Читать онлайн Роковой шторм, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковой шторм - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковой шторм - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковой шторм - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Роковой шторм

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Было жарко и душно. Тонкая дымка повисла над островом, точно пар. Она окутала «Давида», заглушая крики морских птиц и покрывая пленкой мебель в каютах. Стоя у открытого люка, Джулия ощущала капельки влаги на лице. Эта завеса делала расплывчатыми очертания острова, и берег казался менее голым и скалистым, чем был в действительности.
Со своего места Джулия могла видеть большую часть острова Святой Елены. Вулканическое вкрапление в южной части Атлантического океана, служившее местом заточения бывшего императора Франции, оказалось чуть более десяти миль в длину и шести — в ширину. Оно возвышалось над заливом, где стояло судно, чередой серых, покрытых лишайником скал и колючими зарослями дикой груши. Отдаленные возвышенности поросли дроком, куманикой, виднелась темная зелень сосен и кедров. В джеймстаунском порту, помещавшемся в узкой долине у начала залива, пальмовые ветви, похожие на зонты, рельефно выделялись на фоне почти черных ветвей.
Лачуги и полуразрушенные особняки в этой живописной обстановке выглядели не так жалко, однако зловоние открытых канализационных стоков и тухлой рыбы, наползавшее со стороны города, портило все впечатление. Разумеется, можно закрыть корабельный люк, но тогда в раскаленный тропический полдень в каюте остается лишь задохнуться.
Дверь отворилась, и вошел Ред. Подняв бровь, он с интересом уставился на ее батистовый пеньюар.
— Одеваетесь или раздеваетесь? — поинтересовался он.
Ред только что возвратился из поездки по острову с капитаном и двумя пассажирами. Джулия чувствовала досаду и глухое раздражение — ее оставили одну на корабле, — поэтому отрывисто спросила:
— Какая разница?
— Огромная, — протяжно сказал он. — Я не хочу упускать ни одну из тех немногих возможностей, которые мне предоставляются.
— Если вы полагаете, что я ожидаю вас, то глубоко ошибаетесь!
— Вы меня разочаровываете, — ответил Ред, насмешливо вздыхая и поигрывая лентами ее пеньюара, развязанными из-за жары. Старая батистовая ткань пожелтела от многочисленных стирок и стала почти прозрачной, выставляя напоказ ее обнаженную фигуру, так как она еще не начинала одеваться к обеду.
— Сожалею, — произнесла она, вырывая жемчужно-розовые ленты из его сильных загорелых рук.
— Прямо не знаю, чем соблазнить вас, — сказал Ред, не отрывая взгляда от тонкой батистовой сорочки. — Возможно, вы встретили бы меня теплее, если бы я рассказал, как продвигается дело освобождения вашего императора?
— Вы что-нибудь узнали? — быстро спросила Джулия, неосознанно дотрагиваясь до него.
— По зрелом размышлении, — задумчиво произнес он, — результат был бы лучше, если бы я позволил вам убедить себя дать эту информацию.
Она мгновенно отступила.
— Вы бы ничего не сказали!
— Вы так думаете? Неужели вы считаете, что я удовольствуюсь холодным выполнением супружеского долга? Непринужденный поцелуй не помешал бы для начала.
Джулия колебалась, пытаясь решить, говорит ли он серьезно или подшучивает над ней. Она заставила себя улыбнуться.
— Вы не можете так думать. Какое удовольствие вы получите, если вам придется подкупать меня? С тем же успехом вы можете предложить мне деньги!
— О нет, — тихо сказал он, — я бы не хотел оскорбить вас.
Он сделал ударение на последнем слове. Имел ли Ред в виду, что она оскорбила его своим замечанием? Смешно. Он не мог быть настолько чувствительным. Джулия взглянула на него сквозь ресницы.
— Ред… — начала она.
— Я жду.
— Я не сделаю этого! — Щеки ее вспыхнули.
— Вот как? А я думал, вы не захотите рисковать спасением вашего идола и готовы на все.
— Вы не можете помешать мне сыграть свою роль, — сказала она, хотя голос звучал не слишком уверенно даже для ее собственных ушей.
— Я не стану удерживать вас от этого, но вряд ли вы станете это делать, не располагая информацией. Вы рискуете сорвать планы императора и свести на нет усилия стольких людей.
Он был прав. Джулия подняла янтарные глаза с прыгающими в них золотистыми искорками гнева.
— Черт бы вас, побрал! — сказала она сквозь зубы, затем шагнула к нему и, поднявшись на цыпочки, сомкнула пальцы на его шее. Губы Реда пахли вином. Выполняя свою часть договора, она обеспечила ему беспрепятственный доступ к своей груди. Его руки скользнули под пеньюар, затем она ощутила жесткие пуговицы его рубашки. Он задрожал всем телом и внезапно сжал ее так сильно, что у нее перехватило дыхание, а босые ноги оторвались от пола. Неожиданно у нее закружилась голова, а губы воспламенились от обжигающей ласки. Затем он резко отпустил ее.
— Хотя мне очень хотелось бы довести это до логического завершения, боюсь, у нас нет времени: Мы обедаем сегодня с сэром Гудзоном Лоу.
Перемена была столь внезапной, что обескуражила Джулию. Невероятно, он не принял ее жертву! В то ж время она подумала, что он и не намеревался этого делать.
— С сэром Гудзоном Лоу, английским губернатором? — спросила она наконец.
— Именно с ним.
— Зачем? С какой целью? — Она сжала руки, стараясь говорить сдержанно.
— Он охраняет Наполеона и, по общему мнению, человек он тщеславный, мелочный и маниакально мнительный в отношении безопасности своего пленника. Он ожидает от нас должного почтения, поскольку мы связаны с Ост-индской компанией, которая, как вы знаете, официально управляет островом. Если мы откажем ему в почестях, он может препятствовать нашему свиданию с Наполеоном, поскольку разрешения на аудиенцию проходят через контору губернатора.
— Вы запросили разрешение?
— Да, в должной форме, через секретаря губернатора.
— Наверное, требовалось указать причину?
Ред кивнул.
— Все добрые британские подданные указывают одно и то же желание: взглянуть на корсиканское чудовище, которое так долго терроризировало добрую старую Англию.
— Понятно. — Джулия нахмурила брови. — Вы полагаете, это можно считать достижением на пути к освобождению императора?
— Естественно. С императором не было и не будет контактов до самого дня аудиенции. Все остальное вы знали еще в Новом Орлеане. Ничего не изменилось. Успех операции зависит от сегодняшнего вечера.
— Это будет не слишком приятный вечер, — вздохнула Джулия.
— Разумеется. Думаю, нет нужды напоминать вам, что мы не должны выказывать ни малейшего интереса к лонгвудскому узнику, помимо естественного любопытства.
Джулия метнула на него проницательный взгляд, затем отвернулась, показав тонкую стройную спину.
— Может, безопаснее пойти вам одному? — предложила она. — Вы всегда можете сослаться на мою головную боль.
— Я не думал об этом, — ответил он сардонически. — На самом деле я полагаю, что ваше очарование поможет этому джентльмену забыть свои обязанности перед короной. Он должен быть порабощен раньше, чем уберут суповые тарелки.
— И какого финала вы ждете? — спросила Джулия.
— Любого. Лучше будет предстать перед сэром Гудзоном Лоу в выгодном свете на случай, если события повернутся не так, как мы ожидаем.
Она быстро повернулась к нему, глаза ее расширились.
— Что-нибудь случилось? Вы что-то скрываете от меня!
— Вовсе нет, — ответил Ред, прямо глядя на нее. — Все в порядке. Просто нужно всегда быть готовым к худшему.
Несмотря на этот ответ, на душе у Джулии было неспокойно. Осуществить задуманное казалось сейчас намного сложнее, так как они находились на острове. Удаленность Лонгвуда, расположенного на безлесом плато в трех с половиной милях от гавани, мощь охранявшего его гарнизона, присутствие комиссионеров из Австрии, Пруссии и России помимо британского губернатора — все это создавало, казалось, непреодолимые преграды. А план отъезда Наполеона в экипаже по единственной городской улице выглядел и вовсе самоубийственным.
Во время обеда Джулии казалось, что острый взгляд сэра Гудзона Лоу просвечивает ее насквозь, стараясь прочесть ее мысли. Когда она говорила, он пристально, без улыбки, смотрел на нее, нахмурив рыжеватые брови. Джулия пыталась успокоиться, однако щеки ее пылали от волнения. В любом другой случае она удовлетворилась бы тем, что эффектно выглядит в черном бархате, но теперь! Слишком многое было поставлено на карту. К тому же по правую руку от нее сидел не кто иной, как русский комиссионер, граф Александр Антипович Рамзей де Бальмен. Чутье подсказывало ей, что этот утонченный, хотя и сонный на вид представитель высшей знати был значительно опаснее сэра Гудзона Лоу. В его темных завораживающих глазах отражался острый ум наклонность к интригам. Он искусно вел беседу, не упуская ничего, из происходящего вокруг.
За столом также присутствовали капитан «Давида» с женой — чета средних лет, оживлявшая рутину морского путешествия, и юная падчерица леди Лоу, безусловно призванная развлекать одинокого графа де Бальмена.
Как почетный гость, родственник одного из влиятельных руководителей Ост-индской компании, Ред сидел по правую руку от хозяйки, рядом с падчерицей леди Лоу, Шарлоттой, — тихой, почти незаметной девушкой. Периодически бросая взгляды в ту сторону, Джулия заметила, что леди Лоу ведет себя необычайно оживленно. Она все время старалась коснуться рукава Реда, ее высокий смех вибрировал над столом. Даже когда она умолкала, то подавала знак лакею наполнить свою рюмку. Бедный капитан, сидевший слева, лишь изредка удостаивался кивка. Наконец сэр Лоу высказался за перемену мест за столом в соответствии с английским обычаем и недвусмысленно указал лакею, чтобы тот не обращал внимания на алкогольные притязания жены. Леди Лоу, покраснев под слоем румян, собралась было протестовать, но капитан каким-то замечанием постарался быстро отвлечь ее внимание.
Джулия, пригубив кисловатое, разбавленное водой вино, не могла понять пристрастия леди Лоу к этому напитку. Отец мадемуазель Дюпре считал, что подать плохое вино гостям — значило проявить либо скаредность, либо неуважение, либо и то, и другое. Искоса взглянув на худое серое» лицо губернатора острова Святой Елены, Джулия подумала о винах, которые он мог подавать к столу своего знаменитого пленника, человека, который был императором страны, где вино считается соком жизни.
В это время один из секретарей Лоу, в красно-сером мундире пятьдесят третьего подразделения, вошел в комнату и положил перед хозяином записку. Сэр Гудзон Лоу, кивком отпустив секретаря, быстро пробежал глазами записку и, повернувшись к обществу, сказал:
— Леди и джентльмены, рад сообщить вам, что пленник надежно охраняется. Генерал Бонапарт поужинал и рано лег спать.
— Честное слово, ваше превосходительство, — воскликнула жена капитана, — должно быть, вы располагаете очень эффективной системой надзора!
— Естественно. Вы заметили семафорные вышки на острове? Охрана на них отслеживает любые передвижения узника. Эта записка говорит о том, что генерал не вышел к обеду, а заказал его в свой кабинет на подносе. Через некоторое время свеча в спальне была потушена.
Жена капитана содрогнулась.
— Не хотела бы я оказаться под таким надзором!
— Человеческие чувства мало что значат для меня, мадам. Бонапарт чрезвычайно опасен. Однажды он бежал и был задержал вновь слишком дорогой ценой — ценой человеческой крови. Мой долг — следить, чтобы этого не произошло снова, поэтому я отношусь к делу весьма серьезно.
— Как низко падает былое могущество, — тихо произнесла женщина.
— Благодарите Бога, — отрезал губернатор. — Лично я считаю его счастливцем, так как он до сих пор жив. Со многими правителями за последние годы судьба обошлась гораздо более жестоко.
Жена капитана умолкла, очевидно, из вежливости.
Джулия смотрела на человека во главе стола с отвращением. Ходили слухи, что войска, охранявшие императора, получили разрешение применять любые средства для получения информации, вплоть до заглядывания в окна. Судя по записке, полученной капитаном, это весьма походило на правду. Джулия не осознала, что гримаса презрения появилась на ее выразительном лице, пока не поймала на себе удивленный взгляд русского комиссионера. Она быстро постаралась изобразить улыбку, но взгляд Бальмена все же не раз возвращался к ней в течение обеда.
Наконец хозяйка неохотно предложила дамам покинуть столовую.
— Не задерживайтесь за портвейном, джентльмены, — сказала она, особенно ласково улыбаясь Редьярду Торпу.
Увидев иронически приподнятую бровь Джулии, Ред нахмурился.
Дамы, утешив себя кофе с большим удовольствием, чем крепким вином, провели часок за сплетнями и праздной болтовней. В благодарность за новинки лондонской моды гостей ввели в курс последних скандалов на острове, в число которых неизбежно входили пикантные подробности об императоре. Леди Лоу считала, что великий человек болен. Прошли недели, сказала она, с тех пор как он последний раз выходил за стены Лонгвуда. Довольно продолжительное время он не появлялся и за обеденным столом. Окна его спальни и кабинета занавешены одеялами, что в такую жару равносильно самоубийству, хотя, конечно, это защищает их от любопытных взглядов. Генерал отказался от услуг британских врачей, объявив их бесполезными, и предоставил своему организму возможность самому лечить себя. В Джеймстауне свирепствует гепатит, иногда вспыхивает тропическая лихорадка, но никто не имеет понятия, чем болен Наполеон.
— Лично я, — разоткровенничалась леди Лоу, — вовсе не уверена, что генерал отправляется спать, когда задувают свечу. В конце концов, ему только пятьдесят, и лучшие из его маневров, как военных, так и любовных, всегда имели место между закатом и восходом. Разве имена более десятка самых красивых женщин Европы не были связаны с его именем за последнее десятилетие? Говорят, что Альбина, графиня Монфолон, благоволила ему. Ее дочь, родившаяся на острове, получила имя Наполеона. Потом эта девчонка Балькомб, ее звали Бетси, — он был очень увлечен ею, хотя она только что окончила школу. Чем она ублажала великого полководца, мы можем только догадываться, но она умело пробиралась через ряды охранников, навещая его в самые неподходящие часы. Ей было позволено ездить на его лошадях и даже, один раз, Надеть знаменитую мантию, которую он носил при Маренго. Если это не благосклонность, я просто не знаю, как это назвать!
— Балькомб, — задумчиво произнесла жена капитана. — Кажется, я знаю эту семью. Был такой Вильям Балькомб, о котором болтали, что он сын безумного старца из Виндзорского замка.
— Отец Бетси Балькомб, моя дорогая, — кивнула леди Лоу. — Удивительно, как девушка из такой семьи привязалась к человеку с таким воспитанием, но тем не менее Бетси проходила в Лонгвуд, не здороваясь и не прощаясь и уж тем более не спрашивая разрешения. Гудзон что-то заподозрил и установил слежку за ее отцом, который доставлял французу продовольствие и напитки. Оказалось, он тайно переправлял почту для генерала, и в этом все дело. Их отправили обратно в Англию. Думаю, ваши корабли разминулись в пути. В самом деле, неудивительно, если сейчас мысли Наполеона там, где он расстался со сговорчивой супругой графа де Монфолон,
— Мне нравилась Бетси, — вставила падчерица. — Она была такая живая и веселая. Служащие гарнизона просто не могли перед ней устоять.
— О, я не отрицаю, моя дорогая, она действительно красавица, — ответила леди Лоу. — Я только хочу сказать, что лучше, если бы за ней присматривали. Слухи о ее жизни на острове Святой Елены, безусловно, докатятся до Англии, независимо от того, являлась ли она на самом деле любовницей генерала Бонапарта или нет. Что за жизнь ее ждет там с подобной репутацией?
В голосе губернаторской жены Джулии послышался оттенок черной зависти. Уж не жалеет ли она, что ей самой не представилась возможность стать близким другом Наполеона? Тряхнув головой, она отогнала эту мысль. Тем не менее Джулии вовсе не нравилась вульгарная и спесивая жена губернатора. Ее презрение лишь усилилось, когда она увидела, что леди Лоу тайком вынимает из сумочки маленькую флягу и подливает спиртное себе в кофе.
Через некоторое время к ним присоединились мужчины и начались разговоры на общие темы. Джулия обменялась несколькими замечаниями с падчерицей леди Лоу, но по большей части оставалась в тени. Опасаясь сказать что-нибудь лишнее в стане врагов императора, она выбрала благоразумный курс на немногословие.
— Мадам Торп, разрешите приветствовать вас на Святой Елене, — Русский, комиссионер с поклоном подошел к ней. Получив приглашение сесть рядом, он продолжил:
— Всегда приятно встретить новое лицо в нашем замкнутом обществе, особенно такое очаровательное. Вы предполагаете задержаться надолго?
Загадочный славянин граф де Бальмен был привлекательным мужчиной с безупречными манерами. Он был гладко выбрит и пах горьковатой геранью. Белая лента подчеркивала синее поле его сюртука с многочисленными орденами и знаками отличия, поблескивающими на груди.
— Благодарю вас, — улыбнулась Джулия, — вы очень добры. Однако мы с мужем находимся здесь проездом в Рио-де-Жанейро и пробудем не дольше, чем задержится в гавани «Давид».
— Вот как? — сказал он задумчиво. — Возможно, я тоже скоро вернусь к цивилизации.
— В Россию? — осведомилась она.
— Когда-нибудь мы все возвращаемся к матушке России. И все же я еще не повидал мир. Рио-де-Жанейро, например.
Было бы нелепо полагать, что мужчина, сидящий напротив, собрался предпринять такую поездку только ради нее. Однако Джулия не сомневалась, что за его словами что-то кроется.
— Думаю, это прекрасное место в столь же прекрасной стране, — осторожно произнесла она.
Он медленно кивнул, словно взвешивая ее слова. Взгляд Бальмена случайно упал на золотую пчелу, которая в тот вечер висела у нее на груди на тонкой цепочке.
— Я понимаю, мадам, что мне не следует расспрашивать об украшении, которое вы носите, но оно совершенно уникально. Никогда не видел ничего подобного.
— Оно принадлежит моей матери, — сказала Джулия, слегка пожав плечами.
— Интересно, нет ли в нем какого-либо особого смысла? К примеру, может быть, это королевская пчела или у нее есть жало в хвосте?
Джулия резко повернула голову.
— Что вы имеете в виду? — тихо и требовательно спросила она. Во взгляде его темных загадочных глаз прочесть что-либо было невозможно.
— Извините, мадам Торп. Я просто оговорился: меня иногда подводит английский. Такой варварский язык. Французский гораздо цивилизованнее, не так ли?
Произнося последнюю фразу, граф перешел на упомянутый им язык. У Джулии было лишь несколько секунд, чтобы решить, подкрепляет ли он этим собственное утверждение или подвергает ее какой-то форме проверки. Она слегка наклонила голову.
— Его называли языком дипломатии, — сказала она, принимая вызов.
— В Петербурге при дворе царя Александра говорят исключительно на французском. Русский император большой поклонник всего французского, и Наполеона тоже.
— В самом деле? — спросила Джулия, не зная, как на это реагировать.
— Да. При дворе я столько слышал о человеке, с которым и сам хотел бы наконец встретиться, но увы!
— Увы?
— Я так и не видел его вблизи за все скучнейшие месяцы моей службы здесь. Мы обмениваемся посланиями, не более того. Я смотрю на него в подзорную трубу, как и все комиссионеры из Франции, Австрии, Пруссии, сэр Гудзон Лоу и солдаты пятьдесят третьего подразделения. И, судя по вспышкам в его окнах, я подозреваю, что он отвечает нам тем же. Но, к сожалению, это все, что нам удается увидеть. Я иногда думаю, что он превратился в мираж, а мы делаем вид, что охраняем его, потому что о другой возможности страшно подумать.
— Понимаю, — ответила Джулия. Тут ей показалось, что вокруг стало непривычно тихо, и, повернув голову, Джулия обнаружила, что они с графом стали центром внимания. Ред первым нарушил наступившее молчание.
— Моя дорогая, вы встретили кого-то, владеющего вашим родным языком, и теперь совершенно счастливы. — Он повернулся к губернатору. — Видите ли, ваше превосходительство, моя жена — американская креолка из Нового Орлеана. Семья ее отца происходила из Франции, хотя уже несколько поколений живет в Новом Свете. Моя жена владеет двумя языками, понимает по-испански и знакома с основами латыни и греческого.
— О, — медленно произнес сэр Гудзон Лоу обиженно.
— Прошу прощения, — виновато улыбнулась Джулия. — Так безрассудно с моей стороны говорить на иностранном языке.
— Нет-нет, это моя вина, — возразил граф. — Я первый начал. Мадам Торп лишь проявила вежливость, отвечая мне на французском.
— Я бы тоже хотела свободнее говорить на этом языке, — сказала жена капитана с вызовом. — Конечно, в детстве мне преподавали основы, но как было совершенствовать знания, если десятилетиями шла война!
Граф наклонился вперед.
— Следовательно, император, который был бы весьма рад, если бы англичане перешли на французский, виноват в том, что вы не преуспели в языке.
Женское хихиканье немного разрядило обстановку, однако сэр Гудзон Лоу даже не улыбнулся. Из-за его молчаливого недовольства вечер закончился и гости разъехались.
Собственный экипаж губернатора, один из немногих на острове, доставил чету Торпов вместе с капитаном и его женой обратно на корабль. Присутствие кучера ограничивало возможность беседы, пока они не оказались на борту. Остаток вечера они скоротали за рюмкой великолепного вина. Наконец Ред встал, и Джулия последовала его примеру, хотя ноги у нее были точно ватные.
В комнате Джулия положила ридикюль и перчатки. Ред не спеша снял сюртук. Затем, повернувшись к ней спиной, спросил:
— Неужели граф оказался настолько очарователен, что вы позабыли обо всем, или же вы намеренно старались возбудить подозрения у губернатора?
Джулии не понравился его тон и постановка вопроса, но она постаралась дать честный ответ.
— Ни то, ни другое. Когда граф заговорил со мной, это прозвучало как вызов. Каждый, кто слышит мое произношение, без труда догадается, что мой родной язык — французский. Мне показалось, что разыгрывать незнание было бы не менее подозрительно. Мне и в голову не пришло, что русский комиссионер играл на публику, и к тому же я не подозревала, что сэр Гудзон Лоу настолько чувствителен.
— Он не просто чувствителен, он невероятно подозрителен. Вдобавок он недолюбливает аристократа де Бальмена. Постарайтесь не забыть об этом в следующий раз и ограничьте ваше общение дамами.
Джулия глубоко вздохнула.
— Очень хорошо, — проговорила она отчетливо. — Я постараюсь, если, в свою очередь, вы послушаетесь моего совета. Вам более пристало посвятить свое внимание мужчинам. Ни один мужчина, находящийся в здравом уме, не получает удовольствия оттого, что другой уделяет повышенное внимание его жене прямо перед его носом. Разумеется, — мягко продолжила она, — флирт бесценен, если направлен на то, чтобы отвлечь внимание губернатора от вашего интереса к Наполеону. Другими словами, вы необоснованно преувеличиваете опасность провала готовящегося побега.
— Это смешно! — Он резко повернулся.
— Не более чем то, что вы сейчас говорили о графе де Бальмене.
— Это совершенно разные вещи!
— Разве? Я что-то не заметила.
— Заметите, когда сэр Гудзон Лоу откажет нам в разрешении, — проворчал. Ред.
Он бросил панталоны на сундук и забрался на койку.
Будь у нее больше уверенности, она могла бы высказать встречные упреки. Вместо этого Джулия предпочла презрительно промолчать, поэтому разделась и легла.
Койка, хотя и была довольно узкой, все же позволяла им избежать соприкосновения. Корабль мягко покачивался на волнах. В тишине было слышно жужжание мухи, бестолково и бесцельно бьющейся о стены.
— Вы забыли потушить свечу, — сказал Ред через минуту.
— Обычно это делаете вы, — напомнила Джулия.
— Потому что обычно ложусь последним.
— А это потому, что спите с краю.
— Но сейчас я у стенки, — с подчеркнутым спокойствием заметил он.
— На моем месте, — согласилась Джулия терпеливо, как обычно разговаривают с простаками. Ред приподнялся на локте.
— Вы задуете свечу или нет?
— Сама погаснет.
— Возможно, вас это удивит, но на корабле ограниченный запас свечей,
— сказал он, отодвигаясь, когда его рука коснулась ее груди.
У Джулии дернулся угол рта.
— Тогда, когда все они прогорят, вы сможете спать в темноте, если вам так больше нравится.
Колеблющееся пламя озаряло мягким светом нежные таинственные изгибы ее тела. Ред улыбнулся, глядя на нее:
— Возможно, я имел в виду не только сон.
Их взгляды встретились.
— Я не могу придумать ничего, — ответила она с самым невинным видом, — чего нельзя было бы делать при свете свечи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роковой шторм - Блейк Дженнифер



интересная книга только жаль нет в продажи
Роковой шторм - Блейк Дженниферольга
27.03.2011, 8.20





Отзывов по роману мало, что значит его мало читают. А роман бесподобный и захватывающий. Здесь и любовь и приключения так тесно переплетены, что невозможно оторваться. Главные герои достойны друг друга. Советую к прочтению.
Роковой шторм - Блейк ДженниферВ.З.,66л.
4.02.2014, 9.27





Ну не бред ли! Бездарная компиляция, надергали и из " Анжелики" и откуда только можно. Гюльнара, свет моих очей, блин!
Роковой шторм - Блейк ДженниферЕлена
4.02.2014, 16.31





Роман оставил неоднозначное впечатление. Немного напрягло, что героиня уж настолько неземной красоты, что прям ну все мужчины ее хотят - от матросов, до шейхов, а герою ее вечно из-за этого приходится выручать. И, на мой взгляд, не стоило соединять в одном романе 2 разные истории, 2 разных сюжета, а то получилась сборная солянка - вроде и про Наполеона, и про Восток. Это не очень понравилось. А уж конец и вовсе не впечатлил, какой-то он скомканный, невыразительный. С натяжкой 8/10, но перечитывать не стала бы.
Роковой шторм - Блейк ДженниферЯя
25.03.2014, 13.32





Нормально,читать можно.7.
Роковой шторм - Блейк ДженниферДиана
18.05.2014, 10.56





Мне понравилось, особенно вторая часть, люблю романы про восток.
Роковой шторм - Блейк ДженниферМилена
9.12.2014, 18.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100