Читать онлайн Запретные мечты, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - 15. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретные мечты - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретные мечты - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретные мечты - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Запретные мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15.

Наступал вечер. Солнце село за гору Пиза. Мэри пришла забрать ребенка; пришло время его кормить и укладывать спать. Огонь в камине погас, лишь несколько угольков продолжали тлеть красными огоньками. Сирена знала, стоит ей только позвонить, как его разожгут снова. Она уже собралась это сделать, но ей не хватило сил стряхнуть с себя полудрему, в которую она погрузилась после того, как Мэри унесла Шона, и она решила оставить все как есть.
За день солнце нагрело комнату, растопило последний снег, выпавший в Бристлеконе в ту жуткую ночь. Конечно, до настоящего тепла было еще далеко, и в окна проникал холодный воздух, однако зима уже не казалась такой сырой и морозной. Комната, куда поместили Сирену, была очень уютной, и ей так нравились окружавшие ее теплые, приятные цвета. Сирена похудела, стала такой легкой, что сама с трудом верила, что это ее привезли сюда в ту вьюжную ночь.
Ей нельзя привыкать ко всей этой роскоши. Ей не пойдет на пользу, если ее избалуют так же, как Шона. Она должна сама пробить себе дорогу в жизни. Вздохнув, Сирена окинула взглядом пахнущую воском полированную мебель, посмотрела на великолепный мягкий ковер на полу. Нет, это все не для нее, не для ее сына, по крайней мере не сейчас, может быть, это понадобится им обоим когда-нибудь потом, очень не скоро. Ей, конечно, не нужно все это, но как было бы хорошо для сына, если бы такое богатство принадлежало ей.
Пустые, тщетные надежды. С тем же успехом она могла бы пожелать повернуть время вспять, сообщить Варду о сыне, прежде чем он погиб, мечтать о том, как Вард увидит его, возьмет на руки. Как бы он отнесся к малышу? Стал бы радоваться или сожалеть, гордился бы им или просто не обращал на него внимания?
Размышления Сирены прервал тихий стук в дверь.
Она сказала: «Войдите», и в комнате появился Натан. Он медленно приблизился к изголовью кровати.
— Миссис Энсон сказала, что тебе лучше, и я решил тебя навестить.
— Да, — ответила Сирена, вглядываясь в его лицо. Он, судя по всему, провел бессонную ночь. — Я рада, что ты пришел. Я сейчас как раз думала о том, как я тебе обязана за все, что ты для меня сделал.
— Нет, Сирена, это не ты, а я должен благодарить тебя за то, что ты позволила мне заботиться о тебе. Тебе действительно лучше?
— Думаю, да.
— Я бы никогда не простил себе, если бы с тобой или с твоим ребенком что-нибудь случилось.
— Но ты же не виноват, что я оказалась на улице в такую погоду, — возразила Сирена.
— Мне надо было раньше найти для тебя жилье, а не дожидаться, пока моя мечта привести тебя сюда наконец осуществится.
— Все хорошо, Натан. Я думаю, у нас обоих теперь все будет в порядке.
— А если нет, это случится не по моей вине.
Натан отвернулся. Заметив, что в камине остались одни угли, он подошел к нему и с серьезным видом принялся сгребать угли в сторону и доставать дрова из большой корзины, стоящей рядом с камином.
— Ты же не обязан отвечать за меня, Натан. И я очень хочу, чтобы ты это понял.
— Я не могу, — проговорил он, не глядя на нее, — потому что ты сейчас ошибаешься.
— Я не… — начала Сирена и закашлялась.
— Тебе лучше пока не разговаривать, — сказал Натан, вытирая руки платком, который он вынул из кармана, и продолжал: — Я знаю, тебя сейчас не следует расстраивать. Но я все же должен тебе это сказать, раз ты затронула эту тему. Нет, не перебивай меня. Мне будет нелегко об этом говорить, но ничего не поделаешь.
Сирена, обеспокоенная такой решимостью, не отрываясь смотрела на Натана. Он снова подошел к ее постели.
— Я привез тебя сюда, Сирена, не просто по доброте душевной. Я взял тебя в Бристлекон потому, что уже давно мечтал о том, как однажды ты войдешь в мой дом. Мне казалось, стоит тебе попасть сюда однажды, ты уже не сможешь уйти, не выслушав моего предложения, не уступив моим обещаниям сделать все для тебя и твоего ребенка. Я, конечно, не думал о браке. Если бы мне не удалось тебя уговорить, я бы предложил тебе жить со мной за деньги. А потом ты так заболела. Я испугался, что ты уйдешь от меня насовсем. Доктор сказал, что у тебя может не хватить сил. Он опасался, что роды наступят раньше времени. И я решил рискнуть. Если бы я выиграл, ты и твой ребенок остались бы со мной до самой смерти, а если нет, ты бы все равно принадлежала мне, хоть и мертвая. У тебя было бы мое имя.
Он медленно кивнул, увидев реакцию Сирены.
— Ты догадалась. Я пригласил сюда священника и сказал ему, что ты дала согласие на брак, но из-за болезни ничего не помнишь. Он, кажется, поверил, когда я, отбросив всякий стыд, напрямую предложил ему взятку. Церемония прошла в этой комнате. Миссис Энсон и ее дочь были свидетелями. Мне очень жаль, Сирена, но ты теперь миссис Бенедикт. Хотя я, пожалуй, возьму свои слова обратно. Я сожалею только, что это произошло так, как я тебе рассказал.
— Но… но это невозможно, — прошептала она.
— Миссис Энсон помогла тебе расписаться, ты сама не в состоянии была это сделать. Все документы оформлены как положено в суде графства.
— Значит, ты женился на мне, Натан? Ты уверен, что сделал это не по какой-то другой причине?
— У меня было достаточно причин. Если я принял твоего ребенка как своего собственного, я могу рассчитывать на твою благодарность, а также на то, что она когда-нибудь перерастет в нечто большее.
— Но если это все правда, что же нам теперь делать?
— Не знаю. Мои чувства нисколько не изменились. Я хочу сейчас, чтобы мы начали все сначала. Мне не нужна твоя благодарность, я не желаю, чтобы ты принадлежала мне лишь по закону. Я хочу тебя, хочу взять от тебя все, что ты можешь мне дать. Я не стану тебя торопить, не буду требовать невозможного. И я клянусь, что дам тебе не больше, чем ты способна от меня принять.
За такое замечательное предложение любая женщина ухватилась бы обеими руками. Натан выглядел очень привлекательно, отличался хорошими манерами, в общем, был настоящим джентльменом — добрым, способным к состраданию, щедрым. Любой другой на его месте посчитал бы, что он оказал Сирене честь, взяв ее в жены, не говоря уже о том, что Натан давно стал предметом вожделений всех свах в округе, если не в целом штате. Что же тогда ее так волновало, почему ей все время казалось, что он сказал ей не все, что он что-то скрывает от нее?
Может быть, это происходило из-за того, каким образом она оказалась замужем? Наверное, всякая женщина почувствует себя неловко, а то и просто возмутится, окажись она в ее положении.
Сирена посмотрела на свои руки, нервно теребящие край простыни.
— Как бы там ни было, поступив так, ты дал моему сыну имя, которым каждый может гордиться, и я бесконечно признательна тебе за это.
Натан слегка покачал головой, как бы отказываясь принять благодарность.
— Я и тебе кое-что дал. Помнишь?
— Нет, не помню.
— Еще бы! Раз ты ничего не знала о церемонии, где тебе об этом вспомнить?
Лукаво улыбнувшись, Натан выпрямился, сунул руку в карман и достал маленькую коробочку, обтянутую алым бархатом. Потом он не торопясь подошел к кровати, присел на край и открыл ее.
На белой атласной подушечке покоился огромный восьмигранный сапфир в обрамлении бриллиантов. Драгоценные камни окружала блестящая золотая оправа.
— Какая прелесть, — чуть слышно выдохнула Сирена.
— Я решил, тебе это очень пойдет, — Натан вынул перстень из коробочки, взял Сирену за левую руку и надел его на безымянный палец.
— О, Натан, я не могу это принять, — Сирена попыталась вырвать палец из его рук. Но он не отпускал его.
— Ты уже приняла его. Сейчас я только возвращаю его тебе. Я вручил тебе этот перстень, когда мы обменялись обетами, я уже давно его купил на случай, если со мной произойдет нечто вроде нашей истории. Он лежал у меня все это время только потому, что за последние две недели ты сильно похудела, и я боялся, что ты его потеряешь. Миссис Энсон нашла его у тебя в постели и принесла мне.
— Но это ничего не меняет, — проговорила Сирена и опять закашлялась.
Натан поднялся с кровати.
— Я напрасно позволил тебе много разговаривать. Пожалуй, я уйду, чтобы не мешать тебе отдыхать. Надеюсь, через несколько дней ты окрепнешь настолько, что станешь со мной обедать.
В ответ Сирена кивнула, с трудом изобразив на лице улыбку. Когда Натан уже повернулся, направляясь к двери, она приподнялась на локте.
— Натан, подожди.
— Да, Сирена? — Он опять обернулся к ней.
— Мои вещи в «Эльдорадо» — Перли сказала, я могу послать за ними кого-нибудь, только она… Она обещала сжечь их через два дня. Может, ты попросишь, чтобы кто-то съездил туда и посмотрел, не осталось ли у нее что-нибудь?
— Я сам поеду.
— Нет, не надо, отправь туда записку.
— Я хочу съездить туда сам, — твердо повторил он.
Голова у нее закружилась, и Сирена снова опустилась на подушки.
— Мне очень жаль, что я доставляю тебе столько хлопот, — хрипло сказала она. Затем осведомилась, слабо улыбнувшись: — Я… Надеюсь, я не заняла твою комнату?
— Нет, нет. Не волнуйся. Это комната моей жены, точнее, теперь уже моей первой жены.
Лукаво подмигнув ей, Натан ушел.
Сирена лежала неподвижно, глядя в расписной потолок. Миссис Натан Бенедикт. Это звучало так непривычно, казалось просто невозможным, но эго было правдой. Она взглянула на перстень, символ таинственного, удивительного единства, означавший, что всем ее тревогам наступил, конец. Боже милостивый, неужели ее молитвы не остались без ответа? Но почему же тогда она не чувствовала себя счастливой? Она вышла замуж. Сделалась женой Натана Бенедикта. «А что же сталось с его любовницей, с Конни?» — спрашивала Сирена сама себя.
Ответ на этот вопрос она узнала не сразу. Натан часто заходил проведать ее, но никогда не задерживался слишком долго. Он, казалось, нарочно разговаривал только на общие темы, проявляя особый интерес к ее здоровью. Еще они говорили о ребенке, о том, как он рос, кому начал улыбаться.
Натан принес Сирене все, что осталось из ее вещей, — драгоценности, книги и пистолет, который он ей подарил. Все остальное Перли бросила в огонь, в том числе платье матери Сирены и туфли с золотыми каблуками. Натан сообщил, что Перли отдала ему вещи без особых возражений.
Отдыхая в обществе Сирены, Натан делался более откровенным, более разговорчивым. Он, как ей казалось, не хотел, чтобы она переутомлялась от лишних разговоров, и поэтому большей частью говорил сам. Он рассказывал о происшествиях в городе, иногда о событиях на приисках. Сирену всегда интересовало, как обстоят дела у шахтеров из Федерации профсоюзов горняков. Победив в прошлом году, когда им удалось добиться, чтобы им платили по три доллара за восьмичасовой рабочий день, они теперь требовали других льгот — пенсий для стариков и новых законов о детском труде. Аварии в шахтах случались довольно редко; иногда взрывался динамит, с помощью которого гранитные глыбы дробили на более мелкие куски, которые надо было вывозить из шахты. Время от времени кто-нибудь натыкался пневматическим отбойным молотком на золотую жилу и выдалбливал ее из пласта: чаще это происходило от жадности или по пьяному недосмотру. Эти золотоносные жилы представляли собою главный источник всевозможных проблем. Они вели себя очень капризно, неожиданно исчезая, словно их не существовало вовсе. Новые взрывы приходилось устраивать с большой осторожностью, и они зачастую не приносили желаемых результатов. Но, пожалуй, больше всего неприятностей доставляла вода в тоннелях. По этой причине владельцам шахт приходилось не раз собираться вместе. Шахтеры не могли работать, стоя по горло в воде. Некоторые предлагали пробить водоотводные штреки во всех шахтах, но выполнить это на деле никто не брался.
Сам Натан неохотно признавал, что его работники имели некоторые преимущества. На его шахтах не стали объявлять забастовку, поскольку он уже ввел восьмичасовой рабочий день и отказывался вновь продлить его до девяти часов, как того требовали владельцы других приисков. Из-за стычек, которые специально нанятые владельцами золотых рудников люди постоянно устраивали с полицией штата, пытавшейся защищать горняков, из-за противоречий между Криппл-Криком, где большинство населения поддерживало рабочих, и Колорадо-Спрингс, городом элиты, в котором проживали большинство владельцев, ему иногда хотелось бросить все дела. Борьба с представителями одного с ним класса, с владельцами приисков, к числу которых он имел несчастье принадлежать, оказалась слишком тяжелым и опасным делом.
— Я просто не могу смотреть на мальчиков, которые работают в шахтах, — заметила как-то Сирена. — Они выглядят как взрослые мужчины, как старики. У них такие грустные, несчастные лица. Они словно забыли, как люди улыбаются. Я не могу представить, что Шон однажды тоже спустится туда, спрячется от солнца под землю.
— Тебе не надо об этом беспокоиться, — отвечал ей Натан, — ему не придется этого делать, если только он сам не захочет посмотреть, что представляет собой шахта.
— О чем ты говоришь? — Сирена бросила на него удивленный взгляд.
— Я написал завещание, в котором назвал Шона своим наследником, вместе с тобой, конечно.
— Натан, не надо!
— Почему? У меня нет родственников, по крайней мере, ни один из них не заслуживает ни цента, хотя сама знаешь, в самый неподходящий момент всегда откуда ни возьмись появляется целая толпа кузенов и кузин, ожидающих добычи, словно стервятники. Если у нас с тобой… появятся новые наследники, завещание можно будет изменить. Но даже в этом случае тебе незачем волноваться. У Шона будет не меньше прав, чем у остальных наших детей, если они у нас родятся.
Натан отвел взгляд в сторону, словно не желая наблюдать за реакцией Сирены на его слова.
— Я даже не знаю, что сказать, — ответила Сирена.
— Тебе ничего не надо говорить. Это просто разумная мера предосторожности. Никто никого не принуждает.
Слова Натана прозвучали очень сердечно, столь величественный жест не мог не произвести на Сирену впечатления. Догадывался ли он об этом? Может, он только поэтому рассказал ей о завещании? Что, если загадочная причина их брака существовала только у нее в голове? Он предложил ей выбор, и она могла либо остаться с ним, либо уйти. И все же Сирене казалось, что Натан своими поступками, своими частыми разговорами о будущем пытается заставить ее дать ему именно тот ответ, который он хочет услышать. По сравнению с Вардом, он, похоже, не обладал особо твердым характером, нала его спокойными манерами ощущалась скрытая сила. Это открытие взволновало ее больше, чем ей казалось.
Сирена понемногу выздоравливала. Она уже могла сидеть не только на кровати, но и в кресле у окна. Отсюда она наблюдала за низкими облаками, заснеженными, похожими на призраки деревьями, видела, как пасмурные дни постепенно переходили в снежные ночи. Детскую кроватку перенесли теперь к ней в комнату, поставив ее возле камина рядом с креслом-качалкой, которое тоже появилось здесь совсем недавно. Сирена укачивала Шона, проводила с ним целые дни и звонила Мэри, лишь когда малышу хотелось есть, или по вечерам, когда его пора было укладывать спать.
Вместе с силами к Сирене возвращался и аппетит. Она очень обрадовалась, узнав, что поваром у Натана работал француз, служивший раньше в ресторане «У Антуана» в Новом Орлеане и умевший готовить разнообразные блюда, в том числе — самые изысканные. Когда она, улыбаясь, заговорила с Натаном о поваре, заявив, что ей очень хочется попробовать устриц биенвилль и суп из стручков окры, его лицо приняло одновременно польщенное и озадаченное выражение. Не прошло и недели, как Натан появился в ее комнате во главе процессии, состоящей из Мэри, Дочери миссис Энсон — Доркас, самой миссис Энсон и повара, и учтиво попросил разрешения разделить с ней трапезу.
В комнату внесли стол и два высоких стула. На полированной крышке стола лежали асбестовые подставки, чтобы лак не испортился от жара. Стол был покрыт белоснежной вышитой ирландской скатертью ручной работы. На скатерть положили салфетки с монограммой, потом принесли китайские подносы, блюда для рыбы, тарелки для супа и для десерта, небольшие чашечки, чтобы ополоснуть пальцы после обеда, хрустальные солонки с маленькой ложечкой в каждой, хрустальные бокалы для воды и три разных бокала для вина. Между тарелок поставили большой серебряный подсвечник. В чашечки налили воды, положили по кусочку лимона, а сверху — веточку плюща. Завершив сервировку стола, все, кроме экономки, удалились, та помогла Сирене надеть халат, а потом зажгла свечи в серебряном подсвечнике. Пока Натан усаживал Сирену за стол, миссис Энсон вкатила сервировочный столик с несколькими супницами, закрытыми круглыми серебряными крышками.
— Устрицы биенвилль! — воскликнула Сирена, когда перед ней поставили тарелку с горячим, восхитительно пахнущим кушаньем. — Как ты умудрился достать их в это время года?!
Натан подождал, пока перед ним тоже поставили тарелку, и, улыбнувшись, взял маленькую вилку с тремя зубцами.
— Их сюда привезли специальным поездом. Можно достать что угодно, были бы деньги и желание. Сирена с минуту молча смотрела на него.
— По-моему, с тобой согласится не каждый, — проговорила она, — ведь у многих просто нет денег.
Сирена улыбнулась и принялась за еду.
За устрицами последовали стручки окры с маленькими круглыми бутербродами из хрустящей французской булки, украшенные цветками ириса. Затем принесли жаренную на вертеле говядину в густом темном соусе с гарниром из капусты брокколи и неочищенного риса. К устрицам подали белое вино, к говядине — красное. Наконец на десертные тарелки разложили куски миндального торта со сливками и принесли мятный ликер.
Сирена не могла по достоинству оценить каждое из предложенных ей блюд, однако она не скупилась на похвалы. Ее очень тронуло то, что Натан так постарался ради нее, не говоря уже о том, какие деньги ему пришлось потратить. Она сейчас испытывала к нему теплую привязанность, но в то же время сомневалась, не случилось ли это из-за того, что ей пришлось немного выпить. Неяркий свет свечей, потрескивание дров в камине, матовый блеск серебра и хрусталя, сам этот уединенный ужин наводил на мысли об интимной стороне их отношений. Особенно остро Сирена почувствовала это, когда экономка удалилась, прикрыв за собой дверь, после того как разлила по рюмкам ликер.
— Я с таким нетерпением жду следующей недели, — сказал он, глядя на халат Сирены, цвет которого невозможно было определить.
— Почему? — поинтересовалась Сирена.
— Потому что на следующей неделе настанет Рождество, и у Меня появится предлог подарить тебе шубу и одежду, чтобы ты больше не носила платья моей экономки. Они, конечно, неплохие, только они тебе совсем не идут.
— Мне бы не хотелось, чтобы ты это делал, — спокойно возразила Сирена.
Натан ласково улыбнулся.
— Я знаю, но, к сожалению, ничем не могу тебе сейчас помочь.
— Натан, тебе не кажется, что лучше подождать, пока…
— Нет, — ответил он сухо, — не кажется.
Спорить с ним было бесполезно, это Сирена уже успела понять. Он все равно купит ей все, что хочет, и сделает для нее все, что ему кажется необходимым, сколько бы она его ни отговаривала. Сирена заговорила на другую тему:
— Даже не верится, что до Рождества осталось совсем немного.
— Да, тебе, наверное, так кажется. Может, поставить у тебя елку? Миссис Энсон с Доркас ее нарядят.
— Не знаю, — медленно проговорила Сирена. — Ты должен провести праздники, как тебе нравится, как ты обычно это делаешь. У меня, честно говоря, не очень праздничное настроение.
— Я вообще не отмечал Рождество дома с тех пор, как умерла моя жена, Нора. Но в этом году мне хочется устроить праздник. Ведь у меня опять есть семья.
В прошлом году она встречала Рождество с Вардом. А потом пришли Натан и Консуэло, и они вчетвером отправились ужинать в «Континенталь».
— Что с тобой? — спросил Натан. — Я что-то не то сказал?
— Нет, я просто вспомнила о прошлом Рождестве, о Варде, о Консуэло…
— Ясно.
Он поднес к губам бокал и посмотрел на зеленоватую жидкость.
— Я давно уже хотела спросить тебя о Консуэло, — начала Сирена, собравшись наконец с духом. — Она выздоровела? Как она сейчас?
— У нее все хорошо. Она немного ослабла за время болезни, и я отправил ее в Манито-Спрингс на воды. Ей нужно на время сменить климат. Недавно я получил от нее письмо, она жалуется, что ей там совсем нечего делать, так что она, наверное, скоро вернется в Криппл-Крик.
Сирена кивнула, на ее губах заиграла легкая улыбка, она представила веселую Испаночку Конни, медленно потягивающую минеральную воду.
— Я знаю, что женам не положено знать о любовницах мужей, и уж тем более разговаривать о них, но ты, наверное, понимаешь, Консуэло моя подруга, и я знаю, как она к тебе относится. Я не хочу, чтобы ей стало больно.
— Если ты хочешь узнать, сказал ли я ей о том, что мы с тобой поженились, то да, я это сделал.
— Она, конечно, не слишком обрадовалась и наверняка решила, что я увела тебя тайком от нее.
— Вряд ли. Консуэло не строила никаких иллюзий насчет наших отношений. Она давно знала о моих чувствах к тебе.
— Может, она и знала о них, но она, по-моему, не представляла, что мы когда-нибудь станем мужем и женой.
— Ты, наверное, права, — согласился Натан, сделав глоток из бокала.
— Мне придется навестить ее, когда она приедет, вернее, когда я смогу выходить.
Он бросил на Сирену изучающий взгляд.
— По-твоему, это благоразумно?
— Что? — Сирена посмотрела на Натана, удивленная нотками осуждения в его голосе.
— Я хочу сказать, этот визит может выйти тебе боком. Что, если тебя узнают в городе?
— Что случится, если я увижу кого-нибудь из знакомых? Я ведь ничем не отличаюсь от Консуэло.
— Ты теперь моя жена, если ты там появишься, об этом сразу напишут во всех здешних газетах.
Сирена откинулась на спинку стула.
— Теперь я должна вести себя как уважаемая замужняя дама, воротить нос от всех прежних знакомых, переходить на другую сторону улицы, если я их увижу, да? Мне это не нужно, Натан. Ты мог жениться на мне без моего согласия, но согласие на развод я тебе дам, если ты этого хочешь.
— Я не это имел в виду. Просто думал, что теперь, когда ты познакомишься с женами владельцев приисков, ты постепенно забудешь знакомых с Мейерс-авеню.
— Жены золотопромышленников никогда не примут меня в свою компанию, неважно, замужем я или нет. Я знаю, все они держат марку, путешествуют по восточным штатам, разъезжают по Европе, покупают там замки, общаются только с королями или, по крайней мере, с графами. Спасибо, Натан, но я предпочитаю не заводить подруг среди женщин, которые интересуются только тем, сколько зарабатывают их мужья.
— Ты судишь их очень строго, Сирена. Но ты уверена, что не изменишь свою точку зрения? Тебе ведь понравился наш сегодняшний ужин, а это лишь крупица того, что могут дать человеку деньги.
— Меня на это не купишь, Натан! Если ты решил показать, что можно сделать, имея деньги, то помоги людям — тем, кто в этом нуждается.
— Хорошо, Сирена. С чего предлагаешь начать?
Столь поспешная уступчивость удивила ее, но Сирена быстро взяла себя в руки.
— На те полторы тысячи долларов, которые ты обещал заплатить за сведения об обстоятельствах гибели Лесси, можно построить дом для женщин — дом, куда они могли бы прийти, когда им больше некуда деться, где они получили бы горячую пищу и теплую постель, где могли бы прийти в себя и встать на ноги или хотя бы вновь обрести душевное равновесие. Он не должен походить на те заведения, которые открывают проповедники и всякие праведники, считающие, что просто слушать их речи недостаточно, чтобы отплатить им за помощь. Женщины там будут сами помогать друг другу.
Потом ты можешь построить приют для детей-сирот, пансион для стариков и пострадавших на приисках шахтеров.
— Это благотворительность, Сирена. Большинство из тех, кто ее примет, постараются воспользоваться ею для того, чтобы подмять под себя тех, кто послабее.
— Это не так, по крайней мере не совсем так. Не так давно мне самой понадобилась твоя помощь: без нее я могла бы умереть. Но я благодарна тебе, Натан, и я не стремлюсь жить за счет твоей благотворительности до конца дней.
— Да, — горестно вздохнул он, — к моему огромному сожалению.
Их спор на этом не закончился. На следующее утро Натан пришел к ней и с улыбкой на худом лице протянул какой-то документ на толстой белой бумаге.
— Что это? — спросила Сирена, пристально посмотрев на мужа, прежде чем взять документ.
— То, что ты хотела, — ответил он.
С этими словами Натан вручил ей купчую на землю — участок в городе между деловым и жилым районами. Увидев проставленную внизу сумму, Сирена нахмурилась.
— Я ничего не понимаю, — сказала она.
— Земля, на которой ты можешь построить дом для нуждающихся женщин и для чего-нибудь еще, что тебе захочется…
— Пять тысяч долларов? Это обошлось в пять тысяч?
— Ты говорила, это очень хорошее вложение денег.
— Но не в таком количестве! Я не имела в виду такую сумму!
— Теперь в Криппл-Крик земля стоит дорого. Ты обратила внимание, что купчая составлена на твое имя? Надеюсь, ты не станешь против этого возражать? И еще мне бы хотелось, чтобы этот дом носил твое имя. Я не желаю, чтобы обо мне заговорили как о владельце приисков, который заботится о бездомных женщинах. Это поможет мне избежать неприятных недоразумений.
— Значит, ты решил построить такой дом?
— Да, сегодня утром состоялась его закладка. Стройка должна закончиться к концу января, я уже нанял рабочих.
— Натан! — воскликнула Сирена, заглянув ему в глаза. — Это же замечательно! Ты так добр!
Вместо ответа он наклонился к ней и прижался губами к ее рту. Губы Сирены оказались сухими и горячими. Поцелуй был недолгим, но когда Натан выпрямился, Сирена увидела, что он покраснел.
— А ты так красива. Я никогда еще не видел тебя такой красивой, как сейчас.
— Пожалуйста, ты же обещал… — пробормотала Сирена.
— Да, обещал. Какой же я дурак, — сказал он и улыбнулся, хотя глаза его сделались печальными.
Земельный участок оказался не единственным подарком. Натан каждый день что-нибудь приносил Сирене. Это совсем не расточительство, заявлял он, когда она пыталась отказываться. Неужели она никогда не слышала о двенадцати днях перед Рождеством? Ей надо радоваться, что она не получила ни одного непрактичного подарка, например, какой-нибудь саженец груши или живого лебедя. Впрочем, однажды он все-таки принес ей птичку, канарейку в позолоченной клетке. У нее был изумительный голос и несколько серебряных перышек. Потом Натан подарил Сирене заколку — тоже в форме птички, флакончик духов на атласном шнурке, золотую ручку, чернильницу с отделением для промокательного песка, коробочку с визитными карточками, на которых она увидела свое новое имя, выведенное витиеватыми буквами На другой день он преподнес в подарок женское ландо от Бредли с синим корпусом, откидывающимся верхом и серебряной отделкой. Затем Натан подарил ей рояль от «Стейнвай энд компани» из Нью-Йорка, с массивными круглыми ножками и блестящей полированной крышкой, сказав, что теперь она может петь под его аккомпанемент.
— Рождество начинается все-таки в первый день Рождества, — слабо возражала Сирена.
— Ради бога, Сирена, — засмеялся Натан, — мы можем отмечать Рождество хоть каждый день.
Но на двадцать пятое декабря он тоже кое-что для нее приготовил. Проснувшись, Сирена увидела в ногах кровати целую кучу коробок самых разных размеров и форм, перевязанных голубыми атласными лентами. Экономка стояла рядом, с утренним кофе на подносе. Заодно она сообщила, что мистер Бенедикт просит разрешения позавтракать вместе с ней. Сирена милостиво согласилась, и он появился в комнате, одетый в синий халат с бархатными отворотами. Сирена приветствовала его теплой улыбкой. На нем был тот самый халат, который она надела во время поездки из Колорадо в пульмане Натана, или, по крайней мере, очень похожий на него.
Увидев, что Сирена ничем не выражает недовольства, Натан посмотрел на коробки, а потом принялся пристально разглядывать одну из них с видом наигранного недоумения.
— Что это у нас тут? Думаю, тебе лучше объяснить, в чем дело, до того как принесут завтрак.
Судя по размерам коробки и замечаниям Натана, Сирена догадывалась, что там лежат. И она действительно не ошиблась. Разорвав упаковку из оберточной бумаги, она извлекла капот из черного шелка, собранный на спине в складки и расшитый голубыми лентами. Вместе с капотом она обнаружила ночную рубашку из черного шелка и пару черных туфель на высоком каблуке.
— Ты уверен, что респектабельные леди носят именно такую одежду? — спросила Сирена, приподняв бровь.
— Абсолютно. Как раз это они и носят, если у них, конечно, красивая шея и кожа, не говоря уже о фигуре. Ты наденешь его?
Он кивнул головой в сторону стоявшей в углу ширмы. Сирена нерешительно посмотрела на ширму, потом на капот. На этикетке с крошечными вышитыми буковками стоял знак знаменитого парижского салона. Сирена не могла побороть искушения примерить капот. Она взглянула на экономку, стоявшую перед кроватью. Откинув одеяло, Сирена выбралась из постели и прошла за ширму. Миссис Энсон взяла коробку, капот и поспешила следом.
Одевшись и стоя рядом с миссис Энсон, расчесывавшей ее шелковистые волосы, Сирена наконец осознала, что с ней случилось, как легко она привыкла ко всей этой роскоши, к тому, что ей всегда готовы услужить, куда бы она ни повернулась. Это оказалось удивительно просто.
Когда она вышла из-за ширмы с расчесанными на прямой пробор, струящимися по плечам волосами, Натан тут же поднялся с кровати.
— Ты превзошла все мои ожидания, — проговорил он восхищенным шепотом.
— Это просто глупость, вот что это такое, — ответила она небрежным тоном, однако в ее глазах появился веселый огонек.
— Тебе не нравится?
— Нравится — не то слово, но только мне опять придется тебя благодарить. Все это выглядит так, будто ты рассчитываешь на немедленное проявление моих чувств!
Натан изобразил на лице важное выражение.
— Не могу с тобой не согласиться. У меня есть одно предложение. Давай отложим выражение благодарности до тех пор, пока ты не откроешь все коробки. Тогда тебе придется проявлять чувства всего один раз. Давай подумаем, как ты можешь отплатить за все мои труды, так чтобы тебе не пришлось слишком много говорить. Придумал: ты нальешь мне чашку кофе.
— Договорились, — согласилась Сирена, пожимая протянутую ей руку, и опять забралась в постель.
В больших квадратных коробках лежали еще два таких же набора, один кремового, а другой розового цвета. Среди подарков оказалась целая коллекция духов в небольших флаконах граненого стекла, кожаный черный несессер с серебряной застежкой, в котором находилась серебряная расческа, гребень, щетка для одежды, пилочка для ногтей, несколько брошек и даже серебряная зубочистка. Потом Сирена извлекла на свет граммофон с набором пластинок. Еще в одной коробке она нашла длинную французскую шубу из соболей, а также шапку и пелерину того же меха. Кроме того, Натан подарил ей двенадцать пар французских лайковых перчаток — белых, черных, коричневых и других цветов, дорожный плащ из черного атласа от Уорта, отороченный черным соболем, широкий шелковый веер с вышитыми на нем павлинами, набор гагатовых, роговых и черепаховых гребней, и, наконец, коробку модных журналов «Делинейтор» за последние несколько лет.
Сирена решила, что это все, но она ошиблась. Из кармана Натан достал широкую, обтянутую бархатом коробочку и протянул ее жене точно так же, как раньше вручил ей перстень. Раскрыв ее, Сирена увидела браслет с бриллиантами, который можно было носить вместе с перстнем. К нему прилагался также набор драгоценностей из сапфира — колье, браслет, серьги, брошь и даже маленькая диадема. Все это великолепие вполне могло подойти какой-нибудь королеве.
Словно читая ее мысли, Натан сказал:
— Они когда-то принадлежали Екатерине Великой — русской императрице, а теперь они твои.
— Сдаюсь. Это уже чересчур. — У нее перехватило дыхание, на глазах невольно выступили слезы. — Я… я даже не знаю, что тебе сказать.
— Мы с тобой, кажется, уже договорились? — Натан кивнул на маленький столик: — Налей мне кофе.
По отношению к Шону Натан оказался не менее расточительным. Он проявлял такую щедрость, словно обладал бездонным кошельком. Малыш получил в подарок все, что нужно новорожденному, а также погремушку с золотой ручкой, двигающиеся игрушки и игрушечную серую лошадку с гривой и хвостом из красной пряжи. Слуг Натан тоже не забыл. Женщинам он вручил велосипеды вместе со спортивными костюмами, платья, чулки, нюхательную соль, пудру, коврики и лампы в их комнаты на третьем этаже. Кучер получил в подарок жеребца, кожаную куртку, новые ботинки, ярко-красную ливрею и множество других мелочей. Помощнику кучера досталось чуть меньше подарков, а повару — намного больше.
В ответ Натана завалили всевозможными безделушками, большей частью ручной работы. С помощью миссис Энсон Сирена вышила маленький кожаный кисет для табака, который курил Натан.
— Это не слишком-то много по сравнению с тем, что подарил мне ты, — сказала Сирена, вручая подарок.
— Он мне дороже всего того, что у меня есть, потому что ты сделала его сама.
— Но ты надарил мне столько вещей…
— Я эгоист, я делал тебе подарки, только чтобы посмотреть на твое лицо, когда ты их увидишь. — Глаза его светились, как у ребенка.
— Что бы я тебе ни говорила раньше, я тебе очень благодарна, очень. Спасибо за все, что ты для меня сделал.
Этот разговор происходил за завтраком. Охваченная внезапным порывом, Сирена приподнялась, перегнулась через стол и поцеловала Натана, в губы, не стесняясь стоявшей рядом, улыбавшейся миссис Энсон. Когда Сирена снова опустилась на стул, Натан взял ее руку и так сильно сжал, что бриллианты врезались в кожу пальцев.
Наступил вечер. Сирена уже поужинала. Мэри несколько минут назад унесла Шона спать. Сирена завела граммофон и поставила пластинку. Под звуки «Танца времени» из «Джоконды» она подошла к окну.
На снегу, освещенном слабым светом луны, лежали длинные темные тени. Гора Пиза уходила сверкающей вершиной в ночное небо. За окном, раскачивая верхушки деревьев и вздымая облака снега, печально выл ветер.
Сирена совсем не устала за этот день, ей казалось, что она уже окончательно поправилась. Правда, она по-прежнему ощущала боль в груди, стоило ей глубоко вздохнуть, ее быстро одолевала усталость, но кашель уже прошел, и она не чувствовала себя беспомощной, теперь ей хотелось одеться и уйти куда-нибудь из этой золотой клетки.
Но за дверью ее ожидали трудности. Пока Сирена жила здесь, почти не покидая постели, она не задумывалась, до сих пор не могла решить, как ей все-таки поступить: остаться в Бристлеконе или попытаться снова начать жить самостоятельно; попробовать сделаться настоящей женой Натана, а значит, неминуемо принимать его ласки, или вернуть ему подарки, забрать ребенка и уйти.
Сирена во многом чувствовала себя в долгу перед Натаном, ведь он спас жизнь ей самой и ее ребенку. Он ей очень нравился. Он обладал множеством хороших качеств. Остаться с ним было бы совсем не плохо. Она будет окружена роскошью, ее будут любить, баловать, ей пальцем не дадут пошевелить. Из Сирены Уолш она превратится в жену богатого человека, слабую, зависимую, болезненно реагирующую на любое ущемление ее достоинства. Он станет делать ей подарки, а ей в ответ нужно будет лишь принимать их. Не сделается ли она в конце концов еще одной купленной им игрушкой? Может, он заваливал ее этими милыми вещами именно ради этого? Неужели Натан совсем не надеялся получить что-нибудь взамен? На этот раз взятку он предлагал уже ей самой, а не Варду, но что это меняло? Она Признавала это с горечью, но у нее не оставалось другого выхода. Она должна оценить ситуацию, прежде чем предать саму себя.
Пластинка доиграла до конца. Обернувшись, чтобы остановить граммофон, Сирена увидела Натана.
— Хочешь послушать еще раз? — спросил он.
Она покачала головой, и он убрал пластинку в коробку.
— Я рад, что ты еще не спишь. Мне нужно с тобой поговорить.
— Да?
— Я вот о чем подумал. Как ты смотришь на то, чтобы отправиться в Европу? Мы можем уехать надолго, совершить целое путешествие, если ты пожелаешь. Например, несколько недель мы проведем в Нью-Йорке, а потом поедем в Англию, оттуда — во Францию. Представь, лучшие отели Европы, лучшие портные, балы-маскарады — все, что душе угодно. Мы можем отправиться в Рим, в Венецию, Афины, на север Германии, в Австрию. А когда мы опять вернемся в Париж, тебе успеют приготовить целый гардероб.
— Натан, все это замечательно, но я сомневаюсь…
— Ты сможешь купить весь Париж, если захочешь. Я уже заказал тебе в Нью-Йорке несколько платьев, дорожные костюмы, вечерние туалеты и еще много всякой всячины. Я думал, все эти вещи успеют доставить к Рождеству, но их все-таки не привезли. Со дня на день они должны прибыть вместе с модисткой.
Сирена не могла смотреть Натану в лицо. Восторженное сияние его глаз невозможно было вынести. Она испытывала какое-то необъяснимое смущение одновременно с состраданием.
Снова отвернувшись к окну, она сказала:
— Ты помнишь прошлую зиму, Натан? Помнишь, как ты предложил Варду шахты, деньги в обмен на то, чтобы он оставил меня? Отдал тебе?..
Натан с минуту молчал.
— Да, ну и что?
— Вард рассказал мне тогда об этом. Он считал, что я сама должна решить, соглашаться ему на твое предложение или нет, ведь я от этой сделки выигрывала не меньше, чем он.
— И ты отказалась?
— Да, отказалась. Понимаешь, я любила Варда, хоть сама тогда этого не понимала. Но главное было даже не в этом. Я не желаю, чтобы меня покупали и продавали, как шахту.
— О чем ты говоришь? Неужели ты думаешь, что я пытаюсь это сделать опять?
Сирена обернулась и, не отводя взгляда, посмотрела ему прямо в глаза.
— А разве нет? Ты предлагаешь мне кучу удовольствий, так ведь? Ты пытаешься произвести на меня впечатление, хочешь показать, что можешь сделать все, чтобы моя жизнь стала легкой, богатой и интересной, разве нет?
— Даже если это на самом деле так, я не слишком преуспел, — ответил он печально.
— Я в этом совсем не уверена, — сказала Сирена, лукаво улыбаясь, — пойми только, я хочу сама что-то решить. Я не желаю, чтобы меня к этому подталкивали.
— Я понимаю, что ты имеешь в виду, и попробую выполнить твою просьбу, хоть это и нелегко для меня. Вещи, которые на днях привезут из Нью-Йорка, будут моим последним подарком, пока… пока… Надеюсь, ты примешь их?
Сирена неохотно кивнула.
— Я не хотела тебя обижать, и мне не хотелось, чтобы ты посчитал меня неблагодарной. Прости, если причинила тебе боль.
— Это я должен просить прощения. Я не знал, что ты любишь Варда. Перли дала мне понять, что он сам тебе навязался. И, уж конечно, я и представить не мог, что он тебе обо всем расскажет. Это, наверное, показалось тебе большим оскорблением.
— По-моему, Вард просто хотел меня испытать. Ему казалось, что я ищу богатого мужа, и он решил проверить, так ли это на самом деле.
— А ты дала ему понять, что деньги для тебя ничего не значат, — констатировал Натан мрачно. Сирена едва не разрыдалась.
— Можно сказать и так.
Натан молчал. Некоторое время он стоял не двигаясь и не отрываясь смотрел на нее, потом неожиданно сжал кулаки и направился к камину.
— Какое совпадение, что ты об этом заговорила. Я сегодня весь день думал о Варде.
— Да? Удивительно!
Она тоже думала о нем сегодня, но не хотела, чтобы Натан это знал.
— Интересно, что он подумает, когда узнает, что ты теперь моя жена…
— Что?
Сирена прижала руку к горлу, кровь отхлынула у нее от лица.
— Это ведь вполне может случиться. Что стоит ему взять газету и прочитать о нашей свадьбе в колонке новостей? Или ему об этом расскажет кто-нибудь из «Эльдорадо». Может быть, он уже обо всем знает. Вряд ли Перли упустила случай поведать ему эту удивительную новость.
— О чем ты говоришь? — она все еще не понимала.
— Я хочу сообщить тебе, Сирена, — вздохнул Натан, с горечью посмотрев на нее, — что Вард жив. Он вернулся в Криппл-Крик два дня назад.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Запретные мечты - Блейк Дженнифер

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.

Ваши комментарии
к роману Запретные мечты - Блейк Дженнифер



Чего-то не того. В истории намешано много: и мормоны, и поселки золотодобытчиков, и переселенцы (это, кстати, интересно). Интересны и жизненны рассуждения насчет одного пути женщины в то время - прилепиться к одному мужчине или пойти в проститутки. Но героиня удивляет. То ль наивная, то ль испорченная. Правильно ей экономка говорит: к ней хорошо относился человек, женился, когда та на сносях была, подарки дарил и в койку, между прочим, не тянул силком. А ей-то насильника первого подавай, который в салуне держал.
Запретные мечты - Блейк ДженниферАлина
28.02.2014, 20.35





Опять -он её изнасиловал, а она не видит в этом ничего плохого, всё так и должно быть, и то, что он относится к ней как к проститутке не смущает. Дальше читать не буду, раздражают такие романы.
Запретные мечты - Блейк ДженниферОльга
23.03.2014, 11.48





Ольга, почитайте этого же автора "Дерзкие мечты", роман шикарный.
Запретные мечты - Блейк ДженниферЛисичка
23.03.2014, 12.24





Этот роман ничуть не хуже,чем остальные романы автора.Непонятно малое количество комментариев.Прослеживается традиционная сюжетная линия с насилием в начале и с последующим появлением благородного,красивого друга,который влюбляется в героиню,спасает ее,женится на ней,но не прикасается и пальцем,воспитывает ее ребенка от другого мужика, и которого вместо награды постигает та же участь,как и других аналогичных героев романов автора.Поскольку гл.герои любят друг друга и с первой ночи не имеют никаких других партнеров,то на насилие можно закрыть глаза.Не всякие законные супруги хранят такую верность.Но гл.героиня вовсе не так уж щедра и бескорыстна,какой считает ее гл.герой.Ей даже не пришло в голову,что ребенок Консуэло имеет больше прав на наследство Натана,т.к.он ему родной по крови,и если бы Натан знал о нем,то уж точно изменил бы завещание.Благополучно забыв об этом,Сирена хапает все наследство,а Консуэло,не получив ни гроша,уезжает.При том,что гл.героиня прекрасно знает,как Натан мечтал о своем ребенке.Я уж не говорю о том,что она позорила его,на глазах у всех бегая к любовнику,с которым повалилась в постель сразу же после похорон мужа.Что этим хотела сказать автор,не знаю.
Запретные мечты - Блейк ДженниферДианa
9.05.2014, 22.37





самая беспонтовая её книга!!! гл.герои сами себе противоречат! проблемы устраивают на ровном месте из-за ничего.... да и стилистика написания не впечатлила, в других романах автор хорошо передавала обраг гг, а этот написан так, как будто хотела побыстрее от него избавится.... фу... чушь полнейшая!
Запретные мечты - Блейк ДженниферАсель
31.05.2014, 7.01





Мне очень понравилась, осуждать героиню не правильно, замуж не добровольно, по правде сказать проснулась, уже замужней, Натану она говорила ,что любила Варда)) если кто и виноват то это мужики. ..
Запретные мечты - Блейк ДженниферМилена
21.11.2014, 22.27





Мне роман не понравился 3 балла. Насилие никогда не может быть оправдано, даже если насильник красавец, миллионер и супермэн. Насилие представляется романтичным только тем кто с ним никогда не сталкивался. Кроме того, я не могу симпатизировать герою, который деньги заработал своим "талантом, умом, тяжелым, честным трудом" - выиграл в карты. Что же это за любовь у героя такая - знает, что женщина беременная и едет от нее подальше, за длинным долларом, не предложив ей своей защиты? А шантаж? - засранец. Героиня тоже не ангел, - ну ладно получилось со свадьбой так как получилось, но у этой добродетельной героини не нашлось сострадания к человеку, который свой грех десять раз искупил своим отношением к ней и ребенку. Дружба героини с Консуэллой - вообще игра в одни ворота. И все-то героиню любят, и все ей помогают и о ней заботятся. За какие заслуги? За красивые глазки? А благодарность, дружеская помощь тому же Натану или Консуэлле - где? А как вовремя муж погиб - живите и радуйтесь, занимайтесь благотворительностью за чужие денежки - Ах какие благородные герои!!!
Запретные мечты - Блейк ДженниферНюша
22.11.2014, 2.33





Мне роман не понравился 3 балла. Насилие никогда не может быть оправдано, даже если насильник красавец, миллионер и супермэн. Насилие представляется романтичным только тем кто с ним никогда не сталкивался. Кроме того, я не могу симпатизировать герою, который деньги заработал своим "талантом, умом, тяжелым, честным трудом" - выиграл в карты. Что же это за любовь у героя такая - знает, что женщина беременная и едет от нее подальше, за длинным долларом, не предложив ей своей защиты? А шантаж? - засранец. Героиня тоже не ангел, - ну ладно получилось со свадьбой так как получилось, но у этой добродетельной героини не нашлось сострадания к человеку, который свой грех десять раз искупил своим отношением к ней и ребенку. Дружба героини с Консуэллой - вообще игра в одни ворота. И все-то героиню любят, и все ей помогают и о ней заботятся. За какие заслуги? За красивые глазки? А благодарность, дружеская помощь тому же Натану или Консуэлле - где? А как вовремя муж погиб - живите и радуйтесь, занимайтесь благотворительностью за чужие денежки - Ах какие благородные герои!!!
Запретные мечты - Блейк ДженниферНюша
22.11.2014, 2.33





Отвратительный роман. Главный герой эгоистичный скот. Героиня по-видимому любит принуждение. По этому Натан её не вдохновлял. Неблагодарная. Бегала как течная сучка, пока муж в отъезде, и якобы страдала. И Вард страдал,но продолжал ею пользоваться и даже в день похорон не удержались оба. И никакого сочувствия к Натану, ни при жизни, ни после смерти не попереживала за него. Все цинично как-то. И все её хотят, но всё ограничено безуспешными попытками изнасиловать ГГ и обожанием за пару песенок на сцене. Натянуто. Вспоминаю Анжелику (Анн и Серж Голон), там тоже все вожделели ГГ, но и прошла она и через короля, вора, султана, пирата и т.д. А здесь какие-то мыторства ГГ и совершенно не раскрыта тема чувств. Читала после Южной страсти(Черная маска) и была разочарована. 2 бала и то за Натана и Консуэло - они благороднее и честнее ГГ.
Запретные мечты - Блейк ДженниферИмбирь
16.12.2014, 22.09





девушки любят подонков, лишь они оставляют здоровых потомков (с). читала первый раз лет 15. была возмущена и разочарована. тело мужа еще не остыло а гг-ня уже в койке с другим мужиком. и мужу мозги конопатила, а он между прочим так или иначе спас ее от ужасной судьбы. натан мне даже был симпатичнее, чем вард. но вот прошло 20 с лишаком лет, и я перечитала роман. теперь отношусь ко всему там описанному. в жизни и не такое бывает.) а юношеский максимализм с возрастом проходит.
Запретные мечты - Блейк Дженниферлёлища
11.11.2015, 8.22





Этот роман не читала, но до него прочла 3 других роман Блейк ,и вот такой в них шаблон: встреча ГГоев ,пртнуждение к сожительству путем угрозы близким героини или насилие ,затем неземная лубовь плюс в сюжет идут приключения с пиратами индейцами ,повстанцами. Хотя роман "Черное кружево " понравился
Запретные мечты - Блейк ДженниферПривет
4.02.2016, 17.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100