Читать онлайн Полночный вальс, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полночный вальс - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.84 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полночный вальс - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полночный вальс - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Полночный вальс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

Дом семейства Морнеев был построен в классическом стиле наподобие греческого храма, окруженного со всех сторон колоннами, которые поддерживали крышу и галереи. На втором этаже галереи не было. Дому не исполнилось еще и двух лет. По меркам Сан-Мартинвиля он был слегка претенциозным и смахивал на жилище нувориша. Однако сей факт никому не мешал пользоваться гостеприимством мсье Морнея, человека в высшей степени примечательного. Он, например, прекрасно разбирался в винах и предпочитал жить в городе, управляя своими небольшими владениями на берегах реки Теш, нежели вести огромное хозяйство на землях в долине Миссисипи, которые он только изредка навещал. У мсье Морнея была пухленькая смешливая женушка, которая умела создавать уют, принимать гостей и раз в два года одаривала мужа живым доказательством своей любви и привязанности. В результате двадцать четвертый год совместной жизни встречала вместе с двумя сыновьями и тремя дочками на выданье, для которых собственно и устраивались эти роскошные увеселения.
Дом Морнеев имел три этажа. Весь третий этаж занимала огромная зала с натертым до блеска полом и облицованными дубом стенами, которые украшали зеркала и створчатые окна, открывавшиеся на все четыре стороны. Зала предназначалась для балов, однако, несмотря на всю свою элегантность, была расположена не совсем удачно. Жара, поднимавшаяся снизу, скапливалась наверху, подогреваемая солнцем, которое просвечивало залу буквально насквозь в любое время дня. Когда же к атмосферному теплу добавилось живое тепло двухсот гостей, дамам, не участвовавшим в танцах, пришлось поработать веерами, а джентльмены, одетые в узкие, плотно обтягивающие фигуры сюртуки, были замечены в том, что украдкой вытирали лица платками.
В зале находилась не только молодежь. Здесь можно было увидеть и молодоженов, и тех, кто собирался праздновать золотую свадьбу. Карточные столы разместились в гостиной на первом этаже. Несколько джентльменов и пожилых дам, уставших от жары и толкотни, направились туда. Одной из достопримечательностей дома была винтовая лестница главного холла. По ней беспрестанно сновали те, кто хотел уединиться в одной из комнат для отдыха.
Музыканты, скрытые в углу за кадушками с папоротниками, играли с большим подъемом. Гости то и дело угощались охлажденным пуншем, в котором мелодично позвякивали кусочки льда, доставленного за немалые деньги пароходом из Нового Орлеана. Свечи в канделябрах и люстрах с хрустальными подвесками усиливали жару; язычки пламени, колебавшиеся от сквозняка и волн теплого воздуха, поднимаемых танцующими, отражались причудливыми тенями на потолке и стенах. Букеты роз и кусты жасмина источали ароматы, которые могли соперничать разве что с последними достижениями французских парфюмеров. Шелковые дамские платья нежных пастельных тонов приятно ласкали глаз, контрастируя с черными костюмами мужчин. В одном углу залы мсье Морней оживленно беседовал с отцом Жаком, который время от времени навещал прихожан. Шум голосов и взрывы смеха смешивались с мелодией вальса. Несмотря на поздний час, все вокруг сияло и светилось, а веселье и прекрасное настроение гостей свидетельствовали о том, что праздник продолжался.
Амалия, устроившись в кресле у стены, предалась размышлениям: «Неужели все те, кто так беззаботно порхают по залу, на самом деле лучше меня, или они умеют лучше скрывать свои беды? Есть ли у них свои тайны и страхи, которые их компрометируют? А сколько здесь, в зале, таких же, как я, прелюбодеек? Наверное, не так много?»
Женщины на плантациях жили на виду, в окружении слуг и родственников. Ни одна уважающая себя особа не решилась бы оказаться одна в обществе мужчины, который не является ее родственником, и не отважилась бы выйти из дому без сопровождения близкого мужчины. Так что возможностей изменять у женщины практически не было. Другое дело мужчины. Свободная любовь в их среде даже поощрялась, особенно когда это касалось неженатых мужчин, поскольку регулировала их неуправляемые страсти. Позднее спектр возможностей расширялся. Многие жены, например, готовы были закрывать глаза на шалости своих благоверных, лишь бы избежать беременности каждый год.
Однако соблазны существовали и у женщин. Амалия это знала теперь не понаслышке. Возможно, было разумным ограждать даму частоколом условностей, коль ее целомудрие так ценилось. Конечно, цель состояла в том, чтобы сохранить чистоту рода по мужской линии: редкий мужчина согласится дать свое имя чужому ребенку. Насколько разумнее было бы прослеживать род по женской линии: так ли уж важно, чьего ребенка женщина носит под сердцем?
Амалия поднялась, словно подхваченная невидимой волной, и, смущенно оглядываясь, стала пробираться по краю танцевального зала к выходу. Она уже станцевала польку и вальс с Жюльеном, после чего он принес ей пунш и оставил в обществе Мами. Появившиеся откуда-то сестры Одри увели свекровь в карточную комнату. Потом подлетел Джордж и пригласил ее на гавот: снедаемый ревностью англичанин не мог спокойно смотреть на то, как Хлоя танцует с каким-то усатым креолом. Он аккуратно провел Амалию в двух фигурах, а при переходе поспешил подхватить свою ненаглядную, которая сходила с площадки для танцев.
Кажется, они уже выяснили отношения и теперь, весело кружась, проносились по залу. Хлоя смеялась, прильнув к Джорджу. Не привыкший к такому климату англичанин страдал от жары больше других. Он так сильно потел, что держал платок в руке, лежавшей на талии Хлои, чтобы не оставить пятен на шелке ее платья.
Музыка смолкла. Хлоя раскрыла веер, чтобы обмахнуть им побагровевшее лицо партнера, и они направились к чаше с охлажденным пуншем. Глядя на них, Амалия усмехнулась: «Просто стыдно, что Жюльен не видит, какая чудесная пара из них получится».
— Разрешите пригласить вас на танец?
Амалия обернулась и увидела у своего локтя Роберта. Она собрала всю волю, чтобы не показать виду, как учащенно забилось ее сердце.
— Не уверена, что это разумно, — ответила Амалия тихо.
— Все происшедшее с нами неразумно. Зачем же сейчас выяснять цену?
— Потому что расплачиваться придется не только нам.
— Твоя правда, — улыбнулся он печально. — Мне здесь остаться, продолжая светскую беседу, или убраться восвояси?
Амалия отметила несколько косых взглядов в их сторону. В этой ситуации было бы лучше, если бы Роберт отошел и пригласил на танец какую-нибудь одинокую скучающую даму, но предложить такое у Амалии язык не поворачивался.
— Что же вы решили? — спросила она нетерпеливо.
— Я решил танцевать с тобой, — улыбнулся Роберт. — Это прекрасная возможность обнять тебя.
И прежде, чем она что-либо возразила, Роберт положил руку ей на талию и закружил в вихре вальса. Они двигались плавно и абсолютно синхронно, как единое целое, скользя и вращаясь; он вел, а она подчинялась. Их взгляды встретились, и Амалия отметила, что глаза Роберта приобрели сапфировый оттенок. Ее юбки оплели их обоих, соприкасаясь с его брюками, обволакивая, но для Амалии и Роберта никого вокруг будто не существовало, они танцевали в каком-то сумасшедшем экстазе — так исполняют ритуальные танцы. Близость Роберта кружила ей голову, вызывала желание прижаться и раствориться в нем. В какой-то момент, замечтавшись, Амалия потеряла ориентацию и сбилась с ритма. Она качнулась к нему и замерла: глаза приоткрыты, влажные губы, словно лепестки мокрых от росы роз.
И все же в глубине души шевелился червь сомнения: почему он никак не реагирует на расползающиеся по углам слухи и почему так спокоен накануне дуэли с братом? Амалия не могла не задаваться и другим вопросом: хотел ли Роберт, чтобы все знали об их романе, если будет позволительно так назвать их странные отношения? А вдруг ему было выгодно, чтобы их видели вместе у заводи? И не потому ли он спокоен накануне дуэли, что уверен в ее исходе? Вопросы, вопросы, вопросы… Амалии не нравился такой ход мыслей, но отмахнуться от них она не могла, ибо слишком хорошо помнила, как Роберт обманом прокрался в ее постель.
Казалось, музыка никогда не смолкнет. Амалия почувствовала, как начинает раскалываться голова. Она слегка поморщилась.
— Что-то не так? — спросил Роберт заботливо.
— Я бы предпочла вернуться домой.
— Вместе со мной, — добавил Роберт быстро.
— Я серьезно.
— И я не шучу.
— С вами никогда ни в чем нельзя быть уверенной, — сказала она, пытаясь заглянуть ему в глаза.
Но лицо Роберта оставалось непроницаемым. Наконец музыка смолкла. Но не успел он ответить, как на Амалию вихрем налетела Хлоя.
— Мне нужно с тобой срочно поговорить, — выпалила она единым духом, хватая Амалию за руку и таща ее из зала так, что та чуть не попала под ноги прислуге, которая собирала пустые бокалы из-под пунша.
Амалия позволила Хлое увести себя в комнату отдыха, бросив извиняющийся взгляд на Роберта, который не спускал с нее глаз. По дороге она попыталась выяснить, что так взволновало Хлою, но та, обиженно поджав губы, молчала. В конце концов Амалия решила, что речь пойдет о предстоящей дуэли. Правда, она не знала, что знает Хлоя и от кого?
В спальне, превращенной на время бала в комнату отдыха для дам, было сравнительно пусто. Только две пожилые матроны прихорашивались по очереди перед зеркалом, висевшим над туалетным столиком в стиле ампир. При этом они обсуждали две животрепещущие проблемы: как заставить мужей не храпеть во время сна и как безболезненно для себя и окружающих поменять образ жизни. Когда, наконец, они выплыли из комнаты, энергично обмахиваясь веерами и прижимая к носам надушенные платочки, Хлоя осмотрела каждый уголок и, убедившись, что они с Амалией одни, посмотрела ей прямо в глаза и сказала:
— Услышав новость о дуэли Жюльена и Роберта, я чуть по-настоящему не грохнулась в обморок. Я понимаю, что это дикая ложь, но правду хочу услышать только от тебя.
Амалия взглянула на возбужденное лицо девушки и отвела в сторону взгляд.
— Разве Мами не рассказала тебе об этом? — спросила она, пытаясь унять волнение.
Хлоя повернулась, чтобы рухнуть в ближайшее кресло.
— Значит, это правда?! — прошептала она побелевшими губами.
— Боюсь, что да.
— Почему же мне ничего не сказали? Почему со мной обращаются, как с несмышленым ребенком?
— Не знаю. Возможно, Мами не хотела тебя огорчать, — попыталась она успокоить Хлою.
— Огорчать меня?! А если один из них будет убит? Меня тоже не будут огорчать грустным известием? Вы что, с ума все посходили?
— Пожалуйста, не надо. Успокойся.
— Но если они будут драться, все кончится именно этим. Неужели ты не понимаешь? Их необходимо остановить! — В голосе Хлои растерянность уступила место жажде деятельности. — Немедленно остановить!
— Кто знает способ остановить двух мужчин, пожелавших драться на дуэли? — спросила Амалия с горечью, и сама же ответила: — Я такого способа не знаю.
Она отошла к открытому окну. Сверху доносились звуки музыки и шарканье ног танцующих.
— Ах, Амалия, ты не понимаешь. Они же выросли как братья.
— Близкие люди сами разберутся, как причинить боль друг другу, чтобы прощение принесло радость и покой.
— Какое мне дело до того, простят они друг друга или нет?! Лишь бы живы остались. Я думаю сейчас о Мами. Если любой из них будет даже ранен, она не перенесет этого удара.
— Возможно, ты права. — Амалия потерла кончиками пальцев переносицу, где концентрировалась боль.
— Если бы знать причину, можно было бы что-то предпринять. — Хлоя испытующе взглянула на Амалию.
— Почему же тот, кто рассказал тебе о дуэли, не поделился своими предположениями?
— В том-то и дело, что никто мне не рассказывал, — обиделась Хлоя. — Просто я случайно услышала разговор незнакомых мне людей, но, как только они увидели меня, тотчас переменили тему. Хотя, мне кажется, они тоже не знали истинной причины ссоры.
— Думаю, будет лучше, если ты спросишь об этом Мами. Глаза девушки сузились.
— У меня такое ощущение, Амалия, что и ты могла бы кое-что рассказать, если бы захотела.
— С чего ты взяла?
— Я не уверена, — ответила Хлоя медленно, — но думаю, что ты все знаешь.
Беседу пришлось прервать из-за впорхнувшей стайки девушек, которые, тараторя, хохоча и подсмеиваясь друг над другом, вмиг заполнили комнату своими широкими юбками. Они обрадовались встрече с Хлоей и, к большому облегчению Амалии, увлекли ее за собой в соседнюю комнату. Воспользовавшись тем, что на нее никто не обращал внимания, Амалия выскользнула за дверь.
Все стулья, стоявшие вдоль стен залы, были заняты. Оставались свободными лишь те, что стояли в углах, куда не попадал свежий воздух. Увидев Амалию, которая устраивалась в одном из дальних углов залы, Джордж подошел к ней и предложил бокал охлажденного пунша. Напиток оказался слишком сладким и совсем не помог от головной боли, которая мучила ее вот уже несколько часов кряду. Джордж покинул Амалию; как только на горизонте появилась несравненная Хлоя. Амалия осталась одна с полупустым бокалом в руке. Она сидела и думала о своем, пока подошедшая горничная не забрала ненужный бокал.
Неподалеку от Амалии присели две молодые женщины. Их голоса доносились до нее, перекрывая музыку. Говорили они о кулинарных рецептах, болезнях детей/особых трудностях беременности в летнее время и о том, что женщинам в положении в жаркое время года лучше находиться где-нибудь у воды, тогда меньше опасность выкидыша.
У Амалии был свой интерес к подобным темам, поэтому она со вниманием прислушивалась к разговору соседок, стараясь не пропустить ни слова. Но, к сожалению, очень скоро дамы, имевшие родственников в Новой Иберии, переключились на перемывание косточек ближним. Они рассуждали о том, что можно поехать на все лето на остров Дернир, где собирается отдыхать их общая знакомая Франсис Прюетт, дочь миссис Мур, которая владела несколькими тысячами акров земли и когда-то была замужем за одним из Уиксов, хотя недавно она овдовела во второй раз.
Франсис была всего на год старше Амалии, но уже дважды побывала замужем. Теперь, как следовало из разговора соседок, она жила в родовом поместье «Тенистое» с двумя детьми — мальчиком и девочкой — от первого брака с неким мистером Магиллом. И хотя Франсис все еще носила темные платья, но с окончанием официального траура по второму мужу стала появляться в свете. Молодая привлекательная женщина с положением и деньгами обязательно должна выйти замуж, хотя бы для того, чтобы у детей был отец.
Вдовы. Разговор о них — лишнее напоминание о том, что смерть облюбовала эту часть страны и потому может в любую минуту появиться и забрать с собой тех, кого мы любим. Амалии не хотелось думать об этом, особенно накануне дуэли Жюльена и Роберта. Она поднялась, почувствовав очередной приступ нестерпимой головой боли.
— Что с вами? — поддержал ее появившийся очень кстати Роберт.
— Вы не могли бы отвезти меня домой? У меня раскалывается голова, а Жюльена я не видела уже целую вечность.
— Я тоже не видел его. Сейчас я найду Мами, и мы поедем. Через минуту он вернулся. Тетя не считала, что пришло время покинуть бал, но раз Амалия плохо себя чувствует, она может уехать. Сама мадам Деклуе и Хлоя останутся, чтобы никто не сказал, что всей семье пришлось спасаться бегством.
«Мами вовсе не жестокая, — убеждала себя Амалия, откинувшись на спинку сиденья кареты. — Ей сейчас ох как не легко, ведь Жюльен — ее единственный сын». И все же Амалия корила себя за малодушие, хотя и понимала, что ее присутствие с головной болью или без нее вряд ли чем-либо могло помочь.
Ночной воздух был до блаженства свеж и прохладен. Присутствие Роберта в едва освещенной карете успокаивало, хотя
он и не пытался заговорить. Амалия радовалась, что он был паинькой. Казалось, Роберт думал о чем-то далеком, никак не связанном с сегодняшним днем. Неожиданно Амалии пришла в голову мысль, что вот так они могли бы ехать долго-долго, если бы их ничего не связывало и если бы Роберт был просто кузеном мужа. Хотя, кто знает, что лучше? Головная боль усиливалась, мешая сосредоточиться.
В «Роще» Роберт вышел и помог ей сойти. Чарльз, дожидавшийся хозяев у парадного входа, широко распахнул двери на лестницу, ведущую на галерею. Роберт приказал ему прислать Лали, а потом, держа Амалию под локоть, довел ее до двери в спальню.
— Дальше я не пойду, надо возвращаться за Мами и Хлоей.
— Благодарю вас за помощь, — произнесла Амалия затухающим голосом. — Вы были так добры.
— Добр? — В его голосе послышался смешок. — Да, я счастлив быть рядом с вами, жаль только, что сегодня это связано с вашим плохим самочувствием.
Роберт держал ее пальцы в своей руке, и желтое пламя лампы, висевшей у нее за спиной, отражалось в его глазах, придавая им какое-то странное выражение, смысл которого Амалия не поняла.
— Может быть, можно остановить эту дуэль? — задала она мучивший ее вопрос.
— Нет, если только Жюльен сам не откажется, — сказал Роберт, нахмурившись.
— Но это же глупо!
— Согласен, но инициатор он, а не я.
— Вы могли бы и не отвечать на его вызов.
— Конечно, но я действительно в долгу перед ним.
— Что может быть глупее?!
Роберт тихо засмеялся.
— Ни-че-го! Мы договорились о том, что я пересплю с его женой, и только. Если бы этим все кончилось, не было бы и дуэли. Но я посягнул не только на твое тело, но и на твою душу. А это уже запрещенный прием…
— Мне показалось, что это больше от бравады, — перебила его Амалия.
— Не без этого, конечно, но главная его претензия заключалась в другом: я не смог, по его мнению, или не захотел убедить тебя в том, что именно он был твоим мужем и любовником одновременно. Жюльен хотел, чтобы ты думала только так, и не иначе.
— Он — человек гордый, — сказала Амалия тихо.
Не услышав ответа, она взглянула на Роберта, прекрасно сознавая, что эти слова в не меньшей степени относятся и к нему.
— Если я не вернусь… — начал он.
— Не говорите так! — остановила его Амалия. — Прошу вас.
— Просто я хочу… я должен сказать, что в любом случае я ни о чем не сожалею.
— О, Роберт!
— Я не надеюсь, что ты мне скажешь нечто подобное, поэтому кое-что на память возьму сам.
Роберт привлек ее к себе, крепко обнял и, глядя прямо в глаза, прильнул теплыми, чуть солоноватыми губами к ее влажному полураскрытому рту. Амалия уступила ему без особого сопротивления, наслаждаясь этим властным и таким нежным объятием, словно оно было последним в ее жизни. Она нуждалась хотя бы в такой близости с ним, чтобы заглушить боль физическую. В горле стоял соленый ком слез, руки вцепились в борта его сюртука.
Он отступил назад, с трудом сдерживая волнение, и, повернувшись, начал быстро спускаться по лестнице вниз. В это время со стороны гостиной появилась Лали.
— Надеюсь, все в порядке, мамзель Амалия? — спросила она мягко.
— Нет! — ответила она. — Уже давно не в порядке и никогда в порядке не будет.
Если еще вчера вечером Амалия сомневалась, что любит Роберта, то к рассвету следующего дня она знала об этом наверняка. Всю ночь она не сомкнула глаз, думая о том, что произошло с ней с тех самых пор, как она поселилась в «Дивной роще». В памяти всплывали отдельные слова, чьи-то взгляды, улыбки, отрывки разговоров — всего не перечесть и почти ничего, что имело отношение к Роберту.
Как получилось, что она сблизилась с человеком американского происхождения? Дело, вероятно, не только в том, что однажды ночью соединились их тела. Амалию восхищали забота Роберта о Мами, его постоянное внимание к делам плантации, доброе отношение к тем, кто работал под его началом. Он спас ее от наглых домогательств Патрика Дая и не раз принимал ее сторону в спорах с Жюльеном. Но было и нечто такое, что сразу покорило ее — это его ярко выраженное мужское начало буквально во всем: в словах, в поступках, во внешнем облике.
После всего случившегося Амалии следовало бы презирать его, а она влюбилась, да еще как! Вот и сейчас его лицо стояло у нее перед глазами: ей показалась бы странной сама мысль о том, что кто-то другой мог стать первым и единственным мужчиной в ее жизни. Горько сознавать, что, независимо от результатов дуэли, их тайным встречам пришел конец. «Если все обойдется малой кровью, никто никого не убьет, а лишь слегка ранит, и поруганная честь таким образом будет отомщена, — думала Амалия, — Жюльен позаботится, чтобы Роберт и подойти ко мне не мог. Если же Роберт убьет Жюльена, у него возникнут сложности с законом, а я не смогу выйти замуж за убийцу своего мужа».
Думать о том, что Жюльен убьет Роберта, она не могла.
Амалия слышала, как вернулись Мами и Хлоя, но из спальни Жюльена не раздавалось ни звука. Голова не болела, как раньше, но и совсем не прошла. Под самое утро Амалия приняла несколько капель снотворного, после чего забылась недолгим беспокойным сном.
Она проснулась внезапно, словно ее кто-то разбудил. Сердце учащенно билось. В комнате не было ни души. За розовыми занавесями на окнах в золотом нимбе из утренних лучей солнца просыпался новый день. «Дуэль! — внезапно пронеслось в голове. — Наверное, она уже закончилась».
Амалия вскочила с постели и начала лихорадочно одеваться, забыв позвонить Лали. Но камеристка, вероятно, стояла под дверью, ожидая какого-нибудь звука изнутри, потому, что появилась сразу же, как только Амалия задвигалась по комнате.
— Есть ли какие-нибудь новости? — набросилась на нее Амалия.
— Нет, мамзель. Что вы наденете сегодня? Муслин в горошек или полосатое?
— Что угодно, — ответила Амалия нетерпеливо. Надев, наконец, муслиновое платье в горошек, она вышла в холл. Улыбнувшись Айзе, который сидел на корточках у двери спальни с блокнотом и карандашом в руке, она направилась к кушетке, где, запахнувшись в халат, сидела Хлоя. Мами стояла у раскрытой настежь двери на галерею и вглядывалась в гладь реки. С противоположной стороны появился Чарльз с подносом, на котором стоял кофейник и пустые чашки.
Амалия взглянула на Хлою, но та отрицательно покачала головой. Глаза девушки были красными от слез и бессонной ночи, а пряди неубранных волос разметались по спине. Поскольку Хлоя не двинулась к подносу, который дворецкий поставил на комод, Амалия налила чашку бодрящего напитка и молча передала ей. Взглянув на Мами, Амалия решила, что ей тоже не помешает чашечка кофе. Свекровь беззвучно шептала молитвы, перебирая агатовые бусины четок. Через какое-то время она вздохнула, перекрестилась и убрала четки в карман своей просторной юбки. Рассеянно улыбнувшись, Мами взяла кофе. Амалии хотелось успокоить свекровь, сказать ей что-то доброе, но где найти нужные слова? Да и есть ли вообще такие слова, которые могут помочь горю матери, оплакивающей своих сыновей? Амалия молча встала рядом со свекровью, устремив взгляд поверх дубовой рощи и экзотических кустов из Китая на бескрайнюю даль реки, медленно несущей свои воды.
Размышления прервал шорох и легкое позвякивание: Айза протягивал ей чашку кофе. Амалия улыбкой поблагодарила мальчика, и он вновь уселся у стены рисовать. Установившуюся тишину нарушали только скрип карандаша, позвякивание ложечки о фарфор и крики птиц в саду.
Неожиданно до них донесся шум приближающихся шагов. Женщины замерли. Возможно, победитель прошел по прямой через поля прямо к главной дороге, поэтому они и не заметили с галереи, как он подъехал к дому. Амалия опустила чашку и подалась вперед, ожидая увидеть макушку головы мужчины, поднимающегося по лестнице.
— Джордж! — вскрикнула, будто выдохнула она.
Следом за ней вскрикнула Хлоя, отставляя с громким стуком чашку и пытаясь подобрать разметавшиеся волосы. Придерживая полы халата, она пулей вылетела из холла, когда фигура англичанина замаячила в проеме двери.
Джордж огляделся, словно ожидал увидеть хоть одного из дуэлянтов здесь.
— Есть какие-нибудь новости? — спросил он сумрачно.
Амалия отрицательно покачала головой. Чтобы чем-то заняться и поддержать традицию гостеприимства, она налила Джорджу чашку кофе. Он взял ее и попытался пить стоя, но ничего не получилось. Заметив это, Мами села к столу, чтобы и он смог сделать то же самое. Говорили мало и как-то отрывочно: вопрос — ответ. Появилась Хлоя, которая привела себя в порядок и переоделась. Чарльз принес еще кофе и поднос, полный бриошей с маслом. Никто не хотел есть, один Джордж с удовольствием съел две булочки и потянулся было за третьей, но, увидев укоризненный взгляд Хлои, отдернул руку от подноса.
Все разом притихли, когда у дома раздался затухающий цокот копыт. Они настороженно слушали лошадиный храп после быстрой скачки, легкий соскок, звяканье уздечки. Амалия взглянула на свекровь, которая словно замерла, уставив неподвижный взгляд в одну точку. Лицо ее было белее чепца на голове. Хлоя потянулась к Джорджу и сжала его руку. Амалия стиснула пальцы, уставившись на входную дверь. На лестнице раздались быстрые упругие шаги. В проеме двери показалась фигура мужчины в широкополой шляпе с хлыстом в руке. Был он мрачнее тучи.
Хлоя издала сдавленный крик. Мами закрыла глаза. Амалия вскочила на ноги.
В комнату вошел Роберт.
— Где Жюльен? — спросил он резко.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полночный вальс - Блейк Дженнифер



Замечательная история с необычным сюжетом. Правда, аннотация к роману не совсем верна - муж сам поспособствовал сближению своей жены и кузена :)
Полночный вальс - Блейк ДженниферЕкатерина
19.08.2010, 13.14





Давольно интересная книга прочитайте не пожалеите
Полночный вальс - Блейк ДженниферОксана
16.08.2011, 11.22





Не очень понравился((((ожидала от этого автора большего...сложилось впечатление,что роман писался на скорую руку и по заказу издательства!сама идея интересна,но "скомканный" конец испортил все впечатления
Полночный вальс - Блейк ДженниферНадежда
3.02.2014, 20.01





Какой же хороший роман! Действительно,необычный сюжет.Читала целый день,забросила все дела,но получила огромное удовольствие!
Полночный вальс - Блейк ДженниферНаталья 66
28.09.2014, 19.58





Мне вспомнился один великолепный фильм, точнее одна фраза из него: — Нищие, безоружные люди сбрасывают королей с престола из-за любви к ближнему. Из-за любви к Родине солдаты попирают смерть ногами, и та бежит без оглядки. Мудрецы поднимаются в небо и бросаются в самый ад из-за любви к истине. А что сделал ты из-за любви к девушке?rn— Я отказался от неё.rnНу или там: " но я другому отдана и буду век ему верна..."rnТак вот, здесь полет совсем не тот! Слово долг, благородство не имеют значение и смысла. .. История адюльтера жены и кузена мужа, оправданное половым безразличием супруга :-)
Полночный вальс - Блейк ДженниферЛюбовь, декоратор и мама
6.10.2014, 23.38





Роман понравился, но были моменты кот портили впечатление о романе в целом, конец не какой, жена не может отличить мужа от кузена, и т.д.
Полночный вальс - Блейк ДженниферМилена
6.12.2014, 10.46





Читала несколько раз, очень понравилась книга, красивые описания любовных сцен, без всякой грязи и ничего лишнего. Рекомендую почитать.
Полночный вальс - Блейк ДженниферОльга
3.01.2016, 20.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100