Читать онлайн Лесной рыцарь, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лесной рыцарь - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.95 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лесной рыцарь - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лесной рыцарь - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Лесной рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Странно было видеть, как французы стекаются в форт Сан-Жан-Баптист: насмерть перепуганные женщины несли плачущих детей, тащили узлы с пожитками, мужчины вели вьючных животных, нагруженных собранным на скорую руку провиантом. Как будто какое-то шаловливое божество решило перепутать все роли, превратив атакующих в осаждаемых, и наоборот. Шума, суматохи и пыли было при этом ничуть не меньше — как, впрочем, и страха.
В то же время людей было не так много: количество жителей, населявших окрестности форта, не превышало трех сотен, с учетом индейских и африканских рабов. Из их числа, может быть, восемь десятков были годны к участию в боевых действиях.
Еще одно отличие состояло в том, что Элиз совершенно нечего было делать. Донна Мануэла с несколькими женщинами наводили порядок во всей этой неразберихе, размещали семьи в казармах, заставляли старших детей присматривать за хнычущими малышами. Они назначали женщин варить суп и кашу в огромных котлах, для того чтобы обеспечить питание собравшихся в форте, следили за сбором перевязочных материалов и лекарств. Будучи в стороне от всего этого, Элиз болезненно ощущала и свою ненужность, и двусмысленное положение, в котором оказалась. Она замечала на себе косые взгляды, слышала, как перешептываются за ее спиной, и это не могло ее не беспокоить.
Бесцельно бродя возле дома коменданта, Элиз встретилась с Клодетт. Та была вместе со своими тремя детьми — одного она держала на руках, а двое других цеплялись за ее фартук. Клодетт располнела, лицо ее поблекло и увяло от забот и тягот материнства. Увидев Элиз, она искренне обрадовалась, хотя ее усталые карие глаза глядели обеспокоенно.
— Я скучала по тебе, Элиз.
По правде говоря, Элиз редко вспоминала о ней с тех пор, как они расстались. Ей стало стыдно, и она заставила себя улыбнуться:
— Как ты?
— Как видишь, — ответила Клодетт, с иронией указывая на облепивших ее детей. — А у тебя нет маленьких?
Элиз покачала головой:
— Теперь я вдова.
— Да, я слышала об этом.
Они помолчали. Элиз поняла, что до ее подруги дошли и другие слухи. В Луизиане было не так уж много французов, чтобы каждый не знал все о своих знакомых.
— Я рада, что ты здорова и счастлива.
— Спасибо. Я знаю, что тебе не так повезло. Мне рассказывали о тебе Сан-Амант и юный Генри, который вместе с тобой спасся от резни. Я бы хотела помочь тебе, если позволишь. Живи в моей семье.
— Клодетт… — Элиз почувствовала, что в горле у нее встал жесткий комок, она не смогла продолжить.
— Я действительно этого хочу. Живи с нами, сколько понадобится. Ты знаешь, в позапрошлом году компания начала присылать сюда тихих и скромных девушек из монастырей с приданым в сундуках. Можно подумать, что мы были женщинами легкого поведения, недостойными стать женами колонистов! Хотя один бог знает, что мужчины здесь совсем не ангелы. Но мы-то прибыли сюда первыми, и держаться нам надо вместе.
— А твой муж? Что он на это скажет?
— Жюль не будет возражать, — ответила Клодетт, смеясь. — Ему на все наплевать.
— Но начнутся пересуды…
Клодетт пожала плечами:
— А когда их не было? Кстати, я с удовольствием послушаю твой рассказ о том, как ты стала женщиной этого полукровки Шевалье. Вот это, наверное, мужчина так мужчина!
— Кажется, твой муж тоже не святой, — заметила Элиз с невеселым юмором.
— Да, — ответила Клодетт, вздыхая, — настоящий кобель.
— Где он?
Клодетт указала рукой на мужчину, стоящего у ворот. Взглянув на него, Элиз поспешила спрятать улыбку. «Кобель» Клодетт был маленького роста, лысеющий, с круглым брюшком, но морщинки вокруг глаз свидетельствовали о его добром и веселом нраве.
— Ты уверена, что он не будет возражать?
— Он придет в восторг, когда увидит тебя. Но тебе надо сразу дать ему понять, что ты против того, чтобы он щипал тебя за задницу.
— Я… наверное, не пробуду долго.
— Надеюсь, что пробудешь. Куда тебе деваться?
Действительно, куда? Однако Элиз не стала углубляться в этот вопрос — тем более что в этот момент к ним подошел заикающийся от волнения, восторженный Генри.
— Мадам Л-лаффонт! Какая р-радость видеть вас среди нас! Кто бы мог подумать, что мы вновь встретимся при таких обстоятельствах?
— Я уж точно не могла такого подумать, — сказала Элиз с бледной улыбкой. — Как поживаешь, Генри?
— Прекрасно! Я теперь помощник месье Лагросса, торговца. Я слежу за лошадьми и занимаюсь клиентами, а кроме того, езжу с ним в Новый Орлеан за товаром. Меня здесь считают взрослым мужчиной — видите, даже дали этот мушкет, чтобы защищать ф-форт.
Элиз стала бурно восхищаться ружьем, которым он размахивал. Она была рада, что Генри начал приходить в себя после резни.
— П-позвольте сказать, что вы прелестно выглядите, мадам, — продолжал он. — К-каждый раз, когда я вновь вижу вас, вы становитесь все к-красивей.
— А ты становишься еще большим льстецом, — ответила Элиз, улыбнувшись. Ее забавляла его галантность, но в то же время она чуть не плакала при мысли о предстоящем сражении. Скорее всего, будут убиты самые молодые и неопытные — неважно, начезы или французы…
— Нет-нет, м-мадам, что вы. К сожалению, я д-дол-жен идти, — вздохнул Генри. — Меня ждут.
— Надеюсь, ты будешь осторожен?
— Конечно, м-мадам!
Генри торопливо пошел к воротам, на ходу обернувшись и помахав ей рукой. Глядя ему вслед, Клодетт сказала:
— Хороший парень. Пока… Пойдем, я представлю тебя остальным.
Элиз ничего другого не оставалось, как согласиться, к тому же это было даже неплохо. Хотя женщины и были настроены подозрительно, их жажда узнать подробности о пленных француженках, расспросить Элиз о резне, о том, кто погиб и кто выжил, оказалась сильнее их праведного гнева. В любом случае, лишь немногие из них могли позволить себе занять высокоморальную позицию. Недаром в этом богом забытом уголке считалось невежливым расспрашивать человека о его прошлом — прибывших сюда добровольно было совсем немного.
Неожиданно старшая дочка Клодетт подергала мать за фартук и пролепетала:
— Маман, смотрите, какие смешные ботиночки у тети!
Из-под подола мятой грязной юбки Элиз были видны мокасины, которые подарила ей Татуированная Рука в день свадьбы с Рено. Эти мокасины из белой оленьей кожи, украшенные жемчугом и голубым бисером, были единственной вещью, которая осталась у нее на память о ее индейской свадьбе. Но для всех этой свадьбы как бы никогда и не было… Элиз не смутилась и не растерялась, но горе сжало ее сердце словно железной рукой.
Раздался крик часового — он увидел начезского воина на краю леса, окружавшего форт. Приближались индейцы. Внутри форта нарастало напряжение, хотя никто не стрелял. Еще можно было надеяться, что начезы пришли просто для торговли или для переговоров.
На крыльцо комендантского дома вышли Рено и Сен-Дени, погруженные в беседу. За ними следовал Паскаль с насмешливым выражением лица. Он не подошел к Элиз и, похоже, не собирался с ней разговаривать. Это было даже хорошо: ей нечего было ему сказать. Все же ей не понравился его осуждающий вид и мстительный блеск в глазах, когда он смотрел на Рено. Больше всего, однако, ей не понравился цинично-похотливый взгляд, который он бросил на нее.
К форту приближалась депутация индейцев. Сен-Дени бок о бок с Рено поднялись на бруствер. Несколько других мужчин тоже побежали к ступенькам, ведущим на укрепления, чтобы присоединиться к солдатам, уже занявшим свои посты. Элиз поспешила вслед за ними. Она уже привыкла быть в курсе всех событий и не собиралась сидеть и ждать, пока ей все расскажут, как другие француженки. Даме не подобает толкаться, поэтому она прокладывала себе путь не локтями, а с помощью вежливых извинений. Мужчины так удивлялись ее присутствию, что сами расступались и давали ей дорогу. Один или двое попытались убедить ее, что это опасно, но она только улыбалась и кивала, поглощенная тем, что происходило внизу.
Лесной Медведь, вождь Флауэр-Виллидж, командовавший вторым индейским фортом, шагал вразвалку впереди полудкщины индейцев, которые вышли из леса и направлялись к форту. Подойдя поближе — так, чтобы был слышен его голос, — он закричал:
— Сен-Дени, главный в стране начеточе! Это ты?
— Это я, — отозвался Сен-Дени в соответствии с ритуалом приветствия.
— Ты хорошо меня слышишь?
— Достаточно хорошо, — ответил французский комендант. — Что тебе нужно?
— Я пришел к тебе с миром, потому что знаю: ты всегда близко к сердцу принимал интересы индейцев. Я бы хотел рассказать о содеянном против нас, чтобы ты мог заступиться за нас перед своим начальником, губернатором Перье. Давай вместе выкурим трубку мира в знак дружбы между твоим фортом и фортом начезов на этой стороне Великой реки. Давай поговорим.
— Мы уже говорим.
— Да разве так делают? Что же это за гостеприимство? Открой ворота и разреши мне и моим воинам войти, чтобы мы могли поговорить один на один, как цивилизованные люди.
Казалось, слова эти были искренни, но Элиз они не убедили. Не было ли здесь подвоха и хитрости? Она слишком хорошо помнила, как в форте Розали индейцы просили у жителей ружья и патроны якобы для большой охоты, чтобы обеспечить себя и французов на зиму запасами мяса. Впрочем, возможно, ее заставляло сомневаться личное предубеждение против Лесного Медведя.
— Наши народы воюют, — сказал Сен-Дени. — Я не могу позволить тебе войти в форт, но я радуюсь возможности заключить с тобой мир. Тебе нужно просто сказать мне, что передать губернатору Перье.
Лицо Лесного Медведя покраснело от злости. Он долго молчал, а когда вновь заговорил, в голосе его зазвучали резкие нотки:
— Я вижу рядом с тобой военного вождя начезов. Странно, что ты принял этого человека, если с таким недоверием относишься к моему народу.
— Он пришел без отряда воинов.
— Разве я виноват, что воины начезов изгнаны из земли наших предков и теперь должны жить в лесах, словно звери? Они присоединились ко мне в надежде обрести мир и покой. Но послушай, наша с тобой перекличка смешна и недостойна. Если нельзя войти нам, тогда должны выйти ты и твои офицеры, чтобы мы могли переговорить. Возьми с собой своих офицеров, а также нашего военного вождя, Татуированного Змея, чтобы он смог помочь убедить тебя.
Различил ли Сен-Дени фальшивые нотки в голосе Лесного Медведя? Элиз захотелось крикнуть коменданту, чтобы он был настороже, но она не решилась вмешаться — по крайней мере в тот момент.
— Меня глубоко волнует судьба твоего народа, который в прошлом сделал столько добра французам, — сказал Сен-Дени. — Однако ради мужчин и женщин моего народа, которые зависят от меня, я не могу покинуть форт для переговоров с воинами в боевой раскраске. Повторяю: если ты хочешь, чтобы я что-то передал губернатору, скажи сейчас, что именно.
— Ты должен выйти! — заорал Лесной Медведь, потрясая кулаком.
— В другой раз, когда ты придешь с трубкой мира.
Сен-Дени сделал вид, что собирается уйти.
— Ты выйдешь ко мне, или я прикажу сжечь одну из француженок!
— Что ты сказал?! — Голос Сен-Дени был подобен удару хлыста, он эхом раскатился по реке и расчищенным от леса окрестностям форта.
— Я сожгу француженку точно так же, как твой губернатор сжег индианок в Новом Орлеане!
Лесной Медведь повернулся к лесу и махнул рукой. Оттуда тотчас же вышли двое воинов, они вели под руки женщину в грязных лохмотьях. Она с трудом передвигалась, голова ее поникла, белые волосы падали на лицо.
Мужчины на бруствере тихо выругались, за стенами послышался шум голосов и крики ужаса, когда стоявшие там узнали, в чем дело. Элиз словно оцепенела, она не могла поверить своим глазам: не было никакого сомнения, что женщина, которую вели начезы, — мадам Дусе.
— Если вы сожжете эту женщину, — сказал Сен-Дени, — мы обрушим на вас такое возмездие, которое может присниться лишь в кошмарных снах!
Лесной Медведь улыбнулся, полные губы его свирепо искривились.
— Для этого вам нужно будет сначала выйти из форта.
Индеец повернулся и зашагал прочь.


Когда Сен-Дени спустился с бруствера, к нему ринулась толпа людей. Некоторые женщины плакали. Видя их слезы и чувствуя напряженную атмосферу, дети тоже заплакали. Мужчины молчали, тайком обмениваясь суровыми, понимающими взглядами. Все, кроме одного. Паскаль вышел из толпы, окружавшей коменданта и стоящего рядом с ним Рено.
— Извините меня, комендант, — сказал Паскаль, в голосе его слышалась нескрываемая ирония. — Я думаю, что все, как и я, хотят знать, что вы собираетесь делать с предателем, находящимся среди нас.
— С предателем? — Сен-Дени нахмурился — видно было, что его мысли заняты совсем другим.
— Как сказал этот индеец, мы дали приют самому военному вождю начезов, полукровке, которого они называют Татуированным Змеем. Он предал нас. Что вы собираетесь с ним делать?
— Если вы имеете в виду Рено Шевалье, то он не предатель, — отрезал Сен-Дени.
— А разве это не он привел с собой начезов? Пусть докажет, что это не так! Наверняка он просто опередил остальных, чтобы войти в форт. Что будет со всеми нами, если он откроет ворота, когда начезы пойдут в атаку?
— Не говорите глупости!
— Глупости? Этот полукровка возглавлял строительство мощных фортов для военных нужд своих индейских братьев и руководил начезами во время осады. Последние несколько лет он все время перебегал от одних к другим, жил то с одним народом, то с другим, как ему вздумается. Разве не ясно, что при первой же возможности он снова нас предаст?
Элиз пробилась через толпу и остановилась перед Паскалем.
— Этот человек спас твою жизнь после резни в форте Розали! — закричала она. — Ты забыл?
— Нет, — ответил Паскаль, оглядывая Элиз с саркастической усмешкой. — Но я не забыл также, почему он это сделал.
За стенами форта послышались пронзительные крики. Срывающимся голосом часовой закричал:
— Они воткнули в землю столб и привязывают к нему женщину! Теперь несут хворост!
Взглянув на Рено, Элиз увидела на его лице выражение полного отчаяния. Он перехватил ее взгляд, и это выражение тотчас исчезло, сменившись хмурой решимостью.
— Вы слышите, что происходит? — воскликнул Паскаль. — И после этого вы будете терпеть в наших рядах предателя?!
— То, что он сделал из преданности одному народу, совсем не значит, что он плохо относится к другому народу, — заметил Сен-Дени.
— Возможно. Но я считаю, что мы не имеем права рисковать. Я думаю, его надо отослать обратно к его индейским братьям. Если он военный вождь и брат Большого Солнца, то ему ничего не стоит спасти мадам Дусе. Пусть он хоть что-нибудь сделает для французов.
Послышался ропот одобрения, и тогда вперед выступила Элиз.
— Нет, — прошептала она с широко открытыми глазами и повторила громче. — Нет! Человек, стоящий во главе этих воинов, — враг Рено. Он в свое время пытался захватить его должность. Лесной Медведь может убить Рено, как только тот окажется у него в руках. И уж во всяком случае, он не даст ему спасти мадам Дусе!
Сен-Дени отвернулся.
— Все это только потеря драгоценного времени. Мы начнем наступление, чтобы спасти эту женщину.
— Подождите, — сказал Рено негромко, но в голосе его послышалась властная интонация. Сен-Дени остановился и посмотрел на него, а Рено продолжал: — Я пойду. Этого будет достаточно.
— Нет! — вскрикнула Элиз, но если Рено и слышал ее, то ничем этого не обнаружил.
— Я не могу разрешить вам сделать это, если все, что рассказала мадам Лаффонт, правда, — сказал комендант отрывисто.
Он торопился, потому что времени оставалось совсем мало. Часовые сообщили, что снаружи индейцы уже обложили француженку хворостом. Теперь ее крики не прекращались ни на секунду. Несколько француженок молились, прикрыв глаза.
— Я должен попробовать, — сказал Рено. — А вы пока готовьте наступление на случай моей неудачи. Если же вы не успеете, позвольте мне положить конец мукам мадам Дусе.
Кругом заахали, у Элиз перехватило дыхание, когда она поняла значение последних слов. Если Рено не удастся спасти мадам Дусе, если атакующие не доберутся до нее вовремя, он убьет ее! Такое предложение, жестокое, но в то же время гуманное, ясно указывало на его индейское происхождение и несгибаемое мужество. Элиз ощутила комок в груди, почувствовала жгучие слезы на глазах.
Сен-Дени некоторое время смотрел на Рено, а затем опустил голову.
— Пусть будет по-вашему.
Рено повернулся к Элиз, и она пошла к нему навстречу. То, что на них смотрели, не имело никакого значения. Она протянула к нему руки, и он взял ее ладони в свои.
— Не ходи, — прошептала она. — Не ходи!
— Я должен, как ты не понимаешь? Другого выхода нет.
Элиз покачала головой, слезы застилали ей глаза. Рено глядел сверху на бледный овал ее лица, на глубокие янтарно-карие глаза, на дрожащие губы. Никогда в жизни ему ничего так не хотелось, как остаться здесь, с ней. Но он знал, что этому не суждено сбыться. Он бездомный изгой, он не может ни предложить ей спокойную удобную жизнь, ни даже обеспечить ее безопасность. С этим необходимо было смириться. Он не может предложить ей разделить с ним его полную опасностей жизнь. Это было бы жестоко, а он и так уже причинил ей много страданий. Он думал научить ее любви, а на деле причинил только боль. Лучше уж покончить с этим сейчас. Отрезать раз и навсегда.
— Забудь обо мне, — сказал Рено, а глаза его стали совсем безжизненными. — Помни только, что я любил тебя. И будь счастлива.
Со стены раздался отчаянный голос часового:
— Дикари поджигают хворост!
Рено отпустил Элиз и, резко повернувшись, помчался к воротам. Их для него чуть приоткрыли, а потом сразу же вновь захлопнули.
Он называл ее женой своего сердца… Элиз прижала дрожащие пальцы к щекам, глядя ему вслед, а затем, подхватив юбки, взбежала на бруствер. Горящими глазами она уставилась на кромку леса, туда, где Рено разговаривал с индейскими воинами, сопровождая свою речь резкими уверенными жестами.
Неподалеку от них корчилась, кашляла и вопила мадам Дусе, окутанная облаком дыма, поднимавшегося у нее из-под ног. Яркие языки пламени лизали сучья и сухой валежник, которыми обложили столб. Было хорошо слышно, как гудело и трещало усиливающееся пламя. Внизу дым стал желтым и густым, еще минута — и он превратится в сплошной столб, еще минута — и будет поздно. Дым и горячий воздух обожгут легкие мадам Дусе, пламя сначала захватит ее ноги и начнет подниматься вверх, причиняя такие страдания, что смерть покажется избавлением.
Внезапно Рено резко повернулся и бросился к костру, раскидывая горящие сучья ногами, так что они разлетались по сторонам. Вокруг себя Элиз услышала нестройный хор радостных голосов, но крики замерли, когда люди увидели, что Рено выхватил из-за пояса нож. Его лезвие блеснуло на солнце.
Через несколько секунд Рено уже бежал к форту с мадам Дусе на руках. Ее голова безжизненно свисала вниз, руки болтались, распущенные белые волосы и подол платья слегка дымились. Ворота форта открылись, и Рено смог зайти внутрь. Сен-Дени шагнул вперед и осторожно взял женщину на руки. Рено отступил назад, поклонился, а затем круто повернулся и вышел из ворот. Оказавшись снаружи, он быстрыми шагами направился к начезам.
— Сукин сын, убийца! — раздался сдавленный крик. Один солдат поднял ружье и выстрелил вслед Рено. Раздался еще один выстрел и еще. Со стороны леса послышался ответный огонь — это начезы прикрывали отход своего военного вождя.
Рено бежал, пригнувшись и уворачиваясь от пуль, пока наконец не достиг спасительных деревьев и не скрылся за ними.
Внутри форта Сен-Дени внезапно оторвал взгляд от мадам Дусе и озабоченно поднял голову.
— Прекратить стрельбу! — крикнул он. — Она жива! Она жива!
Нестройные залпы прекратились. Индейцы растворились в лесу и исчезли из виду. Мгновение спустя единственным напоминанием об их пребывании в окрестностях форта мог служить разметанный костер со столбом в середине.
Французы провели ночь в форте, потому что не знали точно, как далеко ушли начезы, и опасались, что они вновь могут вернуться. Кругом царила неразбериха, многое пришлось сделать, чтобы навести порядок. Людей надо было разместить на ночь, покормив предварительно ужином. Нервы у всех были на пределе, женщины стали шумно спорить из-за того, кто внес больший вклад в общий ужин, кому выпадет честь спать в церкви и в казармах, а кому придется довольствоваться ночлегом в доме слуг или в караульном помещении. Все говорили разом, словно гогочущие гуси. «Вот уж над чем обязательно посмеялись бы начезы», — подумала Элиз. Поскольку ее по большей части просто игнорировали, она решила потихоньку ускользнуть от них и пошла прямо к мадам Сен-Дени, чтобы предложить помощь в уходе за мадам Дусе.
Несчастная женщина еще была без сознания, но ее все же раздели и вымыли. Элиз нанесла смягчающую мазь ей на кожу, ослабила тугие бинты на немногочисленных ожогах. Она также помогла облачить ее в длинную хлопчатую ночную рубашку и расчесала белые волосы с обуглившимися концами. Когда же женщины начали сокрушаться, что некому посидеть с бедняжкой, пока они пойдут укладывать спать детей, Элиз спокойно вызвалась это сделать.
Она была рада, что занята делом, отвлекающим от раздумий. Кроме того, оказывая помощь мадам Дусе, она как бы очищала перед ней свою совесть за то, что покинула ее в беде. Разумеется, Элиз старалась убедить себя, что все произошло не по ее вине, но до конца она в это не верила. Она же знала, что старуха была нездорова, что ум ее повредился; ей следовало лучше за ней смотреть.
Мадам Дусе лежала в постели, бледная как полотно и неподвижная, проходили часы, а она даже не пошевелилась. Снаружи раздавались звуки шумного веселья — очевидно, французы решили отметить удачный исход событий. Площадка для парадов, находившаяся позади дома коменданта, перед казармой, была освещена фонарями. Ночное спокойствие нарушали игра скрипки и губной гармошки, топот ног. Голоса стали громче, то и дело раздавался хохот — наверное, в ход пошло несколько бутылок вина. Все это Элиз слышала, но ей и в голову не приходило выглянуть наружу и тем более присоединиться к остальным. Она все сидела в полутемной, освещенной единственной свечой комнате и смотрела прямо перед собой невидящими глазами.
Наконец все затихло. Единственными доносившимися до нее звуками были шаги часового. Наступили самые темные предрассветные часы, когда дух человека слабеет.
— Элиз, — внезапно произнесла мадам Дусе надтреснутым хриплым голосом. — Это ты?
Моментально придя в себя, Элиз склонилась над больной:
— Это я. Как вы?
— Не знаю. Я чувствую себя так… странно.
— Вам пришлось вынести тяжкое испытание. Вам нельзя сейчас разговаривать. Хотите пить?
Старуха кивнула, и Элиз принесла ей воды в бутыли из тыквы. Она приподняла ее голову и поднесла бутыль к губам. Когда та напилась, Элиз поставила бутыль на место.
— Ты добра ко мне… — прошептала мадам Дусе. У Элиз перехватило дыхание.
— Я?.. Нет! Я оставила вас одну у начезов, прошу простить меня за это.
Губы мадам Дусе тронула слабая улыбка.
— Ты не виновата. Это я испугалась.
— Вы испугались?
— Испугалась жизни, я думаю.
— Возможно. Но сейчас вы живы и должны отдохнуть. Попытайтесь уснуть. — Элиз взяла ее тонкую руку с синими жилками, лежавшую поверх одеяла. Пальцы женщины слабо сжали ее руку.
— Сегодня я видела смерть…
Элиз решила, что мысли мадам Дусе снова стали бессвязными, как это не раз случалось с ней в Большой Деревне. Если не отвечать, она, возможно, вновь уснет. Но мадам Дусе открыла глаза и уставилась на Элиз.
— Я боялась начезов, боялась боли, но не смерти. Я хотела умереть. Смерть казалась мне благом, и она была так близко, так близко… Когда появился Рено, я попросила его убить меня, но он не захотел.
Элиз думала, что уже выплакала все слезы, но они вновь покатились градом у нее из глаз.
— Дорогая, не плачь, — прошептала мадам Дусе. — Все не так уж плохо. Рено сказал, что я должна терпеть, и вот я терплю…
Прошел, наверное, еще час, запели петухи, небо посветлело. Элиз вдруг почувствовала, что пальцы мадам Дусе судорожно сжали ее руку, а потом безвольно упали. Несчастная женщина перестала дышать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лесной рыцарь - Блейк Дженнифер



Как любовный роман-читается на одном дыхании, хорошо показан быт индейцев и их нравы. Но зная о судьбе индейцев из истории становится очень грустно.
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферИрина
13.12.2012, 11.11





Как любовный роман-читается на одном дыхании, хорошо показан быт индейцев и их нравы. Но зная о судьбе индейцев из истории становится очень грустно.
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферИрина
13.12.2012, 11.11





Не люблю романов про индейцев,но етот...оторватся не могла!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферНика
27.12.2012, 22.50





Гг-ня безвольная, делала всю книгу, что ей приказывали, никак не могла сказать, что любит гг-я, только в конце книги немного расшевелилась. Гг-й конечно тоже вел себя не очень хорошо, подчиняя себе, но с ней похоже по-другому было нельзя. Он ее любит, всю книгу признается в этом, а она все какой то бред несет! rnТяжело читать, какой беспредел творился, как столкнулись две цивилизации, как страдали люди. При чем жалко и ту и другую сторону, всех можно понять. Война это всегда плохо, по каким бы причинам она не велась. rnГрустно, что все так закончилось, все родные гг-я были проданы в рабство, кто куда.
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферК
1.02.2013, 23.47





Роман прочитала на одном дыхании. Про их историю любви, и то что они мучили друг друга говорит о том, что не хотели причинять боль друг другу, не признавая истинных чувств. Но сама история о том, что столкнулись две цивилизации в войне, что в итоге в рабство были проданы все родные вызывают слезы в глазах. Но а то что они остались вместе просто чудо, в которое иногда хочется поверить и сейчас
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферЕлена
7.07.2013, 14.37





Роман вполне нормальный, читабельный. Мне кажется, герои больше адекватные, чем нет, хотя героиня порой немного раздражала. В целом, приторности и слащавости удалось избежать, в т.ч. за счет концовки. В общем, 8/10.
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферЯя
8.04.2014, 8.35





Странное ощущение, даже не могу сказать понравился или нет. Очень бесила гг-ня, потому что никак не могла сказать что любит гг-я. Даже когда он признавался в любви, она толком ничего сказать не могла. Бесит когда гг-и самодовольные бараны!!!! Сюжетная линия со стороны романа показалась слабой. Постельные сцены никакие , точнее, их вообще не показали. Хотя, очень хорошо показали вторую сюжетную линию-войну(даже лучше первой). Очень трогали переживания близких проданных в рабство. Мораль сей басни такова, что людям хоть иногда надо усмирять свою гордыню и идти навстречу зову сердца, а не принципам.rnP. S. Посоветуйте пожалуйста романы этой тематики где гг-и нормальные люди, а не клинические идиоты, заранее спасибо).
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферЕлена
10.04.2014, 21.44





Странное ощущение, даже не могу сказать понравился или нет. Очень бесила гг-ня, потому что никак не могла сказать что любит гг-я. Даже когда он признавался в любви, она толком ничего сказать не могла. Бесит когда гг-и самодовольные бараны!!!! Сюжетная линия со стороны романа показалась слабой. Постельные сцены никакие , точнее, их вообще не показали. Хотя, очень хорошо показали вторую сюжетную линию-войну(даже лучше первой). Очень трогали переживания близких проданных в рабство. Мораль сей басни такова, что людям хоть иногда надо усмирять свою гордыню и идти навстречу зову сердца, а не принципам.rnP. S. Посоветуйте пожалуйста романы этой тематики где гг-и нормальные люди, а не клинические идиоты, заранее спасибо).
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферЕлена
10.04.2014, 21.44





Мне понравилось, даже очень. В поведении главной героини не нахожу нечего плохого, они действовала по сложившимся обстоятельствам...
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферМилена
26.11.2014, 10.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100