Читать онлайн Запретные мечты, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - 12. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретные мечты - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретные мечты - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретные мечты - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Запретные мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12.

Перли не умерла. Врач дал ей рвотное и растер кожу спиртом со снегом. Увидев, что она совсем ослабла, он приказал девицам выйти из комнаты, заявив, что хочет осмотреть их хозяйку как следует. Убедившись, что Перли полностью пришла в себя, доктор взял деньги за услуги и ушел.
Так, по крайней мере, рассказывала Консуэло. Испанка навестила Сирену через неделю после возвращения Варда. Сирена впервые увидела ее после того вечера. Консуэло не вернулась в «Эльдорадо», она не стала возвращаться и в публичный дом, хотя там у нее остались друзья. Она стала любовницей Натана Бенедикта. В ту ночь, расставшись с Сиреной и Вардом, он позвал Консуэло к себе в отель «Континенталь». На следующий день он снял для нее небольшой дом, не дворец; конечно, но очень элегантный особнячок из четырех комнат. Потом они отправились в Колорадо-Спрингс, и он купил там мебель, которую она выбрала. Натан оказался добрым и щедрым человеком, и Консуэло чувствовала себя почти счастливой. Ее радость омрачалась лишь по ночам, когда он называл ее Сиреной, сжимая в объятиях.
— Консуэло, — тихо проговорила Сирена. — Прости меня.
Испанка покачала головой и улыбнулась.
— Это же не твоя вина. И я, честно говоря, не возражаю. Заходи к нам как-нибудь. Я угощу тебя чаем из китайской чашки, из настоящего китайского фарфора.
— С удовольствием, но только когда там не будет Натана, мистера Бенедикта.
— Насчет этого можешь не беспокоиться, — сказала Консуэло, — он приходит ко мне только по ночам.
Сирена решила не рассказывать об этом Варду. Она, конечно, не думала, что он будет ревновать, но его отношения с другом испортились, с тех пор как он застал его с Сиреной.
У них с Вардом почти ничего не изменилось. Большую часть дня они проводили вместе. Изредка Вард спускался вниз, чтобы сыграть в карты. Они разговаривали о самых разных вещах, по вечерам разводили огонь в камине, смеялись и занимались любовью. Проходили дни, недели, кончилась зима. Сирена жаловалась, что ей совсем нечего делать, особенно теперь, когда дни сделались длиннее, и уговаривала Варда купить материю, иголки и нитки, чтобы она могла сшить себе пару платьев взамен старого.
— Зачем тебе это? — спрашивал он. — Я могу купить хоть дюжину платьев, чтобы тебе было в чем появляться на людях, только ты нравишься мне и в этом пеньюаре, а еще больше — без него.
— О, в этом я не сомневаюсь. Это же так удобно, — отвечала Сирена, лукаво поглядывая на него, — но, боюсь, я не слишком понравлюсь тебе в одном из твоих костюмов.
— А что, если понравишься? — смеялся он. — Сейчас я, по крайней мере, могу не сомневаться, что в любую минуту приду и застану тебя здесь.
— Ах да. Как же я забыла?
— Знаю, знаю. Ты понимаешь, каждый вечер я прихожу сюда с тайным страхом обнаружить мой шкаф пустым.
— Ну уж нет! Я тебе такого удовольствия не доставлю!
— Но, Сирена, неужели тебе так не понравилось платье, которое я тебе купил?
— Оно мне нравилось, пока я думала, что мой саквояж потерялся.
— Твой саквояж опоздал на сутки. А когда его наконец принесли, я решил: пусть лучше все остается по-прежнему.
— Для кого лучше?
— Для меня. Такой ответ тебя устроит? И для тебя тоже. Я сомневался, думал, что ты бросишься искать себе миллионера, если у тебя будет что надеть.
— У меня есть одежда, даже дорожный костюм, и очень приличный. Почему тебе кажется, что я не убегу от тебя однажды?
— Я тебя уверяю, что сделаю все возможное и невозможное, чтобы у тебя не появилось такого желания.
— И как же ты это сделаешь?
— Ты будешь слишком занята, чтобы придумать план побега, — сказал Вард, подходя ближе. — Я доходчиво объясняю?
Через неделю они опять вернулись к этой теме. Положение Сирены нисколько не изменилось. Она больше не выходила на сцену, не надевала туфли на золотых каблуках, здорово истрепавшиеся после бегства по снегу. Но она больше не сидела в заточении наверху, почти каждый вечер спускаясь в бар. Иногда она наблюдала за игрой Тимоти или подходила к девушкам, которых нанял Вард, прогнав Перли вместе с ее подопечными. Время от времени Сирена присаживалась к столу, где играли в карты. Она стала чем-то вроде талисмана, приносящего Варду удачу. Сирена заметила, что ее присутствие в баре действует на старателей успокаивающе. Они относились к ней с безупречной вежливостью, всегда предлагали сесть и выгоняли любого, кто пытался оскорбить ее хотя бы намеком, впрочем, такое случалось очень редко. Но Вард никогда не отпускал ее далеко от себя. Он всегда оставался рядом, наблюдал за ней, приглашал за свой столик, брал за руку или играл ее локоном.
Он никогда не уходил из салуна на всю ночь и очень редко покидал его надолго днем. Сирена почти не видела, чтобы он куда-нибудь отлучался. Однажды она застала его за разговором с Натаном Бенедиктом, но в эту минуту ее позвали на сцену, где одна из танцовщиц вывихнула ногу.
Оставаясь в баре одна, без Варда, она чувствовала себя неловко. Ей никто особо не досаждал, но она боялась этих наглых испытующих взглядов, ехидных смешков, мужчин, отводящих глаза, стоило ей на них посмотреть.
Сирена не спеша прошла через бар, направляясь к лестнице. Чтобы посетители не сочли ее уход бегством, она окинула зал хозяйским взглядом, исподволь задержав его на одном из столиков. В холле, перед самой дверью, Сирена задержалась. Сюда доносились приглушенные голоса собеседников. Значит, Вард еще здесь. Она не хотела вмешиваться в их разговор, но в то же время ей совсем не хотелось возвращаться в бар.
Сирена не успела решить, как ей поступить. Дверь в гостиную неожиданно распахнулась. Вард окинул девушку долгим суровым взглядом и посторонился, пропуская вперед Натана.
— Сообщи мне, когда решишь, — сказал тот, обернувшись.
— Хорошо, — ответил Вард.
Приподняв шляпу, Натан пожелал спокойной ночи и ушел, еще раз взглянув на Сирену.
Сирена прошла в комнату.
— Я не знала, что вы тут, — оправдывалась она.
— Натан пришел обсудить со мной одно дело. — Вард закрыл дверь и повернул в замке ключ. — И он, конечно, хотел разговаривать без свидетелей.
Эти слова он произнес таким тоном, словно считал, что Сирена должна знать, о чем идет речь.
— Да?
— Что «да»? — повторил он за ней. — И это все, что ты скажешь? Ты могла бы изобразить удивление и получше.
— Я не понимаю, о чем ты говоришь. Меня абсолютно не волнуют твои дела. — Сирена посмотрела ему в лицо, удивленно приподняв бровь.
— Но это, как тебе наверняка известно, должно тебя волновать.
— Если ты ждешь от меня ответа, тогда извини, но я ничего не понимаю.
Вард уставился на нее.
— Знаешь, в это очень трудно поверить. Я уверен, что ты сама не разговаривала с Натаном с тех пор, как я вернулся. Но он наверняка послал тебе письмо, записку или еще какую-нибудь романтическую ерунду.
— Я от него ничего не получала. Не знаю, в чем ты меня обвиняешь, но, как бы там ни было, мне это не нравится.
Взгляд Варда как будто сделался немного спокойнее.
— Если Натан решил поставить столько на то, что, возможно, никогда и не случится, то, наверное, он увяз гораздо глубже, чем я думал. Жаль, что мне неизвестно это наверняка.
— Что тебе неизвестно? О чем ты говоришь?
— Здесь, в этой комнате, несколько минут назад Натан предложил мне подписать один очень интересный договор. Он готов отдать несколько приисков и часть доходов от остальных его предприятий, причем большую часть, я тебе скажу. Стоимость всего этого исчисляется тысячами долларов, может быть, даже сотнями тысяч.
— Он отдает это просто так?
— Нет, конечно. Как ты понимаешь, он требует кое-что взамен.
Его неприятная ирония испугала Сирену.
— И чего же он хочет?
— Он хочет, чтобы я… чтобы наши отношения прекратились.
— Что? — Сирену словно окатили холодной водой. Она смотрела на Варда, не в силах поверить его словам.
— Если ты не притворяешься, он предложил мне большую сумму денег за то, чтобы я оставил тебя, не будучи уверенным, что ты попадешь в его руки. Он, похоже, думает, что ты испытываешь ко мне некоторую привязанность, но все же не настолько сильную, чтобы он не смог завоевать твое расположение, и хочет, чтобы я сам слегка подтолкнул тебя к нему.
Сирена побледнела.
— Понятно. И что ты ему ответил?
— Я сказал, милая Сирена, что мне надо это обдумать.
— О чем же тут думать? — вырвалось у нее. Отвернувшись, она направилась к плите. — Ты просто не сумеешь отказаться от таких денег.
— Ты так считаешь? Тогда позволь тебе сказать, что я сумел бы от них отказаться, если бы решил, что так нужно.
Потрясенная, Сирена почти ничего не слышала.
— А твоя дружба? Ты не сможешь покончить с ней из-за какой-то…
— Из-за одной прекрасной женщины, которая нравится нам обоим? Такое не раз становилось причиной ссор между друзьями. Но сейчас это не имеет значения. В настоящий момент важно только то, что желаешь ты сама. Ты придумываешь мне оправдания, чтобы я смог с легким сердцем отпустить тебя к нему? Это отличный шанс, Сирена. Вот он, твой миллионер, и он сам бежит тебе в руки. Тебе нужно только разобраться, чего ты хочешь.
— И ты меня вот так запросто отпустишь?
— Если ты скажешь, что тебе нужен Натан и его деньги, я не буду тебя удерживать.
Сирена отвернулась.
— У Натана ведь уже есть женщина, Консуэло.
— Ну, это ее проблемы.
— Я бы не хотела, чтобы она так много потеряла по моей вине.
— Это понятно.
— А что касается Натана, я не желаю, чтобы меня покупали.
— Серьезная причина.
Вард явно не собирался ей помочь. Расхаживая по комнате, Сирена видела, что он только наблюдает за ней. С трудом ей удалось изобразить на лице улыбку.
— А потом, он, по-моему, вряд ли станет мною дорожить, если я достанусь ему так легко. Кроме того, не забывай, ты знаешь меня слишком близко, поэтому, я думаю, мистеру Бенедикту надо отказать, если, конечно, ты сможешь это сделать.
— Ты на самом деле решила остаться со мной?
Его недоверчивый тон напугал Сирену.
— По-моему, я должна это сделать.
— Даже если понимаешь, что ты вряд ли когда-нибудь получишь предложение лучше этого?
— Если ты думаешь, что я жду, что когда-нибудь получу свадебный венок, не бойся, я понимаю: этого не случится.
— Сирена, — начал было Вард, но тут же замолчал.
— Да? — Она не отводила взгляда. Судя по выражению его глаз, он хотел что-то спросить, но в то же время сомневался, что ему понравится ответ.
— Ничего, — сказал он наконец, — сейчас ничего не имеет значения, кроме твоих слов.
Он взял ее за руку, привлек к себе и крепко обнял, словно желая показать, что никогда ее не отпустит. Он поцеловал ее нежным, долгим поцелуем, не отнимая губ даже после того, как его колено коснулось мягкого ковра и он опустился на пол, увлекая Сирену за собой. Они медленно, будто во сне, раздели друг друга и в сладком упоении, забыв про все на свете, предались любви.
Потом Сирена лежала на спине, глядя на игравшие на потолке отблески пламени керосиновой лампы. Предложение Натана, хотя его вряд ли можно было назвать комплиментом по отношению к порядочной женщине, казалось ей довольно лестным. Ей, конечно, была неприятна мысль, что за нее предложили определенную цену, пусть даже столь высокую, однако Сирена подумала, что Натан не хотел, чтобы она об этом знала, если решил разговаривать с Вардом наедине. Если бы ему казалось, что ее можно легко купить за деньги, он бы сделал это предложение ей самой и увел бы ее из-под носа Варда, не обращая внимания на то, что мог бы подумать его друг. То, что он выбрал другой путь, свидетельствовало о том, что он, по словам Варда, решил, что Сирена испытывает к нему какие-то чувства. Насчет этого Натан ошибался. И не говорило ли это предложение о том, что он почти не сомневался, что Вард не слишком дорожит Сиреной?
Мог ли Натан оказаться прав? Неужели Вард называл ее прекрасной женщиной, говорил о том, как скучал без нее, любил ее с такой нежностью — и не испытывал при этом ничего, кроме вожделения? Ей не хотелось в это верить. Она не ждала от Варда любви. Нет. В конце концов, это было не так уж важно. Но если бы он проявлял к ней хоть какие-то чувства, согласившись на предложение Натана, она смогла бы самым изощренным образом отомстить за все, что причинил ей этот человек.
Закрыв глаза, Сирена попыталась отогнать эти мысли. Мерзкая вещь — месть. Но зато какая приятная…
— Ты точно знаешь, что она там живет? — с волнением спросила Сирена, когда они дошли до конца улицы. Перед ними стоял маленький домишко с одной дверью и одним грязным окном. Стены этого сравнительно нестарого строения покоробились, а странная угловатая крыша казалась дырявой. Сирена не заметила ни вывески, ни красной занавески на окне, но она и без этого сразу поняла, что видит один из притонов, где прозябают проститутки, ставшие слишком старыми, слишком непривлекательными или больными, чтобы работать на танцевальной сцене или в публичном доме с более или менее приличными клиентами.
— Точно, — ответила Консуэло, — по крайней мере, здесь живет девчонка, похожая на ту, о которой ты мне говорила. У нее светлые волосы и хорошая фигура, и ведет она себя как маленькая, все время вспоминает об умершем ребенке, но никогда и словом не обмолвилась о своем муже. К ней часто приходит какой-то мужчина, обычно по утрам.
Сирена глубоко вздохнула.
— Если это Лесси, я не знаю, что ей сказать.
— Что-нибудь придумаешь.
— Ты даже не представляешь, как я тебе благодарна за то, что ты помогла мне ее найти. Испанка пожала плечами.
— Не стоит благодарности. Жаль только, что на это ушло так много времени. У нее не так уж много друзей, у этой Лесси. Она держится в стороне от всех, почти не выходит на улицу. Этот мужчина, который ее навещает, приносит ей еду. Поэтому ее не так легко оказалось найти.
— Она, наверное, опасается, что ее найдут, я имею в виду старейшину. Конечно, она его боится.
— За это ее не стоит винить, — сухо заметила Консуэло, — я бы тоже не хотела, чтобы меня нашел кто-нибудь вроде него.
— Может быть, она не пожелает меня видеть?
— Выяснить это можно только одним способом, — ответила Консуэло и постучала в дверь.
Пока они ждали, Сирена разглядывала испанку. С того дня, как Натан предложил Варду сделку, она не разговаривала с Консуэло. Сейчас Сирене почему-то казалось, что Консуэло стала другой и их отношения изменились, хотя утверждать это она не могла. Испанка часто вела себя довольно цинично и дерзко, впрочем, она всегда отличалась гордостью, бескорыстием и желанием помочь. И все же что-то в ней настораживало Сирену. Конечно, Натан не мог поступить столь бессердечно и сказать, что намерен заменить ее другой любовницей. Это было бы слишком жестоко.
Наконец дверь слегка приоткрылась, и девушки услышали испуганный шепот.
— Что вам надо?
— Лесси? — спросила Сирена, все еще сомневаясь.
— Сирена!
Дверь распахнулась. Просияв, Лесси бросилась Сирене на шею, с опаской взглянув на испанку. Заметив это, Сирена быстро представила их друг другу. Сказав девушке несколько слов, Консуэло вошла в дом следом за Сиреной.
— Как ты живешь, Лесси? — спросила Сирена.
— Хорошо. Мне столько надо тебе рассказать! — Белокурая девушка опустилась на незастеленную кровать, предложив Сирене сесть рядом. Неподалеку стоял стул со сломанной ножкой и приделанное к ящику седло, но Консуэло предпочла просто прислониться к стене.
— Я слушаю тебя, — проговорила Сирена. Лесси натянула красный халат на колени и начала свой рассказ:
— Я болела, у меня родился ребенок, но Беатриса его убила. Мне сказали, что он родился мертвым, но это ложь. Я слышала, как он плакал, значит, он был живым. Я рассказала об этом Агате, но она ударила меня и приказала не возводить напраслину, потому что Беатриса, дескать, не способна на такое. Потом она заявила старейшине Гриеру, что я сошла с ума, и он ей поверил. Он молился обо мне несколько дней, а потом сказал, что для того, чтобы я перестала горевать о Погибшем ребенке, мне нужно родить нового.
Сирена посмотрела на Консуэло.
— Я сразу поняла, что он скотина, — бесстрастно сказала испанка.
— Да, — согласилась Лесси с неожиданным воодушевлением. — Я не хотела этим заниматься, Сирена. Совсем не хотела. Только не с ним. И я убежала.
— Это, наверное, был лучший выход из твоего положения, — сказала Сирена, втайне завидуя простоте, с которой Лесси произнесла эти слова и совершила этот поступок.
— Да, а потом я встретила Джека. Он был очень добр со мной, купил мне леденцы и взял к себе в поезд. Сначала мы остановились в большой гостинице, но там оказалось очень много народу, и он нашел мне этот чудесный домик. Тебе здесь нравится, Сирена?
Сирена окинула взглядом унылые некрашеные стены, оклеенные картинками из журналов, низкую кровать с мятыми простынями, треснувший китайский ночной горшок, покрытый ярким расшитым чехлом, шаткий умывальник.
— Здесь, наверное, неплохо жить одной, чтобы сюда никто не приходил, — грустно заметила Сирена. Лесси на мгновение помрачнела.
— Когда ко мне приходит Джек, я даже радуюсь. А других мужчин мне не надо, но Джек сказал, что это не грех и скоро все кончится. Он говорит, если я буду позволять им делать все, что они хотят, он скоро скопит достаточно денег, и мы сможем уехать.
— И ты этого хочешь, Лесси? Тебе это нужно?
— Да. Я очень люблю Джека, я не желаю жить без него.
— А тебе не хочется перебраться ко мне?
Консуэло бросила на Сирену быстрый взгляд. Она совсем не ожидала такого оборота событий.
Сирена до сих пор не говорила, как она собирается поступить, когда найдет Лесси. Она молчала, потому что сама этого не представляла. Она не задумывалась о том, как посмотрит на это Вард.
— К тебе? — удивленно спросила Лесси. — Я бы с удовольствием, ты была моей самой лучшей подругой. Но я не знаю, что скажет Джек. Ему это вряд ли понравится, ведь я тогда не смогу принимать других мужчин.
— По-моему, — медленно проговорила Консуэло, — Варду это не понравится.
— А кто такой этот Вард? — спросила Лесси, взглянув на испанку.
— Так зовут человека, с которым я живу, — ответила Сирена, покраснев.
— Ты тоже с кем-то живешь? Я так рада. Теперь ты меня понимаешь?
— Не совсем.
— Я все равно не смогла бы прийти, когда он будет у тебя, твой мужчина. Я бы чувствовала себя не в своей тарелке. А если он не любит других мужчин, ему может не понравиться и Джек. А я не стану ходить туда, где нельзя появляться Джеку. Мне нравится с ним спать, это совсем не то, что было со старейшиной.
— О, Лесси! — Сирена чувствовала себя совсем беспомощной, не в силах объяснить подруге, в каком положении та оказалась. Но неужели она на самом деле бессильна что-нибудь сделать? Неужели она не сможет предложить Лесси что-нибудь получше ее теперешней жизни? Поступив на работу в «Эльдорадо», она скорее всего опять окажется в таком же положении, и ее слабостью воспользуется какой-нибудь другой мужчина, который, возможно, будет обращаться с ней еще хуже. Этот Джек жил за ее счет, в этом не оставалось сомнений. А если она в конце концов ему надоест, что тогда? У нее появится кто-то другой. Еще один. И так до бесконечности. Но чем положение Лесси отличалось от ее собственного? Что станет с ней самой, когда Вард ею пресытится? Как она собиралась помочь Лесси, если не могла помочь самой себе?
— Не огорчайся, Сирена. Ты же можешь приходить ко мне в гости. Мы с тобой будем встречаться.
— Ты тоже приходи ко мне в «Эльдорадо». Я оставлю тебе адрес, — ответила Сирена, взяв Лесси за руку. — Если тебе когда-нибудь понадобится помощь, обращайся ко мне.
— Так вот ты где, в «Эльдорадо». А я все думала, куда ты могла пойти после того, как рассталась с нами. Я слышала, что тебя видели с мужчиной. Я, наверное, ни за что бы не отважилась убежать, если бы не ты.
— Лесси, ты придешь ко мне в гости?
Сирена испытывала чувство вины перед Лесси. Если бы не она, Лесси не ушла бы от мормонов. С ними она хотя бы оставалась в безопасности, даже если бы ей не удалось найти счастье.
— Мне очень хочется, Сирена, правда, но я недавно видела старейшину. Он ищет меня, я знаю. Если он меня найдет, мне придется к нему вернуться. Я очень рада, что ты пришла ко мне, но, если ты нашла меня, значит, и он сможет это сделать. Мне нужно быть очень осторожной.
Сирена попробовала ее разубедить, Консуэло тоже ей помогала, рассказав о своих связях в публичных домах. Лесси как будто немного успокоилась, но она все равно отказывалась выходить из дома даже на минуту. Сирене ничего не оставалось делать, как оставить ее одну.
— Как ты думаешь, у нее все будет в порядке? — спросила она Консуэло, закрыв дверь домика.
— Кто знает… — Испанка пожала плечами. — Иногда мне кажется, что Бог не забывает таких, как она. Может, ей повезет больше, чем нам. А если нет, то ей все-таки не придется так страдать.
Зима осталась позади. Спускавшиеся с высоких гор последние снеговые облака густо усыпали белыми кристаллами отдохнувшую за зиму землю, а потом ослепительное солнце превратило снег в воду, бурными потоками вернувшуюся в реки. Ночи стали не такими темными и холодными, и старейшина Гриер вместе с другими мужчинами из общины мормонов теперь часто расхаживал спозаранку по сонным улицам, обличая пороки человечества. Он осуждал театры, где давали шумные водевили, дансинги и другие пристанища зла. Иногда вместо него на импровизированную кафедру поднимался высокий мужчина в балахоне, с неподдельной грустью объявлявший о конце света через шесть лет и призывавший всех покаяться. «Святые» всегда отличались нетерпимостью к публичным домам, их часто видели стоящими на коленях перед полуголыми женщинами, смиренно преклонив голову в молитве. Однажды шерифу пришлось силой вывести их из одного заведения, куда они ворвались с фанатичной проповедью. Рождество прошло почти незамеченным, лишь несколько раз на оживленных улицах слышалось пение церковных гимнов, а магазины сделались более нарядными. Вард купил Сирене новую шубу из бобрового меха с муфтой, вместо той, которую подарил ей Натан. Она вышила ему несколько платков и подарила праздничный кубок. Конечно, все это не шло ни в какое сравнение с золотыми запонками, которые преподнесла Перли, но это было все, что могла себе позволить Сирена. Вард очень обрадовался ее подаркам, он сразу положил один из платков в карман, в то время как запонки так и остались лежать в ящике бюро.
И все же Сирена чувствовала себя в праздники почти счастливой. Она вспоминала, как год назад встречала Рождество вместе с матерью и отцом, которые тогда были еще живы и надеялись на успех и радости в будущем году. Праздник омрачили события, случившиеся в одну из ночей. В доме Перли началась пьяная драка. Один из посетителей заявил, что его ограбили; девушка, которую он в этом обвинил, утверждала, что он лжет. Перли приняла ее сторону, за мужчину вступились его друзья. Один из них швырнул вазу и кого-то ранил. Вскоре в потасовку вмешались остальные посетители. Кто-то позвал Варда, и он явился вместе с шерифом как раз в тот момент, когда в одном из номеров вспыхнул пожар. Опасаясь, как бы Перли не набросилась на шерифа и не угодила под стражу, он привел ее в «Эльдорадо». После того как порядок наконец восстановили, она еще долго стояла посреди бара с распущенными волосами, похожая на валькирию, и ругала всех мужчин на чем свет стоит. Потом она совсем обессилела, и Вард понес ее на руках обратно в публичный дом, а она бормотала ему какие-то нежности, целуя его в шею.
После Нового года на улице стали появляться открытые экипажи. Мужчины радовались, если им удавалось увидеть с обочины девиц из «Старой усадьбы». Разодетые в шелка, в приплюснутых шляпках с вуалью и цветами, в небрежно накинутых мехах, они величественно проезжали в запряженных тройкой колясках.
Наконец растаял последний снег. На холмах зазеленела трава. По деревьям сновали белки. По ночам собаки лаяли не переставая, потому что с гор начали приходить бурые медведи, которые, словно призраки, копались в темноте на помойках. Охотники до их меха расставляли капканы, и в воздухе витал приторно-сладкий запах кровавой приманки. Начали распускаться розы, закачались на ветру красные соцветия герани, появилось множество мелких птиц с разноцветным оперением.
Сирена стояла у задней двери «Эльдорадо», наслаждаясь наполнявшим воздух ароматом цветов. Теплый ветер приносил с гор запахи сосны и ели. Сирена вспомнила тот день, когда они с Вардом устроили пикник на вершине горы Пиза. Вспомнила сцену их любви накануне его отъезда. Это, казалось, произошло так давно и в то же время будто вчера. В тот день они были друг другу совсем чужими, а сейчас каждый из них знал о другом намного больше, их поведение теперь сделалось гораздо более непринужденным. За последние недели, в конце зимы и начале весны, Вард, похоже, сделался спокойнее. Сирена тоже успокоилась, она стала доверять ему, ведь прошло столько времени, а он не скучал с ней, она ему не надоела. Но спокойствие ее объяснялось не только этим.
Сирена сжала губы, закрыла глаза и постаралась взять себя в руки. Да, временами она чувствовала себя совсем спокойной, но иногда ее охватывала тревога. Ее тело уже смирилось с переменами, происходившими теперь, когда внутри его зародилась другая жизнь, но ее разум по-прежнему сопротивлялся.
Она ничего не говорила Варду, сначала сомневаясь и желая убедиться до конца, а потом не смогла, ее напугал рассказ Конни о смерти одной девушки из публичного дома от аборта. Сообщать Варду о том, в каком положении она оказалась сейчас, после недавней трагедии, казалось ей настоящим мучением. Сирена не хотела, чтобы кто-нибудь посоветовал ей, а то и просто заставил ее избавиться от ребенка. Хотя сейчас, на третьем месяце беременности, это, наверное, было уже невозможно. Она не говорила Варду ничего, ей хотелось, чтобы он сам это увидел.
И как он до сих пор не заметил происшедшей с ней перемены? Конечно, он мог принять это за обычное недомогание, какую-нибудь аллергическую реакцию на весенние запахи. Ведь ее талия еще не стала шире, она оставалась такой же стройной, как и раньше. Но если бы он заботился о ней по-настоящему, если бы обращал на нее внимание, он не мог бы не заметить перемен.
Именно в этом и заключалась проблема. Заботился ли о ней Вард? Неужели он относился к ней с таким безразличием, что все это могло остаться незамеченным? Она с трудом верила, что мужчина, живший с ней уже несколько месяцев, спавший с ней в одной постели, ни о чем не догадывался, сжимая ее в объятиях.
Иногда Сирена ловила на себе его изучающий взгляд. Тогда он улыбался и целовал ее или поднимался и уходил из комнаты, спускался в бар, а иногда шел на улицу и возвращался ночью, продрогший и усталый. Она научилась ни о чем его не спрашивать. Нет, он не злился и не отвечал резко, когда она порывалась спросить его о чем-нибудь, но его молчание, его взгляд, полный боли и страдания, останавливал ее.
Сирена отвлеклась от своих мыслей, услышав какое-то насвистывание. Из-за угла появился бородатый негр. Увидев Сирену, он кивнул и перестал выводить мелодию.
— Доброе утро, мэм, — сказал он. — Мне приказали привести этих маленьких бестий, мэм. Где их привязать?
Он кивнул на двух лошадей.
— И кто же вам приказал? — с любопытством поинтересовалась Сирена.
— Конечно, мистер Данбар, мэм. Он всегда берет пару жеребят, когда едет в горы.
— А мистер Данбар не сказал, когда он собирается уезжать?
— Не знаю, мэм. Но он сказал, что упряжь и седла готовы.
Сирена автоматически указала на кольца в стене, служившие вместо коновязи. Негр быстро привязал лошадей и пошел обратно, снова принявшись насвистывать. Похоже, она одна из всех ничего не знала. Вард опять собирается в горы, как в прошлом году и за год до того. Ей не следовало удивляться, но она ничего не могла с собой поделать. Он ни слова не сказал ей о своих намерениях, не говорил, что делать ей в его отсутствие, где она будет жить. Сирена не видела, как Вард укладывал вещи, готовил упряжь. Вард ушел сегодня после завтрака, не сказав, куда направляется, к этому она уже успела привыкнуть. Теперь Сирена думала иначе. Он не вернулся к обеду, не явился и к ужину. Разогревая бекон, Сирена представила, как он ест сейчас из серебряной посуды в отеле «Континенталь». Он наверняка ужинал с Натаном или с кем-нибудь из своих партнеров. Они скорее всего отправились туда с женами, одетыми в нарядные платья и украшенными драгоценностями.
Сейчас, наверное, пьют шампанское и произносят тосты, в воздухе витает запах дорогих духов и гаванских сигар.
За занавеской сверкнула молния. Сирена убрала остатки еды, вытерла руки и направилась в спальню. Отдернув шторы, она некоторое время стояла возле окна, глядя на вспышки золотого света, озарявшего ночное небо и горы Сангре-де-Кристо. Потоки дождевой воды смывали пыль, появившуюся с тех пор, как растаял снег.
Вновь занавесив окно, Сирена пошла в ванную. Наверное, ей пора ложиться спать. Вернулся Вард или нет, ей сейчас не хотелось спускаться в бар и искать его там.
Ванна подействовала на нее успокаивающе. Сирена не торопясь намылилась грушевым мылом, которое подарила ей на Рождество Консуэло. Да, Вард уезжал, но это же не конец света. Она не понимала, почему это ее так задело, может, потому, что он ни слова ей не сказал. Может, он боялся, что она устроит сцену, станет плакать, просить его остаться? А может, он молчал из-за того, что так долго жил один, наслаждаясь собственной независимостью и не считая необходимым сообщать кому-либо о своих планах? А может, он решил наконец избавиться от нее? Что, если Вард хотел дотянуть до последней минуты и лишь тогда сказать, что между ними все кончено? Может, он желает, чтобы она нашла себе кого-нибудь еще до его возвращения?
Изменится ли что-нибудь, если она расскажет ему о ребенке? Она так долго прожила с ним, однако не могла ничего утверждать с полной определенностью. Вард отличался замкнутостью. Жизнь, которую он вел, не удовлетворяла его, в этом не приходилось сомневаться. Если бы он был счастлив, ему не понадобилось бы уединяться в горах. Он приехал искать золото — так, по крайней мере, говорил сам, — но в таком случае он купил бы одну из шахт в Криппл-Крике на деньга, которые ему удалось выиграть в карты. Нет, жизнь игрока не доставляла ему удовольствия, и все же он оправдывал свой выбор. Почему? Из-за денег?
Может, он хотел вернуть все, что когда-то потерял? Или у него не оставалось другого выхода, и он только так мог восстановить свое прежнее положение в обществе?
После нескольких месяцев, проведенных вместе, она могла бы разобраться в его чувствах по отношению к ней. Сирена понимала, что ему нравилось ее общество, он считал ее красивой, но не более того. Иногда ей казалось, что этого ему вполне достаточно. Она не знала, кого в этом обвинять: себя саму или Варда.
Что станет с ней, если он ее оставит? Куда ей деваться? В Криппл-Крике не найдется места для женщины в ее положении, без мужа, без дома. Какое-то время она еще могла бы работать, но где сейчас найти работу? Старейшина Гриер, наверное, сказал бы, что ее постигла кара. Странно, но она не чувствовала за собой никакой вины, ощущая только тупую усталость и злость на собственную беспомощность.
Сирена резким движением поднялась на ноги, расплескав на пол воду, и вышла из ванны. Она вытерлась, двигаясь словно автомат, и надела пеньюар. Ванна согрела ее, ей даже стало жарко, и она вернулась в комнаты, не завязав пояс.
Гроза еще не кончилась, вспышки молнии озаряли темную комнату. Сирена вынула шпильки из заколотых перед купанием волос и снова подошла к окну. Огненные стрелы танцевали на вершинах пиков, раскаты грома сотрясали стены городских зданий и гулким эхом отражались в горах. Ночью завладели какие-то дикие, необузданные силы. Они возбудили в Сирене огненную страсть, которая, однако, вызывала у нее ужас.
Ей показалось, что за спиной слышится чье-то дыхание, и она обернулась. В дверях стоял мужчина. Сирена замерла. Новая вспышка молнии осветила ее темные с серебром волосы, горящие глаза, мраморно-белые руки, изящную фигуру с гордой осанкой. Та же вспышка осветила и человека у входа.
— Вард! — вырвалось у нее с облегчением.
— Надеюсь, ты не ждала кого-то другого?
В его голосе звучала ленивая ирония, хотя Сирена могла бы поклясться, что секунду назад видела боль в его глазах.
— Я не заметила, как ты вошел.
— Мне повезло.
Когда он подошел ближе, Сирена поспешно отпустила штору и попыталась завязать халат. Судорожно нащупывая пояс, она сделала шаг назад. Волна света снова залила комнату, и слова Варда потонули в раскатах грома.
— Я не хотел тебя пугать.
— Я и не испугалась, ну, может, совсем чуть-чуть.
Вард замолчал, увидев, что она ушла в ванную за лампой.
— Не знал, что ты боишься грозы.
— Это не из-за грозы, — ответила Сирена.
— Тогда что тебя беспокоит?
Сирена колебалась. Нет, не скажет. Не сейчас.
— Ничего. Ничего, — тихо сказала она.
Не сводя с нее глаз, Вард снял пальто. Когда он принялся расстегивать рубашку, Сирена подошла к шкафу и взяла расческу. Дрожащей рукой она проводила ею по волосам, укладывая их на плечах мягкими волнами.
Когда Вард скинул рубашку и приблизился, Сирена почувствовала ноющую боль в груди. Он поднял руку, взял у нее расческу и с неожиданной нежностью провел ею по волосам Сирены, собрал непослушные локоны вместе, а потом отпустил, так что они водопадом рассыпались по плечам. Его лицо казалось каким-то отрешенным. В тишине она слышала, как потрескивает в лампе фитиль.
— Я завтра уезжаю.
— Я знаю.
— Так я и думал, — сказал Вард, направляясь к комоду.
— Я видела сегодня твоих лошадей.
Он медленно кивнул.
— Я хотел сообщить тебе раньше, но до вчерашнего дня я точно не знал, что поеду.
— Почему? — спросила Сирена, глядя на его отражение в зеркале.
— У меня были на то причины. Во-первых, из-за тебя, во-вторых, из-за Перли. Она меня беспокоит. Она слишком много пьет, и мне сказали, что она не может заснуть без дозы морфия. Эту гадость надо запретить, вместо того чтобы продавать в каждой аптеке.
— Она взрослая женщина. Ты же не можешь ей в этом помочь.
Губы Варда искривились в усталой улыбке.
— Я бы сумел сделать для нее кое-что, но я никак не могу заставить себя.
— Ты имеешь в виду — жить с ней? — Сирена медленно повернулась к нему.
— Жить… или окончательно порвать. Иногда мне кажется, что взять на себя ответственность за нее будет едва ли не большей жестокостью, чем расстаться с ней раз и навсегда.
— Она спасла тебе жизнь.
— Только какой ценой… — вздохнул он и обхватил голову руками.
Сирена подошла к кровати и стала снимать покрывала.
— Ты надолго уедешь?
— Нет. Всего на несколько недель.
— А что, — спокойно, как только могла, спросила Сирена, — что делать мне в твое отсутствие?
— Что ты имеешь в виду? Ты хочешь поехать со мной?
Он уселся в кресле, чтобы снять ботинки. Сирена пытливо смотрела на него.
— Нет, конечно, нет.
— Жаль. Я бы не отказался от такой компании.
— Да уж конечно.
— Если ты не желаешь ехать, тогда тебе, похоже, не остается ничего другого, кроме как ждать меня здесь.
Я оставлю тебе кое-какую мелочь на еду. Так что можешь валяться целыми днями в постели и толстеть.
Сирена с тревогой взглянула на него, но в его словах не чувствовалось ничего, кроме юмора.
— Заманчивое предложение.
— Это уж точно. Если я не перестану об этом думать, тогда, может быть, я вообще никуда не поеду.
— Сомневаюсь. — Сирена улыбнулась. — А ты не оставишь мне ключ?
— От этих комнат? Это зависит от тебя самой.
— Как прикажешь тебя понимать?
— Я оставлю ключ, если ты не собираешься от меня запираться.
Сирена наклонила голову.
— Интересная мысль.
Вард поднялся и подошел к ней.
— Я об этом не думал.
Он взял у нее из рук подушку, которую взбивала Сирена, и крепко обнял ее.
— Скажи мне честно, ты боишься оставаться одна?
Отто прогнали. Перли сидела взаперти в публичном доме. Она не испытывала недостатка в провизии.
— Нет, нет, если ты задержишься не слишком долго.
— По-моему, — он поглядел на нее с притворной серьезностью, — я могу тебе это обещать. Сирене сделалось хорошо в его объятиях.




ЧАСТЬ ВТОРАЯ



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Запретные мечты - Блейк Дженнифер

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.

Ваши комментарии
к роману Запретные мечты - Блейк Дженнифер



Чего-то не того. В истории намешано много: и мормоны, и поселки золотодобытчиков, и переселенцы (это, кстати, интересно). Интересны и жизненны рассуждения насчет одного пути женщины в то время - прилепиться к одному мужчине или пойти в проститутки. Но героиня удивляет. То ль наивная, то ль испорченная. Правильно ей экономка говорит: к ней хорошо относился человек, женился, когда та на сносях была, подарки дарил и в койку, между прочим, не тянул силком. А ей-то насильника первого подавай, который в салуне держал.
Запретные мечты - Блейк ДженниферАлина
28.02.2014, 20.35





Опять -он её изнасиловал, а она не видит в этом ничего плохого, всё так и должно быть, и то, что он относится к ней как к проститутке не смущает. Дальше читать не буду, раздражают такие романы.
Запретные мечты - Блейк ДженниферОльга
23.03.2014, 11.48





Ольга, почитайте этого же автора "Дерзкие мечты", роман шикарный.
Запретные мечты - Блейк ДженниферЛисичка
23.03.2014, 12.24





Этот роман ничуть не хуже,чем остальные романы автора.Непонятно малое количество комментариев.Прослеживается традиционная сюжетная линия с насилием в начале и с последующим появлением благородного,красивого друга,который влюбляется в героиню,спасает ее,женится на ней,но не прикасается и пальцем,воспитывает ее ребенка от другого мужика, и которого вместо награды постигает та же участь,как и других аналогичных героев романов автора.Поскольку гл.герои любят друг друга и с первой ночи не имеют никаких других партнеров,то на насилие можно закрыть глаза.Не всякие законные супруги хранят такую верность.Но гл.героиня вовсе не так уж щедра и бескорыстна,какой считает ее гл.герой.Ей даже не пришло в голову,что ребенок Консуэло имеет больше прав на наследство Натана,т.к.он ему родной по крови,и если бы Натан знал о нем,то уж точно изменил бы завещание.Благополучно забыв об этом,Сирена хапает все наследство,а Консуэло,не получив ни гроша,уезжает.При том,что гл.героиня прекрасно знает,как Натан мечтал о своем ребенке.Я уж не говорю о том,что она позорила его,на глазах у всех бегая к любовнику,с которым повалилась в постель сразу же после похорон мужа.Что этим хотела сказать автор,не знаю.
Запретные мечты - Блейк ДженниферДианa
9.05.2014, 22.37





самая беспонтовая её книга!!! гл.герои сами себе противоречат! проблемы устраивают на ровном месте из-за ничего.... да и стилистика написания не впечатлила, в других романах автор хорошо передавала обраг гг, а этот написан так, как будто хотела побыстрее от него избавится.... фу... чушь полнейшая!
Запретные мечты - Блейк ДженниферАсель
31.05.2014, 7.01





Мне очень понравилась, осуждать героиню не правильно, замуж не добровольно, по правде сказать проснулась, уже замужней, Натану она говорила ,что любила Варда)) если кто и виноват то это мужики. ..
Запретные мечты - Блейк ДженниферМилена
21.11.2014, 22.27





Мне роман не понравился 3 балла. Насилие никогда не может быть оправдано, даже если насильник красавец, миллионер и супермэн. Насилие представляется романтичным только тем кто с ним никогда не сталкивался. Кроме того, я не могу симпатизировать герою, который деньги заработал своим "талантом, умом, тяжелым, честным трудом" - выиграл в карты. Что же это за любовь у героя такая - знает, что женщина беременная и едет от нее подальше, за длинным долларом, не предложив ей своей защиты? А шантаж? - засранец. Героиня тоже не ангел, - ну ладно получилось со свадьбой так как получилось, но у этой добродетельной героини не нашлось сострадания к человеку, который свой грех десять раз искупил своим отношением к ней и ребенку. Дружба героини с Консуэллой - вообще игра в одни ворота. И все-то героиню любят, и все ей помогают и о ней заботятся. За какие заслуги? За красивые глазки? А благодарность, дружеская помощь тому же Натану или Консуэлле - где? А как вовремя муж погиб - живите и радуйтесь, занимайтесь благотворительностью за чужие денежки - Ах какие благородные герои!!!
Запретные мечты - Блейк ДженниферНюша
22.11.2014, 2.33





Мне роман не понравился 3 балла. Насилие никогда не может быть оправдано, даже если насильник красавец, миллионер и супермэн. Насилие представляется романтичным только тем кто с ним никогда не сталкивался. Кроме того, я не могу симпатизировать герою, который деньги заработал своим "талантом, умом, тяжелым, честным трудом" - выиграл в карты. Что же это за любовь у героя такая - знает, что женщина беременная и едет от нее подальше, за длинным долларом, не предложив ей своей защиты? А шантаж? - засранец. Героиня тоже не ангел, - ну ладно получилось со свадьбой так как получилось, но у этой добродетельной героини не нашлось сострадания к человеку, который свой грех десять раз искупил своим отношением к ней и ребенку. Дружба героини с Консуэллой - вообще игра в одни ворота. И все-то героиню любят, и все ей помогают и о ней заботятся. За какие заслуги? За красивые глазки? А благодарность, дружеская помощь тому же Натану или Консуэлле - где? А как вовремя муж погиб - живите и радуйтесь, занимайтесь благотворительностью за чужие денежки - Ах какие благородные герои!!!
Запретные мечты - Блейк ДженниферНюша
22.11.2014, 2.33





Отвратительный роман. Главный герой эгоистичный скот. Героиня по-видимому любит принуждение. По этому Натан её не вдохновлял. Неблагодарная. Бегала как течная сучка, пока муж в отъезде, и якобы страдала. И Вард страдал,но продолжал ею пользоваться и даже в день похорон не удержались оба. И никакого сочувствия к Натану, ни при жизни, ни после смерти не попереживала за него. Все цинично как-то. И все её хотят, но всё ограничено безуспешными попытками изнасиловать ГГ и обожанием за пару песенок на сцене. Натянуто. Вспоминаю Анжелику (Анн и Серж Голон), там тоже все вожделели ГГ, но и прошла она и через короля, вора, султана, пирата и т.д. А здесь какие-то мыторства ГГ и совершенно не раскрыта тема чувств. Читала после Южной страсти(Черная маска) и была разочарована. 2 бала и то за Натана и Консуэло - они благороднее и честнее ГГ.
Запретные мечты - Блейк ДженниферИмбирь
16.12.2014, 22.09





девушки любят подонков, лишь они оставляют здоровых потомков (с). читала первый раз лет 15. была возмущена и разочарована. тело мужа еще не остыло а гг-ня уже в койке с другим мужиком. и мужу мозги конопатила, а он между прочим так или иначе спас ее от ужасной судьбы. натан мне даже был симпатичнее, чем вард. но вот прошло 20 с лишаком лет, и я перечитала роман. теперь отношусь ко всему там описанному. в жизни и не такое бывает.) а юношеский максимализм с возрастом проходит.
Запретные мечты - Блейк Дженниферлёлища
11.11.2015, 8.22





Этот роман не читала, но до него прочла 3 других роман Блейк ,и вот такой в них шаблон: встреча ГГоев ,пртнуждение к сожительству путем угрозы близким героини или насилие ,затем неземная лубовь плюс в сюжет идут приключения с пиратами индейцами ,повстанцами. Хотя роман "Черное кружево " понравился
Запретные мечты - Блейк ДженниферПривет
4.02.2016, 17.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100