Читать онлайн Украденные ночи, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - 10. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденные ночи - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденные ночи - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденные ночи - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Украденные ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10.

Был брошен вызов не только уму и духу, но и чувствам. Его теплый, пахнущий кофе рот прильнул к ее трепетным устам.
Губы Амалии пылали от жара его губ, они трепетали, когда кончик его языка медленно проникал внутрь, ощупывая и исследуя каждый дюйм потаенного пространства, вызывая ответную реакцию на каждый толчок языка вглубь.
Амалия хотела отстраниться, остатки попранного женского достоинства протестовали и требовали выхода, но тело, почувствовав знакомое прикосновение, которого оно страстно желало, предало ее. Она качнулась к Роберту, замерла. Солнце слепило даже сквозь прикрытые ресницы, а его случайное касание казалось изысканной лаской. Амалия не хотела больше думать о том, правильно она поступает или нет, распаленное желание вытеснило эти ставшие лишними вопросы. Амалия сильно прижалась к Роберту, из ее груди вырвался стон отчаяния и сладостного желания. Сама не сознавая того, она прикоснулась языком к его горячему языку, а потом позволила им переплестись.
Их окружал сладковатый запах клевера, который смешит вался со слабым запахом рома, накрахмаленного белья и ароматом лаванды, который перекладывали одежду в шкафах и сундуках. Этот аромат усилился, когда Роберт, прижав Амалию к себе, гладил ее плечи, спину, плавную линию бедер. Чем сильнее он прижимал ее к себе, тем сильнее она ощущала символ его распаленного желания. Одежда внезапно стала тяжелой и слишком тесной, хотелось ощущать солнце и теплый влажный воздух обнаженной кожей, каждой ее порой.
Губы Роберта вдруг отстранились, а потом Амалия вновь почувствовала влажную гладкость его языка, настойчиво раздвигавшего ее губы. Через какое-то время они вновь начали путешествие от подбородка вверх по щеке. Амалия невольно вскрикнула, почувствовав, как нежную раковину уха опалило жаром его дыхания. Роберт глубоко вздохнул, наполняя легкие тонким ароматом ее тела. Его рука, ласкавшая ее шею, затылок, задержалась на плотном узле волос. Шпильки, позвякивая, падали в клевер одна за другой. Атласные пряди ослабли, соскальзывая и струясь по спине. Роберт погрузил пальцы в их мягкое тепло, прижимаясь к трепетной дуге ее шеи. Его губы готовы были двинуться к маленькой пульсирующей ямке у основания шеи, но она находилась под надежной защитой кружев и небольшой аметистовой броши, скреплявшей ворот блузки.
— О, Амалия! — шепнул он страстно.
Она желала его. Всю жизнь Амалию учили, что желание совершить поступок есть сам поступок, поэтому ей не было оправдания. Кроме того, ее слабость нельзя считать невольным грехом, ибо он повторялся с завидной регулярностью, независимо от того, знала она об этом или нет. Но почему это сладкое томление надо считать греховным? Разве оно связано с распутством? Скорее наоборот, оно освящено правом естества. Амалия была женой Жюльена, но именно Роберт посвятил ее в таинство брака. Странным образом она чувствовала себя замужем как бы за обоими мужчинами: одному она отдала душу, другому — тело. Пугало другое: Амалия поняла, что если Жюльен на правах мужа потребует физической близости, то для нее это и будет истинным прелюбодеянием.
Она слегка освободилась в объятиях Роберта, сняла перчатки и попыталась расстегнуть брошь, но пальцы не слушались ее. Наконец аметист заискрился голубовато-синим светом, лежа у нее на ладони.
Роберт пристально посмотрел на Амалию, словно ждал чего-то, затем с величайшей осторожностью взял у нее перчатки и маленькое украшение и опустил себе в карман. Его пальцы коснулись перламутровых пуговок на блузке и медленно одну за другой освободили их от петель. Еще несколько умелых движений — и стальные крючки отпустили полу жакета. Рука Роберта смело раздвинула податливую ткань, обнажая нежную белизну ее груди, наполовину скрытой батистом сорочки. Под ней в ожидании ласки темными точками притаились соски.
— Я знал, что ты прекрасна при дневном свете, — прошептал он сдавленным от волнения голосом, — но не думал, что до такой степени.
Его теплые сильные руки ласкали ее и одновременно раздевали. Потребовалось огромное усилие воли, прежде чем она смогла остановить его.
— Кто-нибудь увидит нас здесь… — Голос Амалии прерывался. — Не могли бы мы… то есть, наверно, нам лучше вернуться в «Ивы»?
— Там свои внимательные глаза, — вздохнул он, улыбаясь. — Здесь так же безопасно, как и в любом другом укромном месте.
Его рука вновь ожила, и указательный палец начал медленно поглаживать соски, которые набухали подобно весенним почкам.
Роберт был прав. Окруженные со всех сторон домашними слугами, работниками, они не могли нигде уединиться так, чтобы быть абсолютно уверенными, что их никто не обнаружит.
— На этом надо остановиться, — сказала Амалия хрипло.
Роберт ничего не ответил. Амалия почувствовала, как он берет в ладонь ее грудь, лаская ее податливую плоть с. дрожью неутоленного желания.
— Вы все понимаете, не правда ли? — продолжала она. — Я… мне, конечно, лестно, что вы готовы отказаться от всего, что у вас есть, чтобы забрать меня, но это не получится. Спустя какое-то время вам наскучит…
— Никогда! — воскликнул он страстно.
— Да-да, — продолжала настаивать Амалия. — И я сама буду виновата в этом. Мы возненавидим друг друга.
— А если бы я сказал, что люблю вас…
— Не-ет! Нет нужды… не теперь! Кроме того, это ничего не изменит. Разве вы не понимаете? — Она проглотила подкативший к горлу комок. — О, Роберт, поцелуйте меня, пожалуйста, и пусть это будет в последний раз.
Он закрыл ее рот жадным, яростным поцелуем, словно ждал сопротивления, но его не было, и излишняя энергия током высокого напряжения пробежала по ее телу, заражая его желанием такой силы, что, казалось, каждый нерв напряжен до предела. Амалия обвила его шею руками и прижалась к Роберту обнаженной грудью. Руки Роберта скользнули к не защищенной корсетом талии и сжали ее, словно хотели переломить. Амалия тяжело вздохнула. Тотчас его объятия ослабли, и она почувствовала влажную гладкость языка, настойчиво раздвигающего ее губы в безмолвном извинении за причиненную боль. Соединенные поцелуем, они жаждали близости, и руки обоих, желая угодить своим хозяевам, торопливо освобождали их от одежды: баскского жилета, блузки, сюртука, галстука… Амалия провела губами по его губам, ощутив в самом уголке его рта щетину, оставшуюся после тщательного бритья, и легкий аромат рома на подбородке, к которому она прижалась лбом.
С галстуком пришлось повозиться: она освободила его концы и теперь извлекала золотую запонку из ворота рубашки. Амалия расстегнула его жилет и сунула руку под планку рубашки, чтобы погладить волосы на его груди. Раздался стон, и Роберт, не выдержав пытки страстью, сбросил на землю сюртук и увлек Амалию за собой.
Они быстро закончили раздевать друг друга, и теперь солнце упоенно ласкало их обнаженные тела цвета абрикоса и персика, бронзы и меди, мерцающими бликами отсвечивало в их спутавшихся волосах. Оно обволакивало их своим теплом, слепило ярким светом — языческое солнце добра и всепрощения. Наконец Роберт оторвался от нее и, опустившись на спину, потянул ее на себя. Теперь ласковому солнечному взору открылся перламутровый блеск ее спины.
Амалия приподнялась на руках и нависла над Робертом, лаская затвердевшими сосками его грудь. Разметавшиеся волосы прикрывали их атласным покрывалом. Его лицо было наполовину в тени, и все его желание сосредоточилось в темно-синих глазах, пожиравших ее. Роберт поймал ее губы и прильнул к ним. Дыхание Амалии участилось, когда она ощутила между бедер его восставшую плоть, которая, нежно прикасаясь, искала желанный вход под арку райского наслаждения. Она почувствовала внутреннее напряжение ожидания желанного гостя, а может, и властного хозяина, которому нужны будут и пространство, и влага. Она сдвинулась чуть-чуть назад, не сводя с Роберта затуманенных глаз, а потом медленными полукружьями помогла гостю войти в нее и заполнить собой пустоту сладостного ожидания.
Роберт улыбнулся, как бы одобрив изысканное начало любовных игр. Удовлетворение, невысказанная благодарность и мольба, от которой перехватило дыхание, светились в его глазах. Амалия почувствовала, как слезы радости блестящими росинками повисли на ресницах. Трепет пробежал по ее телу, переходя в мелкую дрожь.
С тихим стоном Роберт привлек ее к себе и тут же перекатился на бок, а потом так, что оказался под Амалией. Он страстно и нежно ласкал ее тело, проводя губами по набухшим соскам, обволакивая их то жарким дыханием, то влажным языком. Ее тело отвечало на его ласки, отдаваясь первобытному инстинкту. Амалия извивалась в объятиях, гладя жесткие завитки его волос, которые, казалось, сами тянулись к ее ладоням, обвиваясь вокруг ее пальцев, а ее глаза наполнялись слезами. Его мощное мужское тело пьянило ее, хотелось забыться, не думать ни о ком и ни о чем. Однако угнетала мысль, что все это в последний раз и никогда не повторится.
«Но ОН никогда НЕ СОГЛАСИТСЯ!» — подумала она, ощущая влажное прикосновение сильных пальцев мужчины к самой потаенной части ее тела, к ее сокровенной женственности. Она сладострастно застонала и плотнее закрыла глаза. Реальность и вопросы о том, что грех, а что нет, утонули в накатившей на нее волне чувственного восторга. По сравнению с ним все выглядело мелким и ничего не значащим. Он стал составной частью ее существа, и никто не смог бы его отнять. Никто и никогда!
Роберт поймал ее губы своим полуоткрытым ртом, прижал мускулистые ноги к ее ногам и откатился вместе с ней в ароматный, мокрый от росы клевер. Их тела, напоминая тела язычников, купались в мягкой влаге рассвета, сплетаясь друг с другом, и вытягивались рядом, испытывая огромное желание слиться в нечто единое, а потом раствориться в природе.
Никогда в жизни Амалия не чувствовала себя такой естественной и такой свободной. Каждая клеточка ее влажной кожи пылала страстью. Кровь, отхлынув от сердца, прилила к бедрам, животу, ногам, окружив пульсирующим теплом лоно любви. Они вновь перекатились, и Роберт вознесся над нею, а потом прильнул к ней, слившись в безумном порыве! С каждым новым толчком он проникал все глубже, заполняя ее существо собой, своей неистощимой страстью. Амалия хотела, чтобы их тела слились, чтобы навсегда осталась в памяти их последняя встреча.
Ее чувства обострились и напряглись до предела, готовые взмыть в неизведанное. Глаза застилал туман. Ее дыхание затерялось у нее в горле, а мысли распались на множество ярких осколков. Пальцы впились ногтями в спину Роберта, как бы понуждая его освободиться самому и освободить ее от этих сладостно-мучительных оков. Все произошло внезапно, как и подобает чуду, у которого нет ни возраста, ни названия, ни пределов возможного. Что-то взорвалось внутри ее, и в то же самое мгновение он врезался в самую середину бушевавшего внутри ее шторма, потом толчок повторился, и мощная струя успокаивающей влаги излилась внутрь. Амалия тихо вскрикнула, изогнувшись под ним, и любовники замерли в неподвижности.
Через какое-то время Роберт откинулся на спину, привлекая Амалию к себе, и положил ее голову себе на грудь. Они лежали молча, каждый думал о своем, слышалось только их учащенное дыхание. Смешанный с росой пот холодил тело. Где-то неподалеку в роще прокричала кукушка. Беспокойный кузнечик трещал у самого уха. Вода в заводи тихо плескалась о берег.
— Надеюсь, что здесь нет ядовитого плюща, — сказал Роберт весело.
— Или красных клопов, — добавила Амалия.
— Проклятие! — Роберт весь напрягся.
Красными клопами здесь называли тропических песчаных блох, которые имели обыкновение откладывать яйца под кожу человека. В других местах их называли «чигоу». Укус клопов был неопасен, но вызывал невероятный зуд. Амалию рассмешил страх этого сильного мужчины перед маленьким насекомым, но не успела она и слова сказать, как очутилась в траве. Роберт повернулся широкой спиной к заводи, стараясь загородить ее собой и разбросанную вокруг них одежду. Ничего не понимая, Амалия попробовала сесть, но он снова уложил ее на траву, метнув быстрый взгляд за спину.
И тут она увидела наконец очертания знакомого треугольного паруса в кремово-синюю полосу. Единственным судном в заводи, щеголявшим столь заметным парусом, была баржа Жюльена. Она медленно проплывала вдоль берега, сияя на солнце белизной бортов и блестя брызгами рассекаемой воды. Баржа напоминала бабочку — существо красивое, но бесполезное. Стоявшего у руля Тиге скрывал парус, зато хозяин баржи, окруженный многочисленными подушками, был виден как на ладони. Жюльен сидел, выпрямившись, сдвинув соломенную шляпу на затылок. Неожиданно лицо его вытянулось от изумления и гнева: он смотрел прямо на лужайку, облюбованную Робертом для встречи с Амалией.
Когда они въехали наконец в «Рощу», баржа мирно покачивалась у причала, а парус был убран. Они вернулись домой не сразу. Потребовалось время, чтобы отыскать в траве заколки, отряхнуться, почиститься, привести себя в порядок, чтобы солнце успело высушить влажную одежду. Амалия не знала, надо ли быть благодарной за эту вынужденную отсрочку. Возможно, было бы лучше, если бы Жюльен пристал к берегу и дал выход гневу. Но он не захотел ссориться в присутствии слуги. Заметил их Тиге или нет, неизвестно, но привлекать лишний раз его внимание к хозяйским проблемам, конечно же, не следовало.
Дорогой они с Робертом почти не разговаривали, каждый был занят собственными мыслями. Амалия хотела бы знать, о чем думал Роберт, пока они ехали, но бесстрастное выражение его лица и спокойный взгляд могли означать что угодно, только не раскаяние. А сама она сожалела? Вряд ли. Хотя и следовало бы, наверное.
Судя по обилию горшков, бочонков всех размеров, ящиков и банок, покрывавших склоны холма перед домом, долгожданные кусты из Китая благополучно прибыли. Пароходик вместе с плоскодонными баржами, на которых привезли все это добро, уже отбыл вниз по реке в сторону Сан-Мартинвиля. Мами с зонтом в руке прохаживалась по дорожкам будущего сада под руку с Джорджем, который показывал ей наиболее интересные растения и кусты. Ни Хлои, ни Жюльена поблизости не было.
Роберт и Амалия спешились перед домом. Мами, увидев их, помахала рукой. Джордж крикнул им, чтобы шли полюбоваться его сокровищами. Амалия сказала, что сначала должна переодеться. Судя по столь дружелюбному приему, Жюльен не успел или не захотел сообщить Мами об увиденном на берегу заводи.
Амалия перекинула шлейф платья для верховой езды через руку и направилась к дому. Роберт шагал следом за ней. Дождавшись, когда конюх уведет лошадей, Амалия тихо сказала:
— Нам не нужно входить в дом вместе. Лучше, если вы останетесь здесь.
— Я не могу оставить вас наедине с ним, — ответил Роберт.
— Вы можете, но не станете.
— Пожалуй!
Неуступчивость в его голосе свидетельствовала о том, что ей не удалось убедить его. Впрочем, она на это особенно и не надеялась. Наклонив голову, Амалия шагнула в сторону нижней галереи, пересекла ее под углом и вошла в лоджию. Перед лестницей на второй этаж она остановилась, чтобы снять шляпку с вуалеткой.
— Не останавливайся на этом, дорогая! — заметил Жюльен с изрядной долей сарказма. Он стоял на верхней площадке прямо у нее над головой. — Ты можешь снять и все остальное, пока люди смотрят. В сущности, мне не ясно, зачем ты вообще взяла на себя труд одеться.
— Жюльен, остановись! — Голос Роберта, раздавшийся у нее за спиной, звучал твердо.
— В самом деле? И мне следует закрыть глаза на то, как вы оба в костюмах Адама и Евы резвились на глазах у потрясенной публики? Жаль, конечно, что зрителей было мало.
— Это произошло случайно.
— Неудачный случай, я понимаю. Ты это имел в виду? — Голос Жюльена звучал спокойно и размеренно. — Мне и в голову не приходило, мой дорогой кузен, что ты можешь забыть о правилах приличия, о своем добром имени, репутации моей жены, наконец. Право, я был о тебе лучшего мнения.
— Жюльен, прошу тебя! — воскликнула Амалия, уязвленная презрением, звучавшим в каждом слове мужа. — Все было совсем не так!
— Да? Мило! Мне следует поверить, что столь беззаботными вас сделал мимолетный порыв страсти, не так ли? Очень трогательно! Но у меня нет желания стоять и смотреть, как вы оба выставляете меня на весь белый свет рогоносцем только потому, что не можете сдерживать себя!
Роберт подошел к Амалии, молча взял ее за руку и, поднявшись вместе с ней, прошел мимо Жюльена, так что тому пришлось отступить, пропуская их вперед.
— Больше этого не повторится, — сказал он мрачным и немного усталым голосом.
— Надеюсь, что нет! — быстро согласился Жюльен. — А вообще пора заканчивать этот маскарад. Цель почти полностью достигнута, по крайней мере так утверждает Тиге, который в большой дружбе с камеристкой моей жены. Если Амалия беременна, нет смысла продолжать эту игру.
Амалия почувствовала пристальный взгляд Роберта, брошенный в ее сторону, но не могла встретиться с ним глазами. Она также поняла, что к ним приближается Мами, которая с минуты на минуту поднимется на второй этаж.
— Согласен! — бросил Роберт.
Пришла очередь Амалии взглянуть в его сторону, и взгляд ее карих глаз затуманился. Суровые черты мужественного лица Роберта сохраняли спокойствие. Она перевела взгляд на мужа и увидела, что чувственный рот Жюльена расплывается в довольной улыбке.
— Признаюсь, после того, что я увидел сегодня утром, не рассчитывал на столь разумный шаг, — сказал он весело.
— Лучше выслушай меня.
— Ну? — Жюльен вдруг насторожился.
— Я согласен с тобой, что пора заканчивать маскарад, — начал Роберт. — Не следовало вообще это затевать, но… Я хотел забрать Амалию еще до того, как узнал о ребенке, теперь никто и ничто не помешает мне сделать это.
— Нет! Нет! И нет! — взволнованно воскликнула Мами, которая, спотыкаясь, преодолевала последнюю ступеньку лестницы. — Ты не знаешь, что говоришь! Подумай о скандале, который разразится Этого нельзя допустить! Никак нельзя!
— Прошу прощения, — сказал Роберт, взглянув на свою тетю, — но оставлять все как есть тоже невозможно.
— Ты согласился! Ты обещал! Подумай только, что ты говоришь, mon cher! Мы никогда не сможем людям в глаза посмотреть. — Руки старой женщины, которые она протягивала к племяннику, дрожали, лицо покрылось мертвенной бледностью, на верхней губе выступили капельки пота.
— Я уже не думал, что все кончится именно так. Нехорошо было просить меня об этом, но и с моей стороны глупо было думать, что я способен на такое.
Жюльен шагнул к Амалии и, схватив ее за руку, стал тянуть к себе. На его лице застыло странное выражение сродни страху.
— Я не позволю тебе забрать ее у меня, слышишь? Она — моя жена, и она останется со мной, где ей и следует быть.
Мами издала звук, похожий на стон, и, прижав руку к груди, прислонилась к колонне. Роберт взял Амалию за локоть для того, чтобы поддержать ее или предложить уйти, но Жюльен рванул жену к себе.
В душе Амалии поднимался праведный гнев: они спорили, ссорились, строили в отношении ее свои планы, но никто не удосужился узнать ее мнение. Это усилило и без того не затухающую боль: все они пользовались ею, чтобы обманом произвести на свет наследника владений Деклуе. Амалия вырвалась из цепких рук Жюльена и приблизилась к Роберту, который отпустил ее локоть и обнял за талию. Жюльен вновь ухватил жену за запястье, пытаясь оторвать ее от кузена.
— Ты выбрала его, не так ли? Ты выяснила наконец, кто забирался к тебе в постель, и решила стать при нем шлюхой? — кричал Жюльен, не заботясь больше о том, что его могут услышать. — Я рад, что понял наконец, кто моя жена! Я женился на сучке, гулящей девке, которая плевать хотела на клятвы у алтаря и готова бежать за любыми штанами, лишь бы получить то, без чего она жить не может.
В глазах Амалии потемнело от несправедливых обвинений, которыми осыпал ее Жюльен. Какая-то доля правды в его словах была, и от этого они жгли больнее.
Потом раздался звериный рык, звук удара в челюсть, и Жюльен отлетел к перилам, больно ударившись об одну из колонн. Роберт, руки которого все еще были сжаты в кулаки, навис над распластавшимся на полу кузеном. Жюльен приподнялся, опираясь плечом на балюстраду и изумленно тараща глаза, потом потрогал щеку, где багровело оставшееся от удара пятно. В его глазах появился холод.
— Надеюсь, ты готов ответить за это? — спросил он мягко, почти дружелюбно.
— Жюльен! — вскричала Мами испуганно.
— Не дури! — жестко ответил Роберт, не сводя глаз с лица кузена.
— А почему бы и нет? Ведь ты и так начал показывать всем, что я круглый идиот, если не хуже.
— Никогда и не думал об этом! — Роберт выпрямился и отошел в сторону.
— А что же может заставить тебя драться на дуэли? — спросил Жюльен вкрадчиво. — Может, честь моей жены или отсутствие таковой?
— Жюльен, сынок! — простонала Мами, вложив в эти слова остатки сил.
Наступила полная тишина.
— Выбор оружия, полагаю, мой? — спросил Роберт тихо, безо всякого выражения.
— Смею ли надеяться, что ты выберешь шпагу? — спросил Жюльен злорадно.
— Нет! — прошептала Мами.
Амалия стояла с расширившимися от ужаса глазами.
— Я не так глуп, как тебе хотелось бы, — процедил Роберт сквозь зубы. — Выбираю пистолеты, расстояние — двадцать шагов.
Жюльен улыбнулся, и в его темных глазах впервые за этот вечер засветилось удовлетворение.
— Завтра на рассвете, — бросил он небрежно. — На прежнем месте.
Мами рухнула на пол и лежала без движения. Роберт поднял тетку на руки, отнес ее в холл и бережно усадил в кресло, Амалия расстегнула ей ворот и корсет, а Полина принесла флакон с нюхательной солью. Мами пришла в себя, но отказалась от вина и оранжада, продолжая рыдать и оплакивать la scandale
type="note" l:href="#note_18">[18]
.
Увидев, что Мами пришла в себя, Роберт откланялся: неловко оставаться при подобных обстоятельствах. Кроме того, ему необходимо было подготовиться к предстоящему поединку: найти секундантов, врача, который согласился бы участвовать в незаконном деле, составить завещание.
Амалия старалась не думать о случившемся. Какое-то время она провела с Мами, потом проводила ее в спальню, где свекровь прилегла на узенькую кушетку, стоявшую в ногах у роскошной постели под балдахином на четырех столбах. Она бормотала что-то довольно бессвязное о ночи, когда на этой самой постели родился Жюльен, о том, какие это были трудные роды, но какой замечательный получился мальчик. Сбиваясь и повторяясь, она рассказывала о том, каким Жюльен был ребенком — капризным, непослушным, но очень милым, как его все любили, какими неразлучными они были с Робертом в детстве. Мами ни слова не произнесла о своих страхах и опасениях, связанных с предстоящей дуэлью, но они витали в воздухе, слышались в ее дрожавшем голосе, проглядывались в ее беспокойном взгляде, который то и дело обращался к молитвенному столику.
Наконец Амалии удалось сбежать к себе в спальню. Призвав звонком камеристку, она приказала приготовить ванну. Сняв платье для верховой езды, сложила его и убрала на верхнюю полку шкафа, не надеясь когда-либо надеть еще раз. По этой причине Амалия не стала чистить его от земли и грязи, въевшейся в плотный материал.
Устроившись на сиденье в ванной, она вскрикнула от удивления, обнаружив, что ванна напоминает перевернутую мужскую шляпу с тульей, наполненной водой, и широкими полями, не позволявшими брызгам попадать на пол. Амалия крутила в руках маленький кусочек розового мыла и не могла справиться с сонмом разных, порой противоречивых мыслей, которые одолевали ее. Спрашивается, как могла она позволить соблазнить себя и отдаться мужчине на берегу заводи среди бела дня, да еще так, чтобы ее увидел там Жюльен? Теперь муж и любовник вынуждены драться из-за нее на дуэли. С воспитанными молодыми, дамами такого не происходит. Почему же случилось с ней?
Амалия попыталась представить, что можно сделать, чтобы не допустить поединка, но ничего не придумала. Казалось, с самого начала в сговоре против нее были все: Мами, Жюльен и Роберт. Когда у нее возникли первые подозрения, Амалия пыталась поговорить с мужем откровенно, но… Если бы тогда Жюльен прекратил все это, не было бы теперь ни ссоры, ни дуэли, ни обморока Мами. Если бы он чаще оставался вечерами дома, вместо того чтобы оставлять ее Роберту, если бы сам осознал, сколь глубока была обида брата… Сколько этих «если бы»?
Слова, брошенные Жюльеном ей в лицо, причинили Амалии нестерпимую боль. Она их не заслужила, по крайней мере во все дни, предшествовавшие поездке в «Ивы». Однако за происшедшее там, на берегу реки, ей не было оправдания. Тут Жюльен был прав! И не надо ссылаться на интриги, потому что она сама допустила это и даже в какой-то мере спровоцировала. Амалия не могла убедить себя думать иначе. Но грубые, грязные слова, сказанные Жюльеном, не имели ничего общего с тем, что соединяло ее с Робертом.
Странно, но, обвиняя Роберта в содеянном, Амалия не презирала его, более того — где-то в глубине души была благодарна ему. Она затруднилась бы объяснить почему. Возможно, потому, что он был ласков и нежен с ней, думал прежде всего о ее удовольствии, а может, потому, что теперь она точно знала, сколь многого могла лишиться, будь он больше джентльменом.
Амалия обвинила Роберта в бесчестности в ту ночь, когда поймала его в ловушку в комнате Жюльена. Она видела, что нанесла ему весьма чувствительный удар. И несмотря на это, он постоянно защищал ее. Даже этот поединок с Жюльеном…
Нет! Она решила об этом больше не думать, сосредоточившись на делах домашних, — так быстрее пройдет время до дуэли. Впереди были вечер и целая ночь. Амалия закрыла глаза, мысленно перебирая неотложные дела: «Надо срочно почистить медную посуду, кончается запас масла для ламп, но есть жир и зола, из которых можно наделать свечей. К вечеру наверняка появятся визитеры, хотя теперь все так заняты приготовлениями к балу… Бал у Морнеев! — вспомнила вдруг Амалия. — Он назначен на сегодняшний вечер. Надо немедленно послать грума с запиской, что они не смогут приехать. Прятать беду под маской приличия — выше человеческих сил. Нет, не сейчас! Сидеть за столом, разговаривать, смеяться, танцевать, зная, что один из сопровождающих тебя мужчин будет ранен или даже убит, — слишком сильное испытание. Я не выдержу этого, да и Мами тоже», — решила Амалия, выходя из ванной.
Но она ошиблась. Когда в халате из тонкого прохладного батиста Амалия входила в комнату свекрови, чтобы получить одобрение на отказ от бала, та с помощью камеристки, которая доставала из шкафа бальные платья, выбирала, в чем поедет к Морнеям. Увидев Амалию, мадам Деклуе изобразила приветливую улыбку.
— Ты уже решила, cherie, что наденешь на бал? — спросила свекровь.
На какое-то мгновение Амалия подумала, что мадам не в себе.
— Я вспомнила о бале с минуту назад, — начала Амалия растерянно. — Разве мы в состоянии ехать?
— Мы не можем поступить иначе.
— Я думаю, нас смогут извинить…
— Чтобы потом все говорили: им было так стыдно, что они не решились показаться на людях?
Амалия подошла к Мами и села рядом.
— Никто не узнает, почему мы решили не приезжать.
— Ты слишком хорошо думаешь о нашем обществе, — сказала Мами, вздохнув. — Жюльену потребуются секунданты, Роберту — тоже, кроме того, нужен врач. Пять человек. Я бы изумилась, если бы кто-то из этих пяти не шепнул о случившемся жене, слуге или приятелю. На сей счет можешь не сомневаться: сегодня вечером все будут говорить только об одном.
— О, Мами! И это кроме того, что есть на самом деле?
— ?
Когда Амалия закончила, лицо Мами оставалось суровым.
— Сомнения кончились, — сказала она. — Все сплетничают и хихикают за спиной, прикрыв рот ладошкой. Ничего не поделаешь! Если мы не появимся сегодня вечером, все решат, что самое худшее из того, что они слышали, правда. Если же приедем и будем вести себя как обычно, начнутся новые сомнения.
— Но стоят ли они того? — спросила Амалия с мольбой в голосе. — Да и вы себя чувствуете не совсем хорошо.
— Все из-за моего глупого вмешательства, теперь-то я знаю. Хотела как лучше, а получилось…
— Возможно, по-своему вы и правы.
— Ты хочешь успокоить меня, но моя вина остается. Я подвела тебя, моя девочка. — Мами погладила руку невестки. — Но я постараюсь поправить дело. Обещаю! Прошу тебя лишь об одном: прости меня, если сможешь.
— Не говорите так, прошу вас, — начала Амалия, но Мами жестом остановила ее. Амалия не стала продолжать, только добавила: — Если я должна поехать на бал, мне лучше подготовиться.
— Конечно. И если будешь на кухне, попроси Марту принести в мою гостиную что-нибудь легкое перекусить.
Амалия согласно кивнула, направляясь к двери, но не успела взяться за ручку, как в нее постучали. Она открыла дверь и остановилась в недоумении. На пороге стоял Патрик Дай.
Надсмотрщик закрывал собой весь дверной проем. Он окинул Амалию наглым взглядом, особо задержавшись на округлостях груди, и его губы вытянулись трубочкой, словно он собирался удивленно свистнуть.
— Вы посылали за мной, мадам Деклуе? — обратился он к Мами.
— Да, месье. Проходите! — подтвердила она, но не произнесла больше ни слова, дока Амалия не закрыла за собой дверь.
Платье, в котором Амалия собиралась появиться на званом вечере, было сшито из серо-голубого шелка с синим отливом в складках. Его фасон был прост: основа — колокол гладкой юбки, над ним — зауженный книзу лиф и круглый воротник с отделкой. Руки и шея открыты. Блеклый цвет и скромный фасон платья соответствовали ее настроению.
Оно лежало на кровати, пока Амалия, сидя в капоте перед туалетным столиком, занималась своей прической. На этот раз она попросила Лали уложить волосы попроще, что соответствовало бы стилю платья; кроме того, у нее так разболелась голова, что более длительной процедуры Амалия просто не выдержала бы.
Служанка разделила волосы на три пряди: две маленькие по бокам и одну большую, которая тяжелым узлом легла на затылке. Маленькие пряди Лали закрутила в виде роз на висках. Затем достала заколку в форме листьев папортника из синего бархата и закрепила узел. Закончив, она подала хозяйке ручное зеркало. Амалия повернулась так, чтобы видеть себя сзади, сбоку, и осталась довольна.
— Очень красиво, как всегда, — улыбнулась она.
— Я стараюсь. — Девушка слегка зарделась от похвалы и, чтобы скрыть смущение, занялась шелковыми чулками хозяйки.
В эту минуту дверь в спальню мужа раздвинулась, и появился Жюльен в красном бархатном халате, отделанном черным шнуром. Он кисло усмехнулся, увидев удивление на лице жены и ее камеристки, потом сделал знак Лали, чтобы она ушла.
Амалия медленно встала, держась одной рукой за ворот, а другой запахивая непослушные полы капота.
Первое, что ей пришло в голову, — это то, чего так боялся Роберт. Жюльен решился требовать от Амалии исполнения супружеского долга. Неужели перспектива потерять ее придала ему силу и уверенность? Если судить по выражению лица, то этого можно было ожидать.
Когда за служанкой закрылась дверь, Жюльен повернулся к ней и довольно грубо сказал:
— Нечего на меня смотреть! Я не хотел тебя обидеть утром.
— Да-да, я знаю. — Амалия думала, чем бы отвлечь его внимание и перевести разговор на более безопасную тему. — Конечно, тебе было неприятно увидеть нас вдвоем…
— Это не оправдание моей грубости. Я сожалею о том, что сказал и сделал. Очень сожалею! Наброситься на тебя после всего случившегося — непростительно, особенно если учесть, что я все знал. Не понимаю, что на меня нашло? Я надеюсь только на твою снисходительность.
Жюльен говорил все это, не поднимая глаз от пола, словно рассматривал рисунок на ковре у ее ног. Так было, наверное, легче.
— Если ты видишь в случившемся неуважение к твоему положению в обществе или к твоему имени, которое ношу, ты ошибаешься, — произнесла она сдавленным голосом. — По своей воле я не сделаю ничего такого, что бы поставило все это под угрозу.
— О большем я и не прошу.
Воцарилась тягостная тишина. Нахмурившись, Жюльен засунул руки в карманы халата, продолжая рассматривать рисунок на ковре. Амалия проглотила комок, неожиданно подступивший к горлу. Бронзовые часы на камине ожили и отбили очередной час. Они оба разом взглянули на часы. Жюльен откашлялся, прежде чем сказать то, ради чего, собственно, пришел.
— Тебе, видимо, кажется странным, что муж позволил другому мужчине… посещать свою жену?
— Я? Да, конечно… так оно и было, но Роберт объяснил…
— Вот как?! Любопытно было бы узнать, что сказал мой разлюбезный кузен? — В голосе Жюльена зазвучали знакомые нотки. — Надеюсь, он сообщил, почему было так?
— Отчасти.
Он поднял на нее глаза, которые, сузившись до испытующих щелочек, встретились с ее немигающим взглядом. Через минуту Жюльен, как показалось Амалии, облегченно вздохнул.
— Тогда я должен поблагодарить его. Амалия сделала шаг к нему, но не настолько близко, чтобы прикоснуться.
— Если так, нельзя ли отменить эту бессмысленную дуэль? Ты был оскорбленной стороной, не мог ли бы ты…
— Нет! — прервал ее Жюльен. — Я могу смириться с тем, что сделала ты, но не Роберт… Он предал тех, кто ему доверял. Он знал обо всем с самого начала, и его вполне устраивала та роль, которую он готов был играть до бесконечности… если вовремя не остановить, конечно. Я не могу это оставить без последствий.
— Пожалуйста! Прошу тебя… Я сделаю все, что ты пожелаешь! — В голосе Амалии звучала мольба.
Кривая усмешка скользнула по губам Жюльена.
— Волнуешься за него… или за меня? Наверное, зря спрашиваю.
— За обоих! Что бы ни случилось, все — на моей совести.
Фраза эта сорвалась с ее губ случайно, но она была чистой правдой. Амалия дотронулась до его руки, в ее карих глазах застыла мольба.
Жюльен погладил щеку жены кончиками пальцев. Лицо его смягчилось.
— Какая же ты красивая! Идеал большинства мужчин: очаровательная, страстная, трудолюбивая и невероятно милая. Я мог бы соблазниться.
Амалия ждала, дыхание перехватило. Как сможет она выполнить то, что только что пообещала, как сможет после этого жить в согласии с собой? И все же она не отшатнулась, не отпрянула.
Его рука медленно вернулась в карман халата.
— Такая жена для меня — украшение дома, если не постели… Это все, о чем я прошу тебя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Украденные ночи - Блейк Дженнифер

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.

Ваши комментарии
к роману Украденные ночи - Блейк Дженнифер



Мне понравился роман, перечитывала несколько раз, зацепило.
Украденные ночи - Блейк ДженниферИрина
11.03.2013, 10.21





Хороший роман. Жаль что в аннотации немного раскрыта интрига
Украденные ночи - Блейк ДженниферАнна
12.03.2013, 0.50





Здесь очень интересно описываются эротические сцены.
Украденные ночи - Блейк ДженниферЕвгения
29.03.2013, 8.03





Отличный роман! Захватил с первой страницы. Такая интересная и необычная история любви... Хочу почитать остальные романы этого автора. 10/10
Украденные ночи - Блейк ДженниферЛюдмила Кл.
30.03.2013, 8.40





понравился
Украденные ночи - Блейк Дженниферatevs17
2.04.2013, 8.39





Какой-то сюжет дебильноват, как по мне...Спать с мужчиной, думая, что он твой муж, а на самом деле ето был его брат... Не знаю, мне кажеться с сюжетом автор явно перегнула палку.
Украденные ночи - Блейк ДженниферОля
2.04.2013, 8.42





Это моя любимая тема в романах.У Блейк хорошо получилось описать страсть,но в остальном смущает поведение героев.Главная героиня могла бы и по возмущаться немного за то что ее подложили под другого мужчину и еще же и обзываются!
Украденные ночи - Блейк ДженниферНюта
7.04.2013, 6.23





Много персонажей и нудных подробностей. Хотя герои неплохие.
Украденные ночи - Блейк ДженниферКэт
27.07.2013, 18.31





Читала лет 10 назад. Тогда очень понравился. Решила перечитать еще раз и не пожалела.
Украденные ночи - Блейк ДженниферКатя
6.08.2013, 21.05





хороший роман.8 баллов.
Украденные ночи - Блейк Дженниферчитатель)
9.05.2014, 21.35





Роман нормальный.Хотя,если ураган срывал крыши и разрушал стены,как могли люди сутки висеть на качелях?Их бы просто сдуло.
Украденные ночи - Блейк ДженниферДиана
13.05.2014, 1.06





Прекрасный роман, впечатлил!!! Еще мне очень нравится ее роман "дерзкие мечты". На мой взгляд это лучшие романы этого автора!
Украденные ночи - Блейк ДженниферЛисичка
13.10.2014, 19.48





Классный роман, очень понравился!!!
Украденные ночи - Блейк ДженниферНезнакомка
14.10.2014, 19.41





Мне очень понравилась эта необычная и красивая история любви!
Украденные ночи - Блейк ДженниферПросто читательница
23.10.2014, 19.52





Интересный роман! Читала с удовольствием!
Украденные ночи - Блейк ДженниферЛюблю романы
29.10.2014, 18.19





ужас...не рекомендую даже начинать читать...бред
Украденные ночи - Блейк ДженниферНИКА
29.10.2014, 22.11





Читаю этот роман, уже не первый раз. Мне очень нравится.
Украденные ночи - Блейк ДженниферЛ.
1.11.2014, 12.47





ИНТЕРЕСНО, КРАСИВО И ЧУВСТВЕННО!
Украденные ночи - Блейк ДженниферВ.
4.11.2014, 13.38





Этот роман, я читала под названием ПОЛНОЧНЫЙ ВАЛЬС...
Украденные ночи - Блейк ДженниферМилена
11.12.2014, 23.28





Не в восторге, но вечер скоротать можно.
Украденные ночи - Блейк ДженниферЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
4.08.2015, 20.16





Сюжет хоть и бредовый ,но написан роман добротно ,характер героев хорошо описан ,и не смотря на неправдопожобность сюжета героям веришь и сочувствуешь. Неожиданно.
Украденные ночи - Блейк ДженниферПривет
9.02.2016, 17.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100