Читать онлайн Лесной рыцарь, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лесной рыцарь - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.95 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лесной рыцарь - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лесной рыцарь - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Лесной рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

— Они уехали.
Элиз взглянула на Маделейн поверх чашки шоколада, в глазах ее появилось удивленное выражение:
— Как это уехали?
— Они отправились в форт. На рассвете.
— Как же они могли уехать без меня? Почему меня не позвали? — Она осторожно отставила в сторону фарфоровую чашку с узором из фиалок, побоявшись, что сейчас швырнет ее на пол.
Маделейн говорила очень спокойно, но руки ее были крепко сжаты.
— Им сказали, что вы решили остаться.
— Кто им это сказал?
Маделейн не ответила, да в этом и не было нужды. Кто же еще мог осмелиться это сделать? Кто бы стал убеждать остальных продолжать путь без нее? Кто, как не Рено?
«Я убью его!»
Элиз сбросила одеяло и вскочила с постели, не обращая внимания на то, что была в одной ночной рубашке, с мрачным выражением лица она схватила свое платье и нижнее белье, аккуратно развешенное вечером, и начала второпях одеваться.
— Не нужно так расстраиваться. Он хотел как лучше.
— Лучше для себя! Что мне здесь делать? Оставаться и терпеливо ожидать его возвращения с войны? Пусть он на это не рассчитывает!
В последние два дня между нею и кузиной Рено возникло молчаливое соглашение о перемирии. Старшая женщина, казалось, считала Элиз необходимым условием удобства Рено, а та точно так же воспринимала Маделейн. Они относились друг у другу с взаимным уважением и терпимостью, с осторожным дружелюбием.
— Нехорошо, что он не оставил тебе выбора, — нахмурившись, заговорила Маделейн. — Но что плохого в том, что он хочет, чтобы ты осталась? Ты ему нужна, и я думаю, он тоже нужен тебе.
— Мне никто не нужен!
— Так не бывает, нам всем кто-нибудь да нужен.
— Я не останусь здесь против воли!
— Одной тебе нельзя ехать.
— Я смогу догнать остальных, если у меня будет быстрая лошадь.
— Но даст ли тебе ее Рено?
— Даст — или я украду ее!
Элиз метнулась из комнаты, застегивая на ходу платье, сердитым нетерпеливым жестом отбрасывая на спину струящиеся волосы. Она была в таком состоянии, что не обратила ни малейшего внимания на холодный утренний воздух и густой туман, окутывавший деревья, едва пропуская солнце. Но Рено она увидела — увидела его широкие плечи под плащом из оленьей кожи. Он руководил загрузкой обоза из пяти низкорослых равнинных лошадей. Вокруг него суетилось около полудюжины начезов — другие, по-видимому, уехали. От вчерашнего индейского празднества остался только вытоптанный круг земли, на котором все еще дымились угли костра.
— Что ты себе позволяешь? — требовательно спросила она, приближаясь. — По какому праву ты велел оставить меня здесь?
Рено повернулся к ней, сурово сдвинув брови. Его забранные наверх волосы были украшены лебедиными перьями; плащ раскрылся, обнажив его голую грудь. Полуобнаженный и надменный, он показался ей чужим, это был совсем не тот человек, который обнимал ее предыдущей ночью. В нем была какая-то устрашающая целеустремленность.
— Ты обращаешься ко мне?
— Конечно! — ответила Элиз, с вызовом поднимая подбородок.
— Тогда не мешало бы тебе сбавить тон. Моим воинам не нужны ведьмы, они не поймут меня, если я стану слушать тебя.
— Ведьмы? Ты называешь меня так только потому, что я не хочу оставаться здесь против воли?
— Иди в дом. Поговорим там.
Слова эти прозвучали сурово, как приказ. Он повернулся к Элиз спиной и что-то резко сказал индейцу, который остановился рядом и с любопытством смотрел на них. Весьма вероятно, что он понял многое из того, о чем они говорили: начезы торговали с французами в течение тридцати лет, и у них были определенные способности к языкам. Но даже если он и понял, какое ей дело?
К несчастью, Элиз отдавала себе отчет в том, что имеет в виду Рено. Теперь он стал вождем и должен вызывать уважение у своих подчиненных. Не к лицу ему выслушивать нарекания женщины, хотя среди народа его матери женщины и занимают почетное место. Элиз знала, что почтительное отношение к воинам является священным догматом всех индейских племен. Оно придает им мужество, поддерживает их веру в себя в моменты опасности, когда им приходится рисковать жизнью ради блага своих соплеменников.
Элиз повернулась на каблуках и гордо зашагала к дому, но в глазах ее светился опасный огонек, и в быстрых движениях угадывался сдерживаемый гнев.
Когда Рено появился в гостиной, Элиз уже причесала волосы, заплела их в косы и уложила вокруг головы, закрепив медными шпильками, подаренными Маделейн. Она ходила взад-вперед перед камином, обдумывая то, что ей предстоит сказать, и время от времени останавливалась, чтобы погреть руки над огнем. Губы ее были плотно сжаты, вид она имела весьма воинственный, а в янтарно-карих глазах, обращенных на Рено, не было тепла.
— Чего ты хочешь? — спросил он без всяких предисловий.
— Мне нужна лошадь, чтобы догнать остальных. — Элиз поздравила себя с холодной рассудочностью, прозвучавшей в этой просьбе.
— Ты ее не получишь.
— Нет?!
— Нет.
— Ты не можешь удерживать меня здесь силой! Если ты не позволишь мне уйти сейчас, я это сделаю, как только ты скроешься из виду!
— Боюсь, что нет.
— Подожди, и ты увидишь, — процедила она сквозь зубы.
— Можешь не сомневаться, что я буду наблюдать за тобой каждую минуту.
Она уставилась на него, пораженная внезапным подозрением.
— Ты хочешь сказать…
— Вот именно.
Огромность этого предательства на некоторое время лишила ее дара речи. Он не собирается оставлять ее здесь, а хочет взять ее с собой в начезскую деревню!
— Я не поеду!
— Поедешь. Вопрос только в том, поедешь ли ты сама на своей лошади, или же тебя привяжут к седлу и повезут как рабыню.
— Но мы же заключили сделку! Ты должен был доставить меня вместе с другими в форт Сан-Жан-Баптист. Предполагалось, что я буду свободна после этого. Ты обманул меня, и тебе это так не сойдет!
— Уверяю тебя, сойдет.
Она неотрывно, с ненавистью смотрела на него.
— Ты еще пожалеешь.
— Возможно.
Сухая рассудочность его тона еще больше разозлила ее.
— Ты подонок!
— Это не помешает мне удержать тебя.
Вконец выведенная из себя, Элиз замахнулась и ударила его кулаком. Рено схватил ее за запястье и отвел руку за спину, так что она приблизилась к нему почти вплотную. Боль в запястье была резкой, но Элиз ее не замечала.
— Пусти меня! — прошипела она. Его рот находился всего в нескольких дюймах от ее рта, когда он заговорил:
— Будь осторожна. Я не позволю тебе впредь ставить меня в дурацкое положение. Я советую тебе быть благоразумной. Если ты не послушаешься, все последствия падут на твою голову.
— В таком случае наша сделка расторгнута. С этого момента между нами все кончено. Тронь меня хоть бы пальцем — и я буду бороться с тобой изо всех сил!
— Посмотрим, — ответил он, отпуская ее руку. — Собирайся. Мы отъезжаем через четверть часа.
Конечно, Элиз не следовало предупреждать его. Она в полной мере поняла это, когда увидела свою лошадь, поводья которой были прикреплены к передней луке испанского седла Рено. Элиз стояла в дверях, раздираемая сомнениями, попытаться ли ей ускользнуть с заднего крыльца или же наотрез отказаться покинуть дом. Однако ни тот, ни другой варианты не сулили ей освобождения. Без лошади ей не уйти далеко, ее сразу же настигнут. Если же она останется в доме, то для Рено это будет лишним поводом подойти к ней и взять ее на руки, а ей вовсе не хотелось доставлять ему это удовольствие.
Единственным достойным выходом из положения казалось выйти из дома с высоко поднятой головой, ведь оставалась еще надежда, что ей удастся вырваться, когда бдительность его ослабнет.
В этот момент раздалось цоканье лошадиных копыт. К Рено подвели еще одну кобылу, изящные очертания которой ясно указывали на ее арабское происхождение. В этот момент Элиз услышала у себя за спиной голоса и обернулась. Маделейн вошла в гостиную, держа на руке два плаща. Остановившись, она пропустила вперед мадам Дусе, одетую в черное платье из плотной ткани. Лицо ее выражало волнение и беспокойство. Она повернулась и с жаром обняла Маделейн, благодаря ее за помощь срывающимся от слез голосом.
Так, значит, желанию мадам Дусе суждено было исполниться — она ехала в деревню начезов вместе с Рено. Оказывается, Элиз неправильно все поняла. Лошадь, привязанная к седлу Рено, предназначалась для пожилой женщины, которая не умела хорошо ездить, а арабская лошадь — для нее самой.
Забота Рено подействовала на нее как пощечина. Было ясно, что он не боится давать ей лошадь, зная, что сможет держать ее действия под контролем. Ну что же, пусть пребывает в заблуждении! Арабская лошадь резвее равнинных лошадей, быстрее даже его испанского скакуна — по крайней мере на коротких дистанциях. Если Элиз убежит, Рено, конечно, догонит ее, если вовремя хватится. Если…
Мадам Дусе взяла плащ и вышла за дверь. Маделейн подошла к Элиз и набросила ей на плечи другой плащ из точно такой же темной материи. Элиз негромко поблагодарила ее, но Маделейн покачала головой.
— Благодари Рено, это он велел купить плащи для тебя и для Мари. Он не пожалел времени, чтобы обеспечить вашу безопасность. — Она помедлила, а затем продолжала: — Может быть, ты хоть теперь начнешь беспокоиться о нем. У него будет очень много врагов.
— Только среди французов, — сказала Элиз с горечью.
— А также среди тех, кто откажется признать его военным вождем, кто презирает смешанную кровь.
— С этим я ничего не смогу поделать.
— Ты сможешь наблюдать и слушать. Иногда и этого бывает достаточно.
Элиз удивленно взглянула на нее. С чего это Маделейн решила, что она захочет помогать Рено? Да никогда в жизни! Впрочем, Маделейн это знать ни к чему. Элиз кивнула так, что при желании этот кивок можно было истолковать как знак согласия, и отвернулась.
Она задерживала остальных. Рено уже поднимался по ступенькам ей навстречу, плащ развевался у него за плечами, лицо было угрюмо. Встревоженная этой мрачной целеустремленностью, Элиз протянула руку в тщетной попытке остановить его. Не говоря ни слова, Рено подхватил ее на руки и начал спускаться вниз.
Элиз услышала хохот начезов, корчившихся от смеха в своих седлах, и лицо ее сделалось пунцовым.
— Пусти меня! — прошептала она в ярости, но гордость и нежелание еще больше веселить
дикарей заставили ее отказаться от сопротивления.
Рено молча понес ее туда, где уже ждали лошади, и усадил в седло. С пылающими щеками, опустив глаза, чтобы скрыть смущение и злость, Элиз поправила юбки и взяла поводья. Усевшись, она бросила испепеляющий взгляд на Рено, который уже сидел в седле и пристально наблюдал за ней своими серыми глазами.
На какой-то миг их взгляды встретились. Неожиданно Рено протянул руку, чтобы поправить ее сбившийся плащ. Этим жестом он как бы показал всем, что она принадлежит ему и никому больше. Элиз охватило безумное желание сбросить свой плащ и тем самым как бы символически перечеркнуть его жест. Однако она не решилась это сделать.
Один за другим они выехали со двора. Рено ехал во главе колонны, за ним следовала Элиз, а потом и все остальные, причем мадам Дусе была где-то в середине. Когда свернули с проселка и въехали в лес, стало холоднее, потому что солнце едва проникало сквозь густое переплетение ветвей у них над головами. За то время, что они провели во владениях Рено, листья опали, и только некоторые буки и дубы еще шуршали своим коричневым нарядом. С голых ветвей деревьев свисали седые бороды мха, плотный ковер опавших листьев приглушал стук копыт.
Отряд быстро продвигался вперед, оставляя позади мили. Элиз было странно, что мадам Дусе держится так спокойно. Казалось, ей безразлично, что ее окружают начезы; возможно, среди них были даже и те, кто убил ее мужа и увез дочь и внука. Какая необычная логика помогла ей справиться со своими страхами? Надеялась ли она, что ей не причинят вреда из-за присутствия Рено? Или она просто уже не боялась плена, раз сама решила присоединиться к французским женщинам и детям?
Элиз надеялась, что ее собственное поведение было таким же спокойным и невозмутимым. Однако в душе у нее все переворачивалось по мере того, как они все дальше и дальше удалялись от дома, приближаясь к стране начезов. К ее бессильной ярости примешивалось горькое разочарование. Она столь многого лишилась: дома, семьи, земель — всего, что досталось ей такой ценой. Теперь у нее не осталось даже самоуважения, потому что она оказалась во власти человека, предавшего ее, стала его рабыней…
Будущее представлялось Элиз мрачным и беспросветным. Если бы она поехала в форт Сан-Жан-Баптист, то перед ней открылись бы неограниченные возможности. Сан-Амант и Паскаль, должно быть, уже проделали большую часть пути туда. Как жаль, что она не смогла даже попрощаться с ними! Они выжили все вместе, и хотя Элиз не могла назвать их своими друзьями, между ними возникло своего рода нерасторжимое родство. Ее беспокоило, что они думают по поводу ее отказа продолжить с ними путь к форту.
Погода не стала теплее, небо затянули облака. Время от времени отряд останавливался, чтобы дать отдых лошадям, но Элиз не успевала опомниться, как уже вновь скакала вперед.
Однажды ближе к вечеру Рено замедлил шаг своей лошади и поехал рядом с Элиз. Он был почти любезен — очевидно, его радовало, что он возвращается в поселок, где живет народ его матери. Он назвал ей имена индейцев, которые ехали вместе с ними. Среди них был Лесной Медведь — крупный и свирепый на вид мужчина из рода Солнца. Рено объяснил, что его назвали так по имени черного медведя, который при встрече никогда не уступает никому из зверей дорогу. Он был вождем Флауэр-Виллидж, второго по значимости поселка после Большой Деревни. Там были также Длинная Шея, Рыжая Лиса, Ревущий Олень, Пущенная Стрела; многие из них приходились родственниками Рено — такие же высокие и широкоплечие, как он, но кожа у них была темнее. Их грудь и плечи покрывали татуировки, у некоторых геометрические узоры украшали щеки, а в ушах у большинства были вставлены золотые кольца или серьги из раковин. Все они были постоянно начеку и ни на минуту не расставались с оружием, будь то мушкет, или лук со стрелами, или же маленький топорик, заткнутый за пояс. В их настороженной бдительности сквозила угроза, и это приводило Элиз в отчаяние. Было ясно, что ей вряд ли удастся оторваться от колонны.
Однако во время очередного привала Элиз показалось, что сложилась благоприятная ситуация. Рено немного прошел пешком вперед, чтобы разведать дорогу, — он всегда так делал, пока другие отдыхали. Несколько воинов отошли недалеко в лес, а другие стояли, прислонившись к деревьям. Они разговаривали и грызли орехи, которые доставали из мешочков, привязанных к ремням брюк. Мадам Дусе ходила по поляне взад-вперед, чтобы размять затекшие ноги.
Элиз пошла по еле заметной тропке в обратном направлении, как будто бы для того, чтобы тоже размять ноги. Время от времени она для вида потягивалась, словно у нее болели мышцы, но лошадь свою не отпускала.
Вскоре тропинка углубилась в лес. Скрывшись из виду, Элиз вскочила на лошадь и медленно поехала дальше — если бы лошадь ускорила шаг, это привлекло бы внимание.
Однако не успела Элиз доехать до поворота к дороге, позади нее раздался крик. Ее хватились! Нельзя было терять ни минуты. Она пришпорила лошадь и, низко наклонившись, чтобы не задевать за ветки, помчалась во весь опор.
Оказавшись на дороге, Элиз услышала за собой топот копыт одинокого всадника и, пригнувшись к лошадиной шее, хлестнула кобылу концами поводьев вместо хлыста. Может быть, ей лучше спешиться и спрятаться в лесу, а лошадь пустить вперед одну? Но пешком она далеко не уйдет…
Холодный туман каплями оседал на лице, сердце бешено колотилось от страха. Плащ развевался позади, хлопая по лошадиному крупу. Острые копыта кобылы вонзались в размякшую землю и отбрасывали вверх комья грязи. Элиз надеялась только на то, что ее арабская быстроногая лошадь даст ей преимущество в скорости.
Однако лошадь вскоре устала и замедлила шаг. Элиз снова пришпорила ее, это помогло, но ненадолго. Топот копыт сзади становился все громче, в этом звуке слышались ярость и угроза. Элиз несмело оглянулась и обнаружила, что ее преследует Лесной Медведь. Он как бы слился со своей лошадью в едином порыве воли и бешеного усилия, не обращая внимания на хлопья пены, летевшие с лошадиной морды.
В отчаянии Элиз свернула с дороги в лес, но это не помогло. Лесной Медведь нагнал ее, схватил за талию и, стащив с седла, швырнул на землю. Она упада на колени, больно уколовшись ладонями об острые сучки и ветки.
Лесной Медведь слез с лошади и, подойдя к Элиз, что-то грубо и властно сказал ей. Она не поняла ни слова, но ей не понравилось то, как он возвышается над ней. Она поспешила подняться, хотя это ей далось нелегко, и увидела, что ее кобыла остановилась на некотором расстоянии от них, опустив голову и тяжело дыша.
Элиз инстинктивно сделала шаг по направлению к ней, но здоровенный воин схватил ее за плечи и с силой тряхнул, причиняя боль. Подняв голову и взглянув на него с холодным презрением, она вырвалась из его лап и отступила назад. Он опять что-то сказал, а затем сорвал с дерева ветку толщиной в большой палец, всю усеянную сучками, и махнул ею пару раз в воздухе.
Он собирался побить ее! Кровь отлила от лица у Элиз, когда она поняла это. Неужели Лесной Медведь думает, что она — рабыня, и поэтому считает себя вправе заставлять ее подчиниться? Или, может быть, индейцы так обращаются со всеми провинившимися женщинами? Отступая назад, Элиз отдавала себе отчет в том, что это не имеет особого значения. Внезапно ей стала ясна вся опрометчивость собственных действий. К побегу следовало тщательно подготовиться, заранее обдумать все возможные последствия. Но, несмотря ни на какие ошибки, она не обязана переносить побои от этого индейца!
Элиз огляделась вокруг в поисках орудия защиты. Взгляд ее упал на высохшую ветку смолистой сосны, валявшуюся на земле. Она подхватила ее и с холодной яростью в глазах остановилась, готовая отразить нападение. Лесной Медведь замер, совершенно ошарашенный тем, что она посмела противостоять ему, но постепенно его удивление сменилось гневом. Он сбросил плащ и пошел на нее, размахивая своей веткой.
Когда он рванулся вперед, стараясь достать веткой до ее плеч, Элиз выставила свою палку перед собой и, держа ее обеими руками, попыталась отразить удар. Ей это удалось, но воодушевление ее длилось недолго. Удары сыпались один за другим, и Элиз отступала все дальше назад. Она задыхалась, пытаясь увернуться от побоев. Не оставалось сомнения, что вскоре она будет повержена; руки у нее онемели, плечи горели, она ощущала острую боль в спине. Но прежде чем это случится, она должна нанести хотя бы один удар! Однако Элиз не сомневалась в том, что, если ее удар достигнет цели, Лесной Медведь может просто убить ее.
Индеец отступил, приготовившись сделать последний выпад и окончательно сломить ее сопротивление. На какой-то краткий миг он оказался незащищенным — поскольку Элиз не отвечала на его удары, он не ожидал нападения. Вцепившись обеими руками в свою палку, она замахнулась и изо всех сил шарахнула корявым концом ему по животу.
Элиз готова была закричать от восторга, когда поняла, что удар пришелся ему прямо в солнечное сплетение. Глаза Лесного Медведя потускнели, дыхание перехватило, он откачнулся назад. Острый сучок поцарапал ему живот, на землю капала кровь. Лицо его стало багрово-медным, он весь напрягся, готовясь снова напасть.
В этот момент послышалась резкая властная команда, и между ними выросла черная испанская лошадь. Рено соскочил с седла. Бросив взгляд на Элиз и удостоверившись, что она не получила каких-либо серьезных повреждений, он, не говоря ни слова, подошел к Лесному Медведю.
Только тут Элиз заметила, что вместе с Рено к ним подъехали и другие начезы. Лица индейцев, как обычно, ничего не выражали, но Элиз давно научилась читать по их глазам. Ей показалось, что они насмешливо переводили взгляды с ее палки на царапину на животе Лесного Медведя.
Элиз не поняла ни одного слова из разговора Рено и Лесного Медведя. Она заметила только, что индеец сопровождал свою речь энергичными обвиняющими жестами, направленными в ее сторону. Рено что-то сказал суровым голосом, тогда Лесной Медведь бросил палку и погрозил ему кулаком. Лицо Рено помрачнело, он скрестил руки на груди и отчеканил несколько фраз. Лесной Медведь некоторое время стоял молча, а затем ретировался, не поднимая глаз. Большими шагами он направился к своей лошади и одним движением вскочил в седло. Начезы развернулись и двинулись вперед по дороге.
Элиз наконец выпустила из рук палку и судорожно вздохнула. Только сейчас она поняла, в каком напряжении были все это время ее нервы. Она как-то сразу ослабела и, казалось, могла упасть от малейшего движения. Услышав легкое шуршание кожаного плаща, она открыла глаза и увидела перед собой Рено.
— Скажи, ты умеешь орать? — спросил он.
Судя по угрюмому выражению его лица, это был не праздный вопрос, однако он показался ей абсолютно бессмысленным.
— Что?
— Ты должна быть наказана. Я сказал, что ты моя женщина, поэтому наказывать тебя буду я. Хотя мне доставило бы большое удовольствие положить тебя к себе на колено, но ты, по-моему, и так достаточно наказана. Всего этого можно избежать, если ты будешь вопить по моей команде. Давай!
Произнеся последнее слово, Рено размахнулся и ударил ладонью по кожаному испанскому седлу. Звук, раздавшийся в лесной тишине, походил на сильный шлепок по человеческому телу. Лошадь слегка подалась, но осталась на том же месте, закрывая их собой от отряда воинов.
Поскольку Элиз молчала, Рено схватил ее за запястье и, крепко сжав, притянул к себе.
— Помогай мне, или я буду вынужден взять палку Лесного Медведя и задрать тебе юбки…
— Нет! — ответила она резко.
— Вот так-то лучше. — Он отпустил ее. — Давай!
Они разыграли эту сцену. Элиз послушно кричала, отвернувшись от него и прижавшись лбом к теплому вздрагивающему боку лошади. Слезы подступили ей к горлу. За последнее время она столько всего испытала и перечувствовала, что хватило бы на много лет вперед. Она хотела быть самостоятельной, ни от кого не зависеть, но судьба распорядилась иначе, обрушив на нее боль и потери, усталость и разочарование. Все получилось не так, как она ожидала и на что надеялась. Было ясно, что она не в состоянии защитить себя…
Удары прекратились. Наступила неловкая тишина. Ее прервал Рено:
— Ну а теперь, если ты попытаешься выглядеть наказанной… — начал он.
Элиз резко повернула голову, уязвленная прозвучавшей в его голосе насмешкой, хотя было очевидно, что смеется он и над собой тоже. Слезы, которые она с таким трудом удерживала, хлынули из глаз и покатились по щекам.
— Зачем? — сердито крикнула она, вытирая щеки тыльной стороной ладони. — Зачем ты все это делаешь?
— Можешь считать это моей причудой, но я не могу поднять руку на женщину.
— Нет, не это!
— Ты имеешь в виду, почему я заставляю тебя ехать со мной? Ответ прост — ты нужна мне, я хочу тебя.
Эти слова как-то странно подействовали на нее.
— Тебе это не сулит ничего хорошего, — нахмурилась Элиз.
— Посмотрим.
— Не думай, что проявленное тобой сейчас великодушие что-нибудь изменит.
— Хорошо. Но и ты не думай, что я не смогу отбросить свою причуду, если понадобится.
Она скривила губы.
— Я ни на минуту не сомневалась в этом!
— Замечательно. Значит, мы понимаем друг друга.
Понимаем? Элиз не была в этом уверена. Задумавшись над тем, что он сказал, она не заметила, как оказалась на его лошади. Рено взлетел в седло за ее спиной и, ведя на поводу ее кобылу, поскакал вслед за остальными.
Обида и признательность боролись в душе Элиз, мешая собраться с мыслями. Она хотела презирать его — и не могла. Вместо того чтобы прийти в ярость из-за выраженного им желания обладать ею, она испытала какой-то странный трепет. «Я просто устала, — сказала она себе. — Устала ехать верхом, устала путешествовать, устала от споров. Но это ненадолго. Завтра будет лучше, должно быть лучше».
Рено держал в объятиях хрупкое гибкое тело Элиз, ощущая через плащ и юбку ее тепло. Когда она немного расслабилась и прислонилась к нему, он почувствовал, что и его напряжение стало спадать. Рено едва сдержался, чтобы не направить лошадь в глубь леса и там, на опавших листьях, овладеть ею. Остановила его не гордость, которую он чувствовал в Элиз, а вид ее рук, лежавших на коленях ладонями вверх. Они медленно багровели после сражения с Лесным Медведем, и Рено было тяжело смотреть на них. Но была и другая причина. Хотя он страстно желал физической близости с Элиз, еще больше хотелось ему постичь ее душу. Ему хотелось знать ее мысли, мечты, тайны; ему хотелось, чтобы Элиз пришла к нему сама, чтобы увидела, как он открыт для нее. Пока это было невозможно — если вообще будет когда-нибудь возможно… Вместо этого Рено стал размышлять, как бы отплатить Лесному Медведю, по чьей вине у нее такие синяки. Начезы никогда не дрались между собой. Ни одна ссора не заканчивалась дракой — это грозило изгнанием. А жаль…
Когда стемнело, Элиз легла спать с мадам Дусе. Ей было неуютно. Меховая подстилка, не согретая жаром тела Рено, казалась холодной и влажной. Пожилая женщина ворочалась и стонала во сне, поэтому Элиз без конца просыпалась. Дождь прекратился, но морось висела в воздухе, постепенно превращаясь в изморозь. Все лежали вокруг небольшого костра, который Рено разрешил развести. Сам он большую часть ночи просидел в дозоре и только на рассвете прилег, закутавшись в меха. Именно в эти часы лучше всего спалось и Элиз.
Дни стояли серые и холодные. Однажды ночью пошел дождь, а когда они утром выползли из наскоро сооруженного шалаша, то обнаружили, что каждая веточка, каждый листочек и каждая травинка покрыты блестящей корочкой льда. Лед потрескивал под копытами лошадей, когда они перебирались через ручьи, и ослепительно сиял на выглянувшем солнце, вызывая боль в глазах. Окоченев от холода, Элиз уже не думала о побеге. Этот переход стал тяжелым испытанием, которое нужно было выдержать: лес без конца и края, бесчисленные ручьи, скудная еда из кукурузы с сушеным мясом — и чувство, что за ней неусыпно наблюдают воины-начезы. Иногда Элиз видела знакомые места: залив с солоноватой водой, где они с Рено купались при луне; река, где они построили плот, чтобы перебраться на другой берег, хотя сейчас они просто переплыли реку на лошадях; поляна, где в ту первую ночь Рено, обнаженный, стоял под дождем. Элиз замечала все это, узнавала — но не более. Она была слишком измучена, чтобы испытывать какие бы то ни было эмоции.
Однажды к вечеру они наконец добрались до Миссисипи. Там их ждали большие пироги и несколько воинов-начезов. Переправились быстро: им помогал попутный ветер. И все же к тому времени, когда они добрались до восточного берега и переправили лошадей, плывших за пирогами, уже смеркалось. Элиз решила, что это к лучшему. Рассеянный свет смягчал очертания беспорядочно разбросанных обгоревших бревен там, где когда-то стоял форт Розали. Покосившиеся амбары и другие хозяйственные постройки на холме казались в сумерках не такими заброшенными. Темнота скрыла кости людей и животных, начисто объеденные воронами и черными дроздами. Разбитая, искореженная посуда, растерзанные куклы, валявшиеся повсюду обрывки одежды казались просто мусором, а не уничтоженными пожитками мертвых и угнанных в рабство.
Мадам Дусе тихонько плакала, когда они проезжали мимо ее разрушенного дома. Элиз хотела отвернуться, когда они приблизились к ее собственным владениям, но пересилила себя. Она решила, что должна увидеть все это — кучку углей и пепла на месте дома и амбара, пустой птичник, высохшие и почерневшие пастбища. Как гордилась она когда-то своим хозяйством, какие вынашивала планы, чтобы обеспечить будущее!Она была так уверена в себе, так надеялась, что если будет трудиться не покладая рук, то никакой беды с ней больше не приключится…
Было уже совсем темно, когда они увидели огни. Словно маяк в небе, светился вечный огонь у храма Солнца, венчавшего самый высокий холм в Большой Деревне. Языки пламени взмывали вверх и колыхались, маня обещанием тепла, еды, отдыха. Отряд ускорил шаг, воины распрямились в седле. В воздухе уже чувствовался запах дыма и готовящейся еды. Еще раньше вперед отправили гонца сообщить об их прибытии, так что их ждали.
Несколько минут спустя путники увидели костер возле хижины Большого Солнца на втором по высоте холме, еще один посередине церемониальной площадки в центре деревни. В костре горели целые деревья, посылая в небо тысячи искр. Залаяли собаки, раздались приветственные крики, и Элиз поняла, что их заметили. Из каждой хижины высыпали индейцы, они кричали, радуясь счастливому возвращению своих мужчин с Рено, Ночным Ястребом. Отряд въехал в круг света, отбрасываемого громадным костром, и, окруженный начезами, остановился.
Элиз чувствовала, как руки индейцев касаются ее юбки, тянут, щиплют, оценивают. Начезы бесцеремонно рассматривали ее — наивные, любопытные, недоверчивые, презрительные. Где-то впереди приветствовали Рено как победителя, как вновь обретенного сына. Он медленно удалялся от нее, расстояние между ними все увеличивалось. Внезапно Элиз услышала протестующие возгласы мадам Дусе и, обернувшись, увидела, что пожилую женщину стащили с седла. Волосы мадам Дусе растрепались, ее толкали в разные стороны, но она упрямо держалась на ногах.
Ей показалось или она действительно слышала, как Рено прокричал какой-то приказ. Элиз не была уверена в этом среди какофонии криков, грохота барабанов, пронзительных звуков бамбуковых флейт. Как бы то ни было, мадам Дусе сразу же отпустили, а саму ее, хихикая, окружили женщины и потащили к хижине за вторым по высоте холмом. Элиз споткнулась на неровной земле и чуть не упала. В порыве внезапного гнева она стала отбиваться от вцепившихся в нее рук, пытаясь вырваться. Тогда рослая индианка, волочившая ее за локоть, больно ударила Элиз по лицу, а потом схватила за волосы и потащила дальше.
Впереди показались очертания большой хижины. Пришлось наклониться, чтобы войти через маленькую дверь, не более четырех футов в высоту. Внутри хижина оказалась очень просторной. Посередине пылал костер, вокруг стояла кухонная утварь; в конусообразном потолке было небольшое отверстие, через которое уходил дым.
В хижине не было окон, она освещалась костром и несколькими светильниками, представлявшими собой глиняные горшочки, в которых фитили плавали в ароматизированном травами медвежьем жире. Пол был устлан плетеными циновками, вдоль стен стояли широкие лавки, покрытые мехами.
К счастью, хозяина в хижине не было — к счастью потому, что как только Элиз в ней оказалась, женщины тотчас же принялись раздевать ее. Она пыталась сопротивляться, но женщин было так много, что сопротивление оказалось бесполезным. Через короткое время Элиз была полностью раздета. Женщины откровенно и оценивающе разглядывали ее белое тело и медового оттенка каштановые волосы, позлащенные отблесками огня. Одна из них пощупала сосок Элиз, затем провела рукой по ее бедру и, по-видимому, сказала что-то неодобрительное по поводу ее стройности. Другие засмеялись, а затем подтолкнули Элиз к широкой скамье, стоявшей посередине. Они уложили ее, укрыли мехами и вышли одна за другой, закрыв за собой дверь.
В хижине было тепло, даже душно от дыма, собиравшегося клубами под потолком. Элиз бездумно разглядывала плетенные из тростника коврики, сушеные травы, испускавшие свой аромат в жарком воздухе, разнообразное оружие, звериные шкуры, когти медведей и пантер, полоски кожи, привязанные к балкам. Она не знала, что будет дальше, и у нее даже не было сил об этом беспокоиться. Огонь примитивных светильников мигал, отбрасывая диковинные тени на высокие стены, мех приятно согревал, и наконец она прикрыла воспаленные глаза.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лесной рыцарь - Блейк Дженнифер



Как любовный роман-читается на одном дыхании, хорошо показан быт индейцев и их нравы. Но зная о судьбе индейцев из истории становится очень грустно.
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферИрина
13.12.2012, 11.11





Как любовный роман-читается на одном дыхании, хорошо показан быт индейцев и их нравы. Но зная о судьбе индейцев из истории становится очень грустно.
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферИрина
13.12.2012, 11.11





Не люблю романов про индейцев,но етот...оторватся не могла!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферНика
27.12.2012, 22.50





Гг-ня безвольная, делала всю книгу, что ей приказывали, никак не могла сказать, что любит гг-я, только в конце книги немного расшевелилась. Гг-й конечно тоже вел себя не очень хорошо, подчиняя себе, но с ней похоже по-другому было нельзя. Он ее любит, всю книгу признается в этом, а она все какой то бред несет! rnТяжело читать, какой беспредел творился, как столкнулись две цивилизации, как страдали люди. При чем жалко и ту и другую сторону, всех можно понять. Война это всегда плохо, по каким бы причинам она не велась. rnГрустно, что все так закончилось, все родные гг-я были проданы в рабство, кто куда.
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферК
1.02.2013, 23.47





Роман прочитала на одном дыхании. Про их историю любви, и то что они мучили друг друга говорит о том, что не хотели причинять боль друг другу, не признавая истинных чувств. Но сама история о том, что столкнулись две цивилизации в войне, что в итоге в рабство были проданы все родные вызывают слезы в глазах. Но а то что они остались вместе просто чудо, в которое иногда хочется поверить и сейчас
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферЕлена
7.07.2013, 14.37





Роман вполне нормальный, читабельный. Мне кажется, герои больше адекватные, чем нет, хотя героиня порой немного раздражала. В целом, приторности и слащавости удалось избежать, в т.ч. за счет концовки. В общем, 8/10.
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферЯя
8.04.2014, 8.35





Странное ощущение, даже не могу сказать понравился или нет. Очень бесила гг-ня, потому что никак не могла сказать что любит гг-я. Даже когда он признавался в любви, она толком ничего сказать не могла. Бесит когда гг-и самодовольные бараны!!!! Сюжетная линия со стороны романа показалась слабой. Постельные сцены никакие , точнее, их вообще не показали. Хотя, очень хорошо показали вторую сюжетную линию-войну(даже лучше первой). Очень трогали переживания близких проданных в рабство. Мораль сей басни такова, что людям хоть иногда надо усмирять свою гордыню и идти навстречу зову сердца, а не принципам.rnP. S. Посоветуйте пожалуйста романы этой тематики где гг-и нормальные люди, а не клинические идиоты, заранее спасибо).
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферЕлена
10.04.2014, 21.44





Странное ощущение, даже не могу сказать понравился или нет. Очень бесила гг-ня, потому что никак не могла сказать что любит гг-я. Даже когда он признавался в любви, она толком ничего сказать не могла. Бесит когда гг-и самодовольные бараны!!!! Сюжетная линия со стороны романа показалась слабой. Постельные сцены никакие , точнее, их вообще не показали. Хотя, очень хорошо показали вторую сюжетную линию-войну(даже лучше первой). Очень трогали переживания близких проданных в рабство. Мораль сей басни такова, что людям хоть иногда надо усмирять свою гордыню и идти навстречу зову сердца, а не принципам.rnP. S. Посоветуйте пожалуйста романы этой тематики где гг-и нормальные люди, а не клинические идиоты, заранее спасибо).
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферЕлена
10.04.2014, 21.44





Мне понравилось, даже очень. В поведении главной героини не нахожу нечего плохого, они действовала по сложившимся обстоятельствам...
Лесной рыцарь - Блейк ДженниферМилена
26.11.2014, 10.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100