Читать онлайн Твой пылкий поцелуй, автора - Блейни Мэри, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блейни Мэри

Твой пылкий поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Задержание Гейбриела властями обернулось для него неделями, а затем и месяцами допросов. Его увезли в сельский дом в провинции, где условия были лучше, чем во французской тюрьме, но хотя его не подвергали пыткам, ему так и не позволили связаться с семьей. Что до Шарлотты, то ее образ неотвязно преследовал его, и ситуация не изменилась, даже когда зима стала плавно переходить в весну.
Остатки оптимизма Гейбриела испарялись с каждым днем заключения, как вдруг он получил письмо от Линфорда. Линфорд писал, что употребит все свое влияние и постарается уберечь его от бесчестья. Какого бесчестья? – подумал Гейбриел. Суда? Смерти через повешение? Пожизненного заключения?
В конце концов, все же допросы начались, но при этом допрашивающие подвергали сомнению каждое произнесенное им слово. Они так извращали его ответы, что даже сам Гейбриел временами был сбит с толку. Свою ярость он изливал в одиночестве, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие и невозмутимость во время допросов.
– Меня завербовал Веллингтон, и я отправлял информацию его старшему помощнику.
– Да, мы знаем. – Агенты переглянулись. – Скажите, вы сможете узнать людей, с которыми встречались?
– Думаю, да.
– Наверняка вы вели дневник, делали другие записи.
– Конечно же, нет. Если я и записывал что-либо, то использовал шифр, который сам разработал. Но и эти записи я уничтожил, как только необходимость в них отпала.
– Вам платили за информацию?
– Нет. – По настоянию допрашивающих Гейбриел подробно описал события последней ночи.
Когда он вошел в таверну, то увидел, что его люди схвачены. Разумеется, он отрицал все обвинения в шпионаже и отказался назвать имена сообщников. Затем пожар уничтожил все улики и доказательства.
На следующий день у него был самый запомнившийся посетитель.
– Семеро погибших по твоей вине, сукин ты сын! – Мужчина, представившийся как Донкастер, велел усадить Гейбриела на стул в центре комнаты и стал ходить кругами вокруг него, осыпая проклятиями и обвинениями, всячески понося его. Все это действо завершилось воплем:
– Признайся, что ты гнусный предатель!
Гейбриел ничего не ответил, ожидая, что, обвинитель вытащит нож и прямо сейчас положит конец его существованию, но Донкастер ограничился тем, что, нагнувшись, заглянул ему в глаза.
– Ничтожество, жалкий аристократический выродок! Ты только берешь, и даже когда пытаешься что-то вернуть, оказываешься дерьмом. За одно это ты заслуживаешь смерть.
Речь явно выдавала в говорившем француза.
– Звезды он изучает! – На лице мужчины было написано столько же презрения, сколько звучало в его словах. – Бесполезная растрата жизни – вот что это.
У Гейбриела был свой ответ на это, но он очень сомневался, что его захотят выслушать.
– Жизнь будет выжата из тебя, милорд, и ты будешь валяться у меня в ногах, вымаливая милосердие, а потом молить о смерти. Я позабочусь об этом, обещаю тебе.
В этом Гейбриел не сомневался: после этой встречи ему стали сниться всевозможные вариации на эту тему. Иногда за его смертью вся семья наблюдала со слезами на глазах, а иногда они приветствовали ее радостными криками. Однажды присутствовала Шарлотта, и ее любопытный взгляд был последним, что он видел в этой жизни.
Пару раз Гейбриел пробуждался во тьме, уверенный, что он уже умер, и часто ему хотелось, чтобы так оно и было.
Допросы продолжались на протяжении всего периода после его задержания, и Гейбриел рассказал своим мучителям все, что пережил сам. Но предусмотрительно не упомянул историю, переданную ему Шарлоттой, в которой говорилось, что его собирались увезти в Париж, чтобы предложить взятку.
Так продолжалось день за днем, и потом дни превращались в недели. За все это время его ни разу не спросили, как ему удалось бежать и попасть на «Дипломат». Известно ли им что-нибудь о Шарлотте? Или им приказали не спрашивать об этом, не задавать лишних вопросов? Все это было очень странно.
Однажды утром, когда туман еще стелился по земле, Гейбриела довольно грубо разбудили, приказали одеться и поспешно посадили в экипаж, но не сообщили, что его ждет.
Последней его надеждой оставалось расплывчатое заверение, содержавшееся в письме брата, что у него еще оставался шанс обмануть смерть. Однако, похоже, злобное сопротивление какого-то неназванного человека обесценивало все усилия Линфорда.
Путешествие из Суссекса в Лондон заняло лишь часть дня, тогда как Гейбриелу хотелось растянуть время, прежде чем он вновь окажется в четырех стенах. И не только из-за неизвестности относительно того, что его ждет. Весна напомнила ему о том, что он больше всего ценил в этой жизни: о земле, об «очаровании объятий природы», как поэтически написала в стихотворении его золовка. Обещание жизни, которое приносит с собой каждая весна.
Гейбриел сконцентрировал взгляд на двух птичках, гонявшихся за третьей, изо всех сил стараясь не думать ни о чем другом.
В Лондоне место его заключения оказалось столь же уютным, как и номер в обычной гостинице. Гейбриел из окна наблюдал, как торговцы снуют по улице; он думал о том, хорошо ли Шарлотта устроила детей, когда звон ключей в руках надзирателя подсказал ему, что к нему явился посетитель.
Гейбриел встал спиной к окну – это давало ему дополнительное преимущество. Он мог ясно разглядеть гостя, тогда как тот видел лишь темный силуэт на фоне окна.
Посетителем оказался его брат, герцог Мерион.
Какое-то мгновение они молча смотрели друг на друга. Неужели он так же сильно постарел, как его брат? – невольно подумал Гейбриел. В волосах Линфорда поблескивало серебро, под глазами появились темные круги, хотя в остальном он выглядел таким же крепким, каким был всегда. Похоже, новые обязанности в палате лордов не мешали его ежедневным прогулкам верхом и занятиям фехтованием.
– Я счастлив видеть тебя. Жаль только, что это происходит в тюрьме…
Линфорд подошел к нему и заключил в братские объятия, столь же неожиданные, сколь и теплые.
– Мне действительно жаль, – повторил Гейбриел.
– Не сомневаюсь, что ты о многом сожалеешь и о многом тебе еще придется пожалеть. – Линфорд отступил на шаг, словно это проявление братской любви мгновенно остудило его.
Это было очень похоже на Линфорда, и Гейбриел приготовился к самому худшему.
– Садись, брат, и будем вместе искать выход из этого болота.
Оба сели, но Гейбриел тут же вскочил и преклонил колено перед братом.
– Рассчитывайте на верность и поддержку вашего вассала, Линфорд Пеннистан, герцог Мерион.
– Ну-ну, не будем воскрешать Средневековье. – Линфорд улыбнулся. – Поднимайся, Гейб, и знай: я никогда не сомневался в тебе.
– Поскольку ты занял место Мерионов в палате лордов, может, она займется чем-нибудь дельным, – усмехнулся Гейбриел, устраиваясь напротив брата. – А теперь, пожалуйста, расскажи мне, как обстоят дела у каждого в нашем семействе. Неужели Дэвид нашелся? Это просто поразительно!
– Да, именно так, но должен сказать: здесь тоже есть свои трудности. Твое возвращение можно назвать чудесным, ведь свершилось невозможное, однако Дэвид еще не появлялся в Лондоне. Полагаю, он приедет сегодня, чтобы встретиться с тобой…
Гейбриел кивнул: он чувствовал возбуждение, словно малыш, которому досталось неожиданное лакомство.
– Оливия стала еще добрее после смерти отца. Они с поваром целыми днями придумывают новые рецепты, и кое-что получается у них просто отлично. В общем, мы развлекаемся кто как может.
– А Джессап? Линфорд покачал головой.
– Джессап не вылезает из своего клуба в городе, и я не виделся с ним с самого Рождества. Уверен, что и он скоро придет навестить тебя.
– А как герцогиня?
– С ней все в порядке, она со мной в Лондоне. Леди будут ждать твоего приглашения, чтобы навестить тебя, а Оливия наверняка пришлет гостинцы и лакомства для поддержания твоей жизни.
– Не сомневаюсь, что она даже простой хлеб с сыром может сделать соблазнительным блюдом. – Гейбриел улыбнулся. Интересно, вспомнит ли она, что он больше всего любит ее пирожки с лимоном?
– Что касается отца, то мы не знаем точно, как он умер. Тело мы нашли на дне ущелья Пенси-Горж, там же был и его конь. Накануне прошла сильная гроза, и мы думаем, что тропа оказалась скользкой.
– Да, все мы пережили трудное время. – Линфорд ответил неопределенным кивком, и оба замолчали. Теперь им предстояло оплакивать человека, который совсем недавно единолично решал все в их жизни.
– Больше ты не будешь один, – неожиданно заявил Линфорд. – Все могущество нашего имени будет с тобой на каждом этапе пути. Мы знаем, что ты невиновен, и самим нашим присутствием подтвердим это. Если дело дойдет до суда, ты будешь защищен настолько, насколько это могут обеспечить деньги. И помни: во время всей процедуры предварительного следствия ты находишься под моей опекой и охраной. Правда, тебе придется оставаться здесь, но на слушания тебя не будут приводить ни в наручниках, ни под стражей.
– Спасибо, – ответил Гейбриел со столь очевидным облегчением, что заставил брата рассмеяться. – А как насчет адвоката?
– Ты невиновен, но если мы наймем адвоката, это заставит многих усомниться в этом. Одну вещь отец заставил нас хорошо усвоить: видимость столь же важный союзник, как богатство и власть.
– Иногда даже и более важный, – охотно согласился Гейбриел, вспоминая Шарлотту Парнелл. Как бы ни хотелось ему спросить о ней, он удержался от расспросов, решив сохранять терпение столько, сколько понадобится.
День шел за днем, и события разворачивались именно так, как предсказал Мерион. Сначала у Гейбриела состоялась встреча с лордом Хэсселдайном, которого Линфорд назвал «шутом, отвечавшим за обмен военнопленными». Любой мало-мальски порядочный человек после позорного провала переговоров по этому вопросу чувствовал бы себя виноватым или хотя бы пристыженным, но только не он. Вместо этого Хэсселдайн начал с обвинения, утверждая, что операция с наймом Шарлотты Парнелл была пустой тратой денег.
Какое-то время Линфорд терпел оскорбления, а затем поднял руку.
– Мадам Парнелл пришла к нам с самыми лучшими рекомендациями, – заявил он. – Мы наняли ее, когда нам стало ясно, что вашей первостепенной задачей, лорд Хэсселдайн, является использование тюремного заключения моего брата в собственных корыстных целях.
Хэсселдайн тут же начал пространно отвечать, но вдруг запнулся и умолк.
– Вы, сэр, – герцог поднялся, – из тех людей, которые стараются держаться подальше от фронта, утверждая в то же время, что стараются для своей страны не меньше, чем любой другой солдат армии его величества.
После этого Мерион счел за лучшее завершить дискуссию. Так лучше. Если бы они продолжили спор, одному из них пришлось бы вызвать другого на поединок, и Гейбриел отлично понимал это.
Гейбриел отворил дверь перед братом, и оба вышли из дома, в котором проходила встреча, не обменявшись положенными любезностями с лордом Хэсселдайном.
Покинув его общество, Мерион заметно повеселел, и настроение его явно улучшилось.
– Не хочешь ли чего-нибудь съесть или выпить, прежде чем нам придется иметь дело с виконтом и его компанией?
– Нет, сейчас мне кусок в горло не полезет, – ответил Гейбриел раздраженно. – Набить желудок не самое главное в данный момент.
– Да, я могу это понять, – произнес Линфорд с выдержкой, вызвавшей у Гейбриела чувство зависти, и кончиком трости указал направление, куда им следовало отправиться. – Вероятно, ты ждешь наихудшего?
– То есть того, что из-за меня имя Пеннистанов будет обесчещено?
Линфорд пожал плечами:
– Не думаю, что это самое худшее. И запомни: имидж семьи для нас не важнее твоей судьбы.
– Спасибо, Линфорд, но о чести семьи я предпочел бы помнить всегда. А теперь надо подумать о том, что нам вскоре предстоит встретиться с человеком, угрожавшим мне в Суссексе.
– Верно, этого мы вряд ли сможем избежать.
Впервые Гейбриел заметил некоторую озабоченность и тревогу в глазах брата.
– Это может оказаться вне сферы влияния герцога Мериона. Из-за моей авантюры погибла часть людей, а остальные все еще гниют в тюрьме. – Гейбриел вздохнул и надолго задумался.
Здание, в котором располагалось военное ведомство, размерами было сопоставимо с королевским дворцом и имело стены и колонны из белого мрамора. Когда они шли по бесконечным коридорам, звук шагов отдавался гулким эхом, словно от марширующих солдат на параде.
Гейбриел сразу отметил, что люди, словно Красное море, расступались перед его братом, уступая ему дорогу. Они могли не знать, кто такой Гейбриел Пеннистан, но герцога Мериона не надо было никому представлять, так как за ним была сила, и многие оборачивались, чтобы посмотреть ему вслед.
– Гейбриел, тебе стоит лишь попросить, и Джессап вывезет тебя на север или за границу, – как ни в чем не бывало, продолжил Линфорд, словно речь шла всего лишь о загородной прогулке.
– Нет, – возразил Гейбриел с жаром. – Спасибо и тебе, и Джессу, но я не погублю всю семью, чтобы потом жить с клеймом труса.
Мерион кивнул, словно иного ответа он и не ожидал.
Они спустились еще на один лестничный пролет и были на полпути к нижнему холлу, когда герцог возобновил разговор.
– Шарлотта Парнелл – поразительная женщина, не правда ли?
– Да, это так. – Наконец-то они коснулись темы, на которую Гейбриелу больше всего хотелось поговорить. – Надеюсь, ты заплатил ей обещанный бонус?
– Да, конечно.
– Значит, ты встречался с ней после нашего возвращения?
– Нет, но со мной связался ее агент, и через него я передал деньги. Это было сделано сразу же, едва мы получили известие о твоем возвращении.
– Но ты ведь встречался с ней лично… Что ты подумал о ней тогда?
Линфорд бросил на брата выразительный взгляд.
– Мы с Ровеной встречались с ней здесь, в городе, и после того, как она покинула нас, моя дорогая женушка сказала, что Шарлотта Парнелл удивительная женщина. «Но, – добавила она, – прошу вас, ваша светлость, никогда не встречайтесь с ней наедине».
Гейбриел от души расхохотался, и Линфорд ответил ему смущенной улыбкой.
– Вдова благородного происхождения со скромными средствами и без излишних моральных принципов. По-моему, это лучший способ убедить кого-либо, что ты готов пойти на все ради достижения своих целей. Мой источник безоговорочно верил в нее.
– А кто был твоим источником? – поинтересовался Гейбриел.
– Уилтон.
– Так вон оно что! – Гейбриел задумался над тем, насколько эта новость может быть ему полезной. – Выходит, Уилтон тоже замешан в шпионских делах?
– Думаю, да. – Линфорд пожал плечами. – Он носит военно-морскую форму, она может служить и для маскировки, как любой другой костюм. После твоего возвращения он всячески избегал меня, я полагаю, намеренно. Уилтон отказывается признать наше родство, хотя не раз встречался со мной, когда мы подготавливали твое спасение.
– В итоге я оказался спасенным женщиной. Пожалуйста, пусть об этой истории никто не узнает, иначе я этого не переживу.
Герцог рассмеялся и похлопал брата по плечу.
– Женщины постоянно приходят нам на выручку, хотя обычно и не столь драматическим образом. Я уверен, что именно миссис Уилтон подвигла нашего брата помочь нам.
– И он действительно помог.
– Да. – Мерион остановился и обернулся. – Это лишний раз свидетельствует, что по крови он подлинный Пеннистан, несмотря на его имя, что дает нам некоторую надежду на будущую дружбу с ним.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри


Комментарии к роману "Твой пылкий поцелуй - Блейни Мэри" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100