Читать онлайн Аромат рая, автора - Блейк Дженнифер, Раздел - ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Аромат рая - Блейк Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.18 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аромат рая - Блейк Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аромат рая - Блейк Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейк Дженнифер

Аромат рая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Как странно, что однажды энергичный, общительный, жизнерадостный человек вдруг умирает. Человек уходит, а жизнь продолжается... Всходит и заходит солнце. Идут дожди. Одно время года сменяет другое. И так происходит всегда. Смерть одного человека едва ли имеет какое-либо значение. Но все-таки должен же оставаться какой-то след от человека помимо каменного надгробия, установленного в грязном поле.
Жизнь эмигрантов в Новом Орлеане после смерти Эрмины текла по-прежнему. Власти даже не попытались разобраться в случившемся. По их мнению, актриса находилась здесь проездом и не принадлежала ни к какой части их общины, которую они присягали защищать. А то, что она оказалась актрисой, ставило ее, по их мнению, на одну доску с женщинами, которые торгуют своим телом у крепостного вала. Подобные женщины, как правило, либо кончают жизнь самоубийством, либо погибают – случайно или намеренно – от рук своих любовников. Смерть еще одной из них не вызвала у них глубокой скорби. Медленной чередой потянулись дни. Лето было в разгаре. Освоившись в Новом Орлеане, Элен уверенно путешествовала по улицам в любом направлении с Дивотой или Бенедиктом, таскавшими сумки с ее покупками. Она узнала, кто из торговцев обвешивает или недомеривает, а кто торгует честно и в благодарность за покупку добавляет небольшое количество товара или дарит сувенир, от чего торговля становилась приятнее. Элен установила, в какие часы лучше всего совершать покупки: ранним утром на прилавках рынка можно было найти и свежие овощи, и мясо; поняла, в какое время лучше вообще не выходить в город из-за мошкары и мух, вьющихся над перезрелыми бананами, штабелями рыбы, разложенными на прилавках, или над висящими кусками мяса. Элен в совершенстве овладела искусством торговаться и делала это с задором и настойчивостью, с улыбкой или со смущенными просьбами немножко прибавить здесь или там, так что всю сумму иногда приходилось пересчитывать заново. Но самое главное, она научилась избегать взглядов мужчин на улицах города, лишая их возможности останавливать ее, чтобы завести разговор. На их поклоны она отвечала холодным кивком, от которого пропадало всякое желание провожать ее.
Кроме того, Элен наконец убедилась в правильности отзывов модистки о женщинах-беженках с острова Сан-Доминго. Оказалось, что их действительно всегда легко узнать – и когда они прогуливались по улицам, и когда находились на балконах своих домов. Они по-особенному, например, держали в руках свои зонтики от солнца или накидывали на плечи шали. Эти женщины редко носили шляпы или капоры, ноесли и надевали их, то делали это с определенным вызовом и желанием покрасоваться. Цвета для своих одежд они выбирали яркие, поэтому местные дамы из Нового Орлеана выглядели серыми мышками по сравнению с ними.
Еще более примечательно выглядели квартероны и окторуны. Они тщательно убирали волосы под тиньоны из блестящего шелка, переливающегося золотом и серебром, подкрашивали глаза краской для век и вдевали в уши сверкающие ювелирные изделия. Вырезы корсажей их просторных платьев – как утренних, так и вечерних, – казались такими глубокими, что усиливающийся днем летний зной вряд ли создавал для них какую-либо проблему. По улицам Нового Орлеана они ходили в сопровождении служанок, иногда с болонкой на руках или с флакончиком духов, смягчающих неприятные уличные запахи, с веером, с зонтиком или с метелкой от мух, сделанной из перьев павлина и украшенной либо кисточкой, либо лентой. Они представляли собой – и это сразу бросалось в глаза – определенную прослойку общества и вполне наслаждались своим особым положением.
Элен часто попадались на глаза женщины, которых она знала по Сан-Доминго или даже помнила их еще с детства. Но она никогда не предпринимала попыток сблизиться с ними, так же как и они не сворачивали с дороги, чтобы поговорить с ней, хотя она понимала, что они ее узнавали. Нынешнее положение Элен не вызывало уважения, хотя спрос на подобного рода товар в Новом Орлеане все возрастал.
В один из вечеров Райан затеял дома ужин. По его настоятельной просьбе Элен согласилась играть роль хозяйки, чтобы радушно принять нескольких торговцев, живущих по соседству, и двух плантаторов издалека. В числе последних ожидали появления Этьена де Бора, очаровательного мужчины небольшого роста, который преуспел в гранулировании сахара в Луизиане, а также красивого и молодого богача Бернара Мариньи де Мандевиль, который в свои восемнадцать лет слыл бонвиваном
type="note" l:href="#n_31">[31]
и прославился тем, что прошлой весной привез в город из Парижа азартную игру в кости «крепе», а также тем, что помог отцу устроить прием в честь их высочеств из королевского дома Бурбонов во время их заточения в колонии пять лет назад. Мариньи также исполнял роль адъютанта при Луссате, прославленном префекте колонии и типичном представителе Франции. Луссата собственной персоной ожидали в качестве почетного гостя. Элен нервничала. Она обсудила с Бенедиктом, Дивотой и поваром блюда, которые предстояло подавать, – начиная с черепашьего супа и красной рыбы, приготовленной в яйцах в белом соусе с грибами, крабами, луком-шалотом и красным перцем, и кончая жареной свининой с молодой картошкой и зеленой фасолью с сосисками, и десертом – свежеиспеченным тортом с персиками. Ей предстояло лишь отдавать распоряжения о смене блюд за столом, а также от нее ожидалось, что она предложит одну-две темы для разговора, если беседа затянется. Но вся ответственность за спокойное, приятное течение вечера лежала на Райане и его слугах.
Элен уделила большое внимание своему внешнему виду, тщательно подобрав платье для ужина из своего гардероба, – единственное, которое по праву можно было назвать вечерним туалетом. Сшитое из розового шелка глубоких тонов, оно замысловато драпировало фигуру и ниспадало перекинутыми через грудь красивыми фалдами, переходящими в юбку, складки которой были обращены к середине, а сзади переходили в небольшой шлейф. Ее перчатки и туфли были бледно-розового цвета; к тому же в красиво уложенные волосы она поместила несколько бутончиков розы такого же оттенка. Для уверенности Элен побрызгала себя духами, к которым очень привыкла, без них она чувствовала себя как бы раздетой.
Гости съехались довольно рано. Живущие за городом, они не могли задерживаться надолго, в противном случае им пришлось бы оставаться в городе до утра. Правда, казалось, что это особенно никого не волновало, кроме, наверное, Луссата, который, в отличие от других гостей, не смог бы пойти на подкуп испанского караула у ворот, потому что такое событие вызвало бы международный скандал, особенно в то время, когда дела с колонией казались такими неопределенными.
Бернар Мариньи опаздывал, но наконец он появился, но прибыл не один, а с партнером. Стол был накрыт для одиннадцати мужчин и одной женщины. Поэтому, когда слуга принимал шляпу и трость из рук человека, пришедшего вместе с Мариньи, Элен подала знак мажордому поставить на столе еще один прибор для неожиданного гостя. Получив в ответ быстрый и раздраженный поклон Бенедикта, словно в ее указаниях вовсе не нуждались, она вернулась в гостиную. В голове мелькнула мысль, что теперь за столом их окажется тринадцать, но это не могло иметь значения. Она не принадлежала к числу суеверных людей, хотя, как выяснила, многие в Новом Орлеане отличались этим.
Мгновение спустя Элен уже не могла похвастаться таким оптимизмом. Тринадцатым гостем оказался Дюран Гамбьер. Он иронично улыбнулся, склонившись над ее рукой и принося свои извинения. Собрав все свое самообладание, Элен от имени Райана приветствовала его и отвернулась, чтобы поговорить с месье де Бором.
За столом велись оживленные разговоры и даже разгорелся спор по вопросу о передаче колонии. Этот вопрос занимал мысли каждого. Произойдет это или не произойдет, на самом деле никто не знал. Американцы делали запасы вина, собираясь выпить по случаю своего праздника Четвертого июля. Горожане на улицах с раздражением громко обсуждали, в чьи руки перейдет власть в Луизиане. Луссат тоже волновался – он еще не получил никакого официального сообщения о судьбе колонии.
Привлекательный мужчина, которому было далеко за сорок, префект колонии, полковник Луссат отличался пышной шевелюрой, уставшими глазами, прикрытыми тяжелыми веками, крепким ртом и раздвоенным подбородком. Он с большим удовольствием поглощал еду, особенно те блюда, которые были приготовлены из местных продуктов колонии. Казалось, ему совсем не хотелось говорить о своем положении, возможно, из-за типичного для политического деятеля опасения, что его слова окажутся неправильно истолкованными. Тем не менее он позволил себе небольшое замечание. Небрежно махнув рукой, он сказал:
– Слухи о передаче колонии становятся определенно обоснованными. Сужу об этом по тому, как домогаются меня люди. Когда я только здесь появился, это рвение казалось огромным. Теперь оно идет на убыль...
– Из этого я делаю вывод, – вмешался Дюран, – что если передача произойдет, то последуют большие перемены, особенно в торговле, которая значительно возрастет, а с нею возрастут и прибыли людей, занятых в этом бизнесе.
Все за столом прекрасно поняли, что его насмешка была направлена в адрес Райана.
– Свободный доступ к мировому океану стимулирует торговлю, и не важно, кто стоит у власти, – спокойно заметил Райан.
– А вы не считаете, что для развития торговли лучше, если бы нами управляли Соединенные Штаты, а не Испания... или Франция? – спросил Дюран, вызывающе улыбнувшись Райану. Он хорошо знал мнение Райана по этому вопросу. Просто ему хотелось, чтобы Райан скомпрометировал себя, отстаивая неприятную для префекта колонии позицию.
Райан, откинувшись в кресле, вежливо улыбнулся:
– Наибольшая прибыль всегда достигается той страной, у которой лучший доступ к этим прибылям. Уверен, что Наполеону удалось бы превратить Миссисипи в реку из чистейшего золота, если бы просторные земли и широкие реки, которые впадают в нее, оказались расположенными рядом с Парижем.
Префект колонии кивнул:
– Расстояния труднопреодолимы. Но если Франция потеряет свои земли, она потеряет и колонии с прекрасным будущим. Такая громадная территория со временем станет свободной, но пока она остается нашей, то должна служить нам источником богатства и рынком сбыта. Мы в состоянии создать здесь новую Францию. У меня имеется тьма проектов, как удвоить доходы сельского хозяйства, увеличить раза в четыре торговый оборот и таким образом оставить здесь после себя прочный и достойный памятник нашему времени. Если мне не удастся в этих краях все это сделать, то я уеду с глубоким сожалением.
Вскоре за столом возник недолгий разговор о переполохе, вызванном действиями энергичного американского наемника Вильяма Августа Боулса, который вместе с индейцами племени Крик пытался изгнать из Америки испанцев. Арестованный испанскими властями, он был выслан на корабле из Мобиль в Гавану, потом на Филиппины и вскоре в Африку. Но в конце концов бежал и вернулся в Оклахому, где его предали друзья-индейцы за четыре тысячи пиастров. Недавно его провезли через Новый Орлеан по пути в Гавану.
С беседы о Боулсе гости перешли к обсуждению различных видов диких птиц, начиная со ржанки и других певчих и кончая куропатками, которых в Луизиане употребляли в пищу, потом разговорились о жаре, из-за которой трудно купить на рынке домашнюю птицу.
И префект признался, что стал разводить домашнюю птицу а именно кур, гусей, уток и индеек исключительно для своего стола. Выяснилось, что у него еще имелся и бродячий зверинец из нескольких овец, одного или двух оленей и шести енотов.
За ужином никто не проявлял интереса к Элен, хотя ничто не ускользнуло от бдительного ока Райана. Джентльмены явно испытывали любопытство в связи с ее присутствием, но вслух они этого не выражали. Правда, она поймала на себе несколько томных взглядов, а молодой Бернар Мариньи, слывший галантным кавалером, отпустил ей пару милых комплиментов, но в этом не было ничего такого, против чего смогла бы возразить даже дуэнья.
А вот Дюран заставил ее испытать большую неловкость. Он смотрел на нее так пристально, как не смотрел с тех пор, как они встретились на шхуне, словно умирал от голода, а она была едой, отгороженной от него стойкой.
Ужин утомил Элен. У нее разболелась голова. Ей вдруг стало жарко, лицо покраснело, странная дрожь охватила все ее тело.
Стояла душная ночь, сопровождаемая угрожающим писком комаров, которые влетали через открытые двери. Но гости пировали вовсю. Время от времени издалека доносился грохот, словно где-то гремел гром. Оглядев присутствующих за столом, Элен заметила, что некоторые из них тоже раскраснелись, особенно Луссат, который, видимо, не привык переносить такую жару.
Когда ужин закончился, все с облегчением вздохнули. Луссат объявил, что ему что-то нездоровится и поэтому он отправится домой, чтобы успеть добраться до дождя – раскаты грома звучали все ближе. К нему присоединилось еще несколько гостей, среди которых оказались Бернар Мариньи и Дюран. Элен и Райан простились со всеми за руку, выслушав комплименты по поводу вечера.
В конце концов за столом осталось только четверо гостей, среди которых был и Мазэн, объявивший, что хочет обсудить с Райаном несколько проблем для их общего блага. Распорядились, чтобы мужчинам подали мадеру и блюдо со сладостями. Райан, коснувшись губами щеки Элен, предложил ей пойти лечь, потому что не знал, насколько затянется разговор с Мазэном. Она с большой радостью подчинилась.
Когда Элен вошла в спальню, Дивоты не оказалось. Она почувствовала усталость, голова ее просто раскалывалась. Она вынула из волос розы и осмотрелась, ища, куда бы их положить. И вдруг все поплыло перед глазами и закачалось. Розы выпали из ее рук. Кровать... Какая мягкая... Но на ее матрасе из мха так прохладно. Она должна добраться до нее.
Ноги не слушались. Ей показалось, что она падает. Но удивительно, ударившись об пол, Элен не почувствовала боли...
Позже, намного позже, она услышала крик Дивоты и почувствовала, как руки горничной раздевают ее. «Почему Дивота плачет?» – удивленно подумала она.
Потом чьи-то сильные руки подняли ее, и она поплыла. Элен вспомнила темный двор и улыбнулась...
Наконец она в постели, такой мягкой, такой жаркой... Темнота и шум дождя. Свет и шум дождя... Успокаивающий...
С нее снова снимали одежду, она почувствовала прохладу и что-то горькое на языке. Она подавилась, и из ее рта полилась темная жидкость. Она по Сан-Доминго помнит эту жидкость. Кровь... Желтая лихорадка... Где-то закричала служанка. Глупая женщина...
Решительный голос отрывисто отдавал приказания. Она поняла, что это был Райан. Дорогой Райан. Тишина, благословенная тишина вокруг...
Исчезло ощущение времени. Теперь для Элен не существовало ни дня ни ночи. Она чувствовала только боль во всем теле и видела лица, которые то появлялись над ней, то снова исчезали. Элен пыталась им что-то сказать, но в конце концов сдалась и погрузилась в пучину мрака, который, казалось, поглотил ее и все вокруг...
Из непроглядной темноты и безмолвия Элен понемногу стала подниматься, как бы всплывая на звук голосов, в которых слышались мольба и гнев. Во рту появился привкус одного из травяных настоев Дивоты, который она помнила еще с детства. Вкус неприятный, но успокаивающий. Элен открыла глаза.
Вокруг кровати, на которой она лежала, горели свечи, а на ковре, образуя круг, лежал рассыпанный белый песок. Около нее стояла Дивота. Служанка тихо шептала заклинания и обрызгивала ее какой-то жидкостью из тыквенной бутыли.
А по комнате, из угла в угол, в возбуждении вышагивал одетый с иголочки человек с лысиной, начинающейся ото лба, и высоко посаженным на носу пенсне. Он ругался, возмущенный совершением подобных невежественных обрядов, в то время, когда существует наука химия и раствор хинного дерева, которые должны спасти бедную девушку. Он, Бланше Дюкейл, профессор химии, имел честь лечить префекта колонии от этой ужасной болезни, желтой лихорадки, и вывел его из кризиса. То же самое он сделает для мадемуазель Ларпен, если ему позволят. Но никогда и нигде не видел он такого невежества, как здесь, среди медицинских специалистов, с их слабительными, рвотными средствами и кровопусканием, а теперь вынужден был бороться еще и с суевериями невообразимого варварства. Он поражен! Потрясен! Когда он после возвращения во Францию расскажет об этом своим коллегам, то они ему просто не поверят. Если мадемуазель умрет, то отвечать перед месье Байяром придется этому созданию, последовательнице вуду.
Из-под ресниц Элен взглянула на свои руки. От желтухи они стали желтого цвета и тонкими, очень тонкими. Ей было так жарко, что волосы казались ей огнем, обжигавшим шею, а простыня, под которой она лежала, нестерпимо тяжелой. В комнате нечем было дышать, так как все окна и двери были закрыты. Пламя свечей казалось громадным гудящим огнем. Она слышала их потрескивание и чувствовала обжигающее тепло. Голоса людей, находившихся возле нее, не смолкали, отзываясь барабанным боем в голове, наполняя ее шумом и грохотом, сводящим с ума.
Распахнулась дверь. В комнату вошел Райан в халате, со спутанными волосами, будто только что встал с постели. Под глазами темнели круги, а в давно не бритой бороде промелькнуло серебро, словно она поседела. Он посмотрел на Дивоту и доктора с неодобрением и раздражением и спросил:
– Из-за чего столько шума?
Они начали объяснять. Их голоса отозвались громкими криками в ушах Элен. С тихим стоном она закрыла глаза.
– Достаточно! – сказал Райан.
Голоса замерли. Райан медленно подошел к кровати.
– Дорогая? – обратился он к Элен.
С трудом открыв глаза, Элен посмотрела на человека, склонившегося над ней.
– Так жарко... – прошептала она.
– Я знаю. Постарайся не разговаривать. Райан пристально смотрел на нее сверху вниз и чувствовал, как сердце разрывалось у него в груди. Она умирает, он знал это, умирает, потому что он привез ее в Новый Орлеан. Если бы только он оставил ее на Сан-Доминго... Как бы ему хотелось сейчас отдать Элен свою силу, а ее болезнь забрать себе. Почему это произошло с ней? Почему?
Райан чувствовал свою беспомощность... Возможно, ему следует разрешить пустить Элен кровь; говорят, что самопроизвольное носовое кровотечение за два дня до этого помогло Луссату, правда, чуть не погубив его. Префект много часов пролежал с помрачненным сознанием, прежде чем профессор химии, которого он привез с собой из Франции, не объявил, что опасность миновала.
А может, нужно снова вымыть Элен губкой; кажется, это помогает снять жар. Райан взглянул на Дивоту, собираясь предложить ей это сделать, но женщина стояла с закрытыми глазами, губы ее шевелились в языческом заклинании. Райан опять посмотрел на Элен.
Она не отрывала свой взгляд от него, взгляд, в котором сквозила мольба. Ее голос прозвучал словно вздох, когда она проговорила:
– Наружу?
– Я не советую, – решительно произнес доктор Дюкейл. – Ночной воздух, вы понимаете, довольно пагубный.
Дивота открыла глаза.
– Внутри песчаного круга Элен защищена, – твердо сказала она.
Рука Элен дернулась и медленно потянулась к Райану. Он подошел к кровати и в едином порыве откинул простыню к ее ногам.
– Я предупреждаю вас, месье, – сказал доктор, – вы рискуете заразиться, если позволите себе что-либо большее, чем просто прикоснуться к ее коже.
Райан взглянул на него с презрением. Он бережно поднял Элен с кровати и, прижав к себе, бросился к двери, ведущей на галерею.
На его пути встала Дивота. Синие глаза Райана потемнели, когда он натолкнулся на взгляд служанки, хотя его голос из уважения к женщине, которую держал на руках, прозвучал мягко:
– Открой дверь.
Служанка резко отступила назад и повернулась, чтобы выполнить его просьбу.
Райан протиснулся сквозь открытую дверь и зашагал по галерее. Стояла темная и теплая ночь. Он спустился по ступеням, направляясь во двор. На мгновение остановился, потом направился в сторону густой тени дуба.
Позади него раздались шаги. Дивота принесла деревянную скамью и поставила ее под деревом. Райан рухнул на нее, опершись спиной о ствол дерева и устраивая поудобнее Элен на своих коленях. Он потянулся, чтобы зачесать назад ее волосы, расправляя длинные спутанные пряди, и прикоснулся к ее щеке. Жар не ослабевал. Наклонив голову, Райан прижался губами к ее подбородку.
Свежий воздух, нежные и ласковые прикосновения Райана так подействовали на Элен, что она вздохнула и, свернувшись калачиком, прижалась к мужчине, который держал ее в своих сильных руках.
Разгоряченная кожа благоухала, и этот аромат казался неотделимой ее частью. Дивота втирала бальзам в ее кожу даже во время болезни. Воздух вокруг Райана пропитался этим запахом, восторженное состояние души перемешивалось с полузабытыми ощущениями, хранившимися в памяти вместе с тысячами пылких желаний.
– Элен, я люблю тебя, – прошептал он, и его шепот, казалось, потерялся в шелесте легкого ветерка, заблудившегося в листьях над головой.
Но Элен услышала его. Она вздохнула и, попытавшись улыбнуться, закрыла глаза.
Возможно, в течение часа, пока она спала, в болезни наступил перелом, и на ее теле выступила испарина. Пот, смешанный с духами, пропитал надетый на нее тонкий халатик и халат Райана. Ощущая это сладкое, влажное тепло, он наполнился восторгом и странным ощущением непреходящей радости.
Медленно тянулись жаркие летние дни. Каждый день во второй половине шли дожди. Из-за беспрестанной жары и влажности Элен выздоравливала медленно. Прошел июль и вслед за ним август, прежде чем Райан рассудил, что она достаточно окрепла, чтобы принимать посетителей.
Первым посетителем оказалась мадам Туссар. Райан не стал оставлять их наедине, правда, Элен предложила ему отправиться по своим делам, которые а она была уверена в этом он забросил, но Райан ее не послушался. Причиной мог послужить тот факт, что он уже знал новости, которыми не терпелось поделиться мадам Туссар.
Сначала они обменялись обычными любезностями – расспросами о здоровье Элен, выражениями сожаления по поводу ее болезни. Затем последовало упоминание о выздоровлении префекта. Они обсудили эпидемию лихорадки, которая заставила некоторых жителей Нового Орлеана убежать в верховья Миссисипи и оставаться там с друзьями и родственниками, пока не пройдет опасность.
Мадам Туссар и ее муж тоже подумывали о том, чтобы уехать из города, но стоимость переезда оказалась недоступной для них, да и путешествие показалось им затруднительным, поскольку таверны по пути практически перестали существовать и им приходилось бы рассчитывать только на гостеприимство землевладельцев, хозяйства которых они встречали бы на своем пути.
– Как неприятно то, что случилось с Мазэном: говорят, что он и его дочь обсуждали возможность покинуть город как раз перед его смертью, – с грустью проговорила гостья.
Прошло мгновение, прежде чем случайно оброненные этой женщиной слова обрели смысл.
– Вы имеете в виду, что месье Мазэн мертв? Отец Флоры? – переспросила Элен.
– Да-да... Такая трагедия.
– Он умер из-за лихорадки?
– Мне не хотелось бы вводить вас в заблуждение. Сначала врачи уверяли, что у него желтая лихорадка или какие-то колики из-за его обычного расстройства желудка. Но затем доктор химии из Франции, которого привез с собой префект, рискнул осмотреть его тело. Он сразу же объявил, что причина смерти вовсе не лихорадка или колики. А та, о которой вам, милочка, никогда не догадаться!
Пока мадам Туссар сделала паузу, чтобы дождаться реакции Элен, та в ответ покачала головой:
– Я уверена, что не догадаюсь. И какая же причина?
– Мышьяк, моя дорогая. Вы можете в это поверить?
Мышьяк... Сначала Эрмина, теперь Мазэн... Дрожь пробежала по телу Элен.
– Но как? Почему?
– Никто не знает. Судя по всему, не было никаких причин, хотя подозрение падает на их служанку Жермену. Флора, конечно, в прострации, бедное дитя! К тому же это произошло накануне объявления о ее помолвке. Говорят, помолвку отложат, пока не закончится траур.
– Это кажется невероятным. Вы уверены? Вторая смерть от яда... Не кажется ли это странным? Какая связь между ними двумя, между актрисой и плантатором средних лет?
– Доктор Мазэна и доктор из Парижа разошлись во мнениях. Доктор Луссата ссылается на то, что запах чеснока указывает на яд, хотя чеснок в этих краях распространен как общепринятая приправа к пище.
– Тогда, возможно, месье Мазэн умер собственной смертью, – с облегчением проговорила Элен.
– Возможно. Конечно, всегда найдутся те, кто посмеется и заявит, что он умер от чрезмерной физической нагрузки, поскольку в возрасте Мазэна содержать любовницу непросто. – Глаза женщины засверкали, когда она сделала это предположение.
– Вы имеете в виду...
– Совершенно верно.
– Но месье Мазэн и Жермена давно вместе... Такая причина кажется неправдоподобной.
– Уверяю вас, такое случается, – настаивала мадам Туссар.
Элен подумала о том, чтобы на какое-то время направить мысли мадам Туссар в другое русло.
– Флора пропадет без отца, – сказала она.
– Конечно. Богатство, которое она унаследует, не восполнит утрату, хотя, как я полагаю, жених предложит свои услуги, чтобы поддержать ее: наверняка он не окажется настолько глупым, чтобы отступить. Без сомнения, этого человека выбрал для нее ее отец.
– Как вы думаете, что представляет собой ее жених? – спросила Элен.
На лице мадам Туссар появилось выражение досады.
– Крошка не говорит; она еще упорней сохраняет в секрете имя соискателя своей руки. Пожалуй, можно только предполагать... если бы не разногласия между ней и отцом. – В черных глазах женщины мелькнула злобная ухмылка. – Кто-то все равно должен обладать привилегией хотя бы приблизительно определить личность человека, и я не могу не вспомнить тот вечер, когда мы посещали Воксхолл. Уж не Дюран ли Гамбьер сопровождал Флору?
– Я совершенно не могу себе представить их вместе, – задумчиво сказала Элен.
Мадам Туссар рассмеялась, и Элен поразила злая издевка, прозвучавшая в ее смехе.
– Я тоже не могу, но когда в дело вступают деньги, составляются странные пары.
Элен подумала о деньгах, которые истратил Дюран, и о смерти Мазэна, которая делала его дочь наследницей, и дрожь пробежала по ней.
Уголком глаза она увидела, как Райан подался вперед. Лицо его окаменело, и он сказал:
– На сегодня, я думаю, хватит. Я уверен, что Элен благодарна вам за визит, мадам, но ей нельзя утомляться.
– Но у меня так много новостей, и я еще не все рассказала...
– В другой раз, – твердо проговорил Райан.
Мадам Туссар попрощалась, не преминув бросить несколько обиженных взглядов в его сторону. Райан не обратил на это никакого внимания, вынул подушки из-под спины Элен, на которые она опиралась, и устроил ее в кровати, чтобы она часок отдохнула. Возможно, ей показалось, но его руки и просьба поспать были не такими нежными, как обычно. Более того, пока она отдыхала, Райан впервые за многие недели ушел из дому.
На следующее утро, когда Райан отсутствовал, появилась Жози. Она была одета так, как раньше одевалась Эрмина, и держалась с чувством собственного достоинства.
– Как поживает Морвен? – спросила Элен.
– Лучше, чем всегда. Пленив и полонив вдову, он теперь флиртует со всеми без исключения. Я не понимаю, почему все так нервничают. Он соблаговолил обратить на меня внимание однажды вечером, когда вдовы не оказалось дома, и, честно говоря... одним словом, как любовник он оставляет желать лучшего...
Элен едва не поперхнулась своим кофе.
– Ты имеешь в виду, что ты и он...
– Закончил прежде, чем я успела что-нибудь понять. Я никогда так не разочаровывалась в своей жизни. Наверное, никогда не дождешься того, кто окажется самым лучшим.
– Говоришь так, основываясь на своем богатом опыте?
Жози ухмыльнулась.
– Я крутила любовь с несколькими, в отличие от тебя, в этом я не сомневаюсь. Мой новый поклонник хоть внешне и не представляет собой ничего особенного, но зато умеет пользоваться тем, чем располагает, и, дорогая моя, он так благодарен за возможность, которую я предоставляю ему. Он настолько великодушен, что тебе будет в это трудно поверить...
– Ты собираешься за него замуж?
– Разве я дала повод так думать? Нет-нет, у меня нет ни малейшего желания связывать себя с каким-либо мужчиной. Кроме того, он женат.
– Понятно.
– Не понимаю, почему ты не вступишь в законные супружеские отношения с Райаном? Я слышала от мадам Туссар, что он крайне заботливый, охраняет твое здоровье, и порой с рыцарской преданностью, – сказала Жози, с подозрением взглянув на Элен.
– Она преувеличивает, – заметила Элен, пытаясь улыбнуться.
– Так ли это? Он ведь не отходил от тебя неделями! По правде говоря, редко кто из любовников или мужей так отдает себя любимой. Ты бы правильно поступила, если б завладела им, пока это в твоей власти.
– Стоит ли это вообще делать?
– Но у тебя нет никакой профессии, на которую ты могла бы рассчитывать.
– У меня есть духи, – упрямо проговорила Элен.
– Да, они у тебя есть. Кстати, и мне не помешает флакончик. Я рассказала об этом моему любовнику, и он дал мне денег. Он любит меня до безумия и дает мне все, что только я ни пожелаю.
Элен огляделась, ища Дивоту, чтобы послать ее за духами, но оказалось, что в какой-то момент разговора с гостьей ее горничная исчезла из комнаты. Жози трещала не умолкая, перескакивая с одной темы на другую, – начиная со смерти Мазэна и последовавшим затем походом по нескольким магазинам в поисках траурного платья до вечеринки на борту судна, устроенной Бернаром Мариньи для нескольких своих друзей мужского пола и двух или трех женщин, одной из которых оказалась Флора. О духах забыли.
Элен вспомнила о них, вероятно, через полчаса после ухода Жози. Она тотчас же повернулась к Дивоте, спросив:
– Почему ты не передала бутылочку для Жози?
Дивота молчала, с суровым выражением лица убирая со стола на поднос тарелки с крошками от пирожных и чашки из-под кофе, из которых пили Элен и ее гостья.
– Что-то не так? – удивленно спросила Элен.
– Все в порядке, дорогая. Тем более теперь, когда ты с каждым днем становишься все сильнее.
– Это из-за духов, не так ли?
Внезапно в памяти Элен пронеслись события недавних дней. Дивота принесла духи для нее, когда она просила их для Эрмины. Три дня до этого Райан воздерживался от прикосновения к ней в постели, а потом, когда она вновь воспользовалась приготовленными духами, как магнит приник к ней. Слова Жози эхом отозвались у нее в ушах. Преданность. Не отходилотнеенеделями. Посвящение.
Молчание Дивоты она расценила как согласие.
– Ты заменила недостающие ингредиенты, – продолжала Элен.
– В противном случае это не сработало бы.
– Это не работает сейчас! Ты не имеешь права никому сообщать такую силу!
– Я думала, что ты не веришь в это.
– Как я могу не верить? – в отчаянии закричала Элен.
– Сила становится особенно необычайной, если в нее верят... и вообще знают о ней...
– Но это не означает, что она не сработает? Не так ли?
– Нет, chere.
– А те, другие, Серефина и Жермена, они знали, что именно купили? – медленно произнося слова, спросила Элен.
– Они знали.
«Конечно, знали, они ведь с Сан-Доминго. Многие из них последовательницы культа вуду и хорошо знакомы с его тайнами. Эрмина не знала, и Эрмина умерла».
– Ты сказала им, но не мне, – проговорила Элен.
– Я так поступила, потому что думаю о твоем будущем! Ты должна была выйти замуж за Райана, поэтому это не имело никакого значения.
Элен внимательно посмотрела на свою служанку, глаза ее потемнели от сознания предательства Дивоты. Она все-таки думала, что любовь Райана, его преданность вызваны ею самой, без помощи духов.
– Это имело значение, – отрезала Элен.
– Поверь, его любовь настоящая. Он полюбил тебя лишь из-за тебя самой. – Слова служанки повисли в воздухе.
Элен закрыла глаза, почувствовав вдруг безумную усталость. Спустя некоторое время она услышала звон фаянсовой посуды и удаляющиеся шаги Дивоты.
Элен лежала спокойно, пытаясь справиться с тем, что узнала. Значит, духи оказались совсем не такими, как она думала...
Потрясенная однажды их удивительным свойством подчинять, покорять, пленять, она теперь превратилась в рабу этих духов. Никто так не зависел от их власти, как она...




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Аромат рая - Блейк Дженнифер



Для этого автора книга слабовата. Гг какая-то мямля, сама не знает чего хочет. Середина чересчур затянута. Есть интрига, но даже развязка не впечатлила.
Аромат рая - Блейк ДженниферОльга
30.04.2012, 18.58





Бесила гл.героиня, сама не понимала чего хочет, некоторые её поступки и слова я так и не поняла, наверно её в детстве часто роняли. Гл.герой...эх...побольше б таких мужчин... В целом, книга не очень. Почитать можно только из за гл.героя.
Аромат рая - Блейк ДженниферКсения
23.03.2014, 14.19





Очень интересная книга,читала на одном дыхании.
Аромат рая - Блейк ДженниферМарина
30.03.2014, 12.40





Очень интересная книга!
Аромат рая - Блейк ДженниферЕкатерина
13.06.2014, 9.09





Вначале книга интересная, но потом такая нудная. И концовка тоже нудная. А таких полоумных героев в жизни днем с огнем не найдешь. Пожалела то время, которое потратила на чтение этой книги.
Аромат рая - Блейк ДженниферАлена
21.06.2014, 13.37





Потрясающий роман очень захватывающий бурлящей воображение мне,очень понравился.
Аромат рая - Блейк Дженнифермарина
20.09.2014, 16.44





Средненько.
Аромат рая - Блейк ДженниферНаталья 66
26.09.2014, 13.45





Слишком все запутано, но сама идея с духами мне понравилась.
Аромат рая - Блейк ДженниферМилена
16.11.2014, 0.47





Начало интересное.Восстание рабов на острове Сан Доминго прервало свадебную церемонию. Гл.героям удалось спастись и на корабле уехать в Новый Орлеан.rnА дальше какая-то муть.Сплошная политика.Ожидала большего от этого автора и романа с таким красивым названием.3 балла.
Аромат рая - Блейк Дженниферnfif
24.11.2014, 12.58





Хуже не придумаешь! Начинается интересно, потом-полная чушь. На описание деталей сточных канав, домов с черепицей и без нее, дамских сумочек, внешнего вида и всех болячек действующих лиц, у автора уходит 90% самого романа, остальные 10% на перепалку и обиды главных героев. До конца не дочитала.
Аромат рая - Блейк ДженниферОксана
17.01.2015, 8.26





Начало нормальное. Прерванная свадьба, восстание рабов,побег с острова.А дальше тягомотина,хотя смысл есть: дочь служанки от богатого плантатора влюбилась и стала потихоньку уничтожать соперниц,мешавших ей на пути соединения с любимым, которомуrnнужны ,естественно,деньги,а не она сама.Вот такая детективная история.
Аромат рая - Блейк ДженниферNfif
7.03.2015, 12.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100