Читать онлайн Узник страсти, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Узник страсти - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.87 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Узник страсти - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Узник страсти - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Узник страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

– Нет!
Ответ был дан не мадам Розой, а Аней. Она не хотела ничего говорить, ей казалось, что она не способна на это из-за той боли, которая забила ключом у нее в груди. Это единственное слово, исполненное гнева и отвращения, повисло в воздухе, пока они смотрела на Равеля, сжав зубы и высоко подняв голову.
Почему? – Его голос звучал опасно мягко, хотя опущенные ресницы скрывали выражение его глаз.
Она открыла рот, готовясь испепелить его, сказать, что она не собирается так легко уступить его жажде мести, но что-то в его виде, в том, как он стоял посреди небольшой элегантной комнаты, остановило ее. Ей было нелегко заставить себя произнести общепринятый ответ, но она сумела это сделать.
– Мы не подойдем друг другу.
– Аня, – сказала мадам Роза с оттенком беспокойства в голосе, переводя взгляд с Равеля на нее, – не торопись. Давайте сядем и все обсудим.
– Здесь нечего обсуждать. Мсье Дюральд сделал мне предложение, как того требует долг, и я ему отказала. Вот и все.
Равель издал звук, который, должно быть, выражал отвращение.
– Долг не имеет к этому никакого отношения, и ты это прекрасно знаешь.
– О да, я знаю, – сказала Аня, глядя на него долгим пристальным взглядом.
Бывают моменты, когда быть джентльменом – большое неудобство, подумал Равель, с трудом сдерживаясь. Он страстно желал либо задушить Аню ее же собственными блестящими волосами, либо перекинуть ее через плечо и унести отсюда туда, где он смог бы держать и ласкать ее до тех пор, пока ее холодные глаза не наполнятся жарким и томным желанием, а сердце и душа не откроются навстречу ему так, как, возможно, они были открыты однажды, в кресле в «Бо Рефьюж». Сегодня его мысли были прискорбно сосредоточены на одном, или так ему казалось. Боже, что с ним происходит? Почему она так преследует его? Она красива, горда, отважна, но таковы еще тысячи женщин. Он безумен: ведь он готов искать унижения, краха тщательно продуманных планов и даже смерти – и все ради нее.
Он повернулся к мадам Розе.
– Ваша падчерица находится в опасности из-за меня. Я хочу, чтобы у меня было право защищать ее, а также хочу должным образом компенсировать тот факт, что я скомпрометировал ее доброе имя.
Мадам Роза повернулась к Ане.
– Мне это кажется вполне разумным.
– Потому что вы не знаете его! – воскликнула Аня.
– А ты знаешь, всего после нескольких дней?
– Настолько, чтобы не хотеть узнать о нем больше.
Аня отвернулась от них, чтобы положить в кресло шляпку и снять перчатки. Вежливость, она должна быть вежливой, сказала она себе, сжав губы. Было бесполезно кричать и бранить его, и, кроме того, она могла расплакаться, а это бы вообще никуда не годилось. Она подумала, каким бы был ее ответ, если бы он пришел со словами любви и желания а не со словами холодного расчета? Подумав об этом, она вздрогнула. Когда дело касалось его, она чувствовала в себе слабость; она вполне могла бы попасться в подобную ловушку.
– Аня, – начал он твердо и одновременно с болью в голосе, которая, казалось, разрывала на куски ее хрупкое самообладание.
– Нет! – Она быстро обернулась лицом к нему, хлопнув перчатками по стоящему рядом маленькому столику. – Нет, я не собираюсь выходить за тебя замуж, никогда! Ты понимаешь меня?
Она презирает его. В таком случае ничто не мешало ему показать себя еще более достойным презрения.
– Никогда – это очень долго. А что, если я скажу тебе: выходи за меня замуж или жених твоей сестры умрет?
Она смотрела на него, и кровь отливала от ее лица. С трудом шевеля губами, она сказала:
– Ты этого не сделаешь.
– Разве?
– Это бесчеловечно. Ты не мог бы убить человека из-за подобной причины, я знаю, что не мог бы.
– Твоя вера весьма трогательна, хоть и ошибочна.
Вера! Именно этого не хватало в ее взаимоотношениях с этим человеком. В нем было нечто такое, чего она не понимала, что, как она подозревала, он прятал от нее. И все же она была уверена, как ни в чем другом, что он не сможет намеренно убить Муррея из-за нее. Он мог бы вызвать его на дуэль в порыве гнева или сразиться с ним на шпагах или пистолетах, если бы это было необходимо, но распространять вендетту настолько далеко было не в его характере. Было просто удивительно, насколько она была уверена в этом, при том что она не была уверена ни в чем другом.
Она приподняла подбородок.
– Это не имеет значения. Эта сделка уже заключена нами, по крайней мере я так думала. Насколько я помню, ты дал слово, что не будешь пытаться вызвать Муррея на дуэль. Если я не могу положиться на твое слово, которое ты дал мне тогда, то как ты можешь ожидать, что я сделаю это сейчас?
Где-то в глубине его сознания неохотно шевельнулось восхищение твердостью ее позиции, ее логикой и тем, как она говорила. Но это восхищение быстро прошло. Он выложил свою последнюю карту, и ему не оставалось ничего, кроме как выйти из игры. Он должен был знать, что все случится именно так, и все же ему трудно было принять тот факт, что физическая близость, которую они разделили, сладость ее подчинения не означали ничего. Его взгляд остановился на твердых изгибах ее губ, и память о прикосновениях к ней, ее вкусе и аромате была как кровавая язва, разъедающая его изнутри.
– Я не ожидаю этого, – сказал он, и в его тихом голосе послышалась сталь. – От тебя я вообще ничего не ожидаю. Но в одном ты можешь быть уверена – это еще не конец.
Дверь за ним закрылась. Аня стояла неподвижно, глядя в пустоту.
Мадам Роза, задумчиво глядя на падчерицу, наконец сказала:
– Ах, chere, было ли это разумно?
С видимым усилием Аня встряхнулась и слабо улыбнулась мачехе.
– Возможно, нет, но это было необходимо.
– Не было ли это также несколько… поспешно?
– Кто знает? – Аня покачала головой, как бы отгоняя от себя мысли о неприятных последствиях, затем вспомнила слова Дюральда, которые поразили ее, и продолжила:
– Что он имел в виду под недавними обязательствами?
Мадам Роза успокаивающе посмотрела на нее.
– Он так сказал?
– Казалось, он ожидал, что это напоминание гарантирует ему ваше одобрение или даже поддержку. Это так?
– Chere! Что ты говоришь? – Голос мадам Розы задрожал от обиды. – Ты должна знать, что я хочу тебе только добра.
Аня вздохнула и потерла глаза.
– Да, я знаю. Простите меня.
Больше они ничего не говорили. Аня медленно вышла из комнаты. Пройдя в спальню, она привела в порядок прическу. Затем ее внимание привлекло мелькание мотылька за стеклом дверей, выходящих на галерею. Аня распахнула двери и вышла на галерею, с которой был виден внутренний двор.
Последний свет сумерек угас, и настала темнота. Окно кухни на нижнем этаже ярко светилось, и оттуда доносились звуки, свидетельствующие о бурной деятельности, а также запахи креветок и устриц, кипящих в пряном соусе, и карамели. Они не вызвали у Ани аппетита. Она подумала, что не сможет выйти к обеду. Она перекусит что-нибудь у себя в комнате после того, как смоет с себя усталость, а потом ляжет в постель и проспит целые сутки.
– Аня, это ты?
Ближайшая к ней пара дверей распахнулась, и из них выглянула Селестина. Она, должно быть, одевалась к обеду, так как на ней был легкий розовый капот, а волосы были распущены. Она выглядела очень молодой, привлекательной и, однако, обеспокоенной.
– Да, chere.
Селестина открыла рот, чтобы что-то сказать, но, увидев выражение лица Ани в свете лампы вместо этого спросила:
– О, что случилось?
– Ничего особенного, – сказала она, криво улыбнувшись. – Тебе что-нибудь нужно?
– Только поговорить с тобой несколько минут.
Аня, заметив, как сестра бросила через плечо быстрый взгляд на свою горничную, поняла, что предмет беседы весьма деликатный. В течение ряда лет Селестина доверяла ей свои девичьи секреты, и сейчас Аня не могла отказаться и не выслушать ее.
– Конечно. Заходи ко мне в спальню после того, как оденешься.
– Ничего, – ответила Селестина, изучая взглядом Анино лицо. – Это не так важно.
– Ты уверена?
– Мы сможем поговорить и утром.
– Завтра Марди Гра, – напомнила ей Аня. Селестина радостно улыбнулась ей.
– Да. Мы все еще собираемся выйти на улицу?
В данный момент Аня меньше всего хотела присоединяться к толпе жизнерадостных весельчаков, но она не могла испортить удовольствие Селестине.
– Да, конечно.
– Прекрасно. Я просто подумала, что ты могла изменить свое мнение после того, как…
– Нет, ничего не изменилось, – сказала Аня, когда Селестина смущенно замолчала.
– Тогда встретимся утром, – радостно сказала сестра.
Аня согласилась и, когда Селестина утла к себе в спальню, повернулась, чтобы сделать то же самое. Она солгала. Все изменилось. Все.


Тремя часами позже Аня лежала в постели, уставившись в темноту. Она слишком устала, чтобы уснуть. Ванная освежила ее, но, хотя она и пролежала довольно долго в горячей воде, ароматизированной розовым маслом, это не помогло ей расслабиться. Она была так напряжена, что мышцы ног подрагивали, и она вынуждена была время от времени заставлять себя разжимать стиснутые челюсти. В памяти снова и снова вставали лица бандитов, которые хватали ее руками в «Бо Рефьюж». Ее заставили почувствовать себя ранимой, неспособной защитить себя, и ей это не нравилось. Она всегда считала себя сильной и самостоятельной, и получение столь явного доказательства того, что это не так, выбило из колеи и вызывало у нее желание сломать или разбить что-нибудь. Равель также был причиной этой ярости. Он показал ей, что она также уязвима в том, что касается потребности плоти, и она не простит ему этого.
Ее жизнь была так проста до того, как все это началось. Ее представление о себе не потрясли ни опасность, ни насилие, ни рискованные чувства. В ее жизни не возникало сложных вопросов о том, что правильно, а что нет, о вине и невиновности, ей не приходилось принимать решения, которые могли стать причиной чьей-то смерти или спасения жизни. У нее не было мужчины, который мог бы навязать ей свою волю или разбудить желания, которым лучше бы не просыпаться.
Бесконечным рефреном в ее сознании звучали слова, сказанные Равелем в салоне, и те ответы, которые она ему дала. Высокомерие и самонадеянность этого человека были просто невероятны. Он хитростью заставил ее потерять свою невинность, стал причиной разрушения ее собственности, попытался взять ее в плен, оскорбил ее на улице на виду у всех, и после всего этого он думал, что она с благодарностью примет его снисходительное предложение брака. То, что она нанесла ему телесное повреждение, держала его в заключении и сделала беспомощным по отношению к его врагам, не имело большого значения; главным было то, что она воздержалась от нанесения ему прямого оскорбления.
В доме повисла тишина. Двор тоже затих после того, как слуги, закончив дела, отправились спать. Где-то пролаяла собака. Время от времени через толстые стены до нее доносился звук проезжающего по улице экипажа. Она слышала, как Селестина и мадам Роза вскоре после обеда отправились спать. Если мадам Роза рассказала Селестине о событиях, происшедших вечером, то у каждой из них наверняка было о чем поразмышлять. Ане вдруг стало интересно, что подумала Селестина о предложении, Вполне вероятно, что сестра на ее месте почувствовала бы себя обязанной принять его – хотя Селестина, которая очень строго придерживалась правил приличий, вряд ли оказалась бы в ситуации, которая потребовала бы подобного предложения.
Брак. Если бы она согласилась стать женой Равеля, то вскоре в, ее жизни бы появились флердоранж и подвенечное платье из атласа, обручальный браслет, корзина со свадебными подарками и благословение священника. Они, возможно, совершили бы свадебное путешествие к каким-нибудь странным дальним родственникам, а затем вернулись бы в дом на Эспланаде. А что потом? Ночи страсти и дни презрения? Жизнь с незнакомцем, который возненавидит свое общественное заключение так же яростно, как ненавидел свою тюрьму в «Бо Рефьюж»?
Но за этим всем стояли причины, мысль о которых беспокоила ее гораздо сильнее. Если она сейчас так уверена в том, что Равель не будет преследовать Муррея, то как же расценивать то, что произошло семь лет назад, когда они с Жаном сражались на шпагах на освещенной лунным светом поляне? Если смерть Жана была не более чем трагической случайностью, если слова, которые она кричала Равелю, были ложью, тогда, возможно, именно ее и следует обвинять в том, каким сейчас он стал. Может быть, именно она и была виновата в том, что случилось с ней.
Она повернулась и прикрыла глаза рукой. Она больше не хотела думать. Она отдала бы все, чтобы не думать об этом. Если она захочет, то сможет найти забвение в любимом напитке мадам Розы из апельсиновых цветов. Еще несколько минут, и она позвонила бы в звонок и попросила горничную принести ей снотворное. Она должна была как-то выспаться.


Кто-то тихо поскреб по стеклу дверей, выходящих на галерею. Аня вздрогнула от неожиданности так сильно, что кровать качнулась. Затем она резко выпрямилась и села. Двери были плотно прикрыты, так как мадам Роза считала ночной воздух опасным для здоровья, но они не были заперты. За дверями кто-то стоял, и в свете луны, заливающем двор, на тонких муслиновых занавесках отражался мужской силуэт. Аня увидела, как мужчина потянулся к ручке двери и нажал на нее.
Стеклянная дверь открылась. Мужчина сунул голову в комнату, а затем бесшумно проскользнул внутрь. Он сделал шаг по направлению к кровати. Еще один. Аня очнулась от парализовавшего ее страха и открыла рот, чтобы закричать.
– Мамзель?
Она облегченно вздохнула.
– Марсель, ты испугал меня до смерти!
– Простите, мамзель, но вы сказали, чтобы я сразу же пришел к вам, как только соберу информацию. Я не знал, будить вас или нет.
– Все в порядке, – быстро сказала она. – У тебя есть новости?
– Думаю, что да, мамзель. Как вы мне сказали, я пошел в конюшню мсье Равеля. Поначалу его люди не хотели мне ничего говорить, но потом я решил поделиться с кучером бутылкой рома. Выяснилось, что каждый вечер в понедельник в течение двух последних месяцев мсье Дюральд приказывает приготовить экипаж к десяти часам, а затем едет по определенному адресу на Рэмпарт-стрит.
– Квартеронка? – спросила Аня, нахмурившись.
Было известно, что на Рэмпарт-стрит мужчины города поселяли своих любовниц, большинство из них были красавицами с четвертью негритянской крови и тремя четвертями белой. Эта практика, известная под названием plaage
type="note" l:href="#note_24">[24]
, была объявлена незаконной около восьми лет назад, но результатом этого решения стала не отмена этого обычая, а лишение женщин и детей от этих союзов тех прав, которыми они раньше пользовались.
– Нет, нет, мамзель. В этом доме он встречается с другими мужчинами, их больше двадцати человек. Кучер видел их, когда возвращался за своим хозяином спустя два часа.
– Понятно, – сказала она задумчиво.
– Сегодня понедельник.
Она подняла голову.
– Время?
– Всего лишь половина одиннадцатого.
– Почему ты не поехал за ним? – воскликнула она. Марсель ответил ей с ноткой укора в голосе:
– В этом нет необходимости. Я знаю дом и подумал, мамзель, что, может быть, вы и сами захотите посмотреть.
Она отбросила одеяла.
Конечно же, ты прав. Подожди меня снаружи… нет, найди наемный экипаж. Я не хочу будить весь дом, выводя наш экипаж.
– Экипаж уже ждет, – с достоинством сказал Марсель.
Аня с облегчением рассмеялась, и это облегчение было вызвано как возможностью заняться чем-либо, выяснить что-то о Равеле, наконец так и расторопностью Марселя.
– Очень хорошо. Я буду готова через несколько минут.


Они отпустили экипаж через несколько домов от того дома, в котором проходила встреча. Было очевидно, что мужчины, собравшиеся здесь, сделали то же самое, так как возле дома не стояли экипажи, которые могли бы выдать их присутствие. Сквозь щели в жалюзи окон дома, указанного Марселем, пробивался свет, но оттуда не доносилось ни звука, и рядом с домом не было заметно никакого движения. Сама улица здесь была темной, единственным источником света был фонарь на деревянном столбе в дальнем конце улицы. Те, кто жили здесь или приходили сюда, не были заинтересованы в слишком сильной иллюминации, которая делала бы заметной их передвижения.
И действительно, в этот час улица была настолько пустынна и тиха, что Аня чувствовала себя слишком заметной. Идя рядом с Марселем, она старалась держаться в тени, перебегая из одного темного места в другое. Она не стала надевать корсет и кринолин и надела минимум нижних юбок, поэтому шла твердой уверенной походкой. Приближаясь к нужному дому, они проскользнули между двумя соседними, чтобы подойти к нему сзади. Из-под ступенек прямо им под ноги выскочила кошка, прошипела и метнулась в темноту. Аня, продираясь через огромный куст жасмина, попала в паутину и вынуждена была остановиться, чтобы стряхнуть с лица ее нити, запутавшиеся в ресницах. Марсель наступил на что-то, что показалось им брошенным детским обручем, споткнулся и налетел на Аню. Она протянула ему руку, чтобы поддержать его, но ухватилась за его поврежденное запястье, и он со свистом втянул сквозь зубы воздух, издав при этом болезненный стон. Ее извиняющийся шепот показался ей самой громоподобным криком. Завернув за угол, они отправились дальше. Освещенный дом находился прямо перед ними.
Аня резко остановилась. Она стояла, смотрела на дом и чувствовала, как у нее внутри все холодеет. Ее разочарование в авантюре, которую предприняли они с Марселем, росло с каждой минутой, как только они вышли из экипажа. Шпионить за Равелем казалось ей неблагородным, если не откровенно опасным делом. Но настоящей причиной было то, что она боялась. Боялась того, что они могли увидеть.
Какое это имело значение, в конце концов, чем занимался Равель? Ей не нужно было встречаться с ним, если она этого не хотела; она прожила годы, прежде чем встретилась с ним лицом к лицу. Если она выяснит нечто, порочащее его, перед ней встанет проблема: позволить ему продолжать делать это или самой предпринять что-то. Она не хотела принимать подобное решение.
И все же было бы трусостью отступить сейчас, когда она настолько приблизилась к этой тайне. Предположим, она узнает, что он занимается чем-то нелегальным, что может повредить другим. Как она сможет дальше жить, зная о том, что могла бы предотвратить это? А как она сможет жить с сомнением?
С ощущением, будто ею руководит какая-то высшая сила, она направилась к боковому окну комнаты, расположенной в передней части дома. Марсель, не дожидаясь указаний, направился к задней двери.
Было логично предположить, что у дверей мог быть выставлен сторож, если это собрание было организовано по поводу, который нельзя было назвать честным. Однако никакого сторожа видно не было, и все же Аня вновь оглянулась по сторонам, согнувшись под окном. Не увидев никого, она поднялась в полный рост и стала смотреть в широкую щель между створками разболтанных ставен.
И тут же тихо вскрикнула. Прямо напротив нее сидел Гас-пар, верный кавалер мадам Розы. Сосредоточенно нахмурившись, он наклонился вперед, опираясь ладонями на серебряный набалдашник трости, которой он упирался в пол, поставив ее между ногами. Его присутствие было настолько неожиданным, настолько непонятным, что прошло несколько мгновений, прежде чем Аня смогла заметить что-то еще.
Когда она наконец отвела взгляд в сторону, то увидела, что комната, в которой проходило собрание, была обставлена как салон с несоответствующей этому дому элегантностью. Там стояла мебель эпохи Людовика XIV и хрустальные жирандоли, а стены были обтянуты шелком, и вся голубовато-кремовая цветовая гамма отличалась изысканностью, что и салон мадам Розы или любой другой креольской дамы. В поле ее зрения было девять человек, хотя по гулу голосов она поняла, что их там больше. Некоторые сидели, некоторые стояли, прислонившись к стенам. Равель стоял рядом со столом-комодом, касаясь пальцами одной руки его инкрустированной поверхности рядом с деревянным председательским молотком. Аня увидела, как он взял в руки этот символ власти и лениво вертел его в руках, слушая мужчину, говорившего слева от него.
Затем в этом мужском собрании Аня заметила какое-то движение. Из задней комнаты вышла женщина с серебряным подносом и, грациозно двигаясь, принялась ловко собирать стаканы из-под напитков, которые некоторые мужчины держали в руках, а другие стояли тут и там. Однако она не была прислугой. Надетое на ней шелковое платье было сшито по последней моде, а волосы были убраны со вкусом. Она двигалась по комнате грациозно и непосредственно, как будто бы находилась у себя дома. Что, конечно же, соответствовало истине. Ее кожа имела тот легкий кремовый оттенок cafe au lait
type="note" l:href="#note_25">[25]
, который являлся отличительным признаком квартеронок.
Женщина подошла к Равелю и взяла стакан со стола. Она что-то сказала ему, возможно, извинилась за неудобство, так как должна была пройти перед ним. Он повернул голову, чтобы ответить и улыбнулся ей улыбкой, которая, как показалось Ане, была наполнена особым теплом.
Боль сжала железными когтями Анино сердце. Проклятье! Неужели одной любовницы ему недостаточно? Неужели его аппетиты настолько велики, что он должен не только держать под своей защитой актрису и соблазнять каждую женщину на своем пути, но и содержать, кроме этого, красавицу-квартеронку? Он был развращенным, аморальным чудовищем, которое считало себя достойным всего, что могло себе позволить богатство в городе, подобном Новому Орлеану. Она подумала, знает ли Симона Мишель об этой квартеронке и, если знает, то как она относится к тому, что делит с ней любовника.
Анино негодование было так велико, что прошло несколько мгновений, прежде чем дискуссия, происходившая среди собравшихся, стала для нее осмысленной. Слова были приглушенными, не всегда ясно различимыми, но она слышала достаточно, чтобы догадаться об остальном. Сначала заговорил один из собравшихся, потом другой, а потом слово взял Равель.
–…арсенал за Кабильдо. Он плохо охраняется, после полуночи там вообще не бывает подкреплений и почти половина из охранников спит. Оружие и боеприпасы, хранящиеся там, дадут нам несомненное преимущество. То, что мы собираем свои охотничьи ружья и фамильные мушкеты, – это прекрасно, но нам понадобится больше оружия.
Оружие. Именно это искали в «Бо Рефьюж» бандиты. У нее не было времени раздумывать над подтекстом этого воспоминания. Заговорили другие:
– Артиллерия. Ничто, кроме артиллерии, не поможет нам одержать верх.
– Это кажется несколько слишком радикальным средством.
– Такова ситуация. Потребуется много убеждений, прежде чем…
– Вы говорите о большом количестве жертв, мсье.
– Может быть, это неизбежно.
Краем глаза Аня уловила какое-то движение. Она повернула голову. Марсель махал ей рукой сзади дома и звал свистящим шепотом:
– Сюда, мамзель! Быстрее!
То, что она только что услышала, было настолько потенциально важно, что она заколебалась и снова повернулась к Марселю спиной, чтобы в последний раз заглянуть в щель между ставнями.
В этот момент раздался громкий стук в дверь дома. Сразу же за ним последовал крик:
– Полиция! Открывайте!
Мужчины внутри вскочили со своих стульев с выражением испуга на лицах. Через мгновение в комнате началось столпотворение, вызванное тем, что они бросились в разные стороны. Свечи в канделябрах погасли, и в комнате наступила темнота. В последнем отблеске света Аня заметила мужчину, который, прыгнув к окну, за которым она стояла, рванул вверх поднимающуюся раму. Она сделала шаг назад и отвернулась, чтобы побежать. Ставни распахнулись, и мужчина головой вперед выпрыгнул из окна. Он перекувыркнулся в воздухе и пятками ударил Аню в колено. Слабо вскрикнув, она упала на землю. Мужчина что-то удивленно промычал, но не остановился. Вскочив на ноги, он бросился в темноту.
Темные фигуры других мужчин выпрыгивали из окна одна за другой, падали на землю, сталкивались друг с другом, вскакивали на ноги и исчезали в темноте.
Аня отползла в сторону и поднялась на колени. Спереди дома донесся возглас триумфа. Аня повернула голову и увидела, как двое мужчин заворачивают за угол! Свет дальнего фонаря блеснул на их фуражках и дубинках, которые они держали в руках. У нее не было причин бояться полиции, и все же ей нечего было сказать, чтобы ей поверили, что она не имеет никакого отношения к собранию, проходившему в этом доме.
– Мамзель! – закричал Марсель и через мгновение уже стоял рядом с ней, не столько помогая ей здоровой рукой, сколько мешая подняться на ноги.
В темноте позади дома раздалось тихое ругательство, и страх охватил Аню, когда она узнала этот голос. Тут же Равель оказался рядом с ней.
– Сюда! – резко сказал он Марселю, толкая его туда, откуда сам только что появился, затем он развернулся, чтобы схватиться с двумя полицейскими, которые уже приближались к нему. Молниеносным ударом в подбородок он свалил одного из них с ног. Затем он выхватил у него дубинку и, размахнувшись, нанес удар, который заставил второго полицейского с воплем схватиться за локоть. Равель тут же нанес ему удар дубинкой в живот и, когда тот согнулся пополам, в последний раз стукнул его дубинкой по затылку. Схватив Аню за руку, он рванулся вперед.
За спиной у них раздался сдавленный крик, за которым последовал топот бегущих ног. Глухие звуки ружейных выстрелов разорвали ночь. Равель не оглядывался. Аня, все внимание которой было занято юбками, которые она старалась поднять выше колен, чтобы было удобнее бежать, просто не имела возможности сделать ничего другого, кроме как последовать его примеру.
Они увернулись от шеста для сушки белья и обежали вокруг бочки, стоящей на подпорках, прежде чем нырнули в проход между двумя домами. Откуда-то выбежал пес, увязался за ними и лаял до тех пор, пока Равель что-то резко не крикнул ему, после чего пес заскулил и отбежал в сторону. Мужчины и женщины высовывали головы в ночных колпаках из окон своих спален. За закрытыми ставнями вспыхивал свет. А они все бежали, перепрыгивая через канавы и клумбы, перемахивая через низкие ограды и коротко подстриженный кустарник, огибая углы домов и порогов.
Аня дышала с трудом, во время этого бегства ее переполняло чувство страха, радости и ярости, ей казалось, будто она может бежать так вечно. Никакое препятствие не казалось ей слишком широким или слишком высоким, никакой отрезок пустынной улицы или переулка между домами не казался ей слишком длинным. Она стряхнула с себя руку Равеля, которая мешала ей удерживать равновесие, и бежала рядом с ним. Вряд ли имело какое-то значение, куда она бежала или почему, она думала только о том, что она и бегущий рядом с ней мужчина выигрывают, оставляют позади своих преследователей.
Они бежали вдоль стены. Затем завернули за угол, и перед ними открылось отверстие в стене.
– Сюда, – сказал Равель, и она подчинилась ему без колебаний.
Убежище. Тишина. Она охватила их. Аня уже была готова остановиться, но Равель схватил ее за руку и потянул дальше вглубь, и они продолжали свой бег, пока не достигли плакучей ивы, символа траура, которая росла рядом с одной из четырех высоких стен. Она никогда здесь раньше не была. Ее грудь тяжело поднималась и опускалась, и, ловя ртом воздух, она прислонилась к стене, за которой находились ряды погребальных склепов. Подняв голову, она окинула взглядом кладбище, одно из ряда похожих друг на друга кладбищ Нового Орлеана, то самое, которое называли Городом Мертвых.
Надгробные памятники, похожие на небольшие здания, были сделаны из мрамора или оштукатуренного кирпича и украшены плачущими ангелами, крестами, перевернутыми факелами и, подобно настоящим домам, имели фронтоны, колонны и чугунные ограды. Они, казалось, впитывали свет встающей луны, и их белые стены мягко светились в темноте. Они были расположены так близко друг к другу, как бы ища общества, что между ними почти невозможно было пройти, и ходить можно было только по узким тропинкам, похожим на маленькие улицы между рядами могил, и по широкой дорожке, идущей вдоль стен. Фактически там оставалось так мало места, что вряд ли там уже делались новые захоронения.
Традиция строить надгробные памятники и склепы с толстыми стенами была испанской, но она оказалась настолько полезной в условиях постоянно сырой, размываемой дождями почвы, что она прочно закрепилась в Новом Орлеане, и подобные могилы можно было увидеть даже на американских кладбищах.
Аня не была здесь уже много лет. В последний раз она приходила сюда еще ребенком на День Всех Святых с мадам Розой, чтобы помочь ей разложить охапки хризантем у памятников родственникам ее мачехи. Она играла среди могил в прятки и водила своим маленьким пальчиком по надгробным плитам, читая имена и фразы, вырезанные в мраморе: ici repose – здесь лежит; famine А. В. Plauche – семья А. Б. Плош; morte, victime d'honneur – мертв, жертва чести. Мадам Роза никогда не позволяла рассказывать ужасные истории о могилах и злых духах, и поэтому Аня всегда чувствовала, что духи, живущие в подобных местах, если таковые вообще существуют, являются добрыми созданиями с миром в душе.
Однако в душе мужчины, стоявшего рядом, мира не было.
– У тебя дар, – сказал он с сарказмом в голосе, – ужасный дар расстраивать все мои планы и вмешиваться в мои дела. Я не мог поверить своим ушам, когда услышал, что Марсель зовет тебя. Я не мог поверить этому, и тем не менее мне показалось настолько очевидным, где ты будешь находиться и что будешь делать, что это внезапно приобрело ужасный смысл. Я могу понять, какими колдовскими чертами ты воспользовалась, чтобы выследить, где я нахожусь, но если тебе так необходимо было прийти, зачем, во имя всего святого, ты привела с собой полицию?
Аня повернулась и с удивлением посмотрела на него.
– Я не приводила с собой полицию.
– Не лги!
Она подбоченилась и повернулась к нему лицом.
– Я не лгу!
– Кто еще мог привести их туда?
– Привести их? Разве в этом была необходимость? Когда так много людей регулярно встречаются, то время и место встреч должно быть известно сотням человек. Это нетрудно выяснить.
– В таком случае у кого еще, кроме тебя, могла быть причина прислать полицию?
– Откуда я знаю? Может быть, у твоей любовницы-квартеронки. Может быть, у актрисы, которую ты содержишь. А может быть, и у обеих, если они узнали друг о друге!
Прошло мгновение, прежде чем он ответил ей со странной интонацией в голосе:
– У меня нет любовницы-квартеронки.
– Не лги! – сказала она, возвращая назад его собственные слова и произнося их тем же тоном. Он медленно, с расстановкой сказал:
– У меня нет любовницы-квартеронки.
– Я видела ее! Я видела, как она ходила по комнате в шелках и кружевах и улыбалась тебе так, будто не могла дождаться, пока все уйдут. – Она не собиралась говорить все это, но кипевшее у нее внутри возмущение заставило выплеснуть эти слова.
– Ты ревнуешь! – В его голосе послышалось какое-то первобытное удовлетворение, смешанное с радостью.
– Ревную? – воскликнула она. – Я испытываю отвращение. Ты испорченный, развращенный негодяй-убийца и шантажист, который обманом заманил меня к себе в постель и пытался воспользоваться мною, чтобы добиться респектабельности.
– Возможно, – сказал он, подходя к ней и возвышаясь у нее над головой. – Но, находясь в моей постели, ты наслаждалась этим.
– Нет! – дрогнувшим голосом воскликнула она, чувствуя, как ее колотит мелкая дрожь.
– О да, наслаждалась. И даже при том, что ты согласна скорее умереть, чем выйти за меня замуж, при том, что ты хотела бы видеть меня гниющим в тюрьме, ты ревнуешь меня к любой другой женщине, которая, как ты думаешь, могла побывать в этой постели.
Она сделала шаг назад, ощутив при его приближении, что в ней просыпается тревога и что-то еще.
– Это же смешно! Я не имею ничего против тебя!
– Нет, конечно, нет, – сухо и язвительно ответил он. – Кстати, хирург сегодня снял швы и сказал, что моя разбитая голова заживает очень хорошо.
– Это была случайность!
– Ты так сказала. Но это небольшая цена за все, что было сказано и сделано. – Его голос замедлился и стал соблазнительным благодаря своей хрипловатой глубине. – Я предоставляю тебе возможность попытаться разбить мой череп еще раз, если тебе это доставляет удовольствие. Между нами никогда не было ничего, кроме ненависти и недоверия, и лишь иногда яркой вспышкой проносилось… что? Желание? Похоть? Что бы это ни было, оно может служить частичным возмещением того, что мы сделали друг с другом. Если мы позволим это.
У нее за спиной находился угол, где стена поворачивала. Она заметила его боковым зрением, но прежде чем она сделала шаг в этом направлении, Равель преградил ей путь. Между ними в воздухе ощущалось такое напряжение, что ночь, казалось, вибрировала. Она чувствовала сдерживаемую им мужскую силу, ощущала тепло его тела. От сознания этого ее кожа горела так сильно, что это причиняло ей боль. Ее мышцы напряглись, как бы ожидая удара. Она смотрела на него, приоткрыв влажные губы, и лунный свет отражался в ее серебристо-синих глазах.
– Нет, – прошептала она, и этот шепот был похож на слабый призрак голоса.
Он грубо рассмеялся.
– Ты – дочь дьявола, Аня Гамильтон, кара для моей души, моя Немезида, посланная для того, чтобы гнать меня в ад и обратно. Делай со мной что хочешь, но я должен получить тебя. А если я должен, то какое место подойдет для этого лучше, чем это?
Он приблизился к ней, и его жесткие солдатские руки сомкнулись на ее руках выше локтя. Она не знала, что толкнуло его на это – гнев, похоть или отчаяние, – но когда он притянул ее к себе, у нее внутри вспыхнула та же сила. В течение какого-то мгновения она сопротивлялась, стараясь вырваться из его рук, а потом, резко переменив образ действий (подобная перемена крайне шокировала бы ее, если бы она остановилась хоть на мгновение, чтобы задуматься об этом), она бросилась к нему, подняв руки, чтобы обнять его за шею. Она подняла вверх лицо, чтобы встретить его твердые губы, и тихо, радостно вскрикнула, когда почувствовала их обжигающее прикосновение. Ее соски затвердели, как только она прижалась грудью к его твердой груди под атласным жилетом. Она чувствовала, как пуговицы его рубашки больно впиваются в ее грудь, а сквозь юбки ощущала его пульсирующую твердость. Ее охватил какой-то дикий восторг, стерший мысль о времени и месте и оставивший лишь обжигающее ощущение желания и странную, разрушительную радость.
Равель встретил ее ответную атаку, поглощая ее так, как жаждущий мог бы поглощать чистую, свежую жидкость, чувствуя головокружение от ее силы, которая как прекрасный бренди опаляла его глубоко внутри, проникая все глубже и глубже и заставляя все более сильным огнем пылать охватившую его боль. Ее твердые груди, прижавшиеся к нему, тонкий изгиб ее талии и выпуклости бедер под его руками доставляли ему и огромное наслаждение, и одновременно мучение. Никогда не было и никогда не будет другой женщины, которая смогла бы довести его до таких головокружительных высот или так легко сломить его оборону, которая могла бы ранить или исцелить, спасти или разрушить саму его жизнь, если бы она этого захотела, если бы она обнаружила, какой властью над ним обладает. Она была само волшебство – ее вкус, ощущение, ее теплый розово-женский запах, очарование, которого он слепо жаждал, которого не хотел и не мог избежать.
Одежда, разделявшая их тела, была невыносимой преградой. Аня опустила руку и скользнула ею под его сюртук, провела рукой по мышцам его груди, и прижала ладонь к его спине. Медленно прижимаясь к нему волнообразными движениями, она опустила и вторую руку и стала двумя руками расстегивать пуговицы его жилета. Он со свистом втянул воздух сквозь зубы, и это послужило ей одновременно наградой и поощрением, и она принялась расстегивать рубашку. Распахнув рубашку, она прижала свои ладони с чувственным восторгом к густым мягким волосам, растущим у него на груди, а затем нашла его плоские соски и теребила их пальцами до тех пор, пока они не затвердели.
Хрипло вздохнув, он сбросил с себя сюртук и швырнул его на землю. Он потянул ее вместе с собой вниз, и они стали на колени на его шелковой подкладке. Он вынул булавки из пучка, в который она торопливо закрутила свои волосы, когда в спешке собиралась следить за ним. Шелковые пряди упали сверкающим занавесом ей на плечи. Он протянул к ней руки и вновь притянул к себе, чтобы еще раз встретиться с ней губами. Его язык, изгибаясь, переплетался с ее языком, их шероховатые поверхности терлись друг о друга, впитывали вкус друг друга, исследовали друг друга. В то же самое время он исследовал пальцами высокий ворот жакета, надетого на ней, и платья под ним, и обнаружил ряд маленьких пуговок, на которые они застегивались от талии до самого горла. Ловко и терпеливо он начал расстегивать их одну за другой, пока не дошел до ее нежных округлых грудей, где, внезапно обезумев от стоящей перед ним задачи и ее теплого трепещущего тела, он сунул руки внутрь и одним движением разорвал оставшиеся пуговицы, порвав при этом и лифчик, который был надет под платьем.
У Ани перехватило дыхание, когда упругие груди были высвобождены и оказались у него в руках, которые тут же стали их тепло и нежно ласкать. Она тонула в ощущениях и в лунном свете, ее захлестывали темные воды рискованных желаний. Ее кожа горела от напряжения и желания, а разгоряченная кровь пульсировала в венах. Когда Равель наклонил голову, чтобы ощутить вкус абрикосово-розовых сосков, обнаженных им, она сбросила с его плеч рубашку, высвобождая его широкие загорелые плечи, которые казались особенно рельефными в обливающем их лунном свете. Она провела пальцами по его вьющимся волосам и наклонилась к его уху, короткими кошачьими движениями прикасаясь языком к изгибам ушной раковины.
Он с трудом оторвался от нее и выпрямился, чтобы расстегнуть пуговицы брюк. Она протянула к нему руку, но не для того, чтобы помочь, а для того, чтобы кончиками пальцев, в которых она ощущала покалывание, проследить очертания выпирающей изнутри продолговатости, провести вверх по его твердому плоскому животу с тонкой линией темных волос в центре, а затем с поглотившим ее интуитивным восторгом направить их туда, откуда брала свое начало его мужественность.
Он глубоко вдохнул и с силой прижал ее к земле, откинул вверх юбки и снял с нее панталоны, так что ее точеные длинные ноги матово замерцали среди вороха нижних юбок. Очарованный этим зрелищем, он провел рукой по напряженным мышцам ее бедра вниз к колену, а затем по нежным очертаниям икры. Он наклонил голову, чтобы прикоснуться языком в тому чувственному месту, где ее нога сгибалась в колене, затем поднялся выше по нежной внутренней поверхности бедра, и еще выше, к тайному и затененному месту соединения ее ног, где он и задержался.
Она скорчилась в пароксизме желания, поглощенная внезапно налетевшей волной экстаза. Она вцепилась пальцами в его плечи, впилась в них ногтями и притянула его к себе. В ответ на эту молчаливую мольбу он поднялся над ней, изучая своими потемневшими от страсти глазами ее лицо. Она встретила его взгляд своим безоружным, умоляющим взглядом. Он приготовился войти, мягко и нежно проверяя ее готовность. Она схватила его за талию и, тихо вскрикнув, быстро притянула его к себе, заставив его быстро и глубоко войти в нее, желая, ощущая потребность почувствовать его силу и власть. Он понял это желание и безоговорочно выполнил его, твердо и уверенно погружаясь в нее бесконечными движениями. Ее огромное удовлетворение проявилось в том, что она, задрожав, покрылась гусиной кожей. Она поднялась ему навстречу, поддерживая его, покачивая, поглощая его силу с восхитительным неистовством. Их руки и ноги переплелись, дыхание смешалось и, тяжело дыша от усилия, они двигались вместе в этом древнейшем из экзерсисов, по самой бурной из подлунных дорог, ведущих к полуночному утешению. Здесь, в этом месте спокойной и равнодушной смерти, они являли собой пример очаровательного и сильного быстрого движения жизни. Между тем тихим покоем и этим яростным упоением духа, между страстью и болью, которые и составляли жизнь, и этим могильным несуществованием не было никакого выбора.
Ей показалось, что Равель прикоснулся к чему-то сверхчувствительному у нее внутри, еще раз, еще. Она напряглась и, задыхаясь, произнесла его имя, в то время как ее полностью захватило великолепие сверкающего и испепеляющего внутреннего взрыва. Он зарылся лицом в ее волосы, щедро продолжая двигаться, его кожа покрылась капельками пота и блестела от усилий.
– О любовь, – шептал он, – о моя любовь, – и проникал все глубже и глубже внутрь ее существа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Узник страсти - Блейк Дженнифер



Мило, отдыхающе и динамично!Понравилось!
Узник страсти - Блейк ДженниферМаша
12.10.2012, 1.57





Описание не совсем полное, книга достаточно откровенна. Молодую девушку отдают замуж за старика, тот умирает во время брачной ночи и брат ГГ похищает человека с улицы и заставляет переспать с ним, чтобы забеременеть и сохранить замок (достался в браке). Но вышел просчет и захватили не простого путешественника, а знатного)) После пережитого унижения и своего побега он захватывает замок , и тут новоиспеченная вдова с ужасом узнает в захватчике своего пленного и начинается самое интересное )))
Узник страсти - Блейк ДженниферKorin
24.07.2013, 19.58





не пойму к какой книге написала аннотацию Korin, (хотя ан-ция захватывает, такую книгу бы я прочитала :))так вот роман об Ане, которая, чтобы предотвратить дуэль будущего деверя с убийцей своего жениха, похищает этого самого убийцу, но , естественно, узнав его лучше начинает плавать в сомнениях:"убийца он или нет", а тут ещё всякие нападения на гл. героев. очень затрагивают чувства гл.г., его осторожность и огонь.
Узник страсти - Блейк Дженнифермаргаритка
26.07.2013, 17.29





для Маргаритки: аннотация korin к роману Дж.Линдсей узник моего желания,почитайте, интересный.
Узник страсти - Блейк Дженниферкатя
26.08.2013, 20.47





Прекрасный роман.100 из 10. Название романа не отражает всей глубины повествования. Хочу ещё такую.
Узник страсти - Блейк ДженниферКсения
25.05.2014, 22.00





korin,вы,действительно, ошиблись.Аннотацию которую в написали к книге Д.Линдсей-"узник моего желания ".
Узник страсти - Блейк Дженниферлуиза
10.06.2014, 20.35





Роман понравился.Читайте.
Узник страсти - Блейк ДженниферНаталья 66
30.09.2014, 19.55





Отличный роман, главный герой восхищает, героиня правда иной раз раздражает, читайте, правда этот роман для не искушенных...
Узник страсти - Блейк ДженниферМилена
11.12.2014, 23.00





роман один из немногих,где сдерживаемая страсть и чувственность,а не анатомические подробности совокуплений. rnесли кто нибудь знает подобное,поделитесь.10 б
Узник страсти - Блейк Дженниферkomilfo
5.02.2015, 9.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100