рук Сирены. Консуэло натянула поводья. Мужчины уже добирались и до нее.
— Нет! — закричала Сирена. — Поезжай, Консуэло, поезжай!
— Я вернусь! — крикнула в ответ испанка дрожащим от страха и гнева голосом, едва слышным из-за несмолкаемого шума.
Сирена почти не расслышала этих слов. Ее охватил ужас. Старейшина Гриер, сидя верхом на лошади, наклонился над ней так, что их лица едва не соприкоснулись. Его глаза сверкали, он прерывисто дышал, его слова потонули в криках и улюлюканье забулдыг.
— Пришел твой час, проклятая потаскуха! Готовься и молись, пока есть время!
В Сирену вцепилось множество рук, с нее срывали одежду, ее дергали в разные стороны, чтобы поскорее вытащить из коляски. Прежде чем она успела вспомнить о пистолете, не говоря уже о том, чтобы его достать, сумочку выхватили из ее рук. От платья оторвали рукав. Чьи-то пальцы принялись разрывать корсет, черные бисерины рассыпались по земле. Вырвавшись, Сирена вскочила на ноги, сжимая в руках хлыст. Стиснув зубы, она раздавала удары направо и налево, слыша с жестокой радостью, как нападавшие вскрикивают от боли. Насмерть перепуганные лошади встали на дыбы и подались назад; послышались душераздирающие вопли, проклятья затоптанных и тех, чьи ноги попали под колеса.
— Хватайте ее, придурки! — завопил кто-то, не жалея горла. Какой-то мужчина вскарабкался по колесу и вырвал хлыст из рук Сирены. Потом ее дернули за юбку, и Сирена потеряла равновесие. С отчаянным криком она рухнула прямо на протянутые к ней, задранные вверх руки. Лошади рванулись и понеслись вниз по улице, увлекая за собой раскачивающуюся пустую коляску.
С головы Сирены сорвали шляпу вместе с клоком волос и удерживавшей ее стальной заколкой. Шпильки разлетелись по сторонам, длинные локоны рассыпались по спине и по лицу, когда она, извиваясь, делала отчаянные попытки освободиться. Сирена задыхалась от боли. Ей не хватало воздуха, чтобы закричать. С нее сорвали траурную креповую повязку, ее били, пинали, грубо тискали, царапали руки, хватали за грудь и бедра. Ее швыряли взад и вперед, так что у нее закружилась голова. Ей казалось, что прикосновения грязных рук оскверняют ее, тело разламывалось от нестерпимой боли, мозг сверлили звуки литании, которую читал старейшина, воспевая свою ненависть. Мормон злобно выкрикивал, что всех прелюбодеек надо забить камнями, отдать на растерзание бешеным псам.
Потом наступила тишина. Сирену поставили на ноги, заставили повернуться и втолкнули в круг мужчин с горящими глазами и слюнявыми от вожделенного предвкушения ртами. Она пошатнулась, но удержалась на ногах, прикрыв грудь руками. На ней остался лишь корсет и изорванные в клочья нижние юбки, которые не смогли сорвать только потому, что их застежки находились под пластинами из китового уса внутри корсета. Тряхнув головой, она отбросила назад волосы, сверкающим водопадом закрывшие спину до самых бедер. Блестящие и шелковистые, они, казалось, никак не сочетались со страшным выражением ее потемневших глаз.
Услышав громкий удар бича в чьих-то умелых руках, Сирена вскинула голову и встретилась взглядом со старейшиной, стоявшим внутри образовавшегося круга, чуть поодаль от остальных. Возбуждение безумия мешалось на его лице с экстазом страсти.
— Пришел твой черед, Сирена, — проговорил он, пожирая взглядом бесцветных глаз ее обнаженное тело, — теперь ты в моих руках, как и те, остальные. Наказание, которое я выбрал для них, падет и на тебя, только оно будет в тысячу раз ужаснее, и я не остановлюсь до тех пор, пока ты не попросишь пощады или смерти.
«Остальные»! Страшная догадка молнией сверкнула в мозгу Сирены. Наверное, он выглядел так же, когда убивал других женщин с Мейерс-авеню, когда наслаждался их телесными муками, убивал и калечил. Или он сначала калечил, а лишь потом убивал, оставляя их умирать, захлебываясь собственной кровью? Это внезапное открытие почти не взволновало Сирену сейчас, когда ее всю охватывал нестерпимый ужас.
— Да, твой час настал, — принялся выводить этот маньяк, обматывая кожаный бич вокруг ладони. — Если бы ты пришла ко мне и стала моей женой, тебе не пришлось бы этого пережить, но ты избрала путь греха и теперь должна заплатить за это. Посмотри на меня и познай свою судьбу!
Седовласый мормон кивнул стоявшему рядом с Сиреной подонку, и тот заломил ей руки за спину, обнажив грудь. Старейшина широко размахнулся, так что бич размотался по земле во всю длину, потом по его лицу пробежала судорога, и он снова взмахнул рукой. Ременная плеть хлестнула Сирену по руке и плечам, щелкающий звук удара эхом отразился в ушах. Обжигающая боль волной прокатилась по ее телу. На коже появилась длинная красная полоса, идущая от плеча к изгибу груди. Сирена до крови прикусила губу, но не издала ни звука. Гриер стегнул ее еще и еще раз. Крик боли рвался из ее горла, но она крепко стиснула зубы. Извиваясь всем телом, Сирена пыталась вырвать запястья из крепко сжимавших ее рук. Перед глазами поплыла красная пелена, сквозь которую она увидела, как старейшина опять занес руку с кнутом.
Где же Консуэло? Охваченная ослепляющим ужасом, Сирена неожиданно сообразила, что у испанки имелось больше причин ненавидеть ее, чем у других жителей Криппл-Крика. Возможно, она даже не собиралась спасать ее от нанятой Перли толпы и не торопилась бежать к Варду за помощью. Может быть, Консуэло намеренно привезла ее сюда, к старейшине?..
Бич снова опустился с похожим на выстрел звуком, но Сирена уже не чувствовала боли. Послышался чей-то короткий вскрик. Среди сгрудившихся вокруг нее мужчин послышался ропот, зашевелившись, они расступились. В толпу вдруг ворвалась коляска и остановилась как вкопанная. Сирена услышала не хлопок кнута, а треск выстрела. Вард стоял в коляске с дымящейся винтовкой, держась рукой за крыло и стоя одной ногой на железной подножке, а другой — на деревянном настиле пола. Лошадьми правила Консуэло, а позади нее, в грязном атласном халате, съежившись, сидела Перли с разметавшимися рыжими волосами.
Загнав в ствол новый патрон, Вард спрыгнул наземь и навел винтовку на толпу.
— Поразвлекались и хватит, — проговорил он, растягивая слова. — Сирена!
Державший ее человек поспешно убрал руки, словно неожиданно обжегся. Споткнувшись, она сделала шаг вперед и, подчиняясь словам Варда, ухватилась за протянутую руку.
— Стой! — прорычал старейшина Гриер, пытаясь загородить ей дорогу. — Кто дал тебе право вмешиваться?
— Вот это, — ответил Вард, покачав винтовкой. Его лицо напоминало лицо гранитной статуи, а в глазах горел недобрый зеленый огонь, когда он перевел взгляд с кровоточащих следов от ударов на теле Сирены на кнут в руке старейшины.
— Она в руках божьих! Я не позволю тебе забрать ее!
Вард не обратил внимания на крики, последовавшие за этими зычными словами.
— Я помогу тебе, если тебе захотелось на тот свет.
Стоявшие рядом с мормоном люди отступили назад, другие же подошли ближе, что-то злобно крича. Консуэло обратилась к ним с горечью в голосе:
— По какому праву вы это делаете, вы все? Кто позволил вам издеваться над этой женщиной? Она ничего вам не сделала! Она вообще никому ничего не сделала!
— Ха, ничего! Она позаботилась о том, чтобы Натан Бенедикт сделал ее богатой вдовой, вот что! По-твоему, этого мало?
Эти слова произнес кто-то в середине толпы. Несмотря на гневную интонацию, в этом обвинении присутствовала доля здравого смысла. Значит, к этим ублюдкам, молодчикам Перли, присоединился кое-кто из жителей города.
— По-моему, это ложь! — возразила Консуэло. — А уж кому, как не мне, это знать, ведь я была любовницей ее мужа!
— Звучит убедительно!
— И вы ее в этом обвиняете? За это вы решили ее наказать? Это была случайность, и ничего больше. Почему тогда вы не бьете тех, кому везет в картах?
— Что ты знаешь об этом, глупая женщина?
— Я много чего знаю! — От охватившей ее ярости акцент сделался более заметным. — Это мне Натан Бенедикт сказал, что боится, что новый подъемник в «Сенчури-Лоуд» неправильно установили. Я посоветовала ему подождать, пока инженер поправится и сможет все проверить, но Натан был слишком нетерпеливым: Он ответил, что рискнет. А если что-то не так, он сможет устранить неполадки, не разбирая машины. Ему казалось, что никакой опасности нет, он говорил, что аварийный тормоз не даст подъемнику упасть. Он не подозревал, что тот может отказать.
Говоривший с ней человек задумался и оглядел стоявших вокруг людей.
— То, что вы устроили с Сиреной, было задумано ради мести, — Консуэло снова обратилась к толпе. — Все это затеяла она, эта шлюха Перли, и еще этот несчастный уличный проповедник, этот мормон, который хотел когда-то сделать Сирену своей четвертой женой при живых трех. Сирена отняла мужчину у Перли, отказалась спать со старейшиной, и они вдвоем решили выместить на ней злобу. Вы тоже будете в этом участвовать? Вам хочется испачкать руки в крови невинной женщины ради этой преступной парочки? Вы желаете, чтобы вас судили вместе с этими наемными убийцами, этими подонками, которые душу продадут за женщину в постели и несколько долларов в кулаке? А вы, кого она наняла, что станете делать вы, если я скажу, что денег не будет? Вы сегодня уже получили то, что полагается давать за такие дела!
Из толпы послышались злобные возгласы. Увидев, что многие их сообщники направились прочь, те, кто остался и сгрудился вокруг Сирены и Варда, повели себя еще более дерзко. От более решительных действий их удерживала только винтовка в руках Варда.
Консуэло тряхнула за плечо сидевшую рядом с ней рыжеволосую женщину.
— Скажи им, Перли. Скажи своим псам, что ты передумала, скажи, что денег они не дождутся! Прикажи им убираться, и больше не прикасаться к Сирене!
Перли подняла голову, злобно взглянув на Варда, который, казалось, смотрел сквозь нее, сосредоточив все внимание на движении толпы. В ее глазах все еще полыхал огонь мести, когда она устремила их на Сирену, стоявшую полуобнаженной вблизи, дрожавшую под жадными взглядами мужчин. Потом она с горьким презрением посмотрела на старейшину, проигравшего эту битву, после чего с безумным блеском в глазах оглядела всех остальных.
Консуэло встряхнула ее еще раз. Перли разжала губы.
— Это правда, — сказала она, — я передумала. Денег не будет.
Этим она, по существу, признала свою вину. Толпа молчала, пораженная. Старейшина казался не менее удивленным.
— Шлюха! — прорычал он, с яростью посмотрев на рыжеволосую женщину.
В эту минуту Вард шагнул вперед и, взяв Сирену за руку, высвободил ее запястье из пальцев старейшины. Тот рванулся было следом, но в грудь ему тут же уперся ствол винтовки.
— Ни с места, — тихо проговорил Вард, отступая назад и увлекая за собой Сирену. — Садись в коляску, — велел он ей, не сводя глаз с Гриера.
Подчинившись, Сирена поставила ногу на гладкую железную подножку и с трудом поднялась в экипаж. Перли попыталась ей помешать, но Консуэло шепотом приказала ей убираться, и та подалась назад. Вард отступал следом. Ему пришлось встать на подножку, потому что в коляске больше не оставалось места. Держась одной рукой за крыло, он не сводил пристального взгляда со стоявших внизу мужчин.
В этот момент Перли бросилась к нему с пронзительным криком и ухватилась за винтовку. Вард рванул винтовку на себя, потерял равновесие, и его нога соскользнула с подножки. Увидев это, Сирена наклонилась вперед и вцепилась руками в его кожаный пояс, не выпустив его даже после того, как Перли с силой ударила ее локтем в грудь, во что бы то ни стало стараясь вырвать у Варда ружье.
Неожиданно из дула вырвался огонь, верх коляски слегка затрясся от отдачи. Вард откинулся назад с исказившимся от боли лицом. Он не упал только потому, что успел уцепиться пальцами за борт экипажа, и потому, что Сирена не выпускала из рук его ремень.
С дикими криками толпа бросилась к ним. Консуэло пронзительно крикнула, заставив лошадей рвануться с места. Повалившись вперед, Вард рухнул поперек колен Перли и Сирены, продолжавшей отчаянно сжимать его пояс. Вскрикнув, Перли отпустила винтовку и закрыла лицо дрожащими руками. Ее глаза сделались безжизненными, в них появилось безумное выражение, когда она увидела пятно крови, расползавшееся по рубашке Варда. Накренившись, коляска повернула за угол. Консуэло подхватила винтовку, чтобы она не выпала из экипажа. Поставив ее между колен, она протянула руку, чтобы помочь Сирене втащить Варда в коляску.
У них не оставалось времени для страха. Скользнув ладонью под рубашку Варда, Сирена попыталась уловить биение его сердца. Сердце билось немного быстрее, чем обычно, но ладонь ее была вся в крови.
Подняв голову, он взглянул на Сирену и через силу улыбнулся.
— Я еще жив, если ты решила это узнать.
Вард резко втянул в себя воздух от пронзившей его боли, когда колесо коляски угодило в выбоину. У Перли перехватило дыхание, и она перестала кричать, хотя ее взгляд по-прежнему оставался пустым. Вард оттолкнулся от них и опустился на одно колено в раскачивающейся на ходу коляске, чтобы женщинам было не так тяжело. Несмотря на то, что он пытался шутить, лицо у него посерело, по пальцам стекала струйка крови. Позади кричала и бесновалась толпа. Они пронеслись мимо какого-то мужчины, от удивления открывшего рот. Лошади мчались быстрее ветра. Движение в городе замерло. Казалось, все куда-то попрятались, выжидая, чем закончится эта ужасная история.
Консуэло остановила коляску в проезде между «Эльдорадо» и публичным домом. Перли вышла первой, она торопливо пробралась мимо Сирены, мимо Варда, избегая смотреть в его сторону, словно опасаясь его и того, что она сделала. Выпрыгнув из коляски, она бросилась бежать к черному ходу публичного дома.
Потом вышел Вард, держась рукой за бок. Следом — Сирена, а за ней — Консуэло. Когда экипаж опустел, Вард потянулся за лежащей в нем винтовкой.
— Публичный дом, — сказала испанка. — Они вряд ли станут его громить, и отсюда можно будет послать кого-нибудь за шерифом.
Вард кивнул, стиснув зубы так крепко, что на скулах выступили желваки.
— Мне самому нужно было сразу послать кого-то к нему.
— У нас не оставалось времени на объяснения, — бросила в ответ Консуэло, — а потом этих придурков, наверное, уже и так заметили.
Они подошли к входу. Консуэло нажала на ручку и толкнула дверь, пропуская вперед Варда и поддерживающую его Сирену. Навстречу им спускалась темноволосая девушка по имени Кора. Увидев их, она замерла, собираясь что-то сказать, но Консуэло остановила ее.
— Принеси Сирене что-нибудь надеть. И зажги свет. Почему в таких местах всегда опускают шторы? Здесь темно, хоть глаз выколи.
Девушка сняла халат, который был на ней поверх корсета, рубашки и нижних юбок. Протянув его Сирене, она сказала:
— У меня в комнате есть лампа. Сейчас я ее принесу.
— Давай, — бросила через плечо Консуэло, запирая дверь, — и принеси бинты. А потом отправь кого-нибудь через парадное к шерифу. Скажи ему… скажи, что здесь драка, толпа пытается разнести заведение Перли.
Крики толпы тем временем приближались. Услышав их, девушка побежала исполнять приказание Консуэло. Через несколько секунд по лестнице спустилась экономка. Одевшись, она торопливо прошла мимо, направляясь к парадному выходу.
Консуэло откинула занавеску над черным входом.
— Они направляются к «Эльдорадо», — прошептала она.
Неожиданно послышался стон, доносившийся из-под лестницы. Обернувшись, они увидели Перли, сидевшую на полу с опущенными плечами и выражением ужаса в глазах. На лестнице появилась Кора с керосиновой лампой. Перли вздрогнула и отвернулась, спрятав лицо от света.
— Уходите, — сказала она, указывая на дверь дрожащей рукой. — Уходите. Не трогайте меня. Не смейте ко мне прикасаться.
Сирена накинула халат, который дала ей Кора. Обменявшись с Консуэло удивленным взглядом, она взяла у Коры бинты. Сирена подтолкнула стул поближе к Варду, но он не стал садиться, оставшись стоять с винтовкой в руках, привалившись к дверной коробке и внимательно вслушиваясь в доносившийся с улицы шум.
— Поставь лампу на пол, чтобы Сирена могла заняться Вардом, — велела Консуэло, — а потом помоги мне притащить какие-нибудь стулья, столы, чтобы завалить дверь.
Времени не оставалось совсем. Хриплые крики звучали совсем рядом, дверь задрожала от мощных ударов. Лицо Консуэло приняло холодное выражение. Наклонившись к Перли, она рывком заставила ее подняться и толкнула к двери.
— Скажи им, что нас здесь нет, — шепотом приказала испанка, — скажи, что ты удрала от нас и пришла сюда, а куда мы поехали, ты не знаешь.
— Нет, не надо, прошу тебя, — чуть слышно проговорила Перли, охваченная дрожью.
— Не нет, а да, — твердо ответила Консуэло, вытолкнув ее на площадку перед входом. — Открой дверь и переговори с ними, только смотри: одно лишнее слово, и ты схлопочешь пулю.
Перли взглянула на Варда, казалось, ее лицо вот-вот растает. Слезы рекой лились по щекам, губы дрожали, а застывшие черты напоминали горестную маску. Стук тем временем усилился, и Вард указал стволом на дверь. Медленно обернувшись, Перли взялась за задвижку.
Неожиданно ее лицо передернулось. Она резким движением отодвинула засов, широко распахнула дверь и завизжала:
— Они здесь! Сюда, хватайте их!
Старейшина Гриер первым ворвался в коридор. Из-за закрывавшей лестницу занавески послышался выстрел. Пуля расщепила дверную раму, заставив старейшину броситься на пол. Оказавшийся рядом с ним мужчина, вскрикнув, рванулся назад. После нового выстрела еще пять или шесть человек, стоявших у входа, разбежались в поисках укрытия. Вард снова взвел курок и послал им вдогонку еще одну пулю, а потом кивнул Сирене. Она тут же подбежала к двери и заперла ее на засов.
Перли прижалась к стене рядом с лестницей, широко раскрыв глаза. Кора, державшая лампу, отступила на шаг. Ее руки тряслись так сильно, что под стеклом лампы дрожал горящий фитиль.
Старейшина сначала сел, потом поднялся на ноги, ухватившись за перила. Не обращая внимания на направленное на него дуло, он шагнул к Сирене, вытащив из кармана пальто нож с длинным лезвием.
— Сейчас, — прохрипел он, — сейчас, Сирена!
Стоя с покрытым синяками и кровоподтеками лицом, Сирена с ненавистью смотрела на него. С тех пор как она встретилась с этим человеком, он неоднократно оскорблял ее, чуть не изнасиловал, подверг публичному унижению и отнял у нее почти все ее имущество. На нее натравили озверевшую толпу, ее презирали, ей предъявляли чудовищные обвинения, жестоко с ней обращались. Ее жизнь не раз подвергалась опасности. Вот и сегодня на нее напали, стащили с коляски, изорвали в клочья одежду, а вместе с ней отняли ее честь и достоинство. Несколько дюжин мужчин избивали ее, прикасались к ней грязными руками. Она испытала жестокие муки, ее хотели убить, а теперь наконец настигли в последнем убежище — в публичном доме, пропахшем потом, вином и табаком. После сегодняшнего избиения болело все ее тело, сплошь покрытое синяками, ссадинами и следами ударов кнутом. Но еще большую боль она испытывала оттого, как несправедливо с ней поступили — и все благодаря этому «святому». В душе у нее поднялась волна ненависти и возмущения, к лицу прилила краска, в глазах появился дьявольский огонь.
— Сейчас? — проговорила она тихим, но тем не менее полным достоинства голосом. — Что тебе надо? Что я тебе сделала, кроме того, что оскорбила твою чрезмерную гордыню?
— Ты прелюбодейка! — громовым голосом возвестил он.
— Потому что живу только с одним человеком, с тем, которого люблю? Я не считаю это грехом.
Вард замер, но она не обратила на него внимания.
— Изменница! Ты изменила мужу!
— Как я могла изменить, если, по сути дела, не была замужем, никогда не соглашалась стать женой этого человека?
— Ты убила своего мужа!
— Он погиб случайно. Его никто не убивал. Никто.
Глубокий вздох Варда на мгновение отвлек ее внимание, не она тут же заговорила вновь:
— Нет, это ты, ты убийца, ты прелюбодей, это ты предал свою семью! Ты со звериной жестокостью убил жену, маленькую Лесси, только потому, что она ушла от тебя. Ты охотился на несчастных женщин, удовлетворял свою похоть, а потом отнимал у них жизнь, калечил их тела ради безумной жажды мести. Зачем? Что эти женщины тебе сделали? Хоть одна?
— Нет… я орудие в руках Господа. Я омыл их в крови ягненка, как говорится в Писании. Эти заблудшие очистились в Его глазах.
— Ты — маньяк. Твой мозг до того затуманен, что ты не понимаешь, что делаешь.
На бородатом лице старейшины появилось выражение беспокойства, переходящего в страх.
— Ты само зло, — прошептал он. — Я должен убить тебя, прежде чем ты заставишь их повернуть против меня.
— Ты сам сделал их своими врагами.
Старейшина в растерянности оглянулся по сторонам, скользнув глазами по фигуре Консуэло, стоявшей напротив Варда, по другую сторону от Сирены. Он увидел Перли и Кору. С улицы доносились крики, словно оставшиеся там мужчины собирались выломать дверь. Эти звуки на мгновение отвлекли внимание Варда. Гриер сделал шаг вперед, но дуло винтовки в руках Варда уже опять уперлось ему в грудь.
Консуэло заглянула Варду в лицо. Увидев, что у него побелели складки вокруг плотно сжатого рта, она подошла к мормону и прикоснулась к его плечу.
— Если тебе нужна порочная женщина, ты уже нашел ее здесь. Из вас с Перли получится неплохая пара.
Испанка подтолкнула его к Перли. Он отвернулся от Сирены, словно почувствовав облегчение, сжал в руке нож и закутался в свой праведный гнев, словно в тогу.
— Если бы не ты, — сказал он, вытянув в сторону Перли длинный костлявый палец, — эта Иезавель была бы сейчас мертва. Свершилось бы спасение ее души после бичевания ее тела и нашего физического единения. Это ты во всем виновата, ты одна!
Перли отошла от стены, ее зрачки расширились от ужаса.
— Ты собираешься убить меня, как остальных? Да? Да? Говори, ты, Джек-Потрошитель!..
В ее голосе чувствовалось какое-то странное восхищение силой, слышался отчаянный вызов. Она будто сама желала, чтобы он убил ее, подталкивала его к этому.
Бесцветные глаза старейшины заблестели.
— Потаскуха! — закричал он. — Каешься ли ты в своих грехах?
— Нет! — воскликнула Перли. — Никогда!
Прежде чем кто-нибудь успел что-то сделать или хотя бы понять, что происходит, старейшина набросился на Перли. Она, подхватив юбки, помчалась вверх по лестнице, оттолкнула Кору с лампой и истерически захохотала. Старейшина кинулся следом, отшвырнув Кору к перилам и перепрыгивая через две ступеньки сразу.
Во второй раз Коре не удалось удержаться на ногах. Она вскрикнула и выронила лампу на пол. Керосин расплескался по ковровой дорожке. Стекло со звоном разбилось. Огонек фитиля в мгновение ока превратился в столб желто-оранжевого пламени. Через несколько секунд огонь охватил всю лестницу, воздух наполнился едким запахом паленой шерсти.
Кора закричала и, отчаянным прыжком преодолев полосу огня, очутилась в нижнем холле.
— Пожар! — закричала она, рыдая и глядя наверх. — Эй, девочки, горим!
От клубящегося черного дыма щипало глаза. Держась за бок, Вард выбрался из дверного проема и стал подниматься по лестнице. Консуэло бросилась за ним.
— Не ходи наверх. Этот дом сейчас вспыхнет, как порох. Я уже видела такое в шахтерских поселках.
— Не буду же я стоять и ждать сложа руки! — прокричал он в ответ.
Консуэло с отчаянием посмотрела на Сирену. Наклонив голову, чтобы дым меньше ел глаза, обе женщины побежали следом, стараясь не ступить на огонь.
Наверху царила страшная суматоха. Полураздетые женщины выбрасывали вещи из окон прямо на улицу, прижимали к груди котят, кроликов и щенков или бегали с заспанными глазами по коридорам, спрашивая, что происходит.
Дверь в комнату Перли была заперта. Изнутри послышался хриплый крик, потом голос старейшины, читающего молитвы. Вард рванул ручку, но она осталась неподвижной. Тогда, разбежавшись, он бросился на дверь, выставив вперед плечо.
Дверь затрещала, но не поддалась. Вард снова отступил назад и, прерывисто дыша, прислонился к стене, сжимая в ослабевших пальцах винтовку. Его лицо еще больше посерело, между пальцев руки, которой он зажимал рану в боку, показалась кровь.
— У кого-нибудь есть ключ от этой двери? — спросил Вард у пробегавшей мимо девушки. Она посмотрела на него с ужасом и побежала дальше.
— Пойдем отсюда, Вард, — взмолилась Консуэло. — Здесь больше нельзя оставаться. Подумай о Сирене, обо мне, в конце концов, если тебе нет дела до себя самого.
Он не ответил. Выпрямившись, он бросился на дверь еще раз, второй, третий. Наконец она распахнулась, с шумом ударившись о стену.
Сирена зажала рот обеими руками, чтобы не закричать. Кровь заливала всю комнату, она забрызгала стены, ручьями текла по полу к кровати. На покрывале из брюссельского шелка, широко раскинув ноги, лежала Перли. Из пятки свисавшей с кровати ноги медленно капала кровь. Ее спутанные волосы тоже пропитались кровью, а глаза оставались широко раскрыты. Над ней, спустив брюки ниже колен, склонился старейшина Гриер.
— Господи, — прошептала Консуэло, отвернувшись.
Вард припал на одно колено. Мормон повернулся и с рычанием скатился с кровати, сжимая в руке нож. Когда седовласый полуголый маньяк приблизился к нему почти вплотную, Вард вскинул винтовку, прижал приклад к щеке.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Запретные мечты - Блейк Дженнифер

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.

Ваши комментарии
к роману Запретные мечты - Блейк Дженнифер



Чего-то не того. В истории намешано много: и мормоны, и поселки золотодобытчиков, и переселенцы (это, кстати, интересно). Интересны и жизненны рассуждения насчет одного пути женщины в то время - прилепиться к одному мужчине или пойти в проститутки. Но героиня удивляет. То ль наивная, то ль испорченная. Правильно ей экономка говорит: к ней хорошо относился человек, женился, когда та на сносях была, подарки дарил и в койку, между прочим, не тянул силком. А ей-то насильника первого подавай, который в салуне держал.
Запретные мечты - Блейк ДженниферАлина
28.02.2014, 20.35





Опять -он её изнасиловал, а она не видит в этом ничего плохого, всё так и должно быть, и то, что он относится к ней как к проститутке не смущает. Дальше читать не буду, раздражают такие романы.
Запретные мечты - Блейк ДженниферОльга
23.03.2014, 11.48





Ольга, почитайте этого же автора "Дерзкие мечты", роман шикарный.
Запретные мечты - Блейк ДженниферЛисичка
23.03.2014, 12.24





Этот роман ничуть не хуже,чем остальные романы автора.Непонятно малое количество комментариев.Прослеживается традиционная сюжетная линия с насилием в начале и с последующим появлением благородного,красивого друга,который влюбляется в героиню,спасает ее,женится на ней,но не прикасается и пальцем,воспитывает ее ребенка от другого мужика, и которого вместо награды постигает та же участь,как и других аналогичных героев романов автора.Поскольку гл.герои любят друг друга и с первой ночи не имеют никаких других партнеров,то на насилие можно закрыть глаза.Не всякие законные супруги хранят такую верность.Но гл.героиня вовсе не так уж щедра и бескорыстна,какой считает ее гл.герой.Ей даже не пришло в голову,что ребенок Консуэло имеет больше прав на наследство Натана,т.к.он ему родной по крови,и если бы Натан знал о нем,то уж точно изменил бы завещание.Благополучно забыв об этом,Сирена хапает все наследство,а Консуэло,не получив ни гроша,уезжает.При том,что гл.героиня прекрасно знает,как Натан мечтал о своем ребенке.Я уж не говорю о том,что она позорила его,на глазах у всех бегая к любовнику,с которым повалилась в постель сразу же после похорон мужа.Что этим хотела сказать автор,не знаю.
Запретные мечты - Блейк ДженниферДианa
9.05.2014, 22.37





самая беспонтовая её книга!!! гл.герои сами себе противоречат! проблемы устраивают на ровном месте из-за ничего.... да и стилистика написания не впечатлила, в других романах автор хорошо передавала обраг гг, а этот написан так, как будто хотела побыстрее от него избавится.... фу... чушь полнейшая!
Запретные мечты - Блейк ДженниферАсель
31.05.2014, 7.01





Мне очень понравилась, осуждать героиню не правильно, замуж не добровольно, по правде сказать проснулась, уже замужней, Натану она говорила ,что любила Варда)) если кто и виноват то это мужики. ..
Запретные мечты - Блейк ДженниферМилена
21.11.2014, 22.27





Мне роман не понравился 3 балла. Насилие никогда не может быть оправдано, даже если насильник красавец, миллионер и супермэн. Насилие представляется романтичным только тем кто с ним никогда не сталкивался. Кроме того, я не могу симпатизировать герою, который деньги заработал своим "талантом, умом, тяжелым, честным трудом" - выиграл в карты. Что же это за любовь у героя такая - знает, что женщина беременная и едет от нее подальше, за длинным долларом, не предложив ей своей защиты? А шантаж? - засранец. Героиня тоже не ангел, - ну ладно получилось со свадьбой так как получилось, но у этой добродетельной героини не нашлось сострадания к человеку, который свой грех десять раз искупил своим отношением к ней и ребенку. Дружба героини с Консуэллой - вообще игра в одни ворота. И все-то героиню любят, и все ей помогают и о ней заботятся. За какие заслуги? За красивые глазки? А благодарность, дружеская помощь тому же Натану или Консуэлле - где? А как вовремя муж погиб - живите и радуйтесь, занимайтесь благотворительностью за чужие денежки - Ах какие благородные герои!!!
Запретные мечты - Блейк ДженниферНюша
22.11.2014, 2.33





Мне роман не понравился 3 балла. Насилие никогда не может быть оправдано, даже если насильник красавец, миллионер и супермэн. Насилие представляется романтичным только тем кто с ним никогда не сталкивался. Кроме того, я не могу симпатизировать герою, который деньги заработал своим "талантом, умом, тяжелым, честным трудом" - выиграл в карты. Что же это за любовь у героя такая - знает, что женщина беременная и едет от нее подальше, за длинным долларом, не предложив ей своей защиты? А шантаж? - засранец. Героиня тоже не ангел, - ну ладно получилось со свадьбой так как получилось, но у этой добродетельной героини не нашлось сострадания к человеку, который свой грех десять раз искупил своим отношением к ней и ребенку. Дружба героини с Консуэллой - вообще игра в одни ворота. И все-то героиню любят, и все ей помогают и о ней заботятся. За какие заслуги? За красивые глазки? А благодарность, дружеская помощь тому же Натану или Консуэлле - где? А как вовремя муж погиб - живите и радуйтесь, занимайтесь благотворительностью за чужие денежки - Ах какие благородные герои!!!
Запретные мечты - Блейк ДженниферНюша
22.11.2014, 2.33





Отвратительный роман. Главный герой эгоистичный скот. Героиня по-видимому любит принуждение. По этому Натан её не вдохновлял. Неблагодарная. Бегала как течная сучка, пока муж в отъезде, и якобы страдала. И Вард страдал,но продолжал ею пользоваться и даже в день похорон не удержались оба. И никакого сочувствия к Натану, ни при жизни, ни после смерти не попереживала за него. Все цинично как-то. И все её хотят, но всё ограничено безуспешными попытками изнасиловать ГГ и обожанием за пару песенок на сцене. Натянуто. Вспоминаю Анжелику (Анн и Серж Голон), там тоже все вожделели ГГ, но и прошла она и через короля, вора, султана, пирата и т.д. А здесь какие-то мыторства ГГ и совершенно не раскрыта тема чувств. Читала после Южной страсти(Черная маска) и была разочарована. 2 бала и то за Натана и Консуэло - они благороднее и честнее ГГ.
Запретные мечты - Блейк ДженниферИмбирь
16.12.2014, 22.09





девушки любят подонков, лишь они оставляют здоровых потомков (с). читала первый раз лет 15. была возмущена и разочарована. тело мужа еще не остыло а гг-ня уже в койке с другим мужиком. и мужу мозги конопатила, а он между прочим так или иначе спас ее от ужасной судьбы. натан мне даже был симпатичнее, чем вард. но вот прошло 20 с лишаком лет, и я перечитала роман. теперь отношусь ко всему там описанному. в жизни и не такое бывает.) а юношеский максимализм с возрастом проходит.
Запретные мечты - Блейк Дженниферлёлища
11.11.2015, 8.22





Этот роман не читала, но до него прочла 3 других роман Блейк ,и вот такой в них шаблон: встреча ГГоев ,пртнуждение к сожительству путем угрозы близким героини или насилие ,затем неземная лубовь плюс в сюжет идут приключения с пиратами индейцами ,повстанцами. Хотя роман "Черное кружево " понравился
Запретные мечты - Блейк ДженниферПривет
4.02.2016, 17.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100