Читать онлайн Бесстыдница, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бесстыдница - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.36 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бесстыдница - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бесстыдница - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Бесстыдница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

В кухне было очень тепло, пахло крепким, только что сваренным кофе. На деревянном столе, крышка которого была отполирована временем, стояли две десертные тарелки, на каждой возвышалось по громадному куску торта, рядом лежали вилки и салфетки. Посередине стола возле сахарницы и кувшина с молоком высилась бутылка «Курвуазье».
Рид сидел за столом, уставившись на свои сцепленные пальцы. «Похоже, его волосы стали темнее, чем прежде, хотя, — подумала Камми, — так кажется оттого, что они все еще мокрые». Судя по тому, что ее собственные длинные пряди волос уже наполовину высохли, он принимал душ гораздо позже, чем она ванну. На нем теперь была бледно-голубая выцветшая рубашка из мягкой ткани и еще более светлые голубые джинсы. Эта одежда ясно подчеркивала цвет его глаз — цвет синей бирюзы, глубокий и непроницаемо-темный.
Как только Камми показалась в дверях кухни, Рид встал, выдвинул для нее стул и, подождав, пока она сядет, направился к застекленному шкафчику за двумя железными кружками, чтобы налить кофе. Вернувшись к столу с дымящимся напитком, он поставил кружки на стол и взял в руки бутылку с коньяком.
— Спасибо, мне не надо, — поспешила сказать Камми.
— Прошу тебя, не будем начинать все сначала.
Он произнес эту фразу, не глядя на нее и продолжая откупоривать бутылку. В его голосе прозвучала такая категоричность, что Камми не проронила ни слова, пока он вливал в ее кружку с кофе изрядную дозу коньяка. Она добавила сливок и стала помешивать получившуюся смесь ложечкой.
Камми знала, что за всякую трудную задачу следует приниматься без проволочек. Закусив на миг нижнюю губу, она сказала:
— Прости, если те мои слова задели тебя. В последнее время я стала немного несдержанной.
— Я это замечал и раньше, — ответил он с кривой усмешкой, придвигаясь поближе к столу. — Ты уже в шестнадцать лет была остра на язычок.
— Ты имеешь в виду… честно говоря, я не совсем хорошо помню тот день.
От этой полуправды на скулах Камми выступил румянец.
Рид в упор посмотрел на нее, и где-то в глубине его глаз сверкнул огонь.
— Неужели? Я бы хотел процитировать твои слова, но мне удалось наконец-то перекрыть доступы к этому уголку памяти. Так вот, ты оскорбляла моих предков, называла меня самодовольным ослом, говорила, что мои поцелуи слишком слюнявые, а изо рта у меня дурно пахнет.
— Я этого не говорила, — смущенно пробормотала она.
— Нет, говорила, — с настойчивой уверенностью произнес он. — А еще ты сказала, что, если я хоть раз дотронусь до тебя, ты закричишь караул… или тебя стошнит.
Камми не отрывала глаз от своего кофе. Когда она подняла чашку, руки ее слегка подрагивали.
— Ты застал меня врасплох.
— А ты очень удивила меня тогда. И я поклялся, что такого больше никогда не произойдет. Именно поэтому я был сейчас немного груб. с тобой.
— Понятно. Использовал прием самозащиты.
— И вот тогда-то, чтобы убежать отсюда, а если говорить точнее, скрыться от того твоего взгляда и тех слов, которые ты бросала в меня в тот день, я пошел в армию. Это было несколько опрометчивое решение. Теперь я предпочитаю не прибегать к таким крутым мерам.
— Ты ведь шутишь, — сказала она, расширив глаза, — правда?
— Шучу? — переспросил он, не сводя с нее застывшего взгляда.
Мысль о том, что она могла так перевернуть его жизнь, никак не укладывалась у Камми в голове. Сделав глубокий вздох, она сказала:
— Боюсь, что я разочарую тебя, если ты надеешься на то, что я снова стану перед тобой извиняться. Все это было так давно. Ты… ты слишком внезапно налетел на меня.
— И получил именно то, чего заслуживал. Да бог с ним, со всем этим. К тому же у меня были и другие причины, чтобы уехать из Гринли. Но теперь это не имеет никакого значения. — Он поднес к губам кружку и, прикрыв глаза длинными золотисто-коричневыми ресницами, стал потягивать кофе.
Однако для нее это имело значение, да еще какое. Просто поразительно! Теперь, после его признания, она уже не могла не думать об этом. Сделав один большой глоток кофе, Камми вздрогнула от резкой горечи коньяка, обжегшего горло. Его огненная струйка проникла внутрь, и по всему телу стало разливаться приятное тепло. Прежде чем заговорить, она снова глотнула этой зажигательной смеси.
— Ты сказал, другие причины. Они как-то связаны с бумажной фабрикой?
Рид задумался и немного погодя ответил:
— По-моему, ни для кого не секрет, что я никогда не хотел там работать.
— Ну а теперь, когда не стало твоего отца? Ты собираешься занять его место?
— Похоже, от меня этого ждут.
— Ждут, но не все, — сухо заметила Камми. — Кит надеется, что ты так и останешься в стороне. Знаешь, он ведь сейчас является заместителем директора, а его брат пока исполняет обязанности директора.
Рид кивнул.
— Надо же. А Гордон об этом ни словом не обмолвился.
— Это естественно. Брат Кита прирожденный дипломат.
— Да, хитрец, — согласился Рид.
— Умеет вести дела, вот и все, — в голосе Камми звучало недовольство. — Мне кажется, он выжидает, пока ты примешь решение.
Она никогда не испытывала особой привязанности к Гордону Хаттону. По всей видимости, он считал свою бесхарактерную жену самим совершенством и постоянно давал наставления Киту, каким образом следует обходиться с Камми, чтобы превратить ее в точно такую же «тряпку». Когда же Камми бывала особенно откровенна в разговоре с ним, он, казалось, едва сдерживался, чтобы не продемонстрировать свои методы воспитания.
— А Кит был хорошим парнем, — сказал Рид. — Когда-то мы вместе играли в футбол. Лизбет писала мне о вашей свадьбе. И о разводе тоже.
Он дал Киту слишком уж великодушную оценку. Камми отлично помнила эти футбольные матчи. Ее муж был нападающим, а Рид защитником. Кит прекрасно владел мячом и своим телом, но все это было чистой показухой, игрой на публику и делалось ради того, чтобы прославиться.
— Лизбет? — спросила она озадаченно.
Рид показал глазами на нетронутые куски торта, обильно украшенные жирным кремом.
— Все эти тридцать лет она повариха и экономка Сейерзов. После того как умерла мама, Лизбет стала для меня самым близким человеком. Она постоянно держит меня в курсе всех значительных событий, происходящих в Гринли.
Камми знала, о ком он говорит, — видела эту женщину в городе. Лизбет была величавой негритянкой с длинными волосами, которые она заплетала в косы и укладывала вокруг головы. Ее коричневая кожа имела табачно-золотистый оттенок и считалась среди африканцев светлой. Камми подняла голову и встретилась с пристальным взглядом Рида, внимательно рассматривающим ее.
Он отвел глаза в сторону и принялся теребить ручку своей кружки. Потом спросил абсолютно безразличным тоном:
— Ну и что же случилось?
— С моим замужеством?
Насмешливо-ироничная улыбка искривила ее полные губы.
— Оно было ошибкой с самого начала. Я стала встречаться с Китом, когда училась на последнем курсе университета. Всем нашим знакомым казалось, что мы идеально подходим друг другу. А потом наступил такой день, когда он подарил мне кольцо, а я не видела причины для отказа. Дальше следует еще одна памятная сцена — я вытряхиваю рис из своих волос. Ну а все, что я делала потом, так это глотала противозачаточные таблетки.
Камми мельком взглянула на Рида — выражение его лица не изменилось. Разумеется, было кое-что, что можно было бы добавить к этой истории. Живя в родительском доме, она иногда чувствовала себя так, словно томилась в каком-то небытии и ждала, что судьба ее вот-вот переменится. Брак с Китом был всего-навсего слабой попыткой вырваться из темницы на волю, в настоящую взрослую жизнь. Но попытка оказалась неудачной, и в этом виноват был не один только Кит.
Камми продолжила свой рассказ:
— В конце концов я поняла, что от меня требуется быть тише воды, ниже травы.
— И ты, конечно, взбунтовалась.
Это было скорее утверждение, чем вопрос.
— О наших скандалах в городе ходят легенды. Кит оказался грубым, бесчувственным человеком.
Камми вовсе не хотелось снова возвращаться к этой теме. «Должно быть, это коньяк развязал язык», — подумала она и поспешила исправить свою оплошность:
— Ну а ты? Почему до сих пор не женился?
Рид повел плечами так, будто у него занемели мышцы.
— Я был женат. В Колорадо, сразу после того, как ушел из армии. Мы жили вместе ровно месяц.
— Ого, целый месяц?
В ответ на иронический вопрос он кивнул с мрачной улыбкой.
— Я честно пытался предупредить ее, что та подготовка, которую я прошел в десантном подразделении, и те навыки, которые приобрел в Центральной Америке и на Карибах, довели до того, что я стал похож на бездушную машину, на животное, живущее только инстинктами. Она думала, что сможет изменить меня. Это случилось через две недели после нашей свадьбы. Она поднялась ко мне в ванную. Я стоял к ней спиной и брился электробритвой, поэтому не слышал, как она вошла. Она обняла меня за шею. И тут сработал этот самый инстинкт. Она пролежала в больнице две недели; я не убил ее лишь по счастливой случайности. В день своей выписки она подала на развод.
— Как это ужасно, — медленно проговорила Камми и добавила: — Для тебя.
— Ей тоже пришлось несладко.
— И с тех пор ты больше не женился?
Он абсолютно спокойно посмотрел на нее.
— Знаешь, я просто не гожусь для семейной жизни. Ни одна женщина не согласится иметь такого мужа.
На какую-то долю секунды она представила, каким он должен выглядеть в глазах других женщин. Крепкое телосложение, широкий лоб и четко очерченный выразительный рот, прямой нос с едва заметной горбинкой на переносице. На впалых щеках и подбородке короткая щетина золотистого цвета, шрам над глазом, наполовину скрытый бровью. Большие, коричневые от загара руки красивой формы, ровные пальцы с аккуратно подстриженными ногтями. Самоуверенность в крови — он с ней родился и считал ее чем-то само собой разумеющимся. Ах да, еще глаза! Ясные, спокойные, таящие насмешку и боль, но в любом случае они не были глазами животного.
— Мне кажется, ты себя недооцениваешь, — наконец сказала она.
— Ты ошибаешься.
Он произнес это твердо и сухо, без малейшего намека на какие бы то ни было эмоции. Было ли в его словах предостережение? Но если даже и так, оно не имело к ней никакого отношения.
— Ты еще не все рассказал мне. Твой брак — как он закончился? — Камми задумчиво склонила голову набок. — По-моему, произошло что-то еще.
Он так резко встал из-за стола, что стул отшвырнуло в сторону.
— Допивай свой кофе. Я отвезу тебя домой.
— Ты хотел сказать, к моей машине, — уточнила она, прикрывая глаза и чувствуя, как ее лицо заливается краской. Камми не привыкла, чтобы ее выгоняли, даже в том случае, если сама просила об этом. На какое-то мгновение она забыла, кем он был, этот парень.
— Я хотел сказать — домой, — повторил Рид.
Когда она вопросительно посмотрела на него, он подошел к буфету, достал оттуда сумочку и ключи и бросил их на стол.
— Я ходил туда, чтобы на всякий случай проверить, как там Кит, а заодно пригнать твою машину, чтобы сэкономить время. Но увы, кто-то проколол ей шины.
Мысль о том, что он еще раз ходил по ночному лесу под холодным проливным дождем только ради того, чтобы избавить ее от лишнего беспокойства, вызвала какое-то странное чувство. Однако Камми не стала заострять на нем внимания и с отвращением сказала:
— Это Кит.
Рид кивнул и, взяв со стола свою чашку, одним глотком допил кофе.
— Там были его следы. Похоже, он не горит желанием разводиться с тобой.
— Похоже, что так, — ответила Камми и вкратце рассказала ему о том, как травил и преследовал ее муж.
— Кто-то должен поговорить с ним.
В голосе Рида слышалась дикая ярость, которую он изо всех сил старался сдержать.
Камми мельком взглянула на него, отодвигая стул и поднимаясь на ноги. Выражение его лица было абсолютно непроницаемым, и понять, что он думал и что собирался предпринять, было невозможно.
— Надеюсь, что после сегодняшнего это не потребуется, — сказала она.
Тень кривой улыбки промелькнула на его лице, но он промолчал.
В гараже «Форта» стояли джип «Чероки» и «Линкольн». И так как им предстояло преодолеть довольно значительный участок расхлябанной проселочной дороги, Рид выкатил джип.
Усевшись на сиденье, Камми попыталась натянуть на колени подол длинной мятой рубашки из полосатой фланели. По всей видимости, эта старая поношенная рубашка сохранилась как реликвия, как память о школьных годах Рида. «Наверное, — с неясной грустью подумала она, — он очень любил эту вещь и она путешествовала с ним по всему миру».
Камми представила себе, что скажут люди, если увидят ее в этой рубашке. Уж тогда местные сплетники вволю почешут языками. Но у нее даже мысли не возникло снова натягивать свое липкое белье и влезать в мокрые джинсы и блузку. Если людям не подбросить для пересудов чего-нибудь новенького и занимательного, то они непременно сами придумают какую-нибудь гадость.
Дорогой они почти не разговаривали с Ридом. В тишине кабины хорошо было слышно, как дождь без устали барабанил по крыше джипа и визгливо скрипели «дворники». Вдруг он взглянул на Камми, потом посмотрел на дорогу и снова повернул к ней голову. Его лицо было слегка освещено слабым изумрудным светом лампочек приборного щитка, но глаза оставались в тени. Его пристальный взгляд остановился на ее волосах, скользнул по плечам, задержался на груди, обрисованной мягкой фланелью, коснулся подола рубашки, который снова задрался вверх, открыв колени, затем медленно вернулся к лицу, и их глаза встретились.
Камми физически ощутила глубоко волнующее легкое прикосновение его теплого ласкающего взгляда. Она хотела отвернуться, но не смогла, словно попалась в невидимую ловушку. Еще никогда в жизни она не чувствовала такого властного притяжения мужчины, его молодого тела и той силы, которая была заключена в этом теле. В этом мужчине было что-то стихийное, неудержимое и в то же время прочное, как в заросших соснами холмах заповедника. Но, несмотря на это, его сдерживали какие-то внутренние барьеры, напоминавшие непроходимую стену дремучего леса; барьеры, за которыми можно было укрыться от врага или устроить засаду.
Все-таки, если внимательно присмотреться, в нем действительно присутствовало какое-то животное начало, как он говорил. Его дикая натура не поддавалась приручению, в ней чувствовалось что-то хищное и опасное. С этим человеком требовалось быть настороже, как с редкой рыжевато-коричневой пумой, которую обычно называют болотной пантерой. Но как бы там ни было, Камми не боялась его. Ей вдруг нестерпимо захотелось узнать, что он сделает, если она возьмет и придвинется к нему ближе: повернется и начнет штурм или позволит ей самой довести его до безумства? Потребность выяснить это пьянящим вином бродила у нее в крови.
С усилием отвернувшись от него, Камми уставилась в темноту за окном. Стиснув зубы, она ждала, когда пройдет это временное умопомешательство.
Машина свернула на подъездную аллею и стала вскарабкиваться на холм к неясно вырисовывавшемуся в ночи дому, в котором жила Камми. Дом этот был на несколько десятков лет старше «Форта» и в официальных бумагах зарегистрирован был под названием «Вечнозеленый», однако большинство жителей городка звали его просто дом Гринли. Это было двухэтажное здание с центральными воротами в форме веера, с окнами, разделенными рамами на четыре одинаковых квадрата, с пристроенными балконом и верандой, что являлось типичной чертой домов, построенных луизианскими плантаторами до Гражданской войны. За свою долгую жизнь здание не раз подвергалось переделкам, но до сих пор не утратило своего духа — духа старых добрых времен.
В довоенные годы, на которые пришелся расцвет благосостояния семейства Гринли, дом был окружен несколькими тысячами акров хлопковых плантаций. Со временем отдаленные земли снова заросли лесом, а те участки, которые находились поближе и примыкали к дороге, были распроданы ради оплаты закладных или получения крупной суммы наличными. На сегодняшний день вокруг дома осталось меньше восьми акров не заросшей лесом земли, хотя, по мнению Камми, этого было предостаточно, чтобы все лето скашивать траву с лужаек.
Кит терпеть не мог старый особняк. Он говорил, что в нем пахнет плесенью и дуют сквозняки, жаловался, что в нем постоянно надо что-то ремонтировать. Ему не терпелось продать этот дом и построить что-нибудь современное и удобное, с открытыми верандами и массой стекла, предпочтительно за городом, на восточной стороне озера.
Камми не согласилась. Она любила «Вечнозеленый», который после смерти родителей достался ей в наследство. К сожалению, приходилось признать, что насчет ремонта Кит был прав — дом, казалось, просто пожирал деньги. И все же разве можно было придумать что-то лучше этих просторных комнат, старинной мебели, помнившей не одно поколение Гринли, сада с огромными вековыми деревьями, которые были посажены заботливыми руками давно умерших женщин? Камми не могла даже представить себе, как можно было жить где-то еще.
Камми и Рид вышли из машины и под моросящим дождем почти бегом отправились к черному входу. Она заметила оценивающий взгляд, которым Рид окинул проступавший сквозь мутную завесу дождя силуэт дома. Вполне вероятно, он сравнивал его с «Фортом».
А еще Камми обратила внимание на то, как сузились его глаза, прощупывая мглистую тьму вокруг здания. Она тоже стала озираться, но, кроме зыбкой пелены измороси, ничего не увидела. Несомненно, эта бдительность была привычкой, одним из тех инстинктов, о которых он рассказывал. Странно, но рядом с ним она чувствовала себя в безопасности.
Они вбежали под навес заднего крыльца, и Камми сказала с нарочитой вежливостью:
— Если я не ошибаюсь, я до сих пор не поблагодарила тебя за… за то, что ты спас меня сегодня. Поэтому мне бы хотелось выразить огромную признательность.
— Я рад, что помог тебе, — ответил Рид, и его слова, произнесенные приглушенным голосом, были такими же ничего не значащими и пустыми, как и ее.
Камми натянуто улыбнулась.
— Ну что ж, тогда до встречи.
Но как только она повернулась, чтобы уйти, его рука поймала ее за запястье. Брови Рида были сдвинуты, и между ними появилась вертикальная складка. Камми мгновенно напряглась. В ответ на ее недоуменный взгляд он кивнул в сторону утопавшего во мраке сада.
— Там Кит. Наблюдает за тобой.
— Что? Он здесь… сейчас?
Рид кивнул.
— Его «Лендровер» стоит в полумиле отсюда, припаркован за церковью. Я видел его, когда мы проезжали мимо. А сам Кит находится сейчас где-то в пятидесяти ярдах справа от тебя, прямо за клумбой с камелиями.
Мысль о том, что Кит опять шпионит, выслеживает ее, ищет любого способа снова проникнуть в ее жизнь, вызвала в Камми волну ярости, смешанной с мрачными предчувствиями.
— Я не могу поверить в это, — взволнованно сказала она.
— Кажется, шериф Дирфилд — твой кузен, ведь так? По-моему, тебе следует позвонить ему.
Рид произнес это как-то не совсем уверенно, что позволяло предположить, что такое решение не очень-то его устраивало.
Не устраивало оно и Камми. Если сейчас она позвонит кузену, то к утру новость будет знать весь город. К тому же Кит вполне может перевернуть события этой ночи с ног на голову и перетасовать карты в свою пользу. Нельзя было даже предположить, какими чудовищными выдумками и грязными домыслами может обрасти вся эта история.
Камми помотала головой.
— А по-моему, вовсе не следует. И неизвестно, что в таком случае может предпринять шериф — ведь, кроме угроз с его стороны, ничего не было.
— Ты не должна сносить это, не должна, если хочешь его остановить, — произнес Рид тоном, не терпящим возражений.
— Может быть, есть какой-нибудь другой способ, — с несчастным видом ответила она.
Рид смотрел на нее со спокойной уверенностью.
— Здесь возможны только два варианта: ты борешься с ним или ты сдаешься.
— Но ведь я даже пыталась стрелять в него, ты что, забыл? — резко вставила Камми.
— Эта твоя демонстрация силы была ошибкой, потому что Кит прекрасно видел, что ты хотела только попугать его. Если ты не хочешь звонить в полицию, то единственное, что остается — изменить тактику поведения.
— Ты говоришь об обмане? Считаешь, что я должна водить его за нос, обещая вернуться к нему, пока мы, наконец, не разведемся?
— Я думаю, тебе стоит пригласить завтра твоего кузена к себе на обед и попросить, чтобы он приехал в патрульной машине, — с хмурой озабоченностью сказал Рид. — А может, тебе следует обзавестись парочкой доберманов. Или сдать комнату инструктору по карате.
— У меня есть идея получше, — медленно проговорила она, чувствуя, как тревожное смятение охватило ее.
— И какая же?
Камми не стала терять времени на обдумывание того, что подтолкнуло ее к такому решению. Она сразу приступила к действию.
Приблизившись к Риду вплотную, она поднялась на цыпочки и обвила руками его шею. Ее дрожащие губы трепетно прошептали:
— Поцелуй меня…
Его реакция была мгновенной. Лишь на какую-то долю секунды он застыл в недоумении, но уже в следующий миг наклонил к ней голову и обнял ее. Камми прижалась губами к его волевому рту и прильнула к Риду всем телом, почувствовав, как ее соски коснулись его груди, а живот слился с его бедрами.
Рид глубоко и отрывисто вздохнул, его руки еще крепче сжали Камми в объятиях, и он резко перехватил инициативу.
Ее губы раскрылись под напором его языка, и несказанное наслаждение заставило ликовать все ее существо. Обезумевшее от счастья сердце неистово заколотилось, разливая горячие волны по всему телу. Камми летела в бездну полузабытого блаженства — туда, где вдруг ожили те волнующие ощущения, которые, как ей казалось, существовали только в ее воображении. Взбудораженное сердце стало таким огромным, что не помещалось в груди. Выдохнув тихий протяжный стон, она зарылась пальцами в его шелковистые волосы.
Рука Рида не спеша заскользила по ее спине, по мягкой фланели, которой она была прикрыта, все ниже и ниже. Добравшись до плавной округлости бедра, приостановилась. Пальцы стали неторопливо
сжиматься, исследуя нежную упругость ее тела. Потом он притянул ее к себе так близко, что Камми почувствовала, как напряглась каждая его мышца, и поняла, каких усилий ему стоило не позволить себе перейти запретных границ.
Отрезвление было внезапным и непрошеным. Словно холодной водой, Камми окатило волной дрожи. Она не могла поверить, что решилась на такое. Всего несколько часов назад она даже мысли не могла допустить, что такое возможно. Наверное, причиной всему были выбившие ее из колеи события сегодняшнего вечера и воспоминания пятнадцатилетней давности, слишком живо всплывшие в памяти.
Но это было еще не все. Как ни мучительно это было, но приходилось признать, что существовала и другая причина. Где-то в самой глубине ее души томилось желание выяснить раз и навсегда: было ли то, что произошло много лет назад между ней и этим мужчиной, простой случайностью или… Ну а еще — еще ей очень хотелось погладить дикую пантеру.
Камми попыталась выровнять дыхание и осторожно отступила на шаг. Хрипловатым голосом она принялась торопливо объяснять:
— Я думала… мне кажется, если Кит узнает, что у меня появился другой мужчина, он оставит меня в покое.
— Я это понял.
Голос Рида был мягким и не совсем ровным.
Камми не была уверена, все ли он понял, поэтому поспешно продолжила:
— То, что в роли «моего мужчины» выступаешь именно ты, — просто здорово. Кит побаивается тебя, хотя будет отрицать это и на смертном одре. Ну а если ты в самом деле займешься фабрикой, это станет для него настоящей трагедией.
— Понятно.
Камми почувствовала, что отчаянная смелость, вытесняемая смущением, начинает оставлять ее. И пока она не успела исчезнуть окончательно, нужно было побыстрее заканчивать свою речь.
— Знаешь, наш… фокус произведет на него более сильное впечатление, если ты войдешь в дом. Это тебя ни к чему не обяжет, обещаю тебе. Просто зайдешь на пару минут, и все.
Говоря это, Камми внезапно поняла, что ведет себя слишком самоуверенно, не думая о том, что, если Рид больше не женат, это совсем не значит, что у него нет женщины.
— На пару минут, — повторил он, машинально произнося каждое слово.
Камми судорожно проглотила застрявший в горле комок и повернулась к двери. Руки ее дрожали, когда она вставляла ключ в замочную скважину. Тогда она что есть силы сжала его в пальцах, надеясь, что Рид ничего не заметит.
Войдя в дом, она стала зажигать свет, щелкая выключателями, а он в это время закрывал за собой дверь на все замки и задвижки. Обернувшись, Камми увидела на его лице ту же недоверчивую настороженность, с какой она сама смотрела на него.


Рид тяжело вздохнул. Он чувствовал себя так, словно держал в руках бомбу и она вдруг предательски взорвалась. Удар потряс все его внутренности, парализовал мозг и швырнул контуженое тело в какой-то липкий горячий студень. И пока он еще не был уверен, удалось ли ему выжить.
Он сказал:
— Ты полна неожиданностей, — и голос его не был столь бесстрастен, как бы ему хотелось.
— Неужели? Я как-то не замечала.
Она кивнула, приглашая его следовать за собой, и направилась через комнату, оказавшуюся гостиной, в примыкающий к ней длинный коридор, который проходил по всему дому.
Рид смотрел ей вслед. Его буквально завораживали бронзовое мерцание волос, закрывающих спину, блестящая кожа ног, покачивающиеся под его старой рубашкой бедра. Сознание того, что под тонкой фланелью скрывалось ее обнаженное тело, раскалило добела его и без того разгоряченный мозг. Он знал, что на ней больше ничего нет, — он чувствовал это. Все было до того неправдоподобно, что у него помутилось перед глазами, и, прежде чем двинуться за ней, он с силой тряхнул головой.
Они вошли в большую, просторную кухню. Вдоль ее стен стояли выкрашенные в белый цвет посудные шкафчики, над которыми тянулась полоса желтого кафеля. Ряд выходивших во двор окон был уставлен цветочными горшками. Кухня эта оказалась намного просторнее и светлее, чем ее сестра из «Форта», и еще раньше, чем Камми включила флюоресцентное освещение, Рид почувствовал себя таким же незащищенным, как в открытом поле. Первый этаж дома был довольно высоко поднят над землей, поэтому Кит вряд ли мог наблюдать за ними с улицы, и все же Риду было как-то не по себе.
Обернувшись через плечо, Камми не очень уверенно предложила:
— Если ты не особенно спешишь, может, согласишься поужинать со мной? Не возражаешь, если я приготовлю бифштексы и салат?
— Отлично, — сказал он одеревенелыми губами.
Она хочет занять себя чем-нибудь, подумал он, и пытается сделать так, чтобы все выглядело естественно. В чем, в чем, а в этом он ей не помощник. Рид подошел к одному из белых шкафчиков, прислонился к нему и засунул руки в карманы.
Камми сновала взад и вперед: доставала бифштексы из морозильной камеры, засунув их разогреваться в микроволновую печь, бежала к стене напротив, чтобы достать из холодильника составляющие салата — латук и помидоры, брокколи и морковку. Рид наблюдал за ее суетливыми движениями и думал о том, что все это выглядит как-то нереально. Неужели он действительно находится в ее доме?
Было очень странно и в некоторой степени забавно, что его кровная связь с фабрикой, а может быть, и молва о темном армейском прошлом так неожиданно пригодились Камми. Ведь ему казалось, что именно это непременно оттолкнет ее. И удивительно, но среди всех чувств, теснившихся сейчас у него в груди, самым сильным было чувство благодарности.
Он уже давно не был близок с женщиной, с любой женщиной. Все они казались слишком уж хрупкими и ранимыми. Ему было страшно приближаться к ним, он не доверял себе, боялся, что сделает им больно.
Камми ответила ему. Он ощущал сладкое томление в тех местах, где соприкасались их тела, он видел, как на изгибе ее шеи неистово пульсировала жилка, он пробовал острый вкус желания на ее языке. Это было какое-то невероятное чудо!
Ему нужно немедленно уйти — Рид не сомневался в этом. Оставаться было опасно для них обоих. Если он обидит эту женщину, именно эту, жизнь может потерять для него всякий смысл.
Но уйти не было сил. Он не мог исчезнуть после того, что случилось на крыльце. Он был в долгу перед ней за то, что она своим быстрым взволнованным дыханием дала понять, что он ошибался, полагая, что отвержен ею как бездушное животное. И если она даст ему еще немного времени, он сделает все, что она захочет, станет тем, кем она пожелает, докажет, что он нормальный человек.
Рид смотрел на Камми, не отрываясь ни на секунду. Ее золотистые пряди волос, скользившие по плечам, ее капризно изогнутые губы, повороты ее гибкой талии… Он понимал, что ведет себя глупо, но ничего не мог с собой поделать. И если она заметит, какое производит на него впечатление, то, скорее всего, почувствует отвращение.
Ему нужно было поскорее чем-нибудь отвлечься. Чем угодно, лишь бы не смотреть на нее так.
— Чем тебе помочь? — спросил он.
Камми недоверчиво взглянула на него, как будто никогда не слышала, чтобы мужчины говорили такие вещи.
— Ничем, спасибо. Я справлюсь сама.
Рид подошел к ней и взял одну из морковок, лежавших возле раковины.
— У тебя есть нож для овощей? — спросил он как ни в чем не бывало.
Камми выдвинула ящик одного из шкафов и подала ему нож. Ее глаза удивленно и настороженно следили за тем, как от морковки отделялась тонкая, словно бумага, кожица. У Камми был такой вид, будто она дала ребенку острый, смертельно опасный инструмент. Убедившись в том, что Риду приходилось иметь дело с кухонным ножом, она продолжила мытье латука.
— Кит что, не умеет готовить? — спросил Рид, не отрываясь от своего занятия.
Как он и ожидал, ее губы скривились в презрительной усмешке.
— У нас, как и у тебя, есть домработница, которая приходит каждое утро. Кит всегда считал вполне естественным, что его участие в домашних делах ограничивается выплатой денег.
— Может, он стал бы более хозяйственным после того, как появились бы дети. Большинству мужчин приходится засучить рукава, когда они становятся папашами.
— Может быть.
— Не в этом ли причина, что у тебя их нет? Я имею в виду детей.
Этот вопрос уже давно подсознательно тревожил его. Вот уже несколько лет он ждал сообщения о том, что она стала матерью.
Камми нахмурилась.
— Сначала Кит говорил, что нам незачем спешить, что не хочет быть связанным. А позже я и сама поняла, что он был прав. Существовал ряд причин, по которым нам не следовало с этим торопиться.
Внезапно Рид подумал: «А как бы она выглядела, если бы была беременной? Просто очаровательно, как же еще! Точно так же, как сейчас, нет, пожалуй, еще лучше». Ему нравилась форма ее губ, полных, чувственных, созданных для улыбки. А разве можно привыкнуть к тому, как изгибаются ее золотистые брови? А к этим завораживающим глазам колдуньи, в которых синее переходит в зеленое, желтое в серое? Ему бы хотелось приблизить к ней лицо — нос к носу — и долго-долго всматриваться в эти волшебные глаза. Ее лицо было немного осунувшимся, а под глазами темнели круги — может быть, требовалось чуть-чуть пудры, а еще лучше — как следует выспаться. Несомненно, она была красива, беременность же только добавила бы ей очарования.
Продолжая чистить морковь, Рид сменил тему разговора:
— Да, пока не забыл: завтра я проверю твою машину и поменяю шины. Ты будешь дома, если я пригоню ее где-то около девяти?
— Но в этом нет необходимости, — ответила Камми, бросив на него испуганный взгляд. — Я попрошу сделать это кого-нибудь из гаража.
— Нет, будет лучше, если этим займусь я сам. Кит. мог оставить тебе еще сюрприз.
Камми замерла на месте и спросила с сомнением:
— Неужели он сломал что-нибудь еще? Скажи, ты действительно так думаешь?
Думал ли он так? Безусловно, у него не было никакой уверенности, но это был хороший предлог.
— Я скажу тебе об этом завтра, когда станет светло. А пока я могу оставить здесь джип на случай, если тебе понадобится куда-то съездить утром, — объяснил он.
— А как ты доберешься до дома?
— Пешком, — Рид пожал плечами. — Напрямик через лес здесь не так уж далеко.
Раздался звонкий переливчатый сигнал — микроволновая печь сообщала, что мясо готово. Камми молча подошла к ней, вынула бифштексы и сняла с них пластиковую крышку. Потом выложила их на блюдо и, порывшись в одном из шкафов, выставила на стол вустер-ширский соус. Следом за соусом на столе оказалась керамическая баночка с чесноком. Взяв один зубчик и перекатывая его в пальцах, она сказала задумчиво:
— Есть и другое решение.
— Какое?
— Ты можешь остаться на ночь здесь.
Он отложил в сторону нож и морковку и оперся обеими руками о крышку разделочного стола. Она холодила ладони, но ничто не могло остудить жар внутри его тела. Когда он медленно поворачивал лицо к Камми, чтобы посмотреть ей в глаза, ему показалось, что его окаменевшая шея заскрипела и заскрежетала, словно ржавый несмазанный механизм.
— Что сделать? — переспросил он с недоверием.
— Ты отлично слышал, что я сказала.
Он слышал, в том-то все и дело.
Дождь за окном припустил с новой силой и усердно отбивал свою барабанную дробь.
— Будешь спать в одной из комнат для гостей, конечно, — поспешно добавила Камми.
Рид отвел глаза в сторону и устремил взгляд на отражение своего лица в оконном стекле — бледное пятно на фоне черной ночи. Немного погодя скрипучим голосом он произнес:
— Я не могу.
— Почему? Ведь я же прошу тебя пробыть здесь только одну ночь, а не всю оставшуюся жизнь. Это же тебя ни к чему не обязывает.
— Я понимаю.
— Тогда в чем же проблема? Хотя, может быть… ну да, теперь мне все ясно.
Она повернулась к нему спиной.
— Сомневаюсь, что тебе ясно, — сказал Рид, взвешивая каждое слово. — Я, черт возьми, совсем не против того, что ты используешь меня в своих целях — в этом нет ничего особенного. Наоборот, я буду очень рад, если стану своего рода буфером между тобой и Китом, раз тебе это надо. Мне плевать, что подумают болтливые соседи, если тебя это не волнует. К тому же было бы глупо отрицать, что ты сделала шаг навстречу, чтобы положить конец этой бессмысленной вражде между нашими семьями.
— В чем же тогда дело? Может, ты лунатик? Или боишься, что среди ночи я проникну в твою комнату и влезу под твое одеяло?
Рид, не сдержавшись, рассмеялся.
— Вот этого я боюсь меньше всего!
— Тогда что?
Камми вопросительно вскинула бровь.
— А что, если, — сказал Рид, переводя взгляд на ее отражение в залитом дождем стекле, — я обижу тебя?
— Ты этого не сделаешь. Ты не сможешь.
Лицо ее выражало абсолютную уверенность. Она так и не поняла. Даже после всего, что он рассказал ей.
Он стремительно обернулся к ней, прежде чем осознал, что делает — так с ним бывало всегда. Не успела Камми сообразить, что происходит, как руки Рида сомкнулись вокруг нее железным обручем. Он не причинил ей боли, но шанса освободиться у Камми не было.
И в то же мгновение Рида вдруг охватило какое-то странное чувство сомнения. Он прекрасно сознавал, что устроил весь этот спектакль отнюдь не из благородных побуждений. Ему просто захотелось почувствовать сладкую нежность тела, прижав Камми к себе, и насладиться сознанием того, что она всецело в его власти, стать ее повелителем пусть всего на несколько секунд. Ради достижения этой цели он не погнушается никакими средствами.
Его пальцы медленно передвинулись на трогательно-беззащитный бугорок за ухом, потом сползли немного ниже — на шею.
Едва слышно он прошептал:
— Ты понимаешь, что я могу убить тебя в любой момент? Просто нажму вот здесь — и все, ты и пикнуть не успеешь.
— Я в этом нисколько не сомневаюсь, — жестко ответила она.
— Ты понимаешь, что я могу сделать с тобой все, что угодно, и нет на этом свете такого способа, которым ты сумела бы остановить меня?
Зрачки ее расширились, а грудь высоко поднялась от глубокого вдоха. Бросив на него испытующий взгляд, она с шумом выдохнула воздух.
— Теперь я вижу, каким образом это возможно, — сказала она.
— Значит, тебе стало ясно, почему я не могу остаться?
На лице Камми выступил гневный румянец.
— Мне ясно одно: если ты сию же минуту не отпустишь меня, я ударю тебя по самому чувствительному месту! Точно так же, как поступила с Китом.
Рид не мог сдержать улыбки. Он так и знал, что Камми прибегнет к этой угрозе. Правда, она сможет нанести удар только в том случае, если он сам позволит ей это. Но развеселило его другое — ее боевой настрой, храбрость и открытое неповиновение.
Если и существовала такая женщина, которая сумела бы выжить рядом с ним, то, возможно, это была Камми.
Возможно… и все же вряд ли ей пришлось бы это по вкусу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бесстыдница - Блейк Дженнифер



Очень интересный роман
Бесстыдница - Блейк ДженниферОльга
12.03.2012, 15.28





ИНТЕРЕСНЫЙ РОМАН.
Бесстыдница - Блейк ДженниферТаня
7.01.2013, 23.46





мне очень понравилось!
Бесстыдница - Блейк Дженнифералена
23.01.2013, 14.42





Так себе. Стандартный роман в стиле Голливуда..."экшен"... на 4 из 10! Но не основывайтесь на моей точке зрения... она совершенно субъективная.
Бесстыдница - Блейк ДженниферДжули
24.01.2013, 12.08





Так себе. Стандартный роман в стиле Голливуда..."экшен"... на 4 из 10! Но не основывайтесь на моей точке зрения... она совершенно субъективная.
Бесстыдница - Блейк ДженниферДжули
24.01.2013, 12.08





Тя го мо ти на. Писака подробно и скучно пишет о вещах, в коих не понимает. Так и не дотянула до середины
Бесстыдница - Блейк Дженниферкато
25.02.2013, 14.16





ЛЮДИ!ВЫ НЕ ЧИТАЛИ ХОРОШИХ РОМАНОВ? МОЖНО НАЧИНАТЬ С 17ГЛАВЫ.А Я ПОВЕРИЛА ВОСХИЩЕННЫМ ОТЗЫВАМ И НАЧАЛА ЧИТАТЬ С ПЕРВОЙ
Бесстыдница - Блейк ДженниферМарго
13.08.2013, 16.30





Хороший
Бесстыдница - Блейк ДженниферStefa
12.12.2013, 3.21





Роман хорош! Где вы выдели в наше время, чтобы так любили и охраняли женщину! Прочтите внимательно и вам понравится!
Бесстыдница - Блейк ДженниферТАТИЯ8*
1.05.2014, 12.28





Прекрасный роман!
Бесстыдница - Блейк ДженниферНаталья 66
26.09.2014, 8.45





Отличный роман! Есть и интрига, и тайна, и страсть, и нежность, любовь. Главный герой - сильный, мужественный, преданный. Героиня не истеричная, что очень радует. Очень красиво описаны чувства героев, воспоминания, всё, что они пронесли сквозь годы и сумели сохранить! Мне очень понравилось! Один из лучших у Д.Блейк!
Бесстыдница - Блейк ДженниферТаня
13.12.2014, 14.56





Так себе, конечно не все так плохо, как в некоторых комментариях.. но почитать можно, детективная линия написано идеально.
Бесстыдница - Блейк ДженниферМилена
15.12.2014, 19.03





Читала не в первый раз. На полке есть эта книга,но название''Эхо любви''.Хороший роман.
Бесстыдница - Блейк Дженниферлюси
31.08.2015, 3.30





Ponrailoc -vpolne jiznennaia tema,eti rebiata prosedsie cierez cpesnazy i covremennye voiny takovy,oni joctkie i ranimye,ix liubov nado bereci i leleiat potomu kak ona bezgranicina i do poclednego vzdoxa,zasisaia ee oni gotovy otdat cvoiu jizn. Citaite ne pojaleete. CPACIBO AVTIRU.
Бесстыдница - Блейк Дженниферodna iz nix
5.09.2015, 16.44





Такой остросюжетный роман, с сильной детективной составляющей. Отлично показан Юг США, их нравы, традиции, особенности взаимоотношений в семьях. Тема ГГ-я - посттравматический синдром участника боевых действий. Конечно, ГГ-й красавец каких мало. а ГГ-ня вся такая идеальная, но в целом, вполне реалистично. Читать можно. 8 из 10.
Бесстыдница - Блейк ДженниферКирочка
12.02.2016, 8.46





Такой остросюжетный роман, с сильной детективной составляющей. Отлично показан Юг США, их нравы, традиции, особенности взаимоотношений в семьях. Тема ГГ-я - посттравматический синдром участника боевых действий. Конечно, ГГ-й красавец каких мало. а ГГ-ня вся такая идеальная, но в целом, вполне реалистично. Читать можно. 8 из 10.
Бесстыдница - Блейк ДженниферКирочка
12.02.2016, 8.46





Хороший роман для неспешного чтения, в обоих героях нет ничего мелкого и суетного, а вместе с тем, и ничего невероятного. 10
Бесстыдница - Блейк Дженнифернадежда
14.03.2016, 21.32





бесподобный роман! как и все романы этого автора, интересный сюжет, хорошая развязка, держал в напряжении до конца. Читать однозначно, не пожалеете.
Бесстыдница - Блейк ДженниферDanny
14.04.2016, 21.29





Извините,но не понравилось...Очень скучный,нет захватывающего сюжета." Тигрица"понравилась больше. Или так попадаю,но читаю 4 роман подряд у Блейк и все про Луизиану..немного парит .
Бесстыдница - Блейк ДженниферТ.Ж.
21.04.2016, 20.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100