Читать онлайн Нежное предательство, автора - Битнер Розанна, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежное предательство - Битнер Розанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежное предательство - Битнер Розанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежное предательство - Битнер Розанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Битнер Розанна

Нежное предательство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Май, 1861 год
Ли взглянул на вычурное каменное здание, принадлежащее семье Джеффриз. Фронтоны дома украшены ажурными железными решетками. Од­ну сторону дома венчает башенка с зубцами из камня и напоминает башню старинного замка. В детстве братья любили бродить по дому и рассмат­ривать его. И знали каждый закоулочек, каждую трещину двадцатикомнатного дома, словно свои пять пальцев. Он вспомнил, как однажды решил пересчитать все окна в доме, но сейчас не помнил, сколько же насчитал тогда.
Дом семьи Джеффриз находился в северной части Нью-Йорка, в этом районе располагались дома богатых людей, вдали от пыли, шума и запахов большого города. Здесь жил человек, от которого зависела судьба рабочих, гнущих спины по много часов за крошечную зарплату на город­ских фабриках. Ли тоже мог бы построить рос­кошный дом для себя, но не хотел. У него был скромный дом в городе и он считал, что этот дом его вполне устраивает. Он не понимал, почему отец продолжает цепляться за эту громадину, ведь жена умерла, а дети разъехались. По правде сказать, отцу никогда и не был нужен такой большой дом. Он построил его с единственной целью, показать другим, насколько богата его семья. Ли совершенно не задумывался об этом, когда был мальчиком. Но сейчас отлично пони­мал, что его мать не любила жить здесь. Она была действительно счастлива лишь тогда, когда уез­жала с детьми в Мэпл-Шедоуз на целое лето. От стен дома веяло холодом, как внутри, так и сна­ружи. Комнаты были большими, с высоченными потолками, голоса и шаги отдавались эхом в этих огромных пространствах.
Особняк походил на выставочный зал, а не на уютное жилище. Когда отец был моложе и еще только создавал свою промышленную империю, его почти невозможно было застать здесь.
Ли Джеффриз несколько лет не появлялся в родительском доме. Беннет Джеймс уговорил его съездить к отцу. Ли выбрался из экипажа и привязал лошадь. Интересно, когда он перестанет пользоваться советами Бена? Он послушался ком­паньона и поехал в Луизиану, чтобы увидеть Одри. И каким разочарованием все закончилось! Слава Богу, что нет никаких вестей от Лины и Тусси. Очевидно, Ричард Поттер внял предупреж­дениям Ли и больше не осмеливается мучить Одри.
Весь прошедший год молодой человек чувство­вал себя опустошенным и одиноким. Он почти обрадовался, когда президент Линкольн призвал добровольцев, желающих помочь подавить «вос­стание». После того, как восемь южных штатов вышли из Союза, необходимо было принять сроч­ные меры. Теперь армейские обязанности займут все время, он станет чересчур занятым человеком, некогда будет думать об Одри. Ли надеялся, что служба в армии поможет ему навсегда забыть об этой женщине. Он, правда, опасался, что проис­ходящие события могут сказаться на судьбе Одри и тех, кого она любит. Так как штат Луизиана вышел из Союза одним из первых.
Южная Каролина осмелилась совершить пер­вый акт неповиновения, атаковав форт Самтер и потребовав сдачи союзного командования форта. Это невероятно, неслыханно! Президент еще не объявил войну официально, но объявил о призыве семидесяти пяти тысяч добровольцев. Значит, он, скорее всего, объявит войну в ближайшее время. Имея диплом военной академии в Вест-Пойнте, Ли должен сразу же получить звание офицера и помочь в создании более организованной и осна­щенной союзной армии.
Молодой человек постучал в дверь, надеясь, что в этот раз не совершил ошибки, прибыв сюда. Джеймс сказал ему, что раз уж он решил идти в армию, то должен сначала навестить отца, независимо от того, как к нему относится. Ли слышал от Карла, что отец в последнее время чувствует себя неважно. Ли понял, что отец, и впрямь, болен, если уж он покинул офис и отдыхает дома.
Дворецкий распахнул дверь, приветливо улыб­нулся, увидев Ли.
– Как хорошо, что вы приехали, господин Ли! Вы так давно здесь не появлялись. Входите же!
– Здравствуй, Картер! – Ли пожал дворецко­му руку и вошел в дом. Он попытался вспомнить, сколько лет в их семье работает Картер Регис. Сколько он себя помнит, Картер всегда был здесь. Старому холостяку, наверное, исполнилось около шестидесяти лет. Казалось, что его совершенно устраивала работа в доме Джеффриза.
– Ваш отец будет очень рад повидаться с вами. Он не совсем хорошо себя чувствует в последнее время. Неважно, что он проиграл выборы в Сенат, но, если учесть состояние его здоровья, может быть, это и к лучшему.
– Неужели все так плохо? Не помню, чтобы отец когда-нибудь болел длительное время. Ду­маю, что он скоро поправится.
– Ну, мы все надеемся на лучший исход. В последние несколько дней мистер Джеффриз чув­ствует себя немного лучше, даже поговаривает о возвращении на работу.
Ли отдал дворецкому плащ и шляпу. Весна в этом году никак не приходила в Нью-Йорк. Сегодня с утра сыпал мокрый снежок, но после обеда он превратился в нудный холодный дождь.
– Надеюсь, в гостиной тепло, там топится камин, Картер?
– Конечно, сэр. Ваш отец сидит перед камином и читает. Вы можете отправиться прямо туда.
– Хорошо, – Ли потер руки. – Сегодня ужасно холодно, я насквозь продрог, переправля­ясь на пароме через Ист-Ривер и Пролив. А из порта ехал в открытом экипаже.
– Идите в гостиную, я принесу вам чего-ни­будь горячего. Вы не возражаете, если подам чай?
– Прекрасно. Только принеси еще чего-нибудь покрепче.
– Конечно, – согласился Картер, понимающе улыбнувшись.
Ли оставил дворецкого и направился через обширный зал с огромной люстрой под потолком. Каблуки гулко стучали по мраморному полу. Ли вошел в гостиную, где пол был устлан восточным ковром. В камине ярко горел огонь. Возле камина в кресле сидел седой старик, облаченный в чер­ный атласный пиджак. Колени Эдмунда Джеф­фриза были укутаны шерстяным одеялом. Он курил трубку и внимательно читал газету. Сколь­ко помнил себя Ли, отец никогда не выпускал трубку изо рта.
Как только Ли взглянул на отца, прежняя неприязнь охватила его. Отец приветливо взгля­нул на сына и тот почувствовал внезапную тре­вогу. Насколько он помнил, отец никогда не болел серьезно, но сейчас выглядел больным, сильно похудевшим и постаревшим. А когда-то Эдмунд Джеффриз был здоровым и сильным, крепко сло­женным мужчиной.
– Ли! – обрадованно воскликнул отец. – Я получил твое письмо, где ты сообщал о том, что собираешься навестить меня. Что заставило тебя бросить работу и приехать сюда?
Ли подошел ближе.
– Я мог бы задать тебе тот же вопрос, папа. Никто не отдавал столько времени работе, как ты.
Отец вынул трубку изо рта, отложил в сторону газету, поднялся, сбросив одеяло на спинку крес­ла. К удивлению Ли отец обнял его.
– Я рад тебя видеть, Ли. Что касается меня, то и сам не пойму, что происходит. Может быть, сказывается возраст и слишком напряженная ра­бота. Наверное, я должен был больше прислуши­ваться к советам Энни и не отдавать работе все силы и время, – устало вздохнул он, и снова сел в кресло. – Я должен был больше времени про­водить с Энни. Она была бы счастлива. Не верит­ся, что прошло уже два года со дня ее смерти.
Эдмунд снова закурил трубку, глядя на трепе­щущие в камине языки пламени.
– Печально, если слишком поздно понимаешь, как мало уделял внимания тем, кого любишь.
Слова отца очень удивили молодого человека. Отец сегодня не походил на себя. Ли вспомнил Одри и то, что слишком поздно решил ехать в Луизиану. Вспомнил, как мама умоляла его за­держаться еще немного в Мэпл-Шедоуз, побыть с ней. А потом неожиданно умерла. Да, он тоже слишком поздно осознал, что сделал не все ради тех, кого любил.
– Я очень хорошо понимаю, что ты имеешь в виду, – согласился Ли, усаживаясь в кресло напротив отца. – Если бы кто-то предсказывал нам будущее, то мы могли бы избежать многих ошибок.
Их взгляды встретились. Глаза Ли были таки­ми же ярко-голубыми, как у Энни. Ли очень напоминал мать.
– Да, правда, могли бы, – отец глубоко вздох­нул. – В отношениях с тобой я сделал много ошибок, сын. Я думал об этом, пока не получил от тебя телеграмму. Считаю, что я понял причину твоего визита. Вряд ли ты бы приехал сюда просто повидаться со мной, не правда ли? Я сразу все отлично понял. Ты приехал сообщить, что отправ­ляешься добровольцем в союзную армию. Меня не удивляет твое решение.
Ли молча смотрел на отца, удивляясь его про­зорливости. Неожидано прозвучало признание от­ца о том, что он совершал ошибки. Не болен ли он серьезнее, чем делает вид?
– Откуда ты узнал?
Эдмунд грустно улыбнулся:
– Я слишком хорошо знаю собственного сына и его отношение к единству Союза. Я никогда не смог бы достичь сегодняшнего положения, если бы плохо разбирался в людях. А ты мой сын, ты для меня – словно открытая книга. Я всегда был хорошо осведомлен о твоих настроениях, убежде­ниях, намерениях.
Ли почувствовал смущение. Он считал, что только повидается с отцом, тот пожелает сыну «счастливого пути», и они расстанутся. Но оказа­лось, что отец решил поговорить откровенно. Эд­мунд смотрел на Ли сердечно и участливо, как не смотрел уже много лет. Наверное, с тех самых пор, когда Ли был маленьким мальчиком.
– На следующей неделе я уезжаю в Вашинг­тон. Думаю, что моя подготовка в Вест-Пойнте сейчас пригодится.
Эдмунд кивнул.
– Можешь себе представить, как я разозлился, когда ты заявил о решении сначала закончить Военную академию вместо Йельского университе­та? Я считал, что военная подготовка тебе совер­шенно ни к чему, и к нашему семейному бизнесу не имеет никакого отношения. Смерть Энни заста­вила меня на многое взглянуть по-другому. Пона­добилось серьезно заболеть, чтобы неожиданно осознать важность добрых отношений в семье и никчемность собственных амбиций и принци­пов, – отец вздохнул и отложил трубку.
– Ты по некоторым причинам не хотел зани­маться семейными предприятиями, – продолжал он. – Я не мог понять тебя, Ли. Твой прадед основал наше дело. Его сыновья продолжили его линию дальше. Их сыновья, мои братья, тоже многое сделали для укрепления семейных пред­приятий, но из них в живых остался я один. Я совершенно справедливо ожидал, что мои сы­новья продолжат дело дальше. Работал много лет, не зная отдыха, чтобы передать сыновьям удвоен­ный капитал. Но тебя никогда не интересовали. дела на фабриках. Мне всегда казалось, что ты не хочешь оценить по достоинству мои усилия.
Горничная принесла на подносе чайник и чаш­ки, небольшую бутылочку бренди и рюмку. Эд­мунд отпустил женщину. Ли нагнулся над столи­ком, налил себе в рюмку бренди, одним глотком выпил и налил еще.
– Это не потому, что я не ценил твоих усилий, папа. Наверное, я не создан для такой жизни. Карлу и Дэвиду нравилось заниматься предприя­тиями, и это прекрасно. Но я всегда хотел создать что-то свое. И теперь дела у меня идут довольно успешно.
Отец понимающе улыбнулся:
– О да, мне хорошо известно. Ты думаешь, что я пытался помешать тебе, правда? Ты считал, что я желаю тебе разорения?
Ли нахмурился, удивленный поведением отца. Неужели он готов признаться в том, что хотел разорения фирмы, принадлежащей сыну? Он не знал, как реагировать и выпил еще виски. Потом отставил рюмку в сторону и сказал:
– А что еще мне оставалось думать, если ты ни разу не предложил мне представлять интересы семейных предприятий, а твои ближайшие парт­неры отказывались со мной сотрудничать? Поче­му ты это делал, объясни, пожалуйста?
Эдмунд откинулся на спинку кресла, поправил на коленях одеяло.
– Через много лет, когда у тебя появятся собственные сыновья, ты поймешь, что отцы любят детей очень сильно. Рискуя потерять любовь и уважение, они пытаются навязать им свой образ жизни, считая, что помогут избежать многих ошибок. Ты не нальешь мне чаю?
Ли с готовностью выполнил просьбу отца.
– Неужели для меня было бы лучше, если бы я разорился, благодаря твоему вмешательству в мою жизнь? Трудно назвать это любовью.
– Ну что ж, сын, послушай теперь меня. Если кто-то из семьи Джеффриз решает заняться чем-либо, то отдает всего себя без остатка. Он не в состоянии заниматься этим наполовину. И я по­нял, если ты решил стать адвокатом, создать себе имя и добиться успеха, ты не должен отступать. Нельзя допустить, чтобы люди судачили об успе­хах моего сына, якобы пришедших благодаря выгодным клиентам. Я решил испытать тебя и убедиться, действительно ли ты всерьез хочешь быть хорошим адвокатом. Или ты должен был добиться успеха, или вовсе прекратить практику и обратиться ко мне с просьбой принять тебя в семейный бизнес. Все это время, наверное, ты думал, ч:то я искал возможности разорить тебя, вернуть в семейную фирму. Но, несмотря на то, что я пытался помешать тебе, мечтал я только о твоем успехе и процветании. И ты добился успеха. Я горжусь тобой, сын. Как я радовался, когда тебе удалось перехватить то железнодорожное дело прямо из-под носа Кая Джордана. Это было про­делано блестяще!
Ли поставил чайник на поднос. Он не верил своим ушам. Потом встал и подошел к камину.
– Бог ты мой, почему ты никогда не говорил так раньше?
– Тебе понадобилось много времени, чтобы добиться сегодняшнего положения. А теперь я гордо могу сказать, что мой сын процветающий адвокат, и он добился всего только своими сила­ми. Именно потому я и не предлагал тебе пред­ставлять интересы семейных предприятий и не избавился до поры до времени от ублюдка Кая Джордана. Я знаю, что ты в десять раз умнее этого человека. Джордан давно охотился за железнодо­рожным делом, – Эдмунд усмехнулся. – Ли, любой отец не хочет, чтобы его сын страдал или потерпел поражение. У тебя все получилось и получилось великолепно!
Ли задумчиво смотрел на трепещущие в ками­не языки пламени. Он был взволнован и поражен удивительным событием. И вспомнил, как Беннет Джеймс однажды сказал ему, что отцы боятся потерять любовь своих детей, решая, чем им лучше заняться в жизни.
– Боже мой, папа, как бы я хотел, чтобы ты сказал мне об этом раньше. Все эти годы я почти ненавидел тебя, – он провел рукой по волосам и снова повернулся к отцу. – Я специально старал­ся не приезжать в Мэпл-Шедоуз тогда, когда приезжали вы. Не хотелось спорить с тобой и братьями в присутствии мамы. Я вряд ли смог сдерживать гнев, зная, что ты пытаешься разо­рить меня и не даешь встать на ноги.
– Твоя мать понимала гораздо больше, чем ты предполагаешь. Она не всегда полностью одобря­ла и поддерживала мои действия, но она догады­валась и верила, что отец лучше знает, как посту­пать с сыновьями. Дело в том, что я собирался откровенно поговорить с тобой в то лето, но ты уехал из загородного дома раньше, чем я смог выбраться. А к тому времени, когда я туда вы­брался, тебя там уже не было. А потом твоя мать… – голос Эдмунда дрогнул. – Мое горе неутешно. У нас не оказалось возможности пого­ворить. Потом я занялся предвыборной борьбой в Сенат. Дальше узнал, что ты отправился у Луи­зиану. То одно, то другое мешало встретиться и побеседовать по душам. Я пришел в ужас, когда получил от тебя телеграмму с сообщением о визи­те. Решил, что если ты надумал отправиться на войну, я должен сказать тебе все открыто и честно, – отец нахмурился и пристально взглянул на сына. – Зачем ты ездил в Луизиану? Решил навестить девушку по фамилии Бреннен?
Ли снова сел в кресло, наклонился к столу, взял сигару.
– Да.
Эдмунд внимательно смотрел на молодого человека. Глаза Ли говорили больше, чем он хотел бы сказать, так же, как и глаза Энни, его матери. Ли, как и Энни, был способен на глубокое чувство.
– Ты любил ее?
Ли крутил сигару в руках, он не мог припом­нить, чтобы они с отцом когда-либо говорили на интимные темы.
– Я влюбился в нее, когда она была в Мэпл-Шедоуз. По вполне понятным причинам, мы по­нимали, что между нами не получится ничего. Но я не смог устоять перед искушением отправиться в Луизиану и попытаться найти выход. Когда я туда приехал, то Одри уже вышла замуж за другого.
– Мне очень жаль, Ли. Она красивая и неглу­пая девушка, но родилась и выросла на Юге. Я уверен, что ты был прав, когда решил, что из ваших отношений ничего не получится. А сейчас, когда между Севером и Югом практически идет война… Не думаю, что удастся покончить с мя­тежниками быстро. Скорее всего, прольется много крови.
Ли прикурил сигару и глубоко затянулся, за­тем коротко взглянул на отца.
– Беннент Джеймс говорит то же самое.
Эдмунд не сводил глаз с сына.
– Южане очень упрямы, Ли. Ты должен знать об этом. Чтобы решиться выйти из Союза, нужны мужество и уверенность в собственных силах. Мы должны серьезно относиться к грядущей войне. Мятежники готовы бороться за свое дело, они убеждены в собственной правоте. Если бы я был моложе, то тоже пошел бы добровольцем. Я про­играл выборы в Сенат, сын, но еще многое могу сделать, благодаря деньгам и власти, чтобы сохра­нить нашу страну единой, – он немного помол­чал. – Я горжусь, что ты записался доброволь­цем. Все знают, какая у нас сейчас слабая армия, очень нужны такие люди, как ты. Когда Лин­кольн объявил о призыве добровольцев, я знал, что ты будешь среди тех, кто откликнется. Может быть, это пойдет тебе на пользу. Ты будешь так занят, что некогда будет вспоминать об этой де­вушке, – он отпил несколько глотков чая и вопросительно посмотрел на Ли. – А что предпо­лагаешь делать с адвокатской фирмой? Возмож­но, ты останешься в армии на год или два, Ли.
– Джеймс и Стилвелл справятся и без меня. Если я не смогу вернуться довольно длительное время, они полностью будут владеть фирмой. Ког­да вернусь, придется все начинать с начала. Я уверен, что справлюсь.
– Я не сомневаюсь в твоем успехе. Буду мо­литься, чтобы ты вернулся живым и невредимым.
Ли нахмурился.
– Неужели ты думаешь, что война всерьез?
– Нет ничего ужаснее гражданской войны, сын. Ничего. Как офицер, которому придется принимать решения, ты должен запомнить одну вещь. В основном, военные действия будут происходить на территории мятежников. Это их родная] земля, они знают ее, как свои пять пальцев. А для] тебя она совершенно неизвестна. Кроме того, кли­мат для них привычен. Правительство, возможно, считает, что победа будет очень легкой, но мы уже потерпели одно поражение. Не думаю, что севе­ряне относятся к этому так же серьезно, как южане. Но очень скоро мы поймем, что просчита­лись.
– Морская блокада и блокада Миссисипи не дадут им возможности торговать. Когда они не смогут вывозить чертов хлопок и сахарный тростник, они примутся умолять о возвращении в Союз.
Эдмунд наклонился вперед, оперся локтями о колени.
– Имей в виду то, что я сказал тебе, Ли. Мятежники ужасно упрямы и решительны. Нуж­но показать им силу и как можно быстрее сбить с них спесь. Победа конфедератов в форт Самтер придала им уверенности и твердости. Не надо обманывать себя надеждой на легкую победу.
Отец наклонился ближе, Ли показалось, что в его глазах блеснули слезы.
– Ты должен вот что понять, Ли. Раз ты отправляешься в армию, значит, будешь прини­мать участие в боях. Тебе придется стрелять и убивать. А они будут стараться убить тебя. Не думай, что выстрелить в человека легко. Смерть ужасна. Я не смогу спать спокойно, пока вы с Дэвидом не вернетесь живыми и невредимыми.
– Дэвид? Разве он тоже вступил в армию?
– Да. Карл тоже хотел. Но у него дети, о которых он должен подумать и заботиться. Кроме того, мне нужен свой человек здесь. Кто-то дол­жен заниматься фабриками, тем более, что в последнее время я себя плохо чувствую. У меня уже нет прежней энергии. С тех пор, как умерла твоя мать… Я не знаю. – Он окинул взглядом комнату с высокими потолками. – Я остался один в огромном, бесполезном доме. Думаю, про­дать его. Если я смогу отделаться от него, то пожертвую выручку на дело сохранения единого Союза. Со своей стороны буду делать все возмож­ное, чтобы помочь вам. А сейчас у нас еще приба­вилось работы, – продолжал он. – Карл выпол­няет военный заказ правительства. Брезентовая фабрика будет выпускать армейские палатки. Нужно подготовиться к новому заказу по выпуску обуви для солдат. Само собой разумеется, возра­стут потребности в металле. Потребуются новые железные дороги, корабли, оружие. И в то же время я теряю рабочих. Мы были вынуждены остановить производство на время, так как мно­гие мужчины ушли в армию. Тысячи рабочих по всему Северу записались в армию. У президента Линкольна нет недостатка в желающих воевать. Я слышал, что Вашингтон переполнен отрядами добровольцев со всех северных штатов. Газетчики называют столицу огромным военным лагерем. Отряды размещаются в правительственных зда­ниях, складах, конюшнях, где только возможно. Везде, где только есть свободное место, поставле­ны палатки. Должно быть, это внушительное зре­лище.
Эдмунд Джеффриз выглядел обеспокоенным.
– Рабочие уходят в армию, и это буквально ставит меня в тупик. Я вынужден нанимать боль­ше женщин, детей и иммигрантов. С наймом рабочих царит такая неразбериха, но боюсь, бед­няге Карлу придется разбираться со всем одному, если я не почувствую себя немного лучше. В конце концов он придет к такому же результату, к какому пришел когда-то я – будет проводить все время на работе, отказывая во внимании семье, сыновьям. А они ведь очень малы и, конечно же, нуждаются в отцовском внимании.
Ли ощутил глубокое раскаяние за то, что не понимал отца и его тревог все эти годы.
– Как ты себя чувствуешь сейчас, папа? Кар­тер сказал, что тебе стало немного лучше в послед­ние дни.
– Мне все время то лучше, то хуже. Боль в правой стороне почти не проходит, да еще мучают боли в желудке, которые иногда отпускают. Мо­жет быть, я чем-нибудь заразился. А в общем, я рад, что ты приехал навестить меня перед отъез­дом в Вашингтон. Ты останешься на ночь?
Ли увидел мольбу и надежду во взгляде отца, отец никогда не просил ни о чем раньше. Это сразу же напомнило ему, как умоляла его мать остаться немного в Мэпл-Шедоуз. Но Ли надеялся, что с отцом не случится то же самое, что случилось с матерью. Эдмунд Джеффриз всегда казался таким сильным и непреклонным.
– Я уже решил остаться здесь, так замерз, что не представляю, как мог бы возвращаться сего­дня. И скорее всего, сегодня нет парома.
– Ты все дела привел в порядок? Может быть, нужно что-то сделать после твоего отъезда?
– Ничего не нужно. Я сдал дом в аренду, а Джеймс и Стиллвел будут заниматься делами фирмы, – Ли почувствовал тупую ноющую боль в груди, внезапно осознав, что собственная гор­дость и непримиримость заслонили от него истиный образ отца. А теперь, когда он наконец по­чувствовал к отцу доверие и может поговорить откровенно, в их распоряжении оказалась только одна ночь. Отец так изменился в последнее время, он, видимо, болен серьезнее, чем предпо­лагает. Ли не должен покидать его и уходить в армию.
– Папа, я…
– Президент Линкольн нуждается в таких людях, как ты, Ли. Ты нужен Союзу. Наступают ужасные времена, я рад, что твоя мать не дожила и не увидит того, что здесь скоро начнется. – Отец потянулся к сыну, взял его за руку. – Я уверен, Ли, что ты прославишь имя Джеффриз. И не удивлюсь, если ты вернешься с войны гене­ралом с орденом на груди.
Ли улыбнулся, он был немного смущен такими словами.
– Я постараюсь, папа.
– Я уверен в этом, сын. Мне очень жаль, что мы не понимали друг друга все эти годы. Я пре­красно осознаю, что временами вел себя, как настоящий ублюдок. Мой отец был очень высоко­мерным и жестким человеком, видимо, ]я очень похож на него. Нельзя позволять работе лишать человека многих прекрасных минут, тех, которые я мог бы провести в семье. У меня есть предчувствие, что у тебя все сложится по-другому, когда ты женишься.
Одри. Разве может он найти кого-нибудь, кто мог бы сравниться с этой девушкой?
– Не думаю, что могу скоро жениться, папа.
– Извините, сэр, – послышался голос Карте­ра. Слуга стоял в дверях, сжимая в руке газету. – У меня сегодняшний выпуск, сэр. Я подумал, что вам будет интересно прочесть.
Эдмунд отпустил руку Ли.
– Что там такого важного, Картер?
Дворецкий вошел в комнату, немного смущен­ный тем, что очевидно прервал откровенный раз­говор между отцом и сыном.
– Тревожные заголовки, сэр. – Он подал газету хозяину, тот развернул ее и начал просмат­ривать полосы.
– Черт! – неожиданно выругался он. – Кровь уже пролилась. Здесь говорится, что толпа сто­ронников отделения южных штатов забросала камнями союзные отряды в Балтиморе. Четыре человека убиты, – он глубоко вздохнул. – Хотя штат Мэриленд остался верен Союзу, все равно наших солдат убивают там камнями. – Эдмунд печально взглянул на сына. – Наступают ужас­ные времена, сын, как я тебе и говорил.
– Простите сэр, что вмешиваюсь, в другой статье сообщается, что мистер Роберт Э. Ли
type="note" l:href="#FbAutId_5">[5]
подал в отставку и присоединился к Конфедера­ции, – вставил Картер.
Эдмунд снова тяжело вздохнул:
– Это означает следующее: Юг начинает фор­мировать собственную армию. – Он передал га­зету Ли. – Мне, конечно, хочется, чтобы ты побыл со мной подольше, но, совершенно очевид­но, тебе необходимо поторапливаться в Вашингтон. На днях я буду телеграфировать губернатору Моргану, чтобы он поговорил с президентом о твоем приличном назначении.
Ли взял газету, просмотрел полосы и заголов­ки. Одри, Джой, Бреннен-Мэнор, казалось, еще так далеки от происходящих событий. Конечно, даже если начнется настоящая война, военные действия нескоро докатятся до крайнего Юга. Может, все закончится быстрее, чем они предпо­лагают?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нежное предательство - Битнер Розанна



Потрясающая книга !!! Хотя сюжет и не нов. Роман задевает за живое.Драма! Драма! Драма! Но каков главный герой-любящий,честный,умный!!!Кому нравятся серьезные любовные романы- очень рекомендую!!!!!!!!! Это один из тех романов,который захочется перечитать!
Нежное предательство - Битнер РозаннаМари
14.09.2012, 18.48





После прочтения этой книги,начинаешь задумываться о жизненных ценностях.Очень советую прочесть.
Нежное предательство - Битнер РозаннаЮЛИЯ
11.11.2012, 4.07





Согласна с Мари,потрясающий роман!буду читать все книги этого автора.
Нежное предательство - Битнер Розаннакатя
10.02.2013, 15.52





Читать!Читать!Читать!Вот это роман,конкретно захватывает весь внутренний резерв жизни,души,сердца,разума,нет словами не передать,это нечто прекрасное.Эмоции которые я пережила в течение суток это дорогого стоит, абсалютно в этом уверена. Для этого надо прожить все эти жизненные преграды,разочарования,предательства,боль,страсть,вместе с героями.Ох,этот роман затронул и разбудил во мне самые потайные нежные чувства, до глубины души.За шедевр твердая десятка.
Нежное предательство - Битнер РозаннаЛара Кий
30.06.2013, 19.01





Присоединяюсь ко всем отзывам . Отмечу, что в изображении и осмыслении войны Севера и Юга, автор не уступает М. Митчелл и ее " Унесенным ветром", и даже превосходит ее в некоторых вопросах . Эти два романа должны стоять на 1-м месте среди посвященных Гражданской Войне США. Этот роман и его героев н когда не забудешь.
Нежное предательство - Битнер РозаннаВ.З.,65л.
10.10.2013, 12.32





Присоединяюсь ко всем отзывам, роман потрясающий, но "унесенные ветром" не идет ни в какое сравнение.
Нежное предательство - Битнер РозаннаМилена
5.11.2014, 20.40





zamechatelnii roman
Нежное предательство - Битнер РозаннаSarina
6.11.2014, 22.30





Хорошая книга - 10 баллов. К моему стыду, я не много знала об истории независимости Америки, думаю что хоть это и художественное произведение, но часть истины изложена достоверно. Поражает, что сегодня в 21 веке причины возникновения войны, способы урегулирования разногласий - все те же. Читая книгу постоянно проводила параллель с войной на востоке Украины, думала о судьбах живущих там людей и отношении ко всему происходящему их родственников, знакомых,живущих по обе стороны границы. Перечитывать книгу не стану - поскольку предпочитаю в наше нелегкое время более легкое чтиво.
Нежное предательство - Битнер РозаннаНюша
8.11.2014, 0.54





Один з кращих романів, прочитаних мною. Рекомендую!
Нежное предательство - Битнер РозаннаОля
25.06.2015, 21.43





Мой самый любимый роман. Ах сколько слез я пролила ...буду всю жизнь перечитывать
Нежное предательство - Битнер Розаннасоня
22.11.2015, 10.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100