Читать онлайн Роковой шторм, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковой шторм - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковой шторм - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковой шторм - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Роковой шторм

Читать онлайн

Аннотация

Красавица Джулия Дюпре помимо воли стала женой сурового капитана Топа. Не сразу она смогла оценить благородное сердце человека, спасшего ей жизнь, да и сама судьба против их союза. Козни врагов, гибель корабля, турецкий плен — все стремится разлучить их. Но если ум и отвага помогли им выжить, то только любовь дала им силы выдержать все испытания и вновь обрести друг друга.


Следующая страница

Глава 1

Джулия Мари Дюпре задержалась у двери и оглянулась. Фонарь, висящий на стене у дверного проема, осветил ее своими трепещущими лучами, придав ей сходство с позолоченным изображением Мадонны. Высоко зачесанные волосы, просвечивая сквозь мантилью из светлого кружева, мерцали, словно старинные монеты. Под изогнутыми бровями ее глаза цвета темного янтаря казались загадочными, как солнце, проникшее в весенние чащи. Выше, чем большинство французских креолок, Джулия обладала царственной осанкой, идеально сочетавшейся с ее классическими формами. Однако в ее облике не было ничего холодного или сурового, глаза порой вспыхивали гневом или весельем, а губы были чувственными и в то же время волевыми. Некоторые жители Нового Орлеана осуждали брак между ее отцом, французским креолом, и матерью, американкой, утверждая, что подобные союзы приводят к вырождению. Но они вряд ли осмелились бы на подобные заявления в присутствии Джулии Дюпре — и не только из-за ее горячего нрава. Просто все их аргументы разбивались вдребезги одной-единственной обворожительной улыбкой Джулии.
Она слегка кивнула. Все шло хорошо. На возвышении в дальнем конце огромной залы увлеченно играли музыканты. Ее гости раскачивались в такт мелодичным звукам контрданса, дамы в легких одеяниях из светлого шелка, джентльмены в темных камзолах и доходящих до колен панталонах… Музыка, шарканье танцующих ног, гул голосов наполняли зал. У буфета лакей в черной с золотом ливрее готовил освежающие напитки в серебряных кубках. Для тех, кто боялся прохладного сырого воздуха дождливой весенней ночи, горел огонь в камине из каррарского мрамора. На стульях у стен сидели пожилые женщины — компаньонки, опекавшие на балу юных девиц. Джулия следила за тем, чтобы никто из девушек не остался без внимания, в то время как ее более удачливые сестры танцевали. Даже отсутствие хозяйки могло остаться незамеченным, если бы она выскользнула из зала.
Как и многие дома Вью-Карре Нового Орлеана, особняк Дюпре имел внутренний дворик. Из-за сырости и опасности весенних паводков нижний этаж был непригоден для жилья. Его сдавали под магазины и конторы со стороны улицы и использовали под конюшни, кухни и прачечные со стороны внутреннего дворика. Семья жила на втором этаже, где широкие галереи защищали комнаты с высокими потолками от солнца, а во внутренний дворик, словно в воронку, стекались испарения от окон. Третий этаж под самой крышей занимали слуги.
В основном комнаты были проходными, но некоторые давали возможность уединиться. Чтобы попасть, допустим, в библиотеку, нужно было проскользнуть вдоль темной, омытой дождями галереи, следуя ее поворотам, пока не появлялась последняя комната в правом крыле.
Джулия торопилась, подобрав свои юбки из белого шелка. Дождь барабанил по черепичной крыше, стекал по желобам на плиты внутреннего дворика. Ночной воздух оказался холоднее, чем она ожидала, ее слегка знобило. Надо бы зажечь несколько светильников в дворике, подумала она, хотя, с другой стороны, ни к чему привлекать излишнее внимание соседей к подсобкам дома.
Она уже повернула за угол, к ведущей вниз лестнице, когда перед ней возникли две темные фигуры. Вскрикнув вполголоса, девушка попыталась посторониться, однако лестница оказалась ближе, чем она рассчитывала. Почва вдруг ушла из-под ног, и сердце ее сжалось. Но в ту же секунду чьи-то сильные руки подхватили ее, стало трудно дышать, жесткие пальцы впились в руку повыше локтя. Податливое тело Джулии оказалось крепко прижатым к мужской груди, и человек, державший ее, удивленно вскрикнул.
Его спутник хихикнул:
— Прошу прощения, капитан, но вы, очевидно, поймали мою дочь Джулию. Она не представляет опасности, по крайней мере, в том смысле, в каком вы ожидали. Разрешите мне представить вас. Джулия, моя дорогая, это наш гость, капитан Редьярд Торп. Ты, наверное, видела его корабль — «Си Джейд», — стоящий на якоре.
Встав на пол, Джулия освободилась от невольного объятия. Кожа горела в тех местах, где прикасались его руки. Потрясенная, она все же старалась сохранять чувство собственного достоинства.
— Капитан, — произнесла она несколько холодно, — видимо, я должна поблагодарить вас за быструю реакцию и присутствие духа.
— О нет, — откликнулся он, — это всего лишь рефлекс.
— Тем не менее, благодарю вас.
— Напротив, мне приятно.
Капитан держался с утонченной галантностью, отвечая, как истинный джентльмен. Он свободно говорил по-французски, хотя заметный акцент выдавал английское происхождение. Однако Джулия по ноткам нетерпения в его голосе догадалась: он ждал, чтобы она откланялась и они занялись делами. Поэтому девушка с удовольствием подчинилась отцу, когда, взяв ее под руку, он пригласил ее с ними.
— Капитан Торп только что прибыл, и мы собираемся встретить остальных, — сказал мсье Шарль Дюпре. — Хочешь присоединиться к нам?
— С удовольствием, — ответила Джулия сухо: она с самого начала желала этого, и отец хорошо это знал.
Два книжных шкафа по бокам камина давали дальней комнате право называться библиотекой. В действительности там стояло немного книг: старинные фолианты в кожаных переплетах, плохо переносившие сырость, Библия и детские книги Джулии. А также хранилось множество пожелтевших от времени газет и журналов, которые не падали на пол, удерживаемые лишь стеклянными дверцами шкафов да покрытыми пылью бронзовыми фигурками солдат и государственных мужей. Еще там находились астролябия, траченное молью чучело совы, блюдо из мейсенского фарфора с обрывками лески, наживкой, сломанными шпильками, ржавыми иглами и порыжевшими монетами. Любимые книги Джулии хранились в ее спальне, так как отец весьма ревностно относился к любому вторжению в библиотеку, даже с целью уборки.
Джулия презрительно скривила губы, заметив слой пыли на рабочем столе отца. Графин с бренди украшал собой пыльную, шероховатую поверхность, оставляя четкие отпечатки, судя по которым, можно было без труда определить, сколько раз его поднимали, наполняя стаканы четверых мужчин, сидевших за столом.
При ее появлении мужчины встали. Один из старых друзей отца, генерал Монтиньяк, вышел вперед и поцеловал ей руку:
— Мадемуазель Джулия, я так рад, хотя и не ожидал вас здесь увидеть.
Генерал Монтиньяк, один из последних представителей наполеоновской армии, был седым стариком с грубым лицом. Пожертвовав ногой и глазом за своего императора, он передвигался при помощи костыля и специального башмака и, казалось, наблюдал за всеми из-под прикрытия черной повязки. Он был признанным вождем сторонников Бонапарта в Новом Орлеане, и этот пост доставлял генералу немалое удовольствие, что, впрочем, не мешало ему серьезно относиться к целям бонапартистов.
— Вы слишком добры, — пробормотала Джулия, без смущения встретив горящий взгляд его единственного глаза.
— Не так добр, как лет двадцать назад, — ответил он, печально вздохнув и покачав головой. — Я вижу, вы познакомились с капитаном Торпом.
Джулия до этой минуты ни разу не взглянула на стоявшего рядом. Как она и предполагала, он был высокого роста. Джулия ожидала увидеть его в форме, на самом же деле на нем оказался отлично сшитый вечерний костюм, выгодно подчеркивающий его статную фигуру. Влажный от дождя плащ свешивался с руки, в другой он держал шляпу с узкими полями. Несмотря на одежду джентльмена, его лицо было коричнево-красным от загара, как у моряка, странно диссонируя с живыми глазами цвета морской волны. Волосы были коротко острижены и зачесаны назад с изысканной небрежностью денди; цветом и блеском они напоминали шкуру леопарда под полуденным солнцем.
Быстрым оценивающим взглядом Джулия успела заметить, что капитан, в свою очередь, рассматривал ее, обращая особое внимание на декольте, где матовую грудь прикрывала лишь тонкая складка шелка.
— Да, — сказала она резче, чем хотела бы, — мы уже встречались.
— Тогда, с позволения вашего отца, я познакомлю вас с двумя джентльменами, собравшимися сегодня у этого стола: мсье Марсель де Груа, пламенный сторонник императора, недавно прибывший в наш город, и мсье Эжен Франсуа Робо, находящийся на императорской службе. Полагаю, что с мсье Фонтенем вы знакомы.
— Пожалуйста, не вставайте, мсье, — сказала Джулия, усаживаясь на стул, предложенный отцом. Улыбкой и кивком она приветствовала четвертого, старого знакомца отца по делам городской торговли. Мсье Фонтень, генерал и отец входили в число руководителей сторонников Бонапарта в Новом Орлеане.
За последние несколько недель она часто встречала в городе Марселя де Груа. Похоже, он был вхож в обычно закрытое общество французских креолов. Поговаривали, что он унаследовал семейное состояние, хотя о его происхождении ничего не было известно — белое пятно в истории Нового Орлеана, где определение родства — одно из любимых развлечений. Изысканно одетый, он смотрел из-под тяжелых век, а его слегка выпяченные губы выдавали в нем повесу. Марсель де Груа окинул девушку изучающим взглядом, который, не зная его характера, можно было бы счесть оскорбительным. Мсье Робо был совсем другим: не обладая яркой наружностью, он при своем маленьком росте был склонен к полноте. Он избегал встречаться взглядом с янтарными глазами Джулии. И тем не менее Робо обращал на себя внимание. Было что-то привлекательное в его строгом, надежном лице, еще что-то неуловимое.
— Бренди, капитан Торп? — Мсье Дюпре, элегантный хозяин с отливающими серебром седыми волосами, предложил капитану стул. Он налил крепкий напиток в стакан и пододвинул гостю, затем наполнил свой и присоединился к сидящим.
Генерал Монтиньяк постучал костылем по полу, требуя внимания.
— Мсье, мадемуазель. Полагаю, всем известно, для чего мы собрались. Среди нас нет ни одного, кто бы ни ожидал, не надеялся и не мечтал об этом дне. Три долгих года, с момента трагической ошибки при Ватерлоо, мы пребывали в готовности поддержать императора. Теперь, наконец, время пришло. Наполеон изложил свой план. Мы нужны ему, чтобы воплотить этот план. Скоро орел покинет свою клетку. Наступят дни, когда мы с полным правом скажем нашим внукам, что здесь, в Новом Орлеане, мы помогли выковать ключ, освободивший его. Давайте выпьем за полет орла!
Дамы не пили ничего крепче одной-двух рюмок вина во время обеда, но Джулия присоединилась к тосту. У нее перехватило горло, отчасти от взволнованного тона генерала, отчасти от личного сочувствия человеку, которого держали на пустынном острове Святой Елены. Высоко подняв голову, она улыбалась, гордясь участием в таком торжественном событии. Пусть только кто-нибудь попробует лишить ее этого!
Когда страсти улеглись, генерал Монтиньяк продолжал:
— Как известно некоторым из вас, я находился в прямом контакте с императором. Письмо, тайно переправленное в багаже молодого офицера на борту корабля, входившего в гавань острова Святой Елены, попало мне в руки всего неделю назад.
— Ну как он? — спросил пожилой банкир, мсье Фон-тень..
— Он крепок духом, хотя жалуется на постоянные стычки с этим английским псом, приставленным сторожить его, — сэром Гудзоном Лоу. Прошу прощения, капитан Торп, можно проклинать, как собаку, одного человека, не затрагивая чести всей нации. Вы согласны? Итак, союзники, эти английские канальи, французские бурбоны, Австрия и Россия потакают мелким тиранам. Они отказывают императору в истинном титуле, именуя его просто генерал Наполеон — звание, которое он перерос после африканской кампании двадцать лет назад! Они перлюстрируют всю его переписку, в том числе и не имеющую значения. Они ищут тайные послания в пакетах с едой и вином, посланных его друзьями и родственниками, и стремятся убрать с острова каждого, кто, по их мнению, слишком много сочувствует. Но наш император не побежден. Он мстит им тем, что блюда, доставляемые ему, значительно изысканнее, чем любой из этих жалких английских офицеришек мечтал бы хоть раз отведать. Отказываясь признавать тех, кто обращается к нему с просьбой об аудиенции неподобающим образом, он закрывает доступ союзникам, однако двор открыт остальным посетителям острова.
— А они не заходят самовольно в его апартаменты? — хмурясь, спросил мсье Фонтень.
— Не осмеливаются. Наполеон вооружил себя и свою свиту. Они жизнью поклялись защищать двор. Если сэр Гудзон Лоу спровоцирует какой-нибудь несчастный случай с императором, его ждет ненависть Европы и собственного правительства. Общественное мнение склоняется в пользу императора. Мысль о человеке, который на всю жизнь прикован к скалистому острову, подобно Прометею, терзаемому хищными птицами, не слишком приятна общественной совести. Но довольно. Есть дела поважнее.
Капитан Торп оторвал взгляд от говорившего и угрюмо посмотрел на Джулию, сжимая стакан с бренди в кулаке. Он заметил золотую пчелу — символ верности Наполеону, — приколотую к черной бархотке на ее шее, и его голубые глаза потемнели. Встретившись с недоуменным взглядом Джулии, он намеренно отвел глаза.
Пальцы девушки сжали подлокотник кресла. Для нее было внове чувствовать себя нежеланной. Большинство знакомых мужчин были счастливы ее присутствию. Она сознавала свои преимущества перед другими женщинами: ведь ее допускали на подобные советы благодаря ее чересчур снисходительному отцу и его друзьям. И в то же время ей было ясно, что это позволялось ради ее же блага и того вклада, который она была способна внести. Джулию раздражало, что о ней судили лишь по внешности и недооценивали ее способности. Капитан Торп даже не пытался скрыть свое мнение, и она восприняла это как прямое оскорбление.
Отвернувшись от капитана, девушка встретилась взглядом с Марселем де Груа. Улыбаясь с полузакрытыми глазами, он приподнял стакан, отдавая дань ее красоте. Жест был для Джулии привычен, но, как ни странно, лесть не тронула ее. Что же так расстроило ее, сделав безрадостным и восхищение, и его отсутствие?
Одноглазый генерал придвинул стул ближе к столу и перешел почти на шепот:
— Наш император, мсье, мадемуазель, намеревается покинуть остров Святой Елены в августе этого года. К октябрю он достигнет Мальты, это будет первая остановка на Пути. Он возвратится в Европу как хозяин!
— В августе! — воскликнул Фонтень, часто моргая. — Остается менее пяти месяцев. Как же мы успеем устроить его побег найти корабль, нанять людей и снабдить их оружием за такое короткое время? К тому же полмира отделяет нас от места его заточения! Подумайте сами, мой друг!
— Все спланировано заранее. Эти детали и многие другие, о которых вы и не подумали, проработаны нашим императором, виртуозно владеющим логикой. Прежде всего судно действительно необходимо, как вы изволили заметить. Именно поэтому капитан Торп, по счастливой случайности прибывший в город, приглашен на нашу встречу. Люди? Оружие? Если предусмотрено участие армии, вопрос отпадает сам собой. Император не намерен рисковать жизнью своих верных сторонников. Как же тогда, спросите вы, собирается он организовать побег? Намеревается ли спрятаться в пустой винной бочке, или переодеться простым портовым грузчиком или солдатом? Нет, тысячу раз нет! Такое поведение недостойно человека, носившего мантию императора, человека, покупавшего и продававшего царства, раздававшего короны и диадемы как подарки!
Банкир, не слишком ценивший дар красноречия, выглядел довольно уныло:
— Может быть, он улетит?
— Вы пессимист, дорогой Фонтень, — парировал генерал. — Он уйдет, без сомнения, как и положено императору и повелителю, натянув нос тем, кто уверен, что он связан по рукам и ногам.
— И, полагаю, купит билет на судно Ост-индской компании?
— Все будет значительно сложнее, хотя в то же время и просто. Это великолепный план, действительно блестящий, и большая доля его успеха зависит, как я уже сказал, от людей, находящихся среди нас, от капитана Торпа, а также мсье Робо.
— Я убежден, что план — воистину чудесен, генерал. Не пора ли ознакомиться с ним, чтобы оценить его по достоинству?
Генерал Монтиньяк, наслаждаясь минутой, улыбнулся и покачал головой:
— Какое нетерпение! Я к этому и клоню.
Внезапно капитан Торп решительно подался вперед, поставив пустой стакан на стол.
— Перед тем как начать, генерал Монтиньяк, я хотел бы убедиться, что все присутствующие дали вам личную гарантию верности. Ведь мы собираемся участвовать в опасном заговоре. Было бы непростительно погубить дело с самого начала, выдав подробности тому, кто может разоблачить нас умышленно или по небрежению.
Произнося эти слова, он вновь бросил взгляд на Джулию. Хотя капитан обращался ко всем, она не сомневалась, кого он имел в виду. Мужчины редко допускают оплошность в беседе. Праздная болтовня больше присуща женщинам.
— Если вы обо мне, капитан Торп, — произнесла Джулия, усилием воли заставляя голос звучать твердо, — то, уверяю вас, я посвящена в секреты группы не сегодня и до сих пор они не стали достоянием гласности.
К своей чести, капитан не попытался отрицать очевидное.
— Я не хотел оскорбить вас, мадемуазель, — ответил он, слегка наклонив голову, — но в Англии не принято обременять женщин рискованными политическими делами.
— Ваши заботы похвальны, мсье, но я хочу напомнить, что это Новый Орлеан и я не похожу на типичную англичанку…
— Ну и ну! — откликнулся капитан Торп в ответ на взрыв хохота отца Джулии и его друзей.
Чуть улыбнувшись в ответ, она продолжала:
— Я не намерена непосредственно участвовать в этом деле, но вы можете быть уверены во мне.
Мсье Фонтень поддержал ее.
— Против мадемуазель Джулии Дюпре не может быть никаких возражений. У Наполеона нет сторонника и друга вернее. В любом случае она скоро все узнает от Дюпре или кого-то из нас, поэтому пусть лучше останется и услышит все сама.
Капитан окинул взглядом веселые лица за столом, словно сомневаясь в целесообразности своего участия в заговоре, предпринимаемом со столь легкомысленным отношением:
— А остальные? — отрывисто бросил он.
— За исключением мсье Робо и де Груа, я знал этих людей всю свою сознательную жизнь, — отец Джулии махнул рукой, грациозно и нетерпеливо.
— Некоторые из них уже были представлены здесь. Однако, если позволите, я освежу вашу память. Мсье Робо подвергается наибольшей опасности в случае провала. Поэтому в нем не сомневайтесь. С де Груа я познакомился несколько месяцев назад на почве коммерции. Он хочет внести большой вклад в организацию этого дела. Вряд ли человек станет финансировать операцию, готовясь ее предать. Это значило бы попросту выбросить состояние на ветер.
Едва улавливаемая суровость тона Дюпре не ускользнула от капитана Торпа. В этой стране людей нередко убивали и за меньшее невнимание к чужой чести. Капитан был прямолинейным человеком, но в силу обстоятельств люди, собравшиеся в библиотеке, были склонны к снисходительности, несмотря на то, что кладбища Нового Орлеана хранили немало останков тех, кто осмеливался открыто выражать свои сомнения.
По сжатым губам капитана Торпа Джулия наблюдала за его внутренней борьбой. Подчиняться чужой воле было явно не по нему. Вне сомнения, он привык командовать и нести бремя ответственности за подчиненных. Нелишне было показать ему, что он здесь не распоряжается и никоим образом не превосходит остальных.
— Я полагаю, можно продолжать? — осведомился генерал Монтиньяк.
После небольшой паузы капитан Торп неохотно кивнул. Генерал снова заговорил:
— Указания императора изложены с такой простотой, что исключают неверное толкование. На нас, новоорлеанцев, возложена большая ответственность: войти в контакт с мсье Робо и организовать ему поездку в Англию на борту американского корабля. Я думаю, с этим нет проблем, капитан Торп?
— Никаких, генерал. Корабль «Си Джейд» обязан своим рождением моему отцу — американцу. Он всегда хотел видеть на его мачте американский флаг. По рождению я британец, и родственники моей матери проживают в Англии, но я выполнил волю отца.
— В самом деле, лучше и быть не может. Прибыв в Англию, мсье Робо пересядет на корабль Ост-индской компании, который следует в Рио-де-Жанейро через Святую Елену. Император уже позаботился о том, чтобы генерал барон Гаспар Гурго находился в Лондоне и помог обеспечить это путешествие.
— Гурго? — спросил мсье Фонтень. — Я слышал, что он поссорился с Наполеоном и устроил целый спектакль, требуя разрешения покинуть остров Святой Елены. Очень ненадежный человек, из семьи актеров, кажется.
— Да, но это всего лишь уловка. Ссора была разыграна для союзников, чтобы создать видимость разрыва с Наполеоном. Гурго искусно скрывает свои подлинные намерения. Я думаю, что здесь, в Луизиане, мы поддержим его. Возможно, капитан Торп, вы любезно расскажете остальным то, что доверили мне несколько дней назад?
— Безусловно. — Англичанин выпрямился на стуле. — Главная проблема, с которой столкнется Гурго, — это убедить Ост-индскую компанию отправить его на остров Святой Елены в нужное время. Вся беда в том, что, насколько вам известно, остров принадлежит Ост-индской компании, сдающей его в аренду в качестве места ссылки Наполеона. Только британским кораблям, а также кораблям компании разрешено бросать там якорь. Думаю, я могу пригодиться здесь. Старший брат моей матери — директор Ост-индской компании. Так как у него нет своих сыновей, он уже давно предлагает мне осесть здесь и заняться торговлей с Индией. Если удастся убедить его, что я намереваюсь это сделать, я, возможно, получу доступ к расписанию рейсов или, в случае необходимости, повлияю на его изменение.
— Это очень ценно, — откликнулся Фонтень, кивая седой головой.
— Да, — сухо отозвался генерал Монтиньяк. — Разумеется, капитан отправится на «Си Джейд» из Англии в Рио-де-Жанейро и будет ожидать прибытия Наполеона. Как только император ступит на борт, корабль выйдет в море и возьмет курс на Мальту.
Марсель де Груа, до сих пор не принимавший участия в разговоре, шевельнулся на стуле.
— Любопытно, на что капитан Торп рассчитывает? — медленно произнес он, оценивая крупную фигуру англичанина циничным взглядом черных глаз.
— Я надеюсь получить за это деньги, — ответил Торп, резко поворачиваясь к де Груа.
Воцарилось молчание. Мужчины за столом обменивались взглядами.
— Ну? — сказал генерал Монтиньяк с легкой угрозой в голосе. — А что вы хотели?
Нельзя рассчитывать, что каждый готов служить императору из любви к нему.
— Видимо, нет, — отозвался мсье Фонтень без энтузиазма. Один или два голоса неуверенно присоединились к нему. Джулия подалась вперед.
— Возможно, и так, — произнесла она серьезно, — но насколько разумно доверять человеку той же национальности, что и заклятые враги Наполеона, ставшие его тюремщиками?
— В этом есть резон, — откликнулся мсье Фонтень.
— Да, разумеется, — согласился Марсель де Груа, бросив одобрительный взгляд на Джулию. — Мы, я думаю, вправе потребовать от английского капитана некоторых доказательств его преданности делу, которое он считает выгодным для себя.
Мускулы на щеках англичанина дрогнули под бронзовой кожей, голубые глаза, казалось, потемнели.
— Я обязателен в делах — на мое слово можно положиться, — ответил он неторопливо. — Я не напрашиваюсь в соучастники. Ко мне подошли генерал Монтиньяк и мсье Дюпре в кафе Масперо, случайно услышав, что вскоре я собираюсь вернуться в Лондон. Мне совершенно безразлично, проживет ли Наполеон Богом отпущенные ему годы под стражей или станет хозяином Европы. Я не храню верности никому из людей и ни на кого не молюсь. Я дорожу только морем и «Си Джейд», и в первую очередь я забочусь о благополучии своего корабля. Я предан всему, что идет ему на пользу. Больше мне нечего добавить. Однако если кто-то из вас во мне не уверен, можете отправить одного или двоих вместе со мной.
— Отличное предложение, — задумчиво отозвался Дюпре.
Марсель де Груа кивнул.
Джулия оторвала взгляд от отца и де Груа, почувствовав, что капитан наблюдает за ней. В его глазах читался едва сдерживаемый гнев пополам с глубоким отвращением, вызванный необходимостью защищаться. Джулия ожидала удовлетворения оттого, что ей удалось сравнять счет. Она невольно отомстила Редьярду Торпу за попытку выдворить ее. Однако удовлетворения она почему-то не ощутила. Вместо этого что-то словно сжалось у нее внутри. Несмотря на присутствие отца, девушку охватило чувство, похожее на страх. Мгновение спустя оно сменилось спасительным гневом, она вздернула подбородок и выдержала взгляд англичанина. Но все-таки она чувствовала себя как никогда раньше по-женски уязвленной.
— Итак, — произнес генерал Монтиньяк, обводя сидящих за столом внимательным взглядом, — если все удовлетворены, продолжим. Следует обсудить еще несколько вопросов — я бы заметил, весьма важных вопросов.
— Разумеется, — фыркнул мсье Фонтень. — Приятно порассуждать о том, что не нужно оружия и не следует рисковать жизнью подданных, но что произойдет, когда обнаружится исчезновение императора? В погоню бросятся английские корабли с тяжелыми пушками на борту. Судно с императором попросту сметут. Попытка к бегству — разве это не отличный повод избавиться от Наполеона?
Капитан Торп ответил:
— Вы правы, сэр. Но, насколько мне известно, такой проблемы не возникнет.
— Не возникнет? — воскликнул Фонтень, глядя на капитана как на безумца.
— Совершенно верно, — откликнулся генерал с мрачным юмором. — Нет причины полагать, что отсутствие Наполеона обнаружат до тех пор, пока он официально не обнародует это. А к этому моменту англичане будут слишком заняты собственной защитой, чтобы всерьез попытаться вернуть пленника.
— Вот как, — сказал мсье Фонтень, махнув рукой. — Вы говорите загадками.
Генерал улыбнулся.
— Вовсе нет. Отсутствие императора не заметят по той простой причине, что мсье Робо займет его место, как это не раз бывало.
Фонтень повернулся на стуле, чтобы посмотреть на маленького тучного человека, так тихо сидевшего среди них.
— Неужели? — требовательно спросил он. Робо наклонил голову.
— А вам-то это зачем? — растягивая слова, подозрительно спросил Марсель де Груа. — Тоже из-за денег, как наш добрый капитан?
Робо нахмурился.
— Это сложный вопрос, мсье. Из-за денег, да, но и по многим другим причинам. Если позволите, я объясню.
— Не только позволяю, я требую этого, — генерал окинул взглядом остальных.
— Спасибо, — откликнулся Робо, снова склонив голову в комично-церемонном полупоклоне. — Я родился в крестьянской семье в маленьком французском городке. В юности меня призвали в армию пехотинцем в третье отделение. Вскоре меня заметил офицер разведки, полковник Рошальве, из-за моего сходства с императором. Однажды ночью меня вызвали в штаб и сказали, что я отправляюсь в Париж со специальным заданием. Мсье Фуше…
— Министр полиции, — пробормотал генерал Монтиньяк.
— Да. Министру полиции нужен был человек, который смог бы освободить императора от наиболее нудных обязанностей, составляющих удел правителя,
— посещения балов и ассамблей, инспектирования войск, присутствия на бесконечных церемониях с отцами города. Подобных обязанностей у императора было предостаточно, и совсем не оставалось времени на управление страной и разработку стратегических планов. Не стоило разочаровывать публику и гражданских лидеров, но император был уже не в силах вынести столь пустой траты времени. Меня сочли внешне наиболее подходящим на роль императора, хотя я немного меньше ростом и моложе. Первое несоответствие устранялось с помощью специальной обуви с предписанием как можно больше сидеть: на кафедре, в экипаже, на коне… Что касается второго, — император был не против выглядеть несколько моложе.
— Изумительно, — сказал мсье Фонтень. Его поддержали остальные. Генерал Монтиньяк и мсье Дюпре, единственные из присутствующих, ранее посвященные в эту историю, обменялись улыбками.
— Возможно, — согласился Робо, слегка пожав плечами. — В любом случае я получил благословение императора. Меня немедленно поместили в Версальский дворец, где тайно стали обучать говорить, жестикулировать, двигаться и носить одежду как Наполеон. Здесь генерал Гурго с его актерским прошлым оказался наиболее полезен. Меня научили читать и писать, чего я раньше не умел, и заставляли копировать почерк Наполеона, особенно его подпись. Должен сказать, эти тренировки принесли свои плоды. Четыре с половиной года я облегчал бремя забот своего императора. Затем последовало поражение и отречение от престола. Мне заплатили, а потом отослали прочь. Но, вкусив богатой жизни при дворе, как я мог вернуться к существованию простого крестьянина? За годы моего отсутствия родители умерли, оставив мою единственную сестру без всякой поддержки. Мы решили эмигрировать и начать новую жизнь в Луизиане. Мы не бедствовали, незаработанные деньги скоро кончились. А несколько месяцев назад у меня начались боли в желудке, и пользующий меня доктор сказал, что я протяну не более двух-трех лет. Моя сестра, она никогда не имела… Бог не наградил ее ни талантом, ни умом. Без меня она попадет в приют или начнет нищенствовать. В отчаянии, надеясь обеспечить ей хотя бы скудное существование, я написал императору. Я долго не получал ответа, а затем пришло письмо через моряка с иностранного судна. В нем говорилось, что если я приеду на остров Святой Елены и проведу мои последние годы здесь, в комфорте и изобилии, Наполеон назначит пенсию моей сестре до конца ее дней. Какая радость, мсье! Я нужен своему императору, я не бесполезен, и о моей сестре позаботятся. Как я мог отказаться?
— Действительно, как? — воскликнул генерал Монтиньяк, похлопав Робо по плечу. — Это большая честь! Можно завидовать вам, мой друг!
— Вы очень добры, генерал, — ответил Робо. — И, чтобы закончить эту историю, скажу, что должен был связаться с генералом Монтиньяком здесь, в Новом Орлеане. Так я и сделал и теперь жду дальнейших распоряжений.
— Теперь вам понятна изящная простота этого плана, друзья мои? — произнес генерал. — Мсье Робо предпримет поездку в Англию в роли купца или, возможно, плантатора. Его обратный путь будет лежать через остров Святой Елены и Рио-де-Жанейро. Ступив на остров, он вместе с другими гостями попросит аудиенции у императора. Затем они меняются местами, и Наполеон продолжает путь в Южную Америку, оттуда на Мальту и в Европу. Англичане не поймут, что пленник сбежал. Поэтому не будет ни шума, ни преследования. Этот маскарад может длиться сколь угодно долго, до тех пор, пока император не вернется к власти.
Отец Джулии откашлялся.
— Не раз вставал вопрос о необходимости привлечения еще людей для участия в этом путешествии на Святую Елену. Во-первых, чтобы сделать фигуру мсье Робо менее заметной, а во-вторых, прошу прощения, капитан, — убедиться в честности миссии. Я желаю участвовать в этом предприятии, как и все вы, думаю, и так как с некоторых пор я привык потакать своим прихотям, то хочу вместе с дочерью составить компанию мсье Робо.
На мгновение вспыхнувшие глаза Джулии встретились со спокойным взглядом ее отца. Его предложение не было случайным: утром отец сказал про поездку, так как имеется веская причина их присутствия на корабле. Он поступал разумно, ухватившись за предложение капитана, чтобы достичь своего. Умный человек, ее отец мог занять высокое положение при сильном и энергичном правителе. Ее рука машинально потянулась к золотой пчеле, висевшей на шее.
— Я также нахожу это приключение весьма увлекательным. — Губы Марселя де Груа скривились в иронической улыбке. — Полагаю, что три пассажира, кроме Робо, не будут тяжким бременем для «Си Джейд»?
В ответ капитан Торп смерил де Груа презрительным взглядом.
— Места достаточно, но стоит напомнить, что это не увеселительная прогулка. Многие обстоятельства делают ее весьма рискованной. Существование Робо не могло оставаться в тайне. Если в Англии его узнают и властям удастся схватить Робо, арестуют и всех остальных. Предположим, что кто-нибудь из офицеров или охраны что-нибудь заподозрит в Лонгвуде? Вам крупно повезет, если дело ограничится только арестом. А что если произойдет непредвиденное и подмену обнаружат? Если это случится на борту корабля Ост-индской компании, наступит конец всему. Если же его выследят на «Си Джейд», нам скорее всего удастся избежать британских военных кораблей, но в порт мы уже не войдем.
— А вы предпочли бы путешествовать в одиночестве, капитан? — Джулия с вызовом вздернула подбородок.
— Безусловно, я бы предпочел обойтись без женщины на борту! — парировал капитан.
Джулия уже открыла рот для ответа, но отец опередил ее.
— Нам хотелось бы знать, где находится судно, капитан, — сказал он жестко. — Я снимаю с вас всякую ответственность за нашу безопасность.
— Боюсь, что это невозможно. Поскольку вы находитесь на моем корабле, я отвечаю за ваше благополучие, хотите вы того или нет.
— Прекрасно, что вы так относитесь к своим обязанностям, — сказал мсье Дюпре. Однако по его виду Джулия не заметила, что он был очень доволен.
— Что касается меня, то я не намерен рисковать, — сказал мсье Фонтень. — Собственно, не думаю, что присутствие мсье Дюпре и его дочери, а также мсье де Груа каким-то образом повлияет на исход этой операции. Одному Богу известно, насколько высокой может оказаться цена нашего путешествия.
Можно было подумать, что банкир, ссылаясь на цену, волнуется за коммерческий успех предприятия, однако сидевшие за столом не питали иллюзий. Все знали, что мсье Шарль Дюпре, получая огромный доход от сахарной плантации Бо Бокаж, был основным кредитором экспедиции, а Марсель де Груа — лишь вторым.
Капитан откинулся назад, нахмурившись. Замечание банкира не ускользнуло от его внимания. Если раньше он сомневался насчет того, кто финансирует операцию, то теперь сомнения исчезли. Хотя Торпу была явно не по душе взаимосвязь финансов и политики, после короткой паузы он кивнул:
— Очень хорошо. Не забудьте, я вас предупреждал. Мы отплываем в Англию на этой неделе. Кого не окажется на борту в момент поднятия якоря, тот останется на берегу.
Джулии это не понравилось. Несмотря на горячее желание участвовать в экспедиции, она не рассчитывала на скорые сборы. Времени оставалось слишком мало. Надо было собрать одежду и разные вещи для длительного морского путешествия и подготовиться к иному по сравнению с Южной Луизианой климату. Кроме того, ей нужно было пересмотреть гардероб отца, отменить визиты, назначенные до конца сезона, закрыть городской дом и проследить, чтобы плантация в Бо Бокаж не пострадала в их отсутствие.
Немыслимо! — подумала Джулия, но в этот миг заметила насмешливое ожидание в глазах Редьярда Торпа и заставила себя улыбнуться. — Я должна успеть! — мысленно поклялась она. — Я сделаю все и прибуду на борт корабля в назначенное время, даже если это будет стоить мне жизни.
Генерал Монтиньяк встал.
— За императора! — воскликнул он. — За тех, кто привезет ему свободу!
Когда хор восторженных голосов утих, Джулия отодвинула свой стул, вставая, чтобы присоединиться к поднимавшимся мужчинам.
— Извините, господа, но я должна вернуться к своим гостям, иначе они решат, что я их покинула. Надеюсь, вы не заставите себя долго ждать?
— Конечно, нет, моя дорогая, — ответил отец. Генерал и мсье Фонтень улыбкой выразили свое согласие. Де Груа поднял стакан:
— Мсье, я предлагаю тост за самую прекрасную бонапартистку в Новом Орлеане! — воскликнул он.
Джулия рассмеялась и сделала реверанс, наслаждаясь одобрением и восхищением своей особой. Но, возвращаясь к дому вдоль промытой дождями галереи, она уносила в своей памяти лишь взгляд ярко-синих глаз капитана Редьярда Торпа. Возможно, в нем и читалось восхищение, но только не тепло и одобрение. Взгляд его был холодным и нарочито оценивающим.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Роковой шторм - Блейк Дженнифер



интересная книга только жаль нет в продажи
Роковой шторм - Блейк Дженниферольга
27.03.2011, 8.20





Отзывов по роману мало, что значит его мало читают. А роман бесподобный и захватывающий. Здесь и любовь и приключения так тесно переплетены, что невозможно оторваться. Главные герои достойны друг друга. Советую к прочтению.
Роковой шторм - Блейк ДженниферВ.З.,66л.
4.02.2014, 9.27





Ну не бред ли! Бездарная компиляция, надергали и из " Анжелики" и откуда только можно. Гюльнара, свет моих очей, блин!
Роковой шторм - Блейк ДженниферЕлена
4.02.2014, 16.31





Роман оставил неоднозначное впечатление. Немного напрягло, что героиня уж настолько неземной красоты, что прям ну все мужчины ее хотят - от матросов, до шейхов, а герою ее вечно из-за этого приходится выручать. И, на мой взгляд, не стоило соединять в одном романе 2 разные истории, 2 разных сюжета, а то получилась сборная солянка - вроде и про Наполеона, и про Восток. Это не очень понравилось. А уж конец и вовсе не впечатлил, какой-то он скомканный, невыразительный. С натяжкой 8/10, но перечитывать не стала бы.
Роковой шторм - Блейк ДженниферЯя
25.03.2014, 13.32





Нормально,читать можно.7.
Роковой шторм - Блейк ДженниферДиана
18.05.2014, 10.56





Мне понравилось, особенно вторая часть, люблю романы про восток.
Роковой шторм - Блейк ДженниферМилена
9.12.2014, 18.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100