Читать онлайн Испанская серенада, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Испанская серенада - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Испанская серенада - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Испанская серенада - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Испанская серенада

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

Слух о намечающемся состязании быстро облетел бальный зал. Сеньора Гевара тревожно вскрикнула, услышав эту потрясающую новость, но большая часть гостей восприняла ее с восхищением и энтузиазмом. Гости губернатора были так озабочены предстоящим соревнованием, что полуночное срывание масок прошло как обычная формальность, ритуал, означающий начало нового развлечения, а не конец карнавала. Без сомнения, Рефухио на это и рассчитывал, хотя вряд ли шумиха вокруг турнира была поднята ради этого.
Рефухио со своими людьми и Филипп с товарищами покинули бал сразу же после того, как были сброшены маски. За ними последовало большинство гостей: лишь немногих не интересовало предстоящее зрелище.
Гости спускались по ступеням дворца и, позвав слуг, которые тоже наслаждались праздничным вечером в своей компании, садились на коней, в кареты и экипажи и галопом мчались вслед за участниками турнира, направлявшимися на берег моря. Их скачка через весь город привлекла внимание многих: ночных гуляк, слуг-мулатов, уличных торговцев и музыкантов, моряков и грузчиков из доков. Вся эта разношерстная толпа последовала за ними, веселясь, горланя, хохоча и отхлебывая на ходу вино из бутылок.
Пилар поехала вместе с сеньорой Геварой, не дожидаясь приглашения. Холодный взгляд сеньоры Гевары, упершийся в нее в тусклом свете фонаря кареты, дышал неприязнью, словно дама знала, чье присутствие вызвало ссору. Однако она ни словом не упрекнула Пилар. Потребовав, чтобы донья Луиза перестала причитать над своим платьем, которое та боялась помять в переполненной карете, и быстрее усаживалась, если ей угодно ехать, жена чиновника приказала кучеру трогать.
Пилар думала, что Рефухио и его приближенные будут состязаться между собой, приняв в свои ряды
Филиппа. Когда они достигли пляжа, их планы изменились. Филипп втянул в дело троих своих приятелей. Для всех участников турнира нашлись лошади, шпаги и импровизированные шиты. Двое помогали Чарро укрывать лошадей попонами, чтобы защитить их от ранений, пока Филипп показывал Балтазару и Энрике, как лучше затупить шпаги.
Пилар выбралась из кареты и пробилась через шумящую, смеющуюся толпу туда, где стоял Рефухио. Он уже снял мавританский наряд и покрывало, оставшись в штанах, сапогах и тунике без рукавов. Рефухио проверял удила у лошади, на которой ему предстояло ехать, и тихо успокаивал животное. Лошадь была напугана шумом толпы и светом длинных факелов, воткнутых в песок по краям, чтобы обозначить поле.
Он заметил, что она идет к нему, но продолжал возиться с лошадью, пока Пилар не остановилась напротив.
— Ты решила переменить свое решение, и благословить нас? — шутливо спросил он. — Или просто не смогла удержаться от любопытства?
— Конечно, последнее, — едко заметила она. — Не будешь ли столь любезен сообщить мне, чем ты собираешься заняться?
— Конечно, милая, ты вправе требовать ответа. Что тебе угодно услышать?
Она поджала губы, услышав этот ироничный тон.
— Ты подвергаешь опасности не только свою жизнь, но и мою. Зачем? Зачем ты это делаешь?
— Я собирался таким образом избежать общества после того, как будут сняты маски, но, кажется, неверно рассчитал. Не обращай внимания. Когда факелы уберут, на поле станет совсем темно.
— Ты пытаешься успокоить меня? Но ведь и ты, и остальные могут быть убиты!
— Тогда ты разрыдаешься и уйдешь к победителю.
— Это самая большая нелепость, которую я когда-либо от тебя слышала. Зачем я нужна Филиппу Геваре?
— Вот и я о том же, — задумчиво произнес Рефухио, явно намереваясь задеть Пилар. Она с трудом сдерживала свой гнев.
— Ты наслаждаешься этим! Тебе не терпится изрезать кого-нибудь на куски!
— Считаешь, что я не получил привычной порции крови?
— Тебе не на ком было показывать свой дурной нрав с тех пор, как от тебя сбежал дон Эстебан. Ты срывал зло на своих людях, и теперь им тоже нужно дать выход своей жестокости.
— Я уже говорил, что ты не слепа, — сухо заметил он.
— О, я прекрасно понимаю тебя, если ты это имеешь в виду! Ты хотел покинуть бал, ты решил дать развлечься своим людям, но более того — ты хотел преподать урок сыну нашего хозяина и при этом не навредить ему.
— Урок фехтования и верховой езды? Он сам является в них признанным авторитетом, лучшим на острове.
— Я говорю не об этом. Ты хочешь научить его быть осторожным.
— Хорошая мысль. Если поражение научит его придерживать язык и поумерит его страсть к любовным интрижкам, то оно лишь пойдет ему на пользу. И разве у нас не будет повода для радости, если мы окажемся пусть без крыши над головой, но в безопасности.
Пилар смотрела на Рефухио. Ветер развевал ее юбки, закутывая в ткань их обоих, трепал ее сложную прическу. Возможно, как и предположил Рефухио, после этой ночи они больше не будут желанными гостями в доме сеньора Гевары. Вне сомнения, им будет на руку покинуть сей дом, ибо после того, как встал вопрос о личности графа, семейство Гевара будет внимательнее приглядываться к гостям. Тем не менее необходима была осторожность: в доме чиновника они оказались по милости вдовы.
— А как быть с доньей Луизой? — спросила Пилар.
— Пусть делает что хочет.
— А если ты окажешься побежденным?
— Мы ведь договорились, что победитель расцелует прелестных дам.
— Я не об этом. — Ее глаза затуманились, глядя на него.
Он нежно улыбнулся:
— Я знаю. Прошу тебя — дай мне одну из твоих лент в знак благоволения.
Одна из ленточек, прикрепленных в качестве украшения и застежки к ее корсажу, была развязана и вытянута из петелек прежде, чем Пилар успела ответить. Она почувствовала теплое прикосновение его пальцев. Корсаж стал свободнее. Пилар быстро прикрыла рукой полуобнажившуюся грудь, с досадой взглянув на Рефухио.
Он с улыбкой встретил ее взгляд и повязал ленту себе на руку, оставив ее концы свободно развеваться. Затем он повел Пилар туда, где кончался песок, и на поросшей низким кустарником земле для нее постелили попону и поставили стул. Отсюда прекрасно было видно все поле. Рефухио усадил ее, поклонился и ушел. Наблюдая за ним, Пилар сообразила, что место для нее было готово еще до ее прихода. Он не обращал внимания на ее протесты, зная, что она все-таки приедет.
Остальные участники турнира, взяв пример с Рефухио, устремились в толпу зрителей. Прелестные сеньориты, вспыхивая и пряча улыбки, отдавали кавалерам шарфики и ленточки. Балтазар взял поясок от платья Исабель. Энрике с шутовской галантностью кинулся выпрашивать у доньи Луизы ленту от ее вдовьего чепца. Возможно, вдовушке тоже хотелось участвовать в этом, а может, она просто решила положить конец надоедливым приставаниям, но лента была небрежно отдана Энрике.
Обернувшись, Пилар увидела Чарро, смиренно преклонившего перед ней колено. В его глазах была отвага и, быть может, немного бравады. Он спросил ее:
— Не окажете ли мне честь, госпожа моя, подарив одну из ваших лент?
Как она могла отказать? Это была лишь игра в рыцарство, не имевшая особого значения, здесь не было глубокой привязанности или обязательств. Она взяла ленточку и стала привязывать ее к самодельному щиту Чарро. Щит был из тех, какими часто пользуются при тренировках в солдатских казармах — деревянный, круглый, обтянутый бычьей кожей. Чарро, стоя на коленях, наблюдал за ней. Затем он взял ее руку и бережно поднес к губам. Теплое прикосновение к ее коже было долгим, а взгляд, подаренный ей Чарро, исполнен почтения.
Наконец он отпустил ее руку.
— Вы сможете гордиться мной, — заявил юноша, вскочив на ноги. Через секунду он ушел.
Участники сражения расхаживали по полю, мерили его шагами и обозначали границы, проверяя, ровна ли земля и в порядке ли снаряжение. Стоя группами по два-три человека, они тихо обсуждали вопросы ведения игры. За спиной Пилар уже столпились люди. Недалеко от нее удобно устроились губернатор с супругой. Музыканты, игравшие на балу, грянули веселую мелодию, им вторили уличные музыканты губными гармониками и концертино. Продавцы апельсинов и пирожники вовсю выкликали свой товар, настойчиво и лживо уверяя, что Великий пост начинается лишь на рассвете. Табуретки, принесенные предприимчивым плотником, быстро разошлись. В задних рядах собравшихся оживленно торговались женщины определенного рода. Активно заключались пари. Ставки на мужчин острова быстро росли.
Рефухио и его группа тесным кружком собрались в конце поля. Когда они вернулись, оказалось, что они сняли рубахи и туники и смазали свои руки, лицо и тело жиром и сажей. Теперь они должны были сражаться, ничем не защищенные от ударов противников. Но тела сливались с темнотой, и соперникам теперь было не так-то просто увидеть их и нанести удар.
Пилар помрачнела. Она была удивлена, но понимала, зачем это делается. Сажа не только усложняла задачу противникам Рефухио, она еще и маскировала лица разбойников. Когда Рефухио снял тунику, багровый шрам, пересекающий его грудь, был ясно виден — это было напоминание о его недавнем ранении. Что будет, если его снова ранят? Сама мысль об этом была невыносима, и Пилар не была уверена, сможет ли смотреть на бой. Остальная аудитория разгадала тактику Рефухио и была просто в восторге. Это стало ясно по тому, что ставки на него и его сторонников резко подскочили.
Филипп и его друзья приняли это в штыки. Они запротестовали, но им тоже предложили намазаться сажей и жиром. Юноша с высокомерием, достойным гранда, отказался, заявив, что они не унизятся до того, чтобы искать спасения под слоем грязи. Ответа Рефухио не было слышно из-за криков толпы, но Филипп, резко повернувшись, зашагал обратно к своим друзьям. Он посмотрел на Пилар. В его взгляде смешались злоба и вожделение, подозрение и замешательство.
Рефухио сделал шаг вперед, оглядев собравшихся. Он стоял, широко расставив ноги, словно гладиатор на арене. Шпагу он держал так непринужденно, словно это была дирижерская палочка. В другой его руке был щит. Он обратился к зрителям:
— Приветствую вас, ночные бродяги, обитатели этих волшебных островов! — воскликнул он. — Мы приветствуем вас в последний день карнавала, последний день веселья! В знак признательности за ваше гостеприимство мы устраиваем состязание в силе, умении фехтовать и верховой езде. Пусть все, кто хоть когда-нибудь мечтал о деяниях, исполненных отваги, и подвигах, достойных рыцарей, присоединятся к нам! Если вы не желаете сражаться с нами, пусть каждый найдет себе достойного противника, ибо мы явились сюда не для того, чтобы проливать кровь, но чтобы похвалиться друг перед другом воинскими талантами; не для того, чтобы отнимать жизнь, но для того, чтобы радоваться ей! — Он продолжал, посвящая всех в правила игры: — Это будет настоящий турнир, борьба до победного конца. Шпаги затуплены, но все еще опасны. Можно наносить рубящие удары, но колющие строго запрещены. Человек, раненный до крови, считается убитым и должен покинуть поле. Безоружный должен признать себя пленником. За него возьмут выкуп. Потерявшего сознание могут унести его друзья или взять в плен соперники — кто успеет первым. Человек, заставивший спешиться противника, не обязан спешиваться сам, чтобы драться с ним; однако пеший может попытаться отобрать у всадника лошадь, если ему это удастся. Последний человек или группа, оставшаяся на поле, будут признаны победителями. Бой может закончиться в любой момент, если одна из групп решит сдаться, а также бой может прекратить своим решением судья, прекрасная госпожа Венера де л а Торре. Она же даст сигнал к началу сражения.
Это было великолепно и просто, честно и достойно. Рефухио коротко и ясно предложил зрителям участвовать в состязании, наметив при этом границы, которые нельзя было преступать. Толпа была покорена его речью и бурными криками выразила свое удовольствие.
Из слов Рефухио Пилар поняла, что, сняв одежду и лишив себя и своих людей защиты, он тем самым стремился уравнять шансы. Он не сказал этого прямо, но это было ясно и без слов. Его люди были старше и опытнее, к тому же вышколены долгими тренировками, их навыки оттачивались в постоянных стычках, грозивших смертью в бою или виселицей. Поранить до крови его и его людей затупленной шпагой было легче, если их не покрывала одежда. Когда Пилар осознала это, она ужаснулась.
Рефухио поклонился и, повернувшись, легко вскочил в седло. Он застыл в центре поля, пока остальные выходили вперед, чтобы представиться и засвидетельствовать свое почтение судье и зрителям. Выполнив это, сражающиеся вскочили на коней и разъехались по местам, выстроившись за линиями, начерченными на поле. Факелы потушили, ткнув их в песок, и воцарилась темнота.
Внезапно стало так тихо, что было слышно, как бормочут волны, накатываясь на песок. Фыркнула лошадь, звякнули удила. Где-то вдали залаяла собака. Кто-то чихнул, и женщина проглотила смешок.
В полумраке вырисовывались два ряда всадников. Их темные силуэты чернели, как тени, в призрачном свете луны. Ветер перебирал лошадиные гривы, раздувал широкие рукава смутно белевших рубашек Филиппа и его друзей, выстроившихся справа. За ними неустанно билось о берег море, и светлая лунная дорожка поднималась и опускалась на волнах.
Пилар никто не предупредил заранее, что она должна будет дать сигнал. Она не могла придумать, как это сделать. Где-то за ее спиной барабанщик выбивал легкую дробь, которая становилась все громче. Она огляделась по сторонам в поисках какого-нибудь предмета: музыкального инструмента, косынки. На худой конец можно было бросить что-нибудь на поле. Вдруг она замерла. Взглянув на платье, Пилар увидела, что там еще осталась одна светлая ленточка. Она вполне могла ею пожертвовать. Быстро развязав ленту, она вскочила на ноги и подняла ее над головой. Шелк развевался на ветру, светясь в лунном сиянии. Затем широким жестом Пилар кинула ленту в сторону поля. Кусок шелка медленно скользил по воздуху переливаясь и поблескивая, затем опустился на землю. Барабанщик в последний раз ударил в барабан.
Ночь взорвалась криками, визгом и стуком копыт. Всадники сошлись с такой силой, что лошади встали на дыбы. Слышались стоны и ругань. Сталь глухо ударялась о деревянные щиты. Заржала одна лошадь, другая попыталась вырваться из гущи сражения, но всадник направил ее обратно. В этой мешанине каждый сражался сам за себя.
Толпа, вновь обретя голос, принялась вопить, поощряя дерущихся, и передвигаться с места на место, чтобы лучше видеть. Мужчины восхищенно тузили друг друга, некоторые женщины визжали и подпрыгивали, в то время как другие беспомощно крутили головой, не видя, что происходит. Пилар стояла, сжав кулаки. Она с трудом могла вынести это зрелище, но отвернуться у нее не было сил. Одна из лошадей упала. Всадник успел соскочить с нее и ловко увернулся, избежав копыт чужих коней. Судя по росту и комплекции, это был Энрике. Некоторое время он метался по сторонам, пытаясь поймать охваченную паникой лошадь. Его преследовал конник из отряда соперников. Лошадь Энрике умчалась, и он повернулся к нападавшему. Энрике ускользал и увертывался, не выпуская из рук шпаги. Затем он внезапно упал, прокатился под брюхом лошади своего противника и, вынырнув с другой стороны, стащил того за ногу. Во тьме блеснула сталь. На белой рубашке противника Энрике расплылась темная полоса. Энрике вскочил в седло и направил лошадь в самую гущу боя.
Затрещала барабанная дробь, раненый, пошатываясь, стоял на краю поля. Друзья сняли с него рубашку, чтобы перевязать рану. Число сражающихся уменьшилось. Их стало семь.
Пилар напряженно следила за дерущимися. Ей показалось, что она заметила странный удар, отраженный щитом. Один из людей Рефухио ударил не врага, а своего. Возможно, произошла ошибка, но Пилар застыла, затаив дыхание. В этой мешанине сражающихся всадников, вооруженных шпагами, могло произойти все, что угодно. Все.
Среди шума битвы, хрипа лошадей и выкриков, сопровождающих удары, слышался спокойный, надменный, уверенный голос, высмеивающий и исправляющий каждую ошибку, поясняющий каждый выпад и руководящий всеми. Это был Рефухио, изматывавший противника на свой лад, дававший указания, которым дерущиеся могли подчиниться или нет, в зависимости от их желания. Ценность этих указаний не сразу бросалась в глаза. Толпа, слушая все это, хохотала и одобрительно кричала. Темп сражения замедлился. Теперь противники действовали осторожно, их удары стали более обдуманными. Мрачная настойчивость сменила гнев, азарт и жажду крови.
Облака затягивали луну, на поле становилось все темнее и темнее. Наконец лунный свет совсем погас. Остались лишь отблески звезд на упряжи и удилах и бледные отсветы на рубашках людей Филиппа. Рефухио и его люди словно превратились в духов тьмы, появлявшихся, исчезавших и наносивших удары словно из пустоты. Лезвия их шпаг непрерывно двигались, словно цепы во время молотьбы. Когда сталь встречалась со сталью, в воздух летели оранжевые искры. Кони, выращенные на острове, были прекрасными, породистыми животными, но они не привыкли к сражениям в темноте и все больше и больше нервничали, дико взвизгивая и получая удары, предназначавшиеся их хозяевам. В это время выбыл из игры Чарро.
Пилар не видела, как это произошло. Чарро находился в самой гуще сражения, когда Рефухио прокричал какой-то приказ, заставивший того опустить щит и повернуть лошадь. Техасец соскользнул с седла и некоторое время стоял, поглаживая и успокаивая коня, затем медленно повел его туда, где стояла Пилар. Когда Чарро приблизился, она увидела струйку крови, стекавшую по его лицу, и темную линию пореза на скуле. Она протянула руку, намереваясь дотронуться до него, но он быстро повернул голову и отступил назад, так, чтобы она не могла до него дотянуться. Он стоял, не произнося ни слова, и, сосредоточенно сощурив глаза, наблюдал за боем.
Пилар хотела знать, считает ли он ее виновной в том, что дело зашло так далеко, и обижен ли на нее за свою рану. Ведь все это произошло из-за нее. Если бы Филипп не увлекся ею, у Рефухио и его людей не было бы нужды защищать ее и устраивать этот жестокий турнир. Она не представляла, что могла сделать, чтобы избежать этого, но чувствовала себя виновной в происходящем.
Разумеется, могло статься, что поведение Чарро не имеет к ней отношения. Он мог быть раздосадован тем, что лишился возможности продолжать участвовать в турнире. Его гордость не позволяла ему так легко принять поражение и примириться с раной, заставившей его покинуть поле боя. Наверняка он считает ее пустяковой царапиной.
Рефухио и его люди явно побеждали. Теперь количество участников с каждой стороны было одинаково, и они сражались один на один. Черные силуэты теснили белые, заставляя их отступать шаг за шагом, обороняться и перестраиваться. Превосходство в умении и силе позволяло им неуклонно теснить Филиппа и его друзей. Те сражались отменно, но все равно заметно уступали своим противникам.
— Проклятый дьявол, — выругался Чарро, не отрывая взгляда от поля, и добавил пару вовсе уж нелестных эпитетов.
— Что такое? — встревожилась Пилар.
— Я только сейчас понял, кто вывел меня из игры. Она недоуменно посмотрела на Чарро и заметила, каким злым взглядом юноша следил за Рефухио.
— Ты говоришь о…
— О ком же еще? Кажется, он решил уравнять шансы, прежде чем достойно наказать противника. — Чарро осторожно дотронулся пальцем до своего лица. — Или же это часть наказания.
— Но я не понимаю, за что. Чарро мрачно посмотрел на Пилар.
— Не понимаете? — медленно произнес он. Отказываясь поверить в это, она долго глядела на него, продолжая смотреть и тогда, когда толпа зрителей взревела и завизжала.
Пилар подалась вперед. Ее сердце тревожно забилось. Три, нет, четыре лошади бились на земле. Упав, они судорожно катались, и в этой путанице людей и лошадей трудно было что-либо понять. Вероятно, один конь, поранив колено, свалился, увлекая за собой остальных. В стороне лежал человек в белой рубашке, неестественно вывернув ногу. Остальные столпились возле бьющихся лошадей, дергали за поводья, пытаясь заставить их подняться. Увертываясь от копыт, участники турнира, наклонившись, искали и подбирали шпаги, уроненные или выбитые во время свалки. И тут из-за облаков вышла луна.
В ее бледном свете Пилар увидела, что Филипп поднимается с земли со шпагой в руке из-под самых ног Рефухио. Сверкнуло лезвие, блик пробежал от рукояти до острия. Лезвие взвилось и свистнуло — прозвучал страшный, злой звук. Удар предназначался главарю разбойников.
Рефухио успел подставить щит. Толстая кожа, которой тот был обтянут, расползлась от удара, как тонкий шелк. Рефухио защищался. Он был вынужден отступать под градом ударов. Лезвия шпаг, скрещиваясь, звенели, свистели и дрожали, когда противники бились между собой, и лязгали, когда эфес ударялся об эфес.
Соперники напряженно изучали друг друга. Расстояние между ними составляло каких-нибудь несколько дюймов. Рефухио тихо произнес несколько слов, предупреждая о чем-то своего врага. Филипп в ответ рассмеялся и отпрянул назад. Через секунду он атаковал Рефухио.
Толпа, как один человек, затаила дыхание. Все увидели, что шпага Филиппа не затуплена, каждый догадывался, что Рефухио сказал Филиппу и что юноша отказался признать.
Внезапно поле битвы очистилось. Кони наконец поднялись на ноги, а остальные участники стояли, опустив шпаги, и наблюдали за боем.
Рефухио достойно встретил нападение Филиппа, ослепив юношу каскадом быстрых, отточенных выпадов. Было ясно, что он более не сдерживает себя и намерен продемонстрировать все свое искусство и опыт, которые до сей поры не применял в полную силу. Им двигал гнев и стремление справедливости. Рефухио начал медленно и неуклонно наступать. Он подавлял своего противника, не давая тому возможности опомниться. Филипп медленно отступал, отчаянно защищаясь. Его лицо было так же бело, как его рубашка.
Глаза Пилар вспыхнули, она выпрямилась, чтобы лучше видеть. Какая-то женщина принялась читать молитвы. Это была сеньора Гевара. Рядом с ней стояла донья Луиза, чьи глаза горели восхищением. Толпа кричала, свистела, вопила, в этом сплошном реве было слышно, как снова спешно заключаются пари. Чарро стоял, сжав в руках шпагу и напряженно следя за поединком. Почувствовав на себе взгляд Пилар, он обернулся.
— Он убьет его, — произнес юноша. — Видит Бог, Рефухио его убьет.
Филипп отступал, лавируя меж топчущимися по полю лошадьми. По его лицу струился пот, дыхание со свистом вырывалось из груди. Его выпады замедлились, он неловко парировал сыпавшиеся градом удары. Пораженный холодной яростью противника, юноша позабыл свое умение фехтовать, ловкость оставила его. Единственное, что отдаляло его поражение, — капризы противника. Но вот тому наскучила игра. Стремительно приближалась развязка.
Лунный свет блеснул на шпаге Рефухио, отразился от клинка его противника. Острие шпаги Рефухио скользнуло вперед, и голубая искра мелькнула у сердца Филиппа.
Пилар увидела это и ужаснулась. Его необходимо остановить, но как? Затем она вспомнила: ведь она — судья этого поединка и имеет право прекратить его в любой момент.
— Стойте, — хрипло прошептала она. Затем, справившись с собой, рванулась вперед. — Стойте! Сейчас же прекратите!
Рефухио не дрогнул. Черная, лоснящаяся от жира и пота фигура продолжала движение. Его последний выпад был рассчитан и так точно направлен, словно был смертельным. Филипп повернулся, пытаясь отразить удар, ускользнуть от стального жала. Но было уже поздно.
Вскрикнув, он опустился на колени. Рефухио сделал шаг назад. Его лицо было неподвижно и невозмутимо. Он воткнул шпагу в землю, спокойно повернулся и пошел прямо к Пилар. Она глядела на него. Боль гигантской волной захлестнула ее, и слезы выступили на глазах.
За спиной Рефухио два друга поднимали под руки Филиппа. На его рубашке, прямо над сердцем, наливались кровью царапины, нанесенные острием шпаги. Они пересекались крестом.
Пилар перевела взгляд с Филиппа на подошедшего к ней Рефухио. Он застыл рядом. Взглянув в эти серые глаза, она почувствовала, как тревога и беспокойство отступают прочь.
Взяв ее за руки, он привлек Пилар к себе и, склонившись, поцеловал нежно и страстно, потом он тихо произнес:
— Я прекратил бой, любовь моя. Игра окончена. Я требую награды.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Испанская серенада - Блейк Дженнифер



Супер!!!
Испанская серенада - Блейк ДженниферАлтынай
24.09.2011, 2.35





Очень интересная книга ! Читайте !
Испанская серенада - Блейк ДженниферМарина
26.09.2011, 21.23





Не так страшно,как романы большинства авторов,так что,за неимением лучшего,прочесть можно.Мешают разные нелепости.Серенаду эту(которую автор,видимо,не знала,каким боком вставить в роман)гл.герой вечно исполняет ни к селу,ни к городу.Логичнее было бы не привлекать к себе-разбойнику лишнего внимания,тем более,направляясь в дом к врагу на деловую встречу с гл.героиней,которую он и в глаза не видел.А когда она была чужой невестой,и он хотел выкрасть ее,своей серенадой он перебудил весь дом,и жениха с его друзьями.И если бы жених добровольно не отдал невесту,пришлось бы гл.герою умереть на месте.Так же бесит бессмысленный маскарад разбойников с участием любовницы Венеры.Понятно,что нужно это было лишь автору-поставить героиню в такое положение,в котором гл.герой легко сделал бы ее роль соответствующей реальности.Самим же разбойникам этот маскарад обошелся в трату почти всех денег и в привлечении всеобщего внимания,тогда как,назовись они обычными именами,никто бы на них и не взглянул.
Испанская серенада - Блейк ДженниферДианa
15.05.2014, 16.08





Закон мести и Испанская серенада один и тот же роман)) в целом очень хороший роман, перечитывать не стала потому что Закон мести читала неделю назад и поставила оценку 9
Испанская серенада - Блейк ДженниферМилена
24.11.2014, 22.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100