Читать онлайн Нежное предательство, автора - Битнер Розанна, Раздел - Глава 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежное предательство - Битнер Розанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежное предательство - Битнер Розанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежное предательство - Битнер Розанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Битнер Розанна

Нежное предательство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 31

Одри бросила картофелину в мешок, который тащила за собой. На минутку остановилась, при­села прямо на рыхлую землю картофельного по­ля, внимательно посмотрела па руки. В морщин­ках на суставах и под ногтями чернела земля. Одри выкапывала картофель вилами и выби­рала клубни, отдельно откладывая поврежден­ные зубьями вил. Эти клубни необходимо съедать в первую очередь, пока они не загнили. Непо­врежденные крупные клубни отбирались на про­дажу.
Она невесело засмеялась, представив, как, на­верное, нелепо выглядит со стороны. Лучше сме­яться, чем плакать. Этой мудрости ее научили негры. Надо смотреть на все с положительной стороны и надеяться на лучшее. Если человек будет постоянно относиться к трудностям с уны­нием и печалью, то однажды утром ему не захо­чется вставать с постели.
Они радовались тому, что удалось получить землю в центре штата Канзас, удалось благо­получно пережить первую, ужасно холодную зиму. Им даже оказали помощь индейцы. Сначала они испугались и подумали, что индейцы пришли их убивать, так как наслуша­лись много плохого о племенах, которые жили на Равнинах
type="note" l:href="#FbAutId_7">[7]
.
Племена чейни и пони вечно враждовали между собой. Однако и те, и другие очень полюбили негров и сразу принялись торговать с ними. Мясо буйволов меняли на одежду, картофель на шкуры. В ту первую зиму чейни пришли в их жалкий палаточный лагерь и научили негров утеплять жилища при помощи шкур, снабдили хорошим запасом мяса буйво­лов. Одри не могла представить, что подумал бы отец, если бы увидел, где она пережила холодную зиму.
Весной они провели первый сев. Единственное, что негры умели делать хорошо, так это возделы­вать землю и выращивать овощи. Летом они ста­рательно ухаживали за посевами кукурузы, кар­тофеля и овощей. Слава Богу, солнца и дождей было достаточно. Одри считала, что оказалась права, сказала Элиа, что на этот раз Бог обяза­тельно поможет им. Они благополучно перезимо­вали, Бог послал им на выручку чейни, индейцы не дали умереть от голода и холода.
Весной приехали индейцы пони, продали им несколько лошадей за один фунт табака. Пони научили негров использовать вместо топлива вы­сушенный буйволиный навоз. Как они узнали позже, белые переселенцы называли этот навоз буйволиными чипсами (щепками). За лето им удалось построить несколько бревенчатых домов из хлопкового дерева. Хлопковые деревья росли по берегам реки Арканзас неподалеку. Но боль­шинство жилищ они слепили из пластов дерна, в этих хижинах было прохладно летом, и, они надеялись, будет тепло зимой. Негры научились строить дома из дерна у поселенцев, которые жили восточнее и проезжали через их небольшую деревушку, направляясь в Денвер, решив, что легче будет прожить в строящемся промышлен­ном городе в штате Колорадо.
Постепенно, то здесь, то там, от индейцев и белых они учились выживать. В Бреннене, штата Канзас, они открыли небольшую школу, где Одри обучала детей, когда не была занята в поле. Они открыли собственный магазин, продавали там овощи путникам, направляющимся в Денвер. Скоро они смогут продавать также кукурузу и картофель. Им просто случайно повезло, что для поселения они выбрали район, который находил­ся на пересечении дорог, поэтому их часто наве­щали переселенцы. Всем проезжающим нужны были продукты, ведь люди направлялись на необ­житый запад. Одри научила негров пользоваться деньгами, считать, складывать и вычитать, а так­же разменивать деньги. Они сделали для себя важное открытие – путники готовы выкладывать хорошие деньги за продукты, особенно те, кто уверен, что разбогатеет, как только попадет в Денвер, или на золотые прииски в Скалистых горах.
Одри вытерла пот со лба и усмехнулась, сооб­разив, что, наверное, выпачкалась грязной ла­донью. Но какое значение имеет, как она сейчас выглядит? Кожа давно стала красновато-коричне­вой, ведь Одри много времени проводила на солнце. Она давно не могла как следует отмыть руки и уже не чувствовала себя красивой и эле­гантной. Иногда ей казалось, что она целую веч­ность не надевала красивых платьев. Возможно, ей никогда больше не придется носить роскошную одежду и дорогие украшения.
Отдохнув немного, женщина поднялась, взя­ла вилы, и воткнула их в землю, сильно нажала на ручку, чтобы выкопать гнездо. Придерживая за стебли левой рукой, вытянула куст картофеля, приподняла его и отряхнула землю. Снова наклонилась, чтобы выбрать хорошие клубни в один мешок, а поврежден­ные – в другой. Удивительно, но работа на земле приносила ей внутреннее удовлетворение и умиротворенность. Нравилось вдыхать пряный запах земли, интересно наблюдать за ростом растений, которые она посадила.
Они закупили семена кукурузы и посадочный картофель в Сент-Луисе, как и семена различных овощей, Одри считала чудом, которое мог сотво­рить только Бог, что у них осталось еще немного денег. Сейчас они стали понемногу зарабатывать, торгуя продуктами. Если дела пойдут хорошо, то они смогут выращивать больше овощей и тогда заживут совсем не худо. Конечно, когда-нибудь они будут жить замечательно, потому что невоз­можно усомниться в способности и решительно­сти негров, стремящихся к благополучию.
Тусси родила ребенка, здорового замечательно­го мальчика, которого назвали Джозеф Бреннен Джейкс. Разве могла она назвать сына иначе, чем Джой? Новорожденный был счастливым ребен­ком не в смысле материального достатка, а потому что он и его родители жили в любви и взаимо­понимании, У Джозефа и Вилены также родил­ся ребенок, шестой для Вилены. Маленькая де­вочка, конечно, не была первым младенцем Джо­зефа Адамса, но это был его первенец, которого он мог видеть, держать на руках и любовно нян­чить. Дитя, которое ему родила любимая жен­щина.
У переселенцев была нелегкая жизнь, но Одри чувствовала, что за последние несколько лет уз нала от негров о жизни больше, чем за всю предыдущую жизнь от родных. Одри учила негров основам грамоты, а они учили ее верить, быть сильной и мужественной, ценить человечность. Она снова научилась смеяться, понимая, что смех излечивает душевные болезни нисколько не хуже, а, возможно, лучше, чем слезы. Одри могла смеяться и смеялась, потому что нет смысла жить дальше, если горе убило надежду. Одри должна жить и смеяться, потому что Джой хотел бы видеть ее смеющейся. В каком-то смысле Джой очень походил на этих людей, он был способен радоваться красоте простых вещей… Например, красоте морских раковин.
Она снова оставила работу, осторожно потерла ладонью картофелину, понюхала ее. Простые ве­щи. Было время, когда Ли тоже знал, как нахо­дить радость в простых вещах. Они ездили на пикник, он учил Джоя отыскивать среди камней морские раковины. В горле снова запершило, глаза наполнились слезами при воспоминании о прекрасном прошлом. Одри поразилась неожи­данной яркости воспоминаний. Как давно она не вспоминала о Ли Джеффризе. Давно ли перестала тайно надеяться, что он найдет ее? Хотя все время твердила окружающим, что ей все равно приедет он или нет.
Это было в Коннектикуте в 1859 году, не так ли?.. Лето в Коннектикуте? Семь лет назад! Она тогда могла петь, а люди сидели и слушали, искренне восхищаясь ее голосом. Одри дотрону­лась до шрама на шее, слезы потекли по щекам, когда она представила Ли, сидящего среди слуша­телей. Как он защищал ее от нападок и оскорбле­ний Кая Джордана. Первый нежный и страст­ный поцелуй. Ли был единственным мужчиной, с которым она чувствовала себя настоящей жен­щиной. Только он знал, как возбудить в ней бесстыдную, чувственную страсть, которая теперь спит в глубине ее души. Ни один мужчина не сумеет заставить ее проснуться. Никто, кроме Ли. Потому душа Одря спит сейчас. Она не виде­ла Ли и ничего не слышала о нем более четырех лет.
Должна ли она вообще думать о любви к Ли Джеффризу? Разве не такие люди, как он, в ответе за то, что сейчас ей приходится работать на кар­тофельном поле, что кожа потемнела от солнца, а руки такие заветренные и грязные, их почти невозможно отмыть? Развод не такие люди, как Ли, виноваты в том, что случилось с Бреннен-Мэнор, что случилось с ней… разве не они убили Джоя?
«Виноваты все, – убеждал ее Элиа, – как северяне, так и южане. Каждый, кто считает, что должен с оружием в руках отстаивать свои убеж­дения. Мы все виноваты. Юг виноват в том, что отказался отменить рабство или хотя бы начать работу над новыми законами. Север виноват в том, что решил проучить южан и даже негров за то, что мы позволяли рабству существовать столь­ко лет. Но мы были неграмотными, боялись всего. Даже свободной жизни. Сейчас чем больше мы узнаем, чем больше работаем сами на себя, тем становимся более уверенными, что все будет хо­рошо, а для наших детей таких, как маленький Джой, жизнь будет другой, гораздо лучше».
Одри снова остановилась, когда мимо карто­фельного поля прокатились несколько повозок, в которых сидели негры. Повозки въехали в их небольшую деревню, миновали деревянный столб с указателем: «Бреннен, Канзас, население семь­десят два человека». Одри наблюдала, как Вилена и Джозеф подошли к приехавшим, стали беседо­вать с людьми, остановившимися неподалеку от картофельного поля. Джозеф повернулся и подал ей знак подойти ближе. Одри оставила вилы и мешки с картофелем, который насобирала, и за­спешила к прибывшим, перешагивая через кар­тофельные борозды. Когда она подошла к повоз­кам, то заметила, что многие женщины горько плачут. Приезжие негры удивленно уставились на нее – белую женщину с ярко-рыжими воло­сами.
– Случилась беда, – сообщил Джозеф. – Эти люди поселились восточнее нас. Они собрали все имущество и бежали от банды белых подонков, которые совершают налеты на негритянские поселения, убивают и насилуют людей, вытаптыва­ют посевы, уничтожают припасы. Обычно, они нападают по ночам, приезжают с факелами, сжи­гают все, что можно сжечь.
Одри почувствовала, как внутри у нее все сжа­лось от тревожного предчувствия.
– Негры считают, что бандиты могут приехать сюда?
– Да, белые люди с Юга собираются отыскать все негритянские поселения. Вот этот человек говорит, что они действительно прибыли с Юга, Очень обозлены из-за того, что негры смогли при­ехать сюда и обосноваться. Они стараются как можно больше навредить неграм, которые посели­лись здесь. Думается, они очень скоро доберутся и до нас.
– Но… мы можем защищаться, если будем держаться вместе, – предложила Вилена. – При­ехавших четыре десятка. Если они захотят остать­ся в Бреннене, нас будет больше ста человек.
– Это если считать детей, – напомнил Джо­зеф, – взрослых будет примерно семьдесят чело­век, большинство женщин. А кроме того, чтобы отбиться, нужно оружие, а у нас его, к великому сожалению, нет.
«Южане», – подумала Одри. Теперь, когда янки можно не опасаться, южане угрожают ли­шить их относительно спокойной и обеспеченной жизни и могут разрушить надежды на будущее. Элиа прав. Все виноваты в этой войне, и кое-кто считает войну неоконченной.
– У нас есть несколько ружей, – заговорила она.
– Да, но большинство из мужчин не знают, как правильно им пользоваться. Одно дело стре­лять в зайца или оленя, которые стоят в лесу неподвижно, а другое дело, стрелять в человека, нападающего на тебя и скачущего на лошади. Особенно, если учесть, что он тоже стреляет в тебя.
Одри посмотрела на линию горизонта, которая в Канзасе кажется недосягаемо далекой.
– Они не смогут вынудить нас уйти отсюда, Джозеф. Мы не позволим. Будем молиться и сражаться. Бог помогал нам до сих пор, он не оставит нас и теперь, – она решительно взгляну­ла на мужчину. – Пусть людям помогут устро­иться. Необходимо выкопать весь картофель, ина­че нечего будет продавать переселенцам. Нам нужно еще убрать кукурузу, ты же знаешь. Сей­час это самое главное. Мы должны успеть собрать урожай, если хотим пережить зиму и не умереть от голода.
Джозеф кивнул.
– Да, мэм.
– Сегодня вечером соберемся все вместе и ре­шим, как лучше защитить себя, если бандиты явятся в Бреннен. – Одри резко повернулась и пошла назад к борозде, на которой оставила вилы и мешок. Джозеф какое-то время удивленно смот­рел ей вслед, затем довольно усмехнулся и поко­сился на Вилену.
– Она все еще командует нами, не так ли? Вилена только рассмеялась.
– Такая привычка у нее в крови, Джозеф, но это просто замечательно. Она нам очень помогает, взваливая ответственность на свои плечи.
– Кто эта женщина? – поинтересовался один из беженцев.
– Ее зовут Одри Бреннен, – гордо сообщила Вилена, – в прежние времена она была одной из самых богатых женщин Луизианы. Очень гордая и властная маленькая хозяйка, – женщина взглянула на негра, который привез известие о бандитах и пригласила: – Добро пожаловать в Бреннен. Мы разместим всех, кто хочет остаться в нашем городке. Вам помогут устроиться. Бог на нашей стороне, мистер. Он поможет нам пережить и это.
Мужчина надел шляпу и отошел посмотреть на быков, которые тащили его повозку. Вилена взглянула на мужа и предложила:
– Нам лучше вернуться и тоже заняться убор­кой картофеля, как говорит мисс Одри. Вечером соберемся и вместе решим, как защищаться от преступников. Кажется, война еще не закончи­лась, верно? Кое-кому хочется, чтобы она продол­жалась так или иначе.
– Кажется, да, – Джозеф снова посмотрел в сторону Одри, – Но одно я знаю точно: если они придут сюда, ее нужно спрятать. Если они увидят среди нас мисс Одри, белую женщину, для нее их появление может обойтись гораздо дороже, чем для нас.
– Согласна. Почему они не оставляют нас в покое и не дают нам жить так, как мы хотим? Мы никому не вредим и не мешаем.
– Мы – свободные негры и живем совершенно независимо. Это им не слишком нравится.
Джозеф вернулся на свою борозду и принялся копать картофель. Вилена еще некоторое время наблюдала за Одри, затем подняла глаза к обла­кам.
– Пожалуйста, великий Боже, не дай возмож­ности этим людям найти нас. Защити всех нас, а особенно, защити мисс Одри. Она хорошая жен­щина. Сделай так, чтобы война закончилась для нас раз и навсегда.
Помолившись, Вилена вернулась на поле и тоже принялась за работу. Но, время от времени, кто-нибудь поднимался и посматривал на восточ­ный край горизонта, боясь появления всадников с факелами в руках, скачущих к их маленькому городку.
Ли открыл глаза и увидел женщину, она сто­яла на стуле и раздвигала шторы на окнах. Жен­щина показалась очень знакомой, но он никак не мог вспомнить, как ее зовут. Откуда-то издалека слышались приглушенные звуки фортепьяно. Ме­лодия была очень красивой, нежной, казалось, она вплывает в комнату вместе с легким дунове­нием ветерка через распахнутое окно. У ветра был знакомый запах, запах теплой сухой осени, бабьего лета, увядающей зелени. И еще примеши­вался… терпковатый запах моря. Ли услышал резкие крики чаек.
Когда в последний раз он слышал голоса – чаек? Ли внимательно огляделся, недоуменно нахмурился, каким образом он оказался в своей спальне в Мэпл-Шедоуз? В той самой комнате, где он с Одри отдавались друг другу, не так ли? В эту комнату он вернулся, когда хотел найти что-нибудь забытое его любимой женщиной. И нашел листочки с нотами и текстом песни. Боже мой, как он умудрился попасть из Батон-Ружа в свой старый загород­ный дом в Коннектикуте? Может быть, он уже умер, и для него играет мама? И кто эта женщина, которая раздвигает шторы на окнах?
– Одри? – окликнул он.
Женщина замерла, потом обернулась, удивлен­ная и обрадованная.
– Ли! О Боже! Ты, наконец-то, заговорил! – она спрыгнула со стула и подбежала к его посте­ли. – Ли, ты меня не узнаешь?
Ли изучающе разглядывал ее. Почему так трудно сосредоточиться, он никак не может вспомнить, кто она. Да она кажется ему знако­мой… Жена Дэвида? Нет, Карла.
– Беверли?
Она радостно улыбнулась.
– Да, конечно. О, Ли! – она мягко коснулась ладонью его головы. – Мы уже не надеялись, что ты сможешь подняться когда-нибудь. Лежи тихонько. Я так рада, что и Карл здесь! Он при­ехал на неделю.
Она торопливо вышла из комнаты. Ли с недо­умением осмотрелся. Он остался жив, в этом можно не сомневаться, но каким образом он сюда попал? Что имела в виду Беверли, когда сказала, что они не надеялись на его выздоровле­ние? Он взглянул в окно, на деревьях были жел­тые листья. Очевидно, стоял теплый осенний день, почти летний, слышался шум прибоя на пляже. Каким бы образом он сюда ни попал, по всей видимости, прошло не так много времени с тех пор, как он побывал в Батон-Руже. Он сможет еще найти Одри, по крайней мере, хотя бы к весне. Одри! Казалось, все в этой комнате напоми­нает о ее пребывании. О, как счастливы были они в то лето! Он, Одри и Джой. О, да… Джой. Он убил Джоя, не так ли? Когда это случилось? Как труд­но вспоминать даты. Когда он уехал из Батон-Ру­же? Кажется, в сентябре, верно? Да, двадцать пятого сентября. Сейчас погода должна быть бо­лее холодной, а на улице, судя по всему, совсем тепло. Он попытался вспомнить, что с ним случи­лось, и почему он очутился в собственной комнате и своей постели? Смутно припомнил человека в очках, мужчина сообщил, что Одри уехала в Канзас. Он собирался поехать следом, когда что-то или кто-то ударил его по голове. Больше он ничего не может припомнить. Однако он на­ходится дома, ему здесь хорошо. Было приятно представлять, что его мама играет на фортепьяно в гостиной. Как было бы прекрасно, если бы сейчас в комнату вошли мама и Одри с улыбка­ми на очаровательных лицах. Но такого не может произойти, разве не так? Нет, мама умер­ла. Умер отец… О, как больно думать и вспоми­нать! Так много осталось невысказанного. Так много. Отец теперь лежит рядом с матерью. Ли еще ни разу не посетил кладбище, не побы­вал на отцовской могиле. Когда вернулся с войны, он навестил Карла в Нью-Йорке и Беннета Джеймса.
Война… Она изменила судьбы слишком мно­гих людей. Что произошло с Одри? Где она сей­час? Как у нее дела?
Кто-то неслышно вошел в комнату и склонился над ним.
– Карл? – Но почему на глазах брата слезы?
– Ли! О Боже! Как ты себя чувствуешь? Ты можешь двигаться?
Двигаться? Почему он, черт возьми, не должен быть в состоянии двигаться? Ли сцепил пальцы и поднял руки. Слабость. Он очень слаб. Ли внима­тельно посмотрел на руки, почему они у него такие худые?
– Карл? Что случилось? Каким образом я сюда попал? – неожиданно он почувствовал страшную усталость, ему трудно даже говорить.
Карл придвинул к кровати стул и сел, Беверли стояла рядом.
– Ты совсем ничего не помнишь? Что и как с тобой произошло?
Ли снова внимательно оглядел комнату, при­стально посмотрел на брата.
– Только… Я поехал в Батон-Руж, чтобы найти Одри. Она отправилась в Канзас. Я… дол­жен найти ее.
Карл положил руку на его ладонь.
– Но не сейчас, Ли. Потребуется много време­ни для того, чтобы ты хорошенько окреп. Доктор сказал, что если ты когда-нибудь и придешь в себя, то тебе будет необходимо начать все сначала. Придется учиться ходить. Ты лежал без движения слишком много времени. Мы делали тебе массаж, чтобы мышцы не атро­фировались совсем.
– Я не… не понимаю, за пару недель такого не могло произойти.
Карл вздохнул, печально и сочувственно глядя на брата.
– Ли, группа молодых мятежников избила тебя до бесчувственности в Батон-Руже. У тебя было множество переломов, но кости уже срос­лись. Когда это случилось, нашлись добрые лю­ди и выяснили, кто ты. Доктору удалось отыскать меня и сообщить о тебе. Я приехал за тобой и за твоими вещами. Ты находился без сознания, и доктор не был уверен, когда ты при­дешь в себя. К тому времени, когда я приехал в Батон-Руж, чтобы забрать тебя домой, ты все еще был в беспамятстве, приходил в себя только, чтобы немного поесть, но все время молчал, не двигался и никого не узнавал. Мы уже начали опасаться, что так будет всегда, – он крепко сжал руку брата. – Ты и не представляешь, как мы рады, что ты, наконец-то, заговорил и вспомнил нас. Удавалось только кормить тебя супом и поить водой, но и только. Ты очень исхудал и потребу­ется слишком много времени, чтобы снова попра­виться.
Ли попытался положить руку себе на лоб, но не удалось. Тревога охватила его, когда он понял, что не мог так сильно ослабеть за короткие две недели.
– Сколько времени я уже здесь?
Карл на мгновение закрыл глаза, не выпуская руки Ли.
– Ли, прошел уже почти год, как ты нахо­дишься здесь. Сейчас октябрь шестьдесят ше­стого.
Кровь заледенела от ужаса, охватившего Ли. Год! Это невозможно! Одри! Мой Бог! Целый год! Но ведь он обещал Джою! Что случилось с Одри?
– Этого не может быть, – растерянно ска­зал он, чувствуя, что его голос снова ослабел. – Я должен… найти Одри. Я должен сейчас же ехать в Канзас! – он попытался подняться, но сил у него абсолютно не осталось, он да­же не смог поднять от подушки голову. – О Боже! – он чуть не заплакал от отчаяния. – Целый год!
– Ли, радуйся, что пришел в себя, что не потерял память и рассудок, что тебя не парализо­вало навсегда. Доктор не мог предсказать, что будет после того, как ты придешь в сознание. У тебя была серьезная травма, кто-то ударил тебя кирпичом по голове. Доктора почти не лечат таких травм, лечит время. А нам оставалось толь­ко ждать. Благодари Бога, что пришел в себя. Ты слишком сильно ослаб из-за недостаточного пита­ния. Мы не знали, сколько ты еще протянешь. Я решил перевезти тебя в Мэпл-Шедоуз, потому что знал, как сильно ты любишь загородный дом. Мы подумали, что, вероятно, здешний воздух помо­жет тебе выздороветь. Наша мама очень любила бывать здесь. Потом Беверли перебралась сюда с детьми, чтобы ухаживать за тобой.
Ли закрыл глаза, чтобы не плакать, чувствуя себя слабым, беспомощным, подавленным и опу­стошенным. Как странно, что самое сильное ра­нение он получил после войны.
– Я должен набраться сил и подняться, дол­жен поехать в Канзас, – повторил он.
– Для этого потребуется время, Ли, – успо­коила Беверли. – Доктор сказал, что когда ты придешь в себя, ты должен начинать есть твердую пищу очень осторожно. Желудок не может сразу переваривать помногу. Тебе понадобится помощь, когда ты будешь учиться ходить. На это уйдут не дни – месяцы.
– Нет, – рыдания подступили к горлу, Ли не мог больше сдерживаться. – У меня… нет време­ни. Я должен поехать в Канзас.
Карл наклонился над ним, обхватил за плечи.
– Ты обязательно поедешь, Ли, но не сейчас. Я пошлю за доктором, привезу лучших специали­стов из Нью-Йорка. Они будут лечить тебя и помогут снова стать сильным. Очень многие будут искренне рады, когда узнают, что ты пришел в себя и все вспомнил. Ты же помнишь Беннета Джеймса, правда?
Ли изо всех сил пытался сдерживаться, чтобы не заплакать, несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь. Карл вытащил из кар­мана пиджака чистый носовой платок и вытер брату слезы.
– Да, конечно, я помню Беннета, – вздох­нул Ли.
– Он еженедельно поддерживает по телеграфу связь с Беверли, надеясь узнать, пришел ли ты в сознание. Думаю, он скоро приедет навестить тебя. Дженин тоже иногда приезжает сюда, ты помнишь, кто такая Дженин?
– Жена Дэвида.
– Она встретила другого человека и скоро выйдет замуж, но иногда приезжает сюда на пару недель, чтобы подменить Беверли. Уход за тобой стал настоящей проблемой. Но мы очень любим тебя.
– О Боже, – простонал Ли. – Я… всех вас оторвал от важных дел, да?
Карл улыбнулся сквозь слезы.
– Нет. Ты дал нам возможность чаще приез­жать сюда и проводить время вместе. Я в чем-то стал походить на отца, слишком много времени посвящал бизнесу и уделял мало внимания семье. Твоя болезнь вынудила нас больше времени про­водить в загородном доме. Удивительно, это всем принесло пользу. Может быть, мама сделала так, чтобы мы, наконец, собрались вместе. Мы с тобой остались вдвоем. Очень хочется, чтобы Мэпл-Ше­доуз больше не пустовал, Ли. Знаю, что дом теперь принадлежит тебе, но когда ты не сможешь здесь бывать, то я буду приезжать сюда. Хочу, чтобы каждым летом дом открывался, чтобы ни­когда не пустовал. Мама очень хотела этого, всег­да мечтала об этом. Нынче мы прожили здесь весь год. Зима была довольно суровой, выпало много снега, но детям понравилось, им было весело.
Ли взял носовой платок, наконец, ему удалось приподнять платок к лицу.
– Кто играет на пианино?
– Наша дочь Николь, – ответила Беверли. – Девочке исполнилось шестнадцать. Она давно занимается музыкой. Думаю, что девочка унас­ледовала бабушкины способности. Как ты ду­маешь?
Ли прислушался к прекрасной музыке. Он ясно представил за фортепьяно Энни, Одри, стоящую рядом. Девушка поет прекрасным голосом, очарование которого ни с чем нельзя сравнить.
– Да, девочка очень хорошо играет. Маме бы понравилось.
– Она становится похожа на нашу маму, – сообщил Карл. Он коснулся ладонью волос Ли. – Эй, мой маленький брат, у тебя все будет хорошо. Вместе с доктором и с помощью специалистов ты сможешь восстановить силы быстрее, чем предпо­лагаешь. И ты сможешь найти ту южанку, кото­рую любишь много лет. Возможно, вы, в конце концов, будете вместе. Хочу сказать только од­но – мы будем рады увидеть ее в нашем доме. Пришло время покончить с войной и ненавистью, а тебе давно пора жениться, создать семью и стать счастливым человеком.
Ли задумался. Он не был уверен, что так все и случится после того, как он решится рассказать Одри правду о смерти Джоя. Случилось самое страшное, из-за чего Одри может возненавидеть его. Они не смогут по-прежнему нежно любить друг друга. Возможно, их горячая страсть и чув­ственное желание остынут. Одри, вероятно, уже снова вышла замуж, вполне вероятно, расста­лась с неграми и уехала в Денвер или куда-нибудь еще, чтобы начать новую жизнь. Одри! Каждый день теперь имеет значение, а он пока ничего не может, он только в состоянии приподнять к лицу руку.
– Привези… специалистов как можно быст­рее, – попросил он Карла и благодарно взглянул на Беверли. – Спасибо вам. Как смогу… когда-нибудь отплатить вам… за то, что вы для меня сделали?
Женщина ласково улыбнулась.
– То, что ты пришел в себя, и тебе значительно лучше – достаточная награда за все. А день, когда ты начнешь ходить, а потом сможешь сесть на лошадь, чтобы отправиться в Канзас, будет самым счастливым днем не только для тебя.
Ли устало закрыл глаза. Канзас. Одри все еще там. Если ее там нет, он может потерять любимую женщину навсегда. Целый год! Это просто невы­носимо.
– У меня… в кармане были листочки с текстом песни. Одри написала ее для меня. Вы нашли ее? Она сохранилась?
– Да, мы все нашли, – успокоил его Карл. – Бумаги лежат вместе с твоими вещами.
– Найдите ее, хорошо? Отдайте… Николь. Пусть девочка попытается сыграть. Когда выучит мелодию… может быть, она споет однажды для меня. Я ни разу не слышал.
– Все, что ты хочешь, маленький брат, – Карл поднялся, и Ли только сейчас обратил внимание, как он постарел, виски сильно поседели. Шесть­десят шестой год – Карлу уже сорок лет. А Ли исполнилось тридцать шесть. Сколько лет сейчас Одри? Ей было семнадцать в то лето. Сейчас двадцать четыре, она достаточно молода, чтобы иметь детей. Может быть, его детей. Но, навер­ное, на это надеяться нельзя.
– Ты должен отдыхать, – приказал Карл. – Беверли отнесет текст и ноты Николь, а я пошлю за доктором.
Беверли и Карл вышли из комнаты, а Ли остался лежать, глядя в потолок, он никак не мог поверить, что прошел целый год. Об­рывки тревожных мыслей и воспоминаний кру­жились в голове, слезы снова набежали на глаза. Боже, как ужасно, что он такой бес­помощный. Он должен, во что бы то ни стало, подняться с этой постели.
Он попытался приподняться, но не мог. Лежал на спине, прислушиваясь, как Николь начала подбирать на фортепьяно незнакомую мелодию. Сначала девочка играла неуверенно, и он подумал, что нотные знаки на истершихся листах уже, вероятно, плохо видны, Николь, наверное, с большим трудом разбирает их. Она сыграла еще несколько раз, пока мелодия не зазвучала прекрасно и показалась ему очень красивой и нежной.
Ли, моя любовь,Солнце сияет ярко,А с океана дует сильный и влажный ветер.Я люблю тебя как женщина.Но ты видишь во мне только ребенка.Ли, моя любовь,Когда мы рядом, хочется, чтобы день не кончался.Я люблю тебя как женщина,Но ты считаешь меня только другом.Ли, моя любовь,Ты стоишь рядом, такой высокий сильный,У тебя голубые глаза, я мечтаю,Чтобы ты обнял меня. Хочу услышать:«Я люблю тебя».Ли, моя любовь,Мы идем вместе по пляжу,Ступая по влажному песку и вдыхаем запахморской воды.Я знаю, мы живем в разных мирах,И никогда не сможем быть вместе. 
Неужели все это было? И все долгие годы он продолжал любить ее. Прошло семь лет с того дивного июня. Семь лет. К тому времени, когда он сможет встать с постели и отправиться на поиски Одри, пройдет почти восемь лет. Но он пообещал Джою найти Одри. Бог свидетель, Ли выполнит свое обещание.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нежное предательство - Битнер Розанна



Потрясающая книга !!! Хотя сюжет и не нов. Роман задевает за живое.Драма! Драма! Драма! Но каков главный герой-любящий,честный,умный!!!Кому нравятся серьезные любовные романы- очень рекомендую!!!!!!!!! Это один из тех романов,который захочется перечитать!
Нежное предательство - Битнер РозаннаМари
14.09.2012, 18.48





После прочтения этой книги,начинаешь задумываться о жизненных ценностях.Очень советую прочесть.
Нежное предательство - Битнер РозаннаЮЛИЯ
11.11.2012, 4.07





Согласна с Мари,потрясающий роман!буду читать все книги этого автора.
Нежное предательство - Битнер Розаннакатя
10.02.2013, 15.52





Читать!Читать!Читать!Вот это роман,конкретно захватывает весь внутренний резерв жизни,души,сердца,разума,нет словами не передать,это нечто прекрасное.Эмоции которые я пережила в течение суток это дорогого стоит, абсалютно в этом уверена. Для этого надо прожить все эти жизненные преграды,разочарования,предательства,боль,страсть,вместе с героями.Ох,этот роман затронул и разбудил во мне самые потайные нежные чувства, до глубины души.За шедевр твердая десятка.
Нежное предательство - Битнер РозаннаЛара Кий
30.06.2013, 19.01





Присоединяюсь ко всем отзывам . Отмечу, что в изображении и осмыслении войны Севера и Юга, автор не уступает М. Митчелл и ее " Унесенным ветром", и даже превосходит ее в некоторых вопросах . Эти два романа должны стоять на 1-м месте среди посвященных Гражданской Войне США. Этот роман и его героев н когда не забудешь.
Нежное предательство - Битнер РозаннаВ.З.,65л.
10.10.2013, 12.32





Присоединяюсь ко всем отзывам, роман потрясающий, но "унесенные ветром" не идет ни в какое сравнение.
Нежное предательство - Битнер РозаннаМилена
5.11.2014, 20.40





zamechatelnii roman
Нежное предательство - Битнер РозаннаSarina
6.11.2014, 22.30





Хорошая книга - 10 баллов. К моему стыду, я не много знала об истории независимости Америки, думаю что хоть это и художественное произведение, но часть истины изложена достоверно. Поражает, что сегодня в 21 веке причины возникновения войны, способы урегулирования разногласий - все те же. Читая книгу постоянно проводила параллель с войной на востоке Украины, думала о судьбах живущих там людей и отношении ко всему происходящему их родственников, знакомых,живущих по обе стороны границы. Перечитывать книгу не стану - поскольку предпочитаю в наше нелегкое время более легкое чтиво.
Нежное предательство - Битнер РозаннаНюша
8.11.2014, 0.54





Один з кращих романів, прочитаних мною. Рекомендую!
Нежное предательство - Битнер РозаннаОля
25.06.2015, 21.43





Мой самый любимый роман. Ах сколько слез я пролила ...буду всю жизнь перечитывать
Нежное предательство - Битнер Розаннасоня
22.11.2015, 10.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100