Читать онлайн Черное кружево, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Черное кружево - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.56 (Голосов: 326)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Черное кружево - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Черное кружево - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Черное кружево

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

— Парус! Парус по правому борту!
Этот крик матроса, сидящего почти на самом верху фок-мачты, послышался на рассвете, после того как с начала плавания прошли без малого две бесплодные недели. Взяв подзорную трубу, Морган объявил, что им попался купец-янки из английских колоний в Северной Америке. Его груз, возможно, не представлял особой ценности, однако само судно, аккуратный бриг, безусловно, стоило захватить. Сейчас они двигались параллельным курсом, но бригантина как более быстроходный корабль могла догнать его довольно скоро.
Морган отошел от борта и направился вниз, чтобы посоветоваться с капитаном «Черного жеребца». Хотя Жак Бономм не показывался никому на глаза с тех пор, как они вышли в море, только он один мог приказать бригантине вступить в бой и командовать судном во время схватки, будь он пьян или трезв.
Едва Морган ушел с палубы, на полуют неуклюже поднялся Валькур, по-прежнему передвигавшийся держась за бок. Его лицо скривилось в мрачной ухмылке, когда он увидел бриг, на борту которого уже можно было разобрать название «Пруденс». Портом приписки судна был Бостон. Неожиданно Валькур пронзительно крикнул:
— Распустить все паруса! Идем на сближение!
После минутного замешательства матросы бросились выполнять команду. «Черный жеребец» помчался вперед, словно расправивший крылья Пегас.
Большинство торговых судов с широким корпусом строилось с расчетом, чтобы брать на борт как можно больше груза при малочисленном экипаже. Создатели таких кораблей в первую очередь заботились об их устойчивости, и лишь потом — о скорости; на них не предусматривалось наличие тяжелого вооружения, занимавшего слишком много драгоценного места. Такими судами, как правило, владели несколько состоятельных людей, финансировавших на паях их рейсы и соответственно деливших между собой риск и вырученную прибыль. Капитаны и команды получали лишь малую толику доходов от перевозимого груза, матросам платили мизерное вознаграждение, а капитанам предоставляли в трюмах совсем мало места для их собственных товаров. Поэтому они не выказывали особого желания защищать судно и находящийся на борту груз. По этой причине купцы всегда считались легкой добычей, захват которой не требовал напряженной борьбы, а скорее походил на ловлю рыбы в кошельке невода.
Бригантина быстро приближалась к цели. Пираты, готовые спуститься по выбленкам на небольшое судно, держали в руках абордажные крючья. Полоса воды между кораблями сужалась, пока матросы «Черного жеребца» не заметили наконец, что на борту брига поднялась суматоха.
Неожиданно вверху показался клуб дыма, и грохот пушечного выстрела эхом отразился от палубы бригантины. Матросы тут же попрятались кто куда. Один из пиратов прокричал:
— Дьявольщина! Они неплохо стреляют!
Не столь нетерпеливый капитан наверняка бы заметил легкие пушки на борту брига, чей огонь на таком близком расстоянии оказался губительным. Несколько пиратов уже корчились от боли на палубе, оставляя кровавые пятна на выскобленных пемзой досках настила. Валькур, похоже, не обращал на это внимания. Задумав приблизиться к купцу бортом, он стоял, держась за раненый живот, вывернув губы так, что обнажились зубы. Стоявший рядом рулевой смотрел на него напряженным взглядом, однако продолжал удерживать судно на прежнем курсе.
С брига раздался новый залп фальконетов и миньонов . Картечь рвала такелаж бригантины. Потом купец неожиданно перерезал ей курс. На носу ударила пушка потяжелее, и дымящее двенадцатифунтовое ядро снесло брам-стеньги «Черного жеребца». Белые паруса медленно опали и повисли на реях, едва не касаясь палубы. От сильного удара корабль накренился, и Валькур, споткнувшись, упал на колени.
— Лево на борт! Рулевой, лево на борт, во имя Всевышнего! — послышалась громкая и четкая команда. Морган, бегом поднявшись на палубу и мгновенно разобравшись что к чему, окинул судно тяжелым взглядом.
— По местам, парни, — прокричал он, — не унывать!
Бригантина получила новое ядро, прежде чем они успели развернуться и дать ответный залп. На борту вспыхнул огонь, в воздух взлетели водяные брызги и дубовые щепки. Послышались крики бьющихся в предсмертных судорогах людей. В бортовом ограждении на носу появилась широкая дыра. Черный едкий дым застилал море, окружал их со всех сторон, попадал в легкие, вызывая кашель.
Расстояние между судами увеличилось. Повинуясь отрывистым командам, пираты вскарабкались на мачты. Бригантина двигалась теперь параллельным курсом с бригом. Маневренность ее снизилась, однако она по-прежнему слушалась руля.
— Огонь!
Орудия наполнили утренний воздух грохотом, словно разорвав его на куски. Эхо залпа еще долго перекатывалось над морем медленными волнами, в то время как сами пушки откатились назад, насколько позволяла длина удерживающих их канатов. Перила на правом борту бригантины начали плавно подниматься вверх после того, как корпус корабля содрогнулся от отдачи собственных орудий. Рядом с бригом поднялся лишь один белый фонтан воды, остальные ядра угодили в цель.
На глазах Фелисити грот-мачта купца рухнула, как подрубленное дерево, увлекая за собой обрывки парусов и такелажа. До ее слуха донеслись крики раненых, а потом она с облегчением увидела, как одинокий моряк стал торопливо спускать корабельные штандарты, подавая пиратам знак, что судно сдается.
В этот момент Морган, обернувшись, чтобы осмотреть повреждения бригантины, заметил Фелисити. Его перепачканное сажей лицо побледнело, глаза зло сверкнули.
— Силы небесные! — сердито проговорил он. — Почему ты не ушла вниз? Там не так опасно. Почему ты не желаешь оставаться там, где твое место?
Пришедшие в себя пираты поспешно перебирались на бриг. По их разумению, на борту купца, если он так отчаянно защищался, должен был находиться какой-то ценный груз. Они сначала не поверили своим глазам, а потом искренне возмутились, обнаружив, что трюмы шедшего на Ямайку судна оказались забиты бочарными клепками и соленой треской. Пираты не нашли на бриге больше ничего, хотя обшарили на нем все закутки.
Два корабля покачивались на волнах борт о борт. Капитан Бономм, наконец протрезвев до такой степени, что держался на ногах, обсуждал с Морганом, как быть дальше. Оба судна получили значительные повреждения, и бриг, в его теперешнем состоянии, представлял собою не слишком ценный приз. Однако от него требовалось получить хоть какой-нибудь доход, по крайней мере для того, чтобы оплатить ремонт бригантины.
В любом случае следовало как можно скорее добраться до берега, с призом или без него. «Черный жеребец» мог стать легкой добычей для кого угодно, пока им не займется корабельный плотник. Ядра купца не только поломали брам-стеньги с лонжеронами и проделали большую пробоину в правом борту, но и расщепили бизань-мачту, так что она теперь не могла нести паруса даже при слабом ветре, не говоря уже о порывистом шквале.
Валькур, не желая обращать внимания на повреждения, советовал сначала заняться делами попроще. Он предлагал раскалить на огне гвоздь и прижечь им ступни бородатого капитана из Новой Англии, чтобы заставить этого обманщика указать тайник, где спрятаны ценности. На самом деле Валькуру хотелось дать выход злобе, вызванной тем, что его отстранили от командования.
Матросы оказали доверие Моргану, который не только спас судно и их жалкие шкуры, но и довел схватку до победного конца, после того как они едва не проиграли ее по вине Мюрата. Попытка избавить пиратов от охватившего их разочарования могла помочь Валькуру вернуть их расположение. Кроме того, он советовал потопить бриг вместе с экипажем, конечно, после того как будут найдены спрятанные сокровища, будто этим можно было исправить ошибку, которую допустил он, недооценив противника.
Француз и ирландец не обращали внимания на красноречие Валькура. Если капитан Бономм не возражает, заявил Морган, ему известен небольшой остров, находящийся не слишком далеко, где есть укромная бухта. Кроме того, там они могли бы запастись пресной водой, набрав ее в ручье. Наконец, на острове можно разжиться свининой, по крайней мере так было, когда он находился там в последний раз. Они могут провести в бухте дней десять или две недели, в зависимости от того, сколько времени потребует ремонт обоих кораблей, занявшись заодно килеванием «Черного жеребца», чтобы очистить его днище от наросших ракушек. Это уже давно не мешало сделать, судя по тому, как двигалось судно. Потом, когда они приведут корабли в порядок, можно будет выйти в море, не опасаясь встречи с фрегатом или еще каким-нибудь хорошо вооруженным парусником, от которого им сейчас ни за что не уйти.
Предложение Моргана было принято. Они зашили тела погибших, двоих с бригантины и четверых с брига, в их матрасы и спустили за борт. Потом, выбрав якорь и поставив импровизированные паруса, взяли курс на юго-запад. Спустя четыре дня, с трудом добравшись до острова, пираты со вздохом облегчения бросили якоря в бухте.
Остров, казавшийся маленьким раем, не имел названия. Менее двенадцати миль в длину и шесть в ширину, он вздымался на западе крутым утесом высотой в сто сорок футов, постепенно понижаясь и переходя в плоскую равнину на востоке. Известняковый утес пронизывали, словно соты, многочисленные трещины и пещеры, в нескольких местах из нее били пресные источники, слившиеся в ручей, что делало остров обитаемым. На северной стороне, где в берег врезалась небольшая бухта, виднелись следы человеческого жилья — остатки фундаментов домов и сгнившие бревна примитивного причала. Однако сейчас их появление приветствовали лишь чайки и крачки, парящие в голубом с медным оттенком небе и оглашающие пронзительными криками искрящееся от солнца море, как будто подчеркивая безлюдье этих мест.
Остаток дня пираты занимались разгрузкой кораблей, перевозя на остров на спущенных с обоих судов баркасах ящики, бочки и тюки. Команды «Ворона», «Черного жеребца» и «Пруденс» расположились на берегу тремя отдельными группами. Они явно не желали сближаться друг с другом. Даже раненые, находящиеся под присмотром индийца с «Ворона», которые, казалось, могли рассчитывать на взаимное сочувствие, не проявляли стремления к общению.
На берегу соорудили палатки, укрепив запасные паруса на кольях из стволов молодых деревьев. Потом на свет извлекли котлы и жестяные тарелки, захваченные на корабельных камбузах, после чего несколько человек с мушкетами на плече отправились в лес охотиться на диких свиней. Не прошло и часа, как оттуда донеслась пара выстрелов. Через несколько минут охотники возвратились, держа на плечах шест с привязанной к нему свиньей весом более двухсот фунтов. Ее мяса вполне должно было хватить, чтобы накормить около сотни человек, устроивших лагерь на морском берегу.
Ближе к вечеру Морган подозвал двоих матросов и приказал им расчистить место на опушке леса, на некотором удалении от палаток, стоящих вдоль изогнувшегося дугой берега бухты. Подготовив площадку, они принялись сооружать хижину с четырьмя стенами и островерхой крышей из шестов, покрытых длинными и тяжелыми пальмовыми листьями.
— Посмотрите ваше новое жилище, мадемуазель Лафарг, — объявил Морган, когда матросы закончили работу.
До сих пор он даже не намекал, что хижина предназначается для нее, и Фелисити не осмеливалась на это надеяться. Наградив его исполненным сердитой благодарности взглядом, она направилась к открытой двери и вошла в нее.
Хижина была не слишком велика: менее четырех шагов Фелисити в одну сторону и три шага в другую. В такой тесноте могло хватить места лишь для небольшого стола и стула, если поставить их у входа, да для соломенного тюфяка, который можно положить в дальнем углу.
Однако это жилище показалось ей уютным и уединенным; в нем пахло свежей, недавно срезанной зеленью. Через раскрытую дверь сюда проникало слабое дуновение ветерка, а над головой тихо шелестели листья пальм, чьи кроны слились в единый купол. За стеной начинались густые заросли колючих кустов бугенвиллеи, чьи цветы с тонкими, словно бумага, лепестками нависали над крышей ярко-алой массой.
В дверном проеме возникла тень. Наклонив голову, в хижину вошел Морган, держа в обеих руках какой-то предмет. Поставив на земляной пол небольшой стол, он обернулся и бросил у стены нечто вроде пары покрывал с завернутой в них одеждой. Фелисити не успела ни о чем спросить, как следом за Морганом вошел матрос с двумя стульями и фонарем, а потом — еще один, с целым набором кухонной утвари и тарелок. Сложив эти пожитки на пол, они удалились, получив от Моргана разрешение отправляться куда угодно.
— Похоже, — проговорила Фелисити, оглядевшись по сторонам, — ты позаботился обо всем.
— Я старался.
— Мне хватило бы палатки из паруса, как и всем остальным. Не нужно было затевать эту стройку для меня одной.
— Это не только для тебя, — тут же пояснил Морган.
Фелисити обернулась, пристально посмотрев на него.
— Ты хочешь сказать…
— Я хочу сказать, что буду жить здесь с тобой.
— Конечно, как же я сразу не догадалась? — сказала она, слабо улыбнувшись. — Мой охранник должен постоянно находиться рядом.
— Да.
— Это очень хорошо, что ты предупредил меня заранее, а то я могла бы постелить только один тюфяк!
— Тут я дал маху, — согласился Морган, посмотрев в глаза девушки пристальным долгим взглядом. Затем он повернулся и, выйдя из хижины, зашагал прочь.
Фелисити развела костер и, пока дрова прогорали, превращаясь в угли, на которых она собиралась зажарить переднюю ногу свиньи, доставшуюся им с Морганом, попробовала навести в хижине хотя бы подобие порядка. Она расставила стол и стулья, нашла большую корзину для кухонных принадлежностей и укрепила на стенах несколько крючков, чтобы вешать на них одежду. Покончив с этим, она задумалась над тем, как лучше устроить постели.
Выход был только один: установить стол на песчаном полу в центре хижины и, расстелив с обеих сторон покрывала, положить на них тюфяки так, чтобы они не соприкасались. При этом ей в голову закралась мысль, что Морган, возможно, рассчитывал, что она положит их рядом, однако такое предположение тут же показалось ей нелепым. Он не будет действовать столь изощренно. Если бы ему захотелось восстановить между ними близость, он бы заявил об этом напрямую.
Но что, если она ошибалась? Однажды он воспользовался ее отношением к отцу, чтобы заставить изображать показное расположение к испанцам; расположение, которое могло бы стать потом настоящим, если бы обстоятельства сложились по-другому.
Нет, ей не следует думать о таких вещах. Фелисити вдруг сделалось смешно. Морган Маккормак ничего не хочет от нее. Возможно, время от времени в нем просыпается что-то похожее на желание, однако ему ничего не стоит справиться с этим без особых усилий, что вполне можно объяснить лишь ненормальностью положения, в котором они оказались, и отсутствием возможности общения с другими женщинами. Какое ей в конце концов дело до того, что он испытывает беспокойство, находясь с ней рядом? Бог с ним. Она должна радоваться тому, что он чувствует себя как бы не в своей тарелке. Он это заслужил, так ведь?
Заметив, что руки ее вдруг сделались непослушными, Фелисити расстелила покрывала рядом с задней стенкой хижины. Расправив их и разгладив складки, она дала себе слово больше не думать об этом.
К возвращению Моргана хижина пропиталась ароматом жареной свинины, фонарь отбрасывал в темноту длинные лучи света, а на столе стояли две тарелки, лежали два кинжала и кисть мелких коричневых бананов. Фелисити сидела неподалеку от входа, устроившись на стволе пальмы, поваленной давним ураганом, и любовалась темным морем, прислушиваясь к шороху прибоя. Увидев в полумраке силуэт Моргана, она поднялась и направилась в хижину, прежде чем он туда вошел.
Нарезав свинину, она разложила ее в тарелки, поставив одну из них перед Морганом. Это занятие вдруг неумолимо напомнило ей о домашней обстановке. Влажная темнота за стенами хижины, свежесть и приятный запах пищи абсолютно не сочетались с шумной пьяной гулянкой, которую устроили пираты на песчаном берегу неподалеку отсюда. Расстеленные вдоль стены покрывала манили к себе, или это только казалось ей, судя по тому, как часто Морган устремлял на них взгляд зеленых глаз. Рядом с ним Фелисити не могла избавиться от ощущения, что мужчина заполняет собою всю хижину, вытеснив из нее другие предметы.
После ужина у них не оставалось никаких дел, кроме того, как вычистить песком тарелки, прополоскать их в ручье и убрать в корзину. За этот длинный день им обоим пришлось немало потрудиться, и теперь настало время отдыхать.
Морган вышел за дверь полюбоваться звездным небом. В его отсутствие Фелисити погасила фонарь и, быстро раздевшись, легла в постель, выбрав ближний к стене тюфяк. Когда она успокоилась, ей вдруг показалось, что земля под ней колышется, словно она по-прежнему находится на корабле. Стоило ей закрыть глаза, как ощущение качки стало еще сильней, и Фелисити пришлось сделать над собой усилие, чтобы открыть их снова. Взглянув в распахнутую дверь, она увидела, как над морем поднимается луна. Огромная, полная на две трети, она залила песок холодным блестящим светом, четко высветив силуэт Моргана, отражаясь серебром от его белой льняной рубашки и играя темными медными бликами на его волосах.
Взглянув через плечо в сторону темной хижины, Морган направился к пляжу, откуда доносились веселые крики матросов, разливающих ром, сидя вокруг трех костров из просоленных деревяшек, собранных на морском берегу. Через несколько минут он вернулся с кружкой в руках и, опустившись на ствол поваленной пальмы, сделал глоток, потом — еще один.
Луна уже скрылась за утесом, когда он наконец отправился спать. Споткнувшись о табурет, ирландец выругался, потом быстро снял одежду и, бросив ее на пол, повалился на тюфяк.
Фелисити, внимательно прислушивающаяся в темноте, успела откатиться к стене, так что та задрожала от толчка. Морган повернулся на бок, его тяжелая рука легла на талию Фелисити. Обхватив ее покрепче, он притянул девушку к себе, вплотную прижав к груди. Уткнувшись лицом в ее волосы, Морган издал протяжный вздох и в следующее мгновение уже храпел, забывшись тяжелым сном.
Сквозь кроны пальм пробивался бледный молочный свет утренней зари, когда Фелисити пошевелилась и открыла глаза. Она лежала в объятиях Моргана, так что их ноги сплелись вместе, а ее голова покоилась на его руке. Она ощущала приятное тепло его тела, согревавшее ее в этот ранний час, когда поднявшийся прохладный ветерок проникал в их убежище, шурша высыхающими на крыше пальмовыми листьями.
Фелисити не спеша разглядывала лицо спящего рядом с ней мужчины — сильное, загорелое, с правильными чертами, с короткой щетиной, появившейся на подбородке. Ресницы окаймляли опущенные веки широкой полосой, а в темных дугах бровей кое-где проглядывали жесткие, словно проволока, рыжеватые волосы. В уголках глаз собрались пучки тонких, расходящихся лучами морщин, свидетельствовавших о том, что ему часто приходилось разглядывать горизонт. Замкнутое, неуязвимое, его лицо ничем не выдавало чувств и мыслей.
Вглядываясь в него, Фелисити так и не смогла понять, почему он снова и снова пытался во сне прижать ее к себе, в то время как она старалась отодвинуться как можно дальше. Ее сейчас беспокоил не страх и даже не чувство отвращения. Она боялась собственных эмоций, какого-то затаенного желания, замершего в глубине души в ожидании подходящей минуты, какой-нибудь интонации в голосе, нежного прикосновения руки в нужный момент.
Опустив ресницы, Фелисити пробежала взглядом по изгибу его плеча, по расслабленным мышцам руки, лежавшей на ее талии, и ниже — по твердой глади груди, с легким покровом волос, постепенно сужавшимся в темную линию ближе к животу. Что будет, спрашивала она себя, если ее пальцы проделают тот же путь, если она прижмется к нему так, чтобы…
Нет. Она сделала глупость, даже задумавшись о подобных вещах. С какой стати ее должен ласкать мужчина, не испытывающий к ней никаких чувств, кроме минутной страсти, овладевший ею насильно, а потом, когда она ему надоела, отпустивший на все четыре стороны, даже не оглянувшись вслед? Она не сумеет привязать его к себе лишь с помощью уз плотской любви. Уже само желание сделать это являлось непростительной ошибкой.
Медленно, чтобы не разбудить Моргана, Фелисити легла на спину и попробовала осторожно выбраться из-под его тяжелой руки. Стоило ему пошевелиться, как она тут же замерла.
Морган согнул ногу в колене, повернув ее так, что прижал бедро Фелисити, а его рука легла на грудь девушки, слегка прикрыв расслабленными пальцами розовую вершину одного бугорка. Когда он снова затих, его губы почти касались мягкого плеча Фелисити.
От охватившей ее досады и неожиданного прилива чувств Фелисити набрала в легкие воздуха, а потом потихоньку выдохнула. Прошло несколько долгих томительных минут, прежде чем ей показалось, что Морган снова задремал. Тогда она осторожно оторвала плечи от постели. Ладонь Моргана бессильно перевалилась с одной груди на другую. В этот момент он снова зашевелился, его пальцы сделались цепкими, а мышцы ноги напряглись, и Фелисити как будто оказалась в капкане, лишавшем ее возможности двигаться.
Заподозрив неладное, она поспешно повернула голову и увидела, что веки Моргана дрогнули, словно он только что плотно закрыл глаза. Она замерла, ей вдруг нестерпимо захотелось узнать, что он будет делать дальше. Эта коварная мысль овладела ею настолько, что Фелисити почувствовала, как у нее перехватывает дыхание.
Потом, как будто приняв неожиданное решение, она вцепилась пальцами в его руку и сбросила ее с себя. Откатившись в сторону, она села на корточки, ухватилась за край покрывала, выдернула его из-под Моргана и натянула себе на колени.
— Проснись, нахал, хватит улыбаться!
В ответ послышался леденящий душу рык:
— Тихо, женщина. Мне сейчас кажется, что у меня в голове устроил кузницу сам дьявол!
— Так тебе и надо, в другой раз не будешь хлебать на ночь столько рома!
— Лучше скажи мне спасибо. Тебе бы вряд ли понравилось, если бы я пришел трезвым. — Вцепившись в край другого покрывала, Морган завернулся в него и уткнулся лицом в стену.
Фелисити с отчаянием посмотрела на его спину.
— Ты просто не знаешь, на что это похоже, да?
Он мгновенно повернулся к ней, уставившись на девушку изумрудными глазами.
— Поосторожней, Фелисити, я сейчас достаточно трезв и могу справиться с любым штормом.
Охваченная холодным гневом, Фелисити откинула волосы назад.
— Сам берегись, Морган Маккормак. Если тронешь меня хоть пальцем, я отрежу его тебе на память об этом солнечном утре!
— А что, может, я не против его потерять, — сказал он, выбравшись из-под покрывала и усевшись на постели, — чтобы убедиться, что ты такая же, как прежде?
Увидев, что он сделал движение в ее сторону, Фелисити отпрянула назад, бросившись к корзине, где лежали ножи. Морган перехватил ее запястье в тот момент, когда она толкнула корзину локтем, и та с глухим звоном упала на песок. Притянув Фелисити к себе, он навалился на нее всем телом и с неистовой силой впился губами в ее рот. Закинув руку за голову, она нащупала пальцами рукоятку кинжала.
Губы Моргана обожгли ее, тело охватывала приятная истома по мере того, как он прижимал ее все крепче. Чувства Фелисити вырвались на волю, едва она ощутила знакомую усталость, медленным огнем сжигающую ее изнутри. Она уже хотела положить руку Моргану на плечо, и в этот момент почувствовала в ней тяжесть ножа, о котором успела позабыть.
Фелисити сразу напряглась, но Морган еще долго не отрывался от ее губ. Когда он наконец поднял голову, его глаза казались сделанными из темного нефрита. Заглянув в их глубину, Фелисити заметила иронию, относящуюся, впрочем, в одинаковой степени и к нему самому, и к ней. Она сжала нож еще крепче и с твердостью, вызвавшей у нее болезненное ощущение, приставила его острие к сильной загорелой шее Моргана.
— Пусти меня, — проговорила она хрипло. Морган чуть заметно улыбнулся, однако остался неподвижен и не произнес ни слова. Фелисити надавила на нож так, что его острие проткнуло кожу. Но Морган по-прежнему не отпускал ее, наоборот, нависал над ней, подавляя своей мощью.
Неожиданно у него на шее появилась алая капелька, похожая на какое-то драгоценное украшение. При виде ее Фелисити охватило смятение, и она, негромко вскрикнув, отдернула кинжал, отбросив его с такой силой, что он со стуком ударился о посуду.
— Милая Фелисити, — проговорил он, отрывисто рассмеявшись, — тебе нужно разобраться в том, что ты хочешь.
Не дожидаясь ответа и явно не рассчитывая услышать его вскоре, Морган выпрямил длинные мускулистые руки и одним мощным толчком подался назад. Подобрав бриджи, он вышел из хижины и направился в сторону моря.
Фелисити, словно подброшенная пружиной, стремительно вскочила на колени и злобно прокричала ему вслед:
— А ты сам разобрался?
Ирландец обернулся. Великолепный в своей наготе, освещенный красными отблесками восходящего солнца, он походил на бронзовое изваяние Адама. Улыбнувшись, так что в глубине изумрудных глаз загорелись красные огоньки, излучающие какой-то дьявольский свет, он ответил:
— Я уже все решил!
Фелисити хотелось полежать одной, глядя в потолок из пальмовых листьев и размышляя о непостоянстве собственных чувств. Однако ее желанию не суждено было сбыться. После купания у Моргана словно прибавилось жизненных сил, он теперь казался бодрым и довольным собой. К тому же у него проснулся аппетит. Разыскивая остатки свинины и вчерашних бисквитов, он разговаривал с Фелисити, не оборачиваясь и не глядя в сторону постели. Им придется отправиться в лес за свежими фруктами и овощами. Причем это следует сделать пораньше, пока не проснулись остальные. Ближе к полудню Морган собирался вернуться и озадачить матросов работой, иначе они не скоро возьмутся за дело сами. Кроме того, он просто не представляет, какие неприятности могут устроить с похмелья эти вспыльчивые и злобные сукины дети, если не найти для них какое-нибудь полезное занятие.
У них также имелись и другие причины для спешки. Чем дольше они будут заниматься ремонтом и килеванием судов, вытащив их из воды, тем больше шансов, что их может заметить другой корсар или фрегаты испанской береговой охраны, регулярно патрулирующие эти воды с целью сделать пиратство невыгодным, если не вообще безнадежно опасным занятием.
Фелисити пыталась настоять на том, что может отправиться за провизией и одна, но Морган не пожелал слушать ее доводы. Во-первых, ей незнакомы многие тропические фрукты и овощи. Во-вторых, на глухой лесной тропинке она может встретиться с кем-нибудь из экипажей трех судов. Сейчас ни один матрос не осмеливается приближаться к ней из-за Моргана. Но если она попадется им одна, дело может принять совсем другой оборот. После схватки с Валькуром Фелисити сделалась для моряков чем-то вроде вызова, а также — предметом вожделений. То, что преследовать девушку было небезопасно, вовсе не отталкивало пиратов, напротив, делало ее более желанной добычей. Среди них наверняка не найдется такого, кому не хотелось бы овладеть ею, даже если потом ему всегда придется держать язык за зубами, опасаясь неотвратимой мести Моргана.
Фелисити взяла в каждую руку по горшку, а Морган захватил деревянное ведро с веревочной ручкой, и они отправились в густые лесные заросли. Им дважды пришлось перебираться через узкий извилистый поток, впадавший в бухту на западном берегу. Пальмы склонялись над головами, листья гигантских древовидных папоротников задевали лица. Толстые лианы с желтыми пятнами посреди ядовито-зеленой листвы удавами обвивали стволы деревьев. Цветы попадались на каждом шагу: красные нежные фуксии, гибискусы, розовые с белым олеандры и яркие, ослепительно оранжевые бутоны огненного дерева. Низкие кустарники неизвестных пород, покрытые желтыми и белыми цветами, заполонили все пространство под деревьями, в то время как гибкие стебли вьющихся растений, на которых также распустились цветы, поднимались почти до самых крон. Даже смыкавшиеся над головой ветви были покрыты какими-то
странными кожистыми листьями, на которых тоже распускались цветы.
Попадающиеся птицы, казалось, соперничали роскошью оперения с цветами — большие пронзительно кричащие попугаи, птички поменьше, с клювами едва не длиннее их тела, и, наконец, крошечные стремительные колибри, сварливые, несмотря на миниатюрные размеры. На деревьях ворковали голуби, предупреждая обитателей леса о приближающейся опасности. Их предки попали на остров вместе с первыми поселенцами. Из-под ног то и дело вспархивали, бросаясь наутек, какие-то мелкие курочки, которых Морган называл пинтадами.
В одном месте мимо них стремительно пронеслась дикая свинья, отдыхавшая в тенистой лощине. Не успели они опомниться, как из другого конца зарослей выскочили и бросились прочь несколько возмущенно визжащих поросят. Если бы им попался кабан, встреча могла оказаться не такой безобидной. Поэтому сейчас, испытав облегчение и пожалев свинью с потомством, путники не стали их преследовать.
Через некоторое время они обнаружили сырой овраг, густо заросший дикими банановыми деревьями с блестевшими на солнце темно-зелеными листьями, похожими на наконечники гигантских стрел. Неподалеку росла маниока, которую называли также кассавой. Насколько было известно Фелисити, эти растения могли вызвать расстройство желудка, если их неправильно приготовить. Однако Морган, похоже, нисколько этого не опасался, собираясь показать ей, как с ними следует обращаться. В поисках других овощей они наломали веток капустных пальм , оборвав с них часть мясистых побегов. Фрукты встречались в изобилии, они лежали на земле буквально на каждом шагу. Фелисити с Морганом наполнили корзины с такой быстротой, что вскоре убедились — они могут прожить на острове до конца дней, не опасаясь голодной смерти.
Глядя, как Морган шагает рядом с тяжелой ношей в руках, останавливаясь иногда, чтобы придержать ветку дерева, мешающую ей пройти, Фелисити неожиданно подумала, что так, должно быть, выглядел рай до грехопадения. Если бы они находились здесь одни, она и идущий рядом мужчина, не опасаясь вторжения из окружающего мира, они бы, наверное, могли сбросить одежду и жить, наслаждаясь, словно Адам с Евой, свободные и не отягощенные прошлыми грехами и ошибками.
Фелисити поспешно отвела глаза и увидела выступающий на поверхность известняк утеса. Морган остановился и оглядел возвышающийся, как башня, обрывистый склон с расселинами и трещинами, скрытыми густой растительностью. Ведущая наверх хорошо утоптанная звериная тропа становилась незаметной там, где она пересекала ослепительно белую известняковую скалу.
— Идем, я хочу кое-что тебе показать.
Он повел Фелисити по тропе, потом они стали спускаться с одной террасы на другую, постепенно приближаясь к узкому концу бухты, вплотную подходящему к обрывистому утесу. Встав у самой кромки воды и повернувшись спиной к морю, Морган указал наверх.
— Посмотри вон туда. Видишь?
Прищурившись от ослепительного солнечного света, Фелисити заметила посредине утеса темную тень, небольшую щель в скале.
— Это пещера? — спросила она, стараясь перекрыть шум прибоя, накатывавшегося на берег позади них и покрывавшего пеной подножие утеса.
Морган кивнул.
— Она также может стать вашей ванной комнатой, мадемуазель Лафарг, если вы не возражаете разделить ее с летучими мышами.
— Что? — удивилась Фелисити.
— Там внутри есть бассейн с чистейшей водой, что-то вроде природной ванны.
Она обернулась, у нее заблестели глаза.
— Когда мы можем попробовать?
— В другой раз, — ответил Морган, воздержавшись от комментариев насчет выбранного ею местоимения «мы», хотя уголок его рта искривился в легкой улыбке. — Нам пора возвращаться. Может, сегодня вечером, когда закончим работать.
День тянулся долго. Матросы трудились под палящим тропическим солнцем, их полуобнаженные тела блестели от пота. Они ворчали, ругались, однако совершали настоящие подвиги, подгоняемые хлесткими замечаниями Моргана. Капитан Бономм, держась за больную голову, присоединился к остальным и вскоре затянул матросскую песню, чтобы облегчить работу, наваливаясь наравне с другими на канаты и помогая переносить тяжести. В работах не принимали участия только раненые, в том числе и Валькур. Он с задумчивым видом лежал под навесом из паруса, глядя на согнутые загорелые спины моряков с презрительной ухмылкой на тонких губах и всякий раз останавливая юнгу, проходящего мимо с ведром рома или воды, чтобы тот наполнил его бокал.
Когда солнце начало спускаться к горизонту, Фелисити приготовила отварные побеги капустной пальмы, нажарила диких бананов и заодно испекла на плоском камне рядом с костром блины из маниоковой муки, похожей на опилки. Добавив ко всему этому несколько ломтиков оставшейся со вчерашнего дня свинины, она решила, что у нее получился неплохой ужин.
Морган, похоже, тоже остался доволен. Проглотив свою порцию, он огляделся по сторонам в надежде получить добавку. В этом не было ничего удивительного — он работал наравне с остальными, если не больше всех. Несколько раз за день Фелисити приглядывалась к кораблям, вытащенным на берег залива, сразу замечая среди других моряков его широкоплечую фигуру с покрытой шрамами спиной.
В последние дни плавания и здесь, на острове, она обратила внимание на то, что Морган любит физический труд, ему нравится делать что-нибудь собственными руками. Теперешняя обстановка казалась более подходящей для него, поскольку он наконец избавился от стеснявшего движения мундира и от бесчисленных мелочей и ограничений, без которых немыслима жизнь испанского офицера. Фелисити сожалела о том, что он не смог использовать столь кипучую энергию для какого-нибудь полезного предприятия. Например, для того, чтобы завести хозяйство на обещанной земле, о которой он так мечтал. О'Райли совершил ошибку, не сдержав собственного слова. Такие, как Морган Маккормак, смогли бы сделать очень многое, чтобы превратить Луизиану в богатую колонию, которой ей давно следовало стать.
Но стоило ли об этом сожалеть? Морган потерял родину, а она лишилась дома. У них теперь не осталось ничего, кроме этого затерянного в бескрайнем море острова и неопределенного будущего. Подняв глаза, она увидела, что Морган внимательно наблюдает за ней.
— О чем ты думаешь? — спросил он.
— Меня интересует, что ты собираешься делать… потом, то есть когда все это закончишь. — Она указала взмахом руки на корабли в бухте.
— Почему я должен что-нибудь делать?
— Ты не можешь заниматься этим бесконечно.
— Почему же?
— Потому что ты вряд ли проживешь так долго! — сердито бросила Фелисити, раздраженная его притворным непониманием.
— А что мешает мне грабить англичан, чтобы нажить состояние? Так же, как это делал Ибервилль, едва не разоривший Компанию Гудзонова залива, разрушив Порт-Нельсон и Форт-Уильям-Хенри, не говоря уже о десятках других рыбацких поселков англичан в Северной Америке, прежде чем стать почтенным основателем такого прекрасного города, как Новый Орлеан. Если он сумел прожить столь интересную и славную жизнь и умереть в постели, чем я хуже него?
— Возможно, он и умер в постели, только туда его загнала тропическая лихорадка, когда ему еще не исполнилось и тридцати пяти. Надеюсь, тебе не хочется соревноваться с ним в этом отношении. Но у него по крайней мере была родина, на чью поддержку он мог рассчитывать и которая приняла его клятву на верность, чего нельзя сказать о тебе, насколько мне известно. Откуда, в таком случае, к тебе придет слава?
— Скорее всего из первой страны, которую я попробую подкупить, — ответил он с нескрываемым цинизмом. — Что вызывает у меня любопытство, так это почему ты столь сильно переживаешь обо мне.
— В этом нет ничего странного, — ответила Фелисити, — сейчас мое будущее связано с твоим.
— Это точно. Ты ешь со мной за одним столом, спишь в одной постели, ты моя женщина… так по крайней мере кажется остальным. Если тебя не устраивает наш уговор, то остается Баст, который до сих пор тоскует по тебе. Или, может быть, ты предпочитаешь нашего доброго капитана? У него есть одно несомненное преимущество: он один из твоих земляков.
— Нет. — Фелисити повысила голос, стараясь заглянуть за непроницаемую маску, в которую превратилось его лицо.
— Почему? Потому что я не требую от тебя слишком много. Но я не могу обещать, что так будет всегда.
— Если ты решил заставить меня пожалеть о моих вопросах, считай, что тебе это удалось.
Морган погрузился в долгое сосредоточенное молчание. Взглянув в его сторону, Фелисити увидела, как он давно знакомым жестом потер ладонью лицо, а потом провел пальцами по волосам, словно собираясь зачесать их назад. Его зеленые глаза потемнели, когда он наконец сказал:
— Наверное, нам пора пойти искупаться. Помнишь, я тебе говорил?
Они направились вдоль берега к тому месту, где находилась пещера, а потом поднялись ко входу, цепляясь за выступы и углубления, вырубленные в скале несколько десятилетий назад, вспугнув колонию крачек, с криками закружившихся над головой. Нижнее оперенье крыльев птиц казалось розовым в лучах заходящего солнца.
Внутри пещера расширялась и становилась выше. Несколько тоннелей и узких ходов, извиваясь, уводили в темноту. Каждое слово, даже сказанное совсем тихо, отдавалось в пустоте гулким эхом, спугнувшим висевших на потолке бурых летучих мышей. С пронзительным писком они стремительно носились перед глазами, стараясь скорее добраться до выхода. Впрочем, мыши оказались довольно безобидными созданиями. Когда одна из них промелькнула рядом с Фелисити, едва не задев волосы, девушка отскочила в сторону, однако, увидев удивление на лице Моргана, замерла в ожидании, пока летучие мыши покинут пещеру.
Бассейн, наполненный темной водой, загадочно поблескивал в глубине подземелья. Фелисити приблизилась к нему, осторожно ступая по засыпанному песком полу пещеры. Он представлял собой не слишком большой резервуар, около восьми футов в ширину и примерно столько же в длину, окаймленный красно-коричневым камнем. На водной поверхности отражались солнечные блики, а также белизна известняка, образовавшего свод над головой, поэтому бассейн напоминал огромный лунный камень, источавший негостеприимный свет.
Морган достал из кармана маленький кусочек мыла.
— Полезай первая, я покараулю.
— Хорошо, — неуверенно ответила Фелисити. Заметив ее сомнения, Морган рассмеялся.
— Не бойся. Он не глубже пяти футов, а дно у него каменное.
С этими словами он направился обратно, его высокая фигура обозначилась четким силуэтом в освещенном проеме пещеры. Раздевшись, Фелисити осторожно попробовала ногой воду. Она оказалась восхитительно прохладной. После прошедшего в заботах дня и быстрой прогулки, которую им пришлось проделать, чтобы добраться сюда, Фелисити чувствовала, что ее разгоряченное тело сделалось липким от пота. Присев на край бассейна, она медленно скользнула в воду, держась за камни, пока не нащупала ногами дно. Морган оказался прав: вода не достигала шеи. В одном месте в бассейн вдавался уступ шириной целых шесть футов или чуть меньше. Он напоминал скамейку с идеально гладкой поверхностью, на которую она могла присесть, чтобы намылить волосы.
Фелисити уже давно не испытывала подобного блаженства. Она несколько раз прополоскала волосы, смыла с тела мыльную пену; чистая прохладная вода освежала, наполняла ее легкостью, заставляла расслабиться. Охваченная беззаботной ленивой истомой, закрыв глаза и распустив волосы шелковистой паутиной, она лежала в воде, не ощущая собственного веса. Далеко внизу начинался прилив, волны прибоя с грохотом ударялись о подножие утеса, отчего на поверхности бассейна появлялась легкая рябь. Фелисити казалось, что она по воле какого-то волшебства растворилась в воде, сделавшись частью окружающей ее природы.
Сзади послышался всплеск, лицо девушки накрыла небольшая волна. Она нырнула и тут же выплыла на поверхность, протирая глаза, окруженная веером брызг. Морган стоял рядом, вода доходила ему до груди.
— Прости, — сказал он без малейшего намека на раскаяние. — Ты выглядела слишком соблазнительно.
— Ты, кажется, собирался наблюдать у входа.
— Верно. — Он окинул быстрым взглядом неясные очертания тела Фелисити в прозрачной воде.
— Наблюдать за другими, но не за мной!
— Там, снаружи, все спокойно.
— Так же как и здесь, внутри! — Фелисити повернулась, собираясь подняться на подводный выступ. Морган ухватил ее сзади, обнял мускулистой рукой за талию и притянул к себе. Ощутив прикосновение его разгоряченной плоти, Фелисити замерла. Ее мокрые волосы накрыли руку Моргана, лежащую у нее на животе, и прилипли к его пальцам.
Словно подчиняясь какой-то неведомой силе, она обернулась и посмотрела на него. Лицо Моргана сохраняло непроницаемое выражение и в то же время казалось задумчивым и томным. Фелисити ощущала его учащенное сердцебиение, вторящее ударам собственного сердца. Силы, казалось, совсем оставили ее, и она не могла даже пошевелиться, не говоря уже о том, чтобы сопротивляться его теплым губам, ласкавшим ее щеку.
Она вдруг почувствовала прилив ослепительного, словно тропическое солнце, желания, возникшего в самых сокровенных глубинах тела. Не раздумывая ни минуты, Фелисити повернулась в объятиях Моргана, прижалась к нему своим трепещущим от страсти телом и отчаянно впилась губами в его рот. Руки Моргана, с затаенным дыханием наслаждавшегося головокружительной сладостью победы, скользили по ее спине, опускаясь все ниже. Фелисити провела ладонями по его плечам, ей все время хотелось, чтобы он обнял ее еще крепче. Она испытывала острое наслаждение от того, что Морган с силой прижимает ее к себе, в ней нарастало возбуждение, обжигающее тело нестерпимым жаром. Заключив друг друга в объятия, они тихо покачивались в такт движению воды в бассейне, ощущая, как отзвуки рокочущего прибоя пульсируют у них в крови.
Не разжимая рук, Морган чуть подвинулся, опершись коленом на пологий каменный выступ у самой поверхности воды. Потом он опустил ее на гладкую, как полированный мрамор, поверхность, так, что голова Фелисити покоилась на его руке, лежащей на краю бассейна. Вода, скрывавшая их до пояса, словно прозрачный полог, казалась теплой и дрожащей, как будто превратившись в какое-то живое существо. Сильная рука Моргана со слегка огрубевшими от работы пальцами скользила по упругим бугоркам груди, по изящному изгибу талии, постепенно опускаясь все ниже. Фелисити осторожно провела ногтями по груди Моргана, потом — по животу, погружаясь все глубже в воду и отдаваясь во власть чувств, не подчинявшихся разуму.
Наконец они соединились, словно две столкнувшихся штормовых волны, с неистовой яростью и нарастающей силой. Губы до боли впились друг в друга, сжигаемые огнем безудержной чувственности. Тела слились, сделавшись частью единого целого. Плеск воды в бассейне постепенно становился все сильнее, пока наконец поднятые ими невысокие волны не стали переливаться через край.
Это напоминало мощный водоворот, ураган; казалось, что столь неистовое проявление чувств заставит вращаться весь мир. Они потеряли представление о времени, о том, где находятся, забыли обо всем, кроме желания соединиться друг с другом. Не в силах сдержать прилив страсти, Фелисити приподнялась навстречу Моргану, с наслаждением ощущая его плоть, толчками двигающуюся в ее теле. Ничто не могло удержать ее от этого порыва, и она отдалась Моргану безгранично, позволив ему взамен проникнуть в самые потаенные утолки ее естества, заполнить болезненную пустоту в душе, так чтобы она вновь сделалась целостной и бесстрашной.
Наконец вода в бассейне успокоилась. Морган приподнялся, соскользнув с нее, и, наклонившись, посмотрел ей в глаза. В его взгляде чувствовалась усталость, однако он по-прежнему весь светился страстным желанием. Он не произнес ни слова, но спустя несколько долгих минут снова обнял Фелисити и, взяв на руки, принялся тихонько покачивать. Его губы прикоснулись к ее виску, к уху, напоминавшему морскую раковину, а потом скользнули к нежному изгибу шеи. Их объятия сделались крепче. Фелисити ощутила, как тяжело забилось его сердце.
— Морган, — прошептала она, ласково проведя ладонью по шрамам на его спине. Ей неожиданно показалось, что он испугался, причем не за себя, а за нее.
Морган подался назад.
— Тебе хорошо?
Она кивнула, протянув руки к его лицу.
— От счастья я совсем забыл про свои обязанности. Я пока покараулю, а ты одевайся. — Он улыбнулся и нежно поцеловал ее.
Выбравшись из воды, Морган подхватил одежду и, натягивая ее на ходу, направился к ведущей в пещеру расселине. Фелисити последовала его примеру, однако не так поспешно. В карих глазах девушки появилось задумчивое выражение, когда она наконец заправила рубашку в бриджи.
Спустившись с обрывистого утеса, они направились по берегу в сторону бухты. Морган взял Фелисити за руку и крепко сжал ее. Она с улыбкой подняла на него вопросительный взгляд, но, хотя уголки его губ тоже приподнялись в ответ, Морган отвернулся, устремив взгляд в бескрайний морской простор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Черное кружево - Блейк Дженнифер

Разделы:
12345678910

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

11121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Черное кружево - Блейк Дженнифер



Интересный, захватывающий, живописный роман.
Черное кружево - Блейк ДженниферВита
17.01.2012, 7.33





роман так себе. На 3/10 прочитать можно,но нудновато идет. Не очень советую.
Черное кружево - Блейк Дженниферинна
10.02.2013, 12.03





А мне роман очень понравился!!!!Не каждый день в нашей жизни,мужчина будет рисковать собой и своей карьерой,чтобы тебя спасти.Согласитесь.С гл.героиней все и так понятно-глупая,малолетка,которая 14 глав разбиралась в своих чувствах к гл.герою,но все таки поняла,что она его любит.Оценка -9.Считаю большим минусом,что автор растянул роман,как собачую песню,где можно все вмеру сократить,мы читаем,какой песок на острове и что они там ели....А так - роман написан легко и его можно читать( короче: есть чувства).
Черное кружево - Блейк Дженниферджу-джу
20.02.2013, 16.03





Роман сногшибательный! Девочки, не проходите мимо, читайте. Начало затянуто, но мне нравится,когда долгое вступдение. Много приключений, сильный и волевой герой, героиня хорошая. Что еще надо?
Черное кружево - Блейк ДженниферЛина
8.07.2013, 1.18





Прекрасный очень чувственный роман,гг просто изумителен,автор не просто тупо описывает внешность,а раскрыет "тайну души ",поэтому за каждым,пусть и жестоком поступке мы видим безумную любовь... СОВЕТУ Всем!!!!
Черное кружево - Блейк ДженниферТт
13.07.2013, 13.27





Ооооооооочень понравилось! Главный герой такой классный! Героиня молодец, гордая и сильная. Много описаний, длинное начало, масса приключений, но мне все нравится. очень приятные эмоции. Кстати, этот роман и роман "обнимай и властвуй" один и тот же.
Черное кружево - Блейк ДженниферНюра
31.08.2013, 11.22





Здорово! Похоже на те приключенчиские книги, которыми мы зачитывались в детстве (ну, кроме откровенных сцен). Согласна содним из комментаторов, что таких сильны чувств с самопожертвованьем, в реальной жизни не бывает. От того и безумно красивый сюжет, интригующее вступление и давольно неожиданная развязка. Читайте!
Черное кружево - Блейк ДженниферМэри
30.09.2013, 23.30





Да роман нудноват, не сказать что он совсем плох ну на 4потянет не больше.
Черное кружево - Блейк ДженниферРиФФка
16.12.2013, 23.44





Свят-свят, спаси и пронеси, царица небесная! Опять девку насильничает, а та через четверть часа уж влюблена наполовину. Окститесь, это ж не нонешнее время. Порядочную девушку силой берут, а она не то, чтоб руки на себя накладывать - купаться подает и заинтересованно рассматривает. Нэ верю! Даже не знаю, читать ли дальше. И да, топорный язык или топорный перевод.
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
11.01.2014, 11.39





Ну чего сказать. Дочитала. Интересный сюжет, автор "в теме", ляпов я не заметила. Такие обстоятельства и персонажи в любовных романах нечасто бывают. Но есть одно серьезное "но". Все-таки топорный язык. А уж чья это вина - только гадать приходится. Все ж на автора грешу. Вот читаешь из пиратской жизни хотя б про капитана Блада - и совсем другой коленкор. А здесь примитивно написано. перечитывать не буду. За оригинальный сюжет шесть поставлю.
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
13.01.2014, 18.08





Сюжет неплохой,но много лишнего.Моя оценка 9(с натяжкой)
Черное кружево - Блейк ДженниферОльга
21.01.2014, 16.36





Оно не то, что много лишнего (как это лишнее определить вообще?), а то, что изложено на уровне "он пошел", "она взяла", неизобретательно, словом. Где талант именно писателя-романиста? По мне, девятка - перебор. А другое у этого автора как, кто-нибудь читал?
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
21.01.2014, 16.42





Алина, почитайте ее роман "дерзкие мечты". Роман восхитительный.
Черное кружево - Блейк ДженниферЛюдмила Кл.
21.01.2014, 16.54





Гляну, Людмила, спасибо за рекомендацию. Я сама завзятая "пенелопистка" и все надеюсь открыть еще одного "своего" автора...
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
21.01.2014, 16.59





Пожалуйста. Алина, а вы читали романы Ли Линды Фрэнсис? Если нет, то очень советую. Романы у нее потрясающие! Она одна из моих любимых писательниц.
Черное кружево - Блейк ДженниферЛюдмила Кл.
21.01.2014, 17.15





Гадость-осилила лишь до 12 главы 2 из 10.
Черное кружево - Блейк ДженниферЛариса
21.01.2014, 17.38





Невыносимое занудство!!!rnДочитала лишь до 4 главы, не хватило сил на абсолютное бездействие и монотонные диалоги. Наискучнейшие герои!
Черное кружево - Блейк ДженниферДиана Анаид
25.04.2014, 13.14





Не считаю роман занудным.Но ведь сколько людей,столько и мнений-это нормально.Немножко недоверчивая героиня, но зато Морган мне понравился своей решительностью и целеустремленностью. "...разве виновато золото,которое так ярко блестит, и которое так приятно держать в руках,в том что крадут его люди?"Ведь это гимн женщине, которую любит мужчина!!! Может кто захочет прочесть "Зов сердца" и "Любовь и дым" тоже Дженифер Блейк. Мне они понравились, прочтите!!!
Черное кружево - Блейк ДженниферЖУРАВЛЕВА
9.05.2014, 22.36





Прочитала роман "Обольщение по-королевски" этой писательницы, который очень понравился, и решила почитать ещё что-нибудь. Однако этот роман так и не дочитала до конца, хотя никогда не бросала книгу на середине. Дочитала до 17 главы и отбросила прочь. Очень монотонно и скучно, глаза сами закрывались, ничего не могла с этим сделать. Никакого накала страстей и напряжения внимания. Книга не вызвала большого интереса.
Черное кружево - Блейк ДженниферЮлия
25.05.2014, 12.17





Воды много,а так ничего,захватывает!
Черное кружево - Блейк ДженниферНаталья 66
17.11.2014, 18.16





Этот роман для тех кто любит приключения, а не для любительниц долгих описаний поцелуев и объятий! Очень динамичный роман и любовная линиия впечатляет. Герои стоят друг друга( в хорошем понимании). Есть немного истории. Советую любителям " не слащавых романчиков"! Исключительно, мое мнение.
Черное кружево - Блейк ДженниферНюся
17.11.2014, 19.05





Я читала этот роман под названием " Обмани и властвуй" мне понравилось.
Черное кружево - Блейк ДженниферМилена
14.12.2014, 17.11





Очень люблю, когда автор в теме эпохи и знает ее уникальные подробности. Иногда это очень интересно. Очень не люблю, когда автор начинает грешить подробным и частым живописанием обихода, костюмов, кухни, быта и пр деталей, никак не влияющих на фабулу. К сожалению, это просто нудно. Перед нами ровно такой пример: знание эпохи, достоверный сюжет - и убивающие сюжет детали. Пока дошла до 4-й главы, поймала себя на мысли: лучше читать этот роман, чем считать овец. Во-первых, все-таки роман. Во-вторых, быстрее заснула.
Черное кружево - Блейк ДженниферRose
22.12.2014, 23.41





Дотянула этот живописный роман только до 8-й главы. К сожалению, очень и очень нудно. А жаль: сюжет был неплохим. 4 из 10.
Черное кружево - Блейк ДженниферRose
23.12.2014, 0.47





Роман хорош, много описаний и деталей того времени, но сюжет мне показался стандартным! 8/10
Черное кружево - Блейк ДженниферЭля
26.03.2015, 9.37





Роман действительно интересен всеми этими подробностями и описаниями жизни героев. Но это на любителя, кому-то это скучно. А вот сюжет и глав. герои меня не впечатлили от слова совсем. Как-то оно не про любовь, а про стокгольмский синдром. Главный герой, который постоянно ставит глав. героиню в позицию слабого, не дает ей ничего решать, не дает ей никаких заверений. И до конца не понятно, то ли он такой закомплексованный и долбанутый, то ли он просто мудак, который если хочет, может и износиловать женщину, манипулировать ею, лгать, а потом сказать "извиняй - погорячился". Главная героиня вроде бы нормальная, но она за книгу потеряла всех близких. а переживала только о том, что у них будет с главным героем. И это как-то довольно странно. И вобще она какая-то интерная всю дорогу. Ее окружают какие-то ущербные мужчины, а она к этому относится как к норме. rn7 из 10.
Черное кружево - Блейк Дженниферdeasiderea
18.12.2015, 3.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
12345678910

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

11121314151617181920

Rambler's Top100