Читать онлайн Нежное предательство, автора - Битнер Розанна, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежное предательство - Битнер Розанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежное предательство - Битнер Розанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежное предательство - Битнер Розанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Битнер Розанна

Нежное предательство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Первый взрыв был таким сильным и не­ожиданным, что Сонда выронила поднос с чашками на пол. Девушка прислуживала Одри, Джанин и Элеонор, сидящим на веранде. Фарфоровые чашки разбились, кипяток растекся по полу.
– О Боже, что случилось? – тетя Джанин вскочила из-за стола, она даже не стала бранить Сонду за неловкость, что было совершенно непо­хоже на ее обычное поведение. Последовал второй взрыв, не менее оглушительный. Крыша одного из домов в нижней части города разлетелась на мелкие куски.
– Они обстреливают город из корабельных пушек! – воскликнула Одри с ужасом.
– Но почему? – удивилась Элеонор. Последовало еще несколько взрывов, затем еще. С холма, где стоял дом, было хорошо видно почти весь город, но было довольно трудно разо­браться, какие дома пострадали. Единственное здание, которое можно было легко узнать, и в котором располагался банк дяди Джона, стояло целым и невредимым.
– Эти ублюдки-янки! – выругалась Элео­нор. – Я так была обходительна с ними! Все в Батон-Руже относились к ним вежливо и предуп­редительно, – она недовольно взглянула на Од­ри. – Ты же говорила, что твой любовник-янки не позволит ничего подобного, – с презрением сказала она.
– Он не мой любовник! – возразила Одри, возмущенная обвинением кузины в такой ужас­ный момент. – Я видела его всего один раз и он пообещал, что будет следить за нашим домом, попытается сделать все возможное, чтобы с нами ничего не случилось плохого.
Корабельные пушки продолжали методично обстреливать город. Крыши домов взлетали в воздух и рассыпались на мелкие куски. Да­же сюда доносились истошные крики горо­жан, люди в панике разбегались в разные стороны.
– Возможно Ли Джеффриз не имеет к этому никакого отношения, – попыталась защититься Одри. – Обстрел производится с кораблей. Он может не знать, что происходит.
Несколько слуг-негров выбежали на веранду, возбужденно и испуганно крича. Генриетта вскрикнула и бросилась назад в дом, когда снаряд ударил в здание, находившееся не более, чем в восьмой части мили от их дома.
– О Боже, зачем они делают это? – со стоном спросила тетя Джанин.
Одри смотрела вниз на палаточный городок янки. Казалось, там беспорядочно суетятся сол­даты, снуют туда-сюда, строятся в отряды и на­правляются на пристань. Один из всадников на­правил лошадь вверх по холму. Он держался очень прямо, быстро приблизился к дому. Это был Ли, одетый в форму и вооруженный.
– Уходите в дом, – предупредил он, подъехав к крыльцу. – Если у вас есть погреб, спрячьтесь там!
– Что происходит? – требовательно спросила Одри.
– Я еще не знаю, но собираюсь выяснить. Ваш дом находится достаточно далеко от места обстре­ла, снаряды не должны попасть сюда, но все-таки безопаснее будет спрятаться. Здесь вас может ранить осколками.
Тетя Джанин вдруг закричала диким голосом, у Одри все внутри заледенело от ужаса. В городе опять раздался взрыв, крыша еще одного дома взлетела в воздух, щепки и пыль полетели во все стороны.
– Банк! Банк Джона! – вопила Джанин, глядя со злобой на Ли. – Вы ублюдки-янки! Мы слиш­ком хорошо отнеслись к вам! Зачем вы делаете это? Вы не имеете права! Не имеете права!
Она быстро сбежала с крыльца и начала колотить кулаками по ноге Ли, ругаясь и проклиная его. Ли поморщился от боли. Одри вспомнила, что он был ранен именно в левую ногу. Мужчина схватил Джанин за руку, развернул лошадь и почти потащил женщину к крыльцу.
– Черт возьми, заберите ее, чтобы она не попала под копыта!
Одри поспешно сбежала с крыльца, обхва­тила тетю Джанин, повисла на ней, чтобы уберечь Ли от ударов разъяренной женщины, а та продолжала колотить лошадь, пытаясь дотянуться до него. Ли направил лошадь в сторону, он выглядел смущенным и растерян­ным, не понимал, что же происходит на самом деле.
– Идите в дом! Я обещал защитить вас и сделаю все, что от меня зависит. Я прикажу, чтобы за вашим домом следили.
– Мы не нуждаемся в твоей защите, вонючий янки! – закричала Элеонор. – Как вы посмели взорвать банк моего отца? Какое имеете право убивать невинных людей? Мы так хорошо к вам относились!
Ли молча посмотрел на нее, потом обратился к Одри:
– Я намереваюсь сейчас же выяснить, из-за чего началась стрельба. Пусть все уйдут в дом, как я уже сказал! – он развернул коня и умчался, а тетя Джанин, рыдая, упала на колени.
– Все наши деньги! Они разграбят банк! Мы будем разорены! – сокрушалась она сквозь слезы.
Одри знала, что дядин банк, скорее всего, был разорен до того, как снаряд федералов попал в здание. Прибыли напрямую зависят от таких богатых плантаторов, как ее отец и Ричард. У разорившихся плантаторов больше нет денег для помещения их в банк. Она опустилась перед тетей на колени, погладила ее по плечу.
– Успокойтесь, тетя Джанин. Нужно спря­таться в доме.
Внизу дома взрывались один за другим, во многих местах вспыхнули пожары, рассыпались фонтаны искр. Одри попыталась рассмотреть, где же находится Ли, но его не было видно. Внизу царил хаос, все рушилось, горело, дымилось.
«Медовый месяц» между янки и горожанами Батон-Ружа неожиданно закончился, как и опа­салась Одри. Вскоре стало известно, что партиза­ны-конфедераты совершили внезапный налет на моряков-федералов в доках и ранили трех моря­ков. Федералы отомстили обстрелом города из корабельных пушек. Теперь половина зданий в городе лежала в развалинах, в крышах и стенах зияли рваные пробоины. Из-за оккупации в город прекратились поставки продуктов и других необ­ходимых товаров. Люди учились экономить еду, делили продукты на маленькие порции, кое-как довольствуясь минимумом. Имевшийся в городе скот разбежался по окрестностям, питаясь под­ножным кормом. Торговцы закрывали лавки, убе­регая имевшиеся у них запасы продуктов от фе­дералов, время от времени снабжая горожан, которые нуждались в этом.
Беда случилась пятого августа. День клонился к вечеру. Одри спешила домой, прижимая к себе мешочек с продуктами, которые ей удалось ку­пить с огромным трудом. Она отважилась выйти в город, потому что надо было хоть чем-то накор­мить тетю. После того, как было разрушено зда­ние, где располагался банк Мак Аллистера, тетя Джанин превратилась в безвольную, беспомощ­ную женщину. Она постоянно плакала. Элеонор вообще отказывалась выходить в город, боясь оккупировавших город янки, а еще больше она опасалась попасть под обстрел.
– Кроме того, – заявила она как-то Одри. – Во всем виноват твой любовник-янки и его люди! Он обещалзащититьнас и следить за происходя­щим! Если кто и должен рисковать жизнью, до­бывая продукты,так только ты! Это единственный способ доказать нам, что ты не стала преда­тельницей. Все давно считают тебя таковой, Одри Поттер! Ты навещала этого проклятого янки, сво­его полковника. Я почти хочу, чтобы наш дом тоже разрушили, не хочу, чтобы люди подозрева­ли нас и считали, что мы получили привилегии от этих ублюдков!
Одри не собиралась спорить с глупой женщи­ной. Им нужны были продукты, необходимо что-то предпринять. Она считала, что Элеонор не меньше ее виновата в мнении окружающих. Ку­зина умудрилась разболтать почти всем знако­мым, что Одри хорошо знакома с одним из их командиров-янки. Возможно, она сделала это, чтобы оправдать свой флирт с солдатами-янки. Элеонор нагло и беззастенчиво обвиняла Одри в предательстве и существование семьи стало почти невыносимым.
У Одри почти не осталось друзей, только негры относились к ней по-прежнему доброжелательно. Ненависть, озлобленность, недоверие с каждым днем усиливались по отношению к Одри. Правда, она оказалась не единственной, кого обвиняли в сотрудничестве с врагами; те горожане, чьи дома уцелели во время обстрела, также превратились в «презренных предателей».
Одри могла теперь с горечью наблюдать, во что превращаются люди из-за постоянного чувства незащищенности и страха. Солдаты рассыпались по всему городу, их можно было встретить на каждом шагу, поэтому походы за продуктами стали опасными, особенно для молодых женщин, которым приходилось выслушивать угрозы и гру­бые замечания. Ли предложил Одри круглосуточ­ную охрану, которая сопровождала бы ее во время выходов в город, но она категорически отказа­лась, представив себе, как по этому поводу отре­агируют в Батон-Руже. Она прежде всего южанка, поддерживающая Конфедерацию, жительница Луизианы и Батон-Ружа. И не имеет права пользоваться услугами бывшего друга, который волей судьбы стал врагом. Она понимала, что своим отказом обидела Ли, но чувствовала, что он все-таки понимает, почему она так поступила.
Узнав, что творится в городе, мистер Бреннен прислал посыльного за Одри и Тусси. В Бреннен-Мэнор было теперь спокойно и гораздо безопаснее, чем в городе. Посыльный привез сообщение, что у Лины случился удар, Джозеф Бреннен не мог бросить больную женщину, потому и не приехал за дочерьми сам.
Одри не хотелось оставлять тетю Джанин и Элеонор на произвол судьбы, несмотря на то, что женщины презирали ее, поэтому она отказалась возвращаться домой, но отправила Тусси, чтобы девушка могла позаботиться о матери и разреши­ла уехать Генриетте. Старая портниха боялась находиться в городе. Одри пообещала Тусси вер­нуться в Бреннен-Мэнор, убедившись, что тетя Джанин и Элеонор находятся в полной безопасно­сти. Она даже надеялась помириться с родствен­ницами, хотя те отказывались с ней разговари­вать. Тетя вела себя так, будто янки обстреляли город исключительно по вине ее племянницы.
Элеонор все время отпускала грубые замечания по поводу «привилегированного положения» Од­ри как любовницы врага, но Одри прекрасно понимала, что Элеонор ревнует. После первого визита в школу она и не пыталась встретиться с Ли, видела его только, когда он подъезжал к их дому во время обстрела города, а потом вернулся через пару часов и объяснил произошедшее. С тех пор она не знала о нем ничего и очень переживала, что, вернувшись в Бреннен-Мэнор, навсегда поте­ряет след любимого человека. Одри не хотела признаваться себе, что осталась в Батон-Руже из-за Ли.
Она хорошо понимала, что отец расстроится, будет волноваться и беспокоиться о ней, но ничего не могла с собой поделать. Самое главное, Тусси будет присматривать за больной матерью. А тем временем Одри сможет хоть немного помочь тете и кузине и заодно ежедневно проверять списки убитых и раненых конфедератов, а также быстрее получать почту. До сих пор от Джоя не приходило никаких вестей.
Одри крепко сжимала мешочек с хлебом, кар­тофелем и морковью, думая о том, что если все сложится из рук вон плохо, они смогут выращи­вать на плантации овощи. Земли у них предоста­точно, чтобы прокормиться.
Ее размышления были прерваны раздавшими­ся неподалеку выстрелами. Какой-то мужчина громко закричал, Одри повернулась на его крик. Солдат союзной армии, охранявший улицу, упал лицом вниз. Раздались еще выстрелы. Одри испу­галась, не следовало ей выходить из дома в столь поздний час, ведь уже начало темнеть.
– Мятежники! – закричал кто-то.
Теперь стрельба была непрерывной. Одри при­жалась к стене дома в переулке. Послышались громкие возгласы, воинственные крики, леденя­щие душу диким неистовством. На улицах города внезапно завязался бой. Она раньше слышала рассказы о том, как пронзительно кричат солда­ты-конфедераты, когда идут в атаку, янки назы­вали их крик «воплями мятежников». Впервые она видела бой так близко, буквально оказавшись в гуще свалки, и поняла, что конфедераты совер­шили внезапную вылазку в город.
Город мгновенно превратился в сущий бедлам. Пронзительные крики и вопли перемешались со стрельбой. Горожане, случайно оказавшиеся в центре рукопашных схваток, бежали куда глаза глядят, перепуганные женщины рыдали и тащи­ли домой детей, несколько мужчин-горожан из-за укрытий стреляли в солдат союзной армии. Одри выбежала по переулку на соседнюю улицу, но куда бы она ни пыталась кинуться, везде твори­лось Бог знает что. Внезапно послышался выстрел одной из корабельных пушек в порту. Она уже знала: когда мятежники атакуют, то федералы начинают обстрел города. Совсем рядом взорвался дом. Во все стороны полетели тысячи щепок, Одри вскрикнула и упала вниз лицом, почувствовав, как что-то царапнуло ей спину.
Она вскочила и, пригибаясь, побежала назад в переулок, не зная, где теперь сможет укрыться. Невозможно было угадать, куда упадет следую­щий снаряд, а так как уже совсем стемнело, трудно было отличить конфедерата от федерала, если только солдаты не оказывались под прямым освещением уличного фонаря. Одри решила пока оставаться в переулке, спрятаться в тени какого-нибудь дома и молиться, чтобы никто ее не заме­тил, и чтобы снаряд не упал ей на голову. Мимо нее с гиканьем пронеслось несколько всадников, она заметила на брюках одного из них желтые полоски.
Федералы. Настоящий бой развернулся на ули­цах Батон-Ружа, и она поняла, что теперь янки сочтут возможным грабить и убивать всех подряд. Как же ей добраться домой невредимой? Непода­леку снова прогремели взрывы, Одри старалась сдерживаться и не кричать от страха, чтобы ее не обнаружили. Широко раскрытыми от ужаса гла­зами она смотрела на происходящее. Снова загре­мели выстрелы, мужчина упал на тротуар под уличным фонарем, по спине растекалось пятно крови. Это был янки. Два конфедерата подбежали к нему и начали обшаривать карманы убитого, они радостно засмеялись, когда нашли немного денег, выбросив бумаги и фотографии. Одри ста­ло не по себе от того, что мятежники способны на такое, она притаилась, думая о том, что ей теперь необходимо остерегаться как чужих, так и своих.
Один из мятежников воинственно закричал, и они направились прочь, но опять прогремели вы­стрелы и мужчины упали, сраженные. Один из них больше не пошевелился, другой оказался раненым и попытался уползти в укрытие. Но внезапно из темноты вынырнул всадник, догнал его и выстрелил раненому в голову, обезобразив лицо. Одри уже не могла больше сдерживаться, она вскрикнула от ужаса. Всадник попытался разглядеть, кто прячется* в тени. Одри поверну­лась и побежала, с ужасом понимая, что всадник вот-вот догонит ее. Тогда она повернулась и с силой швырнула мешочек с продуктами ему пря­мо в лицо. От неожиданности он свалился с лоша­ди. Одри повернулась и побежала дальше. Она почти добралась до улицы, когда кто-то схватил.
– Ты, маленькая шлюха! – прорычал мужчи­на. – Ты почему пряталась в переулке? Ты стре­ляла в нас? Или ты просто проститутка, случайно попавшая в перепалку?
Она закричала, забилась в руках мужчины, но кругом было слишком шумно от стрельбы, криков, взрывов. Никто не обратил внимания на ее вопли. Солдат потащил Одри в затененный переулок. Она била и царапала его до тех пор, пока он, разъярившись, не ударил ее кулаком в лицо. Одри пошатнулась и упала. Мгновенно мужчина оказался сверху и при­нялся рвать на ней одежду.
– У тебя есть деньги, женщина? А драгоцен­ности? – поинтересовался он.
Одри едва могла дышать под тяжестью нава­лившегося на нее тела. Лицо мужчины было совсем близко.
– У меня ничего нет, – в ужасе закричала она.
– Ну тогда я получу кое-что другое. В этой суматохе нас никто не заметит.
Он попытался поцеловать ее, но Одри сморщи­лась и отвернулась, пытаясь оттолкнуть солдата. Прозвучавший взрыв был таким оглушительным, что Одри на какое-то время и в самом деле оглохла. Совершенно неожиданно солдат отпустил ее. Одри почувствовала, как его тело обмякло и тя­жело осело. Она буквально спряталась под ним, прильнув к земле, а вокруг во все стороны разле­тались кирпичи, куски дерева. Совсем рядом за­горелся дом, в переулке стало светло. Одри брез­гливо оттолкнула от себя обмякшее тело мужчи­ны и увидела, что ему в шею вонзилась огромная щепка.
Одри застонала от омерзения и поползла прочь. Приподнявшись, осмотрела себя: все платье было в крови. Она принялась вытирать кровь, задыха­ясь и рыдая. Вполне вероятно, она может сойти с ума прежде, чем закончится эта ужасная ночь. Стрельба снова становилась громче и ближе, Одри не знала, в какую сторону бежать, но ясно пони­мала, что должна скорее убраться отсюда. Она потрясла головой, в ушах все еще звенело. Огля­девшись по сторонам, побежала по улицам, на которых продолжались схватки. Дрожа от ужаса, промчалась несколько кварталов и снова натолк­нулась на отряд федералов.
– Лови ее! – истошно закричал кто-то.
– Господи Иисусе, у нее порвано все платье, я вижу ее соски! – восторженно завопил другой.
Мужчины возбужденно заговорили и потяну­лись к ней. Она закричала, извиваясь и царапа­ясь. Внезапно, к ее удивлению, нападавшие от­прянули в стороны.
– Отпустите ее немедленно и накройте чем-нибудь, – прокричал знакомый голос совсем рядом.
Одри услышала свист хлыста, и один из солдат вскрикнул от боли.
– Проклятые сукины дети, вы здесь находи­тесь для того, чтобы сражаться с мятежниками, а не с женщинами, – выругался всадник. – Сообщите мне ваши фамилии, звания и полк! Я лично прослежу, чтобы вас выпороли как сле­дует.
Одри содрогнулась, когда кто-то накинул на нее мундир.
– Все в порядке, мэм – сказал знакомый голос, кто-то попытался помочь ей подняться, но она оттолкнула мужчину и вся сжалась. Послы­шался еще один взрыв, лошадь испуганно заржа­ла и поднялась на дыбы.
– Направляйтесь в северную часть города, – приказал всадник. – Мы окружили их со всех сторон и теперь не выпустим из города. Сражай­тесь с мятежниками и не трогайте женщин.
Одри подняла голову и увидела, что всадник, отдающий приказы, одет в синюю форму федера­лов. Лошадь под ним снова встала на дыбы. Военный вскинул ружье и дважды выстрелил. Кто-то вскрикнул, с крыши ближайшего здания упал солдат в форме конфедерата. Человек раз­вернул лошадь, приказал позаботиться о женщи­не и проводить, куда ей нужно. При очередной вспышке она увидела его лицо.
– Ли! – громко закричала Одри.
Всадник обернулся, с ужасом глядя на нее. Он узнал женщину.
– Одри! Что, черт возьми…
Стрельба не утихала, Одри испуганно вскрик­нула, когда пуля попала в лошадь Ли. Животное попятилось, рухнуло, придавив ноги Ли. Мятеж­ники снова кинулись в атаку, солдаты Ли вступи­ли с ними в рукопашную схватку. Ли, сцепив от боли зубы, пытался освободить ногу из-под убитой лошади, а Одри спряталась в тени, оцепенев от страха, и наблюдала, как отчаянно дерутся про­тивники, остервенело рыча, словно звери, стреля­ли и резали друг друга. Ли удалось уклониться от двух выстрелов, но следом один из мятежников бросился на него со штыком. Ли отскочил в сторону, он сильно прихрамывал, потом резко повернулся и бросился на противника. Мужчины покатились по земле. Ли сильно ударил мужчину кулаком по лицу, и человек упал на спину.
Остальные мятежники бросились бежать, фе­дералы, воинственно крича, стали их преследо­вать. Ли, перепачканный грязью и кровью, тяже­ло дыша и спотыкаясь, приблизился к Одри, опустился перед ней на колени.
– Пошли. Я сам отведу тебя домой.
Она отпрянула в сторону, видя сейчас в нем только ненавистного янки.
– Все в порядке, Одри. Это я… Ли. Позволь мне увести тебя отсюда.
Она плотно запахнулась в мундир.
– Он… из-за него я потеряла… хлеб и карто­фель, – всхлипнула Одри. – Нам нечего есть… нужны были продукты.
– Хлеб и картофель? О ком ты говоришь? Она зарыдала.
– В переулке… янки напал на меня! Рядом взорвался дом… его убило, – она резко рванулась в сторону. – Не трогай меня!
Ли схватил ее, прижал к себе, увел в тень.
– Одри, все в порядке. Ты просто сильно испугалась. Позволь мне отвести тебя домой, к тете.
Она снова оказалась в крепких надежных объ­ятиях Ли. Он ее враг, но его руки так нежно обнимают ее. Это Ли Джеффриз, он не может сделать ей больно. Одри сжалась в комочек, при­льнув к его груди. Ли поднялся, держа ее на руках.
– Примите командование вместо меня, пол­ковник Армстронг, – прокричал Ли в темно­ту. – Видимо, сегодня уже мало чего удасться достичь.
– Слушаюсь, сэр.
– Я отвезу женщину домой и постараюсь бы­стро вернуться.
Одри чувствовала, что Ли несет ее куда-то на руках.
– Как жаль, что у меня нет лошади, – про­бормотал Ли.
Одри постепенно приходила в себя. Ли шагал неровной напряженной походкой. Внезапно она поняла, что ему, должно быть, трудно нести ее на руках, видимо, рана причиняла сильную боль.
– Я могу идти сама. У меня все в порядке, Ли.
– Здесь кто-то оставил оседланную лошадь.
Одри никак не могла сообразить, где они нахо­дятся, но звуки боя постепенно отдалялись. Ли посадил Одри на лошадь и, застонав, вскочил позади нее. Они поехали куда-то в темноту. Одри оставалась только довериться этому человеку. На­верное, он хорошо знал, как безопаснее проехать по городу.
Сколько парадоксов таила в себе война. Снача­ла ей пришлось остерегаться собственных защит­ников-конфедератов, увидеть, как постыдно они ведут себя, обыскивая карманы убитых. Они мог­ли напасть на нее и оскорбить. Янки напали на нее, они были противниками южан, обстреливали и жгли город. И все же она сидела на лошади, прислонившись к груди янки, доверилась ему и приняла его помощь. Она совсем запуталась, не понимая, кто же настоящий враг на этой войне и знают ли большинство сражающихся, за что воюют.
По-прежнему слышались взрывы и стрельба, но они становились все отдаленнее и глуше. Ли обнимал ее, придерживая, чтобы она не упала. Через несколько минут лошадь уже поднималась по склону холма. Они подъехали к дому тети Джанин. Одри услышала крики и причитания. Тетя безостановочно бегала по веранде, ужасаясь пожарами и схваткой в городе.
– Кто там? Кто там? – истерически вскрик­нула она, когда они подъехали к крыльцу.
– Это я, Одри, тетя Джанин.
Элеонор стояла в дверях, тщетно пытаясь ус­покоить мать.
– Одри, будь осторожна! – предупредила Эле­онор.
В следующий миг Джанин резко обернулась и направила в сторону приехавших дуло револь­вера.
– Ты предательница! – закричала она на Одри. – Моя племянница – предательница! – ужасалась женщина. – Дочь моей сестры! Как хорошо, что София не дожила до этих дней!
– Тетя Джанин!
– Убирайся вон из моего дома! – закричала женщина. – Убирайся немедленно, или я при­стрелю тебя!
– Тетя Джанин! Не делайте этого!
– Мама, остановись! – выкрикнула Элео­нор. – Это же Одри.
– Она явилась сюда со своим любовником-ян­ки! Убирайтесь с моих глаз! – женщина нажала на курок, Одри вскрикнула, пуля просвистела так близко, что Одри почувствовала движение возду­ха.
– Она сошла с ума! – понял, наконец, Ли, резко повернул лошадь и они помчались прочь.
– О Боже! – плакала Одри. – Что мне теперь делать? Куда идти? Наверное, нужно вернуться в Бренном-Мэнор, Ли!
– Но не сегодня ночью. Это невозможно. Пока я отвезу тебя в школу. Ты останешься там, потом я придумаю, как отправить тебя домой. Тебе следовало давно вернуться домой. Возможно, раньше в Батон-Руже было безопаснее, но не сейчас.
– Я не могу оставаться в школе, – противи­лась Одри. – Что подумают обо мне люди!
– Какое это теперь имеет значение, Одри? Сегодня ночью тебе больше некуда идти. Делай, что я говорю, Одри. Обещай мне, черт возьми, что ты побудешь там. Иначе я не смогу быть за тебя спокойным. Дело кончится тем, что меня убьют.
Ее не должна беспокоить его судьба и то, что может с ним случиться. С высоты холма было хорошо видно, как в городе горят дома. Что натворили янки в Батон-Руже! Когда-то город был таким красивым, мирным. И все же Ли – янки, которого она не хотела бы увидеть однажды уби­тым. В данный момент он оказался ее единствен­ным спасителем.
– Обещаю слушаться тебя, – твердо сказала она.
Они подъехали к школьному зданию, Ли провел Одри в дом, в дальнюю комнату, зажег лампу. Мебели в комнате почти не было. Солдатские одеяла, ружья, аммуниция, поход­ный ящик со столовыми приборами и кухонным инвентарем, на крючке – синяя форма. На столе стоит таз с водой, рядом лежит бритва, на стене над столом укреплено небольшое зер­кало.
Ли прибавил огня в лампе.
– О Боже, ты только посмотри на себя! – он стянул с нее мундир, которым накрыл ее солдат. Одри была все еще напугана, расстроена и даже не заметила, что платье совершенно разорвано впереди, через прореху виднелась обнаженная грудь. Ли старался не смотреть на нее, чтобы не будить воспоминаний.
– Тебе нужно снять эти лохмотья, непонятно, чья на тебе кровь. Твоя или солдата, напавшего на тебя, – он принялся расстегивать пуговицы на платье. Одри напряглась, закрыла грудь ладоня­ми.
– Нет! Не смей!
Ли осторожно дотронулся до кровоподтека на ее лице.
– Одри, это я, Ли. Пожалуйста, позволь мне помочь тебе. Все будет хорошо.
Она посмотрела ему в глаза, в ярко-голубые глаза, нежности которых никогда не умела про­тивиться. Почувствовала резкую боль в спине, наконец, вспомнив, что она ранена и нуждается в помощи.
– Что будет потом, Ли? Чем все это кончит­ся? – она снова расплакалась. Ли нежно прижал ее к себе.
– Не знаю. Но сегодня нам не стоит об этом задумываться.
Она продолжала тихонько плакать и уже не возражала, когда он снял с нее платье. Одри покорно выпростала руки из рукавов, Ли опустил обрывки одежды вниз вместе с нижними юбками. Она переступила через платье, придерживая ра­зорванный лифчик.
– Вот возьми, – он подошел к стулу, взял чистую рубашку и подал ей. – Надень, – он хотел помочь ей надеть рубашку и увидел рану на спине. – Подожди! Боже мой, ты же ранена, – пробормотал он. – Нужно чем-нибудь обработать рану.
Он швырнул рубашку на кровать, поднялся, налил в таз чистой воды. Он и сам был в грязи и крови после боя, форма оказалась порванной в нескольких местах. Ли сильно хромал, глаза вва­лились и покраснели. Волосы были пострижены, но не очень аккуратно. Она понимала, как он ненавидит эту войну, но все-таки продолжал вое­вать за идею сохранения Союза, считая необходи­мым защищать единство страны всеми возможны­ми средствами. И Одри не могла не восхищаться его готовностью сражаться и умереть за свои убеждения так же, как южане готовы погибнуть за свою независимость. Удивительно, как далеко могут зайти люди, доказывая свою правоту.
Ли намочил кусок чистой ткани, встал перед Одри на колени, осторожно вытер ей лицо. Взгля­ды встретились. Как им хотелось сейчас, чтобы не было этой страшной войны, чтобы между ними не стояло все, случившееся за три года. Ли смыл кровь и грязь с шеи и груди Одри. Она крепко держала разорванный лифчик, хотя ей так хоте­лось спустить руки, пусть бы он поцеловал ее грудь. Но как могла она испытывать подобные чувства после всего, что произошло сегодня и после всего, что испытала с Ричардом?
От такой мысли Одри сильно покраснела, ей показалось, что Ли понял, какое желание вспых­нуло в ней, он всегда хорошо ее чувствовал.
– Сними лифчик и ложись на живот. Я про­мою рану на спине и положу немного мази, а потом ты наденешь эту рубашку. Ты должна остаться здесь и хорошенько отдохнуть. Мне пора уходить. Постараюсь раздобыть для тебя какое-нибудь платье.
Одри не возражала, поморщившись от боли, она сняла лифчик, затем легла на живот. Ли склонился над ней, бережными прикосновениями промыл рану. На краткое мгновение она вспомни­ла тот ужас, который испытала с Ричардом, когда муж заставил ее лежать лицом вниз. Ли Джеффриз никогда не делал ей так больно.
Ли осторожно смазал мазью рану, от воспоми­наний сжалось сердце, когда он смотрел на кра­сивую обнаженную спину этой женщины, неж­ную белую кожу. Какая красивая у нее спина, какая нежная кожа. Ли жадно взглянул на ок­руглые ягодицы, соблазнительно выделяющиеся под кружевными панталонами. – И тяжело вздох­нул от неисполнимости охватившего его жела­ния. Отставил мазь, выплеснул грязную воду за дверь, снова налил в таз чистой воды, чтобы умыться.
– Мне нужно будет еще найти для себя ло­шадь. А ты надень рубашку, хорошенько запри за мной дверь, ведущую в большую комнату. Заднюю дверь тоже запри. Пусть занавески оста­нутся задернутыми, лампу погаси. Укройся одея­лом и отдыхай, пока я не вернусь. Никто тебя здесь не побеспокоит, – он повернулся, почистил форму, надел фуражку, вынул из-за пояса револь­вер, проверил, заряжен ли он.
Одри села и натянула на себя рубашку, пока он отвернулся. Когда он, наконец, смог взглянуть на нее, она ощутила в крови жар, так нежно он смотрел.
– Будь осторожен, Ли.
– Конечно, – согласился он. – Я постараюсь не попадаться на глаза проклятым мятежникам. Взгляды встретились, Одри печально улыбнулась. Ли тоже горько улыбнулся в ответ.
– Хоть бы скорее все закончилось… – пробор­мотал он, вышел и плотно закрыл за собой дверь.
Одри поднялась, заперла дверь на засов, подо­шла к окну, слегка отодвинула занавеску и вы­глянула в щелочку. Ли вскочил на лошадь и быстро умчался в темноту. Небо над городом по-прежнему освещалось вспышками разрывов и пожаров.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нежное предательство - Битнер Розанна



Потрясающая книга !!! Хотя сюжет и не нов. Роман задевает за живое.Драма! Драма! Драма! Но каков главный герой-любящий,честный,умный!!!Кому нравятся серьезные любовные романы- очень рекомендую!!!!!!!!! Это один из тех романов,который захочется перечитать!
Нежное предательство - Битнер РозаннаМари
14.09.2012, 18.48





После прочтения этой книги,начинаешь задумываться о жизненных ценностях.Очень советую прочесть.
Нежное предательство - Битнер РозаннаЮЛИЯ
11.11.2012, 4.07





Согласна с Мари,потрясающий роман!буду читать все книги этого автора.
Нежное предательство - Битнер Розаннакатя
10.02.2013, 15.52





Читать!Читать!Читать!Вот это роман,конкретно захватывает весь внутренний резерв жизни,души,сердца,разума,нет словами не передать,это нечто прекрасное.Эмоции которые я пережила в течение суток это дорогого стоит, абсалютно в этом уверена. Для этого надо прожить все эти жизненные преграды,разочарования,предательства,боль,страсть,вместе с героями.Ох,этот роман затронул и разбудил во мне самые потайные нежные чувства, до глубины души.За шедевр твердая десятка.
Нежное предательство - Битнер РозаннаЛара Кий
30.06.2013, 19.01





Присоединяюсь ко всем отзывам . Отмечу, что в изображении и осмыслении войны Севера и Юга, автор не уступает М. Митчелл и ее " Унесенным ветром", и даже превосходит ее в некоторых вопросах . Эти два романа должны стоять на 1-м месте среди посвященных Гражданской Войне США. Этот роман и его героев н когда не забудешь.
Нежное предательство - Битнер РозаннаВ.З.,65л.
10.10.2013, 12.32





Присоединяюсь ко всем отзывам, роман потрясающий, но "унесенные ветром" не идет ни в какое сравнение.
Нежное предательство - Битнер РозаннаМилена
5.11.2014, 20.40





zamechatelnii roman
Нежное предательство - Битнер РозаннаSarina
6.11.2014, 22.30





Хорошая книга - 10 баллов. К моему стыду, я не много знала об истории независимости Америки, думаю что хоть это и художественное произведение, но часть истины изложена достоверно. Поражает, что сегодня в 21 веке причины возникновения войны, способы урегулирования разногласий - все те же. Читая книгу постоянно проводила параллель с войной на востоке Украины, думала о судьбах живущих там людей и отношении ко всему происходящему их родственников, знакомых,живущих по обе стороны границы. Перечитывать книгу не стану - поскольку предпочитаю в наше нелегкое время более легкое чтиво.
Нежное предательство - Битнер РозаннаНюша
8.11.2014, 0.54





Один з кращих романів, прочитаних мною. Рекомендую!
Нежное предательство - Битнер РозаннаОля
25.06.2015, 21.43





Мой самый любимый роман. Ах сколько слез я пролила ...буду всю жизнь перечитывать
Нежное предательство - Битнер Розаннасоня
22.11.2015, 10.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100