Читать онлайн Мадам Марракеш, автора - Бленд Маргот, Раздел - Глава десятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мадам Марракеш - Бленд Маргот бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мадам Марракеш - Бленд Маргот - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мадам Марракеш - Бленд Маргот - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бленд Маргот

Мадам Марракеш

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава десятая

Изобель, Карлотта и Джереми вышли из прохлады отеля на послеполуденное солнце. От группы гидов, ожидающих клиентов, отделился среднего возраста араб и, не снимая тарбуша, поклонился, показав черный орнамент его верха. Он улыбнулся, показав также и свои золотые зубы.
– Добрый вечер, леди и джентльмены. Я ваш гид по достопримечательностям Марракеша.
Глаза Изобель скользнули по его коричневому лицу в морщинках, вниз, на грубую джеллабу цвета запекшейся крови, к желто-лимонным бабушам
type="note" l:href="#n_20">[20]
на его ногах. Она тихо вздохнула. Я-то думала, что пришлют молодого, красивого араба с горящими глазами и орлиным носом. По моему глубокому убеждению, арабы в постели восхитительны.
– Добрый день, Ади, – улыбнулся Джереми. – Извините, что заставили вас ждать. Возьмем машину, или пойдем пешком?
Ади, не меняя выражения лица, посмотрел на туфли Изобель.
– Будет лучше, сэр, если мы поедем на машине.
Когда все уселись в «Купер С», Джереми нажал на газ. Через некоторое время широкая улица привела их к огромной площади.
Ади обернулся на заднее сидение к Изобель и Карлотте.
– Леди, перед вами знаменитая площадь Джемаа Эль Фна, центр старого Марракеша и самая большая базарная площадь.
Джереми подрулил к тротуару. По всей площади были разбросаны плотные группы мужчин в тюрбанах и широких джеллабах. Некоторые были в фесках. Редко мелькали женщины в чадрах и прямых джеллабах до пят. Они целеустремленно двигались в толпе с корзинами и кувшинами на головах. Было странно видеть в руках некоторых из них европейские полиэтиленовые пакеты. Мужчины парами, взявшись за руки, прогуливались от одной группы к другой.
Ади вышел первым и открыл заднюю дверцу машины для Карлотты и Изобель.
– По утрам здесь идет оживленная торговля, повсюду расставлены прилавки. Продают пряности, фрукты, домашнюю птицу. В полдень торговлю постепенно начинают сворачивать, зато появляются бродячие артисты и разносчики еды, а к вечеру площадь превращается в огромный балаган. Эта площадь получила известность потому, что здесь когда-то выставляли напоказ головы казненных. А сейчас это площадь музыки, танца и всего, что душе угодно.
Они двигались вдоль ряда букинистов, разложивших свой товар прямо на земле. То тут, то там можно было видеть мужчин в белых тюрбанах и джеллабах, сидящих на корточках с наклонными досками в руках. Рядом с некоторыми примостились крестьяне в бедной одежде, они что-то объясняли, отчаянно жестикулируя. Ади кивнул в их сторону.
– Писари. Ведь большинство бедных крестьян неграмотны.
Они миновали прилавки с горами сушеных фиников, инжира, олив, пряностей. Воздух был пропитан ароматом трав и плодов. Связки живых голубей и цыплят в ярком оперении лежали на земле, связанные за ноги, похожие на букеты диковинных цветов. Эти букеты слабо трепыхались.
Впереди толпа образовала круг, все с интересом за чем-то следили. Ади повел их туда, бесцеремонно расчищая дорогу локтями. В центре круга танцевали трое. Им аккомпанировал маленький ансамбль. В быструю дробь барабана и ритмичные перезвоны тамбурина вплеталась мягкая однообразная мелодическая линия флейты. Джеллаба одного из танцующих была подпоясана кушаком, за которым был заткнут длинный кривой кинжал в красивых серебряных ножнах. На другом танцоре поверх брюк были надеты юбка и женский кафтан из прозрачного серебристого шелка. На его голове был парик из белой пеньки с двумя короткими косичками, Они двигались друг вокруг друга, притопывая и приплясывая. Тот, что играл роль женщины, чувственно и непристойно извивался и покачивал бедрами. Публика одобрительно шумела, слышались выкрики и вопли.
Ади отпрянул назад и покачал головой, обращаясь к Джереми:
– Нет, это не для порядочных леди и джентльменов. Пойдемте отсюда, я найду что-нибудь другое.
– Но я хочу посмотреть… – плаксиво возмутилась Изобель.
Джереми взял ее за руку.
– Человек говорит, что это зрелище не для маленьких девочек. Вы находитесь в необычной стране, Изобель. Их обычаи и табу нам непонятны. Будем вести себя тактично.
Они двинулись дальше, мимо группы мужчин и подростков, сидящих на земле. Рты их были полуоткрыты, иные возбужденно облизывали губы. Взоры всех с восхищением были направлены на человека, стоящего перед ними. Он что-то декламировал, его голос то повышался до крика, то вдруг спадал до шепота. Руками он рисовал в воздухе какие-то фантастические картины. Глаза горели. Внезапно он оборвал свой рассказ. По толпе пронесся гул, как будто все одновременно выдохнули. Рассказчик взял медный кувшин и начал обходить присутствующих.
Ади тихо засмеялся.
– Они ведь прекрасно знают, чем все закончится, но готовы платить еще и еще, чтобы послушать его рассказ.
Они приближались к другой группе. Вдруг над толпой, как мяч, взмыл в воздух человек, выделывая замысловатое сальто. Мелькнул и вновь скрылся в толпе.
Изобель ахнула. Ади покачал головой.
– Это еще не то, что надо. Я покажу вам гораздо лучших акробатов и борцов. Но прежде всего стоит посмотреть заклинателей змей. Это действительно зрелище, достойное внимания. Кобры у них очень ядовитые и… сварливые. Я не знаю, как это сказать по-английски.
Джереми подсказал.
– Наверное, свирепые?
– Да, да, именно свирепые. Они бывают черные и желтые, до двух метров длиной.
Они остановились перед спинами людей. Те сосредоточенно взирали на нечто. Напряженную тишину нарушала лишь быстрая скороговорка там-тама и пение таинственной дудочки. Карлотта инстинктивно сжала руку Джереми.
– Я к змеям не очень-то расположена, но всегда мечтала увидеть настоящих факиров.
Он невольно залюбовался ею. Она очень даже хороша, когда не бука.
– Я с вами полностью согласен. Вперед, Ади. Но тут Изобель застыла на месте с опущенной головой. Плечи ссутулены больше, чем обычно. Отвислая нижняя губа капризно выдвинута вперед.
– Я не переношу змей.
Ее обычно бесцветный голос на сей раз звучал громко и требовательно.
– Я ненавижу змей. Я не хочу на них смотреть. Уведите меня отсюда.
Карлотта отпустила руку Джереми и погладила Изобель по плечу.
– Но, Изобель, дорогая, тут нечего бояться. Это же цирк, это же просто представление.
– Немедленно уведите меня отсюда, или я закричу. Упаду в обморок. Мне здесь не нравится. Я хочу походить по маленьким магазинчикам и купить сувениры.
Джереми показал Карлотте глазами, что уговаривать бесполезно, и обратился к Ади:
– Эта леди говорит, что не надо змей. Она хочет посетить магазины.
Ади удивленно поднял брови.
– Нет? Но это же лучший аттракцион для туристов. Все туристы в восторге от этого.
Он вздохнул.
– Пошли. Сейчас мы направляемся в медину, там вы увидите настоящих мастеров, лучших ремесленников Марракеша. Один такой мастер стоит тысячи иных.
Мимо прошел человек в тунике из обезьяньей шкуры до колен. На его голове была широкая конусообразная шляпа, как у китайских кули, с бахромой по краям. На плече он держал полный бурдюк из козьего меха, заканчивающийся металлическим горлышком. Вся его обезьянья туника была увешана блестящими чашками и бокалами. В руке он держал медный колокольчик и периодически его встряхивал.
Они остановились, чтобы получше рассмотреть его. Изобель просто застыла с открытым ртом.
– Какой ужас! По какому поводу он так вырядился?
Ади вопросительно взглянул на нее.
– По какому поводу, леди? Это всего лишь герраб, продавец воды. Не угодно ли стаканчик воды, леди?
Изобель передернулась.
– Нет, спасибо!
Ади пожал плечами и повел их дальше по узкой улочке, по бокам которой расположились прилавки с фруктами, овощами и птицей. Черноглазые уличные мальчишки с протянутыми руками (а здесь их было более, чем достаточно) осаждали их со всех сторон. Ади спокойно отбрасывал их прочь с дороги. Они свернули к арочным воротам и вышли в узкий переулок шириной примерно шесть футов. Черный булыжник мостовой за сотни лет был отполирован ногами прохожих до блеска. К тому же он был скользкий от ослиной мочи и навоза. По обе стороны прохода зияли узкие входы в магазины. Они были похожи на маленькие пещеры. Послеполуденное солнце просвечивало сквозь их тростниковые и бамбуковые крыши, оставляя на них живописные пурпурно-голубые следы. У входа в один из магазинчиков они увидели человека, низко склонившегося над большим точильным камнем, который он вращал босой ногой. Лезвие в его руках рождало голубые мерцающие искры. Красные сполохи освещали темную глубину мастерской в такт с глубокими вздохами кузнечных мехов. В воздухе стоял лязг металла. Витрину украшали мастерски выполненные светильники из кованного ажурного железа, ширмы, украшенные великолепной чеканкой.
Улочка повернула, и магазины засияли медными и железными чайниками и подносами. Повсюду был слышен скрежет резцов, вгрызающихся в податливый металл. Через открытые двери можно было наблюдать, как мастера превращают латунный круг в поднос, как под их руками с помощью деревянного молотка бесформенный кусок металла становится кастрюлей, миской, тазом.
Еще ряд магазинов. На этот раз они сияют серебром, коническими, замысловато гравированными крышками и подносами, сосудами для розовой воды и благовоний с длинными изогнутыми горлышками.
Через каждые несколько метров улочка разветвлялась на еще более узкие проходы, которые, изгибаясь и петляя, исчезали вдали. Ади свернул в один из них. Внезапно воздух наполнился смрадным запахом гниющего мяса. Мимо тихо проскальзывали босоногие мужчины, балансируя на головах большими тюками ярко-алой, лимонно-желтой и темно-голубой кожи. Магазины здесь были наполнены чемоданами и сумками с золотым тиснением, пуфами, большими и маленькими, квадратными и круглыми, черно-белыми и цветными, с шелковым шитьем или ажурным узором. В тихих мастерских умельцы колдовали над кусками хорошо размятой кожи, трансформируя ее либо в ремень с металлической насечкой, либо в конскую или верблюжью сбрую и седло.
Карлотта и Джереми остановились у одного из магазинчиков, Изобель не отпускала от носа салфетку. Внезапно Ади схватил их за руки и оттолкнул к стене. Мимо на тонких ножках с изяществом балетного танцора проковылял маленький ослик. Его почти не было видно под огромной связкой сочной зеленой мяты. Резкий запах мяты был как свежее дуновение с поля.
Джереми посмотрел на Карлотту и улыбнулся.
– Запашок тут, конечно, не из приятных. – Она кивнула. – Но зато, как интересно.
Поверх своей салфетки на них глядела Изобель.
– Я уже не могу здесь находиться.
Ади встревожился.
– Вам здесь не нравится, леди? Неприятный запах? Сейчас я поведу вас туда, где пахнет только мудростью и благочестием, в медресе Ибн Юсеф.
– Медресе? – с интересом спросила Карлотта. – Это что, мечеть?
Ади покачал головой.
– Нет, леди. Наша религия не позволяет женщинам входить в мечеть. У них другое место для молитвы. Считается, что, если мужчина помолится рядом с женщиной, то его молитвы заблудятся по пути к Аллаху. Медресе – это школа, где изучают Коран.
Он повел их лабиринтом переулков и улочек, в одних местах прокладывая дорогу в толпе локтями, в других приходилось прислоняться к стене, чтобы пропустить цепочку маленьких черных осликов. Были видны только их миниатюрные копытца, которыми они быстро-быстро перебирали, остальное было скрыто огромными тюками сена, керамики, кожи и шкур, связками подвешенных вниз головами цыплят, сияющих светло-бронзовым оперением. Едва слышный во всеобщей сумятице крик возвестил о приближении чего-то необычного. Появился надменно посматривающий по сторонам, лениво вышагивающий верблюд. Вел его страшный на вид крестьянин-бербер в грубой джеллабе с кривым кинжалом за поясом. Сквозь толпу продирались всадники на осликах, легонько подгоняя их постоянными ударами ноги, обутой в бабуш. Появился человек в ветхой джеллабе. В одной руке он держал колокольчик и непрерывно звонил. Другой же вел под уздцы мула, на котором в позе лотоса восседал странного вида субъект. Он был невероятно толст и, по-видимому, также высок ростом. Одет он был в белую джеллабу из чистой шерсти, на голове тюрбан. Обширная седая борода была тщательно расчесана на груди. Направо и налево он раздавал благословения, которые встречные почтительно принимали. Женщины были заметны в толпе издалека. Стройные, они с достоинством двигались в своих длинных одеждах. Из-под чадры, плотно закрывающей лицо, сверкали большие черные глаза, окаймленные также черным. Этими глазами они буквально поедали Карлотту и Изобель.
Ади свернул в высокие арочные ворота, и немного спустя они вышли на большой прямоугольный двор, закрытый со всех сторон. В прозрачной глади бассейна, расположенного в центре, отражалась галерея мозаичных арочных стен, которые окружали двор. Мозаичная плитка, покрытая голубой, красной и зеленой эмалью, образовывала абстрактный геометрический орнамент, который гармонировал с затейливым рисунком верхней части стены. Наверху с карниза на карниз перепархивали белые голуби. Из тени арочного проема с поклоном появился чернокожий бербер в тюрбане.
– Добро пожаловать в медресе Ибн Юсеф. Я буду здесь вашим гидом. Эта медресе основана в четырнадцатом веке. Здесь жили студенты, здесь они изучали Коран и размышляли над его чудесами и таинствами. – Он сделал рукой охватывающий жест. – Первый этаж составляли комнаты, выходящие во двор. С верхнего этажа вниз смотрел ряд окон в форме замочных скважин, забранных деревянными решетками. – Вот здесь, – он подошел ко входу в помещение с мозаичным полом, – была мечеть. В остальных комнатах они постигали мудрость Корана от святых учителей. Здесь же были комнаты для приема пищи. Выше располагались их комнаты, по-вашему кельи, где они спали и предавались молитвам. Прошу проходить вперед, я вам все покажу.
Он шагнул назад, в тень, пропуская их ко входу на узкую, непрочную на вид, лестницу. Увидев ступени высотой с фут, Изобель отрицательно покачала головой.
– Это не для меня. Я ведь на таких высоких каблуках, к тому же и юбка узкая. Я лучше посижу в тени, вон на той скамеечке, дам отдохнуть моим бедным ногам.
Карлотта и Джереми последовали за гидом вверх по лестнице. Узкий проход неожиданно вывел их на открытую просторную галерею, огороженную старинными резными деревянными перилами. Через каждые несколько футов в когда-то белой оштукатуренной стене были видны деревянные двери, темные от времени и изъеденные червями. В каждой двери был встроен маленький смотровой глазок для наблюдения снаружи.
Гид отворил одну из дверей, и они вошли в комнату примерно пять на семь футов. Высокой деревянной ширмой она была перегорожена на две части. Гид указал на сооружение за загородкой, напоминающее гроб.
– Вот здесь студент спал, подстилая себе коврик. А вон в том месте, где вы сейчас стоите, он занимался учением, сидя на полу, при свете лампы, либо под лучами солнца Аллаха.
Карлотта подошла к незастекленному окну, забранному деревянной решеткой, и посмотрела на двор внизу. На темной поверхности бассейна отражалось ярко-голубое небо и белые голуби, витающие в нем. Джереми подошел сзади.
– Какая древность кругом, – заговорила она тихо, – сколько грустных черных глаз глядело вниз из этого окна. Сколько рук касались этого карниза.
Джереми с интересом смотрел на нее. Она продолжала:
– А вы? Как вы представляете себе их? Я, например, не могу вообразить, как они выглядели, во что были одеты.
– Думаю, их одежда мало чем отличалась от нынешней. – Джереми через ее плечо посмотрел на гида в ниспадающей темно-синей джеллабе и белом тюрбане. – Вот в этом-то и заключается особенная прелесть этих мест. Мы попадаем как бы сразу в два временных измерения: сегодняшнее и на несколько веков назад. Мне кажется, что-то самое главное скрыто здесь от наших глаз, нам не дано это увидеть.
Карлотта оживленно закивала.
– Да, да, я тоже так думаю.
Изобель проковыляла в тень под арку и тяжело опустилась на каменную скамейку. Джереми кивнул в ее сторону.
– Мне кажется, что бедная Изобель уже насытилась старым Марракешем. Такие экскурсии требуют хотя бы какой-то выносливости, а у нее нет вообще никакой. А эти ее жалкие тонюсенькие ножки, они напоминают две хрупкие макаронины. Того и гляди сломаются. Я вот что вам скажу, Карлотта, давайте-ка завтра снова вернемся сюда вдвоем и осмотрим все основательно, и заклинателей змей, и акробатов, и все остальное.
Глаза Карлотты засветились.
– О, я буду очень рада. И давайте договоримся с Ади примерно на неделю, а после мы сможем гулять уже здесь сами. А сейчас, я думаю, нам лучше пойти домой. Изобель там внизу выглядит такой одинокой и покинутой.
Они спустились вниз и подошли к Изобель. Появился и Ади.
– Как вам понравилась медресе? Не правда ли, интересно? А теперь мы отправимся на кисарру.
Изобель хихикнула.
– Звучит заманчиво. Ади подтвердил.
– Да, это действительно заманчиво, леди. Это рынок верхней одежды и трикотажа. Там можно купить все.
Изобель протянула:
– А-а.
Снова через лабиринт улочек и переулков он вывел их на широкую базарную площадь. Вдоль ее стен одна к другой плотно лепились небольшие ниши. Над землей они поднимались примерно на метр.
В центре такой импровизированной платформы скрестив ноги сидел торговец, со всех сторон окруженный своим товаром: рулонами ткани и разноцветной кисеи, отделанной золотом и серебром. Тут были и шерстяные джеллабы, парчовые и бархатные кафтаны, украшенные золотом бабуши, дешевые накидки, пластиковые пакеты.
Мужчины, примериваясь, прикладывали к плечам джеллабы. Женщины в чадрах сбились в плотную группу и неподвижно застыли, не поднимая глаз от земли.
Ади указал на них.
– Они ждут. Каждый день здесь после полудня проводят аукцион. Очень шумно и довольно интересно. Вы можете остаться и посмотреть, а может быть, что-нибудь и купить. Если хотите, я могу для вас поторговаться.
Изобель утомленно покачала головой.
– Конечно, мне хотелось бы кое-что купить, но уже поздно. Не надо было заходить и осматривать это старье, эти развалины. А теперь меня уже ноги не держат. Я хочу домой. И зачем мы только потащились в эту заплесневелую медузу, или как там она у вас называется… Зря только потеряли время.
Джереми взял ее за руку.
– Вы устали. Сейчас мы вас посадим на такси. При слове такси ее губы задрожали.
– Я… одна на такси? – Голос ее поднялся до вопля. – Нет, нет! Я не смогу объясниться с водителем. Я боюсь. Я…
– Ничего страшного в такси не будет, – попробовал успокоить ее Ади, – там абсолютно безопасно. Я все объясню водителю. Я найду хорошего водителя, очень осторожного.
Изобель сдвинула свои нарисованные карандашом брови и капризно выставила вперед нижнюю губу.
– А я не хочу. Карлотта, пойдемте со мной.
– Пойдемте. Я отвезу вас в отель.
В голосе Джереми чувствовалось раздражение. Она, конечно, свое пожила и устала, но это уже слишком. И зачем она одела эти идиотские туфли на шпильках. Ведь Чендлер предупреждал.
* * *
Автомобиль остановился у входа в отель. Ади помог выйти из машины Изобель и Карлотте, а затем обратился к Джереми.
– Завтра я вам нужен, джентльмен?
– Разумеется, Ади. Давайте договоримся завтра на десять, пока еще не слишком жарко.
Прежде чем удалиться, Ади поклонился, приложив ладонь ко лбу.
Изобель посмотрела на Джереми, сидящего за рулем.
– Я чувствую себя виноватой перед вами, что заставила вас уйти так рано. Может быть, вы поднимитесь ко мне и чего-нибудь выпьете?
Джереми с улыбкой покачал головой.
– Это звучит соблазнительно, Изобель, но не сейчас. Сейчас, я думаю, мы с Карлоттой могли бы отправиться назад в Джамафуф… или как эта большая площадь называется, я что-то забыл, и, может быть, посмотреть там заклинателей змей. Как, Карлотта, будете участвовать в этой игре?
Карлотта улыбнулась.
– Мне кажется, вы имели в виду Джемаа Эль Фна. В эту игру я играю.
Изобель заметно помрачнела и выдавила.
– А-а. – Затем, слабо улыбнувшись, добавила: – Отлично. Я благодарю вас за доставленное удовольствие. Все было великолепно. Надеюсь, по возвращении вы зайдете ко мне в гости, и мы все-таки чего-нибудь выпьем.
Она развернулась и медленно двинулась к отелю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мадам Марракеш - Бленд Маргот



Ох! Последние главы держали в таком напряжении, что дух захватывало! Какой интересный сюжет: каждый из встретившихся в одном месте людей имеет " второе" дно, у каждого есть тайна. А Судьба все ставит на свои места. И все хорошо заканчивается. Буду искать другие произведения этого автора. Рекомендую. 10/10
Мадам Марракеш - Бленд МарготЛенванна
27.04.2016, 8.54





Довольно необычно для любовного романа, но интересно, захватывающе. Читайте
Мадам Марракеш - Бленд МарготДиана
3.05.2016, 8.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100