Читать онлайн Порочный ангел, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Порочный ангел - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.46 (Голосов: 234)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Порочный ангел - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Порочный ангел - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Порочный ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Океанский пароход «Даниэль Уэбстер» покинул Новый Орлеан 11 декабря 1865 года. Под яркими лучами солнца пароход медленно двинулся вниз по Миссисипи и вышел в залив.
Элеонора стояла на палубе и, держась за поручни, наблюдала, как вода из грязно-коричневой превращается в темно-голубую. Дул свежий ветер, дым, пахнущий углем, валил из огромной трубы. Она смотрела вперед, сознательно оставляя Новый Орлеан и все, с ним связанное, за спиной. Город постепенно удалялся из вида, но нельзя сказать, что Элеонора не чувствовала при этом никакой грусти. Просто у нее не было времени для сожалений или жалости к себе. Она провела несколько часов, разбирая вещи в каюте.
Как «колонист», Жан-Поль мог занять самое дешевое место — всего за двадцать долларов, ей же билет обошелся бы почти в пятьдесят. А каюты для пассажиров первого класса стоили сто семьдесят пять, для второго — сто двадцать пять долларов. После долгих раздумий Элеонора решила, что лучше заплатить за место в хорошей каюте, потому что в дешевой нет ни света, ни воздуха, ни уголка, где можно побыть одной, ни разделения на мужскую и женскую половины. Более двухсот человек спали, ели, отдыхали в одном большом помещении. Койки были установлены в три яруса в высоту и в три ряда в ширину — без ограждений и без постельного белья. Пассажиры пользовались всем, взятым с собой, даже своей посудой. А за едой выстраивались в очередь к камбузу, после того как отобедают пассажиры первого и второго класса.
Второй класс был неплох. В каютах не больше пятидесяти человек, койки со шторками, обеды в столовой. Жан-Поль зарезервировал себе место в этом отсеке, но к Элеоноре он не подходил. Обычно каюты второго класса разделялись на секции для представителей разного пола, но на этот раз они были полностью отданы мужчинам.
Из-за войны совсем немного женщин пожелали поехать в Никарагуа или транзитом в Калифорнию. Лишь несколько дам плыли первым классом в сопровождении собственных мужей, и у них не было проблем выбора. Короче говоря, Элеоноре пришлось купить билет в первый класс.
В первом классе двери Каюты открывались прямо в обеденный салон, который хорошо проветривался благодаря большому иллюминатору. Как выяснилось позже, эта деталь становилась все более важной по мере того, ка пароход продвигался дальше на юг, в зону жаркого климата. Полы каюты были устланы коврами, здесь висели зеркало и умывальник, имелись стаканы и графин с водой. В каюте Элеоноры были две зашторенные койки и специальные отделения для багажа под ними. Она обменялась с попутчицей ничего не значащими приветствиями. Они, конечно, могли бы познакомиться получше, если бы Элеонору не смутил так сильно костюм женщины, сшитый из золотистого бархата того же опенка, что и ее тщательно убранные волосы. Юбка держалась на таком широком обруче, что казалось, она заполняет всю каюту. На плечах — эполеты с золотистой бахромой, а корсаж застегивался на блестящие форменные пуговицы. Глубокий V-образный вырез обнажал мягкие белые округлости ее груди. На голове чудом держалась шляпка из золотистого фетра, поля которой, отделанные бахромой, с одной стороны были загнуты кверху и заколоты булавкой с бриллиантом. Элеонору просто поразила эта полувоенного образца шляпка. Попутчица представилась как Мейзи Брентвуд. Элеоноре почему-то показалось, что имя ей очень подходит.
— Привет!
Элеонора обернулась и увидела, как Мейзи пробирается к ней, преодолевая сопротивление ветра. Юбки развевались, как белье на веревке,
— беспрепятственно и довольно откровенно демонстрируя взору кружевную пену нижнего белья и ноги от тонких щиколоток до плотных икр.
Одной рукой женщина придерживала платье, другой хваталась за поручни.
— Теперь я начинаю понимать, почему большинство пассажиров предпочитает сидеть в столовой, — выдохнула гона.
— Да, ветер довольно сильный, — с трудом подавляя улыбку, кивнула Элеонора. Бесцеремонный ветер разрушил экстравагантную элегантность. Ей-то не о чем было волноваться. Ее платье, далеко не новое, было сшито из прочного желто-коричневого поплина, отделанного голубым кантом. Шляпка из соломки с голубыми лентами дополняла наряд. Элеонора связала ленты и придерживала шляпку рукой, чтобы не дать ветру сорвать ее.
— Похоже, вы нашли самое хорошее место на пароходе. Правый борт совершенно мокрый от брызг, летящих с колес, а на носу шагу не ступить от офицеров.
— Тогда присоединяйтесь ко мне, — пригласила Элеонора.
Мейзи Брентвуд хитро взглянула на нее раскосыми, как у газели, глазами.
— Вы уверены, что не против?
— Конечно. А почему я должна быть против?
Лицо женщины озарила плутоватая улыбка.
— Вообще-то не скажешь, что вы сама невинность.
— Я… Прошу прощения?
— Вы вынуждены жить в одной каюте со мной из-за того, что нас, женщин без мужей, на пароходе только двое. Но вам нет никакой необходимости представать перед публикой рядом со мной. И если вам недостаточно намека, который я делаю вам, то лучше я сама объясню, прежде чем кто-то другой сделает это. Женщины, которые одеваются столь сдержанно, как вы, редко имеют что-то общее с женщиной моей… профессии.
В голосе Мейзи Брентвуд не было ни гнева, ни воинственности, только бесстрастная констатация факта. И именно это больше, чем что-то другое, помогло Элеоноре подавить вспышку смущения. Она уже ничуть не сомневалась, на что намекает Мейзи. Две старые девы, жившие в ее доме на верхнем этаже, питали страсть к сплетням и порой забывали о ее присутствии и ее неопытности. Кроме того, увидеть женщин, известных как «ночные дамы», не было такой уж редкостью на плохо освещенных фонарями окраинах Нового Орлеана. Они, конечно, не походили на Мейзи, но в соответствии с правилами, которым учили Элеонору, ей следовало бы немедленно развернуться и пойти прочь. Однако никогда прежде она не бывала в подобной ситуации.
Подняв подбородок, она спросила:
— Интересно, почему это?
— Потому что считается, что мы разносим заразу разврата и морального разложения.
— А, значит, во имя моего спасения… Но я не думаю, что вы так легко повлияете на меня. А если речь идет о моем добром имени, то осталось слишком мало того, что надо защищать.
— Это ужасно интересно. Предупреждаю, я страшно любопытна.
Едва заметная улыбка зажгла золотые искорки в зеленых глазах Элеоноры.
— Я тоже, — ответила она.
Они наблюдали, как кружатся чайки, летающие от парохода к берегу и обратно. Зеленые и коричневые краски берега медленно, но неизбежно отдалялись. Голубой дым навис над Бализом, превращаясь на горизонте в легкую дымку. Палуба под ногами дрожала, и это было новое ощущение. Со своего места женщины могли видеть, как густо пенится вода за кормой, слушать шум волн. Колеса крутились, с них водопадом срывалась вода. Привыкнув к их постоянному шуму, Элеонора и Мейзи перестали его замечать. Мачты, торчащие на корме и на носу, не имели парусов. Ветер свистел в реях и трепал флажки на рангоутах. На флаге, укрепленном на корме, красовались звезды и полосы.
Мейзи, уставшая держать свою шляпку, отколола ее и сунула под мышку. Ветер стремительно набросился на копну золотых волнистых кудрей, но она не обращала на это внимания.
— Итак, — сказала она, повернувшись к Элеоноре, — почему вы оказались на «Даниэле Уэбстере»?
— Мой брат записался колонистом к Уильяму Уокеру. Мы собираемся купить поместье, и я намерена присматривать за ним, пока Жан-Поль не выполнит все взятые на себя обязательства.
Женщина долго молчала, слишком долго, чтобы ответить.
— А что? — спросила Элеонора, и все дурные предчувствия, воскреснув, придали голосу напряженность. Мейзи покачала головой.
— Я желаю вам удачи. Аристократы Гранады владеют своими поместьями более трехсот лет не для того, чтобы расстаться с ними.
— Вы говорите так, будто знаете ситуацию.
— Я уже в третий раз здесь транзитом. Я ездила в Калифорнию в пятьдесят третьем году и возвращалась, чтобы уладить свои дела, прошлой весной. А во время этих путешествий, кроме болтовни, нечем заниматься, так что можно много чего узнать, если умеешь слушать.
— Значит, вы видели Никарагуа? Это прекрасно! Значит, вы можете мне все рассказать!
— Что вы хотите узнать?
— Все, — улыбнулась Элеонора.
— Ну, начнем с того, что там жаркий тропический климат. Большая часть страны покрыта джунглями. Есть также горы, но есть и вулканы. И еще пара больших озер.
— Это что, урок географии? — Голос был ленивый и дразняще знакомый.
Прежде чем обернуться, Элеонора уже вспомнила, кто тот высокий блондин, направляющийся к ним, абсолютно уверенный в том, что его рады будут видеть. Он остановился, облокотившись о поручень.
— Невилл! — приветствовала его Мейзи. — Невилл Кроуфорд, подлец! Я не знала, что ты на борту.
— Мейзи, только слепой способен тебя не заметить, — ответил он добродушно, насмешливо улыбаясь.
— Льстец! Позволь мне представить тебе мою соседку по каюте, Элеонору Виллар. Элеонора…
— Мы уже встречались. Я вспомнила по вашей форме.
— Я же узнал вас сразу, мадемуазель. Невозможно забыть дам, если они ускользают.
— Мне обидно, что я не понимаю смысла. За этим что-то кроется, — сказала Мейзи, сделав вид, что обиделась. Но во взгляде, который она переводила с одного собеседника на другого, стоял вопрос.
— Прошу прощения, Мейзи, твоя прелесть — в твоей откровенности.
— Но, я надеюсь, не единственная?
— Перестань напрашиваться на комплименты, в которых ты не нуждаешься. Лучше расскажи, что ты здесь делаешь?
— В Никарагуа много денег переходит из рук в руки, и я подумала, что часть этих денег мне не помешает. Да, а почему ты в форме? Надеюсь, ты не поддался искушению встать на тропу войны?
— Моя дорогая, мои причины столь же корыстны, сколь и твои. К тому же я нахожу, что форма производит на женщин хорошее впечатление.
— Наемный убийца? На тебя не похоже.
— Спасибо, Мейзи. Я рад, что ты по-прежнему хорошо обо мне думаешь. Скажите, мадемуазель, как ваш брат?
— Все в порядке. Он тоже на корабле.
Майор вздохнул.
— Этого-то я и боялся.
— Элеонора спрашивала о Никарагуа. Может, ты возьмешь это на себя?
— С большим удовольствием, — кивнул он, и яркий свет на мгновение зажегся в его глазах, бледно-голубых, как яйцо малиновки.
— Я имею в виду рассказ о стране, — подсказала Мейзи. Лицо Невилла стало абсолютно серьезным.
— А, страна… Хорошо. Мы причалим в Сан-Хуан-дель-Норте. Это первая остановка со стороны Атлантики на транзитной линии.
— Вы можете счесть меня невеждой, но я не очень-то понимаю, что вы имеете в виду под транзитной линией, — перебила Элеонора.
— Не понимаете? Корнелиус Вандербильд, миллионер, пять лет назад открыл транзитную компанию. Идея заключалась в том, чтобы воспользоваться золотой лихорадкой в Калифорнии. Полмира рвалось туда, желая попасть самым коротким путем. Один путь уже был проложен — через канал. Но Вандербильд догадался, как сэкономить семьсот миль, использовав естественные водные пути Никарагуа, чтобы перебраться из Атлантики к Тихому океану. Линия Вандербильда начинается в Пунта-Аренас, где путешественники начинают свой путь па реке-Сан-Хуан до Сан-Кар-лоса, с того места, где река впадает в озеро Никарагуа. Там они пересаживаются на озерное судно, плывут до Вирд-жин-Бэй. Затем двенадцать миль по железной дороге, до Сан-Хуан-дель-Сур на берегу Тихого океана, где их ждет корабль, готовый к отплытию в Сан-Франциско.
— И несмотря на войну этот путь открыт? — поинтересовалась Элеонора.
— Когда я поехал в Новый Орлеан, он был открыт.
— Когда я впервые отправилась в путь, переход из Вирджин-Бэй в Сан-Хуан-дель-Сур совершался на мулах, — сказала Мейзи. — Тогда был сезон дождей, и мы утопали по пояс. Не знаю, как только я выдержала. Никогда не забуду.
— Вам, возможно, пришлось обходить речные пороги в Мачуке, Кастильо-Вьехо и Эль-Торо. Новые пароходы способны преодолеть их в сезон дождей. Если нам повезет, мы доберемся до Гранады без всяких трудностей.
— Там штаб-квартира Уокера?
— Верно.
— Большой город? — настойчиво расспрашивала Элеонора.
— Нет — тысяч десять населения, но важный. До тех пор пока мы его не захватили два месяца назад, это была крепость, защищавшая здешнее мелкопоместное дворянство. Их еще называют легитимистами, под этим названием известна и консервативная партия.
— Богатые всегда консерваторы, — прокомментировала Мейзи. — И имущие всегда обеспокоены тем, как сохранить все как есть, чтобы не пустить в свою среду малоимущих. Мне кажется, в этом смысле Уокер — союзник неимущих.
— Да, демократ. Он сделал много, чтобы разделить имущество, хотя и не так уж тщательно, как некоторым хотелось.
— Значит, что-то еще осталось. Это ласкает слух. — Мейзи оживилась.
— Если бы ты была наполовину такой жадной, какой притворяешься, — съязвил майор Кроуфорд, — ты давно бы разбогатела.
— А разве я не богатая женщина?
— Если бы да, тебя бы не было на этом пароходе.
— А разве ты не знаешь, что нет предела, после которого можно сказать, что денег хватит?
— Ты и Вандербильд составили бы прекрасную пару. Мейзи почесала ухоженным ногтем подбородок.
— Ты так думаешь? Над этим стоит поразмышлять. Насколько я знаю, коммодоре Вандербильд вышел в отставку с поста главы «Транзит Компани» из-за каких-то манипуляций с акциями и свары среди директоров и создал конкурирующую линию «Индепендент Оппозишн Лайн», используя Панамский путь.
Майор медленно покачал головой.
— Не перестаю восхищаться, откуда у тебя столько сведений.
— И что — это единственное, что тебя восхищает во мне на протяжении такого долгого времени?
Провокационный вопрос, отметила Элеонора. Наблюдая за Мейзи, она подумала, что ответ вырвался сам собой, имея мало общего с тем, что на самом деле та думает. Откашлявшись, Элеонора спросила:
— Должно быть, Уокер ощущает себя в полной безопасности, командуя Гранадой, если он посылает столько своих офицеров заниматься вербовкой?
— Вербовка? Вы имеете в виду Бэнк-Аркаду? Там этим занимался Фишер. Полковник Фаррелл ведал оплатой их транспортировки. Полковник Генри приходил в себя от ран и ни на что более не был способен. Луис, подполковник Ларедо и я в основном кутили. Фаррелл и Генри вернулись на «Прометее» две недели назад.
— А подполковник?
— Я надеялся, что вы не спросите. Он внизу, валяется на койке вдребезги пьяный. Он постоянно пытается утопить свое прошлое в вине. Но прошлое в вине не утопишь, его можно лишь заспиртовать. Это ему удается неплохо, но прошлое все равно остается с ним, только заспиртованное.
Мейзи передернуло.
— Какой, наверное, очаровательный малый этот Луис?
— Большей частью да, — согласился майор. — А в остальном — безнадежный испанец.
— Имеет право, — возразила Элеонора. — Никарагуа — испанская страна.
— Испаноговорящая. Официально — это Республика де Никарагуа. И те, кто живут там, конечно, никарагуанцы. Включая теперь и вашего брата, и Луиса, хотя он родился в Гвадалквивирской долине Андалузии. Рядом с Кордовой. В Испании. Послушайтесь моего совета и не спрашивайте его об этом, пока он не напьется.
Майор Кроуфорд смолк. Все его внимание было отдано чему-то за спиной Мейзи. Проследив за его взглядом, Элеонора увидела Жан-Поля, выходившего из-за угла палубной постройки на корме. Брови его были хмуро сдвинуты, глаза сощурены, хотя причиной этого мог быть окутавший его угольный дым.
— Позволь мне поговорить с тобой, Элеонора, — сказал он.
— Конечно, но сперва разреши мне представить тебе своих друзей.
Он небрежно поклонился, не пытаясь изобразить и подобие улыбки. Взяв Элеонору за локоть, он произнес:
— Надеюсь, вы извините мою сестру.
— Ради бога, — ответила Мейзи, сверкнув глазами. — Мы не хотим лишить вас возможности сообщить своей сестре нечто серьезное.
Кровь прилила к лицу Жан-Поля, но он склонил голову и без слов повел Элеонору так быстро, что она вынуждена была шагать шире, чтобы не казалось, будто он ее тащит.
В длинном зале столовой сидела только одна пара игроков в домино да мужчина с газетой. Из камбуза проникал запах еды, хотя звонка на обед еще не было. В пустом углу салона Жан-Поль придвинул для сестры стул. Подхватив юбки двумя руками и сев, Элеонора спросила:
— Что такое? Что случилось?
Брат расположился напротив нее.
— Ты хоть понимаешь, с женщиной какого рода ты хихикаешь, как со своей близкой подругой?
Элеонора, пригладив волосы, тихо сказала:
— Я чувствую, что ты намерен просветить меня.
— Она не годится тебе в приятельницы.
— Разве? А я нахожу ее забавной.
— Ну, разумеется, — мрачно проворчал он. — Дорогая Элеонора, я думал, ты более разборчива. Она немногим лучше проститутки. Позволь мне объяснить тебе…
— Нет, позволь мне объяснить тебе, мой младший брат. Я прекрасно знаю, что собой представляет Мейзи Брентвуд. Она сама мне сказала. Но в данной конкретной ситуации это не имеет никакого значения. Более того, никто, Жан-Поль, не давал тебе права выбирать мне друзей или ставить меня в неловкое положение перед ними.
— Это мой долг как мужчины.
— Много же тебе времени понадобилось, чтобы понять это.
В салоне было темно. Свет проникал сквозь люк в потолке. Но даже при таком освещении она увидела, как он побледнел. Прошла минута, прежде чем Жан-Поль смог заговорить, и его голос стал тише, а слова серьезнее.
— Неужели ты не понимаешь, куда могут завести такие друзья, как эта женщина? Правильно или нет, но о нас судят по нашему окружению. Никарагуа, может, и не Новый Орлеан, но все же цивилизованная страна, имеющая свои обычаи.
— Меньше всего меня заботят обычаи.
— Тем не менее…
— И, кроме того, с кем я могу здесь разговаривать? Несколько женщин, что плывут на пароходе, заняты мужьями, собственными страхами и мыслями о том, как доберутся до Калифорнии, — это те, кто не очень страдает морской болезнью. И я уверена, что ты едва ли одобришь, если я стану говорить с незнакомыми мужчинами.
— Ты можешь говорить со мной.
— Да? А где ты провел последние несколько часов Пил и играл в карты с офицерами в их каютах. Как видишь, не так уж я слепа, как тебе кажется.
Ссора. Опять. Казалось, единственное, что они делали с момента встречи в Бэнк-Аркаде, — это ссорились. Когда Жан-Поль убедился после очередной тягостной ссоры, что она намерена ехать, он попытался отложить ее отъезд по крайней мере на месяц, пока не осмотрится. Но целый месяц в компании кузена Бернарда показался ей невыносимым. К тому же она боялась, что начнутся постоянные отсрочки до тех пор, пока она наконец не передумает. Они поссорились из-за того, что надо было попросить постояльцев съехать из дома. Жан-Поль считал, что следует ясно сказать им об этом, она же предлагала постепенный переезд, по мере того как она найдет для них удобные места. Поскольку все заботы все равно падали только на нее, она эту схватку выиграла. Трудно пришлось ей и с багажом, который предстояло везти с собой. Два сундука плюс кожаный саквояж брата — вот и все их вещи. Много мелочей, фамильных ценностей, сувениров пришлось оставить под сомнительную ответственность дяди Наркисо, кузена Бернарда и его высокомерной жены.
Перед Элеонорой на столе лежал захватанный экземпляр газеты «Эль Никарагуэн». Редакционная статья многонедельной давности сообщала о смерти одного из местных жителей, который был расстрелян по приказу Уокера. Пожилой человек, единственное преступление которого состояло в том, что он аристократ. Элеонора почувствовала, как нервы ее напряглись. Во что они ввязываются? Что они делают? Эта неопределенность взволновала ее. Возможно, похожее происходит и с Жан-Полем.
Брат коснулся ее руки, лежавшей на столе.
— Я не думаю, что ты несведуща, ты просто неопытна. Как, собственно, и должно быть. Дело в том, что я беспокоюсь о тебе. Если случится дурное, это будет моя вина.
— Я никогда не обвиню тебя, — ответила она, тронутая заботой, светившейся в его глазах.
— Но я себе этого не прощу.


Они подошли к темно-зеленой полосе берега, окаймлявшего бухту Сан-Хуан-де-Никарагуа. Лил дождь. Под трепещущими листьями пальм Пунта-Аренас в неярком свете различалось несколько зданий «Транзит Компани».
На другой стороне залива громоздились камни, вернее, остатки того, что было Грей-Тауном до обстрела в июле прошлого года; руины выглядели такими заброшенными, точно в любой момент могли рассыпаться, превратившись в бурый песок, покрывающий все побережье, или их могла поглотить темно-зеленая растительность джунглей. Но в городе уже шли восстановительные работы. Двухэтажное строение, на котором висело название отеля, выходило прямо на пирс. Вывеска гласила, что отсюда начинается город, который с этого момента называется Сан-Хуан-дель-Норте.
Речной пароход «Колорадо» стоял под парами, ожидая пассажиров. Похоже, у него не было причин задерживаться в этом залитом дождями порту в устье реки Сан-Хуан. Пересадка закончилась. Трап убрали, уже вспенилась вода цвета тустого какао, и они тронулись в путь — девятьсот извилистых миль к истоку реки.
Река бежала среди берегов, принимая в себя тысячи мелких ручейков, вытекающих из дымящихся от влаги джунглей. Топкие берега заросли гниющим кустарником, но резкий аромат цветов забивал этот запах. Деревья, склонившиеся над рекой с обеих сторон, образовывали туннель, с ветвей гирляндами спускались лианы с оранжевыми, желтыми, белыми и красными цветами. Сочные стебли толщиной с мужскую руку обвивали стволы красного дерева и авокадо. Плотные заросли растений с висящими над водой корнями почти скрывали берега. Пальмы и древовидные папоротники тянулись к мокрому серому небу дрожащими ветвями и буйными кронами.
То тут, то там вспыхивали разноцветные пятна — это перелетали с ветки на ветку попугаи. А однажды, когда пароход проплывал под мощной нависшей ветвью, сверкнув желто-зеленой полосой, на палубу шлепнулась змея, но матрос-индеец прикончил ее быстро, без всяких эмоций, одним привычным ударом.
Каменный бастион Кастильо-Вьехо, возвышавшийся на крутом отвесном холме, был черен от дождя, когда они проплывали мимо. Пустынный, разрушающийся от времени, он выглядел как нечто древнее и таинственное. У подножия холма лепились, прижавшись друг к другу, хижины с соломенными крышами, пораженными плесенью от частых дождей. Не замедляя хода, они миновали Кас-тильо-Рапидес. Через несколько миль у «Колорадо» возникли неполадки в управлении. И поэтому вдвое медленней, чем обычно, пароход вошел в порт Сан-Карлос.
Надо было оставить груз грязному маленькому городку на берегу озера Никарагуа. Из-за ремонта они опаздывали на несколько часов.
Для удобства пассажиров, которым вздумалось бы прогуляться по берегу, обед подали раньше. Дождь почти перестал, на западе прояснилось. Низко опустившееся к горизонту солнце пылало рыжим пламенем, посылая длинные лучи сквозь белую пелену тумана, зависшую над рекой. Лучи, достигая волнующегося большого озера, золотили его поверхность. А на другом берету солнце красило в медный цвет далекие вершины вулканов Ороси, Мадейра, Ометепе, отчего они походили на медные наконечники. Свет солнца приукрашивал даже соломенные крыши хижин, вытянувшихся вплоть до ворот форта Сан-Карлос, который охранял место впадения реки в озеро. Улицы были грязные и убогие. Вернувшись на пароход после короткой экскурсии, Элеонора с Мейзи, сопровождаемые Жан-Полем и майором, остановились от звука выстрела. Он донесся со стороны озера. Майор Кроуфорд, еще секунду назад полностью расслабленный, собрался, скинув с себя благодушие, как священник рясу. Насторожившись, он проводил женщин на пароход. А потом, пробравшись сквозь толпу торговцев, сгрудившихся возле трапа, отправился в ту сторону, откуда донесся выстрел.
Но тревога оказалась ложной. Стреляли мужчины с парохода. Они воспользовались стоянкой и перерывом в дожде, чтобы потренироваться — подстрелить аллигатора, за которым они следили целый день. Чтобы как-то сгладить свое поведение перед дамами, которых пришлось поторопить, майор Кроуфорд купил маленькие красные бананы размером с палец, кокосовые орехи и ананасы у торговцев-индейцев, разодетых в свои национальные одежды из ярко окрашенных тканей, и преподнес дамам. Эти фрукты ознаменовали их первый день в тропиках.
После долгого пребывания взаперти Элеонора хотела бы остаться на палубе. Несмотря на испарения, исходившие от джунглей, и почти полное отсутствие санитарии, все равно здесь было легче, чем в каюте. Ощущение экзотики новой незнакомой страны бодрило, удовольствие портили лишь тучи москитов, огромных и черных, которые вились вокруг, заслоняя свет. Кота спускались вниз, палуба под ногами задрожала. Значит, они снова тронулись в путь. В их каюте, предназначенной на этом маленьком речном пароходе для четырех женщин, Элеонора увидела, что Мейзи разделась до корсета и нижней юбки. В яростном нетерпении она рвала щеткой волосы, а лицо ее блестело от гусиного жира, которым Мейзи спасалась от морщин.
Когда Элеонора вошла, Мейзи швырнула щетку с серебристой черной ручкой на койку, которую она выбрала для себя, и подбоченилась.
— Плохие новости, дорогая. Как бы это сказать помягче?.. Короче, твои пожитки исчезли. — Она кивнула на багаж, разбросанный по полу, на свои сундуки, сумки, коробки и еще на те, которые принадлежали двум попутчицам, чьи мужья разместились в большой мужской каюте. — Я пересмотрела все десять раз, но не нашла ни твоих сундуков, ни своей коробки с тремя лучшими шляпами, которые я купила у мадам Хелен в Новом Орлеане по десять долларов за штуку!
— Ты, наверное, ошибаешься, — сказала Элеонора. Мейзи покачала головой, мрачно сжав губы.
— Исчезли.
— Но как?
— Украли во время пересадки с «Даниэля Уэбстера» на «Колорадо». Кто в такой забытой богом стране будет стоять под дождем и следить, чтобы перенесли каждую вещь? Вечная история на этом пути. Я еще раньше слышала, когда было много транзитников и существовал еще путь на мулах, что редко какая группа добиралась до места с целым багажом.
— А можно ли его найти?
— Я уже подала жалобу капитану от имени нас обеих. Но надежды мало. Багаж, наверное, уже на пути в джунгли, туда, где никогда в жизни не видели белого человека. И какая-нибудь индейская жена будет собирать бобы в мою шляпу, которая стоит больше, чем вся ее деревня.
Элеонора опустилась на край койки.
— Мало что отыщут они в моих сундуках. Но в них было все мое имущество. Теперь у меня только и осталось, что сорочка, носовой платок и кое-какие туалетные принадлежности. Что мне теперь делать?
— Гранада — это еще не край света. И там есть портнихи.
— Даже если бы я умела шить сама, я не могу позволить себе завести новый гардероб.
— Ну, во-первых, у тебя есть то, что на тебе. И ты наверняка ты сможешь позволить себе одно-два платья, полегче.
Элеонора с сомнением осмотрела свое платье из коричневого бархата, которое она надела в то утро. По фасону оно походило на те, какие носила ее мать, — с длинными узкими рукавами и высоким воротником. День был прохладный из-за дождя, но она уже пожалела о своем выборе. А что будет, когда появится солнце? Более того, после экскурсии в Сан-Карлос подол ее платья был покрыт грязью. Понимая, что вряд ли сможет еще раз надеть его в этом тропическом климате, она мало беспокоилась по этому поводу. Да и вряд ли вообще возможно отчистить эту юбку.
Элеонора печально посмотрела на попутчицу. Мейзи прикусила нижнюю пухлую губку.
— Вообще-то это твое платье мне не нравится. Слишком скучное и слишком старомодное. Да и все остальные твои наряды тоже. Так что, я думаю, самое время начать все по новой.
— Ну я же говорю тебе, что я не могу.
— Чепуха! Всегда есть пути и средства. Дай-ка я присмотрю для тебя что-нибудь легкое и воздушное, что-нибудь зеленое или розовое.
— Я всегда старалась носить приглушенные тона, мои волосы…
— Волосы у тебя просто роскошные!
— Моя бабушка…
— Твоя бабушка, может, и была дамой, но мне она кажется старой ведьмой, которая ревновала и к твоей матери, и к тебе. Ты красивая женщина. Лицо — совершенный овал, красивые зеленые глаза, темные ресницы и брови, матовая креольско-французская кожа, и все это, как корона, венчают пылающие ирландские волосы! Мне кажется, что ты напрасно и несправедливо по отношению к себе стараешься сделаться незаметной.
— Я не хотела бы привлекать чье-нибудь внимание, — попыталась объяснить Элеонора.
— Не сомневаюсь, твоя бабушка еще много о чем тебя предупреждала. О, конечно, я понимаю, ты не хочешь одеваться, как я. Однако я и не думаю, что тебе следует это делать. Но все равно ты ведешь себя не правильно, одеваясь подобным образом. Так ты никогда не найдешь себе мужчину.
Элеонора вскинула голову. Глаза ее воинственно заблестели.
— Ты, может, удивишься, но мне не нужен мужчина.
— Ты можешь думать что хочешь. Но, к сожалению, только мужчина способен обеспечить женщине защиту.
— У меня уже был жених. И, похоже, вся моя привлекательность исчезла, когда я потеряла приданое.
— Он был дурак. Без него тебе будет лучше.
— Несомненно. Но я предпочитаю доверять только Жан-Полю и себе.
— Прекрасно. Ты только не учитываешь, что братья со временем женятся и потом на первое место ставят своих жен. А что будет с тобой? Тебе нужен муж. И твоя собственная жизнь.
— Но ты, кажется, хорошо справляешься и без него.
Мейзи напряглась, затем медленно расслабилась.
— У меня был муж. И ребенок. Сын.
— Извини…
— Да что там. Я расскажу. Мы жили в Джорджии. Однажды ночью, зимой, начался пожар, искра из трубы упала на деревянную крышу. Я была на кухне, замешивала тесто для хлеба. А муж дремал у камина. Сгорело уже полкрыши, когда обнаружился пожар. Я вбежала в спальню, полную дыма. Там спал двухлетний сын. Было холодно, я быстро завернула его в одеяло и подхватила. Муж велел вынести его наружу и остаться там, пока он попытается спасти хоть что-то из вещей. Я сделала, как он велел, хотя не могла не смотреть на бушующее пламя и не думать о том, что я теряю все. Потом я стала разворачивать ребенка, но оказалось, я взяла не сына, а игрушку, которую сама ему сделала. Я крикнула про это мужу, и он кинулся в дом. В эту минуту крыша рухнула.
Она закончила рассказ хриплым шепотом.
— Мейзи… — Элеонора потянулась к ней рукой, не в состоянии найти слов, способных выразить сочувствие.
— Мне сейчас тридцать три, — продолжала она. — Больше десяти лет я пытаюсь забыть, пытаюсь найти способ перестать казнить себя. Но ничего не помогает. Ничего. Я, правда, многому научилась. Узнала, что мужчина и женщина нуждаются друг в друге. Что близость мужчин и женщин, переплетение их тел в страсти — вот единственное, что делает жизнь более или менее сносной.
— Однако, — сказала Элеонора, отведя глаза в сторону, — ты говоришь… о том, что стало твоей профессией.
— Да, это так. Но я разборчива. — Она улыбнулась. — Может, это тщеславие с моей стороны, но я называю себя куртизанкой. Разница есть — я ограничиваю себя только одним мужчиной на какое-то время. Ну, хватит, я и так достаточно шокировала тебя в этот вечер. Мы говорили об одежде. У меня есть одна-две вещицы в сундуках, которые я могу тебе дать. Прошлым летом я позволила портнихе в Саратоге уговорить себя, что мне пойдет на пользу что-нибудь с претензией на скромность. Я согласилась, хотя это не мой стиль. Конечно, я более округла в определенных местах, чем ты, но у меня есть иголки, нитки, ножницы, и мы подгоним платье по тебе.
— Понимаешь, я ценю твое щедрое предложение, но не могу его принять,
— сказала Элеонора.
— Почему? Ты одна из самых привлекательных женщин, которых я видела. И тебе надо одеться. Если ты откажешься, то не просто обидишь — ты оскорбишь меня.
— Ты так упрашиваешь, что тебе невозможно отказать.
— Хорошо, — ответила Мейзи, поворачиваясь к сундукам. — Именно этого я и хотела.


На причале в Гранаде толпились люди. Мужчины с ручными тележками сновали взад-вперед, поднимая клубы пыли, пытаясь отвоевать место там; куда спустят трап.
— Карретон де мано! — кричали они, пытаясь еще и жестами показать желающим, что они могут подвезти багаж. Женщины с темными, вьющимися волосами, спадавшими на спину, носили подносы с фруктами и свининой. Старухи и мальчишки торговали раковинами и плетеными пальмовыми шляпами, кожаными вещицами и всякими безделушками из коровьего рога.
Солдаты, фалангисты в красном, низко надвинув широкополые с красными ремешками шляпы для зашиты от слепящего полуденного солнца, стояли, прислонившись к строениям на причале. Большинство были американцы или европейцы, попадались среди них и испанцы, но все они отличались худощавостью и производили впечатление людей, много повидавших, и резко контрастировали с теми, кто толпился у парохода.
Путешествие по озеру не было отмечено какими-либо событиями. Сначала они миновали Вирджин-Бэй, где высадились пассажиры, направлявшиеся в Калифорнию. Их уже ждали экипажи, готовые доставить в Сан-Хуан-дель-Сур. Дверцы экипажей были разрисованы сценами из жизни Калифорнии и Никарагуа, а украшавшие их красные или голубые полосы на белом фоне сверкали на солнце. При виде их становилось веселее на душе и хотелось немедленно добраться до этих мест.
Единственным событием, достойным внимания за все время путешествия, стала встреча с акулой на озере. Пассажиры с недоверием отнеслись к сообщению о ней, но офицеры на пароходе подтвердили, что это правда: акулы от века жили в большом озере. И кстати, добавили они, акулы чрезвычайно вкусные.
Первое, что им нужно было сделать, это найти отель. Их было несколько, и можно было выбирать, но лучшим оказался «Аламбра». Они проследовали за носильщиком, который прельстил их коляской — зеленые, красные, желтые, белые, розовые и черные полосы украшали плоские колеса. По этому случаю Мейзи надела темно-голубое платье из жестко накрахмаленной кисеи, отделанное целыми милями ленты. Шляпа, которую она разместила на тщательно уложенных золотистых локонах, походила на произведение скорее кулинарного, чем портновского искусства. И все это венчалось кокардой в стиле «а ля демократия». В руках Мейзи держала зонтик отороченный белыми кружевами. Элеоноре защиты от солнца не требовалось. Ее лицо скрывала шляпа с большими прямыми полями из итальянской соломки, поверх нее — уложенный в несколько слоев белый муслин, через который солнце отбрасывало легкий отсвет на лицо. Розовая лента вокруг тульи повторяла по цвету розовые махровые розочки, разбросанные по белому фуляровому шелку платья, которое Мейзи заставила ее надеть. Обе женщины были одного роста, и при переделке платья забыли, что юбку придется надевать на модный широкий обруч. И в последний момент Мейзи принудила Элеонору надеть еще один кринолин на легкий разборный обруч. В результате платье приподнялось и стало похоже на лепестки вокруг сердечка цветка. Круглый вырез декольте был довольно глубок — Элеонора немного стеснялась, и щеки ее покрылись румянцем. Но неодобрение на лице Жан-Поля она сочла чрезмерным. И, чтобы его позлить, взяла майора под руку и завела с ним оживленную беседу, которая в основном сводилась к попыткам отбиться от его ухаживаний и поддержать разговор, когда он начинал рассказывать о Гранаде.
Город был много лучше других городов в испанском стиле, которые они видели. Дома, или из теплого золотистого камня, или выкрашенные в белый цвет, брали в кольцо площади и рынки. Прохладные, сообщающиеся дворики, расположенные между стен домов, назывались патио. Из них, сверкая блестящей зеленью листвы, кивали ветками апельсиновые деревья, фуксии и бугенвиллеи. Колокольный звон на церковных башнях плыл над домами, и обутые в сандалии церковнослужители в монашеских сутанах с достоинством шествовали среди уличной толпы.
Майор оставил их у входа в отель. Жан-Поль снял комнату только на одну ночь, поскольку первым делом он должен был явиться в казармы с рапортом. Для удобства Элеонора и Мейзи сняли комнату на двоих рядом с ним. Позволить себе такую прекрасную комнату в отеле Элеоноре было нелегко, но она согласилась, настоян на том, что сама оплатит свою долю.
Жан-Поль, которому хотелось как можно скорее) оторвать сестру от ее новой компаньонки, сразу оправился на поиски агента по продаже земли в его офис, по адресу, указанному на визитной карточке. Осмотрев свою комнату и смыв уличную пыль, женщины стали ждать его возвращения. Но когда в комнате совсем стемнело и едва можно было различить друг друга, они спустились в обеденный зал одни.
В дверях Элеонора и Мейзи столкнулись с мужчиной, выходившим из зала. Он отступил в сторону, бормоча извинения, стараясь дать как можно больше места для их широких юбок. Свет лампы сиял в золотой бахроме его эполет. Элеонора, бросив быстрый взгляд из-под ресниц, узнала полковника Фаррелла, человека, по чьей вине она была унижена и потерпела поражение в Новом Орлеане. Она сразу отвернулась в другую сторону и прошла мимо, но успела заметить равнодушно-тяжелый взгляд его сапфировых глаз, когда полковник окинул ее взглядом, и насмешливую ухмылку, когда он вдохнул назойливый запах духов Мейзи.
Они медленно ели, смакуя поданные им незнакомые острые блюда. Жан-Поль до конца ужина так и не появился. Казалось, дольше оставаться внизу было уже неудобно. Взяв одну из свечей, предусмотрительно оставленных у подножия лестницы, они вернулись к себе.
Ночные часы неспешно текли, улицы становились все тише, откуда-то издалека донесся звон церковного колокола, возвещающий о пожаре. Элеонора и Мейзи поговорили об этом, но из окна ничего не было видно. Наконец они разделись и, задув свечу, улеглись.
Мейзи, лежа в темноте, пыталась успокоить Элеонору.
— Возможно, ему пришлось поехать за город, чтобы посмотреть имение. Ты же знаешь, как он загорелся. А может, ему понадобилось отправиться прямиком в казармы с рапортом и он не смог послать нам записку. Я слышала, что Уокер требует строгой дисциплины от каждого.
— Да, — ответила Элеонора. Вполне возможно, что он решил отметить свою последнюю ночь свободы с кем-то из товарищей. Ей столько раз приходилось ждать его ночами, что она не особенно волновалась. Однако, несмотря на удобную широкую постель, Элеонора никак не могла заснуть. Она лежала, уставившись в темноту широко открытыми глазами, когда вдруг услышала шарканье ног в коридоре. Благодаря тонким стенкам она поняла, что кто-то, приглушенно ругаясь, пытается вставить непослушный ключ в замок. Узнав знакомый голос, Элеонора вскочила.
Она прошла босиком по шершавому от грязи полу к двери, повернула ключ и резко толкнула ее.
— Жан-Поль, — прошептала она. Мейзи, проснувшись, села в кровати.
— Это Жан-Поль, — объяснила, не оборачиваясь, Элеонора.
Голоса привлекли внимание брата, и он появился перед ними, ухватившись одной рукой за косяк, чтобы не упасть. Жан-Поль едва не рухнул, ввалившись в комнату, но Элеонора успела поддержать его.
— Элеонора, — произнес он, и в его несвязной речи, в самом голосе, звучало отчаяние, — я должен тебе что-то сказать.
— Да, но сперва войди и сядь.
— Нет, — отозвался он с упрямством по-настоящему пьяного человека. — Я должен тебе кое-что сказать. Прямо сейчас.
Мейзи, в сильно декольтированной ночной сорочке, выскользнула из кровати и чиркнула спичкой, чтобы зажечь огарок свечи.
— Хорошо, — согласилась Элеонора, следуя взглядом за Мейзи, подошедшей к Жан-Полю и вставшей рядом с ней.
— Я не смог найти агента. Нет такой улицы. И дома, который на визитке. Никто о таком и не слыхал. Я встретился с полковником Фарреллом. Он сказал, что это мошенничество, что тот человек — проходимец, и не было никакого имения, никакого дома, никакой земли. И он сказал, что мы больше никогда не увидим своих денег. Никогда. Их нет, Элеонора! Их нет. У нас ничего нет.
В шоке Элеонора выпустила руку брата, и Мейзи поддержала его, чтобы он не упал, затем осторожно положила на спину. Глаза ее выражали печаль и жалость. Женщины стояли в угрюмом молчании, глядя на Жан-Поля сверху вниз — на запачканные едой и вином рубашку и жилет, на прореху в жилетном кармане, откуда уже не виднелась цепочка от часов — их украли, и на следы высохших слез на пыльном, потном и почти безбородом лице.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Порочный ангел - Блейк Дженнифер



Samij lu4shij roman!!!
Порочный ангел - Блейк ДженниферElena
30.11.2011, 22.17





Я не пожалела о времени, которое потратила на чтение этого романа. Конечно, хотелось бы лучше понять Гранта Фаррела, услышать его мысли, узнать мотивы его поступков. Но автор делает из него загадку, однако дает достаточно материала чтобы читателю самому судить о нем. И главная героиня - настоящая женщина со своими слабостями, однако лишенная мелочности как в чувствах, так и в поступках. И конец, показавшийся бы скомканным в другом произведении, здесь вполне уместен, т.к. герои устали и все что им требуется - залечить раны друг друга. Все.
Порочный ангел - Блейк ДженниферNemona
25.02.2012, 11.24





хороший роман!
Порочный ангел - Блейк ДженниферДи
28.02.2012, 13.54





роман хорош и его выгодно отличает то, что все происходящее описывается только со стороны главной героини, а мысли, надежды и чаяния главного героя нам, читательницам, приходится разгадывать самостоятельно. красивая, умная женщина, ради брата готовая пойти на всё и суровый военный, способный на истинные чувства - что может быть лучше?
Порочный ангел - Блейк ДженниферОльга Сергеевна
29.05.2012, 15.37





Не пожалела, что прочла. Советую
Порочный ангел - Блейк ДженниферЛика
14.10.2012, 10.37





Спасибо огромное писательнице за те чувства, которые возникли при прочтении этого романа. Мне ещё безумно понравился роман "Обольщение по-королевски" данного автора. Девочки, читайте, не пожалеете!!!
Порочный ангел - Блейк ДженниферЕвгения
3.11.2012, 19.29





Присоединяюсь к дифирамбам. РОМАН ВЫСОКОГО качества не для легкого чтения. Реалистично описаны исторические коллизии того времени, особенно если знаешь историю Гондураса.rnБезусловно, роман хорошего литаратурного уровня.
Порочный ангел - Блейк ДженниферВ.З.,64г.
29.12.2012, 9.47





Не погоджуюсь із тим, що роман високої якості. Скоріше він написаний нетипово. Дочитувала по діагоналі - нудно і затянуто. Не зрозуміла навіть в кінці нерішучості головного героя. 50/50
Порочный ангел - Блейк ДженниферГаля
6.04.2013, 18.53





классный роман, читаю второй раз и плачу мне Луиса жалко .
Порочный ангел - Блейк Дженниферг.
7.05.2013, 14.30





Мне нравятся романы этой писательницы. Герои классные, все без лишних соплей.
Порочный ангел - Блейк ДженниферTasha
15.07.2013, 23.32





Вроде и роман хороший и сюжет интересный, а остался неприятный осадок после прочтения романа. Если поступки главной героини были понятны, ею руководила любовь к брату, то гл.героя я так и не поняла до конца. Весь роман он был какой-то нерешительный, не поехал спасать свою женщину, оправдавшись домашним арестом. Да и на протяжении всего романа создавалось впечатление, что героиня навязывалась Гранту, а он милостиво принимал ее любовь. Очень жаль Луиса, вот он больше достоин героини, чем Грант.
Порочный ангел - Блейк ДженниферНаталья
16.07.2013, 21.29





Девочки, мне одной кажется или роман очень похож на роман того же автора "обнимай и властвуй" ? Правда, прочитала половину, посмотрю как дальше...
Порочный ангел - Блейк ДженниферОлеся
29.08.2013, 18.14





Один из самых любимых романов)))
Порочный ангел - Блейк ДженниферРиФФка
16.12.2013, 21.45





И правда,о Луисе написано даже подробнее,чем о Гранте,и он гораздо романтичнее и нежнее относился к Элеоноре.И это он спас ее,хотя это обязанность главного героя.Роман хорошо написан, и все эти исторические подробности, описание жизни и быта, политические интриги обогащают сюжет.Мне не хватает описания чувств и мыслей главного героя.И раздражают мелкие несостыковки.Ну разве не глупо приковывать героиню к себе "чтобы защитить ее"?Должно же у нее хватать мозгов и без цепи держаться поближе к Луису,чтобы избежать нападения.И как она могла переодеться в озере с наручником на запястье-рукава же нереально снять сквозь него.Да и что за глупость, он что,не мог на полчаса снять цепь, спокойно искупаться,а потом надеть ее?Как она вообще ухитрялась готовить, если цепь длиной всего лишь в 2 фута,или это опечатка переводчика?И еще все эти убийства,расстрелы,пытки нагоняют депрессию.
Порочный ангел - Блейк ДженниферДиана
4.05.2014, 22.40





Очень,очень понравился роман!
Порочный ангел - Блейк ДженниферНаталья 66
1.10.2014, 16.12





Так мило)))rnТаких мужчин клонировать надо)) жалко, что бывают только в сказках)
Порочный ангел - Блейк ДженниферМисс Корри
3.10.2014, 16.22





Хороший роман! Но политика не женское дело. Как и всем, очень жаль Луиса. А брата не жаль, сам виноват. Читайте!!!
Порочный ангел - Блейк ДженниферЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
5.12.2014, 23.28





Как пишут в других комментариях понравился Луис, вот кто должен был быть главным героем. Жаль ,что его убили, он показал истинное лицо любви...
Порочный ангел - Блейк ДженниферМилена
8.12.2014, 10.43





Один из самых трагичных романов у Дж. Блейк... Мне понравился, хоть и читать его было очень тяжело. Милый, добрый, отважный Луис, такая жертва ради безответной любви. Со слезами читала сцену казни. Грант очень сложный, понять его поступки трудно, но вполне возможно, если учитывать его жизненный опыт. Он ведь полукровка, воспитывался чужой тёткой-нянькой, мать отвергла его, потом военная школа, индейцы, войны, обманутые надежды в этой военной кампании в Никарагуа... Он не умел любить, не умел быть нежным, заботливым. Его тоже очень жаль... Вообще, хороший роман, но не для лёгкого чтения. После прочтения стало интересно и почитала немного историю Никарагуа, просмотрела карту, где находится Королевство Москитов Берег... Познавательная книгаrn, кроме всего прочего.
Порочный ангел - Блейк ДженниферТаня
20.12.2014, 17.13





Действительно роман не для легкого чтива.Но очень хорош!Есть все:любовь,безумная страсть,приключения,политические интриги,военные действия...Не согласна,что Луис более достоин героини.Просто у Гранта совершенно другой характер,другое воспитание.Да,с таким человеком сложнее жить.Но и более увлекательно и интересно(на вкус конечно).И на протяжении всего романа было видно,как она ему нравилась,как он влюблялся.Не прямым текстом конечно,а между строк.Просто читайте внимательнее и наслаждайтесь!Роман того заслуживает!
Порочный ангел - Блейк ДженниферНиколь
9.11.2015, 12.41





Наконец-то прочитала роман, долго не решалась из-за комментариев. Очень понравилось, реалистичные отношения, без лишней придури гг-ев. Мне лично всех было жалко - и брата, и Луиса и даже Хуаниту, по существу, все оказались пешками в политике больших денег. Не согласна, что Луис ей больше подходил, он с самого начала поддерживал героев, как настоящий друг с большим сердцем, молодец, защитил героиню, и я думаю, это скорее донкихотский поступок, чем романтическая любовь. По сравнению с этим романом, Обольщение вообще не понравилось, но на вкус и цвет все карандаши разные ))) грант очень хорош и последователен а своих поступках, мне лично он был очень понятен
Порочный ангел - Блейк ДженниферВиктория
29.12.2015, 7.01





Роман хорош-это однозначно. Я не разделяю всеобщего восторга по поводу Луиса, на мой взгляд, он не дотягивал до главного героя. Вышел слишком слащавым и правильным, но, тем не менее, любовью героини так и не стал. Все как в жизни: смотришь на мужчину - вроде бы и умный, и образованный, и симпатичный, и все при нем, но это "не твое", вот так и с Луисом вышло. Прекрасно, конечно, было бы, если бы была отдельная книга о Луисе и о его развитии. Грант - очень тяжелый персонаж, автор, на мой взгляд, хотела показать то, что он в принципе не привык к любви в жизни - мать отреклась, отца родного убили, отчим сразу в школу его отправил, детства не было. А как многие знают, все ошибки юности и зрелости родом из детства. Почему Луис спас героиню, а не Грант? Потому что Грант-военный, позывы сердца для него не важнее приказов. Это очень тяжелая судьба, тяжелый и многогранный человек, который, в конце-концов, смог найти свою любовь несмотря на боль, разочарование, войну, предательство своих идеалов. Для него жизнь рухнула в один момент и у него хватило сил построить на развалинах чувств и ценностей дом. Моя оценка - 10 из 5!
Порочный ангел - Блейк ДженниферНаташа
29.12.2015, 16.06





Шедевр!!! И этим все сказано. Ни чего лишнего, все в меру.
Порочный ангел - Блейк Дженниферлм
29.01.2016, 20.13





Шикарный роман. Особенно понравился главный герой - настоящий полковник. Все мужчины-ггерои у Блейк - очень мужественны. Недавно прочитала "Дикое желание любви" Блейк, тоже очень понравилась книга.
Порочный ангел - Блейк ДженниферПочитательница.
31.03.2016, 15.24





Мне жаль потраченного времени.
Порочный ангел - Блейк Дженниферэлен
4.04.2016, 19.38





Очень хороший роман. Сильные герои. И что люблю - открываются неизвестные страницы истории - есть реальные исторические персонажи. Ценность таких романов - после них хочется прочитать исторические книги или хотя бы почитать википедию. Советую - мне нравятся романы этого автора
Порочный ангел - Блейк ДженниферСофи-Мари
11.04.2016, 21.37





Девочки!Может,кто-нибудь вспомнит название романа!Действие происходит в Новом Орлеане непосредственно после присоединения к Штатам.Он-американец,бизнесмен,она из богатой креольской семьи.Брак почти по расчёту.В постели она боится проявлять чувства,сдерживается изо всех сил,потому что это считается неприличным для благовоспитанной креолки.Из-за этого между ними растёт стена непонимания...
Порочный ангел - Блейк ДженниферМарина*
11.04.2016, 23.30





Для Марины. Посмотрите роман "Моя единственная" Басби Ширли. Там такая же тема.
Порочный ангел - Блейк ДженниферЧертополох
12.04.2016, 0.13





Большое спасибо!
Порочный ангел - Блейк ДженниферМарина*
12.04.2016, 0.32





Роман потряс до глубины души, это шедевр! Я читала не отрываясь до утра. Очень переживала за героев и их судьбу, плакала за все их несчастья. роман с начала и до конца держал в напряжении.
Порочный ангел - Блейк ДженниферDani
13.04.2016, 14.31





Хороший роман и коменты хорошие. Сюжет интересный,слог классический (ну,почти).Кандалы и цепь,конечно, лишние. Но читала с удовольствием,поэтому ситуацией с кандалами не заморачивалась.Демократия по-американски вещь,конечно, сильная,но жуткая.
Порочный ангел - Блейк ДженниферЧертополох
13.04.2016, 18.40





Книга достаточно серьёзная для любовного романа, но не менее интересная. Гранта не совсем поняла, какой для меня ледяной он и остался, но это не портит сюжет. Роману 9/10
Порочный ангел - Блейк ДженниферАленка
26.08.2016, 0.21





Ознакомилась с отзывами. Читать не буду - уж больно всем жалко Луиса. Не хочу зря расстраиваться !
Порочный ангел - Блейк ДженниферИрина
26.08.2016, 12.12





А что уже можно читать и не платить?????Сайт вернули???
Порочный ангел - Блейк ДженниферК.М.
26.08.2016, 15.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100