Читать онлайн Черное кружево, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Черное кружево - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.56 (Голосов: 326)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Черное кружево - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Черное кружево - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Черное кружево

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Немного позже, когда вернулся Морган, Фелисити кое-как сумела вернуть себе самообладание. К этому времени имена пятерых французов, приговоренных к повешению, уже передавались шепотом из дома в дом, о них слуги узнавали заодно с хозяевами, и вскоре в Новом Орлеане не осталось ни единого человека, который бы не произнес этих имен.
Лафреньер, Нойан, Каресс, Марки, Милье-младший.
Едва Морган вошел, Фелисити поднялась ему навстречу с вопрошающим взглядом бархатисто-карих глаз. Голос ее звучал сипло, когда она сдержанно спросила:
— Значит, это правда?
— В зависимости от того, что ты имеешь в виду. Увы, судьи признали их виновными.
— К чему их приговорили?
— Пятерых отвезут на ослах на площадь, чтобы там повесить. Собирались казнить шестерых, но после того как Виллера хватил апоплексический удар, их стало на одного меньше.
— Говорят, его заколола штыками охрана.
— По официальной версии, он умер от апоплексии, — поправил ее Морган с жестокой иронией. — Между прочим, суд предал его память вечному поруганию. Можешь себе вообразить, этого покойника представлял на суде специальный поверенный, чтобы оспаривать обвинения, выдвинутые против памяти о нем.
Чем могла быть вызвана такая нелепая мера? Мелочной злобой или стремлением оставаться «справедливыми» даже в мелочах — этого не мог определить никто. Но сейчас Фелисити беспокоили вопросы поважнее причины смерти Виллера и того, как к ней отнеслись.
— А что будет с остальными?
Морган, избегая ее взгляда, пробормотал:
— Из оставшихся семерых одного приговорили к пожизненному заключению, двоим дали по десять лет, а четверым — по шесть. Кроме того, всех приговорили к конфискации имущества в пользу короля и вечной высылке из испанских владений. Все остальные жители колонии получили полное помилование с целью положить конец этой истории.
— А что… что будет с отцом?
— Его приговорили к шести годам заключения в крепости эль Морро на острове Куба.
У Фелисити перехватило дыхание, из груди вырвался непроизвольный стон. Шесть лет! Сможет ли Оливье Лафарг с его не слишком крепким здоровьем выдержать так долго?
— Эль Морро? Но это место мало чем отличается от подземной темницы.
— Да, это место не назовешь приятным, но в тюрьмах просто не может быть иначе. — Морган отвернулся, освобождаясь от камзола. — По крайней мере он останется жив, чтобы просить о снисхождении, чего не скажешь о тех пятерых, кого повесят завтра.
— Завтра! Но почему вдруг такая спешка? — Фелисити последовала за Морганом в спальню, где он в сердцах швырнул камзол на кровать.
— Чем скорее это сделают, тем быстрее все закончится. Это может пойти нам на пользу, если мы взялись наводить порядок в колонии твердой рукой.
— И О'Райли больше не придется выслушивать мольбы жителей Нового Орлеана?
— И это тоже.
— Боже мой! — воскликнула Фелисити, с трудом сдерживая охватившее ее неистовство. Сделав несколько быстрых шагов, она подошла к окну и глубоко вдохнула вечерний воздух.
Послышался тихий шорох одежды, Морган приблизился и встал позади нее.
— Тебе этого мало? Ты надеялась, что твоего отца отпустят на свободу?
— Вы выполнили вашу часть договора, — ответила она с напряжением в голосе.
— К черту этот договор! — Он взял ее за руку и повернул к себе. — Сейчас я беспокоюсь о тебе.
— И напрасно. Я это переживу, как все остальные.
— Но сейчас? Когда твои надежды не оправдались и ты упала духом? Фелисити…
О том, что он собирался сказать дальше, оставалось только догадываться, ибо в эту минуту в дверях появился Пепе. Однако потом они оба испытывали какое-то неясное и в то же время томительное желание. Этого оказалось достаточно, чтобы ночью, когда они лежали в постели, Фелисити протянула руку через разделяющее их пространство и ласково провела пальцами по груди Моргана, как будто желая привлечь его к себе.
Он затих. Фелисити ощущала ладонью биение его сердца, но при этом не могла понять, дышит он сейчас или нет. Она заскользила рукой по волосам на груди, по твердому и плоскому животу. Наконец Морган медленно и глубоко вздохнул. Этим порывом чувств Фелисити двигала благодарность и сознание необходимости исполнить долг чести, но в то же время она ощущала, как внутри ее быстро нарастает предвкушение удовольствия. Она придвинулась ближе к Моргану, приподнявшись на локте, так что золотистое покрывало из шелковистых душистых волос накрыло их обоих. Фелисити прикоснулась к его губам, в то время как ее пальцы дотронулись до теплой и напряженной мужской плоти.
Подняв руку, Морган запустил пальцы в ее волосы, а другой обнял, проводя ладонью по бедрам. Сладостная и трепетная истома охватила их обоих, когда они крепко прижались друг к другу в темноте этой ненастной ночи. Их вздохи, казалось, слились воедино, когда они с какой-то непонятной осторожностью постепенно привыкали к этому слепому ощущению, пока его тепло и тайна не проникли в их кровь. Сжимая Фелисити в объятиях, Морган вошел в нее, связывая их обоих цепью наслаждения. Их тела двигались вместе до тех пор, пока не достигли томного безумного экстаза. Порывы становились все неистовей, а руки Моргана теперь сжимали Фелисити словно два стальных обруча. Он перевернулся, оказавшись сверху, и вошел в нее еще глубже, заставив каждый ее нерв затрепетать от острого наслаждения, накатывающегося волнами.
Фелисити ощущала, как экстаз все сильнее охватывает ее, словно бурный темный поток. Он поднимался все выше, постепенно приближая ее плоть к невидимому взрыву. Он наполнял ее, окружал со всех сторон, затягивал в напряженную пучину, черную как ночь. Она вцепилась Моргану в плечи, обхватила ногами его изборожденную шрамами спину, и единственное, что позволяло ей благополучно преодолеть эту бездонную пропасть, было ощущение того, что она сейчас не одинока.
Потом они лежали в той же позе, в которой им довелось испытать блаженство, прислушиваясь к собственному тяжелому дыханию. Широко открыв невидящие глаза, Фелисити чувствовала, как ее исподволь охватывает тревога. Каким простым представляла она раньше соединение мужчины и женщины.
Возможно, это действительно было так для некоторых людей. При других обстоятельствах, с другим мужчиной и в другое время она, может быть, не пережила бы ничего подобного. Однако сейчас, рядом с этим ирландским наемником испанцев Морганом Маккормаком, желание плоти стало поистине опустошающим. Мысль о том, что она сама заставила считать это наслаждение пороком, который необходимо терпеть, не приносила ей облегчения. Конечно, она могла найти и другие оправдания. Негодование тоже сыграло свою роль, так же как ненависть и страх. Только что они могли изменить? Да и изменится ли вообще что-нибудь?
Фелисити долго лежала неподвижно, пытаясь уснуть, но сон не приходил. Даже когда ей это наконец удалось, она так и не смогла отдохнуть, потому что ее все время преследовали опустошающие и изнуряющие кошмары. Поэтому, увидев, как в комнату начал пробиваться утренний свет, она испытала чувство, близкое к облегчению. Судя по тому, с какой преувеличенной энергией Морган соскочил с кровати и стал надевать мундир, он пережил этой ночью те же самые ощущения.
Вопреки установившейся традиции он надел шпагу, не успев позавтракать.
— Ты уже уходишь? Так рано? — тихо спросила она.
— Ничего не поделаешь. О'Райли приказал всем явиться на службу. Сегодня в городе усилят патрули, а к казармам, где держат арестованных, и на Оружейную площадь пошлют несколько специальных нарядов.
Фелисити села на кровати, прикрыв грудь покрывалом.
— Он, конечно, не ожидает, что жители поднимут восстание?
— Такую возможность никогда нельзя сбрасывать со счетов. Арестованным сочувствуют даже некоторые испанские офицеры, оставшиеся здесь после бегства Уллоа: Наварро, Гайарре и Лойола.
— Неужели… казнь будет публичной?
Морган поправил шпагу и взял камзол.
— Как еще можно показать людям, что не следует бросать вызов испанской короне?
— О да, конечно. Для устрашения казнь следует устроить в тот час, когда на площади соберется как можно больше людей.
— Время еще не назначено. Негр, который обычно исполняет обязанности палача, на сей раз отказался, поэтому придется искать кого-нибудь еще. Ты, конечно, не собираешься туда идти?
— Почему же? Эти люди — друзья моего отца.
— Такое зрелище вряд ли доставит удовольствие женщине.
Она наградила Моргана холодным взглядом.
— Если я туда пойду, так это вовсе не ради зрелища, а по той же причине, почему люди сидят у постели умирающего, чтобы он не оставался одиноким.
— Как тебе будет угодно. — Морган потянулся за треуголкой, висевшей на гвозде. Потом он несколько минут вертел ее в руках, с задумчивым выражением лица глядя на колышущуюся золотую бахрому.
Если он обдумывал, как еще ее предупредить, он нашел неплохой способ. Приблизившись к кровати, Морган горячо поцеловал Фелисити в губы и, быстро повернувшись на каблуках, вышел из комнаты.
В этот день время, казалось, тянулось невероятно медленно. Фелисити несколько раз посылала горничную Мари узнать, что происходит на площади перед церковью. Всякий раз девушка возвращалась с одним и тем же ответом: ничего, никаких признаков деятельности. Казнь пришлось отложить из-за поисков нового палача. Поскольку исполнить его работу никто так и не согласился, незадолго до полудня было принято решение заменить повешение расстрелом, и О'Райли сразу подписал необходимые распоряжения.
Мари вернулась с очередной новостью. Говорили, что О'Райли, потому ли, что его стала мучить совесть, или ему, возможно, захотелось показать себя гуманным человеком, дал понять, что не слишком огорчится, если Нойан, племянник Бьенвилля, исчезнет из камеры. Однако Жан Батист Нойан как настоящий герой отказался принять столь бесчестное освобождение в то время, как его земляки останутся в неволе. Он предпочел умереть вместе с друзьями.
Когда в городе наконец началось движение, оставаться в неведении стало практически невозможно. Топот шагов солдат, стекавшихся к центру, и громкие слова команд могли встревожить любого, за исключением глухих и слепых.
Вскоре послышался медленный размеренный бой барабанов. Это означало, что осужденных вывели из старых французских казарм и повезли на площадь. Грохот становился все сильнее, разносясь эхом по улицам города и отражаясь от стен окружающего его частокола. В этот нескончаемо долгий день узкие городские закоулки казались не слишком оживленными, а сейчас они вообще словно вымерли, после того как жители разошлись по домам и заперли двери.
В угрюмой тишине шаги Фелисити, торопливо идущей в сопровождении Ашанти по направлению к Оружейной площади, звучали неестественно громко. Девушка как будто чувствовала презрительные взгляды сотен глаз, наблюдавших за ней из-за закрытых ставней.
Оказавшись на площади, Фелисити увидела, что она не одинока. Зрителей действительно было немного — дюжины две или чуть больше людей, в абсолютном молчании стоявших под теплыми лучами осеннего солнца. Все устремили взгляды на пятерых приговоренных, медленно приближавшихся к ним верхом на ослах. Их руки были связаны за спиной, а по обеим сторонам этого печального шествия двигался многочисленный конвой гренадеров.
На другой стороне площади стоял О'Райли. В расшитом блестящими галунами мундире с многочисленными орденами он всем своим видом выражал напряженное внимание. Рядом, справа от него, находился мэр города и несколько других чиновников. Слева стоял полковник Морган Маккормак, позади виднелась группа военных, в том числе двое офицеров с серебряными жезлами в руках, что свидетельствовало об их принадлежности к окружению генерал-губернатора.
На парадном плацу перед офицерами выстроился огромный отряд испанских солдат — несколько тысяч человек. Образовав каре, они окружили Оружейную площадь так, что ее центр остался свободным. С неподвижными, словно вырезанными из дерева, лицами и непроницаемыми взглядами, они стояли в боевом построении, непреодолимым барьером отделяя горожан от приговоренных, оказавшихся внутри каре словно в живой тюрьме.
Ослы, на которых привезли осужденных, остановились. Приговоренным помогли спуститься и, выстроив цепочкой, провели на середину площади. Вперед выступил судебный секретарь. Держа в руках трепещущие на теплом ветерке бумаги, он по-испански прочитал приговор, который тут же перевели на французский язык. Потом копию приговора вручили городскому глашатаю, и он с суровым видом, стараясь заодно выразить собственную важность, огласил его содержание, громко выкрикивая слова, обращаясь попеременно к войскам и собравшейся немногочисленной кучке горожан.
Как только смолк его громкий и чистый голос, послышалась команда, и вперед выступил взвод солдат. Осужденных поставили на колени спиной к солдатам. Командующий взводом офицер со скрежетом вынул из ножен шпагу. По его приказу солдаты выставили вперед мушкеты, уже заряженные заранее, и взяли их на плечо. Офицер высоко поднял шпагу и, бросив еще одну отрывистую команду, резким движением опустил ее вниз.
Раздался дружный залп. На одежде приговоренных появились яркие расплывающиеся пятна крови. Повалившись ничком, они забились в конвульсиях, а потом затихли. Никто из них не произнес ни слова, никак не выказал страха или слабости. Их спокойная ненаигранная стойкость перед лицом бесполезной и позорной смерти отозвалась болью и жалостью в сердцах людей, пришедших на площадь. И все-таки это было единственное, что помогло всем вынести зрелище этого полного краха.
Фелисити не предполагала, что Морган сегодня вернется рано. После приведения приговора в исполнение все недовольные, те, кто принимал участие в заговоре и остался на свободе, могли задумать отомстить, нанести удар в ответ на казнь своих товарищей. Поэтому поступило распоряжение закрыть все заведения, торгующие крепкими напитками, а заодно — кофейни, игорные залы и другие места свиданий и порока. Поскольку город находился на военном положении, обязанность следить за исполнением этого приказа возложили в первую очередь на военных, а не на гражданские власти, значит, и на Моргана тоже. Фелисити не могла представить, чтобы он оставил службу, как бы сильно ни переживал из-за сегодняшних событий. Поэтому, когда она услышала, как он поднимается по лестнице спустя менее часа после ее возвращения, ее охватила тревога.
Она лежала на кровати, думая о Кубе, о том, как ей попасть на этот остров, постаравшись перебраться туда одновременно с отцом. А если Морган сумеет добиться перевода в Гавану, тогда он может взять ее с собой. Услышав шаги, Фелисити соскользнула с постели и расправила складки на юбке. Не надевая туфель, которые она сбросила, прежде чем лечь, девушка поспешила в гостиную.
Морган стоял посреди комнаты с каким-то свертком под мышкой. Когда он обернулся, его лицо показалось ей изможденным, зеленые глаза выражали тоскливую безысходность.
Фелисити остановилась, опершись рукой о спинку резного кипарисового кресла.
— Что это? Почему ты вернулся?
— Присядь, Фелисити, — проговорил Морган бесстрастным тоном, словно отдавая приказ.
— Почему? — спросила она.
Не получив ответа и ни о чем не догадавшись по выражению его лица, она посмотрела на сверток, который он принес. По размеру и неправильной форме он походил на камзол, в который завернули несколько предметов. Прошло какое-то время, прежде чем Фелисити поняла, что это. Она вновь посмотрела Моргану в глаза, потом, почувствовав, как ее перестают слушаться налившиеся тяжестью конечности, упала в кресло.
Морган подошел ближе. Встав на одно колено, он положил вещи, которые держал в руках, на подол ее платья. Бархатный камзол табачного цвета развязался, и ее глазам предстала пара туфель, табакерка с крышкой, покрытой перегородчатой эмалью, переплетенная книга стихов Вергилия и шпага. Эти вещи, уже далеко не новые и тем не менее бесконечно ей дорогие, принадлежали Оливье Лафаргу. Девушка стала перебирать их дрожащими пальцами.
— Фелисити, — проговорил Морган тихим грудным голосом, — мне больно об этом говорить, но я должен сообщить, что твой отец мертв.
— Мертв? — спросила она без всякой интонации. — Но как? Как это могло случиться? Он же получил только шесть лет тюрьмы…
— Он сам наложил на себя руки. Кто теперь узнает, почему? В тюрьме с человеческим разумом происходят странные вещи.
Фелисити широко открыла глаза, почувствовав по тону его голоса, что Морган чего-то недоговаривает.
— Как… как это случилось?
— Зачем вдаваться в подробности? — ответил он, подавшись назад. — Это случилось. Вот и все.
— Нет, не все, — резко возразила Фелисити, — я должна знать. — Мысль о том, что он может что-то скрывать и во что может вылиться эта попытка, заставляла ее проявить настойчивость.
— Не надо, Фелисити. Помни его таким, каким видела в последний раз, и удовлетворись этим.
— Его убили охранники? Они закололи его, как Виллера?
— Нет. Я же сказал, он покончил с собой этой ночью.
— Как удобно, правда? Может быть, все продумали заранее? Может, ему кто-нибудь помог? В таком случае я, наверное, оказалась полной идиоткой, если относилась к тебе с благосклонностью ради того, чтобы отец остался жив, а ты все это время думал, как с ним покончить. Это была твоя мысль или тебе ее подкинул О'Райли? Может, ты вообще не разговаривал с генерал-губернатором?
— Хватит! — заорал он. — Ты сама не понимаешь, что говоришь.
— Не понимаю? Прошлой ночью, когда я спала с тобой в одной постели, мой отец умер в камере странной смертью. Прошли уже почти сутки, за это время успели расстрелять пятерых его друзей, а мне только сейчас сообщают, что отца больше нет в живых. И ты вдобавок не желаешь ничего объяснять. Что еще остается мне думать?
— Ты можешь думать что угодно, но так было на самом деле. Прошлой ночью у Оливье Лафарга на мгновение помутился рассудок, и он повесился на бечевке, которой кто-то перевязал сверток с чистым бельем. Никто не прикасался к его телу, до тех пор пока его не вынули из петли сегодня утром и похоронили в неосвященной могиле. Никто.
— Похоронили? То есть… вы успели сделать даже это? — Фелисити посмотрела на Моргана с нескрываемой ненавистью.
— Это сделали по моему приказу. Когда человек вешается, на него потом не слишком приятно смотреть. Я решил оградить тебя от этого зрелища.
— Ты приказал избавиться от тела отца, не посоветовавшись со мной, не позволив мне забрать его домой или хотя бы обрядить для похорон, не позволив соседям и друзьям, не говоря уже обо мне, попрощаться с ним? Ты приказал похоронить его без напутствия патера и поминальной молитвы?
— Он совершил самоубийство, Фелисити. Ему все равно отказали бы в церковных обрядах и не позволили похоронить на кладбище.
— И поэтому ты велел бросить его в яму и закопать словно животное?!
— Фелисити, не надо. — Морган попытался взять ее за руку. — Не мучай себя так. То, что случилось, было неизбежно, в таких случаях нужно действовать тихо и как можно скорее.
Фелисити вырвала руку и вскочила с кресла.
— Не трогай меня! — закричала она. — Убирайся и оставь меня в покое!
Поднявшись с колен, Морган несколько минут молча смотрел на нее, потом сказал:
— Я попрошу Ашанти, чтобы она пришла к тебе.
— Мне никто не нужен.
— И тем не менее. — Направляясь к двери, он оглянулся. — Что бы ты сейчас ни думала, Фелисити, я очень сожалею.
— Обойдусь без твоей жалости, — бросила она в ответ. Из-за слез, мутной пеленой застилавших глаза, ей казалось, что его фигура слегка расплывается. — Теперь, когда отец умер, ничто не помешает мне сказать, что я тебя презираю. Никогда в жизни я еще не ненавидела кого-нибудь так, как тебя.
— Я это знаю, — кивнул он. — Я всегда это знал.
— Если так, тогда ты поймешь, что тебе больше незачем здесь появляться!
Не говоря ни слова, Морган вышел, тихо закрыв за собой дверь.
Уже начало темнеть, когда Фелисити в сопровождении Ашанти с большим букетом блестящих осенних листьев добралась до места, где Оливье Лафарг обрел вечный покой. Находившееся за низкой оградой кладбище святого Луи не было ничем отмечено, за исключением большой бочки, венчающей могильный холм. Из-за не прекращавшихся в течение нескольких недель дождей водоносный слой в этой болотистой местности поднялся настолько высоко, что гроб приходилось укреплять, чтобы он не всплывал в заполненной водой могиле. Увидев разбросанные вокруг щепки, Фелисити решила, что бочки с железными слитками оказалось недостаточно и могильщикам пришлось пробить дыры в досках гроба, чтобы он оставался под землей. Однако даже несмотря на это, вокруг краев могильной насыпи выступала вода.
Не обращая внимания на грязь, Фелисити опустилась на колени и, склонив голову, стала молиться сквозь слезы, заливающие лицо. Она уже встретилась с патером Дагобером, выпросив у него обещание отслужить молебен за упокой души бедного Лафарга, несмотря на явное нарушение церковных канонов. Это было все, что она могла сделать для своего несчастного отца.
С тихим шепотом Ашанти опустилась в грязь рядом с Фелисити и передала хозяйке букет из разноцветных листьев, чтобы та осторожно положила его в головах могилы. Медленно тянулись минуты. Где-то лаяла собака, встревоженная мать звала домой детей. Сумерки быстро сгущались. Неподалеку уже зажгли одну или две свечи, и их свет длинными желтыми полосами пробивался сквозь серый вечерний полумрак.
Фелисити нехотя поднялась на затекшие ноги. Не обращая внимания на испачканное платье, она стояла, глядя на горку влажной земли. Мысли беспорядочно роились в голове, смешиваясь с гневом и отчаянием. Теперь она осталась одна. Завтра или послезавтра все ее вещи конфискуют, а слуг уведут в цепях, чтобы потом продать. То, о чем она так долго старалась не думать, свершилось. Теперь ей придется искать какое-нибудь убежище, хотя она даже не представляла, где его найти. Ее, как бывшую любовницу испанского офицера, дочь покончившего с собой преступника, никто не пустит к себе в дом. Теперь на ней лежало такое пятно позора, что ее могут отвергнуть даже монахини из монастыря урсулинок.
Что будет с нею? Придется ли ей бродить по городу, пока она не станет жертвой какого-нибудь солдата или пьяного щеголя, который задерет ей юбки в темном переулке? Оставался еще Хуан Себастьян Унсага, только пожелает ли он теперь иметь с ней дело? Возможно, ей придется идти на улицу, чтобы зарабатывать деньги, торгуя единственным товаром, который у нее есть. Или, решив с циничной практичностью, что это стало ее занятием, она сможет найти приют и безопасность в одном из борделей, укрывающихся на узких улочках неподалеку от реки, чтобы оставаться в нем по крайней мере до тех пор, пока, состарившись или заболев, уже не сможет отрабатывать свое содержание там?
Единственным, кто мог уберечь ее от этого пути, оставалась она сама. Теперь, когда все было сказано, она могла позволить себе надеяться лишь на собственные силы, поставив жизнь в зависимость от самой себя. Женщины, которые жили с мужчинами, опираясь на них, видя в них источник средств существования, будь то отцы, братья, мужья или любовники, глубоко заблуждались. Мужчины умирали, становились другими, бросали женщин по собственной воле или в силу обстоятельств. Возможно, сами того не замечая, они поощряли женщин искать в них опору, а когда зависимость становилась полной, когда естественная уверенность в себе, свойственная женщине с детства, уступала место добровольной покорности, эта опора могла неожиданно исчезнуть. Женщина, не способная выжить одна, напоминает нищего калеку, полностью зависящего от людской доброты. Те, кто хочет завоевать надежное положение в жизни таким путем, никогда этого не добьются.
— Здравствуй, дорогая Фелисити. Я знал, что могу встретить тебя здесь.
Повернувшись, Фелисити увидела брата, стоявшего в нескольких футах от нее. Она настолько погрузилась в собственные мысли, что не заметила, как он подошел.
— Ты напугал меня, — тихо сказала она.
— Похоже, у меня такая привычка. Извини, сестренка, я не нарочно. Мне хотелось только подойти поближе и поговорить с тобой, чтобы ты выслушала меня прежде, чем повернуться ко мне спиной, чего я, вне всякого сомнения, вполне заслуживаю.
Как она могла упрекать его над отцовской могилой? Фелисити устало махнула рукой.
— В этом нет нужды.
— Ты, как всегда, милосердна и добра, Фелисити, однако я должен с тобой поговорить. По моей собственной вине и из-за всех этих бед, случившихся в последние месяцы, я потерял самообладание. Я готов отрезать себе руку, если это понадобится, чтобы заслужить твое прощение за то, что ударил тебя тогда. Я никогда не хотел тебя обидеть.
— Считай, что я уже забыла об этом.
— Если ты говоришь так от всего сердца, а не просто ради приличия, может, ты позволишь мне повторить предложение, которое я сделал некоторое время назад?
Стоявшая рядом Ашанти переступила с ноги на ногу, бросив на хозяйку предупреждающий взгляд. Фелисити заметила это, однако сейчас Валькур, столь покорный и милосердный, казался ей таким, каким она помнила его всегда, другом детства, ни разу не обидевшим ее прежде, хотя он был способен жестоко обращаться с другими.
— Я не помню ни одного случая, чтобы ты перед чем-нибудь остановился, не получив моего разрешения, — ответила она с необъяснимой тревогой.
— Я понимаю, после смерти твоего отца прошло всего несколько часов, и ты не успела задуматься о том, как тебе теперь быть, но я снова прошу тебя ехать со мной во Францию.
— Во Францию? Мне казалось, ты уже давно отказался от этой затеи.
— Нет. Я только ждал, когда наступит момент, чтобы ты могла уехать со мной. Теперь он наконец наступил. Мы можем отправиться в путь прямо сегодня, если ты согласишься.
— Сегодня? Но к чему такая спешка?
— Здесь нас больше ничего не удерживает, ни тебя, ни меня. Это огромное несчастье, что твой отец узнал о том, как ты поступила ради его спасения. И наша трагедия сделалась еще больше после того, какой он избрал способ, чтобы избавить тебя от обязательств перед этим воякой, но…
— Постой! — прошептала Фелисити. — Что ты сказал?
— Но, сестренка, неужели ты ничего не знаешь? — Валькур приподнял бровь, всем своим видом выражая искреннее удивление.
— Нет. Мне ничего не сказали.
— Их, конечно, можно понять, но я просто не представляю, как им удалось скрыть это от тебя. Мне обо всем рассказал охранник, которого я спрашивал об обстоятельствах смерти твоего отца. Никому не известно, откуда он узнал о тебе, но в последний вечер твой отец был очень печален. Он говорил что-то о дочери и о жертве, которую она принесла ради него… А на следующее утро его нашли мертвым.
Из глаз Фелисити вновь полились слезы, затем она успокоилась и на нее нашло какое-то оцепенение. Не замечая почти ничего вокруг, она едва слышала, как Ашанти шептала ей на ухо:
— Не слушайте его, мадемуазель. Не слушайте.
— Будет очень жаль, если поступок, который совершил твой отец, чтобы освободить тебя, окажется напрасным, — продолжал Валькур. — У меня нет сомнений, что он, так горячо любивший Францию, сказал бы тебе сейчас: «Уезжай из испанского Нового Орлеана, оставь его вместе со своим прошлым, отправляйся туда, где ты сможешь обо всем забыть и начать новую жизнь».
«Выходит, Морган знал, почему отец покончил с собой, знал и не сказал мне, чтобы я не считала себя виноватой, — поняла Фелисити. — Он не возражал против моих оскорблений, взвалив всю вину на собственные плечи. А взамен он получил от меня лишь грубую отповедь, исполненную ненависти. Он не стал возражать. Вот в чем заключался секрет. Казалось, такой исход мог вполне понравиться Моргану. Возможно, он был доволен, что ему наконец удалось избавиться от меня».
— Но что я буду делать во Франции? — спросила она задумчиво.
— Можешь не беспокоиться. У меня достаточно денег, их нам хватит на несколько недель, а если понадобится — на несколько месяцев. А потом, у меня есть немало разных идей. Тебе не придется ничего делать. Нас ждут веселые дни, полные удовольствий.
— Удовольствий? — переспросила Фелисити так, как будто никогда не слышала этого слова. — Сейчас я должна оплакивать отца…
— Конечно, — ответил Валькур слегка нетерпеливым тоном, — но наступит время, и ты увидишь все чудеса Парижа. Вместе мы будем штурмовать Версаль, ты с помощью красоты, а я с помощью ума. И никто из нас не будет одиноким.
Это неожиданное сентиментальное отступление побудило Фелисити принять окончательное решение. Перед ней стоял прежний Валькур, тот самый, с кем она смеялась и дразнилась, с кем подтрунивала над слугами и соседями. Он любил ее и хотел увезти с собой, чтобы начать новую жизнь на родине. Он предлагал ни больше и ни меньше, чем возможность жить по-другому, и вдобавок — величайшее из всех благ — забвение. Фелисити глубоко вздохнула.
— Если нам надо ехать сегодня, мы должны торопиться.
— Опомнитесь, мадемуазель, это безумие! — воскликнула Ашанти, но Фелисити уже не слушала ее.
Валькур решил вернуться с ними домой, чтобы помочь сестре собраться. В ответ на ее возражения, что его могут арестовать, он с холодной иронией напомнил об амнистии, дарованной всем тем, кто еще не попался в лапы испанцам.
Дома он взял на себя роль руководителя. Фелисити могла захватить с собой лишь пару платьев и две смены белья. Больше ей ничего не понадобится, все остальное они купят, когда доберутся до Парижа. К тому же сейчас за ней могут снарядить погоню; ей следует помнить, что, с точки зрения закона, она станет похитительницей имущества Лафарга, если возьмет из дома хотя бы носовой платок. Валькур проявил такую строгость, обсуждая с сестрой, какие вещи ей взять, а какие — нет, что она почувствовала облегчение, когда он поинтересовался судьбой остатков своего гардероба и отправился его искать.
Однако через несколько минут он вернулся, перекинув через руку пару бриджей, сорочку, камзол и жилет. Путешествие в открытой лодке будет не из приятных, поскольку им предстоит преодолеть сто пятьдесят миль или даже больше, пробираясь через болотистую дельту, прежде чем они доберутся до корабля, укрывшегося в ожидании их в уединенной бухте неподалеку от устья реки. В лодке едва хватит места для самой Фелисити, не говоря уже о ее юбках и кринолинах. Кроме того, чем меньше внимания они привлекут, проходя через городские ворота, тем лучше будет для них обоих. Сейчас им уже некогда спорить, потому что эти самые ворота скоро должны будут закрыть на ночь. Поэтому Фелисити должна без разговоров переодеться в костюм молодого дворянина.
Вскоре, надев мужское платье и самые невзрачные туфли, убрав заплетенные в косу волосы под треуголку и взяв в руки тросточку, Фелисити собралась в дорогу. Валькур подхватил было ее узелок, но она забрала его обратно.
— Мужчина не должен нести вещи другого мужчины, — напомнила она с улыбкой.
— Совершенно верно. — Придержав дверь, он с поклоном пропустил сестру вперед. — Это последний знак уважения, который ты можешь ждать от меня, — проговорил Валькур каким-то странным капризным тоном.
Ашанти ушла к себе в комнату, как только они добрались до дома. Теперь, появившись из темноты у подножия лестницы, она обратилась к Фелисити:
— Мадемуазель, я должна ехать с вами.
Лицо Фелисити исказилось гримасой отчаяния.
— Но, Ашанти, я думала, ты поняла…
— Да. Я знаю, что стала рабыней испанцев, которые продадут меня с публичных торгов, но если меня поймают вместе с вами, я скажу, что сбежала сама. А если нас никто не остановит, это вообще будет не важно.
— Мне очень хочется, чтобы ты пошла с нами… Но мы должны пройти через ворота. Если
двух молодых людей увидят в сопровождении служанки, это наверняка покажется странным.
— Не таким уж странным, как вы думаете, мадемуазель, особенно если я стану хихикать и прижиматься к вам поближе. Но если вы так пожелаете и дадите мне бумагу, где говорится, что позволяете мне ходить по ночам в одиночку, и укажете, с какой целью, тогда я смогу выбраться за ворота одна и встречусь с вами позже.
Фелисити взглянула на Валькура.
— В лодке есть еще место?
— Совсем мало, — ответил Валькур, посмотрев на служанку прищуренными глазами.
— Пожалуйста, давай возьмем ее с собой. Это очень важно для меня.
— Я не буду вам мешать, мсье Валькур, — заверила Ашанти, глядя ему прямо в глаза. — Я вам еще пригожусь, и я… дорого стою.
— Она дорого стоит, — задумчиво повторил Валькур, а потом взглянул на Фелисити. — По-моему, нам не повредит, если мы захватим с собой еще немного движимого имущества.
Фелисити нахмурилась. Неужели он рассчитывал потом продать Ашанти? Она бы ни за что не пошла на это, даже при самой крайней нужде.
— Но, Валькур… — начала было она.
— Очень разумная мысль, — негромко заметила Ашанти.
— Тогда пошли, — сказал Валькур, — мы и так потратили впустую немало времени.
Несмотря на то что им пришлось пережить несколько напряженных минут, они свободно прошли через ворота Чупитулас. Часовой взглянул на Ашанти лишь мельком. В этот вечер его явно беспокоили не те, кто собирался выйти из города, а те, кто желал туда войти. Он находился здесь, чтобы не допускать больших возмущенных сборищ, а не для того, чтобы задерживать возвращающихся домой плантаторов, живущих за городской стеной.
Маленькая лодка, размером чуть больше каноэ, на которой им предстояло добраться до моря, уже ждала в условленном месте. Охранявший ее человек появился из сырой, кишевшей насекомыми мглы, чтобы проводить их. Фелисити и Ашанти сели в лодку. Сторож, грубоватый бородатый мужчина, говоривший с марсельским акцентом, взял лежавшее на носу весло, а Валькур, оттолкнув лодку от берега, расположился на корме. В тишине они отправились в долгое путешествие к заливу.
По берегам болотистого рукава реки, по которому они проплывали, иногда попадались одинокие дома плантаторов. В некоторых окнах горели свечи, делавшие их похожими на маяки; впрочем, большинство домов с плотно закрытыми ставнями казались безжизненными. Какая-то собака с лаем увязалась за ними по берегу, не отставая, как им показалось, на протяжении нескольких миль. Лягушки, обеспокоенные движением лодки, прыгали в воду с тревожным кваканьем. В одном месте они спугнули выводок уток, сидевших у самой воды и взлетевших с шумным хлопаньем крыльев. Через некоторое время им пришлось пригнуться, когда лодка проходила под низким мостиком. Едва этот пограничный знак остался позади, их со всех сторон окружила топь, удушливая и непроглядная.
Фелисити легла на спину, положив под голову узелок, пристроив его на чем-то вроде покрытой брезентом бухты каната. Глядя вверх, она могла различить только медленно проплывающий над головой покров из поросших мхом деревьев, чьи силуэты неясно выделялись на фоне ночного неба, где холодно поблескивали звезды, запутавшиеся в ветвях. Она не жалела, что надела камзол, защищавший ее от холода в эту октябрьскую ночь. Откровенно говоря, Фелисити не ощущала сейчас ни неудобства, ни радости, ни тоски. Такое состояние оцепенения не могло длиться долго, но сейчас оно казалось ей желанным. Скоро наступит время, когда ей придется задуматься о том, что случилось, что она сделала и что из этого вышло. Она вспомнит о Моргане, об этом высокомерном ирландском наемнике на службе у испанцев, о человеке, в гневе лишившем ее невинности, удерживавшем ее возле себя с помощью угроз и отпустившем с состраданием.
Он не догадывался, что она решила уехать. Остановил бы он ее, если бы это стало ему известно? Попытался бы что-нибудь сделать? Этого Фелисити не могла знать.
Этот этап ее жизни завершился, с ним было покончено навсегда. Самое лучшее, что она могла сделать, это забыть о Моргане Маккормаке, начисто стереть его из памяти. Это будет не так уж трудно; те дни, которые ей пришлось провести с ним вместе, не оставили у нее никаких воспоминаний, кроме страдания и унижений, тоски и презрения к себе самой. Да, забвение, пожалуй, будет самым лучшим выходом.
Но кто мог обвинить Фелисити в том, что память, жестокую и несговорчивую, иногда невозможно заставить подчиниться голосу разума?




ЧАСТЬ ВТОРАЯ



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Черное кружево - Блейк Дженнифер

Разделы:
12345678910

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

11121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Черное кружево - Блейк Дженнифер



Интересный, захватывающий, живописный роман.
Черное кружево - Блейк ДженниферВита
17.01.2012, 7.33





роман так себе. На 3/10 прочитать можно,но нудновато идет. Не очень советую.
Черное кружево - Блейк Дженниферинна
10.02.2013, 12.03





А мне роман очень понравился!!!!Не каждый день в нашей жизни,мужчина будет рисковать собой и своей карьерой,чтобы тебя спасти.Согласитесь.С гл.героиней все и так понятно-глупая,малолетка,которая 14 глав разбиралась в своих чувствах к гл.герою,но все таки поняла,что она его любит.Оценка -9.Считаю большим минусом,что автор растянул роман,как собачую песню,где можно все вмеру сократить,мы читаем,какой песок на острове и что они там ели....А так - роман написан легко и его можно читать( короче: есть чувства).
Черное кружево - Блейк Дженниферджу-джу
20.02.2013, 16.03





Роман сногшибательный! Девочки, не проходите мимо, читайте. Начало затянуто, но мне нравится,когда долгое вступдение. Много приключений, сильный и волевой герой, героиня хорошая. Что еще надо?
Черное кружево - Блейк ДженниферЛина
8.07.2013, 1.18





Прекрасный очень чувственный роман,гг просто изумителен,автор не просто тупо описывает внешность,а раскрыет "тайну души ",поэтому за каждым,пусть и жестоком поступке мы видим безумную любовь... СОВЕТУ Всем!!!!
Черное кружево - Блейк ДженниферТт
13.07.2013, 13.27





Ооооооооочень понравилось! Главный герой такой классный! Героиня молодец, гордая и сильная. Много описаний, длинное начало, масса приключений, но мне все нравится. очень приятные эмоции. Кстати, этот роман и роман "обнимай и властвуй" один и тот же.
Черное кружево - Блейк ДженниферНюра
31.08.2013, 11.22





Здорово! Похоже на те приключенчиские книги, которыми мы зачитывались в детстве (ну, кроме откровенных сцен). Согласна содним из комментаторов, что таких сильны чувств с самопожертвованьем, в реальной жизни не бывает. От того и безумно красивый сюжет, интригующее вступление и давольно неожиданная развязка. Читайте!
Черное кружево - Блейк ДженниферМэри
30.09.2013, 23.30





Да роман нудноват, не сказать что он совсем плох ну на 4потянет не больше.
Черное кружево - Блейк ДженниферРиФФка
16.12.2013, 23.44





Свят-свят, спаси и пронеси, царица небесная! Опять девку насильничает, а та через четверть часа уж влюблена наполовину. Окститесь, это ж не нонешнее время. Порядочную девушку силой берут, а она не то, чтоб руки на себя накладывать - купаться подает и заинтересованно рассматривает. Нэ верю! Даже не знаю, читать ли дальше. И да, топорный язык или топорный перевод.
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
11.01.2014, 11.39





Ну чего сказать. Дочитала. Интересный сюжет, автор "в теме", ляпов я не заметила. Такие обстоятельства и персонажи в любовных романах нечасто бывают. Но есть одно серьезное "но". Все-таки топорный язык. А уж чья это вина - только гадать приходится. Все ж на автора грешу. Вот читаешь из пиратской жизни хотя б про капитана Блада - и совсем другой коленкор. А здесь примитивно написано. перечитывать не буду. За оригинальный сюжет шесть поставлю.
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
13.01.2014, 18.08





Сюжет неплохой,но много лишнего.Моя оценка 9(с натяжкой)
Черное кружево - Блейк ДженниферОльга
21.01.2014, 16.36





Оно не то, что много лишнего (как это лишнее определить вообще?), а то, что изложено на уровне "он пошел", "она взяла", неизобретательно, словом. Где талант именно писателя-романиста? По мне, девятка - перебор. А другое у этого автора как, кто-нибудь читал?
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
21.01.2014, 16.42





Алина, почитайте ее роман "дерзкие мечты". Роман восхитительный.
Черное кружево - Блейк ДженниферЛюдмила Кл.
21.01.2014, 16.54





Гляну, Людмила, спасибо за рекомендацию. Я сама завзятая "пенелопистка" и все надеюсь открыть еще одного "своего" автора...
Черное кружево - Блейк ДженниферАлина
21.01.2014, 16.59





Пожалуйста. Алина, а вы читали романы Ли Линды Фрэнсис? Если нет, то очень советую. Романы у нее потрясающие! Она одна из моих любимых писательниц.
Черное кружево - Блейк ДженниферЛюдмила Кл.
21.01.2014, 17.15





Гадость-осилила лишь до 12 главы 2 из 10.
Черное кружево - Блейк ДженниферЛариса
21.01.2014, 17.38





Невыносимое занудство!!!rnДочитала лишь до 4 главы, не хватило сил на абсолютное бездействие и монотонные диалоги. Наискучнейшие герои!
Черное кружево - Блейк ДженниферДиана Анаид
25.04.2014, 13.14





Не считаю роман занудным.Но ведь сколько людей,столько и мнений-это нормально.Немножко недоверчивая героиня, но зато Морган мне понравился своей решительностью и целеустремленностью. "...разве виновато золото,которое так ярко блестит, и которое так приятно держать в руках,в том что крадут его люди?"Ведь это гимн женщине, которую любит мужчина!!! Может кто захочет прочесть "Зов сердца" и "Любовь и дым" тоже Дженифер Блейк. Мне они понравились, прочтите!!!
Черное кружево - Блейк ДженниферЖУРАВЛЕВА
9.05.2014, 22.36





Прочитала роман "Обольщение по-королевски" этой писательницы, который очень понравился, и решила почитать ещё что-нибудь. Однако этот роман так и не дочитала до конца, хотя никогда не бросала книгу на середине. Дочитала до 17 главы и отбросила прочь. Очень монотонно и скучно, глаза сами закрывались, ничего не могла с этим сделать. Никакого накала страстей и напряжения внимания. Книга не вызвала большого интереса.
Черное кружево - Блейк ДженниферЮлия
25.05.2014, 12.17





Воды много,а так ничего,захватывает!
Черное кружево - Блейк ДженниферНаталья 66
17.11.2014, 18.16





Этот роман для тех кто любит приключения, а не для любительниц долгих описаний поцелуев и объятий! Очень динамичный роман и любовная линиия впечатляет. Герои стоят друг друга( в хорошем понимании). Есть немного истории. Советую любителям " не слащавых романчиков"! Исключительно, мое мнение.
Черное кружево - Блейк ДженниферНюся
17.11.2014, 19.05





Я читала этот роман под названием " Обмани и властвуй" мне понравилось.
Черное кружево - Блейк ДженниферМилена
14.12.2014, 17.11





Очень люблю, когда автор в теме эпохи и знает ее уникальные подробности. Иногда это очень интересно. Очень не люблю, когда автор начинает грешить подробным и частым живописанием обихода, костюмов, кухни, быта и пр деталей, никак не влияющих на фабулу. К сожалению, это просто нудно. Перед нами ровно такой пример: знание эпохи, достоверный сюжет - и убивающие сюжет детали. Пока дошла до 4-й главы, поймала себя на мысли: лучше читать этот роман, чем считать овец. Во-первых, все-таки роман. Во-вторых, быстрее заснула.
Черное кружево - Блейк ДженниферRose
22.12.2014, 23.41





Дотянула этот живописный роман только до 8-й главы. К сожалению, очень и очень нудно. А жаль: сюжет был неплохим. 4 из 10.
Черное кружево - Блейк ДженниферRose
23.12.2014, 0.47





Роман хорош, много описаний и деталей того времени, но сюжет мне показался стандартным! 8/10
Черное кружево - Блейк ДженниферЭля
26.03.2015, 9.37





Роман действительно интересен всеми этими подробностями и описаниями жизни героев. Но это на любителя, кому-то это скучно. А вот сюжет и глав. герои меня не впечатлили от слова совсем. Как-то оно не про любовь, а про стокгольмский синдром. Главный герой, который постоянно ставит глав. героиню в позицию слабого, не дает ей ничего решать, не дает ей никаких заверений. И до конца не понятно, то ли он такой закомплексованный и долбанутый, то ли он просто мудак, который если хочет, может и износиловать женщину, манипулировать ею, лгать, а потом сказать "извиняй - погорячился". Главная героиня вроде бы нормальная, но она за книгу потеряла всех близких. а переживала только о том, что у них будет с главным героем. И это как-то довольно странно. И вобще она какая-то интерная всю дорогу. Ее окружают какие-то ущербные мужчины, а она к этому относится как к норме. rn7 из 10.
Черное кружево - Блейк Дженниферdeasiderea
18.12.2015, 3.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
12345678910

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

11121314151617181920

Rambler's Top100