Читать онлайн Черное кружево, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Черное кружево - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.56 (Голосов: 326)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Черное кружево - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Черное кружево - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Черное кружево

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

18

Раздобыть шпаги оказалось не так-то просто. Все мужчины на острове всегда ходили вооруженными. Кроме сабель они носили еще и пистолеты, засунув их за пояс, так что они крест-накрест пересекали грудь. Однако найдется ли у кого-нибудь из них подходящий для женщины клинок, если моряков сейчас вообще удастся выманить из пальмовых зарослей?
Фелисити вспомнила про капитана Бономма, но он уже куда-то отошел от стола, и его нигде не было видно. Тем не менее им попалось несколько человек, вышедших из леса и направляющихся к ведру с ромом или пуншем. Известие о том, что женщины собираются драться на шпагах, было встречено хриплыми возгласами, полными веселого удивления, и рассматривалось скорее как забавное развлечение, чем серьезное происшествие. С пьяными смешками пираты принялись сравнивать свои клинки в поисках двух приблизительно одинаковых по весу и длине.
Женщин выручил Валькур, который, все еще не оправившись до конца от ран, целыми днями играл в карты или в кости с другими выздоравливающими моряками, в результате чего он сделался обладателем пары одинаковых шпаг, доставшихся пиратам на одном из захваченных призов. Это изящное смертоносное оружие, не такое громоздкое, как абордажные сабли, которые предлагали остальные, казалось наиболее подходящим для женщин. Элегантно поклонившись, он протянул одну шпагу Изабелле с улыбкой, напоминавшей о его былом утонченном очаровании. Вторую, с гораздо меньшей любезностью, он предложил Фелисити.
Матросы освободили место для схватки, свернув служивший столом парус вместе с тарелками, остатками угощения, горшками и деревянными плошками и оттащив его в сторону. В костры подбросили дров, и пламя сразу взвилось чуть ли не до небес. Несколько оставшихся не у дел мужчин уселись на песке, словно зрители рядом с ареной. Среди них воцарилась атмосфера веселого ожидания, тишину нарушал лишь шепот заключивших пари, которые делали ставки.
Фелисити в белом и Изабелла в черном отсалютовали друг другу. В свете луны и отблесках костров клинки взметнулись вверх, сверкнув серебром и золотом, а потом снова опустились. Шпаги, зажатые в тонких белых руках, скрестились, и соперницы с каким-то неуловимым ошеломляющим изяществом начали поединок.
Они сблизились, подобно дыму и туману, закружились в вихре, налетая друг на друга и вновь расходясь в стороны. Клинки сталкивались в воздухе, соскальзывали один с другого со стонущим звоном. Ветер трепал волосы женщин, разметав их по плечам, раздувал волочащиеся по песку юбки, а они, не обращая на это внимания, продолжали грациозно танцевать, атакуя, отступая, внимательно следя друг за другом ледяным взглядом карих и голубых глаз.
Мужчины притихли и замерли в ожидании. Наконец Изабелла с воздушной легкостью устремилась вперед. Фелисити отражала удары, встав в третью позицию. Звон клинков теперь слился в единую симфонию, и схватка приняла серьезный оборот.
Женщины сражались не с такой сокрушающей силой, как Морган и Валькур, однако легкость, с какой они наносили друг другу удары, делала их поединок не менее опасным. Изабелла билась с быстротой, достойной учебника фехтования. Фелисити отвечала с поразительной ловкостью, которая в сочетании с интуитивно приобретенными навыками заставила Изабеллу обратить на себя внимание, поскольку все ее броски и выпады не достигали цели, встречая неминуемый отпор. Не прошло и пяти минут с того момента, как испанская аристократка ирландского происхождения накинулась на Фелисити, заставив ее отбивать сыпавшиеся со всех сторон непрерывные удары, так что искры от врезающихся друг в друга клинков падали желто-золотистым дождем, когда шпага Фелисити пронзила черные кружева на рукаве Изабеллы.
Глаза Паломы вспыхнули огнем и тут же сузились.
— С тобой, похоже, не так легко совладать, как я думала, — проговорила она.
— Думать тоже бывает опасно, — ответила Фелисити.
Вопли пиратов заглушили ее слова, и женщины снова схватились не на жизнь, а на смерть. Они скользили по песку, стремительно оборачиваясь, нанося удары и уклоняясь от шпаги соперницы; блики лунного света, отражаясь от песка, падали на их юбки бело-голубыми ромбами. Обе женщины сейчас не замечали ничего вокруг, кроме непрерывно сталкивающихся клинков, отчего их руки сотрясались от запястья до плеча. Они изо всех сил старались сохранить ритм дыхания, продолжая защищаться и нападать, уворачивались от выпадов противницы, стремясь в то же время нанести ей роковой удар.
Крови, мужчины жаждали крови. Хотя зрители теперь снова затихли, в их напряженном внимании ощущалось растущее нетерпение. Фелисити стала уставать, злоба куда-то исчезла, как будто ее не было вовсе. Судя по выражению лица соперницы, та испытывала похожие чувства. Им обоим больше мешали неудобные, сковывающие движения юбки, чем тяжелые звенящие клинки, которые они сжимали в руках. Их стиснутые корсетами груди тяжело поднимались от прерывистого дыхания, а на лицах выступили капельки пота. Но тем не менее они не могли и не хотели остановиться. Речь шла об их гордости, об умении владеть шпагой. Ни одна не желала признать унизительного поражения и подарить победу другой. Поэтому они, словно дьяволы в обличье прекрасных женщин, старались нанести друг другу увечье или покончить с соперницей одним смертельным ударом.
Краешком глаза Фелисити заметила какое-то движение в стороне и увидела, как к Изабелле сзади осторожно приближается капитан Бономм. При этом она обратила внимание, что сама Изабелла с тревогой в глазах наблюдает за тем, что происходит за ее спиной.
— Давай!
Как только раздалась эта громкая команда, на арене появилось уже четыре клинка, четыре орудия убийства из остро отточенной стали. На шпагу Фелисити обрушился удар такой силы, что рука девушки онемела до самого плеча. Уши наполнились визжащим скрежетом металла о металл. Врезавшись в тяжелую пиратскую саблю, ее клинок поднялся острием вверх. Менее чем в шести футах от нее застыла Изабелла, которую точно так же остановил капитан Жак Бономм.
Не выпуская шпаги из высоко поднятой руки, Фелисити обернулась, упершись взглядом в зеленые глаза Моргана Маккормака. Потом она посмотрела на Изабеллу. Та слегка приподняла бровь, и вдруг обе женщины одновременным резким движением высвободили шпаги, словно им приходилось делать это много раз, встали плечом к плечу, направив их острие на мужчин, посмевших вмешаться в поединок.
Никто из присутствующих не мог с точностью сказать, кто пришел в большее замешательство: Морган или капитан Бономм. Машинально они оба подняли сабли, приготовившись обороняться, однако, судя по их растерянным лицам, не собирались предпринимать более решительных действий.
— Может, плюнем в них, чтобы они скорее пришли в себя? — предложила Изабелла, насмешливо скривив губы. — Или нам стоит их пощадить?
— Они… задумали доброе дело, — ответила Фелисити. — Это дает им право на пощаду.
Наблюдавшие за поединком пираты встретили их слова громкими недовольными криками, слившимися в разноголосый воинственный хор. Им явно хотелось, чтобы схватка продолжалась.
Морган первым решил, как следует поступить. Он резким взмахом опустил саблю острием к земле.
— Я прошу пощадить меня, Фелисити, теперь и в будущем.
Капитан Бономм со вздохом облегчения последовал примеру Моргана, так же отказавшись от схватки. Теперь он с восхищением в глазах следил за дальнейшими действиями Изабеллы.
— Жаль, — нарушил молчание выступивший вперед Валькур. — Мне редко приходилось наблюдать более волнующее зрелище. Если вы не возражаете, маркиза, я возьму у вас шпагу, а потом вы, может быть, позволите поднести вам бокал пунша.
Изабелла со слегка утомленным выражением на лице отвернулась от Валькура. Ее правая рука дрожала, однако она, отступив назад, отсалютовала ею Фелисити.
— Мадемуазель, вы сражались великолепно. Примите мои поздравления.
— Ничего подобного, — ответила Фелисити, — по-моему, я получила хороший урок.
— Ты слишком великодушна, — проговорила испанская аристократка, — но надеюсь, я не первая, кто это понял.
С этими словами Изабелла де Эррара протянула шпагу Валькуру и с улыбкой обернулась к капитану Бономму.
— Не откажете ли вы мне в любезности, угостив бокалом рома?
— Вы решили удостоить меня чести, которую я ничем не заслужил. — Бономм осторожно прикоснулся к пальцам Изабеллы, взявшей его под руку. Наклонившись так, что их головы почти соприкасались, он увлек ее за собой.
Опустив правую руку и воткнув острие шпаги в песок, Фелисити наблюдала за братом. Зло прищурившись, он смотрел вслед удалявшейся паре. Отпустив рукоятку шпаги, Фелисити стремительно зашагала прочь. Моряки тут же окружили ее, принялись поздравлять, восхищаться доблестью и мастерством, сожалея, что такая великолепная схватка закончилась слишком рано. Они предложили тост за ее здоровье, но она не обращала на них внимания. Пробравшись сквозь толпу, Фелисити направилась к хижине, глядя перед собой невидящими глазами.
Потом она неожиданно повернула в другую сторону, туда, где бухта заканчивалась тупиком. Задыхаясь от быстрой ходьбы, она пересекла узкую полоску леса, пригнувшись, прошла под искривленной морской сосной. Ноги ее утопали в глубоком рыхлом песке, пока она наконец не выбралась на утрамбованный волнами берег. Подобрав юбки, ничего не видя вокруг, Фелисити побежала все быстрее и быстрее. Дыхание клокотало в горле, а ветер осушал жгучие слезы, заливающие ей лицо.
Стремясь в беге найти спасение от боли, вызванной подозрениями Моргана, его измены, от воспоминаний о безвозвратно ушедших днях, когда ей было так хорошо, Фелисити не заметила, что кто-то преследует ее по пятам. Через некоторое время она разобрала за спиной торопливый топот сапог, но побоялась обернуться назад. Кто еще мог гнаться за ней, кроме какого-нибудь моряка, потерявшего подругу и проплутавшего в лесу до тех пор, пока он наконец не вышел к другому берегу бухты? Броситься вслед за женщиной было для него так же естественно, как для гончей преследовать оленя. Если бы этот человек понял, приглядевшись к ее платью, что она не из тех, кто прибыл на борту «Ла Паломы», если бы она, обернувшись, сама сказала ему об этом, прекратил бы он погоню или нет?
Тяжелый топот позади приближался. Фелисити, не успевшая восстановить дыхание после
поединка, понимала, что не сможет убежать далеко. Однако большинство моряков не умеют плавать. Не раздумывая, она бросилась в воду. Мощная волна ночного прилива преградила ей путь. В ту же секунду кто-то схватил ее сзади и, потеряв равновесие, она упала, увлекая за собой преследователя. Пенистый прибой тут же накрыл их обоих до плеч. Фелисити сопротивлялась, но Морган крепко прижал ее к сырому песку. Наклонившись, он посмотрел ей в глаза обжигающим взглядом.
— Господи, Фелисити, — проговорил он дрожащим от напряжения голосом, — что еще взбредет тебе в голову, чтобы травить мою душу?
Губы его отдавали солью, ромом и медовой сладостью сожаления. Поверил ли он, что она не участвовала в захвате его судна? Только какое значение имело это сейчас, если Морган сжимал ее в объятиях, а его уверенные и нежные прикосновения вызывали у нее такое чувство, словно в тело, сливаясь с кровью, проникает неустанный морской прибой.
Скинув сырую одежду, они бросили ее на берегу. Теплая бирюзовая вода приятно ласкала кожу, а песок покалывал ее, прилипая к телам, но они не обращали на это внимания. С жадно слившимися губами и переплетенными руками они наслаждались безудержной любовью, упивались первобытным блаженством, обнаженные и в то же время начисто лишенные похоти. Фелисити слышала, как сильно бьется его сердце, когда он крепко прижимался к ней. Она испытывала ни с чем не сравнимое наслаждение, ощущая мощные движения Моргана в своем теле, которые, казалось, совпадали с ритмом прибоя. Одновременно готовая лишиться чувств и охваченная неистовым желанием, она заставила его войти еще глубже и замерла, почувствовав, как кровь бурно запульсировала в жилах. Вся растворившись в этом ощущении, испытав прилив сладостного восторга, Фелисити, казалось, видела яркую луну сквозь опущенные веки, ее ослепительно белый свет, скользящий по мокрой блестящей коже. Наполненная призрачным свечением ночь окружала ее со всех сторон. В волнах вспыхивали искристые огоньки, а песок переливался желтым светом, словно алмазная пыль. Однако когда она взглянула в лицо склонившегося над ней мужчины, глаза ее горели почти осязаемым на ощупь экстазом, наполнявшим их мерцающим дрожащим огнем, самым ярким из всех огней на свете.
Прошла уже добрая половина утра, когда из зарослей стали поодиночке выходить женщины, застегивая на ходу платья, поправляя кружева и вытаскивая из волос сосновые иглы и листья. Следом появились мужчины. Некоторые стонали, жалея самих себя, всем видом давая понять, что с трудом держатся на ногах. Другие двигались медленно и грубо огрызались, если кто-то пробовал с ними заговорить. Однако большинство, судя по всему, были вполне довольны жизнью, собираясь как следует позавтракать.
Растрепанные женщины и взлохмаченные, умиротворенные мужчины рыскали в поисках пищи, подбирая маниоковые пирожки и кусочки копченого мяса, в то время как в воздухе заклубился серый дымок вновь разведенных костров. Поскольку все тарелки покрывал толстый слой застывшего жира, пираты и их подруги обходились без них, перебрасывая горячие пирожки и мясо из ладони в ладонь, пока они не остывали. Они запивали еду пальмовым вином или ромом, а потом, в зависимости от своих привычек, облизывали сальные пальцы с основательностью разборчивых в пище людей или, наоборот, с жадностью голодных волков.
Покончив с трапезой, женщины поднялись на ноги и потянулись, после чего принялись поглядывать в сторону покачивающейся на волнах «Ла Паломы».
Пиратам, несмотря на все старания, так и не удалось уговорить женщин отложить отплытие. Им, по их словам, не следовало злоупотреблять гостеприимством столь приятной мужской компании. Изабелле, сидевшей рядом с обнимавшим ее за талию капитаном Бономмом, похоже, вовсе не хотелось покидать остров. Однако она тоже настаивала на отъезде, несмотря на то что француз что-то тихо нашептывал ей на ухо. В конце концов недовольные пираты перевезли женщин на корабль, по пути продолжая уговаривать их остаться. При этом они гребли так медленно, что дамы, по общему мнению, вернулись бы на судно скорее, если бы сели на весла сами.
Изабелла покидала остров одной из последних. В сопровождении капитана Бономма она приблизилась к Фелисити, стоявшей рядом с Морганом. С меланхоличной улыбкой, смягчившей строгие черты лица, она протянула руку ирландцу.
— Я покидаю этот остров с чувством сожаления, — проговорила она. — Свет требует от людей слишком много, правда, дружище? Я только сейчас поняла, сколь велики его требования.
— Долг, — ответил Морган, устремив на нее непроницаемый взгляд, — слово из четырех букв. Может, ты последуешь моему примеру и отречешься от него?
— Соблазн, конечно, велик, но я должна устоять. Хотя, наверное, можно найти способ сохранять верность долгу лишь частично.
Их слова казались простыми, однако они несли в себе какой-то скрытый смысл, который Фелисити чувствовала, но не могла разгадать. Она смотрела на них недоуменным взглядом, но стоило Изабелле обратиться к ней, как все ее сомнения сразу улетучились.
— Мне следует отблагодарить тебя, — сказала ирландка. — Устроить постель на песке, оказывается, не так уж и плохо. Я признательна тебе за совет.
Фелисити неожиданно поняла, что ей нравится эта женщина с высокомерными манерами и независимой сдержанностью. В другое время и при других обстоятельствах они могли бы стать друзьями. Однако сейчас, почувствовав на себе заинтересованные взгляды обоих мужчин, она лишь проговорила с улыбкой:
— Может быть, мы еще встретимся где-нибудь.
— Да. Я молю Бога, чтобы это случилось, — ответила Палома, прежде чем обернулась к французу. — Прощай, — сказала она, положив ладонь ему на руку.
— Нет, только до свидания, — возразил он. — Я не желаю расставаться с тобой навсегда. Ни одно самое широкое море не помешает мне найти тебя снова.
— Возможно, — улыбнулась Палома с легким вызовом, — если только ром не сделает твои путь слишком извилистым и наши дороги так и не пересекутся.
— С сего дня я трезвенник. — Эти слова капитан Жак Бономм произнес с благоговением торжественного обета.
— Хорошее обещание, но сумеешь ли ты его сдержать?
— Поживем — увидим.
— Да, — согласилась Изабелла, — может, и увидим.
Они отошли в сторону, французский пират нежно обнял аристократку, и их губы слились в поцелуе. Высвободившись из объятий, Изабелла направилась к вытащенному на песчаный берег баркасу. Устроившись на носу, она подняла руку в прощальном взмахе и отвернулась, устремив взгляд на ожидавший ее корабль.
Пираты наблюдали за отплытием женщин. Когда «Ла Палома», подняв якорь и распустив паруса, медленно направилась к выходу из бухты, они разошлись по своим делам. Морган и Фелисити остались на берегу, вглядываясь в морскую даль. Неподалеку стоял капитан Бономм. Уперев руки в бока и широко расставив ноги, он смотрел вслед зловещей и в то же время прекрасной бригантине.
— Почему сейчас? — проговорил он дрогнувшим голосом. — Почему спустя столько лет, когда я превратился в старую развалину, мне наконец повстречалась женщина, заставившая меня понять, что на свете стоит жить?
— Очень интересный вопрос, дружище, — усмехнулся Морган, не сводивший задумчивого взгляда с лица Фелисити.
С отъездом женщин работы на обоих судах возобновились. «Черного жеребца» подвели ближе к берегу бухты, к тому месту, где деревья подходили к воде. Потом моряки занялись килеванием. С помощью блоков и талей, прикрепленных к основанию мачт и прибрежным деревьям, судно повалили на бок, уложив почти горизонтально. Затем матросы подошли к нему на шлюпках и принялись соскребать ракушки и другие морские организмы, плотно облепившие корпус ниже ватерлинии. Покончив с этим, они проконопатили швы обшивки, залили их серой, чтобы туда не проникали питающиеся древесиной морские черви, после чего замазали щели толстым слоем жира. Через день, когда очищенный корпус просох на солнце, моряки перевернули бригантину другим бортом вверх и проделали с ним то же самое.
Завершив это предприятие, потребовавшее немалых усилий, они установили новую бизань, закрепили стеньги, оснастили судно новыми парусами, срастили оборванные концы и заново натянули такелаж. Моряки обновили облупившуюся краску, лак и позолоту, начистили медные части и надраили пемзой палубы. Потом между капитаном Бономмом, добродушным командиром «Пруденс» и Морганом возник небольшой спор по поводу того, стоит ли переименовывать корабль, назвав его «Вороном II», несмотря на фигуру жеребца под бушпритом. В конце концов они решили не делать этого. Потом, в знак того, что корабль готов к отплытию, на стеньгах подняли личный флаг капитана Бономма с черным вороном на красном поле.
Однако оставался еще «Пруденс», который требовалось привести в порядок, прежде чем выйти в море. Подгоняемые ромом, а также проклятиями и линьком в руках боцмана с «Черного жеребца», матросы занялись теперь бригом.
Дни стояли по-прежнему жаркие и сухие. Ветер стих, превратившись в едва заметный бриз, не приносивший облегчения в палящий зной. Шелест листьев пальм напоминал теперь сухой стук, в воздухе роились полчища мух, нещадно жалящих покрытые потом обнаженные спины работающих, а вьющаяся вокруг мошкара набивалась в ноздри, затрудняя дыхание.
Однажды моряки, которым надоело питаться свининой и рыбой, поймали неуклюжую игуану и зажарили ее, поливая свиным жиром. Некоторым ее мясо пришлось по вкусу. Заявляя, что это один из лучших деликатесов на свете, они со смехом наблюдали за лицами товарищей. Впрочем, большую часть туши пришлось выбросить в лес на съедение муравьям и червям.
По вечерам пираты выпивали, рассевшись вокруг костра. Они коротали время за рассказами о грозных схватках, о прекрасных женщинах и уродливых своднях, о странных обычаях в заморских портах. Иногда они пели или устраивали импровизированные представления.
Как-то раз, находясь в особо творческом настроении, они изобразили пародию на суд. Капитан «Пруденс» играл роль судьи, боцман изображал преступника, судового плотника сделали прокурором, двенадцать матросов, дав торжественную клятву, старательно разыгрывали из себя присяжных, а вооруженный мечом марлина пират удостоился чести стать судебным приставом.
Судья накинул на плечи кусок грязного, перепачканного смолой брезента, водрузил на голову женский парик и нацепил на нос очки. Исполненный чувства собственного достоинства, он взгромоздился на обрубок ствола дерева. Позади него сгрудились матросы, вооруженные ломами, гандшпугами и веслами. Наконец привели преступника, который, вытянув лицо, всем своим видом изображал человека, не понимающего, в чем его обвиняют. Прокурор, взявшись за отвороты жилета и, по всей видимости, впервые в жизни застегнувшись на все пуговицы, принялся излагать состав преступления с видом человека, которому известно слишком многое.
Привлеченные всеобщим весельем, Фелисити с Морганом вышли из хижины и направились к кострам, чтобы понаблюдать за ходом разбирательства дела.
— Да будет известно вашей чести и господам присяжным, — нараспев выводил прокурор, — что стоящий перед вами парень закоренелый негодяй, на котором негде пробы ставить. И я от всей души надеюсь, что вы, ваша честь, прикажете вздернуть его немедленно!
— Почему? В чем виновен этот человек? — спросил судья, бросив горестный взгляд на боцмана.
— Он занимался пиратством во всех морях, что я и собираюсь доказать. Ваша честь, этому подлому преступнику, этому стоящему перед вами отъявленному негодяю удалось спастись от тысячи штормов, всякий раз оставаясь целым и невредимым, и выбраться на берег, тогда как его корабль поглотила морская пучина. Это, как всем известно, означает, что он рожден не для того, чтобы утонуть! Однако, не страшась виселицы, он продолжал разбойничать и грабить всех, кто попадался ему на пути, будь то мужчина, женщина или ребенок. Он похищал грузы с носа и кормы судов, сжигал и топил шхуны и шлюпы, барки и боты, словно в него вселился сам дьявол. Но это еще не все, ваша честь. На его совести остаются и другие, куда более тяжкие и низкие преступления, так что мы должны доказать, что он постоянно употреблял «месть живота», этот омерзительный и гадкий напиток. Да будет известно вашей чести, что этого опасного негодяя отродясь никто не видел трезвым.
В эту минуту матросы разразились громким раскатистым хохотом. Прошло немало времени, прежде чем они успокоились, вновь обратившись в слух.
— Ваша честь, — продолжал прокурор, — я бы мог сказать и получше, да только вашей милости, наверное, известно, что у нас осталось мало рома, а как можно толковать о законе, не промочив перед этим горло? Но как бы там ни было, я надеюсь, вы прикажете вздернуть этого прожженного негодяя!
Судья посмотрел поверх очков на преступника, делавшего над собой героические усилия, чтобы не рассмеяться.
— Скажите, сэр, вы на самом деле последний мерзавец и отъявленный негодяй? Что вы можете предложить в свое оправдание, чтобы мы не вздернули вас немедленно и не оставили сушиться на виселице? Вы признаете себя виновным или нет?
— Я не виновен, да будет это известно вашей чести, — со вздохом заявил подсудимый.
— Не виновен! Только попробуйте повторить эти слова, сэр, и я тут же прикажу вас повесить, что бы там ни решил суд присяжных.
Боцман низко опустил голову.
— Ваша честь, я всего лишь бедный матрос, точно такой же, как все, кто когда-нибудь ходил на судах. Я могу драить палубу, брать в рифы паруса, стоять на руле и сплетать концы не хуже, чем любой другой, кто во все времена плавал по соленым морям, но я попался одному подлому пирату, самому знаменитому из морских разбойников, по ком давно плачет петля, капитану прекрасного судна «Пруденс». Это он заставил меня стать пиратом, ваша честь, хотя я сам того ничуть не желал.
Судья, капитан брига «Пруденс», бросил на боцмана уничтожающий взгляд.
— Отвечайте на мой вопрос, сэр. Как мы должны вас судить?
— По закону Господа и моей родины.
— Ишь чего захотел! Что ж, господа присяжные, я думаю, нам остается только посовещаться и объявить приговор.
Прокурор одобрительно кивнул.
— И я того же мнения, ваша честь, потому что если этому подлому парню позволить говорить дальше, он запросто сумеет оправдаться, чем, несомненно, нанесет оскорбление суду.
— Но, добрые господа, джентльмены, все присутствующие, — умолял подсудимый, — я надеюсь, вы примете во внимание…
— Примем во внимание? — переспросил судья с огромным апломбом. — Как вы посмели просить меня об этом? Я никогда ничего не принимал во внимание, если для этого требовалось собраться с мыслями. С какой стати я должен делать это сейчас, если речь идет о преступлении, за которое следует немедленно вешать?
— Но я надеюсь, ваша честь выслушает мои оправдания.
— Станем мы слушать такого негодяя! Какое нам дело до ваших оправданий? Если хотите знать, наши законы не предусматривают никаких оправданий!
Эта реплика тоже понравилась пиратам, поскольку она почти совпадала с их представлениями о судопроизводстве, сложившимися на основе собственного опыта общения с теми, кто стоит на страже закона в самых разных странах.
Судья призвал присутствующих к тишине, а потом поинтересовался, готов ли обед.
— Да, ваша честь, — послышался ответ прокурора.
— Тогда слушайте меня, вы, негодяй на скамье подсудимых. По решению суда вы, сэр, приговариваетесь к высшей мере наказания на основании трех причин. Во-первых, мне не пристало занимать кресло судьи, никого при этом не повесив. Во-вторых, вы должны болтаться в петле, потому что всем своим видом чертовски похожи на висельника. И в-третьих, сэр, вас должны повесить, потому что я проголодался и потому что у нас, как вам известно, принято заканчивать разбирательство, приговорив подсудимого к повешению, если судье уже приготовили обед, а суд еще продолжается. Да свершится правосудие, негодяй. Хотя постойте! Я придумал кое-что получше. Я посажу вас за стол по правую руку от себя. Когда вы наполните желудок баландой, которой нас тут кормят, вы пожалеете о том, что вас не повесили.
В этом разыгранном моряками спектакле многое походило на правду, слишком многое, как показалось Фелисити, вспомнившей об отце и о других жителях Нового Орлеана, осужденных как изменники на основании несправедливо выдвинутых обвинений.
Другое правдивое замечание относилось к рому. Они действительно стали испытывать нехватку этого важного продукта потребления. Если они рассчитывают растянуть запас рома, так чтобы его хватило на то время, пока они будут заниматься ремонтом «Пруденс», и еще на несколько дней, требующихся, чтобы добраться до ближайшего порта, где можно раздобыть его в избытке, им придется выдавать ром по норме.
Такое решение вряд ли могло прийтись по нраву тем, для кого выпивка давно стала частью жизни, кому требовалось забыться, кто целыми днями работал под палящим солнцем и не мог обойтись без жидкости, чтобы восстановить ее баланс в организме, отказываясь тем не менее пить воду не иначе, как разбавив ее алкоголем по собственному усмотрению. Сырая вода, по общему убеждению, являлась причиной опасных лихорадок и поноса.
Раздражение среди пиратов нарастало. Возможность остаться без рома оказалась столь серьезной опасностью, что матросы до потери сознания избили своего товарища, попытавшегося ночью тайком увеличить свою порцию. Виновный в краже наверняка бы погиб, если бы Морган не вмешался, приказав прекратить избиение.
Капитан Бономм, способный раньше обуздать своих людей одним жестом или даже появлением, после ухода «Ла Паломы» замкнулся в себе. Не бравший с тех пор в рот ни капли спиртного, он сделался совершенно другим. Погруженный в собственные мысли, он часто уходил на дальний берег и изо всех сил старался справиться с прежней пагубной привычкой.
Поэтому не было ничего удивительного в том, что пираты, лишенные своего главного успокоения, изнывавшие под властью Моргана, который, по их мнению, имел на нее не слишком большие права, и работавшие по многу часов без особой надежды на вознаграждение, мало-помалу начали роптать, собираясь в группы по нескольку человек.
Один день сменял другой, прошла неделя, за ней — вторая. Валькура теперь стали частенько замечать в окружении моряков, занятых каким-то серьезным разговором. При этом он старался не повышать голоса и внимательно следил, не приближается ли к ним Морган или Бономм. Большая часть людей из экипажа «Пруденс» и «Черного жеребца» держалась от него подальше, однако ему быстро удалось найти слушателей среди разношерстной команды «Ворона».
Проработав целый день под жарким солнцем, Фелисити и Морган каждый вечер отправлялись к скрытому в пещере бассейну. Эти часы Фелисити нравились больше всего, потому что они с Морганом могли наконец уединиться, покинув лагерь, где матросы постоянно ссорились, бранились и бросали на них косые взгляды. Это было время наступления тишины и спокойствия, когда последние лучи заходящего солнца скользили по зеленым склонам острова, а из леса, заросшего по краям папоротниками, потихоньку начинало веять прохладой, когда волны тихо накатывались на берег, а морские птицы последний раз облетали свои владения, прежде чем отправиться на ночлег. Тогда они с Морганом могли вернуться к себе в хижину, чтобы, отгородившись от окружающего мира с его проблемами, искать друг в друге отдохновения, помогавшего им сохранить себя.
Однажды вечером, когда они, выбравшись из пещеры, спускались по известняковому склону на берег, их охватило ощущение какой-то перемены. Хотя на западе небо освещала розовая закатная заря, с северо-востока горизонт закрывала серая, низко нависшая над морем дымка, а волны, разбивающиеся у ног, казались теперь тяжелыми. Они выплескивались на берег и откатывались назад, словно какая-то маслянистая жидкость. Воздух сделался неподвижным, и хруст песка под ногами отдавался в нем гулким эхом. Над головой пролетела голубая цапля, направляясь в глубь острова, после чего небо стало совсем безжизненным.
— Похоже, сегодня будет дождь, — сказала Фелисити.
— Это точно, — согласился Морган, нахмурившись так, что между бровей появилась морщинка.
— Может начаться шторм?
— Кто знает? Такое всегда возможно в этих широтах, хотя в это время сильные бури случаются редко.
Они молча прошли несколько ярдов. Под впечатлением окружавшей их мрачной картины, заставившей Фелисити вспомнить о напряженной атмосфере, царившей среди моряков в последние дни, она спросила:
— Морган, скажи, ты не обращал внимания на людей в последнее время?
Обернувшись, он внимательно посмотрел на нее.
— Что с ними случилось?
— Похоже, они сделались более злобными и готовы в любую минуту взбунтоваться.
— А когда пиратам не хочется бунтовать? Это их естественное состояние.
— Может быть… я не знаю. Только это, наверное, опасно, особенно для тебя.
Губы Моргана скривились в усмешке.
— Твое беспокойство мне льстит, но почему ты так решила?
— Я видела, как Валькур переговаривается с матросами, а он, по-моему, вряд ли будет держать зло на капитана Бономма.
— У него, пожалуй, не меньше причин, чтобы свести счеты с тобой. Так что тебе, наверное, тоже не помешает смотреть в оба. — Морган улыбнулся, пристально глядя на девушку зелеными глазами.
— Даже если ты прав, — заметила Фелисити, — все равно ты единственный, кто сейчас мешает им добраться до меня.
— Это точно, — кивнул он и отвернулся, устремив взгляд в сторону моря.
— Может, если ты станешь обращаться с людьми не так строго… — начала Фелисити.
— Кто-то должен этим заниматься, если мы не хотим застрять здесь навсегда, и, по-моему, никто другой не желает взять на себя такую обязанность.
Он сказал правду; Фелисити сама это понимала, и все же она не могла справиться с охватившей ее тревогой. Морган взял девушку за руку.
— Нам лучше поторопиться, если мы хотим успеть домой, пока не началась гроза.
Дождь приближался прямо на глазах. Они видели, как его длинные струи хлещут вдалеке морскую поверхность. Раскаты грома напоминали грохот орудий, а из плотных серых туч вырывались молнии, стрелами ударявшие в воду. Воздух наполнился каким-то призрачным желтоватым светом, в нем ощущался сильный запах озона. Усилившийся ветер поднимал соленую пыль и песок, раскачивал вершины пальм, чьи листья напоминали огромные перья, и заставлял их стволы двигаться, изгибаясь, словно в грациозном танце. Морган и Фелисити вдыхали влагу, чувствовали, как она оседает на коже. Первые капли дождя, тяжелые и холодные, упали на их поднятые к небу лица, когда до хижины оставалось совсем немного.
Задыхаясь, они вбежали внутрь и бросились на постель. Спрятавшись в этом ненадежном убежище, дрожащем от порывов ветра, они наблюдали, как пелена дождя спустилась ниже, окружив их плотной завесой, и мощные струи захлестали по земле и по воде залива с такой силой, что на ее поверхности появилась белая пена.
В сгустившейся темноте, прорезаемой вспышками молний, раздавались похожие на грозный рык раскаты грома. Внезапно Фелисити вспомнила ночь после маскарада, когда Моргану пришлось отбиваться от Валькура и двоих его сообщников, о жестоких событиях, случившихся после той грозы. Повернувшись к сидящему рядом мужчине, она увидела, что он смотрит на нее сквозь полумрак.
— Фелисити, — прошептал Морган, дотронувшись теплыми пальцами до ее щеки. — Не смотри на меня так, я этого не вынесу.
Наклонив голову, он прикоснулся губами к ее полураскрытым губам. От этого прикосновения у Фелисити закружилась голова, и тяжелые воспоминания мгновенно оставили ее. Морган принялся осыпать нежными жаркими поцелуями точеные изгибы щеки, изящный подбородок, опускаясь все ниже, к тому месту на горле, где чувствовалось учащенное биение ее пульса. Стараясь сдержать непомерную силу, он заставил Фелисити опуститься на постель, а потом наклонился над ней, опершись на локоть. Его руки заскользили по ее телу, вызвав новый прилив возбуждения. Вытащив из бриджей подол ее рубашки, Морган поднял ее вверх, задержавшись, чтобы поцеловать каждый из розовых бугорков груди, прежде чем стащить рубашку через голову. Потом он медленно снял с Фелисити бриджи, одновременно лаская ее живот, постепенно опуская руку все ниже, как делал это всегда.
Когда она лежала уже обнаженной, он быстро разделся и снова повернулся к ней, притянув ее к себе. Морган принялся нежно гладить каждый изгиб, каждую впадину ее тела, не думая до поры о собственном удовольствии, стараясь, чтобы сначала удовольствие испытала она. Эти томные ласки вызывали в его душе прилив чувственного наслаждения.
Прикоснувшись к его густым волосам, показавшимся ей живыми, Фелисити ощутила, как само ее естество растворяется в потоке сладостного желания, поднимающегося в ней словно волна прилива. На гребне этой волны Морган вошел в нее, заставив испытать ни с чем не сравнимое наслаждение от соприкосновения с его напряженным могучим телом, ощутить, как дрожат его мускулы от с трудом сдерживаемого нетерпения. Двигаясь вместе, с неистовством окружающей их дикой стихии, так что у них перехватывало дыхание, они достигли вершин оглушающего оргазма, сменившегося забвением и умиротворенным изнеможением — лучшим лекарством от тяжких воспоминаний.
— Морган, — прошептала Фелисити через некоторое время, когда их дыхание успокоилось.
Он протянул руку, чтобы освободить прядь ее волос, которую она прижала плечом, и нежно привлек девушку к себе.
— Я здесь, — проговорил он, едва касаясь подбородком ее макушки, — а теперь спи.
Фелисити собиралась сказать ему очень многое, ей нужно было это сделать, однако, несмотря на то что слова рвались у нее из груди, она закрыла глаза и, к собственному удивлению, заснула.
Ночью дождь перестал, словно не в силах совладать с окружающим миром, хотя и промочив его насквозь. Дуновение пассата снова принесло прохладу; попугаи перекликались хриплыми веселыми голосами, как будто стараясь разбудить людей, спавших в мокрых палатках. Берег был испещрен следами птиц, бродивших среди выброшенных штормом водорослей, обломков дерева и осколков ракушек. Из моря показался ярко-золотистый край солнца, и вскоре по воде побежали ослепительные блики, а свет его первых лучей посеребрил крылья чаек, круживших над головой, прежде чем отправиться в сторону моря, где медленно, словно гигантские пауки, двигались три корабля — два фрегата и изящная бригантина. Они приближались к острову, распустив паруса, казавшиеся ослепительно белыми в лучах утреннего солнца…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Черное кружево - Блейк Дженнифер

Разделы:
12345678910

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

11121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Черное кружево - Блейк Дженнифер



Интересный, захватывающий, живописный роман.
Черное кружево - Блейк ДженниферВита
17.01.2012, 7.33





роман так себе. На 3/10 прочитать можно,но нудновато идет. Не очень советую.
Черное кружево - Блейк Дженниферинна
10.02.2013, 12.03





А мне роман очень понравился!!!!Не каждый день в нашей жизни,мужчина будет рисковать собой и своей карьерой,чтобы тебя спасти.Согласитесь.С гл.героиней все и так понятно-глупая,малолетка,которая 14 глав разбиралась в своих чувствах к гл.герою,но все таки поняла,что она его любит.Оценка -9.Считаю большим минусом,что автор растянул роман,как собачую песню,где можно все вмеру сократить,мы читаем,какой песок на острове и что они там ели....А так - роман написан легко и его можно читать( короче: есть чувства).
Черное кружево - Блейк Дженниферджу-джу
20.02.2013, 16.03





Роман сногшибательный! Девочки, не проходите мимо, читайте. Начало затянуто, но мне нравится,когда долгое вступдение. Много приключений, сильный и волевой герой, героиня хорошая. Что еще надо?
Черное кружево - Блейк ДженниферЛина
8.07.2013, 1.18





Прекрасный очень чувственный роман,гг просто изумителен,автор не просто тупо описывает внешность,а раскрыет "тайну души ",поэтому за каждым,пусть и жестоком поступке мы видим безумную любовь... СОВЕТУ Всем!!!!
Черное кружево - Блейк ДженниферТт
13.07.2013, 13.27





Ооооооооочень понравилось! Главный герой такой классный! Героиня молодец, гордая и сильная. Много описаний, длинное начало, масса приключений, но мне все нравится. очень приятные эмоции. Кстати, этот роман и роман "обнимай и властвуй" один и тот же.
Черное кружево - Блейк ДженниферНюра
31.08.2013, 11.22





Здорово! Похоже на те приключенчиские книги, которыми мы зачитывались в детстве (ну, кроме откровенных сцен). Согласна содним из комментаторов, что таких сильны чувств с самопожертвованьем, в реальной жизни не бывает. От того и безумно красивый сюжет, интригующее вступление и давольно неожиданная развязка. Читайте!
Черное кружево - Блейк ДженниферМэри
30.09.2013, 23.30





Да роман нудноват, не сказать что он совсем плох ну на 4потянет не больше.
Черное кружево - Блейк ДженниферРиФФка
16.12.2013, 23.44





Свят-свят, спаси и пронеси, царица небесная! Опять девку насильничает, а та через четверть часа уж влюблена наполовину. Окститесь, это ж не нонешнее время. Порядочную девушку силой берут, а она не то, чтоб руки на себя накладывать - купаться подает и заинтересованно рассматривает. Нэ верю! Даже не знаю, читать ли дальше. И да, топорный язык или топорный перевод.
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
11.01.2014, 11.39





Ну чего сказать. Дочитала. Интересный сюжет, автор "в теме", ляпов я не заметила. Такие обстоятельства и персонажи в любовных романах нечасто бывают. Но есть одно серьезное "но". Все-таки топорный язык. А уж чья это вина - только гадать приходится. Все ж на автора грешу. Вот читаешь из пиратской жизни хотя б про капитана Блада - и совсем другой коленкор. А здесь примитивно написано. перечитывать не буду. За оригинальный сюжет шесть поставлю.
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
13.01.2014, 18.08





Сюжет неплохой,но много лишнего.Моя оценка 9(с натяжкой)
Черное кружево - Блейк ДженниферОльга
21.01.2014, 16.36





Оно не то, что много лишнего (как это лишнее определить вообще?), а то, что изложено на уровне "он пошел", "она взяла", неизобретательно, словом. Где талант именно писателя-романиста? По мне, девятка - перебор. А другое у этого автора как, кто-нибудь читал?
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
21.01.2014, 16.42





Алина, почитайте ее роман "дерзкие мечты". Роман восхитительный.
Черное кружево - Блейк ДженниферЛюдмила Кл.
21.01.2014, 16.54





Гляну, Людмила, спасибо за рекомендацию. Я сама завзятая "пенелопистка" и все надеюсь открыть еще одного "своего" автора...
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
21.01.2014, 16.59





Пожалуйста. Алина, а вы читали романы Ли Линды Фрэнсис? Если нет, то очень советую. Романы у нее потрясающие! Она одна из моих любимых писательниц.
Черное кружево - Блейк ДженниферЛюдмила Кл.
21.01.2014, 17.15





Гадость-осилила лишь до 12 главы 2 из 10.
Черное кружево - Блейк ДженниферЛариса
21.01.2014, 17.38





Невыносимое занудство!!!rnДочитала лишь до 4 главы, не хватило сил на абсолютное бездействие и монотонные диалоги. Наискучнейшие герои!
Черное кружево - Блейк ДженниферДиана Анаид
25.04.2014, 13.14





Не считаю роман занудным.Но ведь сколько людей,столько и мнений-это нормально.Немножко недоверчивая героиня, но зато Морган мне понравился своей решительностью и целеустремленностью. "...разве виновато золото,которое так ярко блестит, и которое так приятно держать в руках,в том что крадут его люди?"Ведь это гимн женщине, которую любит мужчина!!! Может кто захочет прочесть "Зов сердца" и "Любовь и дым" тоже Дженифер Блейк. Мне они понравились, прочтите!!!
Черное кружево - Блейк ДженниферЖУРАВЛЕВА
9.05.2014, 22.36





Прочитала роман "Обольщение по-королевски" этой писательницы, который очень понравился, и решила почитать ещё что-нибудь. Однако этот роман так и не дочитала до конца, хотя никогда не бросала книгу на середине. Дочитала до 17 главы и отбросила прочь. Очень монотонно и скучно, глаза сами закрывались, ничего не могла с этим сделать. Никакого накала страстей и напряжения внимания. Книга не вызвала большого интереса.
Черное кружево - Блейк ДженниферЮлия
25.05.2014, 12.17





Воды много,а так ничего,захватывает!
Черное кружево - Блейк ДженниферНаталья 66
17.11.2014, 18.16





Этот роман для тех кто любит приключения, а не для любительниц долгих описаний поцелуев и объятий! Очень динамичный роман и любовная линиия впечатляет. Герои стоят друг друга( в хорошем понимании). Есть немного истории. Советую любителям " не слащавых романчиков"! Исключительно, мое мнение.
Черное кружево - Блейк ДженниферНюся
17.11.2014, 19.05





Я читала этот роман под названием " Обмани и властвуй" мне понравилось.
Черное кружево - Блейк ДженниферМилена
14.12.2014, 17.11





Очень люблю, когда автор в теме эпохи и знает ее уникальные подробности. Иногда это очень интересно. Очень не люблю, когда автор начинает грешить подробным и частым живописанием обихода, костюмов, кухни, быта и пр деталей, никак не влияющих на фабулу. К сожалению, это просто нудно. Перед нами ровно такой пример: знание эпохи, достоверный сюжет - и убивающие сюжет детали. Пока дошла до 4-й главы, поймала себя на мысли: лучше читать этот роман, чем считать овец. Во-первых, все-таки роман. Во-вторых, быстрее заснула.
Черное кружево - Блейк ДженниферRose
22.12.2014, 23.41





Дотянула этот живописный роман только до 8-й главы. К сожалению, очень и очень нудно. А жаль: сюжет был неплохим. 4 из 10.
Черное кружево - Блейк ДженниферRose
23.12.2014, 0.47





Роман хорош, много описаний и деталей того времени, но сюжет мне показался стандартным! 8/10
Черное кружево - Блейк ДженниферЭля
26.03.2015, 9.37





Роман действительно интересен всеми этими подробностями и описаниями жизни героев. Но это на любителя, кому-то это скучно. А вот сюжет и глав. герои меня не впечатлили от слова совсем. Как-то оно не про любовь, а про стокгольмский синдром. Главный герой, который постоянно ставит глав. героиню в позицию слабого, не дает ей ничего решать, не дает ей никаких заверений. И до конца не понятно, то ли он такой закомплексованный и долбанутый, то ли он просто мудак, который если хочет, может и износиловать женщину, манипулировать ею, лгать, а потом сказать "извиняй - погорячился". Главная героиня вроде бы нормальная, но она за книгу потеряла всех близких. а переживала только о том, что у них будет с главным героем. И это как-то довольно странно. И вобще она какая-то интерная всю дорогу. Ее окружают какие-то ущербные мужчины, а она к этому относится как к норме. rn7 из 10.
Черное кружево - Блейк Дженниферdeasiderea
18.12.2015, 3.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
12345678910

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

11121314151617181920

Rambler's Top100