Читать онлайн Твой пылкий поцелуй, автора - Блейни Мэри, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейни Мэри

Твой пылкий поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

– Дочка миссис Гилрей вернулась!
Гейбриел сидел за столиком в углу, наблюдая за реакцией на эту новость одного из посетителей пивной.
– Она привезла еще одного ребенка.
– Вот как? И сколько же внебрачных ублюдков может иметь женщина?
– Это не ее дети, болван. Она спасает их из публичных домов. – Приятель первого оратора обвел присутствующих значительным взглядом.
– Может, и так. Поговаривают, что она собирается открыть школу.
– Да?
– Для художников. На осенней ярмарке она сделала бумажные портреты моих мальчишек. Теперь она будет учить их зарабатывать этим на жизнь. Но, по-моему, на жизнь они не заработают, если не будут подрабатывать карманниками на стороне.
В пивной воцарилось молчание, словно идея о школе для карманников никому особо не понравилась.
– Эй, вы! – Хозяин пивной зажег лампу на деревянной стойке. – Миссис Гилрей никогда не допустит ничего незаконного. Она постоянно ходит в церковь и ухаживает за теми, кто не может обслуживать себя сам.
Присутствующие дружно закивали, и он продолжил:
– А вот девице вроде ее дочери, мисс Линетт, трудно придется без мужчины.
– Ладно тебе, Адаме! Если она захочет, то может пятерых мужиков затащить в постель, а ты специально находишь ей оправдание, потому что все твои женщины работают у Гилреев.
Хозяин хмыкнул:
– Я узнал бы первым, если бы там было что-то не так. Молодая Гилрей, конечно, странноватая женщина, скажу я вам: никогда не знаешь, когда ей взбредет в голову отправиться в путешествие. Но мне она никогда не давала повода думать о ней плохо.
Никто не оспорил этого факта, и Гейбриел, откинувшись назад, закрыл глаза. Только в Англии ты можешь найти селение, где в пивной не любят посплетничать.
Когда компания принялась с энтузиазмом обсуждать результаты скачек в соседнем городке, Гейбриел покинул пивную. На улице было теплее, чем обычно бывают весной в Дербишире. Шагая в сумерках по дороге, ведущей в усадьбу Гилреев, он думал о том, что это столь же подходящее место, как и любое другое, чтобы наблюдать за звездами.
Главное, чтобы Линетт не взбрело в голову уехать, прежде чем он успеет поговорить с ней.
Добравшись до места, Гейбриел опустился на землю и прислонился спиной к дереву. Подождав, пока глаза привыкнут к темноте, он стал наблюдать за домом. К счастью, куртка отлично защищала его от вечерней прохлады. Лишь бы не пошел дождь…
Стоило ему подумать это, как ветер отнес облака в сторону от прибывающей луны, и теперь дорожка, ведущая к дому, попеременно купалась в тени и лунном свете.
В этот момент Гейбриел заметил, что из-за дома появилась женщина и, подойдя ко входу, присела на ступеньку, а затем взяла в руки кота и положила его себе на колени.
К счастью, Линетт не смотрела в его сторону: ее взгляд был устремлен на луну и блистающие вокруг звезды.
Теперь ему можно было уходить: очевидно, она не собиралась бежать от него, по крайней мере, этой ночью. И все же Гейбриел не тронулся с места, продолжая смотреть на Линетт, как мальчишка смотрит на женщину, которую не решается обнять.
Скучает ли она по нему, или почувствовала облегчение, расставшись с ним навсегда?
Встав, Гейбриел размял ноги и двинулся к дому по аллее, чтобы Линетт могла видеть его, размышляя при этом, какой все-таки это удивительный дар – свобода.
* * *
Линетт ничуть не сомневалась, что вечером Гейбриел придет сюда. Усадив кота у двери, она встала и пошла ему навстречу.
– А я предполагал, что мне придется всю ночь сидеть под деревом и смотреть на вас.
– Судя по всему, нет. – Шарлотта едва заметно усмехнулась.
– Свобода – очень неоднозначное понятие, мадам. Когда нас не ограничивают оковы и тюремные стены, мы все равно свободны настолько, насколько сами это себе позволяем.
Линетт задумчиво кивнула, но не произнесла ни слова.
Тогда Гейбриел подошел к ней и тронул ее за руку.
– Догадываюсь, о чем вы думаете, но я вовсе не это имел в виду, во всяком случае, пока. Тот выбор еще придется сделать, но прежде следует решить, стоит ли нам обоим признать правду или мы и дальше будем притворяться, что равнодушны друг к другу.
– Я сказала вам правду.
– Да, когда рассказали о вашем гнусном муже. Но это всего лишь часть правды.
– Вам следовало бы заниматься философией, а не естественными науками. – Произнося эти слова, Линетт вдруг осознала, что верила ему с той самой ночи в таверне. Когда он не взял, чего хотелось ему, но дал все, что ей требовалось в тот момент.
– Я знаю Шарлотту Парнелл, но теперь я хочу узнать Линетт Гилрей, – прямо заявил Гейбриел.
– Боюсь, вы требуете слишком многого, милорд. – Она отступила в тень.
– Неужели? Но ведь я не прошу вас раскрыть мне душу, просто расскажите о вашей жизни здесь, о вашей семье, и этого будет достаточно. – Гейбриел протянул руку и вновь коснулся ее. – Я хочу также узнать, что стало с Жоржем.
– Вы что, полагаете, что я собираюсь всю ночь разгуливать с вами по саду? – Линетт хихикнула.
– Мы вольны гулять, когда и где нам вздумается. Вы и представить себе не можете, какое это счастье для меня.
Поколебавшись секунду, Линетт взяла Гейбриела за руку и повела его по посыпанной гравием дорожке к летнему домику. Она отдавала себе отчет, что слишком легко сдалась, но ей было ужасно любопытно, что представляет собой Гейбриел Пеннистан сейчас, когда он уверенно держит в руках бразды собственной жизни. И зачем, в конце концов, он разыскал ее?
Похлопав рукой по карману, Линетт с облегчением убедилась, что пистолет находится при ней.
– Жорж вернулся со мной в Англию, если вам это интересно. Он рассчитывает начать все заново и навсегда забыть о четырех годах своей жизни. Кстати, Жорж написал, что он нашел работу, и прислал свой адрес на случай, если мне потребуется его помощь. Я думаю, он сделал более чем достаточно. Ну а вы? Как вы нашли меня?
– Помните ту чудесную аппликацию в классной комнате у Уилтонов? – Гейбриел усмехнулся.
– Еще бы! Я помню этот последний восход солнца в Гавре так же ясно, как и вы.
Оставалось только удивляться непредсказуемости судьбы, заставившей Гейбриела прийти в ту комнату, где находилась картина, подаренная детям Уилтона.
– Я начала рисовать, как только научилась держать в руке карандаш, – начала свой рассказ Линетт. – Когда мне исполнилось четырнадцать, я уже могла нарисовать небольшую акварель на тему семейной жизни. – Линетт вздохнула. – Потом, когда я вышла замуж за Страусса, мне нужно было найти что-нибудь, что занимало бы меньше места, и я остановилась на вырезании силуэтов, что, по правде сказать, мне очень нравилось.
Прогуливаясь и неспешно разговаривая, они постепенно добрались до домика с жестяной крышей и верандой, где имелся лишь один шезлонг и стоял мольберт. Линетт не раз пыталась рисовать здесь, но отчего-то у нее ничего так и не получилось.
Некоторое время они стояли в молчании, Линетт решила сменить тему:
– Как вы узнали меня во время слушания дела? – Гейбриел кивком указал на ее руки:
– Когда вы нервничаете или озабочены, ваши руки никогда не остаются в покое.
Линетт тут же сложила руки на груди.
– Слишком поздно, – произнес Гейбриел с улыбкой. – Но не тревожьтесь: этот визит всего лишь закрыл одну из печальнейших глав моей жизни.
– По-моему, вам следовало дождаться завтрашнего дня для нанесения визита.
– А по-моему, чем раньше мы поставим точку на прошлом, тем быстрее обретем новое начало.
– Но я не хочу ничего начинать. Я наслаждаюсь одиночеством, у меня дом полон детей.
Обернувшись, Линетт увидела, что Гейбриел смотрит на нее изучающим взглядом, словно рассматривает картину или скульптуру.
– Тогда, может, вы скажете, почему в ваших творениях царят сплошные тени и полутона? Похоже, вы очень любите тайны, но одного-единственного поцелуя будет достаточно, чтобы доказать: между нами не осталось ничего неизведанного. Возможно, для этого хватит даже одного прикосновения. – С этими словами Гейбриел подошел к ней так близко, что их разделяло не больше дюйма.
Линетт чувствовала его тепло, его дыхание. Ее тело стремилось к нему, ей хотелось прислониться к его плечу, потянуться к нему губами и отважиться на поцелуй…
– Вот видите. – Слова Гейбриела эхом отзывались в ее сознании. – Нам не надо даже прикосновения, чтобы почувствовать друг друга.
Гейбриел выжидал, и это окончательно обезоружило Линетт. Если бы он шевельнулся, чтобы поцеловать ее, она бы отступила назад, но он выжидал, глядя на нее нежным, любящим взглядом.
– Гейбриел, это невозможно, – внезапно вырвалось у нее.
И тут он обхватил ее лицо ладонями так деликатно, словно это была тончайшая вырезанная аппликация.
– Как человек, занимающийся наукой, я готов поклясться, что в этой жизни нет ничего невозможного, а как мужчина, искренне верю: это еще далеко не все, что нам суждено пережить вместе. Вы и я, мы оба предназначены друг для друга…
– Ночь с вами станет настоящим раем, – призналась Линетт.
И тут Гейбриел наконец поцеловал ее. А может, это она поцеловала его? Впрочем, не важно: это было рай. Нежное прикосновение, и они вместе насладились им.
Силы покинули Линетт, когда Гейбриел начал целовать ее шею, губы… Теперь она думала лишь о цепочке случайностей, которые свели их здесь. Впрочем, и эти мысли вскоре улетучились; к этому времени они оба разделись, и Гейбриел устроился рядом с ней в шезлонге, натянув поверх пальто, чтобы защитить их от ночной прохлады.
Он был немногословен, и его самообладание поражало Линетт. Не выдержав, она сама притянула его к себе.
Когда Гейбриел проснулся, Линетт уныло смотрела в потолок.
– Это не начало, Гейбриел, а конец, – едва слышно произнесла она.
– Только не сейчас, Линетт. Нет необходимости принимать решение заранее. Мы можем…
– Нет. Во мне нет ничего хорошего. – Она встала и начала натягивать нижнюю рубашку.
– Дорогая, вы ошибаетесь.
– Нет, не ошибаюсь. Шарль Страусе соблазнил меня, когда мне не было и двадцати. Он показал мне все прелести плотской любви, пока я не возжелала его больше, чем собственное искусство, больше, чем честь.
– Ваше прошлое ничего не значит для меня, но если вы расскажете мне все, я готов слушать хоть всю ночь. У нас достаточно времени, и мы одни. Мне хочется, наконец, понять, почему вы такая…
На какое-то мгновение Линетт зажмурилась. Начав свой рассказ, она смотрела на Гейбриела с такой тоской в глазах, что это разрывало его сердце.
– Однажды мы отправились на бал-маскарад – один из тех, которые были так популярны в Гавре. Страусе дал мне поразительное домино из шелка, самого чудесного материала, который когда-либо прикасался к моей кожи. Он возбуждал почти также, как прикосновение мужчины.
Так вот оно что, подумал, Гейбриел, этот Страусе знал толк в соблазнении!
– Он рекомендовал мне пойти обнаженной под верхним платьем, а поскольку я была уже достаточно развращена, то охотно согласилась. По пути на бал мы пили шампанское, и когда я была уже не совсем в себе, Страусе велел мне соблазнить нужного ему человека, решив, что его жена станет самым эффектным подарком, тогда как сам он будет смотреть на происходящее со стороны. – Линетт сглотнула, словно пытаясь сдержать тошноту. – Я сделала это. – В ее голосе неожиданно зазвучал вызов. – Я переспала с тем человеком, как того требовал Шарль, а когда мы вернулись домой, Шарль был так возбужден, что захотел получить свою порцию, решив, что настал его черед. Я позволила ему это, притворившись, что мне хочется того же.
Из груди Линетт вырвался тихий стон, но она огромным усилием воли подавила его.
– Мы были женаты уже почти год, когда я однажды попыталась отказать ему, поскольку заподозрила, что он был с другой женщиной. Я просто взбесилась от ревности, и мы подрались – в прямом смысле. В конце концов, Шарль привязал меня к кровати, завязал мне глаза и заявил, что, если я немедленно не удовлетворю его, он приведет всю мужскую прислугу в доме и от души повеселится. Тогда-то я и научилась использовать свои возможности столь же эффективно, что и он.
Гейбриел почувствовал, что его мутит. Неужели Линетт до сих пор не поняла, что Шарль Страусе лишил ее большего, чем просто невинности?
– Теперь вы видите, что я всего лишь распутная шлюха самого низкого пошиба. – Линетт опустила голову, чтобы скрыть слезы.
– Страусе научил вас всему, что следует знать о соблазнении, и ничему, что касается любви, – с тихой яростью проговорил Гейбриел, – но вы заслуживаете гораздо большего.
Линетт оттолкнула его, но лишь потому, что он позволил ей это.
– Мне наплевать на то, что вы думаете, и на то, чего я заслуживаю, милорд. Правда в том, что я никогда не позволю себе вновь оказаться в подобной ситуации.
– То, что было у вас с Шарлем, не являлось браком – это было рабство, но ни в коем случае не супружество.
– Мне не нужна ваша жалость. – Линетт гордо вскинула подбородок.
– Меньше всего я думал о жалости, – поспешно возразил Гейбриел, крайне удивленный тем, что Линетт так восприняла его слова. – Не жалость, а лишь терпение – вот что я имел в виду. До недавнего времени я сам был лишен этого качества и лишь сейчас понял, почему в последние годы мне так не везло. Теперь я готов попрактиковаться в этом и буду ждать вас столько, сколько потребуется.
Гейбриел хотел продолжить, но тут произошло неожиданное: Линетт с горьким плачем бросилась прочь от него.
Гейбриел бросился было за ней, но тут же остановился, решив, что это как раз тот случай, когда он должен собрать все свое мужество и до конца сохранять самообладание.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри


Комментарии к роману "Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100