Читать онлайн Нежное предательство, автора - Битнер Розанна, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежное предательство - Битнер Розанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежное предательство - Битнер Розанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежное предательство - Битнер Розанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Битнер Розанна

Нежное предательство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

– У меня есть приказ, мисс, не брать на борт никаких ниггеров.
Одри смотрела на капитана парохода, направ­лявшегося вверх по реке из Батон-Ружа в Сент-Луис.
– Я заплачу вам лично еще пятьдесят долла­ров дополнительно. Лично вам.
Коротенький полный человек засмеялся, обна­жив желтые прокуренные зубы, удивляясь, что у такой хрупкой женщины такой низкий голос.
– Вы не понимаете, леди. Очень многие белые и бывшие рабовладельцы против того, чтобы ниггеры уезжали куда-то и начинали самостоя­тельную жизнь. Случалось, негров, которые пы­таются покинуть Луизиану, арестовывали, – он окинул Одри оценивающим взглядом, обнял ее за талию. – Мне не нужно объяснять вам, что мо­жет случиться с белой женщиной, если ее арестуют за помощь ниггерам. Всем известно, что представляет собой белая женщина, которая с ними путешествует, – ладонь капитана косну­лась ее груди. – Тебе нравятся мужчины-ниггеры, не правда ли?
Одри возмущенно оттолкнула его руку, выта­щила из сумочки, висящей на ремешке, револьвер и прижала его дуло к животу наглеца.
– Я скорее предпочту, чтобы меня повесили за то, что я пристрелила вас, чем заплачу за свой проезд, исполняя ваши прихоти, – свободной рукой она опустила высокий воротник платья, украшенный кружевом. Платье ей сшила Вилена из темно-зеленого сатина. Одри подняла подборо­док, чтобы мужчина увидел ее шрам. – Мистер, я уже прошла сквозь ад, меня невозможно испу­гать. – Она снова подняла воротник и вызываю­ще посмотрела на него. – Я предложила вам пятьдесят долларов. Вы можете взять их или я пойду на другой пароход, попробую договориться с другим капитаном. Если вы хотите, пусть будет так, но если вы дотронетесь до меня еще раз, ваши внутренности тотчас же вывалятся наружу, вам уже не понадобятся пятьдесят долларов.
Мужчина посмотрел изумленно ей в глаза, которые горели зеленым огнем. Эта женщина действительно может выполнить угрозу. Он взглянул на группу негров, их было немного более полусотни, включая детей. Негры ждали на при­стани с повозками и провизией. Он снова взглянул на Одри.
– У них слишком много барахла. Я не могу погрузить всех на пароход.
– Вы перевозите пассажиров и грузы, капи­тан, а сейчас пароход совершенно пуст. Я узнала об этом у служащего на пристани, который брал с вас плату. У вас в трюмах достаточно места для повозок и негров.
Капитан почесал затылок.
– У вас есть скот?
– Только немного кур в клетках. Скот мы купим, когда приедем в Канзас.
Он снова изучающе оглядел Одри.
– Откуда у нищих ниггеров такие деньги? Они, наверное, украли их у белых, которые поте­ряли свои дома?
– Это мои деньги. Так вы берете нас или нет? Она все еще прижимала револьвер к его жи­воту.
– Хорошо, – проворчал он, – но скажите, чтобы они спустились вниз по реке, никто не должен видеть, как они грузятся на пароход. Я не хочу, чтобы люди швыряли камни и стреляли в мое судно.
– Прекрасно, они сделают все, как вы хотите. А вы доставите нас в Сент-Луис. Если вы повезете нас оттуда по Миссури в Индепендент, я заплачу вам еще пятьдесят долларов в дополнение к обыч­ной оплате.
Капитан посмотрел вокруг, словно боясь, что кто-то увидит его.
– Хорошо, но пусть они дождутся темноты, а потом грузятся как можно быстрее. Есть люди, которые следят за пристанью. Они не хотят поте­рять работу, поэтому делают все, чтобы не дать ниггерам уехать отсюда, не говорю уже о людях, которые злы на ниггеров за войну, за то, что они хотят работать на собственной земле. Это не со­всем правильно.
Одри запихнула револьвер в сумочку.
– Слишком много всего, что кажется нам не совсем правильным, капитан, – сказала она, спокойно глядя на него. – Я была одной из самых богатых женщин в Луизиане, а теперь у меня осталось только это. Если вы не хотите помочь неграм, тогда окажите услугу такому человеку, как я, и подобным мне белым людям, которые нуждаются в вашей помощи.
Казалось, мужчина немного смягчился.
– Покажите мне пятьдесят долларов, я дол­жен быть уверен, что вы меня не обманываете.
Одри презрительно усмехнулась, открыла су­мочку, вытащила оттуда пачку банкнот и потряс­ла ими перед носом капитана.
– Федеральные баксы, не местные деньги. Вы получите плату не раньше, чем мы доберемся до Сент-Луиса.
Капитан нервно поправил шляпу.
– Хорошо. Приезжайте сегодня в полночь, но не сюда. Я подплыву по реке к сожженным скла­дам и возьму вас там. Никто ничего не увидит. А сейчас убирайтесь отсюда и сделайте вид, что я вам отказал, иначе я не повезу ниггеров.
У Одри не было другого выхода, как поверить капитану на слово.
– Мы будем ждать вас в полночь, – она повернулась и вышла, сказав Джозефу, Элиа и остальным, что капитан отказал, и что им, веро­ятно, необходимо найти место для ночевки. – Мы расположимся у заброшенных складов на ночь, там мы не будем никому мешать. Завтра снова попробуем договориться с кем-нибудь. – Она решила сказать правду попозже. Они теперь ее семья. К тысяче долларов, которые ей заплатил Альберт, прибавилось еще немного денег. Удалось продать кое-что на обеих плантациях: повозки, скот и даже кое-какие драгоценности. Денег ока­залось достаточно для того, чтобы относительно спокойно добраться до Канзаса.
К сожалению, они слишком задержались с отъездом. Наступил сентябрь. Одри слышала, что зимы в Канзасе иногда бывают очень суровые. Однако они не могли больше задерживаться и оставаться на зиму в Луизиане. Здесь становилось все опаснее. Белые объединились в банды, устра­ивали по ночам набеги на негритянские поселе­ния, издевались и терроризировали негров, осо­бенно, тех, кто пытался покинуть штат. Случалось, негров арестовывали, а деньги и имуще­ство отбирали. Напуганные надвигающейся бед­ностью, белые боялись потерять дешевую рабочую силу, поэтому и начали формировать банды, что­бы не дать возможности неграм бежать из штата. Бандиты угрожали, избивали и даже убивали бывших рабов, считая их виноватыми в том, что случилось с Югом.
Все, что должно было произойти, как предска­зывала Одри, если рабство отменят сразу, сбы­лось, только обстояло гораздо хуже, чем можно было предположить.
Большая негритянская «семья» жила в по­стоянном страхе, что когда-то придет и их очередь, поэтому Одри хотела как можно бы­стрее вывезти их из Луизианы и перебраться в свободный штат, где предоставлялись земель­ные наделы даже чернокожим. Она могла толь­ко молиться, что банды белых мародеров, не­навидящих «ниггеров», не будут преследовать их в Канзасе.
Бедной Тусси было очень трудно отправиться в такое длительное путешествие из-за беременно­сти. Особенно, туда, где зимы суровые, холоднее тех, к которым она привыкла. Но другого выхода не оставалось, задерживаться в Бреннен-Мэнор еще на одну зиму было не менее опасно. Им пришлось уже пережить нападение Марча Фреде­рика, не говоря о том, что они постоянно слышали рассказы о расправах с неграми, происходящих на других плантациях.
На сборы ушло больше времени, чем предпола­гала Одри. Сначала она постаралась продать все, что возможно, нужно было собрать как можно больше денег. Затем предстояло закупить все не­обходимое. Труднее всего было найти и приобре­сти продовольствие и то, что необходимо для длительного путешествия. Юг был совершенно разорен» почти невозможно что-нибудь найти. Од­ри пришлось посетить несколько городов, чтобы приобрести все необходимое. И даже если она находила нужный товар, ей приходилось убеж­дать торговцев, что она делает закупки для «белой» семьи, а не для чернокожих пересе­ленцев.
Усталая и злая, она шагала рядом с повозками. Они проехали мимо пристани туда, где распола­гались склады. Содержимое складов было давно разграблено как федералами, так и местными жителями, которые потеряли все. Одри представ­ления не имела, зачем уезжает, что ее ждет на новом месте. Она хотела только одного, чтобы Тусси и остальные негры оказались в безопасно­сти. До тех пор, пока не добрались до места, где решат остановиться, чтобы получить земельные наделы, этим людям нужен сопровождающий че­ловек, который бы помог переселенцам общаться с белыми людьми. Долгие годы рабства сделали Их пугливыми и нерешительными, все они, даже самые сильные мужчины, слишком робки. И не могут договориться с такими людьми, как капитан парохода. Одри поклялась не оставлять своих подопечных, пока они не окажутся в безопас­ности и в Канзасе. Но даже если бы она и реши­лась покинуть их, то не имела представления, куда могла бы направиться. В некотором смысле она также зависела от Тусси, Вилены и осталь­ных, как и они от нее. Они нуждались друг в друге.
– Капитан возьмет нас на пароход в полночь у заброшенных складов, – тихо сказала Одри Элиа. – Но пока никому не говори об этом. Я хочу, чтобы они выглядели огорченными, словно нам в самом деле отказали. Капитан считает, что за пристанью следят определенные люди и там опасно грузиться. Он велел, чтобы мы сделали вид, будто он наотрез отказал.
Элиа понял и кивнул, но все-таки счел необхо­димым предупредить ее, наверное, уже в сотый раз.
– Вам не следовало этого делать, мисс Одри. Это слишком опасно для белой женщины.
– Все будет в порядке, Элиа. Бог забрал у меня все. Но не заберет у меня вас и надежду. Мы обязательно доберемся до Канзаса. Я чувствую, – она положила ладонь на его руку. – У вас будут свои собственные дома и фермы. На деньги, кото­рые останутся, мы купим скот, построим собст­венный городок, а я открою там школу.
Элиа засмеялся.
– Может, мы назовем наш новый город Бреннен. Бреннен, штата Канзас. Звучит?
Одри благодарно улыбнулась. А Элиа подумал, что она так редко улыбается. Было время, когда ему не могло и присниться такое: молодая изба­лованная Одри Бреннен, которую он знал еще до того, как ее отец продал Элиа, рассталась с план­тацией Джозефа Бреннена, чтобы помочь неграм начать новую жизнь. И она рискует жизнью и честью, уезжая с ними и обучая их детей грамоте. Война очень изменила людей, одних в лучшую сторону, других – в худшую. После его слов Одри растрогалась чуть не до слез.
– Это было бы прекрасно, Элиа! Бреннен, штата Канзас, – она схватила его за руку. – Мы сможем это сделать! Я знаю, что сможем! У меня появилась надежда.
Элиа снова стал серьезным.
– Мы очень хорошо знаем, что такое надеж­да, мисс Одри. В течение долгого времени у нас ничего не было, кроме надежды. Мы могли только надеяться, что когда-нибудь будем сво­бодными людьми, неважно какой ценой. Это так прекрасно, чувствовать себя свободными, мисс Одри. Бог благословит вас за доброту. Если бы Джой вернулся, он сделал бы то же самое, он поступил бы точно так же, как поступили вы.
При мысли о Джое сердце Одри сжалось от нестерпимой тоски. Она повернулась и зашагала дальше.
– Да, вероятно, он поступил бы так же.
«Бреннен, Канзас», – подумала она. Ей очень нравилось, как это звучит. Джою бы тоже понра­вилось.
Ли остановился перед церковным зданием, где временно располагался городской суд. В Батон-Руже уже начали строить несколько новых зда­ний. Но разрушения, которые он увидел, приехав сюда, оказались невероятными. Его все еще пре­следовала картина, которая предстала перед его глазами в Бреннен-Мэнор. Сожженный особняк, две свежие могилы. ^Видимо, кого-то похоронили совсем недавно. В негритянских лачугах посели­лись несколько очень бедных белых семей. Пере­селенцы, ютившиеся в нищих хижинах не знали, что случилось с Одри и Джозефом Бренненом, а из местных негров ему так и не удалось никого найти.
Кто похоронен в этих могилах? Если в одной из них лежит Одри, тогда ему незачем больше жить. У него было сильное желание раскопать могилы, но он понимал, что вряд ли сможет вынести ужасный вид разложившегося тела, ког­да-то прекрасной Одри. А трупы, наверное, уже сильно обезображены и почти невозможно опре­делить, кто же умер. Белые сказали, что они представления не имеют, куда все исчезли с план­тации. По ужасному запаху, исходившему из старого колодца, они нашли там разложившееся тело мужчины.
Что за мужчина? Вероятно, кто-то бросил тело в старый колодец, чтобы спрятать. Боже мой, что случилось с Бреннен-Мэнор, и где в это время находилась Одри? Единственное, на что он на­деялся, это на возможность найти какие-либо записи, документы, связанные с плантацией. Мо­жет быть, Джозеф Бреннен продал плантацию и переехал .в другое место. А может быть, в колодце переселенцы нашли тело Джозефа Бреннена? Ес­ли негры убили его, Одри и скрылись от ответст­венности по закону, если еще в Луизиане остались какие-то законы?
Он спешился, привязал лошадей. Мучитель­ные воспоминания охватили его с прежней силой, казалось, он снова вернулся на войну, так как город все еще лежал в руинах. Ранее он обратился к группе молодых белых парней и поинтересовал­ся, где может найти записи о продаже земли. Они направили его к церкви – одному из немногих уцелевших зданий в Батон-Руже. Парни продол­жали следовать за ним, и он чувствовал себя очень неспокойно. Он приехал сюда слишком скоро после окончания войны, хотя некоторые северяне уже побывали здесь. Ехали люди с деньгами, готовые скупить все на Юге и получить добычу победителя. Ли раздражало, что ко всем ужасам, которые пришлось испытать южанам, им еще придется испытать унижение и быть ограбленными мошенниками и алчными богачами-северяна­ми. Конечно, сюда придут предприимчивые биз­несмены и воспользуются бедственным положени­ем местных жителей. По всей видимости, мо­лодые люди, увязавшиеся за ним, решили, что он именно из таких людей и примчался купить здесь землю.
«Что тебе нужно, янки?»– грубо и насмешли­во поинтересовался один из парней, когда он спросил, где находится суд. Ли спокойно объяс­нил, что разыскивает людей, которых когда-то знал, и хочет выяснить, не продали ли они свою землю. Ему хотелось, чтобы у него сейчас был южный акцент, у него когда-то имелась хорошая возможность, научиться говорить точно так же, как говорят южане. Но жителю Нью-Йорка вряд ли удастся сойти за южанина в таком месте, как Луизиана. Он чувствовал себя не слишком уютно и представил, если бы парни узнали, что он генерал-майор Союзной армии и находился в Ба­тон-Руже, когда жгли город, они сразу же набро­сились бы на него и растоптали.
Понимая, что его могут здесь подстерегать опасности, он носил на боку револьвер, спрятан­ный под кожаной курткой с бахромой. Оказалось, что такая куртка удобнее всего для дороги. Он был одет в коричневые шерстяные брюки и высокие сапоги до колен. Даже в Луизиане становилось холодно. Когда он отправился в путь, в Нью-Йор­ке стоял холодный октябрь, листья на деревьях были желтыми и уже осыпались.
Ли поднялся по ступенькам, вошел в церковь и приблизился к пожилому седому человеку в очках, который сидел за одним из письменных столов. Скамьи были расставлены вдоль боко­вых стен помещения, еще несколько мужчин сидели за другими столами. Один из клерков доказывал кому-то необходимость предъявления документов подтверждающих право на владение землей.
– Извините, мистер .Дженнингс, но бумаги сгорели во время пожара. Мы предпринимаем все возможное. Главным образом обращаемся к сви­детелям, которые могут подтвердить, кто владе­лец собственности. Пожалуйста, опишите при­близительные границы ваших владений.
«Какая невообразимая неразбериха здесь тво­рится», – подумал Ли, чувствуя себя отчасти виноватым. Он ощущал себя причастным ко мно­гому, что творилось здесь во время войны, но единственное, за что не сумел оправдаться перед собой – это смерть Джоя. Он постоянно думал об этом и временами напивался до бесчувствия, а потом болел несколько дней. Ли попал в пороч­ный круг, из которого никак не мог вырваться. Однако постоянно пытался выбраться из этого состояния, потому что должен научиться владеть своими чувствами, чтобы набраться сил и встре­титься с Одри. Когда он удостоверится, что с ней все в порядке, то поведает женщине правду. А потом можно будет пить, пока не сопьется. Мысль о смерти иногда приносила ему облегче­ние. Может быть, тогда его душа сможет обрести покой?
– Извините, – заговорил он. – Я пытаюсь найти кого-нибудь, кто мог бы что-то сообщить о Бреннен-Мэнор и Сайпресс-Холлоу. Это две боль­шие плантации, которые сейчас, кажется, совер­шенно заброшены.
Седоволосый человек взглянул на него подо­зрительно.
– Не один ли вы из тех ублюдков-янки, кто приезжает сюда, чтобы лишить нас последне­го? – протянул он типично южным выговором.– Так вы опоздали. Плантация мистера Бреннена продана, так же, как и плантация мистера Поттера. Причем за совсем ничтожную сумму – за тысячу долларов.
Ли обрадовался тому, что хоть что-то известно о Джозефе Бреннене, одновременно ужаснулся, что Бреннен-Мэнор и Сайпресс-Холлоу проданы всего за тысячу долларов. Почему?
– Тысяча долларов за обе плантации? – изум­ленно спросил он.
– Да, сэр. Мне известно это точно, потому что я лично знал Джозефа Бреннена и Ричарда Поттера. Я много лет проработал в суде, занимаясь оформлением документов… пока все здесь не было сожжено, – сказал он с горькой усмешкой. Он изучающе рассматривал Ли, откинувшись на спинку стула. – Как раз несколько дней назад здесь побывал покупатель, мистер Махони.
– Махони? – фамилия показалась знакомой, но Ли никак не мог припомнить, кто это точно.
– Это муж племянницы Джозефа Бреннена Элеонор. Они живут в Новом Орлеане.
Ли сел на стул.
– Конечно, я вспомнил теперь. Одри расска­зывала мне об Альберте. Он… – Ли наклонился ближе. – Слава Богу, что вы мне встретились, мистер. Я приехал сюда не для того, чтобы поку­пать землю. Хочу только узнать, что случилось с Одри Бреннен Поттер. Вам известно что-нибудь о ней? Она жива?
Мужчина упорно не сводил с него взгляда.
– А что вы хотели?
Ли вздохнул и снял шляпу.
– Меня зовут Ли Джеффриз. Моя мать Энни Джеффриз давала уроки пения Одри, это было давно, в Коннектикуте, еще в 1859 году. Я под­держивал связь с Одри всю войну, но затем по­терял ее из вида. Моя мать очень любила Одри, потому я и чувствую себя обязанным найти женщину и удостовериться, что с ней все в порядке.
Мужчина продолжал внимательно изучать Ли, словно пытался определить, правду ли говорит ему янки.
– Думаю, что она жива, так как на докумен­тах, которые нам передал мистер Махони, стоит ее подпись. Мистер Бреннен умер, а брат миссис Поттер, как объяснил Махони, погиб на войне. Банды янки сожгли оба поместья, так сообщил Альберт. Ей очень нужны были деньги, тысяча долларов – это все, что Махони смог заплатить за землю. Как это ни странно звучит, деньги были нужны миссис Поттер, чтобы помочь группе не­гров уехать из Луизианы. Они направились в Канзас, где всем желающим предоставляются зе­мельные участки.
– Канзас? – Ли не верил своим ушам. Одри продала любимое поместье Бреннен-Мэнор и уеха­ла в такой суровый западный штат, как Канзас?
– Очень многие негры стремятся сейчас уехать в Канзас, Небраску и другие штаты на западе, – сказал клерк. – Им разрешается селиться там и получать землю в соответствии с Законом о зе­мельных наделах. Все они только и мечтают, чтобы иметь собственную землю, но я держу пари, что многим это не удастся. Они не способны позаботиться о себе. Почему миссис Поттер реши­ла поехать вместе с неграми, а не осталась с кузиной в Новом Орлеане, мне совершенно непо­нятно. Нужно остаться совсем нищим, чтобы про­дать плодородную землю за столь ничтожную сумму. Но мистер Махони заявил, что миссис Поттер твердо стояла на своем. Этот человек за­ключил чертовски выгодную сделку. Он чувство­вал себя несколько виноватым, но больше запла­тить не мог. Сейчас нужно быть очень расчет­ливым в обращении с деньгами.
Ли почти не слушал его. Какие удивительные повороты судьбы. Он вспомнил то первое лето их знакомства, когда Одри смотрела на негров свы­сока и приказала ему не обращаться дружески с Тусси. Она чувствовала себя почти оскорбленной, узнав, что Тусси – ее сестра по отцу. Почему же тогда она уехала в Канзас с неграми? Вполне очевидно, она смогла бы жить с кузиной Элеонор. Но, возможно, кузина возненавидела Одри за то, что тогда ночью сгорел дом и мать Элеонор погиб­ла в огне… в то время, когда Одри лежала в объятиях янки.
От горьких воспоминаний все внутри сжима­лось до такой нестерпимой боли, что у Ли пере­хватило дыхание. Он поднялся. Как было бы замечательно найти Одри, успокоить, утешить, обнять ее, а потом жениться на ней, спать в одной постели всегда и жить счастливо. Но они не смогут быть счастливыми. И нечего попусту фан­тазировать.
– Вы не знаете, давно ли она продала землю? Когда миссис Поттер отправилась в Канзас?
Клерк снял очки и потер глаза.
– Мистер Махони был здесь две недели назад, чтобы зарегистрировать землю. Сама продажа, я думаю, состоялась в августе. Припоминаю, он говорил, что Одри Поттер собиралась уехать к первому сентября.
– Черт возьми! Значит, она уехала примерно шесть недель назад. Я уже не смогу догнать ее. В Канзасе же будет чертовски трудно найти ее.
– Это уж точно. Канзас очень большой штат. Все западные штаты имеют огромные территории, а так как сейчас туда хлынуло очень много не­гров, будет очень трудно разыскать тех, с кем отправилась она.
– По крайней мере, я знаю, как зовут одного из них, – начал рассуждать Ли, скорее для себя. – Тусси. У скольких людей может оказать­ся такое же имя? – Да, к сожалению, это было все, что он знал. – Спасибо, мистер.
Ли вышел на улицу. Он сомневался, стоит ли ему навещать Элеонор и ее мужа. Если он сделает это, то потеряет слишком много времени. А время для него было сейчас крайне дорого, Возможно они ничего не смогут добавить к тому, что он уже знает. Чем быстрее он попадет в Канзас, тем лучше, Один человек верхом на лошади будет передвигаться гораздо быстрее, чем много семей на тяжелых повозках. Он предполагал, что именно таким образом негры отправились в Канзас.
Банды янки? Что они сделали с Одри? Какой ужас ей, вероятно, пришлось пережить, когда они пришли разорять Бреннен-Мэнор. Возможно, они обидели Одри? Может быть, даже издевались над ней, изнасиловали ее? Видимо, именно поэтому она решила покинуть Луизиану, бросить все и уехать с неграми. А может, она решила расстаться с родными местами по другой причине? Может быть, она уехала потому, что получила его письмо с сообщением о смерти Джоя? Да, скорее всего, именно это и заставило ее отказаться от планта­ции. Наверное, только ради Джоя она еще держа­лась за землю.
И снова воспоминания заставили его достать из сумки фляжку. Он отпил немного виски и заду­мался, не зная, как жить дальше с постоянно мучившими его кошмарами. Он снова и снова будет просыпаться в поту, ему снова и снова будет чудиться, что стреляет винтовка, пуля пробивает грудь Джоя, в глазах мальчика застыли ужас и удивление.
Ли положил фляжку в сумку, вставил ногу в стремя, но неожиданно его сильно ударили по затылку. Он упал, попытался уцепиться за ло­шадь, но не удержался и сполз на землю. Сразу после первого удара в голове все помутилось, Ли не мог понять, что случилось и не мог сопротив­ляться. Молодые люди, с горящими от злобы глазами, склонились над ним, он узнал одного из них. Ли разговаривал с этим парнем раньше, спрашивал именно у него, как проехать к зданию суда. И теперь он сообразил, что случилось. Груп­па молодых головорезов решила учинить распра­ву над янки за все, что им пришлось пережить во время войны. Они воспользовались тем, что в городе, по сути дела, нет никакой власти. Напа­дение оказалось неожиданным и жестоким.
Ли знал, что на него напал не один человек, их собралось не менее десятка. Но все равно он смог бы дать им отпор, был сильнее и опытнее каждого из них, однако они ударили его сзади так сильно, что он не мог двигаться. У него не было сил протянуть руку и достать револьвер. А потом на него обрушился град ударов, его били кулаками и пинали по голове, спине, в пах. И снова кто-то с такой силой ударил по голове, что Ли погрузился в бес­памятство.
– Убейте этого сукина сына! – кричал кто-то.
– Ты освободил негров, ты янки-ублюдок!
– Ты сжег дом моей матери!
– Ты убил моего брата!
«Брат! Брат!» – это слово болью отозвалось в мозгу. Да, он убил чьего-то брата. Он убил Джоя и, возможно, еще чьих-то братьев и отцов. Но его брат тоже убит. Не была ли смерть Дэвида нака­занием за Джоя? Обрывки мыслей возникали в мозгу и куда-то ускользали. Ли неподвижно рас­простерся на земле, а парни продолжали избивать бесчувственное тело. Ли еще пытался вспоминать об… Одри… Джое… войне. Звуки и голоса отда­вались болью в голове, солнце исчезло… вокруг сомкнулась тьма.
– А ну убирайтесь отсюда! – раздался муж­ской голос. Но Ли этого уже не мог услышать. Он не видел, как убежали парни. Над ним склонился священник.
– О Боже! Только посмотрите! Кто-нибудь по­могите мне отнести его к врачу. Они избили его почти до смерти.
– Он заслужил этого. Он янки, – вмешался какой-то прохожий.
– Но прежде всего, он – человек, мы тоже люди, – ответил священник. Он поднялся и гнев­ным взглядом окинул толпу, собравшуюся вокруг северянина. Люди угрюмо смотрели на пастора, который до войны служил в этой церкви, помещение ее временно использовалось как здание суда.
– Неужели эта война сделала нас такими? – увещевал пастор толпу. – Неужели она превра­тила нас в зверей? Неужели мы разучились про­щать, перестали быть людьми? Война закончена! Пусть несколько человек подойдут сюда и отнесут этого человека к доктору Вильсону. А я позабо­чусь о его лошадях и багаже.
Несколько мужчин неохотно подняли размяк­шее тело Ли и понесли. Священник взглянул на небо, затем закрыл глаза и начал молиться. Он молился о том, чтобы мир снова пришел на эту истерзанную землю, чтобы Юг смог найти пра­вильный путь, забыть и простить все, что про­изошло. Он открыл глаза, оглядел людей, окру­жавших его; кое-кто смотрел на пастора виновато и растерянно.
– Я напомню вам об учении Иисуса, – при­нялся увещевать он. – В Евангелии от Матфея, в главе шестой, стихи четырнадцатый и пятнадца­тый гласят: «Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, простит и вам Отец ваш Небес­ный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших».
– Христос научил нас молитве Бога Отца. А первосвященники, – уставший от сжигающей души ненависти, продолжал проповедовать пас­тор, – первосвященники учили: «Прости людей, которые совершили грех против тебя и все их прегрешения против тебя и прояви к ним состра­дание». – Ему хотелось убедиться, осталась ли в душах этих людей хоть какая-то любовь к Богу. – С ненавистью пора покончить, люди! Мы никогда не сможем возродиться и начать жить нормальной жизнью, если позволим ненависти управлять нашими сердцами! А теперь идите и просите Бога простить вас за то, что не хотели сегодня помочь страдающему человеку.
Люди разошлись, священник отвязал лошадей, поправил вьюки и повел коней к дому доктора. Необходимо было осмотреть вещи приезжего, что­бы определить, откуда он, где живут его родствен­ники. Нужно будет послать весточку в случае смерти этого янки. Священник покачал головой, осознав, что война еще не закончена. Для южан страшная, непримиримая война будет длиться еще долгие годы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нежное предательство - Битнер Розанна



Потрясающая книга !!! Хотя сюжет и не нов. Роман задевает за живое.Драма! Драма! Драма! Но каков главный герой-любящий,честный,умный!!!Кому нравятся серьезные любовные романы- очень рекомендую!!!!!!!!! Это один из тех романов,который захочется перечитать!
Нежное предательство - Битнер РозаннаМари
14.09.2012, 18.48





После прочтения этой книги,начинаешь задумываться о жизненных ценностях.Очень советую прочесть.
Нежное предательство - Битнер РозаннаЮЛИЯ
11.11.2012, 4.07





Согласна с Мари,потрясающий роман!буду читать все книги этого автора.
Нежное предательство - Битнер Розаннакатя
10.02.2013, 15.52





Читать!Читать!Читать!Вот это роман,конкретно захватывает весь внутренний резерв жизни,души,сердца,разума,нет словами не передать,это нечто прекрасное.Эмоции которые я пережила в течение суток это дорогого стоит, абсалютно в этом уверена. Для этого надо прожить все эти жизненные преграды,разочарования,предательства,боль,страсть,вместе с героями.Ох,этот роман затронул и разбудил во мне самые потайные нежные чувства, до глубины души.За шедевр твердая десятка.
Нежное предательство - Битнер РозаннаЛара Кий
30.06.2013, 19.01





Присоединяюсь ко всем отзывам . Отмечу, что в изображении и осмыслении войны Севера и Юга, автор не уступает М. Митчелл и ее " Унесенным ветром", и даже превосходит ее в некоторых вопросах . Эти два романа должны стоять на 1-м месте среди посвященных Гражданской Войне США. Этот роман и его героев н когда не забудешь.
Нежное предательство - Битнер РозаннаВ.З.,65л.
10.10.2013, 12.32





Присоединяюсь ко всем отзывам, роман потрясающий, но "унесенные ветром" не идет ни в какое сравнение.
Нежное предательство - Битнер РозаннаМилена
5.11.2014, 20.40





zamechatelnii roman
Нежное предательство - Битнер РозаннаSarina
6.11.2014, 22.30





Хорошая книга - 10 баллов. К моему стыду, я не много знала об истории независимости Америки, думаю что хоть это и художественное произведение, но часть истины изложена достоверно. Поражает, что сегодня в 21 веке причины возникновения войны, способы урегулирования разногласий - все те же. Читая книгу постоянно проводила параллель с войной на востоке Украины, думала о судьбах живущих там людей и отношении ко всему происходящему их родственников, знакомых,живущих по обе стороны границы. Перечитывать книгу не стану - поскольку предпочитаю в наше нелегкое время более легкое чтиво.
Нежное предательство - Битнер РозаннаНюша
8.11.2014, 0.54





Один з кращих романів, прочитаних мною. Рекомендую!
Нежное предательство - Битнер РозаннаОля
25.06.2015, 21.43





Мой самый любимый роман. Ах сколько слез я пролила ...буду всю жизнь перечитывать
Нежное предательство - Битнер Розаннасоня
22.11.2015, 10.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100