Читать онлайн Полночный вальс, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полночный вальс - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.84 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полночный вальс - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полночный вальс - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Полночный вальс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

— Что ты имеешь в виду? — первой нарушила затянувшуюся паузу Мами.
— Я имею в виду только то, что Жюльен на условленном месте не появился, — сказал Роберт раздраженно.
Мами сидела неподвижно в кресле, стиснув руками подлокотники.
— Это невозможно! — воскликнула Хлоя, вскакивая со своего места.
— Что правда, то правда! — согласно кивнул Роберт. Джордж тоже поднялся, последовав примеру дам, — в любой ситуации он оставался джентльменом.
— Что и следовало доказать, — сказал Джордж в извечной своей манере рассуждать вслух. — Он уступил, потому что признал свою неправоту.
— Да как ты можешь говорить такое?! — набросилась на него Хлоя. — Есть много способов разрешить спор, не заклеймив себя позором. Он мог поговорить с Робертом или выстрелить в воздух.
— Сегодня утром он не смог бы поговорить с Робертом, — заметил Джордж рассудительно. — На месте поединка извинений не приносят. Ты безусловно права, Хлоя, утверждая, что у него была возможность выстрелить в воздух, хотя тем самым он дал бы своему противнику дополнительный шанс продырявить себя.
— Именно так он бы и поступил! — заявила Хлоя решительно. — Я не всегда и не во всем соглашалась с Жюльёном, но абсолютно уверена, что он не трус.
— Мы все думали, что он встречается с вами, — сказала Амалия, не обращая внимания на препирательства Хлои с англичанином. — Поскольку это не так, он, возможно, проспал встречу или болен и сейчас находится у себя в комнате?
— Резонно! — согласился Роберт.
Он вошел в комнату Амалии, пересек ее, не глядя по сторонам, и подошел к раздвижной двери в спальню Жюльена. Она встретила Роберта сумраком и тишиной. Занавеси на окнах еще не поднимали. Высокая кровать под балдахином, застланная покрывалом с грудой подушек под вышитой накидкой, ждала своего хозяина.
Все последовали за Робертом и теперь стояли в недоумении: где же он может быть? Одна Мами подошла к изголовью кровати и стала ласково гладить одну из подушек.
— Здесь его нет, — сказала Хлоя удивленно.
— Ценное наблюдение! — съязвил Роберт и, повернувшись к Амалии, спросил: — А где Тиге? Возможно, он что-нибудь знает?
Камердинера отыскали на кухне, и он тотчас предстал пред хозяйские очи. Увидев Роберта, Тиге сразу сник и теперь стоял, ожидая своей участи. На вопрос, где может быть его хозяин, камердинер, запинаясь, промямлил:
— Я… то есть я не знаю, мусье. А вы… разве вы… то есть он не ранен?
— Во всяком случае, не мной, — ответил Роберт мрачно. — Он не говорил тебе вчера, что не вернется ночевать?
— Нет, мусье, — начал приходить в себя Тиге. — Он сказал, чтобы я его не ждал. Он часто говорит так.
— А часто ли он вообще не ночевал дома?
— Иногда, мусье.
— Ты можешь объяснить, почему он не явился на место дуэли? — спросил Роберт, пристально глядя на камердинера.
— Не явился?! — Глаза Тиге полезли на лоб. — Нет, мусье! Это невозможно, мусье. Хозяин бы так не поступил.
— Я согласна с Тиге, — не преминула вставить Хлоя.
— Когда он оставался в городе, куда он обычно ходил? — спросил Роберт.
— С тех пор, как он женился… — Тиге взглянул на Амалию и закончил: — Я не знаю, мусье.
До сих пор Амалия, как, впрочем, и все остальные, не вмешивалась в учиненный Робертом допрос Тиге, но тут не выдержала:
— Правильно ли я поняла, что Жюльен не вернулся вместе со всеми вчера вечером домой?
— Да, именно так, — подтвердил Роберт.
— Вчера я заснула довольно поздно и слышала бы, как он вернулся, — сказала Амалия. — Но если он вернулся домой под самое утро, чтобы потом сразу отправиться на дуэль, то, вероятно, дуэльных пистолетов нет на месте, он должен был забрать их с собой. Тиге, — повернулась она к камердинеру, — посмотри, на месте ли пистолеты?
Через минуту слуга вернулся.
— Да, мамзель, они на месте, — сообщил Он растерянно. Жюльен выехал из дому за несколько часов до бала. Он рано покинул праздник, и с тех пор его никто не видел. Его постель стояла неразобранной. Вся одежда в шкафу, за исключением той, в которой он уехал на бал, находилась в полном порядке. Дуэльные пистолеты лежали в обычном для них месте — в ларце из красного дерева на верхней полке шкафчика. Странным и необъяснимым казалось то, что в назначенное время он не явился на место дуэли и не известил об этом ни противника, ни семью. Зная характер Жюльена, оставалось предположить только одно: с ним что-то случилось.
Тиге отпустили. Оставшиеся в холле не знали, что думать, боясь самого страшного.
— Может, несчастный случай? — Голос Мами дрожал; чувствовалось, что каждое слово дается ей с трудом.
— Думаю, да, — воскликнула Хлоя, округлив глаза. — Наверное, так оно и есть.
— Жюльена здесь хорошо знают, — покачал головой Роберт. — Если бы что-то случилось, нам бы уже сообщили
— Но могло случиться, что его пока не обнаружили, — сказала Амалия обеспокоенно. — Вчера он поехал верхом, как и вы. Вдруг конь сбросил его, и он лежит где-нибудь в ожидании помощи?
— В последнее время участились ограбления на дорогах, — добавила Хлоя. — Нападают на людей, рискнувших зайти в незнакомую таверну или трактир.
— Да, пожалуй, — Роберт посмотрел на Мами, которая сидела неподвижно в кресле, потом перевел взгляд на Амалию. — Для начала надо внимательно прочесать все вокруг дороги, по которой мы вчера ездили в город, а потом порасспрашивать в самом городе. Я немедленно этим займусь.
— Если не возражаете, — заговорил Джордж, — я бы хотел поехать с вами.
— Очень хорошо, — согласился Роберт. — Вдвоем мы сможем охватить большую территорию.
Не прошло и часа, как они отправились на поиски Жюльена. Глядя на удаляющихся всадников, Амалия подумала, что в таких экстремальных ситуациях положение женщины особенно незавидно. Вместо того, чтобы действовать, расспрашивать людей, прочесывать местность, она должна была сидеть и томиться в ожидании известий. Если бы Амалии пришла в голову фантазия настоять на своем и поехать вместе с мужчинами на поиски мужа, ее сочли бы потерявшей всякий стыд. Роберт и Джордж не пропустят ни одной таверны, ни одного притона или игорного заведения, где появление леди шокировало бы публику не меньше, чем появление какого-нибудь голодранца на великосветском балу. Ее обвинили бы в отсутствии воспитания и тонкой чувствительности.
Что касается последней, то Амалия не была уверена, что вообще имеет склонность к подобным переживаниям. По сложившейся традиции известие о внезапном исчезновении мужа должно было бы сразить ее наповал. Но вместо того, чтобы лежать в обмороке, Амалия испытывала потребность действовать — искать Жюльена. Ею двигали два чувства: страх за судьбу человека, к которому она начала привязываться, и вина перед ним. Амалия не могла не задаваться вопросами: имела ли ее связь с Робертом какое-то отношение к исчезновению мужа? Судя по взгляду, брошенному на нее Робертом перед уходом, его мучил тот же вопрос.
Только часам к одиннадцати ночи мужчины вернулись домой — усталые, пропыленные и злые. Никто спать пока не ложился. Амалия и Хлоя пытались уговорить Мами хотя бы немного отдохнуть, но та наотрез отказалась. Мадам Деклуе сидела в кресле и перебирала агатовые бусины четок, беззвучно шевеля бесцветными губами и уставив невидящий взгляд запавших от горя и бессонницы глаз в одну точку.
Одного взгляда на лица мужчин было достаточно, чтобы догадаться о результатах поисков. Чарльз, встречавший Роберта и Джорджа у входа, забрал у них шляпы и проводил в холл. При появлении Мужчин Айза, сидевший у ног Амалии, перестал рисовать и поднял глаза.
— Ни-че-го! — бросил Роберт, проходя в холл и буквально падая от усталости на кушетку.
— Мы думали, что… то есть надеялись, что, возможно, он уже вернулся… пока нас не было, — добавил Джордж, ставя стул подле Хлои.
Он устало улыбнулся, когда девушка прикрыла своей теплой ладошкой его руку.
— А вы смотрели…
— Мы побывали везде, — перебил ее Роберт.
Сан-Мартинвиль — городок небольшой, в нем проживало меньше четырехсот человек взрослого населения. Еще несколько сотен проживали по берегам заводи. Все возможные места пребывания Жюльена были наперечет.
— А в пивных? — продолжала Хлоя.
— Его видели в одной из них на дальнем конце города. Это — единственный след, который удалось обнаружить, — буркнул Роберт мрачно.
— Складывается такое впечатление, словно он взял — и куда-то исчез, — сказал Джордж.
— А куда девался его конь? — спросила Хлоя, поворачиваясь к англичанину.
— С конем вообще какая-то странная история, — ответил Джордж. — Его нашли около конюшни отеля Бруссара. То ли его привели туда и оставили, то ли он сам нашел дорогу, часто бывая в этой конюшне — никто толком не знал.
Мами внимательно слушала Джорджа, боясь пропустить хоть слово.
— Если к утру Жюльен не найдется, — сказал Роберт, — надо обращаться к шерифу.
— Нет! — запротестовала Мами решительно.
Как и большинство плантаторов, она редко прибегала к помощи властей, надеясь во всем на собственные силы. Исключение составляли случаи борьбы со стихийным наплывом нежелательных лиц. Живя слишком далеко от города, чтобы рассчитывать на активную защиту со стороны шерифа, владельцы плантаций стремились хорошо вооружиться. Организовывались ночные дозоры, в которых принимало участие большинство мужчин. Газеты Севера писали чуть ли не в каждом номере о том, что единственной целью дозоров было ловить беглых рабов, пресекать собрания недовольных и предотвращать стихийные бунты, хотя на самом деле их главной задачей было оберегать плантации от разбойных набегов чужаков. Местные жители разделяли мнение, унаследованное от первых поселенцев, что при появлении чего-либо подозрительного сначала надо стрелять, а потом уж задавать вопросы, если будет кому. Стремление кого бы то ни было изменить многолетнюю традицию вызывало яростное сопротивление. Вмешательство властей тоже не поощрялось. В результате — полная самостоятельность и видимость соблюдения аристократической привилегии быть выше закона.
— Тетя Софи, будьте благоразумны! — взывал Роберт к мадам Деклуе. — Нужно прочесать все побережье на десятки километров, задать массу вопросов. Первое не по силам нам двоим, а для второго требуются иные полномочия.
— Можно послать всех работников с плантации, — продолжала возражать Мами. — Что до вопросов, то какой от них толк вообще? Если бы кто-то знал, где Жюльен, нас бы обязательно известили. А если есть причина не сообщать нам, то почему, ты думаешь, сообщат шерифу?
Роберт посмотрел на Амалию. На мгновение их взгляды встретились, после чего она подошла к свекрови и опустилась рядом с ней на колени,
— Пожалуйста, Мами, давайте пригласим шерифа. С каждой минутой тают шансы найти Жюльена живым. Если шериф и его люди могут помочь нам, зачем отказываться?
Она не решилась сказать о том, о чем думал каждый: шериф и его люди могли прочесать не только побережье, но и реку, где порой и находили тела исчезнувших людей.
— Жюльен вернется, — сказала мадам Деклуе дрожащими губами, — поэтому не стоит так суетиться.
— А если не вернется?
— Подумай, chere, о шуме, который подымется вокруг нас. Сегодня о дуэли говорят шепотом, а с приездом шерифа станут кричать на каждом перекрестке. Разразится страшный скандал. В нашем белье будут рыться все, кому не лень.
Амалия держала в своих ладонях подрагивающие пальцы Мами.
— Возможно, вы правы, — сказала она тихо, — но и замолчать исчезновение Жюльена не удастся. Неужели из-за того, что кто-то что-то скажет, мы должны прекратить поиски?
— Возможно, он уехал, — продолжала успокаивать себя и других Мами. — Просто он не хотел встречаться с Робертом, чтобы сказать ему об этом, не рассердившись опять. Завтра или через день придет письмо, из которого мы узнаем, где он и что с ним. Он напишет, Чтобы мы не беспокоились.
— Если бы Жюльен собрался уехать, — сказала Амалия, — он наверняка сообщил бы это вам, мне или тому же Тиге, да и все вещи на месте.
— Я не знаю, ничего не знаю. — Мами с тихим стоном откинулась на спинку кресла, и слезы потекли по ее щекам. — Ах, Жюльен, мой сын, мой мальчик, как мне вынести все это? Как?
Убедить Мами было невозможно. Единственная надежда оставалась на утро, когда она отдохнет, успокоится и станет, возможно, более покладистой.
Наступило утро следующего дня. Мадам Деклуе не вышла к завтраку и никого не пожелала видеть. Полина, ее старая камеристка, сообщила, что мадам нездорова и просит ее извинить. Роберт только выругался вполголоса и тотчас вместе с Джорджем уехал продолжать поиски.
Прошел еще один день. Рано утром Лали постучала в спальню Амалии и, получив разрешение войти, внесла, поднос с кофе.
— Чем обязана этим удовольствием? — спросила Амалия изумленно.
Она сидела в постели, откинувшись на подушки. Обычно Мами, Жюльен и Хлоя пили первый кофе прямо в постели, но Амалия никак не могла привыкнуть к этому.
— Я должна поговорить с мамзель. — Горничная поставила поднос на тумбочку, налила кофе из серебряного кофейника и добавила немного молока. Потом она расстелила кремовую салфетку на коленях Амалии и передала ей чашку ароматного напитка, после чего отошла в сторону и приготовилась ждать.
— В чем дело, Лали? — спросила Амалия, отхлебывая кофе и не спуская глаз с камеристки.
— Да все этот несносный Тиге. Он совсем свихнулся из-за мусье Жюльена. А вчера вечером Тиге отправился в город на поиски своего хозяина.
— Без пропуска?! — воскликнула Амалия.
Раб, оказавшийся вне территории плантации без клочка бумаги с разрешением на то своего хозяина, считался беглым со всеми вытекающими последствиями. Патруль действовал в таких случаях безжалостно.
— Он действовал очень осторожно и нашел-таки, что мусье Жюльен заходил в пивную, которая принадлежит свободному цветному по имени Мулатто Бономме. Этот человек — родной дядя Тиге. Когда-то он купил себе свободу, а потом заработал деньги, чтобы выкупить невесту — сестру матери Тиге.
— Понимаю, — кивнула Амалия.
— Мусье Жюльен часто ходил туда. Ему нравится дядя Тиге, потому что тот всегда так хорошо принимал мусье. Там он и встретился с двумя людьми.
— Двумя людьми? — насторожилась Амалия. — Кто эти люди?
— Они оба… два с корабля. Такие крепкие мужчины, грубые…
— С корабля? С какого корабля? — не поняла Амалия.
— Они приехали с цветочными кустами издалека, — пояснила Лали. — Приехали разгружать тяжелые кадки, но это сделали люди с плантации, а они только смотрели.
— Тиге разговаривал с этими людьми? — спросила Амалия, давно забыв о кофе.
— Конечно, нет, мамзель. Они уехали. Никто не видел их после праздника у мусье Морней.
— Скорее всего, они вернулись обратно в Новый Орлеан, — предположила Амалия. — Возможно, они не имеют никакого отношения к судьбе Жюльена, но это хоть какая-то ниточка. Как же разыскать их, если мы даже не знаем, как они выглядят? Их видели Мами и Джордж. На свекровь надежды мало: она в таком горе, что вряд ли вспомнит каких-то моряков. Что касается Джорджа, то он был слишком поглощен своими бесценными кустами.
— Я видел их, — сказал неизвестно откуда вынырнувший Айза.
Он подошел к кровати и протянул Амалии листки бумаги, которые до сих пор держал за спиной. Взглянув на первый лист, Амалия вздрогнула: на нее смотрели живые глаза Жюльена, тот же ироничный взгляд, тот же грациозный поворот головы. От волнения она даже закашлялась, так что не сразу смогла поблагодарить юного художника. На другом листе были изображены двое мужчин в тельняшках с закатанными до локтей рукавами. Они находились под деревом: один сидел на земле, а другой стоял рядом, прислонившись спиной к стволу. Подтяжки, на которых держались их брюки, свернулись от соленой воды в трубочки, а их края пообтрепались. Один, курчавый с густой бородой, был без головного убора, другой натянул на самый лоб кепку, словно для того, чтобы скрыть косину одного глаза.
— Это замечательно, Айза! Честное слово, превосходно! — улыбнулась Амалия. — Я должна показать этот рисунок мсье Роберту. Принеси чернила и бумагу — я немедленно напишу ему записку.
Не прошло и часа, как Роберт, извещенный запиской, вернулся в дом. Амалия, только что закончившая утренний туалет, встретила его на верхней галерее. Она передала Роберту рисунок и пересказала разговор с Лали. Однако на него рисунок ожидаемого впечатления не произвел.
— Вы полагаете, что Жюльен настолько подружился с этими парнями, что решил уехать с ними в Новый Орлеан? — переспросил Роберт. — Смею думать, вы ошибаетесь. Во-первых, у него не было привычки проводить время в обществе матросов, во-вторых, он не трус и никогда бы не стал увиливать от дуэли, которую сам затеял.
— А если его заставили силой? — предположила Амалия. — Его могли похитить и увезти с собой.
— Почему же мы не получили никакого известия, требования выкупа?
— Не знаю, — покачала она головой, — но слишком много совпадений, чтобы не замечать их.
— И все-таки это только совпадения, — остался Роберт при своем мнении.
Амалия повернулась, чтобы уйти. Возможно, Роберт прав, однако не попытаться воспользоваться новыми, хотя и обрывочными, сведениями о Жюльене тоже неправильно. Ей показалось странным, что Роберт отнесся к ним с таким безразличием. Амалия ожидала, что эта информация озаботит его, и он тотчас начнет действовать, но не тут-то было. У нее в голове вертелась даже провокационная мысль спросить Роберта, интересны ли ему вообще новости о судьбе Жюльена.
— Если вы так считаете, то конечно, — произнесла Амалия холодно.
Он догнал ее и, положив руки ей на плечи, сказал:
— Амалия, cherie, это тяжелое испытание для вас, я понимаю.
— Неужели?
— Если я могу что-либо сделать…
— Вы можете найти Жюльена! — перебила его Амалия. Она высвободилась из объятий Роберта и направилась к себе в комнату.
Какое-то время он стоял, глядя ей вслед, потом развернулся на каблуках и вышел в холл. Еще через минуту Амалия услышала сначала стук в дверь спальни Мами, затем тихие переговоры Роберта с Полиной и, наконец, звук закрываемой за ним двери.
Амалия решила посоветоваться с Джорджем. Выслушав ее, англичанин согласился, что к матросам стоило бы присмотреться повнимательнее, но сразу переменил свое мнение, когда узнал, что Роберт так не считает. В конце концов, его право соглашаться или не соглашаться с теми или иными доводами. Джордж отлично помнил обоих моряков, которые показались ему приличными парнями, хотя жизнь их не баловала. Они прекрасно справились со своей миссией: ни один куст не засох от палящих лучей солнца. Сделав дело, парни вернулись на свой корабль, стоявший на рейде в Новом Орлеане, как им было предписано, и нет ничего предосудительного в том, что, получив плату, они задержались в Сан-Мартинвиле пропустить по паре рюмок горячительного. Что тут такого? По мнению Джорджа, Амалии следовало перестать мучить себя беспочвенными подозрениями и положиться во всем на Роберта Фарнума. Это лучшее, что он мог посоветовать ей и Хлое.
У себя в комнате Амалия дала волю накопившемуся возмущению. Если отношение Роберта к новой информации разочаровало ее, то напыщенная болтовня Джорджа — взбесила. Амалия не ждала похвал за проявленную проницательность, тем более что заслуга принадлежала не ей, а Тиге, но матросы с корабля были последними, кто видел Жюльена и общался с ним. Ни Роберт, ни тем более Джордж не убедили Амалию в том, что эти парни не имели никакого отношения к исчезновению ее мужа. Она была абсолютно уверена, что следует поехать в Новый Орлеан, разыскать матросов и выяснить у них все, что может помочь в поисках Жюльена. И сделать это необходимо было тотчас, чтобы не опоздать: корабль не будет стоять на якоре вечно. Если бы она была мужчиной, вопрос о поездке решился бы сам собой. Как жаль, что она не мужчина!
«Я не мужчина… но мой муж исчез». — Амалия была сама себе хозяйка, и ни один человек не мог запретить ей искать Жюльена. Кого-то, несомненно, шокирует известие о том, что она отправилась на поиски мужа без сопровождения. Но такое в истории бывало, и не раз. Амалия собственными глазами видела на пароходе женщин, ехавших к мужьям на дальние форпосты. При них были слуги: один-два человека, не больше.
Амалия вспомнила, что перед свадьбой куда-то убрала свое темное платье, теперь оно могло пригодиться. Правда, она не знала, жив Жюльен или нет. Надеть черное платье при живом муже — дурной знак, но Амалия не была суеверной, поэтому сразу отбросила все сомнения. Она решила надеть черную шляпку с вуалью, подобную тем, которые носит Мами: в таком виде ее вряд ли кто-нибудь узнает. Для большей конспирации можно сесть на пароход в Новой Иберии, а не в Сан-Мартинвиле и не выходить из каюты всю дорогу, чтобы не привлечь внимание любопытных. Дальше она поедет по железной дороге — это гораздо быстрее, что особенно важно. Наряд вдовы оградит ее от приставания мужчин, а присутствие двух слуг — Лали и Тиге — придаст необходимую респектабельность.
Мысль о деньгах приостановила лихорадочные сборы, но, к счастью, Амалия вспомнила о шкатулке в нижнем ящике секретера в комнате мужа, в которой Жюльен держал выручку от карточных игр. В последнее время ему везло, поэтому денег должно хватить.
Амалия решила в свои планы не посвящать никого, даже Мами, которая всенепременно захочет удержать ее. О двух мужчинах, в обществе которых видели Жюльена, она тоже решила не рассказывать ей, пока не узнает что-нибудь более конкретное. Просто она оставит в комнате записку с некоторыми объяснениями, пообещав вернуться по возможности быстрее.
Роберт, конечно, разозлится, но это его заботы. Он не захотел поехать сам, теперь пусть пеняет на себя. Кроме того, их странная связь вовсе не повод обсуждать ее поступки.
Все оказалось проще, чем она думала, но расслабиться Амалия позволила себе только в поезде, который, шипя и выпуская клубы дыма, тащился по маршруту Затон Беф — Новый Орлеан. Пока все шло по плану. Одетая в черное вдовье платье, Амалия вышла из дому задолго до рассвета, прошла в конюшню и, сев в повозку, отбыла в неизвестном направлении. На пристани она послала Тиге вперед, чтобы он обо всем позаботился, и только потом прошла в каюту вместе с Лали, которая несла скромный дорожный баул. Самым трудным оказалось оставить Айзу, который не хотел верить, что она в самом деле уедет без него, своего верного пажа. Как же она управится одна? Кто сможет так быстро и точно исполнять ее поручения? Айза не сказал ей о главном, что мечтает побывать в Новом Орлеане, чтобы зарисовать все уведенное в альбом, но Амалия догадывалась об этом и ощущала себя вдвойне виноватой, отказывая верному Айзе в столь малом, но так необходимом ему.
Сама она переживала волнующие чувства: с одной стороны, Амалия испытывала удовлетворение, что, предприняла какие-то шаги, вместо того, чтобы сидеть сложа руки и смотреть на реку; с другой стороны, ее горячило ощущение собственной отваги, что она смогла решиться на такое путешествие одна. Конечно, ее сопровождали Лали и Тиге, но это она руководила ими и была ответственной за происходящее, а не наоборот. И в своих поступках она не намерена ни перед кем отчитываться. Конечно, ей не следовало бы так думать, пока не выяснится, что с Жюльеном, но ничего поделать с. собой Амалия не могла.
Вагон, в котором она ехала, не сильно отличался от большой кареты; в сущности, его разрабатывали на ее основе. Опущенные окна помогали его проветривать, но, когда поезд набирал скорость, вместе с воздухом в вагон попадали дым, сажа и даже искры. Вуаль защищала лицо от дыма и копоти и, к счастью, не особенно бросалась в глаза: Амалия была не единственной дамой в вагоне, кто скрывал лицо под вуалью.
Многие пассажиры возвращались с острова Дернир, где провели несколько незабываемых недель на море, но на все лето оставаться там не решились — заели комары и слепни. Амалия еще на перроне выделила их из толпы отъезжающих: мужчины — загорелые, подтянутые, с всевозможными удочками и другой спортивной снастью в руках — держались вальяжно; дамы, одетые в белые и пастельных тонов платья, как это принято на курортах, терпеливо сносили вокзальную копоть и суету, и только всклокоченные дети продолжали свои веселые, шумные игры, забыв, что они уже не на пляже. Прислушавшись к разговорам соседей, Амалия поняла, что почти все они люди одного круга в Новом Орлеане и давно друг друга знают. Двое мужчин вели жаркий спор о том, почему в этом году столько насекомых на побережье. Один считал, что это из-за ветра, а другой видел причину в обилии водоемов с застойной водой на той стороне острова, где со временем образовывалась небольшая бухта и где местные жители пасли скот. Через какое-то время они угомонились, так и не придя к единому мнению.
Дорога по эстакаде, проходившей над заболоченной местностью, стала одним из самых приятных впечатлений всего путешествия: было интересно наблюдать за сменой воды и суши, за черепахами, гревшимися на солнце, цаплями и аистами, которые, заслышав приближение паровоза, начинали кружиться над своими гнездами. Однако ровный перестук колес и мерное покачивание вагона, легкий прохладный ветерок и несколько бессонных ночей сделали свое дело, и Амалия задремала.
Сказать точно, спала она или нет, а если спала, то сколько, Амалия не могла. Глаза открылись сами собой от ощущения, что кто-то за ней наблюдает. Амалия осмотрелась, стараясь не проявлять особого беспокойства, но ничего подозрительного не заметила. Первой мыслью было, что это кто-то из близких знакомых или тех, кто знает семью Деклуе. На всякий случай, чтобы соблюсти приличие, Амалия придумала историю об умирающей от лихорадки кузине и родственниках, которые приедут встречать поезд. Ей казалось необходимым сочинить что-нибудь душещипательное: никогда не знаешь, кто встретится на твоем пути, особенно если учесть, что многие семьи были связаны родством и вполне могло случиться, что один из твоих соседей — какой-нибудь дальний родственник, который знает тебя, а ты о его существовании даже не догадываешься.
Хотя, конечно, Амалия предпочла бы не обманывать, ибо даже святая ложь не доставляла ей радости.
Однако никто не обращал на нее внимания. Большинство детей угомонились и теперь сладко посапывали. Их отцы тоже не теряли времени даром: прикрыв лица носовыми платками, они делали вид, что дремлют. Большинство дам коротали время за шитьем, вязаньем, чтением книжек или журналов вроде тех, что издавали Годи и Гарнер. Не желая отставать от других, Амалия достала из сумки вышивку и занялась ею.
Поезд прибыл в Новый Орлеан, когда на землю опускались сумерки. Перрон разом наполнился невероятным шумом: восклицания, крики, плач и хныканье детей перемежались с хлопаньем дверей и шипеньем паровоза. Амалия отправила Тиге искать экипаж, чтобы добраться до городского дома семейства Деклуе, а сама вместе с Лали осталась дожидаться на платформе. Предпочтительнее было бы остановиться в одном из отелей и тем избежать лишних сплетен среди домашней прислуги, но она отбросила эту соблазнительную мысль как абсолютно, нереальную. Во-первых, для того, чтобы снять номер в таких отелях, как «Сент-Чарльз» или «Сент-Луис», у нее не было достаточно денег, во-вторых, возрастала степень риска встретить знакомых и быть узнанной. Тогда никакими историями и выдумками она не смогла бы объяснить, почему не живет в собственном доме. Более скромный отель или даже постоялый двор с этой точки зрения были менее опасными, но какая женщина решится остановиться там одна?
Ее внимание привлек мужчина, задержавшийся неизвестно почему у дверей вокзала. Когда толпа начала рассеиваться, мужчина направился прямо к ней. Он был среднего роста, широкоплечий, даже слишком широкоплечий за счет накладных плечиков его темно-зеленого сюртука, с узкой петушиной грудью, которую подчеркивал широкий пояс желтых панталон. Туалет дополняли плетеный галстук черно-желто-зеленого цвета, желтая манишка и блестящая черная шляпа с высокой тульей. Лицо у мужчины было худое, с тонкими усиками над верхней губой и желтовато-коричневыми глазами хищника.
Он склонился перед Амалией в учтивом поклоне, обмахнув шляпой пыль на платформе. В руках у мужчины поблескивала трость с тяжелым металлическим набалдашником.
— Не могу ли я быть вам полезен? — спросил он тихим вкрадчивым голосом.
— Благодарю вас, нет! — Амалия отметила, что у мужчины длинные руки с холеными, хорошо ухоженными пальцами, а в галстуке красуется булавка с изображением игральной кости. Она не знала, что он делал на вокзале, но готова была поспорить, что перед ней профессиональный картежник.
— Вас, я вижу, не встретили, — запричитал он елейным голосом. — Ах, какое упущение с их стороны! Клянусь вам, я бы так никогда не поступил, если бы мне пришлось заботиться о вас.
Глаза Амалии сузились, когда она расслышала за словами сочувствия иезуитскую насмешку бонвивана.
— К счастью, я не нуждаюсь в ваших заботах, — ответила она сухо.
— Ах, душенька, уж не заподозрили ли вы что-нибудь нехорошее в моем поведении? — заюлил он снова. — Вы делаете мне больно. Мое единственное желание стать вам полезным.
— Я не нуждаюсь в вашей помощи. До свидания! — Амалия отвернулась, показывая всем видом„ что разговор окончен, но он обошел вокруг и, положив руку ей на плечо, заглянул по-собачьи в глаза.
— Моя карета ждет вас, душенька. Я отвезу вас, куда пожелаете, а по дороге мы могли бы обсудить, где будем ужинать.
Амалия стряхнула с плеча цепкую руку наглеца, оглядываясь, не идет ли Тиге. Вместо него она увидела темневшую невдалеке карету с кучером на козлах, которая стояла на краю платформы в ожидании хозяина. Стоявшая рядом Лали проглотила язык и словно зачарованная смотрела на этого бесстыдника, напоминавшего своим зеленовато-желтым одеянием, тонкими чертами лица и вкрадчивыми манерами змею.
— У нас мог бы получиться премиленький вечерок, — запел он, хватая Амалию за запястье. — Есть много удовольствий, о которых вы даже не слышали, а, став вдовой, и не услышите.
— Я не вдова, — бросила она резко, вырвав руку из стальных тисков его ухоженных пальцев. — Я прошу вас прекратить эти странные домогательства.
— Ах, простите меня, душенька. Я увидел кольцо, траур и эти печальные глазки…
Мужчина сделал новую попытку схватить ее за руку.
— Сейчас придет мой слуга.
— Слуга? Ха-ха! Что значит один черномазый перед белым человеком? Да он убежит, как только увидит вот это.
Мужчина отвернул набалдашник на трости, и оттуда показалось острие клинка.
— Занятная игрушка, но я в них не играю. Вы уйдете сами, или мне позвать на помощь?
— Я думаю, chere, — произнес он, оглядев опустевшую платформу, — что теперь уже поздно.
Не давая ей опомниться, он схватил молодую женщину за талию и потащил к своей карете. Лали закричала. Амалия вырвалась из его рук, чувствуя, как расходится шов на платье сбоку, но он снова ухватил ее с такой силой, что у Амалии перехватило дыхание. От беспомощной ярости кровь прилила к лицу, дикой болью отдаваясь в висках. Амалия собрала все силы и пнула его ногой. Судя по раздавшемуся в ответ проклятью, острый каблук попал в цель. Она пнула еще раз, зацепившись своей ногой за его ногу, запутавшуюся в ее юбке, и они оба упали, покатившись по платформе. Амалия сильно ударилась плечом, но, не обращая внимания на боль, пыталась вырваться, однако он крепко держал ее за предплечье. Амалия вспомнила вдруг драку двух рабов, которую когда-то видела на плантации. Подражая им, она со всей силой ударила мерзавца ребром ладони по носу. Удар оказался точным и достаточно сильным. Мужчина вскрикнул, и кровь заструилась из его разбитого носа. Воспользовавшись замешательством врага, Амалия вскочила на ноги и отбежала в сторону, в глазах у нее сверкало мстительное удовольствие.
— У-у, сучка, — произнес он, едва ворочая языком и прижимая окровавленный платок к разбитому носу. — Теперь тебя можно поздравить, но ты еще пожалеешь…
Позади Амалии раздались чьи-то решительные шаги.
— Я думаю, ограничимся поздравлениями, — сказал подошедший низким голосом.
— В самом деле? — Насильник схватил свою трость и поднялся на ноги. С легким свистом клинок выскочил из трости, превратив ее в короткое копье.
Амалия испуганно вскрикнула, предупреждая незнакомого защитника об опасности. Она только теперь взглянула в его сторону. Свет наклонно падал на бронзовые скулы лица, наполовину скрытого широкополой шляпой. Сомневаться не приходилось: это был Роберт.
Он рывком скинул с себя сюртук и обмотал им правую руку. Роберт отмахнулся от брошенного в него деревянного футляра и ловко увернулся от просвистевшего над головой клинка. Мужчины, как борцы на ринге, ходили кругами, выжидая удобный момент для нападения. Насильник несколько раз пытался притвориться усталым, чтобы притупить бдительность Роберта, но тот был начеку. Краем глаза Амалия заметила какое-то движение. Это вернулся Тиге. Лали прижалась к нему, прикрывая рукой рот, чтобы приглушить сотрясавшие ее рыдания.
Внезапно человек в зеленом сюртуке сделал выпад, но Роберт вовремя его отразил, нанеся ответный удар такой силы, что клинок со звоном отлетел в сторону. От неожиданности нападающий остолбенел, но быстро пришел в себя и, не оглядываясь, помчался к карете. Он буквально ввалился в открытую дверцу, приказав кучеру гнать во всю мочь. Кучер стегнул лошадей и карета исчезла в сумрачной мгле.
Роберт медленно повернулся к Амалии. Она видела сквозь вуаль, как он подходит к ней. В его тяжелой, размеренной поступи и в том, как он держал то, что осталось от трости с клинком, чувствовался закипающий гнев.
— Я видел вас в поезде, — сказал он хрипло, — но не поверил своим глазам, пока только что не встретил Тиге. Какого черта вы здесь делаете, кузина?
— Вы собираетесь позволить этому человеку уйти? — вскричала Амалия в ответ, хорошо усвоив мудрость древних, что нападение — лучшая защита.
— Кому он нужен? Сомневаюсь, что мы когда-нибудь встретимся с ним, — сказал Роберт. — Кстати, почему вы не ответили на мой вопрос?
— А как вы думаете, что я здесь делаю? Ищу Жюльена или подкупаю его похитителей, чтобы они упрятали его как можно дальше? Ну, что же вы молчите?
Такой ответ на какое-то мгновение сбил его с толку, и промелькнувшее было в глазах осуждение ее поступка сменилось недоумением.
— Ничего такого мне и в голову не приходило, — сказал он растерянно.
— И на том спасибо, — усмехнулась Амалия. — Однако я буду вам весьма признательна, если и впредь вы будете держать оценку моих действий и поступков при себе. Все, что я решила делать, вас ни в коей мере не касается.
— Вы это серьезно? — Вопрос прозвучал так тихо, что она с трудом расслышала его.
— Серьезнее не бывает! Я обратилась к вам за помощью, а вы что? Погладили меня по головке? Я не ребенок и не круглая идиотка, чтобы не понимать, что между двумя матросами и исчезновением Жюльена есть какая-то связь. Вот я и намерена разобраться в этом.
— Нарядившись вдовой? Не рановато ли?
— К вдовам меньше пристают! — вспыхнула Амалия, закусив от обиды губу.
— Кто-то забыл сказать об этом вашему другу. — Роберт махнул рукой в сторону исчезнувшей кареты.
— Никакой он мне не друг! Я его никогда раньше не встречала и уж, конечно, не давала повода для каких-либо вольностей.
— Вы молоды, красивы и практически одна. Это ли не повод?
Амалия благодарно взглянула на Роберта, чувствуя облегчение, что наконец-то ее понимают.
— Не знаю, что ему взбрело в голову думать, что я поеду с ним? — Возмущение Амалии начало утихать.
— А он так и не думал. Просто ему показалось, что путем угроз и силы он сможет пополнить свою коллекцию.
— Что такое? — удивленно подняла брови Амалия. Роберт улыбнулся, наслаждаясь ее замешательством.
— Коллекцию женщин, которые развлекают его друзей, когда им надоедает играть в карты.
— Вы знаете его? — Она, кажется, поняла смысл сказанного.
— Мы встречались, если можно назвать это встречей.
— Полагаю, мне следует поблагодарить вас за то, что вы появились вовремя.
— Не уверен, что вы нуждались в моей помощи, — ответил он сухо. — Однако, как бы там ни было, я не нуждаюсь в вашей благодарности и никогда не нуждался.
— Хорошо, хотя…
— Нам не следует говорить об этом здесь, — прервал он ее, указав на Тиге и Лали, которые ждали их у нанятого экипажа. — С этим придется подождать, пока мы не устроимся в доме.
— Мы? — Амалия бросила на Роберта удивленный взгляд.
— Конечно, мы, а кто же еще? — бросил он резко, направляясь к экипажу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полночный вальс - Блейк Дженнифер



Замечательная история с необычным сюжетом. Правда, аннотация к роману не совсем верна - муж сам поспособствовал сближению своей жены и кузена :)
Полночный вальс - Блейк ДженниферЕкатерина
19.08.2010, 13.14





Давольно интересная книга прочитайте не пожалеите
Полночный вальс - Блейк ДженниферОксана
16.08.2011, 11.22





Не очень понравился((((ожидала от этого автора большего...сложилось впечатление,что роман писался на скорую руку и по заказу издательства!сама идея интересна,но "скомканный" конец испортил все впечатления
Полночный вальс - Блейк ДженниферНадежда
3.02.2014, 20.01





Какой же хороший роман! Действительно,необычный сюжет.Читала целый день,забросила все дела,но получила огромное удовольствие!
Полночный вальс - Блейк ДженниферНаталья 66
28.09.2014, 19.58





Мне вспомнился один великолепный фильм, точнее одна фраза из него: — Нищие, безоружные люди сбрасывают королей с престола из-за любви к ближнему. Из-за любви к Родине солдаты попирают смерть ногами, и та бежит без оглядки. Мудрецы поднимаются в небо и бросаются в самый ад из-за любви к истине. А что сделал ты из-за любви к девушке?rn— Я отказался от неё.rnНу или там: " но я другому отдана и буду век ему верна..."rnТак вот, здесь полет совсем не тот! Слово долг, благородство не имеют значение и смысла. .. История адюльтера жены и кузена мужа, оправданное половым безразличием супруга :-)
Полночный вальс - Блейк ДженниферЛюбовь, декоратор и мама
6.10.2014, 23.38





Роман понравился, но были моменты кот портили впечатление о романе в целом, конец не какой, жена не может отличить мужа от кузена, и т.д.
Полночный вальс - Блейк ДженниферМилена
6.12.2014, 10.46





Читала несколько раз, очень понравилась книга, красивые описания любовных сцен, без всякой грязи и ничего лишнего. Рекомендую почитать.
Полночный вальс - Блейк ДженниферОльга
3.01.2016, 20.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100