Читать онлайн Нежное предательство, автора - Битнер Розанна, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежное предательство - Битнер Розанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежное предательство - Битнер Розанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежное предательство - Битнер Розанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Битнер Розанна

Нежное предательство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Взволнованная и возмущенная, Одри стояла перед отцом, Линой и Тусси в гостиной первого этажа дома. Лина смотрела на молодую женщину печально и сочувственно. Тусси уставилась в пол. Одри не могла сказать Тусси ни слова по дороге домой. Она не знала, как должна себя вести по отношению к этой женщине. Но в данный момент она чувствовала себя опустошенной.
– Ты должен был все давно мне рассказать, отец, – заявила Одри, с возмущением глядя на человека, которого обожала всю жизнь, и кото­рый всю жизнь обманывал ее.
– Одри, как я мог объяснить своей маленькой девочке, что люблю негритянку? – умоляюще глядя на нее, сказал отец. – Я любил Лину еще когда была жива твоя мать. Разве могла бы ты понять такое? Ты и сейчас не в состоянии хотя бы попытаться разобраться во всем, а ведь тебе де­вятнадцать лет, ты многое пережила.
Одри пристально смотрела ему в глаза. Этот человек в течение долгого времени был для нее всем. Она верила в его непогрешимость, считая, что отец не способен на плохой поступок. Она выросла, веря, что ее родители любят друг друга. Родители были всегда примером, поэтому она мечтала о таком же счастливом супружестве.
– Бог видит, я знаю, что такое брак без люб­ви, – назидательным тоном сказала она отцу, мало заботясь о том, что ее слова могут разозлить Ричарда. Он стоял у камина и курил трубку. – Но я всегда считала, что ты любил маму. Ты всегда говорил о ней с таким почтением.
– Я действительно любил ее, девочка. София была прекрасной, доброй, заботливой женщиной, хорошей женой. Но это был брак по расчету. Мы не были влюблены. Мы были только хорошими друзьями, уважали друг друга, понимали.
– Уважали! Как мама могла уважать тебя? Было бы плохо, если бы ты полюбил другую белую женщину. Но ты сделал гораздо хуже, ты полю­бил негритянку, домашнюю прислугу!
Лина гневно вздохнула/Тусси коротко взгля­нула на Одри и снова отвела глаза.
– Я считала, что ты любишь меня и Тусси, несмотря на нашу черную кожу, – сокрушенно сказала Лина. – Я всегда любила тебя, Одри, как собственную дочь. И Тусси любит тебя. Она не могла сказать тебе, что вы сестры. Не зная прав­ды, ты бы не поняла ее. Отец всегда оберегал тебя от реальностей жизни, хотя в последние годы я пыталась убедить его, что нельзя этого делать. А теперь тебе пришлось узнать слишком много горького. Тебе нелегко. Я хорошо знаю отца и вижу, как он страдает из-за тебя и сожалеет о многом. Знаю, что он любит тебя всем сердцем и никогда не желал причинять тебе боль.
– Тогда он не должен был спать с негритянкой все эти годы! Мы, дети, считали его идеальным человеком, в то время как он был далеко не идеален! Бедный Джой уехал сражаться, убивать янки и подвергать себя опасности, его могут убить или искалечить, и все для того, чтобы произвести впечатление на отца, чтобы отец мог гордиться сыном! Интересно, что почувствовал бы Джой, если бы узнал правду! – Одри еле сдерживала слезы. – Я не хочу, чтобы Джой когда-нибудь узнал о его связи с Линой! Вы понимаете меня? Я не хочу, чтобы Джой узнал об этом!
– Одри, – заговорил Джозеф, – я не предавал твою мать и не делал ей больно. Она знала об этом много лет. И очень любила Лину, которая была ее личной служанкой задолго до замужества Со­фии. Она привезла Лину в Бреннен-Мэнор и через несколько лет… Я не знаю. Лина красивая жен­щина, в нее было легко влюбиться. Я не замечаю, что она негритянка. Я вижу в ней только женщи­ну. Софии сначала это не понравилось, но потом она все поняла правильно и приняла все, как есть. Мы понимали друг друга, но почти никогда не говорили об этом. София вела себя очень благо­родно по отношению к нам с Линой. Я никогда ни в чем ей не отказывал, никогда ничем не унизил. Она хотела детей, мне нужны были наследники, поэтому мы… мы были мужем и женой большую часть совместной жизни в полном смысле этого слова. Я уважал Софию как прекрасную благород­ную женщину, которая стала матерью моих де­тей. И глубоко скорбел, когда она умерла. Также скорбела и Лина. До самой смерти они оставались, по сути дела, близкими подругами. Перед самой смертью София говорила именно с Линой, проси­ла ее позаботиться обо мне, тебе и Джое, искренне желала, чтобы Тусси удачно вышла замуж.
– Я не верю тому, что слышу сейчас, – Одри отошла в сторону и неожиданно спросила: – У тебя были другие женщины? Ты продолжаешь спать с другими негритянками ради собственного удовольствия?
Лина напряглась, а Джозеф покраснел от воз­мущения.
– Считаю, что такой вопрос не заслуживает ответа. Ты меня хорошо знаешь, Одри.
– Разве? Я начинаю думать, что вообще тебя не знаю, отец. Кажется, все, чему я верила в людях, которых любила, брошено в грязь и рас­топтано, – она взглянула на Ричарда. – Человек, который клялся мне в любви и за которого я вышла замуж, считая его благородным, добрым, оказался монстром, – она посмотрела на Тус­си. – Женщина, которой я приказывала всю жизнь и обращалась как с простой служанкой, оказалась моей сестрой, – она снова посмотрела в глаза отцу. – Я отказалась от человека, кото­рого люблю, ради тебя, отец. Ради тебя, Джоя и Бреннен-Мэнор. Теперь я даже не знаю, что хоро­шо, а что плохо. Я начинаю подозревать, что все, в чем меня упрекали, когда я полюбила Ли Джеффриза, бледнеет по сравнению с тем, что сделали остальные члены моей семьи и мой отец! Все, чем я дорожила и что считала благородным, оказалось мерзким и отвратительным. Мои мечты о счаст­ливом замужестве разрушены.
Она глубоко вздохнула, прошла мимо отца, остановилась у окна, наблюдая за неграми, кото­рые работали в саду.
– Я уже не уверена, за что мы сражаемся. Раньше считала, что мы защищаем нашу честь, наш образ жизни. Но у вас не осталось чести и теперь я не уверена, нужно ли защищать этот образ жизни, – она глянула на отца. – Ты говоришь, что любишь Лину, как женщину, не замечаешь, что она негритянка. А как же тогда насчет остальных негров, отец? Чем они хуже?
– Таких, как Лина и Тусси, мало. Они гораздо умнее остальных, – ответил вместо Джозефа Бреннена Ричард, – остальные безграмотные ди­кари, которые готовы перерезать нам всем горло, и если у них появится возможность, захватить этот дом.
Одри взглянула на Лину, в глазах женщины сквозила боль. Одри спросила Ричарда:
– Ты не задумывался, что может быть, если все люди будут обладать способностью становить­ся дикарями при определенных обстоятельствах? Такие люди, как ты, любят проявлять власть над тем, кто слабее и менее удачлив.
– Ты тоже обладаешь властью, Одри, – сказал ей отец. – Можешь ты сейчас сказать, что не любишь Бреннен-Мэнор, несмотря ни на что? Что это не твой дом? Сможешь ли ты ответить мне, что будешь делать, когда янки придут сюда? Неужели ты не будешь бороться и не защитишь его?
Одри обвела взглядом знакомую комнату. Ког­да-нибудь сюда вернется Джой, и Бреннен-Мэнор будет принадлежать ему.
– Конечно, буду сражаться и защищать дом, – ответила она.
Отец подошел к ней.
– Именно это мы и защищаем в этой войне, Одри. Я согласен, что нам многое нужно менять, что рабство должно исчезнуть, но покончить с этим сразу, как требуют янки, значит, потерять все сразу и навсегда, Одри! Все потеряем! Ты и Джой и такие люди, как я и Ричард, останутся нищими! Вот за что мы сражаемся! Янки хотят разорить нас и поставить на колени. Если они победят, придут сюда, разрушат Юг, объявят здесь военное положение, сожгут наши города, будут насиловать наших женщин! Таких планта­ций, как Бреннен-Мэнор и Сайпресс-Холлоу вооб­ще не останется! Рабов освободят и, если янки не успели кого-то изнасиловать, что-то разграбить, довершат негры! У нас должна быть возможность своим путем покончить с рабством, на это нужно время. Но янки хотят добиться свободы для рабов при помощи пушек, сражений и блокады. Они хотят, чтобы мы вернулись в Союз, хотят разру­шить привычный нам уклад жизни, который су­ществовал не один десяток лет.
– Я уверена, что дело не дойдет до этого… Джозеф подошел и взял дочь за руку.
– Это может произойти, Одри. И ты должна это понять! Ты должна пока отвлечься от семей­ных проблем и подумать о том, что значит для нас эта война. Мы должны объединиться, чтобы спасти Бреннен-Мэнор и Сайпресс-Холлоу, спасти наш любимый цветущий Юг. Пусть янки кричат что угодно о сохранении Союза. Они используют идею единства как повод, чтобы явиться сюда и забрать у нас все, что мы имеем! Если они победят, богатые люди, такие как Ли Джеффриз и его отец, придут сюда и купят все, что у нас есть. Юга, такого, каким мы его знаем, не будет, он прекра­тит свое существование. Что тогда станет с тобой и Джоем? Что будет со всеми нами? Мы станем бездомными! Может быть, даже погибнем. Нас могут убить наши собственные рабы! Ты обязана понять, что, возможно, нам придется защищать свои собственные жизни!
– Трудности начнутся у нас уже в следующем году, – заговорил Ричард. – Если Север не снимет блокаду, мы не сможем вывезти хлопок. Пока вы были в Батон-Руже, у меня состоялось несколько тайных встреч с людьми, согласными попытаться прорваться через блокаду и доставить хлопок в Англию. Англия – самый крупный партнер. Если мы не пробьем брешь, мы будем обречены.
Одри удивленно взглянула на мужа, для нее оказалось открытием участие Ричарда в попытке прорвать блокаду.
– Сейчас необходимо забыть наши маленькие беды и разногласия, необходимо объединиться ради великих целей. Мы не позволим Северу сломать нас, разрушить наши устои, – сказал Ричард. – Если тебя не волнует моя судьба или судьба твоего отца, подумай о своей судьбе и о судьбе Джоя, о судьбе тех, кто будет жить после нас. Мы должны остановить янки, заставить их не вмешиваться в нашу жизнь, мы способны самостоятельно решать судьбу Юга. Иначе такие мальчики, как Джой, будут впустую рисковать своими жизнями, так как им нечего будет защи­щать.
Ричард взял Одри за руки, повернул к себе.
– Ты родилась и выросла в Луизиане, Одри. Частично меня злило, что ты, возможно, совер­шенно забыла об этом тогда в Коннектикуте, весело проводя время в обществе подонка-янки. А теперь, когда мы находимся в состоянии войны с Севером, не время думать и разбираться в том, кого мы любим или не любим и кто с нами спит, все это – пустяки. Нам нужно объединиться, забыть и простить обиды, помнить надо только о том, кто мы. – Ричард сделал паузу и затем, используя ораторское мастерство, попытался убе­дить ее: – Мы – южане! Мы преданы Конфеде­рации, и мы сейчас посылаем наших лучших людей защищать Конфедерацию, они воюют про­тив тех, кто хочет погубить нас! Дело сейчас не в том, хорошо рабство или плохо. Надо подумать о том, что случится с неграми, если всех сразу освободить. Жизнь для них станет хуже, а не лучше, Одри. Если они не будут никому принад­лежать, их перестанут защищать, кормить, оде­вать и предоставлять им жилье такие люди, как я и твой отец. Они начнут бродяжничать, скитать­ся, голодать. У них нет образования, они не смогут позаботиться о себе. Они начнут убивать таких людей, как я и твой отец не потому, что мы плохие, а потому, что они будут в отчаян­ном положении, или нужно самим добывать пи­щу, одежду и пристанище. Защищая свои убеж­дения, свой образ жизни, мы защищаем также и негров.
Он отпустил ее руки.
– Я не стану притворяться, что испытываю к ним особую любовь. Если бы у меня появилась возможность избавиться от них сразу, но при этом ничего не теряя из того, что я имею, ради чего работал всю жизнь, я давно бы отпустил их на все четыре стороны, – он мельком взглянул на Лину. Женщина смотрела на него с неприязнью и нена­вистью, гордо вскинув голову. Ричард недоуме­вал: как мог Джозеф Бреннен полюбить эту черную женщину. Поттер не мог понять своего тестя, но сейчас дело совсем не в этом.
– Это порочный круг, Одри, а мы – часть этого круга. Юг должен встать на защиту своего жизненного уклада, таким образом, мы, в свою очередь, защитим негров от неизбежного голода. Защищая негров от голода, мы, в свою очередь, охраняем себя от того, что произойдет, если осво­бодить всех одновременно. С какой стороны ни посмотри на это, мы не имеем права позволить янки выиграть войну. И твоя любовь к янки не остановит его, он захочет прийти сюда, разрушить твой дом, твой образ жизни. Забудь о нем и перестань думать, правильно или неправильно иметь рабов. Сейчас не время рассуждать об этом. У нас нет другого выхода, кроме того, чтобы объединиться и продолжить борьбу за нашу жизнь, за экономику Юга.
Еще никогда Одри не чувствовала себя такой растерянной. Теперь она сомневалась, что в жиз­ни нравственно, а что безнравственно и амораль­но. Всю жизнь ее учили, что такое благородный образ жизни, а теперь оказалось, что и он поро­чен. Ее личное отношение к рабству теперь не имело никакого значения. У них появился более опасный враг – люди, одетые в голубую форму, угрожали разрушить все, что было ей дорого. В то же самое время собственный отец доставил ей столько страдания. Но, как ни странно, она чув­ствовала, что Ричард прав, приводя неопровержи­мые доводы.
– Одри, – тихо сказал отец, – сейчас ты должна забыть о своих чувствах и помнить только то, что ты из семьи Бреннен. Ты также жена Ричарда Поттера, поэтому ты и твои дети насле­дуют настоящую империю, только в том случае, если эту империю не разрушат янки. Ричард женился на тебе еще и потому, что ты женщина, принадлежащая Югу, и гордишься этим положе­нием. Однажды ты все равно это поймешь. Ты женщина умная, мужественная, способная стать хозяйкой обеих плантаций. Независимо от того, как сейчас относишься ко мне и Ричарду. Нельзя отрицать того, что ты любишь Луизиану и Бреннен-Мэнор. Ты ведь испытываешь гордость, что Сайпресс-Холлоу частично принадлежит тебе. Единственный способ противостоять союзным си­лам – объединиться всем в единую семью.
Одри на мгновение закрыла глаза, тревожные мысли одолевали ее.
– Мне нужно время, чтобы обдумать все хоро­шенько, – она изучающе посмотрела на всех, ее взгляд, наконец, замер на Лине. – Я уезжаю с Ричардом в Сайпресс-Холлоу, – добавила она и почувствовала, как изумлен Ричард. Но она по-прежнему, не отрываясь, глядела на Лину. – После того, что я узнала, Тусси не может больше оставаться моей служанкой. Я не уверена, что смогу привыкнуть к мысли, что негритянка явля­ется моей родственницей. С одной стороны, я люблю вас обеих, но с другой стороны – ненави­жу за то, что вы сделали. Я возьму с собой Сонду в Сайпресс-Холлоу, – она, наконец, обернулась к удивленному Ричарду. – Но ты не притронешь­ся ни к ней, ни к любой другой негритянке. Я хочу детей, Ричард, потому что любовь между матерью и детьми невинна и чиста. Это будет единственная любовь в моей жизни. Я не хочу, чтобы мои дети когда-нибудь узнали о том, о чем сегодня узнала я: что маленькие мулаты, бегаю­щие по плантации, – их братья и сестры. Ты должен пообещать мне, что продашь всех детей-мулатов, которые являются твоими детьми, но ты продашь их вместе с матерями, ни в коем случае не разлучая. Если ты согласен выполнить мои условия и больше никогда не примешь в Сайп­ресс-Холлоу Элеонор, я поеду с тобой. Ты сдела­ешь то, о чем я прошу тебя? И можешь пообещать отцу, что будешь относиться ко мне нежно и уважительно?
Ричард плотоядно посмотрел на нее, отчего Одри бросило в жар. Но она твердо решила: да, теперь не имеет значения, что они не любят друг друга. Она хочет детей, а Ричард – единственный мужчина, от которого она имеет право родить детей. У нее будут дети, но на ее условиях.
– Я согласен, – ответил Ричард. Он подошел к ней и погладил по щеке. Одри почувствовала желание сбежать, исчезнуть, но постаралась быть спокойной и сдержанной. – Но при одном усло­вии. Ты должна пообещать, что навсегда забудешь этого ублюдка-янки, Ли Джеффриза. Ты должна выбросить его из своего сердца.
Ли! С Ричардом ей, конечно, не удастся испы­тать то, что было у нее с Ли в Мэпл-Шедоуз. Тогда там была другая Одри, другой Ли, другое время.
– Да, – согласилась она, – для него нет места в моей жизни ив… моем сердце.
Но почемуей так хочется плакать?
Ричард довольно усмехнулся:
– Тогда я отвезу тебя домой, дорогая жена, – он взял ее под руку и вывел из комнаты. Одри не оглянулась на Тусси, которая тихо и жалобно плакала, закрыв лицо руками.
Февраль, 1862 год
Ли Джеффриз, прихрамывая, вошел в палатку бригадного генерала Бернсайда и встал по стойке смирно. Генерал внимательно изучал карты, раз­ложенные на импровизированном столе, соору­женном из широкой доски, положенной на две бочки.
– Сэр?
Бернсайд поднял лысую голову, Ли заметил, что обычно сдержанный генерал необычно воз­бужден, скорее всего, его радостное возбуждение было вызвано победой над мятежниками при Роноуке.
– Подполковник Джеффриз, – поприветство­вал он, – как ваша раненая нога?
– Главное, я выжил. – Ли не был уверен, сможет ли спокойно спать после всего, что дове­лось ему испытать. Когда он лежал в полевом госпитале на острове с открытой раной на левой ноге, то слышал крики людей, которым ампути­ровали ноги и руки без какого бы то ни было обезболивания, слышал стоны раненных в голову, и живот. Они умирали медленно, мучаясь и стра­дая.
«Поднимите его», – вспомнил он слова докто­ра. Ли чувствовал, как его поднимают, помнил пилу в руках доктора. Он выхватил револьвер, который всегда носил у пояса и направил на врача.
«Только попробуй отрезать мне ногу, и я при­стрелю тебя», – сказал он тогда. Он смутно помнил, как в бреду продолжал размахивать ре­вольвером и угрожать доктору. Все отступили назад, но хирург остался, разрезал брюки и объ­явил, что «кость не задета».
«Твоя нога останется цела», – успокоил он, полил на рану виски и перебинтовал. Ли остава­лось только молиться, чтобы не случилось зара­жения. А если все-таки заражение начнется, он дал себе слово умереть, но не дать ампутировать ногу.
Он мог бы пробыть в госпитале еще несколько дней, но жуткий запах гниющей плоти, застаре­лых ран, руки и ноги, сваленные в углу, словно это были конечности животных, стоны тяжелора­неных и умирающих, вынудили его покинуть госпиталь. Из крепкого сука дерева он сам соору­дил себе трость и вернулся в расположение Деся­того Коннектикутского полка.
Во время одного из первых наступлений Ли был назначен заместителем командира Двадцать пятого Массачусетского полка все еще в звании подполковника. Когда полк понес существенные потери, ему было приказано отступить. Именно тогда его ранили в ногу шрапнелью. Он сам выта­щил шрапнель и перетянул ногу шарфом, остался в бою, ожидая, пока подтянется Десятый Коннек­тикутский полк под командованием полковника Чарльза Рассела и заменит их. Полковник Рассел был убит, Бернсайд приказал Ли принять под командование Десятый полк.
Бернсайд изобразил на лице подобие улыбки.
– Я вызвал вас, подполковник Джеффриз, по нескольким причинам. Первое – вы очень удачно заменили вчера полковника Рассела. Поэтому я ходатайствовал перед командованием о присвое­нии вам звания полковника.
Ли удивленно приподнял брови.
– Я не знаю… что сказать, сэр. Благодарю вас. Вздохнув, Бернсайд закурил сигару и, помол­чав немного, продолжил:
– Я прослежу, чтобы прислали знаки разли­чия для вашей формы, эмблему с орлом, – он сделал паузу. – Мы потеряли много новобранцев во время поражения при Булл-Ране, солдаты не прослужили и трех месяцев. Но вы к ним не относитесь. Вы уже давно участвуете в этой воло­ките, верно?
– Да, сэр, и, наверное, останусь служить даль­ше, если мне что-нибудь не помешает.
Бернсайд горько усмехнулся:
– Я вас понимаю. – Генерал достал из сто­ящей рядом корзины бутылку виски и предложил выпить. – Между прочим, девятый Нью-Йорк­ский полк под командованием Хокинза присваи­вает себе честь взятия острова. Зуавы
type="note" l:href="#FbAutId_6">[6]
любят славу и всегда изображают из себя героев. Я им благодарен за храбрость и мастерство, но я знаю, кто в действительности рисковал и кому мы обя­заны победой. Это солдаты вашего Двадцать пя­того Массачусетского и Десятого Коннектикутского полков выступили первыми и приняли на себя тяготы боя. Не расстраивайтесь из-за зуавов. Мы не хотим, чтобы были недовольные, поэтому нам нужно объединиться. Постараюсь, чтобы в Вашингтоне узнали истинных героев этой кампа­нии.
– Для меня не имеет значения, сэр, кто от­личился. Самое главное – мы выиграли сраже­ние.
Бернсайд кивнул, в глазах сквозило беспокой­ство. Ли не мог отделаться от мысли, что генерал вызвал его по иной причине. Прежде чем продол­жить разговор, генерал задумался и почесал бо­роду.
– Один из ваших людей упомянул при моих людях, что вы бывали в Батон-Руже, штат Луи­зиана. Это правда?
«Ну вот, – подумал Ли, – вот настоящая причина вызова». Ему неожиданно стало страш­но. Он всегда надеялся, что война каким-то обра­зом все-таки не коснется дома Одри, не продви­нется так далеко на Юг.
– Да, сэр. Я был там однажды, провел около трех недель, это случилось почти два года на­зад. – Он быстро выпил виски и ему захотелось еще. В течение долгого времени он старался не думать об Одри и теперь разозлился, что развол­новался при одном только упоминании города, расположенного рядом с Бреннен-Мэнор.
– Я навещал друга нашей семьи, ученицу моей матери, – пояснил Ли.
Бернсайд затянулся сигарой.
– За три недели вы должны были хорошо узнать город. Вы были и в Новом Орлеане?
– Да, сэр.
– Тот факт, что ваш друг живет в этом районе, не должен оказывать влияния на ваши действия во время наступления на Новый Орлеан и Батон-Руж.
– Да, сэр.
Взгляды мужчин встретились. Ли увидел в глазах генерала предупреждение: сейчас не время для решения личных проблем. Ли был согласен с генералом. В конце концов он не видел Одри почти два года. Насколько он понимал, ее жизнь с Ричардом, скорее всего, наладилась. Возможно, у нее уже есть ребенок. Он приказал себе верить, что она счастлива, иначе можно было сойти с ума.
– Хорошо. Я вам доверяю, полковник Джеффриз, поэтому рекомендовал Вашингтону поста­вить вас во главе бригады и присвоить звание полковника. Вы примете участие в наступлении на Новый Орлеан под командованием контр-адми­рала Дэвида Фэррагата. Он попытается провести флот вверх по Миссисипи мимо форта Джексон и форта Сент-Филип, что будет довольно нелегкой задачей. Как только задание будет выполнено, вы вместе с другими сухопутными войсками посту­пите под начало генерал-майора Бенджамина Батлера. Когда оба форта будут взяты, все сухопут­ные войска и военные моряки двинутся на взятие Нового Орлеана, затем Батон-Ружа и, наконец, порта Гудзон, главной крепости на Миссисипи. Если мы четко выполним все намеченное, оборона Конфедерации вдоль Миссисипи будет разбита, особенно, когда генерал Грант и другие Союзные войска начнут наступление со стороны штатов Теннесси и Арканзас. Мы зажмем в тиски войска Конфедерации и они задохнутся на Миссисипи. Бежать им будет некуда, полковник Джеффриз, за исключением Севера, но я не думаю, что они захотят отступать в том направлении, – закон­чил он, усмехаясь. – Налейте мне еще виски, полковник Джеффриз.
Ли с готовностью подчинился. Он был рад, что возглавит бригаду, и все-таки хотелось, чтобы его назначили в другое место, а не в Луизиану.
Бернсайд снова предложил ему выпить виски.
– Конечно, разговор только между нами. Пока вы останетесь здесь, немного окрепнете и дождетесь прибытия из Вашингтона пополнения, а так­же военных кораблей, которые доставят вас в Залив. Это займет пару месяцев. Я еще не знаю, какие полки сольются в вашу бригаду, скорее всего, полки разных штатов, как в большинстве наших бригад. У вас нет предубеждений против какого-нибудь штата, не правда ли?
– Мне все равно. Главное, чтобы они умели хорошо сражаться, чтобы на них можно было положиться, – сказал Ли и выпил виски.
– Хорошо, – генерал снова замолчал, потом добавил: – Ваше повышение по службе и пред­стоящее наступление на Новый Орлеан – хоро­шие новости, полковник. А теперь я сообщу вам плохую новость.
Ли насторожился и нахмурился.
– Плохая новость?
Генерал тяжело вздохнул, в глазах появилась печаль.
– Мне передали ее четыре дня назад, но из-за событий при Роноуке я не мог вам сообщить. А теперь у вас появилось время отдохнуть и… скор­беть.
Ли показалось, что он сейчас задохнется.
– Скорбеть, сэр?
– Ваш отец умер, полковник Джеффриз. Это случилось более трех недель назад. Вашему брату Карлу потребовалось время, чтобы узнать, где вы находитесь. Возможно, он все еще разыскивает Дэвида. Представления не имею, куда он был назначен. Сочувствую вам, полковник.
Ли старался быть сдержанным в присутствии генерала. Новость была горькой, неожиданной, ошеломляющей. Тогда он провел в откровенной беседе с отцом всего один вечер, и теперь ему было невыносимо больно оттого, что он так мало вни­мания уделял отцу.
– Оказывается у него был рак, – добавил Бернсайд. – Его похоронили в местечке под на­званием Мэпл-Шедоуз, рядом с вашей матерью.
Мэпл-Шедоуз. Единственное место в мире, где Ли был когда-то по-настоящему счастлив. Неуже­ли единственная возможность семьи собраться вместе только на кладбище? О, он отдал бы сейчас многое, лишь бы провести один день с живым отцом и живой матерью… снова вернуться в дет­ство, карабкаться с братьями по высоким деревь­ям… и, если бы он мог снова провести лето с Одри. Ли с трудом сдерживал слезы.
– Я могу идти, сэр? – Ли поставил стакан и поднялся.
– Конечно. Постарайтесь справиться с горем, полковник, пока будете выздоравливать. Нужно, чтобы вы полностью подготовились к наступле­нию на Новый Орлеан.
Ли кивнул.
– Да, сэр.
Бернсайд покачал головой.
– Еще раз выражаю вам соболезнование. Обе­щаю, что этот ад однажды закончится, полков­ник. Мы вернемся к прежней жизни.
Какой она будет – нормальная жизнь, Ли не знал. К тому времени, когда закончится война, он должен будет начать все сначала. Одри для него потеряна навсегда. О чем еще он может мечтать? За что сражаться?
Ли вышел из палатки и, прихрамывая, побрел в темноту. Хотелось побыть одному.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нежное предательство - Битнер Розанна



Потрясающая книга !!! Хотя сюжет и не нов. Роман задевает за живое.Драма! Драма! Драма! Но каков главный герой-любящий,честный,умный!!!Кому нравятся серьезные любовные романы- очень рекомендую!!!!!!!!! Это один из тех романов,который захочется перечитать!
Нежное предательство - Битнер РозаннаМари
14.09.2012, 18.48





После прочтения этой книги,начинаешь задумываться о жизненных ценностях.Очень советую прочесть.
Нежное предательство - Битнер РозаннаЮЛИЯ
11.11.2012, 4.07





Согласна с Мари,потрясающий роман!буду читать все книги этого автора.
Нежное предательство - Битнер Розаннакатя
10.02.2013, 15.52





Читать!Читать!Читать!Вот это роман,конкретно захватывает весь внутренний резерв жизни,души,сердца,разума,нет словами не передать,это нечто прекрасное.Эмоции которые я пережила в течение суток это дорогого стоит, абсалютно в этом уверена. Для этого надо прожить все эти жизненные преграды,разочарования,предательства,боль,страсть,вместе с героями.Ох,этот роман затронул и разбудил во мне самые потайные нежные чувства, до глубины души.За шедевр твердая десятка.
Нежное предательство - Битнер РозаннаЛара Кий
30.06.2013, 19.01





Присоединяюсь ко всем отзывам . Отмечу, что в изображении и осмыслении войны Севера и Юга, автор не уступает М. Митчелл и ее " Унесенным ветром", и даже превосходит ее в некоторых вопросах . Эти два романа должны стоять на 1-м месте среди посвященных Гражданской Войне США. Этот роман и его героев н когда не забудешь.
Нежное предательство - Битнер РозаннаВ.З.,65л.
10.10.2013, 12.32





Присоединяюсь ко всем отзывам, роман потрясающий, но "унесенные ветром" не идет ни в какое сравнение.
Нежное предательство - Битнер РозаннаМилена
5.11.2014, 20.40





zamechatelnii roman
Нежное предательство - Битнер РозаннаSarina
6.11.2014, 22.30





Хорошая книга - 10 баллов. К моему стыду, я не много знала об истории независимости Америки, думаю что хоть это и художественное произведение, но часть истины изложена достоверно. Поражает, что сегодня в 21 веке причины возникновения войны, способы урегулирования разногласий - все те же. Читая книгу постоянно проводила параллель с войной на востоке Украины, думала о судьбах живущих там людей и отношении ко всему происходящему их родственников, знакомых,живущих по обе стороны границы. Перечитывать книгу не стану - поскольку предпочитаю в наше нелегкое время более легкое чтиво.
Нежное предательство - Битнер РозаннаНюша
8.11.2014, 0.54





Один з кращих романів, прочитаних мною. Рекомендую!
Нежное предательство - Битнер РозаннаОля
25.06.2015, 21.43





Мой самый любимый роман. Ах сколько слез я пролила ...буду всю жизнь перечитывать
Нежное предательство - Битнер Розаннасоня
22.11.2015, 10.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100