Читать онлайн Твой пылкий поцелуй, автора - Блейни Мэри, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейни Мэри

Твой пылкий поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 32

Хотя Гейбриел и уезжал, в доме у него был союзник в лице Эстер Гилрей, благодаря которой он надеялся оставаться в курсе последних новостей. Как это ни печально, окончание войны не произвело смягчающего эффекта на Линетт, но он по-прежнему не терял надежды.
Гейбриел возвращался после посещения миссис Уилтон и ее новорожденной дочери, но шумная весенняя гроза задержала его, и он очень торопился. Подъехав, он увидел Линетт и Эстер в саду перед домом: Линетт держала мать за руки, и было заметно, что Эстер чем-то сильно расстроена.
– Ее нет в детской, – услышал Гейбриел, подойдя ближе, – и двое котят убежали. Наверное, она пошла их искать.
– Уже почти стемнело, миссис Гилрей, – сказал Гейбриел, приблизившись. – Надеюсь, Клер не уйдет далеко. У нее есть любимое укромное местечко?
Линетт кивнула и быстро направилась в глубь двора.
– Конюшня! Клер любит бывать там и смотреть на кошку с котятами.
– Сходите с ней, лорд Гейбриел, – умоляюще произнесла Эстер, – а я пойду опрошу слуг.
Эстер с поразительной быстротой побежала к дому, а Гейбриел вместе с Линетт подошли к двери конюшни, и как раз вовремя: изнутри до них донесся испуганный голосок ребенка:
– Мамочка, мамочка, помоги мне!
Они одновременно ворвались в конюшню, но тут же остановились, поскольку в помещении царила кромешная тьма. Слышно было лишь, как беспокойно топтался конь и в деннике хныкала малышка.
Гейбриел сам каждый день ухаживал за своим конем, а потому хорошо знал расположение внутри. Звездный был единственным конем, и Клер пряталась где-то позади него в глубине.
Гейбриел схватил Линетт за руку, и в этот момент Клер заплакала громче, моля о помощи.
– Это мой конь, – взволнованно произнес он. – Он не слишком брыкливый, но его напугала гроза, и к тому же он терпеть не может кошек.
– Хватит болтать и отпустите меня, Гейбриел. Нам надо срочно помочь Клер.
Гейбриел кивнул.
– Позвольте мне уладить это.
Клер начала всхлипывать, и Линетт закрыла глаза.
– Ладно, только поспешите: девочка очень напугана.
Гейбриел двинулся вперед, и Линетт последовала за ним. Они продвигались осторожно, чтобы в темноте не наткнуться на какое-нибудь препятствие.
Наконец глаза Гейбриела привыкали к темноте, и он, найдя подходящую палку, направился в угол.
Клер спряталась под кормушкой в стойле Звездного, где конь не мог ее достать, и не двигалась. На ней было белое платье, хорошо заметное в темноте, а в руках она держала одного из котят, всем своим видом показывая, что ни за что не бросит его.
– Месье папа! – Клер начала выбираться из своего убежища и уже готова была броситься к Гейбриелу…
– Оставайся на месте, дорогая, не двигайся, сейчас я помогу вам обоим – тебе и котенку.
– Ладно, – Клер шмыгнула носом, – но мне очень не нравится этот конь.
– Нет, дорогая, он хороший, просто ты очень напугана.
– Я хотела помочь моему котенку, а конь напугал нас.
Поняв, что медлить больше нельзя, Гейбриел решительно двинулся в угол стойла, а когда Звездный учуял движение, он быстро сунул вперед заранее приготовленную палку, и конь прихватил ее зубами.
Пока все шло так, как планировал Гейбриел. Он отвернулся от Звездного и, скользнув в угол, подхватил Клер на руки.
Они почти достигли выхода, когда Гейбриел почувствовал толчок в спину, но удержался на ногах.
Оказавшись в безопасности, Гейбриел передал Клер Линетт и обернулся, чтобы убедиться, что Звездный не собирается снова атаковать их; однако конь лишь взглянул на него диким взглядом, помахал хвостом и отошел в глубь стойла.
– Ну вот, кажется, все закончилось благополучно. – Гейбриел с трудом перевел дыхание.
– А почему у вас такой злой конь? – спросила Линетт, гладя Клер по голове.
– Он не злой, просто испугался. И чтобы снова не напугать его, нам лучше поскорее уйти отсюда.
Когда они вышли из конюшни, все домочадцы уже столпились на почтительном расстоянии у ее дверей.
– Не волнуйтесь, все в порядке, – успокоил их Гейбриел. – Теперь вы можете вернуться в дом.
К тому моменту, когда взошла луна, все, наконец, разошлись, а Линетт исчезла в своей студии. Что до Гейбриела, то ему не оставалось ничего другого, кроме как отправиться на кухню посмотреть, не осталось ли чего-нибудь от ужина. Затем он собирался смотреть на звезды и думать о том, чем заполнить жизнь, пока Линетт не начнет доверять ему постоянно, а не только в случае чрезвычайных обстоятельств.
Линетт сидела у окна в компании кота и украдкой наблюдала за Гейбриелом.
Вскоре, постучав в дверь, вошла Эстер и, поставив свечу на стол, подошла к окну, рассчитывая обсудить с дочерью события прошедшего дня и планы на завтра.
– Сегодня было больше суматохи, чем обычно, верно, дочка?
Линетт пожала плечами:
– Ты хочешь сказать, что наша жизнь превратилась в хаос?
– Возможно, но это неизбежно, кода в доме так много детей. Я надеюсь, что новый дворецкий сумеет навести здесь порядок.
– Да уж, не то что Гейбриел Пеннистан.
– Как ты можешь так говорить о нем? Лорд Гейбриел нашел Клер и спас ее.
– Не хочу напоминать тебе, но не было бы его – не было бы и коня и Клер не оказалась бы в опасности.
В это время Гейбриел вышел из конюшни и направился по тропинке к дому у озера.
Вскоре он растворился в темноте, но мать и дочь продолжали сидеть в молчании.
В конце концов, Линетт задала вопрос, который давно терзал ее:
– Что мне делать с ним, мама? Для меня выйти за него замуж или даже просто стать его любовницей означает совратить и испортить его таким же образом, как Страусе погубил меня.
– Не смеши меня, Линетт, и не путай столь разные вещи. Ты дашь ему то, чего Страусе никогда не давал тебе, – в этом главная разница. Люби его, и все вокруг тебя станет светлым и праздничным.
– А тебе не кажется, что это звучит несколько театрально?
– Театрально? С чего ты это взяла?
– А с того, что не все может возродиться заново. Хотелось бы мне, чтобы все было так легко, как ты себе представляешь.
Эстер с укором посмотрела на дочь.
– Легко? Ты думаешь, любить легко? Девочка ты моя, это же самый большой риск, на который может решиться женщина.
– Верно, и потому я никогда не любила Страусса. Возможно, я вообще не могу любить…
– Неправда. Ты любишь наших детей, и ты смогла вновь полюбить меня. Это первые шаги на пути к большой любви.
– Откуда ты набралась всей этой премудрости? – искренне удивилась Линетт.
– Мы с лордом Гейбриелом много беседовали вечерами, и иногда я ходила с ним смотреть на звезды. У него есть прелестное местечко на вершине холма, как раз там, где небольшая рощица. Это просто удивительно, как легко говорить откровенно в темноте. В основном мы говорили о его отце и примирении его брата с Уилтоном, а под конец сошлись на том, что любовь к семье является основой подлинного счастья… Пойду-ка я спать, дитя мое. – Эстер поднялась и чмокнула дочку в щеку, а затем взяла свечу и вышла из комнаты.
Линетт посидела еще некоторое время, размышляя, насколько откровенна была с ней Эстер. Она так настойчиво старалась заставить ее подойти к Гейбриелу, что это невольно вызвало протест в ее душе.
Все же, надев плащ, Линетт отправилась на поиски Гейбриела и нашла его на вершине холма: он лежал на спине и разглядывал небо, а может, просто спал.
Когда она подошла, Гейбриел сел, однако не повернулся к ней.
– Добрый вечер, мадам. – Линетт замерла.
– Не молчите, я знаю, что это вы. – Гейбриел встал и отряхнул одежду. – Добрый вечер и добро пожаловать в мою обсерваторию. – Он указал туда, где прямо на земле было расстелено одеяло, а другое, скатанное, лежало в изголовье, служа подушкой.
– Как вы догадались, что это я?
– Если тихо лежишь на земле, то можешь почувствовать чужие шаги. Я знал о вашем приближении задолго до того, как смог увидеть вас.
– А что делает это место таким идеальным? – Линетт повернулась, чувствуя себя совсем крошечной под покровом ночи.
– Это место расположено выше других, и отсюда можно беспрепятственно смотреть во всех направлениях. А там, чуть ниже, есть маленькая рощица, где можно укрыться, если погода вдруг резко изменится. Кроме того, отсюда вы можете заранее увидеть приближение ненастья и бегом вернуться в дом.
– Пожалуй, чтобы дать отдохнуть глазам, это просто идеальное место, – задумчиво произнесла Линетт.
Гейбриел усмехнулся:
– Здесь я могу смотреть сразу и на вас, и на звезды.
Это заставило сердце Линетт дрогнуть.
– А мне казалось, что вы хотите избавиться от меня…
– Нет, моя милая, я очень внимательно вас слушаю. Даже без слов вы говорите мне много интересного.
Сердце Линетт снова дрогнуло. Интересно, как он догадался, что ей нужно время и что фраза «Я люблю вас» будет самой трудной из всех, когда-либо произнесенных ею?
– Когда я впервые приехала в Англию и не могла содержать себя в качестве художницы, я обзавелась любовником.
– И как вы себя тогда называли?
– Мари Лесёр.
– Вы явно отдаете предпочтение французским именам.
– Это сценическое имя моей матери.
– Тогда понятно.
Гейбриел отвернулся, и Линетт показалось, что он полностью погрузился в созерцание звезд.
– Линетт, я люблю вас – неожиданно услышала она, и ее сердце дрогнуло в третий раз. – Не важно, чем вам пришлось заниматься, чтобы выжить, не важно, как вас зовут сейчас или как звали раньше. Я люблю вас, и этим все сказано.
Произнося слова, которые Линетт показались волшебными, Гейбриел улегся на спину, и Линетт последовала его примеру. Так они лежали бок о бок, и единственным звуком вокруг было их дыхание.
– Спасибо, что вы спасли Клер, – тихо произнесла Линетт.
– Едва ли это было спасением. Я знаю своего коня и знаю, чего ждать от него. Мне не грозила даже малейшая опасность, как не грозила бы она и вам. – Гейбриел повернул голову к Линетт. – Но я никогда не забуду то, что вы доверили мне заботу о человеке, близком для вас.
Линетт вздохнула.
– Когда-то я искренне ненавидела вас, Гейбриел. – Она засмеялась сквозь слезы. – Но правда и то, что я уже давно не желала так сильно ни одного мужчину.
Он возник над ней и вытер слезу, бежавшую у нее по щеке.
– Вы первый и единственный, кому я доверю свою жизнь. – Линетт сделала глубокий вдох, словно желая окончательно избавиться от отчаяния и безнадежности.
Гейбриел нежно обнял ее и, когда Линетт расслабленно прижалась к нему, натянул плащ на них обоих. Теперь они лежали на спине, тесно прижавшись друг к другу.
– Звезды действительно очень загадочны, – признала Линетт. – Но мне и не нужно много знать, чтобы почувствовать себя одной из них.
Она подняла голову, чтобы Гейбриел мог заглянуть ей в глаза, и поцеловала его.
– Ты сияешь так ярко, что я не вижу ничего, кроме тебя! – с трепетом в голосе воскликнул Гейбриел.
Ее губы были, как и все остальное у Линетт Гилрей, нежные и ждущие, с пряным ароматом, становившимся особенно сладким, когда она прижималась к нему, издавая стоны наслаждения.
– Спасибо.
– За что? – Он снова притянул ее к себе. – Я буду счастлив повторять это снова и снова.
– За то, что ты подарил мне «завтра».
Новый поцелуй оказался еще нежнее, и он стал полным совершенством, когда Линетт произнесла:
– Я люблю тебя.
Еще некоторое время они лежали, обнимая друг друга, но, в конце концов, Гейбриел стал подумывать о постели. Впрочем, сначала придется рассказать Линетт, о чем он размышлял перед тем, как она пришла к нему.
– Сказать по правде, я вряд ли буду и дальше заниматься астрономией: все равно доктором Боргосом мне никогда не стать.
– Вероятно, тебе пришла в голову другая идея?
– Да. Теперь я хочу снова заняться физиологией человека и сделать не меньший вклад в науку, чем Везалий. Многое изменилось с тех пор, как он написал свой шедевр, и теперь мы знаем, как функционирует человеческое сердце и работают остальные части тела. В результате многие рисунки Везалия оказались устаревшими. Мы могли бы работать вместе и подготовить новый набор рисунков с учетом последних открытий. Я знаю нескольких издателей, которых это определенно может заинтересовать.
Линетт недоверчиво уставилась на него:
– Надеюсь, ты не шутишь?
– Господи, ну конечно же, нет. Спроси Джессапа, и он подтвердит, что мой интерес к физиологии намного превосходит интерес к астрономии. Увлечение звездами я позволил себе в ожидании, пока мой отец обретет чувство реальности, но этого так и не произошло. Лишь его уход в мир иной положил конец ожиданию. – Гейбриел вздохнул. – Мне грустно, что он ушел, но моя жизнь теперь станет полнее. А когда я осознал, что любое мгновение с тобой значит для меня больше, чем все звезды на небе, мне стало ясно, что я никогда не был истинным астрономом. – Говоря это, Гейбриел положил руки на плечи Линетт и повернул ее лицом к первым лучам зарождающегося дня.
Линетт прижалась к нему, с восторгом наблюдая за тем, как небо окрашивается в разные цвета, постепенно переходя от серого к розовому и золотому, затем она медленно повернула голову.
– Вот оно и наступило, наше завтра, – медленно произнесла она, и ее лицо осветила торжествующая улыбка. – И теперь оно полностью принадлежит нам.
Едва она закончила говорить, как Гейбриел без промедления запечатлел поцелуй на ее губах, и они вместе стали спускаться с холма.
Впереди их ждала новая жизнь.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри


Комментарии к роману "Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100