Читать онлайн Роковой шторм, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковой шторм - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковой шторм - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковой шторм - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Роковой шторм

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Леди Георгина Бакстер Кэткарт была удивительно маленького роста, значительно ниже Джулии, хрупкая, с орлиным профилем и с крашенными хной волосами, уложенными в незатейливую прическу. Ее глаза казались не столь голубыми, как у Реда, но форма рта была такая же. Одетая в модный костюм из тафты, отделанный шелком, и шляпку с лентами и перьями, она выглядела моложе своих пятидесяти с лишним, даже при наличии сетки морщинок, разбегавшихся вокруг глаз. Несмотря на ее столь резкое вторжение и вольное поведение, Джулия подумала, что она все же не настолько уверена в себе, как казалось. Когда она повернулась к сыну, ее глаза мгновенно вспыхнули, а руки чересчур сильно сжали кружевной веер и серебряную коробочку для визитных карточек.
Нужно было что-то делать. Не могли же они продолжать стоять молча. Джулия заставила себя кивнуть Мастерсу, который сразу же вышел, закрыв за собою дверь.
— Не желаете ли присесть, леди Кэткарт, — предложила она.
Мать Реда взглянула на глубокое кресло перед камином.
— Нет, благодарю вас. Я предпочитаю стоять. В любом случае я не пробуду здесь долго — Кэткарт ждет меня внизу.
— Ах да, Кэткарт, ваш новый муж, — заговорил наконец Ред. — Разрешите поздравить. — Он так холодно посмотрел на нее, что Джулия удивилась спокойствию этой женщины.
— Благодарю, — ответила леди Кэткарт. — Он мой новый муж, но старый друг. Не следует забывать об этом.
— На этот счет можете не беспокоиться, — заверил ее Ред.
Джулия чувствовала себя весьма неловко и быстрым движением откинула волосы за спину. Ее смущали босые ноги и измятое платье, в любом другом случае она чувствовала бы себя свободнее.
— Возможно, вам лучше побыть наедине? — предложила она. — Я могу выйти.
— Нет, — сказал Ред, удерживая ее за руку. Его мать покачала головой.
— В этом нет необходимости. Как я уже сказала, я ненадолго. Просто я слышала об этом случае с выстрелами и хотела убедиться, что с моим сыном все в порядке. Несмотря ни на что, у меня все еще остались материнские чувства.
— Со мной все в порядке, — лаконично отозвался Ред.
— Я также пришла просить об одной любезности. Крайне неприятно, когда за спиной болтают, будто мы с сыном стали чужими, так как он считает меня виновной в смерти своего отца.
Ред сжал ладонь Джулии.
— Продолжайте, — сказал он, играя ее нежными пальцами.
— Я подумала, что если вы чувствуете себя достаточно хорошо для выездов в свет, не могли бы вы быть немного, — как бы это выразиться, — внимательнее? Еще есть время развеять слухи до вашего отплытия.
— Отплытия? — Ред сделал вид, что не понимает, о чем идет речь.
— Не стоит притворяться, — с упреком сказала ему мать. — Если вы помните, у меня есть источник информации в Службе иностранных дел, который весьма надежен. То, что я стала леди Кэткарт, ничего не изменило. До меня дошли еще кое-какие любопытные слухи о вашей деятельности, дорогой Ред. Следует ли мне углубиться в подробности?
— Думаю, это ни к чему, — медленно сказал Ред. Улыбнувшись одними уголками рта, она взглянула на Джулию.
— Я тоже так думаю.
Джулия, нахмурившись, разглядывала посетительницу. Известно ли ей о связи Реда с бонапартистами? Если да, то она во всяком случае не догадывалась об участии Джулии, иначе бы не стала намекать на то, что Ред, по ее мнению, должен был скрывать от жены.
— Кто еще располагает этой информацией? — осведомился Ред.
— Никто, кроме человека, сообщившего ее. Но он абсолютно надежен.
Ред отпустил руку Джулии и сел.
— Вы уверены?
Перед взором Джулии вновь предстал капитан «Си Джейд» — сохранивший на лице любезность, сквозь которую проступали цинизм и твердая самоуверенность.
— Уверена, — ответила она, улыбнувшись уголками рта. — В данных обстоятельствах, надеюсь, вам понятны мои чувства и необходимость оказать мне некоторые знаки внимания?
— Вполне, — мрачно ответил Ред. — Чего именно вы от меня хотите?
— Всего лишь появиться со мной на людях и поприсутствовать на маленьком приеме, который я устрою в честь вас и вашей молодой жены. Согласитесь, я не так уж много хочу.
— Впервые слышу, чтобы вы искали чьего-то одобрения.
Женщина выпрямилась.
— Я и не делаю этого. Так что же, вы уступите моим желаниям?
— У меня нет выбора, — сказал Ред с насмешливым полупоклоном.
— Такова была цель моего визита, — ответила она, не моргнув глазом. — Тогда будем считать, что все улажено. Я вас больше не задержу. Позвольте мне лишь сказать, что я счастлива видеть вас в добром здравии, сын мой, а также рада наконец познакомиться с очаровательной молодой леди, вашей женой. Теперь я вас оставлю.
В последних словах явственно сквозил оттенок иронии. Джулия, встретившись с ее бледно-голубыми глазами, вздернула подбородок. Женщина слабо улыбнулась, в ее глазах мелькнуло что-то похожее на сожаление.
— Не стоит беспокоить Мастерса. Я сама спущусь вниз.
Когда дверь за ней закрылась, Джулия облегченно вздохнула. Она знавала немало женщин, но с такой самоуверенной и властной встречалась впервые.
— Как вы думаете, что ей известно? — спросила она.
— Вот это, — сказал Ред, глядя на дверь сузившимися глазами, — главный вопрос.
— Неужели она способна выдать вас властям?
Он бросил на Джулию быстрый взгляд.
— Без малейших колебаний.
— Но вы же ее сын!
— К сожалению, — мрачно ответил он.
Похоже, Ред был прав. Женщина, способная угрожать сыну разоблачением, влекущим за собой тюрьму, а возможно, и смерть, могла без колебаний послать на гибель своего мужа. Но насколько легче предать нелюбимого партнера по брачному союзу, чем собственного сына! У этой женщины нет сердца и никаких материнских чувств, если она способна на такое… И все-таки она явно пожалела ее. Почему?
— Не стоит так расстраиваться, — сказал Ред. — «Давид» отплывает через неделю. Всего несколько дней, и все закончится. Ничего страшного, если мы исполним ее желание.
— Надеюсь, — согласилась Джулия. — Но где уверенность в том, что она будет молчать, если мы выполним свою часть договора?
— Как ни странно, этому можно поверить. У моей матери нет определенных политических убеждений. Она постоянно верна лишь самой себе.
Голос прозвучал ровно, словно слова перестали ранить его. И все-таки Джулия обронила:
— Жаль.
— Чего? — лениво спросил он, поглаживая ее запястье.
— Жаль, что ваша мать именно такая, и раньше я сомневалась в ваших словах.
— Повернитесь, — приказал он, дергая ее за руку. Рука Реда обвилась вокруг талии и рывком усадила ее на постель. Джулия, в первый момент подумавшая, что он хочет застегнуть пуговицы на платье, через секунду поняла свою ошибку.
— Что вы делаете? — спросила она, чувствуя, что спина вновь обнажена. Она попыталась встать.
— Я подумал, вы захотите доказать, как сильно вы раскаиваетесь, — произнес он, лаская губами ее голое плечо.
Джулия дернулась, точно ее ужалили.
— Непонятно, откуда у вас такие мысли.
— Не понимаете? — пробормотал он, легонько покусывая ее и все крепче прижимая к себе.
Джулия, пытаясь вырваться, ухватилась за стол, но он вернул се.
— Это все, о чем вы думаете? — спросила она с иронией.
— С недавних пор, — признался Ред.
— Скоро стемнеет, — выдохнула Джулия.
— Да, — произнес он с усмешкой. — Этого-то я и дожидаюсь. — Он просунул руку под корсаж, развязывая ленты ее сорочки.
— Ред…
— Да, любимая?
Она глубоко вздохнула, на сей раз этим ограничивая свое сопротивление. Он прижал ее к себе и недвусмысленно откинул покрывало.
Джулия, уже смирившись, бросила взгляд на простыни и застыла при виде красновато-бурого пятна на смятой поверхности. Гнев и отвращение волной нахлынули на нее. Оттолкнув Реда, она рывком вскочила на ноги.
— Вы лгали мне, — прошептала она.
Расстегнутое платье сползло на пол. Яростным движением она отбросила его прочь. Черная сорочка с низким вырезом едва прикрывала ее грудь, подчеркивая белизну кожи. Ред сглотнул, пытаясь отвести взгляд.
— Насчет чего? — хрипло спросил он.
— Вы говорили, что провели со мной ночь на борту «Си Джсйд» перед нашей свадьбой.
— Верно, — он нахмурился.
— Вы не могли этого сделать!
— Еще как мог!
— Тогда как объяснить… — Джулия махнула рукой в сторону постели.
— Я же не утверждал, что занимался с вами любовью, — ответил он, быстро взглянув в указанном направлении.
— Нет? — усомнилась она. — Но тогда вы хорошенько постарались, чтобы я так думала!
— Если мне не изменяет память, я сказал лишь то, что вы пригласили меня провести ночь в своей каюте и утром согласились выйти за меня.
— Я проснулась нагая…
— Верно, но если постараетесь, вы вспомните, что в ту туманную ночь пошел дождь. Вы промокли, неужели я мог допустить, чтобы вы получили воспаление легких? Вы продрогли и не хотели оставаться одна. Разве я мог бросить вас в темноте?
Хотя это прозвучало очень убедительно, она все равно не верила ему.
— Вы отрицаете, что умышленно заставили меня подумать, будто я позволила — даже пригласила вас… — Пристальный взгляд Реда заставил ее замолчать.
— Да? — спросил он. — Продолжайте.
— Вы знаете, что я хочу сказать! — гневно воскликнула Джулия.
— Да. — На губах его играла легкая улыбка. — Почему вы приписываете мне такой поступок?
— Я думаю, этим вы хотели заставить меня согласиться на нашу поспешную свадьбу, а вовсе не для того, чтобы поднять шум перед слугами или даже дядей с тетей.
— Вы близки к истине. В своей самонадеянности я полагал, что вы скорее решитесь на то, что произошло между нами ночью, чем вернетесь в гостиницу к грубому Марселю.
Румянец, вспыхнувший на ее щеках, свидетельствовал об успехе этого внезапного вывода. Несмотря на это, Джулия тряхнула головой и подбоченилась.
— Уж не думаете ли вы, что я благодарна вам за столь подлый, низкий трюк? За то, что вы воспользовались моей слабостью и несчастьем, чтобы одурачить меня?
Прежде чем она успела опомниться, Ред соскочил с постели, обнял ее за талию и притянул к себе.
— Нет, нет, дорогая Джулия. В последнюю очередь я жду от вас благодарности. Утром в день венчания я видел ваше красивое исцарапанное лицо и затравленный взгляд. Я чувствовал, что вы ускользнете от меня, не в силах вынести моего прикосновения, тем более близости. Но вчера все изменилось. Все происшедшее изгладилось из вашей памяти и вы, как дитя, нежное, доверчивое, прекрасное, искали у меня защиты. Я держал вас в объятиях, сходя с ума от одной только мысли, что вы можете никогда в них не вернуться. Я дал вам время забыть об уродливой стороне мужского желания. Разве этого недостаточно? Я считал, что, отдавшись мне однажды, вы будете не прочь это повторить.
Она оставалась напряженной, стараясь, насколько возможно, не обращать внимания на сильное мускулистое тело, прижатое к ней, и на отчаянную мольбу в его глазах.
— Тем не менее все это делалось исключительно ради вашего собственного будущего удовольствия, — проговорила она, не разжимая губ.
— И вашего тоже, — сказал он тихо, наклоняя голову и ища ее губы, пробуя их, дразня обещанием чувственного наслаждения.
Джулия смешалась. Подсознание твердило ей, что она — лишь орудие, используемое в каких-то низменных целях а на самом деле она желала поверить Реду, смириться, насладиться теплом его поцелуев. Когда он вновь стал ласкать ее, она почувствовала, что сдается. Резким движением Джулия высвободилась.
— Вы, должно быть, считаете меня простушкой, которую ничего не стоит одурачить, — сказала она, вытирая губы. — Думаете, я позволю вам прикасаться к себе, зная, что вы сделали? Вы настоящее животное! Вам бы только насытить свою плоть!
— Вполне возможно, — протянул он, подкрадываясь к ней в своей великолепной звериной наготе.
Джулия отступила в сторону, расширив глаза. Несколько быстрых движений — и между ними кресло с высокой спинкой. Отброшенное Родом, оно покатилось по натертому полу. Джулия метнулась в сторону, едва увернувшись от него, и бросилась в гостиную. На одном из столов стоял шахматный прибор из инкрустированного камня, присланный Тадеусу Бакстеру с Востока. Джулия одним движением сгребла со стола фигуры и прижала к себе. Когда Ред появился в дверях, она бросила ферзя, целясь ему в голову, и быстро отступила за диван. Он инстинктивно поймал первую фигуру и увернулся от второй, но слон ударил его по плечу, а пешка угодила в скулу. Последовавший за этим целый град шахматных фигур он встретил с проклятьем. Джулия, вскрикнув, уклонилась от лобовой атаки и ускользнула бы от него, если бы он не ухватился за шелк ее сорочки, а секундой позже — за концы волос. Одним движением Ред намотал длинные пряди на руку и заставил ее приблизиться. Затем, коротким рывком освободив волосы, он обнял ее. Рука Джулии скользнула змеей, пытаясь расцарапать ему лицо, но в дюйме от цели он перехватил и выкрутил ее за спину. Другая ее рука оказалась зажатой между ними. Она закрыла глаза, подавляя слезы отчаяния и бессилия. Ред обнял ее крепче.
— Джулия, — голос его звучал тихо и настойчиво, — неужели я такое чудовище? Посмотрите на меня. Я обидел вас?
Она молча бросила на него взгляд, полный презрения.
— Конечно, я мог испортить вас нежным обращением и чрезмерным уважением ваших чувств. Тогда не попробовать ли нам иначе?
Он потянул ее за волосы, заставляя голову откинуться назад, и впился в ее губы, требуя ответа. Язык жадно исследовал ее рот, предвкушая последующее вторжение. Ее вздымающаяся грудь ощутила грудь Реда, а бедра — его бедра.
Он рассчитывал, что она безропотно покорится и примет выбранное им наказание? Ни за что! Она будет бороться до последнего. Он слишком самоуверен, чересчур привык управлять всем происходящим. Пусть же отныне следит за собой. Раз уж он не намерен уступать, то она — тем более.
Однако постепенно сопротивление угасало и вместо этого она все более откровенно стала отвечать на его поцелуи. Подчиняясь его ласкам, тело стало податливым. Как бы пробуя новое ощущение, Джулия раздвинула бедра, заставляя шелковую ткань между ними скользить и перекатываться. У него перехватило дыхание, и это было лучшей наградой.
Ред заглянул ей в глаза, чуть отодвинувшись. Затем они столкнулись, словно два дуэлянта, выискивая сильные и слабые стороны противника. Он прижал ее к своим бедрам, а она гладила упругие мышцы его спины и шеи. Их губы и тела слились. Джулия почувствовала прилив жгучего волнения, все более распалявшего ее. Она тихонько застонала и слегка впилась ногтями в его крепкую шею. Ред медленно стянул с ее плеч рукава сорочки. Джулия сбросила одежду, и он страстными поцелуями покрыл ее шею и грудь.
Затем Ред стремительно поднял Джулию, и спустя мгновение она почувствовала спиной холодный шелк обивки стоявшего сзади дивана. Целуя и лаская ее, он оказался рядом на коленях. Горячая волна желания подхватила ее. Она сама направила Реда, когда он склонился над ней, предвкушая проникновение. Джулия закрыла глаза, задержав дыхание. Почувствовав его, она подалась вверх, стараясь не потерять его, одновременно обессилев от переполнявшей ее радости. Она чувствовала напряжение его мускулов, дыхание Реда эхом отдавалось в ее ушах. Эта радостная схватка безумств, битва вожделения столкнула их — врагов, противников — и захватила неистовством борьбы. Джулия задыхалась, вертела головой из стороны в сторону; плохо соображала, испытывая лишь чувственный восторг, не правдоподобный, безграничный экстаз, настолько острый, что конвульсии волнами сотрясали ее тело. Безумное желание обвить мужчину, чья тяжесть сдавливала ее, и привязать его к себе крепкими узами страсти вспыхивало в ней снова и снова.
Ошеломленная, переполненная чувствами, Джулия не заметила, когда Ред оставил ее. Теперь он стоял на коленях подле узкого дивана, поглаживая ее золотистые волосы, ниспадающие на пол.
— Боже мой, — выдохнул он, склоняясь, чтобы поцеловать ее трепещущие веки и нежные лепестки губ.
Джулия медленно открыла глаза и надолго погрузилась в глубокую незамутненную синеву его взора. Затем, слабо тряхнув головой, села. Не сознавая своей наготы, словно языческая богиня, она поднялась и вышла, оставив Реда на коленях перед диваном.
Кто-то легонько постучал в дверь гостиной. Джулия. оторвалась от книги.
— Войдите!
Тетя Люсинда вошла в комнату, закрыв за собой дверь.
— Готовы, моя дорогая? — спросила она. — Да, вижу, что готовы, иначе бы не читали. Вы удивительно спокойны, а я всегда волнуюсь перед предстоящим путешествием.
— Я тоже, — Джулия улыбкой пригласила ее сесть. — Но сейчас я слишком устала.
— Не сомневаюсь. Ездить с визитами к матери Реда, упаковывать свои и его вещи — все это на ваших плечах. Есть от чего устать!
Сочувствие тетушки было бальзамом, пролитым на израненную душу Джулии.
— На корабле у меня будет достаточно времени для отдыха. Я, возможно, даже буду страдать от безделья. Позвольте мне еще раз поблагодарить вас за книги, которые вы нам подобрали. Как вы уже, верно, заметили, я их с удовольствием читаю.
Тетушка Люсинда погладила Джулию по руке.
— Я рада и в то же время очень сожалею о вашем отъезде. Было очень приятно находиться в вашем обществе. Мы с Тадеусом уверены, что лучшей жены Ред выбрать не мог. Нам будет очень недоставать вас обоих.
Тронутая до глубины души, Джулия поблагодарила тетушку от себя и Реда.
— Есть еще одна причина, по которой мне хотелось бы отсрочить ваш отъезд, — продолжала тетушка Люсинда. — Я беспокоюсь о Реде. Мне кажется, он еще не совсем пришел в себя после ранения. Он никогда не был таким возбужденным и темпераментным. И этот синяк на скуле… Я так и не поняла, откуда он взялся. Не хочу показаться назойливой, но, видимо, он встал слишком рано и упал. Он так неохотно говорит об этом.
Да, шахматная фигура, точно попавшая в цель, доставила Реду массу неудобств. Огромный синяк расплылся, захватив даже глаз.
— По-моему, не стоит волноваться. Уверяю вас, он вполне поправился. Правда, иногда его мучают головные боли, и на голове остался шрам, но он вполне окреп.
Тетушка Люсинда вздохнула.
— Было бы глупо не верить вам, но на душе у меня кошки скребут. Уверяю вас, он никогда не выглядел таким отрешенным. Конечно, Ред всегда серьезен, но все же раньше не казалось, будто бы он несет на плечах всю Вселенную.
— Теперь он женатый человек, — тихо сказала Джулия.
— О, бог мой! Не думаю, что это взаимосвязано. Он самый нежный и заботливый муж. Я помню, какими были мы с Тадеусом много лет назад. Нет, скорее за этим что-то кроется, возможно, неприятности, связанные с «Си Джейд».
— Может быть, — произнесла Джулия безразлично. Хотя дурное настроение Реда имело под собой веские причины, она не могла обсуждать их с тетушкой. Причины эти были многочисленны и разнообразны: ответственность за готовящуюся экспедицию, раздражение от необходимости потакать желаниям матери из страха разоблачения, точный расчет момента встречи «Си Джейд» и «Давида» в Рио-де-Жанейро и, Наконец, их отношения. Да еще головная боль и осознание невосполнимости упущенного из-за ранения времени. Понятно, что все это сильно беспокоило Торпа.
— Не стану ничего больше говорить. Он взрослый мужчина и знает свои возможности, а я глупая старуха, и мне следует заниматься своими делами. Только, прошу вас, присматривайте за ним. Вы как никто другой можете уговорить его позаботиться о себе.
— Разумеется, — пообещала Джулия, главным образом потакая встревоженному материнскому инстинкту тетушки Люсинды.
— Ой! В самом деле, глупая старуха! — воскликнула тетушка. — Ведь мне нужно было сказать, что сундуки готовы и их принесут через минуту. Ред сейчас с дядей, но обещал отправиться на «Давида», как только багаж снесут вниз.
Едва она произнесла эти слова, как в коридоре послышался шум. Быстро обняв Джулию и сказав, что они еще увидятся внизу, тетушка Люсинда вышла из комнаты. Джулию тут же окружили горничные, лакеи, носильщики. Подав знак Мастерсу, стоявшему в дверях, она проследила за тем, чтобы все сундуки и ящики перенесли поближе к экипажу. После этого, пройдя в туалетную комнату, Джулия облачилась в дорожный костюм из французского шелка, достаточно красивый сам по себе, однако, как она вынуждена была признать, суровость его траурной окраски не слишком гармонировала с ее бледностью. Слегка пожав плечами, она надела шляпку из серой и черной соломки, отороченную черной лентой, дотронулась до золотой пчелы на, шее, взяла перчатки и ридикюль и вышла.
Убедившись, что ничего не забыто, размеренным шагом Джулия миновала двух лакеев, сносивших вниз по лестнице последний ящик, и вошла в гостиную. Там никого не оказалось. Ред, видимо, все еще разговаривал со своим дядюшкой, и Джулии не хотелось мешать их прощанию. Лучше всего подождать в прихожей.
Окна помещения выходили на чудесный розовый садик, предмет особой гордости тетушки Люсинды. За эти недели английская весна заметно повернула на лето. Пушистые зеленые бутоны кустов раскрылись, явив миру нежные розовые и белые лепестки. Их аромат проникал в дом через открытые окна, Джулия с наслаждением вдыхала его, переходя от окна к окну и высматривая тетушку Люсинду. А, вот и она на ступеньках внизу рядом со старым садовником, обсуждает, судя по всему, как бороться с сорняками, заполонившими бордюр из ирисов и красных гвоздик.
Милая тетя Люсинда, подумала Джулия. Воспитанность и благородство помешали ей вмешаться в отношения племянника и его молодой жены, хотя у нее хватило интуиции, чтобы заметить, что они весьма необычны. Жаль, что нельзя довериться ей и спросить совета! Тайна их миссии, истинная причина несчастья и вероятная реакция Реда сдерживали Джулию. К тому же довольно жестоко лишать пожилую женщину милых ее сердцу иллюзий. У тети Люсинды, разумеется, не было нужного опыта, обладая которым, она могла бы судить о странных узах, связывавших Реда с его женой. Джулия и сама с трудом понимала их. Она больше не гневалась на Реда за его якобы обман и бессознательно старалась избавиться от вспышек ярости, осознав их гибельный характер и не желая повторения подобного.
Когда Ред снова сделал шаг к сближению, она укрылась за личиной холодной сдержанности, отвечая ему по обязанности. Разумеется, Ред это чувствовал. Он продолжал пользоваться правами супруга, пытаясь растопить ее пассивность нежными словами и ласками, заставлявшими ее кусать губы, чтобы не расплакаться. Иногда он приподнимался на локте и смотрел на нее с выражением крайней беззащитности, почти сметавшей выстроенную ею оборону. Тогда она отворачивалась или лежала с закрытыми глазами, пока он не уходил. Раз или два она почувствовала его ярость, но Ред всегда держался в рамках. Он просто отодвигался в дальний конец кровати и, повернувшись спиной, лежал так целыми часами. В середине ночи, уже в полусне, он грубо притягивал ее к себе, прежде чем уснуть окончательно.
Джулия так глубоко задумалась, что не услышала, звука открывающейся двери. До нее долетел обрывок разговора:
— Мне очень жаль, мой мальчик, — говорил дядюшка, — что отношения между тобой и Джулией сложились именно так. Обязанность — ревнивая хозяйка и редко приносит счастье тем, кто ей служит.
Увидев Джулию, Ред сделал резкий жест, заставивший замолчать Тадеуса Бакстера. Она повернулась и, притворившись, что ничего не поняла, приветливо улыбаясь, подошла к ним.
— Ну наконец-то! Сундуки погрузили, и я уже подумала, что мне придется силой извлекать вас из библиотеки. Пойдем, иначе корабль отправится без нас.
— Вряд ли, — помпезно провозгласил дядюшка Тадеус. — Капитан не снимется с якоря, пока моего племянника не будет на борту. Он знает, что в противном случае останется без корабля. Однако не стоит ссориться с человеком, который будет в течение двух месяцев хозяином вашего стола.
Тетушка Люсинда уже спешила к ним из сада, чтобы попрощаться. Они с Джулией обнялись, обещая писать друг другу длинные письма, в то время как Ред с дядюшкой ограничились сердечными рукопожатиями.
Ред» вывел из дома Джулию, придерживая ее за плечи. Подвода, груженная их вещами, тащилась по дороге. Они сели в экипаж, помахав на прощание пожилой чете, и отправились вслед за подводой.
«Давид», трехмачтовый фрегат, предназначался для торговли, но был вооружен двадцатью четырьмя пушками. Судно имело 148 футов в длину и могло принять на борт двадцать четыре пассажира и две сотни тонн груза. Обычно оно совершало рейсы в Китай, доставляя туда железо и сталь, шерстяную ткань, шотландское виски, испанское вино и множество других товаров, и возвращалось, груженное чаем, пряностями, опиумом, слоновой костью, шелком и муслином. «Давид» бороздил моря, презирая погоду, морских пиратов и морских богов. Джулия невольно задумалась, что самый ценный «груз» был доверен ей. Ей предстояло везти Наполеона Бонапарта.
Марселя де Груа она не встретила среди пассажиров судна, не появлялся он и с Гурго в числе провожавших. Джулия восприняла эту новость с облегчением, надеясь, что он наконец потерял вкус к этому приключению. Удалось выяснить, что он жив, к нему вызывали врача, а затем увезли куда-то в каком-то странном экипаже. И это все. Да и у Реда, не желавшего копаться в истинных причинах своего интереса к местонахождению как де Груа, так и Гурго, не было иного выбора, чем позволить делам идти своим ходом.
Дни в море тянулись монотонно, один солнечный день сменял другой. Джулия спала, читала, сидела на палубе, глядя на бесконечный океан. Она мало общалась с остальными пассажирами, хотя иногда какая-нибудь дама пыталась заговорить с ней. Время от времени она играла в карты с мсье Робо, однако последний неохотно и не слишком часто покидал свою каюту, ссылаясь на постоянную морскую болезнь и общее недомогание. В любом случае не стоило привлекать излишнего внимания к его персоне. Усы и борода Робо делали его абсолютно непохожим на императора, но кто-нибудь на борту мог запомнить и отметить его внешность.
Однажды, когда Реда пригласили к капитану, Джулия прогуливалась по палубе с пожилым французом. Свежий попутный ветер разметал ее волосы и плотно обвил юбки вокруг ног. Несколько матросов глазели на нее, привлеченные этим зрелищем. Джулия, поглощенная беседой с Робо, ничего не замечала. Скромный человек, казалось, получал такое удовольствие от их прогулки, что она почувствовала угрызения совести. Ведь Джулия являлась частью плана, который в случае успеха мог навсегда помешать ему наслаждаться морским ветром.
— Чем вы займетесь, мсье, когда окажетесь на острове Святой Елены? — тихо спросила она.
По лицу собеседника скользнула улыбка.
— Часть времени займет исполнение роли императора. Это должно быть невероятно: принимать почести, адресованные такой высокопоставленной особе.
— Да, наверное, — откликнулась Джулия.
— И это еще не все, — размышлял вслух Робо. — Время пройдет в наслаждении пищей, вином и комфортом в придачу. Правда, в Лонгвуде рассказывали странные истории о крысах, мышах, тараканах и блохах, но для крестьянина все это не так ужасно, уверяю вас. Ощущение того, что я служу императору и отчизне, придаст мне сил. Наконец, утонченные мужчины и женщины, такие, как граф и графиня Бертран, чета де Монфолон, станут развлекать меня. Можно будет пользоваться услугами лакеев, чтобы придавать мне представительный вид, но, если мне надоест, я смогу побыть самим собой. Можно ведь позволить себе чуточку французского юмора на английский счет: заняться, к примеру, фермерством и развести сад. Это удивит английское командование, не так ли?
— Без сомнения, — ответила Джулия, улыбаясь при мысли о Наполеоне, копающемся в земле холеными белыми руками.
— Вы не боитесь, что вам станет скучно?
Он покачал головой.
— Я надеюсь, что Наполеон получит трон раньше, чем дело дойдет до этого. В любом случае, разрешите мне напомнить, мадам, через год, самое большее через два, я умру и меня похоронят.
— Тем не менее вы удовлетворены? — настаивала она.
— Да, разумеется. Моя жизнь посвящена императору, и я счастлив, что в свои последние дни могу быть ему полезен. Знаете ли вы, мадам, что симптомы моей болезни сходны с признаками болезни отца Наполеона, умершего от рака желудка? Я не жалуюсь, но, похоже, это перст судьбы. Если я умру раньше, чем император придет к власти, никто не удивится, что я скончался от наследственной болезни Бонапартов. Понимаю, что император тщательно обдумал все, перед тем как выбрать двойника, но, похоже, это воля Всевышнего, не правда ли?
Безусловно, это был странный взгляд на ситуацию. Джулия с трудом улыбнулась ему сквозь слезы, навернувшиеся на глаза.
Отсутствие Реда начинало ее беспокоить. Он редко оставлял Джулию в одиночестве, находясь с ней бок о бок днем и ночью. Если она сидела с книгой на палубе, он находился поблизости. Если она хотела пройтись, его рука поддерживала ее. Если днем они спускались в каюту подремать, это было равносильно приглашению заняться любовью. Они часами лежали на койке, покачиваясь вместе с кораблем — вверх-вниз, вверх-вниз, словно в гигантской люльке.
Джулия была бы польщена постоянным вниманием Реда, если бы она не отдавала себе отчета в мотивах его поведения. Временами она подозревала, что он старается изолировать ее из опасения, что, увлекшись беседой, она может случайно выдать цель их поездки. Он ни разу не намекнул на такую возможность, но Джулия не могла забыть, как недвусмысленно он сделал это раньше. Другой возможной причиной его повышенного внимания могло быть его непривычное положение на борту в качестве пассажира. Лишенный возможности подниматься на верхнюю палубу и командовать кораблем, он старался иначе расходовать избыток энергии. Отведя Джулию в сторону, он пытался объяснять ей ошибки капитана фрегата. Ему ничего не стоило поднять ее с постели при первых лучах солнца и вывести на палубу, чтобы понаблюдать за погодой; он нередко поднимался наверх и перед самым сном.
На Канарских островах они пополнили запасы пресной воды и продовольствия. Пассажирам разрешили сойти на берег прогуляться в тропиках, а также выпить бледного Канарского вина, но предупредили, чтобы те не уходили за пределы порта. Через сорок восемь часов они снова были в море, двигаясь с попутным ветром к Святой Елене.
Неожиданно показавшийся в море парус был не первым и не последним, попавшим в их поле зрения, однако вызвал сильную тревогу у команды и неподдельный ужас у пассажиров. Ред определил быстро приближавшийся корабль — турецкую фелюгу. У нее было по двадцать весел с каждой стороны и красные четырехугольные паруса, прикрепленные к двойным мачтам. На бортах, у самого носа корабля, нарисованный огромный глаз, казалось, угрожающе смотрел на них, в то время как корабль проплывал мимо, вне пределов досягаемости их орудий.
— Это флот алжирского дея, — сказал кто-то.
— Проклятые пираты! — с ненавистью воскликнул другой голос.
— Можете не сомневаться, на веслах — рабы-христиане с отметинами бича на ребрах.
— А вдруг они нападут? — испуганно спросила одна из женщин.
— Испугаются наших пушек, — ответил Ред. — Если бы мы были вооружены хуже их, тогда все могло быть иначе.
Вперед выступил человек в сутане священника.
— Мы должны вызволить эти бедные души из рабства, если у нас есть возможность.
— Но мы не военное судно. Разве мы вправе подвергать опасности жизни наших детей и женщин? — возразил кто-то.
— Это противоречит нашей вере, — настаивал священник. — Пора прекратить порочную практику использования людей в качестве подневольных животных.
— Им сильно не повезло, но чем я могу быть им полезен? — ответил Торп, взяв жену под руку.
Ред, стоя рядом с Джулией, молча следил глазами за фелюгой, пока она не скрылась за горизонтом.
Они бросили якорь в джеймстаунской гавани на острове Святой Елены 18 августа 1818 года, спустя шестьдесят семь дней после того, как покинули берега Англии.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роковой шторм - Блейк Дженнифер



интересная книга только жаль нет в продажи
Роковой шторм - Блейк Дженниферольга
27.03.2011, 8.20





Отзывов по роману мало, что значит его мало читают. А роман бесподобный и захватывающий. Здесь и любовь и приключения так тесно переплетены, что невозможно оторваться. Главные герои достойны друг друга. Советую к прочтению.
Роковой шторм - Блейк ДженниферВ.З.,66л.
4.02.2014, 9.27





Ну не бред ли! Бездарная компиляция, надергали и из " Анжелики" и откуда только можно. Гюльнара, свет моих очей, блин!
Роковой шторм - Блейк ДженниферЕлена
4.02.2014, 16.31





Роман оставил неоднозначное впечатление. Немного напрягло, что героиня уж настолько неземной красоты, что прям ну все мужчины ее хотят - от матросов, до шейхов, а герою ее вечно из-за этого приходится выручать. И, на мой взгляд, не стоило соединять в одном романе 2 разные истории, 2 разных сюжета, а то получилась сборная солянка - вроде и про Наполеона, и про Восток. Это не очень понравилось. А уж конец и вовсе не впечатлил, какой-то он скомканный, невыразительный. С натяжкой 8/10, но перечитывать не стала бы.
Роковой шторм - Блейк ДженниферЯя
25.03.2014, 13.32





Нормально,читать можно.7.
Роковой шторм - Блейк ДженниферДиана
18.05.2014, 10.56





Мне понравилось, особенно вторая часть, люблю романы про восток.
Роковой шторм - Блейк ДженниферМилена
9.12.2014, 18.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100