Читать онлайн Черное кружево, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Черное кружево - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.56 (Голосов: 326)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Черное кружево - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Черное кружево - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Черное кружево

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Журчащие струи мощным потоком накатывались на люгер, крепко пришвартованный перлинями к прибрежным деревьям и раскачивающийся в такт течению реки. Пропустив Валькура вперед, Фелисити вскарабкалась по сброшенному с борта веревочному трапу, за ними последовала Ашанти и их нетерпеливо ворчавший провожатый. Над палубой возвышались мачты с убранными парусами.
Поднявшись на борт, они сразу ощутили, как доски палубы мерно колышутся под ногами, словно внутри корабля бьется огромное сердце. Неровный свет фонаря падал на темные фигуры спящих людей, громко храпевших нестройным хриплым хором.
Им не пришлось долго оставаться на открытом шкафуте. Валькур не стал дожидаться, пока разбудят капитана, сказав, что увидится с ним, как только разместит пассажиров. Утром у них будет достаточно времени для обмена любезностями. Не обращая внимания на любопытные взгляды и непристойные замечания ночной вахты, вызванные присутствием Ашанти, он торопливо потащил Фелисити вместе со служанкой вниз.
Каюта, куда они попали, пробравшись следом за Валькуром по темным коридорам, оказалась маленькой каморкой с парой коек у стены, рундуком и умывальником. Однако Фелисити сейчас было не до жалоб. После того как ей пришлось провести в тесной открытой лодке почти целые сутки, она мечтала только о том, чтобы поскорее вытянуться во весь рост на какой-нибудь мягкой поверхности и отдаться на милость охватывающему ее изнеможению. Она даже не нашла в себе сил, чтобы ответить Валькуру, сардоническим тоном пожелавшему ей приятного сна, и не побеспокоилась, где он будет спать. Фелисити лишь обрадовалась, увидев, что он оставил их одних.
Дневной свет еще не пробивался сквозь густой туман, когда она проснулась, ощутив, что темная каюта пришла в движение. От усталости веки сделались тяжелыми, словно на них положили медные монеты, и ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы открыть глаза. Услышав слова команд и убедившись, что за тонкой переборкой каюты на корабле идет кипучая работа, Фелисити поняла, что они отправились в плавание, взяв курс в открытое море. Успокоившись от этой мысли, она тут же вновь погрузилась в бездонную пучину сна.
Утренние звуки постепенно становились все отчетливее, и она наконец проснулась, неожиданно широко открыв глаза. Ашанти завозилась на койке у нее над головой. Спящий без парика Валькур, раскрыв рот, раскачивался в гамаке.
Фелисити нахмурилась, глядя, как отраженный солнечный свет ровными квадратами падает на противоположную стену. Теснота на кораблях была обычным делом, особенно если речь шла о грузовых судах, курсирующих между Луизианой и Европой. Чтобы извлечь из плавания максимальную выгоду, товарами старались заполнить все свободные помещения, считая, что это гораздо важнее удобств для пассажиров и команды. Отдельной каютой чаще всего обладал только капитан. Вторую, как правило, занимали двое старших корабельных офицеров. Если судно брало на борт пассажиров, их делили на две группы, независимо от семейного положения, чтобы поместить мужчин и мальчиков в одном тесном кубрике, а женщин и девочек — в другом. Крупные суда могли иметь отдельные каюты, которые за деньги предоставлялись высокопоставленным путешественникам, но на маленьких кораблях на такое нечего было даже рассчитывать.
Как могло получиться, что ей с Ашанти предоставили этот маленький кубрик? И почему Валькур вторгся в их женские владения?
Собравшись с мыслями, Фелисити вскоре смогла найти ответ по крайней мере на часть вопросов. Она попала на судно, переодевшись мужчиной. И если Валькур сейчас оказался здесь, значит, он решил, что не следует раскрывать, кто она есть на самом деле. Только почему он так поступил? И что это означает для Ашанти, которой пришлось провести ночь в обществе двух мужчин, к тому же об этом знали все на судне?
Фелисити села, свесив ноги с койки. Ашанти тоже поднялась, разглядывая Валькура. Потом они обменялись с хозяйкой долгими взглядами. Вновь повернувшись к брату, Фелисити заметила, что он уже проснулся и теперь с интересом смотрит на нее своими желтыми кошачьими глазами. Перед тем как лечь спать, она сняла жилет, и сейчас мягкие округлости грудей с просвечивающими сквозь кожу голубыми венами открылись взгляду в вырезе кружевной сорочки, несмотря на то что она легла спать не раздеваясь. Впервые за всю совместную жизнь с Валькуром мысль о том, что он не является ей кровным братом, вызвала у Фелисити тревогу.
Глубоко вздохнув и опустив ресницы, Фелисити спросила:
— Что это значит? Как ты здесь оказался?
— Какая ты храбрая, — проговорил он, растягивая слова. — А ты уверена, что должна это знать?
— Да, раз я тебя спросила.
— Хорошо. Эта каюта принадлежит мне по праву владельца.
— Владельца? — повторила Фелисити.
— Я… я вложил в это судно деньги. Только я считаю ниже своего достоинства иметь дело со сбродом, который на нем служит.
— Возможно, — бросила в ответ Фелисити, — но на какое уединение мы можем рассчитывать в такой тесноте?
— Уединение? Зачем оно нам? Ведь мы с тобой молодые люди, путешествующие вдвоем, вместе с девчонкой, которая состоит при нас.
— Не шути, Валькур! Нам незачем продолжать этот маскарад.
— Ты ошибаешься, дорогая. Ты бы сразу поняла, увидев, что за висельники служат на судне. Кроме тебя и, конечно, Ашанти, на борту нет ни одной женщины, а до Франции еще очень далеко.
— Но ты ведь сумеешь меня защитить.
В глазах Валькура промелькнула веселая искорка, а потом она вновь погасла. Ашанти сделала безнадежный жест, не сказав при этом ни слова.
— Я не в силах уследить сразу за полусотней мужчин, — усмехнулся Валькур.
— Полсотни? На таком маленьком корабле? Почему так много?
Пожав плечами, он бросил взгляд на маленькое зарешеченное отверстие наверху, через которое в каюту проникал свет.
— Наверное, капитан любит большую компанию.
— Неужели это… на самом деле необходимо? — Фелисити прикусила губу.
— Если тебе не хочется, чтобы за тобой гонялись по всему кораблю, словно за сукой во время течки.
— Ладно, но как быть с Ашанти?
Мельком взглянув на служанку, Валькур сложил на груди руки с тонкими пальцами.
— Поскольку она находится при нас, ей можно не слишком беспокоиться, если только она не будет соваться в темные углы. А если с ней все-таки что-нибудь случится, к чему об этом беспокоиться?
— Можете не опасаться за меня, мадемуазель, — сказала Ашанти. — Я ношу с собой нож. Любой, кто дотронется до меня, сразу останется без пальцев, а если он и тогда не угомонится, я отрежу ему все остальное.
— Вот видишь? — усмехнулся Валькур. — Вопрос решен, хотя мне придется предупредить матросов насчет того, что им теперь угрожает.
Он, похоже, больше ни о чем не беспокоился, чего нельзя было сказать о Фелисити. Она играла роль мужчины всего несколько часов, самое большее — один вечер. Удастся ли ей хранить тайну на протяжении нескольких недель, пока они не доберутся до берегов Франции, — в этом она сомневалась.
Нанковые бриджи позволяли ей свободно подниматься по трапам на верхние палубы судна, однако в них Фелисити чувствовала себя почти голой, потому что ткань плотно обтягивала тело. Ей удавалось скрывать женственность фигуры только благодаря длиннополому, свободно развевающемуся на ходу камзолу, без которого она не отваживалась выходить из каюты. Однако это было просто необходимо. Она бы навлекла на себя слишком много подозрений, если бы оставалась внизу, пока Ашанти вместе с матросами готовила для них с Валькуром завтрак на обложенном кирпичами очаге. Каждый матрос готовил для себя сам, если только не собирался разделить трапезу с кем-нибудь еще. Кока на судне не было, исключение делалось лишь для капитана — в его каюту еду приносил юнга.
Впрочем, Фелисити не могла постоянно оставаться внизу не только по этой причине. На палубу ее манил свежий соленый воздух и возможность полюбоваться бескрайним морским простором. Прошлым утром они оставили позади мутные воды Миссисипи и в сопровождении назойливых, сердито кричащих чаек направились мимо светлой бирюзы мелей в сторону темно-голубых океанских глубин.
Фелисити путешествовала по морю не впервые; однажды отец взял ее с собой в Мобил. Однако тогда они не слишком далеко отошли от устья Миссисипи, продвигаясь вдоль побережья так, что на горизонте постоянно виднелась земля. На этот раз все было иначе. Выйдет ли из нее хороший моряк? Этого Фелисити не знала. Во время того, первого плавания она не испытывала никаких неприятных ощущений, проводя возле борта по нескольку часов подряд, любуясь видами горизонта и окружающей воды. Но теперь, осенью, море далеко не всегда бывало спокойным. Однажды их корабль уже как следует трепало волнами, так что его нос то и дело поднимался и падал вниз, разбрасывая по ветру морскую пену.
Стоя на палубе, Фелисити смотрела, как косые паруса трепетали под порывами ветра над ее головой, время от времени издавая громкие хлопки, сопровождавшиеся скрипом мачт и каким-то особенным гулом туго натянутого такелажа. На тоне мачты развевался бившийся на стеньгах личный флаг капитана — черный ворон с черепом в когтях на красном фоне. Под изображением хищной птицы виднелась надпись «Garde le Corbeau», что в переводе означало «Берегись ворона».
Фелисити обменялась приветствиями с парой прошедших мимо моряков. Еще несколько человек окинули ее пристальными взглядами. Команда действительно напоминала сборище злодеев. Французы, испанцы, ирландцы, шведы, индийцы, англичане, африканцы; казалось, здесь можно было увидеть людей всех национальностей, которые только есть на свете. Их лица и руки покрывали многочисленные шрамы, у многих недоставало зубов, у одного отсутствовал глаз, а у другого осталась только одна мозолистая рука. Все до единого были вооружены пистолетами, кинжалами и шпагами. Матросы с возмущением смотрели на хлопочущую у очага Ашанти, в то же время в их взглядах сквозила коварная похоть, отчего нервы Фелисити напряглись, словно натянутые струны. Она пожалела, что Валькур не догадался снабдить ее таким необходимым атрибутом мужского костюма, как шпага.
— Доброе утро, приятель!
Услышав это веселое приветствие, Фелисити обернулась и увидела мужчину, выглядевшего наиболее прилично среди этой зловещей команды. Впрочем, он также мог показаться своего рода дополнением к тем, кто до сих пор привлекал ее внимание. Это был темноволосый щеголеватый и осанистый мужчина в возрасте около сорока пяти лет, с карими глазами представителя латинской расы и лицом, сохранившим остатки былой красоты и в то же время свидетельствовавшим о распутной жизни и чрезмерном увлечении ромом. Его теплое приветствие и улыбка казались непритворными, хотя в быстром изучающем взгляде, брошенном в сторону Фелисити, чувствовалась хитрость и проницательность. Девушка посмотрела на него с неопределенным выражением на лице.
— Разрешите представиться. Капитан Жак Бономм, к вашим услугам.
Он назвал весьма распространенное имя, сплошь и рядом встречавшееся во Франции, настолько распространенное, что оно внушало некоторые подозрения. Однако Фелисити сейчас беспокоилась в первую очередь о том, чтобы ее по-прежнему продолжали принимать за мужчину. Стараясь скрыть смущение, она слегка поклонилась, как ей показалось, вполне сносно.
— Приветствую вас. Я путешествую вместе с мсье Мюратом, как вы, наверное, знаете. Меня зовут Лафарг. Фе… Франсуа Лафарг.
— А вам не кажется, что вы еще слишком молоды для искателя приключений?
Фелисити приходилось следить за тем, чтобы тембр ее голоса оставался достаточно низким.
— Иногда, мсье капитан, все происходит наоборот. Не мы ищем приключений, а они — нас.
— Безусый философ. Это, наверное, помогает разогнать тоску. — Веселый блеск в его глазах не позволял Фелисити ответить ему резкостью.
— Вы часто проделываете такие путешествия?
Его жизнерадостность сразу бесследно исчезла.
— Это мое единственное занятие.
— Похоже, у вас очень большая команда.
— Точно. Отличная шайка головорезов, которые выбрали меня своим капитаном.
— Выбрали?
— За мои грехи и красивые глаза, не говоря уже о моем искусстве мореплавателя. Кроме того, я командую счастливым судном, по крайней мере оно приносит неплохой доход.
— Ваши хозяева наверняка ценят это?
— Хозяева? У «Ворона» их нет. Зачем они нам нужны, если у нас есть попутный ветер и благосклонность дамы по имени Фортуна?
«Ворон». Это название вызвало у нее какие-то неопределенные воспоминания, однако Фелисити не стала копаться в памяти и сменила тему разговора.
— У вас нет хозяев, мсье капитан? Но мне показалось, Валькур Мюрат как раз входит в их число.
— Очевидно, вы не так его поняли. Мюрат имеет право на такую же долю, как и любой из моих офицеров. За короткое время, с тех пор как он присоединился к нам, ему удалось добиться немалых успехов, прежде всего благодаря умению преследовать добычу и беззаветной ненависти к испанцам, позволяющей ему выслеживать их, даже если они находятся за горизонтом. Он исполняет на судне обязанности квартирмейстера, за исключением тех дней, когда меня трясет в лихорадке от малярии. Только ром помогает мне справиться с ознобом и вырваться из когтей этой заразы, поселившейся в моем теле. В это время командовать моими корсарами приходится кому-то другому. В последнее время этим занимается Мюрат.
Тут Фелисити словно осенило, и она пристально посмотрела на подвижное лицо весело ухмылявшегося Бономма. Стараясь сохранять самообладание, она слегка наклонила голову.
— Я бы с удовольствием послушал вас еще, мсье капитан, но наша служанка уже приготовила завтрак. Может, мы поговорим в другой раз?
— Конечно, — ответил француз, на прощание наградив Фелисити улыбкой. Потом он долго смотрел ей вслед, опершись на ограждение борта.
Оправдание Фелисити оказалось обоснованным. Она действительно позвала Ашанти, которая уже разогрела бисквиты, поджарила солонину и запаслась сушеными фруктами. Вдвоем они спустились в каюту. Пропустив Ашанти вперед, Фелисити перешагнула через комингс и плотно захлопнула за собой дверь. Брившийся возле умывальника Валькур обернулся.
— Где ты пропадала? — спросил он сестру.
— Я разговаривала с капитаном Бономмом. Скажи, Валькур, как получилось, что мы стали пассажирами пиратского люгера?
Прежде чем ответить, он закончил скрести лицо, отложил остро отточенное лезвие и не торопясь стер полотенцем мыльную пену.
— Ты узнала об этом гораздо раньше, чем я ожидал.
— Валькур, почему…
— Это такой же корабль, как и все остальные. Зачем платить, если можно плыть задаром? — Валькур приподнял бровь.
— Насколько я понимаю, если нам встретится подходящий приз, твои друзья или, лучше сказать, сообщники поднимут черный флаг и захватят его?
Двуличие Валькура настолько поразило Фелисити, что она не заметила, как Ашанти, поставив перед ними поднос с завтраком, вытащила из-под подушки какой-то маленький пакетик и поспешно вышла из каюты.
— Наш капитан оказался не в меру словоохотливым, да? Вот уж не предполагал, что ему нравятся симпатичные мальчики.
Фелисити не обратила внимания на насмешку.
— Значит, это правда. Так вот где ты пропадал, пока отца держали в тюрьме! На пиратском судне, о котором известно во всех уголках залива.
— Что ты можешь об этом знать, дорогая?
— С именем этого корабля связано столько черных дел, что слухи о нем докатились даже до Нового Орлеана.
— Сильно преувеличенные, можно не сомневаться. Капитан не сказал, что я беру на себя командование только в тех случаях, когда его одолевает малярия?
— Ты что, решил отказаться от ответственности за те жестокости, которыми прославился этот корабль? По-моему, ты напрасно стараешься, если остался…
— Ладно, — процедил Валькур. — Пусть я буду символом самого грубого порока, ненасытной жестокости. Можешь также обвинить меня в кровосмесительной похоти, потому что я хочу тебя, милая сестренка. Я долгие годы ждал, когда твое мягкое тело будет наконец извиваться подо мной, и теперь у меня нет никаких причин ждать дольше.
— Что… О чем ты говоришь? — сдавленным голосом произнесла Фелисити. Кровь отхлынула от ее лица, оно сделалось бледным и неподвижным. Она хотела обвинить его только в том, что он остался на «Вороне», зная, что он собой представляет, и в том, что решил взять ее с собой. Но теперь слова Валькура явились для нее двойным жестоким ударом.
— Неужели непонятно? Ведь я с самого детства тысячу раз давал тебе понять, что ты принадлежишь мне.
Фелисити мысленно согласилась с его словами, осознав, что все это время она находилась в счастливом неведении.
— Ты… ты же мой брат.
— Я больше тебе не брат и никогда им не был! — Валькур приблизился к ней пружинящей походкой фехтовальщика, глаза его медленно приобретали такое выражение, от которого в жилах Фелисити леденела кровь.
— Валькур… — прошептала она, отступая.
— Я, Валькур Мюрат, не прихожусь тебе ни братом, ни кровным родственником. Я мужчина, на чьих глазах ты выросла, превратилась из сопливой девчонки в женщину, созревшую для того, чтобы ее цветок был сорван. Ты позволила другому мужчине украсть у меня этот первый сладкий плод, и за эту измену тебе придется понести жестокое наказание.
Фелисити облизнула пересохшие губы.
— Я уже объясняла, я не могла этому помешать. Если ты не…
— Опять ты за свое, — грубо оборвал ее Валькур. — Ты первой совершила глупость, милая Фелисити. — Не останавливаясь, он схватил с умывальника ее гребень с деревянной ручкой.
— Это… Ты сошел с ума! — Она бросила взгляд на дверь, но Валькур стремительным выпадом опередил ее, преградив дорогу. Фелисити могла закричать. Но если сюда прибегут люди, не станут ли они, вместо того чтобы помогать ей, держать ее за ноги, дожидаясь своей очереди?
— Однако мне нравится такое безумие. Сколько раз я мечтал о том, как ты будешь лежать вниз лицом поперек моих колен, извиваясь и умоляя о пощаде, а я, задрав юбки тебе на голову, буду бить тебя по мягкой заднице, пока след моей руки не останется на ней словно клеймо. Теперь вместо юбок мне придется спустить с тебя бриджи, но результат будет все равно тот же самый.
Резким движением Валькур бросил гребень на койку. Стоило Фелисити отвлечься на это движение, как он бросился на нее, рывком притянул к себе, так, что она споткнулась, упав на него, и повалил на койку.
Из горла Валькура вырвался торжествующий неистовый смех. Он впился в тело девушки пальцами, сдавливая мышцы и парализуя нервы, так что она, задыхаясь от боли, забилась в бессильном отчаянии, словно рыба на крючке. Валькур сильно ударил Фелисити по бедру. Почувствовав, как она сразу напряглась всем телом, он потянулся к пуговицам ее бриджей.
Из-за шума пульсирующей в ушах крови и собственного дыхания, сделавшегося учащенным и прерывистым в отчаянной борьбе, Фелисити не услышала, как распахнулась дверь. Ашанти без предупреждения внесла в каюту поднос, от которого поднимался горячий пар.
— Ваш шоколад, мсье Валькур, — раздался ее тихий голос, в котором слышалась затаенная угроза.
Валькур замер в нерешительности, опасаясь пролить обжигающую жидкость, чашка с которой находилась всего лишь в дюйме от его лица. Фелисити сползла с его колен и опустилась на корточки на зыбком полу. Ашанти стояла, раскачиваясь в такт движениям корабля, держа в руках поднос с жестяным кувшином, откуда поднимался клубящийся пар. Напряжение этой минуты ощущалось почти физически. Наконец Валькур взял ближайшую к нему чашку.
— Это ты здорово придумала, — проговорил он, бросив на служанку полный злобной мстительности взгляд. — Я еще тебе припомню.
Не проронив ни слова, Ашанти ловким движением налила Валькуру шоколад, а потом, наполнив чашку Фелисити, протянула ее хозяйке.
— Завтра шоколада не будет, — заявила она бесстрастным тоном, — сегодня утром они зарезали корову. Вам подать завтрак прямо сейчас, мадемуазель, мсье?
— Мы… ладно, подавай, — согласилась Фелисити, к которой с трудом возвращалось самообладание.
— А после, — добавил Валькур со злостью, проследив за тем, как Ашанти выплеснула в свою чашку остатки шоколада, — не появляйся здесь до тех пор, пока мы до конца не разберемся в наших отношениях.
Снова промолчав в ответ, Ашанти наградила Валькура долгим взглядом, с бесстрастным выражением на гладком лице наблюдая, как тот сделал большой глоток из чашки, стараясь поскорей допить шоколад. Потом она протянула Валькуру сухой бисквит. Он взял его и, откусив, снова глотнул шоколада.
Через некоторое время Фелисити заметила, что служанка явно чего-то ждет, причем это никак не связано с угрозами Валькура. Она продолжала есть, отпивая шоколад маленькими глотками, глядя, как Ашанти спокойно подносит к губам свою чашку. Покончив с шоколадом, Валькур поставил чашку на поднос, презрительно хлопнув по нему ладонью. Посмотрев на Фелисити, он перевел взгляд на служанку.
Внезапно его лицо приобрело странное выражение, кровь отхлынула от него, и оно сделалось изжелта-бледным. На лбу выступили капельки пота. Валькур судорожно сглотнул и вскочил на ноги, ударившись головой о верхнюю койку. Раскачиваясь из стороны в сторону, с окровавленным лбом, он схватился руками за горло.
— Боже милосердный, — задыхаясь, прошептал он, глядя на Ашанти безумными глазами, — ты меня отравила!
Сделав нетвердый шаг вперед, Валькур рухнул в сторону двери.
Однако Валькур не умер. Весь остаток дня он или стоял согнувшись, свесившись за борт, когда его рвало желчью, или лежал, весь бледный и покрытый потом, перемежая стоны с нечленораздельными проклятиями. Ашанти отказалась ему помочь, со спокойным отвращением заявив, что для этого яда не существует противоядия.
Команда, похоже, тоже не проявляла особого беспокойства. Матросы лишь изредка поглядывали в его сторону, нисколько не стараясь скрыть грубого презрения, обменивались непристойными замечаниями, сопровождая их косыми взглядами и подмигивая друг другу. Некоторые заключали пари насчет того, когда они наконец увидят внутренности мсье Мюрата. По общему мнению, он должен был испустить дух не позже, чем пробьет восемь склянок послеполуденной вахты, когда на голубизну вод опустится ночная тьма.
Но те, кто в этом не сомневался, проиграли свои деньги. Перемена наступила после того, как капитан Бономм предложил Валькуру разведенный водой ром. Выпив его, он через несколько минут поднялся на ноги и побрел на нос судна, согнувшись от схваток в животе. Здесь по традиции находилось корабельное отхожее место, прикрепленное консолями к бушприту, так, чтобы волны смывали нечистоты, когда корабль будет зарываться носом в воду. Там Валькур провел большую часть ночи, держась за якорные цепи и укрываясь за высоким фальшбортом.
На утренней заре небо окрасилось в багровый цвет, а на воду легли тяжелые тени. Ночью ветер усилился и изменил направление, поэтому теперь на корабле подняли все паруса и он пошел гораздо быстрее. Незадолго до полудня марсель, заплатанный и пожелтевший от старости, не выдержал и разорвался с треском, напоминающим раскат грома. Пираты вскарабкались на мачту, чтобы снять его и расправить новый, однако, спустившись вниз, они долго стояли на палубе, внимательно вглядываясь в горизонт.
Послышалась пара хитроумных замечаний насчет упавшего барометра, при этом из уст в уста передавалось страшное слово «ураган». Фелисити увидела, как смуглый португалец с диким взглядом, носивший на голове колпак, осенил себя крестным знамением. Кто-то со злобой вспомнил о чернокожей служанке, заявив, что брать женщину на борт всегда считалось плохой приметой независимо от цвета ее кожи. Поэтому им сейчас надо разложить ее на палубе, а после, когда все будет кончено, скорее выбросить в море. Потом до слуха Фелисити донеслось имя Валькура. При упоминании о нем один из бездельников заметил, что если этот дьявол со шпагой не сумел совладать с негритянкой, он наверняка не станет возражать, если ею займутся они. Впрочем, никто из них, кажется, не собирался переходить от слов к делу.
Ашанти, похоже, не следовало попадаться им на глаза. Спустившись вниз, чтобы предупредить служанку, Фелисити тоже решила остаться с ней, несмотря на то что она еще утром вооружилась шпагой Валькура, поскольку тот больше не возвращался к ним, предпочитая оставаться в капитанской каюте, где покачивался в гамаке, недоступный для Ашанти. Надев портупею со шпагой, Фелисити почувствовала себя если не лучше, то по крайней мере более подготовленной к разного рода неожиданностям.
На исходе третьего дня плавания ветер вновь изменился. Задув с юго-запада, он принес с собой осеннюю бурю. На судне убавили паруса и натянули штормовые леера, стараясь управиться как можно быстрее. Корабль отчаянно раскачивался на волнах, зарываясь носом в черную, словно ночь, пучину шторма. Над темной водой вспыхивали молнии, поразительно красивые и в то же время внушавшие ужас. Раскаты грома напоминали рык исполинских львов. Вскоре пошел проливной дождь. Его косые от ветра струи накрыли судно колышущимся покрывалом, они хлестали по палубам и скатывались через шпигаты, унося с собой грязь и зловонные отходы. Море кругом кипело, вздымая гигантские валы, которые обрушивались на корабль, добавляя соленый привкус в дождевые капли, неистово барабанящие по обшивке и по поверхности воды, изборожденной волнами с пенистыми бурунами. Ураганный ветер стремительно гнал по небу тучи и, казалось, собирался унести сам корабль, то и дело взлетавший на гребни огромных валов, бесновавшихся вокруг, подобно сменявшим друг друга легионам вражеского войска, охваченного дикой яростью. Волны тащили корабль за собой, играя с ним, как кошка с жалким мышонком. Людям на борту оставалось только уповать на то, что на их пути не окажется подводной скалы или мели.
Ребра шпангоутов скрипели и трещали, будто от нестерпимой муки. Единственный штормовой фонарь в каюте едва горел, стремительно описывая над головой круг за крутом. В отличие от остальной команды, среди которой было немало закаленных моряков, Фелисити и Ашанти не слишком страдали от морской болезни, скорее всего благодаря травам, которые они постоянно жевали. Тем не менее им обеим пришлось привязать себя к койкам. Сейчас, когда корабль бросало по волнам, словно пробку, они запросто могли переломать кости, если бы вздумали ходить в погруженной в полумрак каюте. Из-за переборки доносились стоны Валькура, но они все равно не смогли бы пробраться к нему, даже если бы он согласился принять их помощь. Матросы или догадались, что Валькур неожиданно заболел не без помощи Ашанти, или были заняты борьбой со штормом, однако никто из них больше не собирался с ней разделаться. Судя по тому, с каким удивлением они смотрели на Фелисити, перед тем как ухудшилась погода, они, по всей видимости, решили, что молодому человеку, находящемуся в одной каюте с Ашанти, тоже сделалось плохо. И они наверняка удивились, а может быть, даже почувствовали облегчение, узнав, что оказались не правы.
Лежа на койке и глядя на раскачивающийся фонарь, Фелисити неожиданно задумалась, почему Ашанти, решившая спасти ее от Валькура, не проделала с Морганом то же самое. Ответ казался очень простым. Ашанти, как бы она ни переживала из-за того, что ее хозяйка стала жертвой насилия, вовсе не испытывала такой ненависти к ирландцу.
Утро, забрезжившее наконец серым светом, не принесло облегчения. Шторм, словно одержимый местью и злобой, трепал их весь день и следующую ночь, показавшиеся бесконечной адской мукой.
На третий день море по-прежнему оставалось бурным, а на горизонте все так же громоздились тучи. Они потеряли стеньгу, им пришлось спустить за борт плавучий якорь. Сквозь обшивку во многих местах сочилась вода, которую приходилось откачивать помпами круглые сутки. Тем не менее судно, на их счастье, оставалось на плаву, словно затычка от винной бочки. В обложенном кирпичами очаге снова развели погасший во время шторма огонь, и матросы сгрудились вокруг него, чтобы насладиться горячей пищей и глотком рома, прежде чем опять начать трудиться над спутанным такелажем, поврежденными швами обшивки и над мокрыми парусами.
Валькур, как узнала Фелисити, смог съесть немного отварного мяса и бульона. Ночью в тучах образовался прогал, и в нем заблестели звезды, свет которых отражался на поверхности воды. Капитан тут же поднялся на палубу с секстаном. После необходимых вычислений он убедился, что судно благодаря смене направления ветра не настолько отклонилось от намеченного курса, как можно было ожидать, — словом, их плавание продолжалось.
Фелисити стояла у перил, подставив лицо теплому влажному ветру. В надетом поверх сорочки жилете ей было немного жарко. На лбу и на спине у нее выступили капельки пота, однако она, похоже, стала
понемногу привыкать к морской погоде. Фелисити только что отстояла вахту у помпы. Сейчас ей хотелось отдохнуть после физического напряжения, чтобы восстановить силы.
Никто не ждал от нее помощи и не приказывал ей работать вместе с экипажем. Она сама так решила, увидев косые неприязненные взгляды матросов, направленные в ее сторону. В мужском костюме она выглядела совсем неоперившимся юнцом, не старше пятнадцати лет, поэтому на судне мало кто рассчитывал на то, что она станет работать наравне с остальными, однако ей самой следовало проявить инициативу.
— Обожженный солнцем, розовощекий и вдобавок погруженный в мысли. Простите, юный Франсуа, но вы слишком хороши собой для молодого человека.
Обернувшись, Фелисити увидела капитана Бономма. Приняв оскорбленный вид, чтобы он не заметил тревоги на ее лице, она положила руку на эфес шпаги Валькура.
— Потом я стану другим, не сомневайтесь.
— Умоляю вас, оставьте шпагу. Я не собирался вас оскорблять, к тому же за последние два дня я слишком устал, чтобы сражаться с вами.
Проговорив это, Бономм окинул Фелисити проницательным взглядом, нисколько не уменьшившим ее опасения. Она давно обратила внимание, что он не однажды наблюдал за ней с тех пор, как начался шторм, и теперь постоянно мучилась вопросом, не посвятил ли его Валькур, все еще остававшийся в капитанской каюте, в свою тайну, или, может быть, он проговорился о ней в бреду. Фелисити отвела взгляд, устремив его на темно-синее море.
— Я не сомневаюсь, вы хороший фехтовальщик, мсье капитан. И вы, конечно, могли бы показать мне ваше искусство, если бы захотели.
Плечи капитана приподнялись в красноречивом галльском жесте, а в голосе прозвучала чуть заметная насмешка:
— Возможно, я был им когда-то, но с тех пор прошло много лет.
— И тем не менее вы командуете этими людьми. — Она кивком головы указала на расположившихся на палубе свободных от вахты матросов. Некоторые из них спали, другие — рыбачили, сплетали концы канатов или с сосредоточенным видом вырезали что-то из китовых зубов.
— Хотите, я расскажу вам, как я сделался буканьером, а вы, надеюсь, объясните, как оказались на борту «Ворона» и стали спутником Валькура Мюрата? Это не займет много времени. Будучи младшим сыном в семье, не рассчитывая получить в наследство ни единого су, я благодаря протекции стал королевским мушкетером. Оказавшись при дворе, я обратил внимание на молодую жену одного старого богатого аристократа и регулярно, с немалым удовольствием начал наставлять ему рога. Через положенный срок мой незаконный сын сделался его наследником. В конце концов он все-таки понял, что заставляет его жену радоваться жизни. Вместо того чтобы вызвать меня на поединок, в исходе которого он наверняка не сомневался, признав тем самым перед всем обществом свою мужскую несостоятельность, он раздобыл для меня письмо с печатью. Если вы знаете, такая бумажка позволяет задержать именем короля указанного в ней человека и бросить его в темницы Бастилии без всякой надежды на суд. Однако я не принадлежу к числу тех, кто стремится, чтобы о них навеки забыли, и вовсе не похож на какого-нибудь крота. Получив предупреждение от любовницы, я бежал из Парижа раньше, чем за мной явились жандармы. Вест-Индия показалась мне самым подходящим местом на свете. Однако, добравшись сюда, я высадился на эти песчаные берега без каких-либо средств к существованию.
— Очень романтичная история, — вставила реплику Фелисити.
Бономм бросил на нее быстрый взгляд.
— Действительно. Еще немного, и я закончу. В детстве я несколько лет подряд проводил лето в отцовском замке в Нормандии. Там я выходил в море вместе с рыбаками. Эти суровые люди научили меня навигационному вычислению и азам морского дела. Еще я встретился с человеком, который когда-то попал в плен к арабам и познакомился там с астролябией и секстаном. Иногда знание подобных вещей оказывается полезным. В общем, я стал пиратом.
Несмотря на то что рассказ показался Фелисити немного приглаженным и приукрашенным, он вполне мог оказаться правдивым, особенно если учесть то, с каким видом капитан излагал ей историю своей жизни.
— Итак, вы сделались главарем шайки беглых преступников, дезертиров из флотов и армий чуть ли не всей Европы. Потом в нее влились и те, кого уволили оттуда после того, как прекратилась война между Англией, Францией и Испанией. И тем не менее вы утверждаете, что они подчиняются вам не из страха, а из уважения к вашим познаниям в навигации?
— Если люди объединяются в общество, они должны жить по определенным правилам, иначе они будут постоянно грабить и убивать друг друга, мало надеясь на взаимопомощь и еще меньше на то, что они могут спокойно спать по ночам. Корсары действуют в этих водах уже более сотни лет, и законы, определяющие их поступки и поведение, сложились здесь согласно традиции. Хотите, я познакомлю вас с ними?
У Фелисити не оставалось другого выбора. В любом случае это казалось ей лучше, чем стоять на палубе одной, привлекая пристальные взгляды матросов. Она утвердительно кивнула.
— Отлично. Я перечислю вам условия договора, который подписывает любой, кто поднимается на борт «Ворона». Первое: каждый член команды имеет право голоса при обсуждении текущих дел, право на равную долю свежей провизии и крепких напитков, захваченных в любое время; он может пользоваться ими, за исключением случаев, когда ввиду их недостатка возникает необходимость голосования о сокращении рациона в интересах всего экипажа. Второе: каждый из команды в соответствии с судовой ролью может быть вызван на борт захваченной приза, поскольку он имеет право на дополнительную пару одежды сверх причитающейся ему доли. Виновный в обмане других членов экипажа на сумму, превышающую один доллар серебром, драгоценностями или деньгами, подлежит высадке на необитаемый остров. В случае совершения кражи одним из членов команды виновному отрезают нос и уши, после чего он должен быть высажен с судна в месте, где есть человеческое жилье, однако там, где ему неминуемо придется испытать трудности. Третье: во время плавания никто не имеет права играть в карты или в кости на деньги. Четвертое: огни и свечи должны быть погашены в восемь часов вечера. Если после этого у кого-либо возникнет желание выпить, он должен заниматься этим на верхней палубе. Пятое: все члены команды обязаны содержать пистолеты и сабли в чистоте и готовности к бою. Шестое: никаких женщин на борту. Если кто-либо из экипажа будет уличен в том, что взял в плавание переодетую женщину, его ждет смерть…
Фелисити невольно вздрогнула.
— Что в таком случае могут сделать с Ашанти, с моей чернокожей служанкой?
— Сейчас она считается пассажиркой, к тому же, как и вы, находящейся на иждивении Мюрата. А что будет потом, посмотрим. Кроме того, она ведь не переодета. Так на чем я остановился? Ах да, седьмое условие. Бегство с судна или покидание места боя наказывается смертью или высадкой на необитаемый остров. Восьмое: на борту запрещены драки. Все споры должны разрешаться на берегу с помощью шпаги и пистолета или того и другого. Девятое: никто не может призывать сменить образ жизни, за исключением случая, когда после раздела добычи доля каждого члена экипажа превысит тысячу фунтов товарами. Если кто-либо лишится на службе одной из конечностей или станет инвалидом, он получает из общей казны восемьсот долларов; в случае других увечий ему выдается меньшая сумма, размер которой зависит от их тяжести. Десятое: капитан и квартирмейстер получают по две доли с каждого захваченного приза; парусный мастер, боцман и пушкарь — полторы доли; прочие офицеры — одну с четвертью; матросы — одну. Эти несколько законов представляют собой своеобразный кодекс чести, впрочем, вам вряд ли придется им руководствоваться.
— Квартирмейстером, насколько мне известно, является Валькур. Но вы, кажется, сказали, что на «Вороне» есть и другие офицеры?
— Совершенно верно, хотя я не могу упрекнуть вас в том, что вы не сумели отличить их от остальной команды. Мюрату, как квартирмейстеру, принадлежит право решающего голоса. Он единственный, кто может приказать высечь кого-нибудь плетью; здесь, как по закону Моисея: сорок ударов минус один. Кроме того, он первым поднимается на борт захваченного приза и решает, что следует взять для нужд экипажа. Согласно теории капитан должен выступать в роли боевого командира, обладающего абсолютной властью во время погони и сражения, в то время как вести судно и распоряжаться постановкой парусов обязан парусный мастер. Однако на практике мне приходится разделять командование с Валькуром, а самому одновременно исполнять менее важные обязанности. Не исключено, что экипаж вскоре может решить, что я недостоин им командовать, и сместить меня с должности. Однако я в этом случае не буду роптать. Дни буканьеров сочтены. С каждым годом остается все меньше портов, все меньше мест, где нас еще принимают; за нами охотятся все больше кораблей испанской береговой охраны, а суда, которые мы пытаемся захватить, все чаще оказываются вооруженными немалым количеством хороших пушек. Мне еще повезло, я пока остаюсь жив и здоров, если не считать изматывающих приступов малярии. Я не жалуюсь на зрение и разум, хотя мне иногда приходит в голову, что я слишком долго испытываю терпение Господа Бога. Вероятно, этому пора положить конец.
— И чем же вы будете заниматься? — поинтересовалась Фелисити.
— Кто знает? — Капитан улыбнулся. — Впрочем, хватит обо мне. Вы собирались рассказать, как очутились у нас на борту.
Фелисити на мгновение почувствовала себя неловко. Но пока она обдумывала, что ответить Бономму, над головой у них раздался протяжный крик:
— Земля! Земля по правому борту!
Обернувшись, они увидели на горизонте темное пятно, напоминавшее низкую штормовую тучу зеленоватого оттенка. Фелисити нахмурилась.
— Что это за земля? Я рассчитывал, что мы не увидим ее, пока не доберемся до Франции.
— До Франции? Как прикажете понимать ваши слова, Франсуа Лафарг? Мы приближаемся к месту нашего назначения, единственному, куда мы могли пойти, покинув Миссисипи.
— Но, конечно… — начала было Фелисити.
— Не знаю, на что вы рассчитывали, мой юный друг, или куда собирались отправиться, но перед нами находятся острова Тортуга, порт, где «Ворону» предстоит бросить якорь, одно из последних убежищ для тех, кто ходит под черным флагом.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Черное кружево - Блейк Дженнифер

Разделы:
12345678910

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

11121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Черное кружево - Блейк Дженнифер



Интересный, захватывающий, живописный роман.
Черное кружево - Блейк ДженниферВита
17.01.2012, 7.33





роман так себе. На 3/10 прочитать можно,но нудновато идет. Не очень советую.
Черное кружево - Блейк Дженниферинна
10.02.2013, 12.03





А мне роман очень понравился!!!!Не каждый день в нашей жизни,мужчина будет рисковать собой и своей карьерой,чтобы тебя спасти.Согласитесь.С гл.героиней все и так понятно-глупая,малолетка,которая 14 глав разбиралась в своих чувствах к гл.герою,но все таки поняла,что она его любит.Оценка -9.Считаю большим минусом,что автор растянул роман,как собачую песню,где можно все вмеру сократить,мы читаем,какой песок на острове и что они там ели....А так - роман написан легко и его можно читать( короче: есть чувства).
Черное кружево - Блейк Дженниферджу-джу
20.02.2013, 16.03





Роман сногшибательный! Девочки, не проходите мимо, читайте. Начало затянуто, но мне нравится,когда долгое вступдение. Много приключений, сильный и волевой герой, героиня хорошая. Что еще надо?
Черное кружево - Блейк ДженниферЛина
8.07.2013, 1.18





Прекрасный очень чувственный роман,гг просто изумителен,автор не просто тупо описывает внешность,а раскрыет "тайну души ",поэтому за каждым,пусть и жестоком поступке мы видим безумную любовь... СОВЕТУ Всем!!!!
Черное кружево - Блейк ДженниферТт
13.07.2013, 13.27





Ооооооооочень понравилось! Главный герой такой классный! Героиня молодец, гордая и сильная. Много описаний, длинное начало, масса приключений, но мне все нравится. очень приятные эмоции. Кстати, этот роман и роман "обнимай и властвуй" один и тот же.
Черное кружево - Блейк ДженниферНюра
31.08.2013, 11.22





Здорово! Похоже на те приключенчиские книги, которыми мы зачитывались в детстве (ну, кроме откровенных сцен). Согласна содним из комментаторов, что таких сильны чувств с самопожертвованьем, в реальной жизни не бывает. От того и безумно красивый сюжет, интригующее вступление и давольно неожиданная развязка. Читайте!
Черное кружево - Блейк ДженниферМэри
30.09.2013, 23.30





Да роман нудноват, не сказать что он совсем плох ну на 4потянет не больше.
Черное кружево - Блейк ДженниферРиФФка
16.12.2013, 23.44





Свят-свят, спаси и пронеси, царица небесная! Опять девку насильничает, а та через четверть часа уж влюблена наполовину. Окститесь, это ж не нонешнее время. Порядочную девушку силой берут, а она не то, чтоб руки на себя накладывать - купаться подает и заинтересованно рассматривает. Нэ верю! Даже не знаю, читать ли дальше. И да, топорный язык или топорный перевод.
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
11.01.2014, 11.39





Ну чего сказать. Дочитала. Интересный сюжет, автор "в теме", ляпов я не заметила. Такие обстоятельства и персонажи в любовных романах нечасто бывают. Но есть одно серьезное "но". Все-таки топорный язык. А уж чья это вина - только гадать приходится. Все ж на автора грешу. Вот читаешь из пиратской жизни хотя б про капитана Блада - и совсем другой коленкор. А здесь примитивно написано. перечитывать не буду. За оригинальный сюжет шесть поставлю.
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
13.01.2014, 18.08





Сюжет неплохой,но много лишнего.Моя оценка 9(с натяжкой)
Черное кружево - Блейк ДженниферОльга
21.01.2014, 16.36





Оно не то, что много лишнего (как это лишнее определить вообще?), а то, что изложено на уровне "он пошел", "она взяла", неизобретательно, словом. Где талант именно писателя-романиста? По мне, девятка - перебор. А другое у этого автора как, кто-нибудь читал?
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
21.01.2014, 16.42





Алина, почитайте ее роман "дерзкие мечты". Роман восхитительный.
Черное кружево - Блейк ДженниферЛюдмила Кл.
21.01.2014, 16.54





Гляну, Людмила, спасибо за рекомендацию. Я сама завзятая "пенелопистка" и все надеюсь открыть еще одного "своего" автора...
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
21.01.2014, 16.59





Пожалуйста. Алина, а вы читали романы Ли Линды Фрэнсис? Если нет, то очень советую. Романы у нее потрясающие! Она одна из моих любимых писательниц.
Черное кружево - Блейк ДженниферЛюдмила Кл.
21.01.2014, 17.15





Гадость-осилила лишь до 12 главы 2 из 10.
Черное кружево - Блейк ДженниферЛариса
21.01.2014, 17.38





Невыносимое занудство!!!rnДочитала лишь до 4 главы, не хватило сил на абсолютное бездействие и монотонные диалоги. Наискучнейшие герои!
Черное кружево - Блейк ДженниферДиана Анаид
25.04.2014, 13.14





Не считаю роман занудным.Но ведь сколько людей,столько и мнений-это нормально.Немножко недоверчивая героиня, но зато Морган мне понравился своей решительностью и целеустремленностью. "...разве виновато золото,которое так ярко блестит, и которое так приятно держать в руках,в том что крадут его люди?"Ведь это гимн женщине, которую любит мужчина!!! Может кто захочет прочесть "Зов сердца" и "Любовь и дым" тоже Дженифер Блейк. Мне они понравились, прочтите!!!
Черное кружево - Блейк ДженниферЖУРАВЛЕВА
9.05.2014, 22.36





Прочитала роман "Обольщение по-королевски" этой писательницы, который очень понравился, и решила почитать ещё что-нибудь. Однако этот роман так и не дочитала до конца, хотя никогда не бросала книгу на середине. Дочитала до 17 главы и отбросила прочь. Очень монотонно и скучно, глаза сами закрывались, ничего не могла с этим сделать. Никакого накала страстей и напряжения внимания. Книга не вызвала большого интереса.
Черное кружево - Блейк ДженниферЮлия
25.05.2014, 12.17





Воды много,а так ничего,захватывает!
Черное кружево - Блейк ДженниферНаталья 66
17.11.2014, 18.16





Этот роман для тех кто любит приключения, а не для любительниц долгих описаний поцелуев и объятий! Очень динамичный роман и любовная линиия впечатляет. Герои стоят друг друга( в хорошем понимании). Есть немного истории. Советую любителям " не слащавых романчиков"! Исключительно, мое мнение.
Черное кружево - Блейк ДженниферНюся
17.11.2014, 19.05





Я читала этот роман под названием " Обмани и властвуй" мне понравилось.
Черное кружево - Блейк ДженниферМилена
14.12.2014, 17.11





Очень люблю, когда автор в теме эпохи и знает ее уникальные подробности. Иногда это очень интересно. Очень не люблю, когда автор начинает грешить подробным и частым живописанием обихода, костюмов, кухни, быта и пр деталей, никак не влияющих на фабулу. К сожалению, это просто нудно. Перед нами ровно такой пример: знание эпохи, достоверный сюжет - и убивающие сюжет детали. Пока дошла до 4-й главы, поймала себя на мысли: лучше читать этот роман, чем считать овец. Во-первых, все-таки роман. Во-вторых, быстрее заснула.
Черное кружево - Блейк ДженниферRose
22.12.2014, 23.41





Дотянула этот живописный роман только до 8-й главы. К сожалению, очень и очень нудно. А жаль: сюжет был неплохим. 4 из 10.
Черное кружево - Блейк ДженниферRose
23.12.2014, 0.47





Роман хорош, много описаний и деталей того времени, но сюжет мне показался стандартным! 8/10
Черное кружево - Блейк ДженниферЭля
26.03.2015, 9.37





Роман действительно интересен всеми этими подробностями и описаниями жизни героев. Но это на любителя, кому-то это скучно. А вот сюжет и глав. герои меня не впечатлили от слова совсем. Как-то оно не про любовь, а про стокгольмский синдром. Главный герой, который постоянно ставит глав. героиню в позицию слабого, не дает ей ничего решать, не дает ей никаких заверений. И до конца не понятно, то ли он такой закомплексованный и долбанутый, то ли он просто мудак, который если хочет, может и износиловать женщину, манипулировать ею, лгать, а потом сказать "извиняй - погорячился". Главная героиня вроде бы нормальная, но она за книгу потеряла всех близких. а переживала только о том, что у них будет с главным героем. И это как-то довольно странно. И вобще она какая-то интерная всю дорогу. Ее окружают какие-то ущербные мужчины, а она к этому относится как к норме. rn7 из 10.
Черное кружево - Блейк Дженниферdeasiderea
18.12.2015, 3.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
12345678910

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

11121314151617181920

Rambler's Top100