Читать онлайн Дыхание страсти, автора - Битнер Розанна, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дыхание страсти - Битнер Розанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дыхание страсти - Битнер Розанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дыхание страсти - Битнер Розанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Битнер Розанна

Дыхание страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Клей вошел в небольшую комнату при тюрьме, где за столом сидел шериф Марион Синклер и пил кофе из большой кружки. Перед ним на столе стоял поднос с едой. Это был пожилой человек с седыми волосами и такими же усами. Солидный живот говорил о том, что шериф любит поесть и выпить. В его светло-голубых глазах отразились удивление и уважение, когда в маленькую комнату вошел внушительного вида офицер. Внешность у этого высокого и стройного военного была весьма впечатляющей.
— Вы шериф Синклер? — спросил Клей, держа в руках бумаги об освобождении Нины из тюрьмы и моля Бога, чтобы все прошло нормально.
За окном прогромыхала телега, подняв столб пыли, часть которой проникла в душное помещение. Синклер встал и поставил кружку на стол.
— Да, это я. Чем могу служить? — Он внимательно вглядывался в серебристую нашивку на кителе Клея. — Лейтенант?
Клей кивнул.
— Лейтенант Клейтон Янгблад, шериф, из Кэмп Верде, что в Техасе. Я разыскиваю заключенную, которая, по-видимому, находится в вашей тюрьме. Если только ее не повесили. Ее прислали сюда из форта Филмор. Это мексиканка по имени Нина Хуарес.
— Мексиканка Хуарес? Да, она находится наверху.
При этих словах сердце Клея бешено забилось в груди. Нина! Она жива!
— На кой черт понадобилась армии эта ничтожная конокрадка? — спросил Синклер.
Клей протянул ему пакет.
— Ее следует перевести в Техас. Она разыскивается там по обвинению в нескольких преступлениях. Эти распоряжения подписаны моим командиром, майором Келлером. Мне поручено доставить мисс Хуарес в Техас.
Синклер усмехнулся и вновь сел, взяв в руки бумаги.
— Вы будете удивлены, — заметил он. — Мой помощник убедился пару дней назад, что этот зверек не поддается приручению. Будьте осторожны с ней, лейтенант. — Шериф дернул себя за ус, изучая ордер. — Хм. Похоже на то, что какой-то богатый фермер хочет, чтобы она понесла наказание. Я полагаю, что в Техасе немало жертв конокрадов, которые хотели бы лично расправиться с ней. Мисс Хуарес страшно повезет, если ей удастся вновь избежать петли.
— Я не знаю подробностей, шериф. Я лишь выполняю приказ.
— Да конечно. Я хотел бы показать эти бумаги судье, который вел процесс. — Он взглянул на Клея. — Но его нет, и вернется он только через пару недель.
Клей подозревал, что с судьей у него могло возникнуть больше проблем, чем с шерифом, которому на все было наплевать. Ведь судья видел те бумаги, которые прислали вместе с Ниной. В них было указано, что Клей — именно тот офицер, который арестовал девушку.
— К этому времени мне приказано явиться в Кэмп Верде, — соврал он. — Не могу позволить себе здесь дожидаться судью. — Клей нахмурился. — Кроме того, она единственная женщина в банде, члены которой или убиты или находятся в бегах. От нее уже большего вреда не будет. Мне кажется, Нью-Мексико с радостью избавится от нее. В этих местах не любят, когда молодую мексиканку сажают в тюрьму.
Шериф Синклер приподнял брови, соглашаясь с лейтенантом.
— Вы правы. Лично я буду очень рад от нее избавиться. Из-за нее уже произошли уличные беспорядки. Я уж молчу про своего помощника. Она доведет меня до могилы, если пробудет здесь три года.
— Три года?
— Ее приговорили к трем годам заключения.
— Что ж, в Техасе ее, наверное, приговорят к более продолжительному сроку, если вообще не повесят. В любом случае, Нью-Мексико будет избавлен от нее. Не думаю, чтоб судья возражал против этого. А вы как считаете?
— Полагаю, он не стал бы возражать.
— Мне хотелось бы увидеть заключенную и поговорить с ней, — сказал Клей шерифу как бы между прочим. — Я не смогу забрать ее отсюда до того, как запасусь продовольствием.
Синклер вышел из-за стола и снял ключи, висевшие на гвозде, вбитом в деревянную стену. Найдя нужный ключ, он передал его Клею.
— Она наверху. Там мы содержим женщин. Сейчас она там совсем одна. Мне кажется, ей трудно будет отправиться в путь немедленно. Возможно, она еще не вполне здорова. Спросите о ее самочувствии.
У Клея засосало под ложечкой. Он вспомнил слова шерифа о том, что Нина «не поддается приручению».
— Что с ней случилось?
Шериф Синклер слегка оробел.
— Ну, боюсь, что один из моих людей хотел воспользоваться ее беззащитностью в мое отсутствие. Вы понимаете меня? Но она оказала ему достойное сопротивление, можете мне поверить. Между ними завязалась драка. Боюсь, что мой помощник сильно избил ее до того, как я, вернувшись раньше времени, застиг Стэна за его постыдным занятием. — Шериф открыл дверь, за которой находилась лестница, а Клей изо всех сил старался сохранять спокойствие, лихорадочно думая о том, что могло произойти с бедной беззащитной Ниной. — Я уже уволил этого человека, — добавил Синклер. — Она — заключенная, а не рабыня. Я так и сказал Стэну.
Клей взял ключ.
— Что ж, вы порядочный человек, шериф.
— Она ведь молода и неопытна. И, в конце концов, она же попала в тюрьму за конокрадст-во, а не за проституцию. Конечно, неизвестно, чем она занималась в банде Биллингса. Но это еще не повод для того, чтобы насиловать ее.
— Я согласен с вами. Спасибо, шериф. Я вернусь через пару минут.
Клей стрелой взлетел наверх по лестнице. Там было так душно, что ему казалось, он вот-вот задохнется. А Нина должна три года жить в таком аду! В помещении пахло пылью. Сердце Клея сжалось, когда он увидел Нину. Она сидела на кровати в одной из камер спиной к двери. Он вставил ключ в замок и произнес:
— Нина.
Она, не поворачиваясь к нему, спросила:
— Ты жив? Я видела, как ты ехал по улице… я смотрела в окно. Я рада. — Больше она не могла произнести ни слова.
Клей открыл дверь камеры, вошел и стал возле Нины на колени.
— Я приехал, чтобы освободить тебя отсюда, — сказал он тихо. — Мы отправимся в Эль-Пасо. Может быть, найдем там Эмилио. А потом поедем в Мексику с ним или без него. Я не знаю, что ты можешь сказать об этом. Сейчас важно одно — ты должна быть на свободе.
Она медленно повернулась к нему. Взгляд черных глаз выражал недоверие. Увидев ее лицо, Клей почувствовал удивление и гнев.
— Боже мой, Нина! Что этот человек сделал с тобой!
В ее глазах появились слезы.
— Это правда? Ты можешь… освободить меня?
Он кивнул, приблизился к ней и после некоторого колебания коснулся рукой ее лица.
— Да. Вот только я не уверен, что ты готова — к путешествию. — Он окинул ее взглядом. — Извини, что не смог приехать раньше.
Нина пристально смотрела в его красивое лицо. Ей хотелось кричать от радости и любви. Он приехал за ней! Он примчался сюда не для того, чтобы арестовать ее, а чтобы увезти в Мексику!
Ее плечи задрожали, Нина зарыдала.
— Я готова к путешествию. Только бы поскорей уехать отсюда… я хочу домой. Я видела… моего коня.
Клей улыбнулся нежной улыбкой.
— Я знаю, что ты его любишь.
Она старалась успокоиться, вытирала слезы со своих покрытых ссадинами щек.
— Я говорила… всякие гадости о тебе этому капитану Шелли.
— Я знаю. Ты ведь врала ему, правда? Ты просто хотела выгородить меня.
Она еле сдерживала слезы и проглотила ком, который застрял у нее в горле.
— Клей! — Нина зарыдала, обняла его за шею, а он обнял ее. Потом Клей осторожно встал на ноги, поднял девушку и прижал к себе. Она плакала у него на плече, а он гладил ее волосы.
— Все хорошо, Нина, — проговорил он тихо. — Боже, я хотел бы вечно держать тебя в своих объятиях, но сюда может прийти шериф. — Он поцеловал ее в макушку и осторожно отстранил от себя. — Нина, он думает, что я прибыл сюда по поручению командования, для того чтобы увезти тебя в Техас. Я вручил ему фальшивые документы. Нам нельзя показывать на людях, что мы любим друг друга, пока мы не покинем Санта-Фе. — Он сунул руку в карман брюк, вынул чистый платок и протянул его Нине. Потом оглядел свой китель — нет ли на нем следов ее слез.
Нина кивнула. Она до дрожи желала, чтобы он вновь обнял ее. Какие сильные у него руки. Как ей хорошо и спокойно в его объятиях. Он жив! Она с трудом верила в это.
— Сейчас я ненадолго оставлю тебя, — продолжал Клей, — но вернусь к полудню. Мне нужно знать имя человека, который тебя избил.
Нина посмотрела ему в глаза.
— Зачем?
— Мне нужно побеседовать с ним кое о чем.
— Но ты можешь… попасть в неприятную историю. Если ты затеешь драку с человеком, который избил меня, шериф поймет, что ты неравнодушен ко мне.
— Не волнуйся. Я знаю, что мне делать. Не могу же я видеть, что он сделал с тобой, и не отомстить за тебя, Нина.
Она слегка покраснела и отвернулась.
— Может быть, тебе лучше уйти и больше не возвращаться. Он избил меня так сильно, что я не помню, что он делал со мной потом. Может быть, теперь… я уже дурная женщина.
Он коснулся ее волос.
— Нина, женщина не может быть дурной, если она стала жертвой насилия. Кроме того, шериф сказал мне, что оказался в камере раньше, чем его помощник успел зайти слишком далеко. Все в порядке, Нина.
Она вздрогнула, вобрала голову в плечи и сложила руки на груди.
— Он трогал меня, — сказала она почти шепотом. — Это было… как с моей мамой.
Клей взял ее за плечи.
— С тобой больше никогда не случится ничего подобного. Я позабочусь об этом. Ну, как зовут этого человека?
Она сглотнула слюну.
— Его зовут Стэн Крейтон. Он примерно твоего возраста, но не следит за собой… вечно небритый и грязный. — Она опять вздрогнула, вспомнив, как этот человек бил ее головой о решетку. — Он… — Нина глубоко вздохнула. — Он такого же роста, как и ты. Будь осторожен. Может быть, ты не сможешь с ним справиться.
— Со мной все будет в порядке. Отдыхай. Я скоро вернусь.
Нина повернулась к нему лицом. Слезы бежали из ее глаз.
— Шерифа может насторожить то, что ты разыскиваешь этого человека.
— Я не собираюсь говорить ему об этом. — Нина еще никогда не видела такого зверского выражения на лице Клея. — Предоставь мне самому разобраться с этим Стэном Крейтоном. А ты отдыхай. Первые два дня мы должны будем преодолеть немало миль. Ты уверена, что хорошо перенесешь дорогу?
Нина улыбнулась, ее сердце переполнилось любовью к нему.
— Да. — Она умоляюще посмотрела на Клея и прикоснулась к его руке. — Не делай глупостей, — попросила она. — Я не вынесу, если опять потеряю тебя теперь, когда ты уже почти освободил меня из этого ужасного места. — Она пристально смотрела на него. — Ты был так плох, когда меня увозили из форта Филмор.
— Теперь я уже достаточно здоров, чтобы проучить этого Стэна Крейтона. Я в гораздо лучшей форме, чем ты. — Клей вышел из камеры и запер дверь. — Помни, что я тебе сказал. Когда мы с тобой спустимся вниз, веди себя так, будто ненавидишь и боишься меня. Если наш план не удастся, мы оба окажемся в тюрьме.
Она кивнула, и Клей повернулся к ней спиной. Нина посмотрела ему вслед, любуясь знакомой походкой и стройной фигурой человека, которого уже не чаяла увидеть живым. Как странно, что их пути постоянно пересекаются. Конечно же, это промысел Божий. Конечно же, пресвятая Богородица поговорила со своим драгоценным Сыном и упросила Его вылечить Клейтона Янгблада, чтобы он мог освободить Нину Хуарес, предоставив ей еще один шанс на жизнь и любовь.
Сколько раз она говорила себе, что должна ненавидеть этого гринго? Ведь по его вине она попала сюда, не так ли? Когда Клей стал спускаться вниз по лестнице, Нина призналась себе, что во всем виновата сама. Ей нужно было проявить больше твердости в отношениях с Эмилио. Ей не стоило ехать с ним.
Нина подошла к окну и превозмогая боль, взобралась на стул, чтобы посмотреть в окно. Она увидела, как Клей покидает здание тюрьмы.
— Храни тебя Господь, — прошептала она.
* * *
Клей подал продавцу список необходимых продуктов и стал дружески болтать с этим мексиканцем, ничего не говоря ему, впрочем, о цели своего пребывания в Санта-Фе. Чем меньше людей знает про это, тем лучше. Владелец магазина обладал лучшими качествами своего народа — благородством и красотой. Война — это область политики, но в мирное время люди должны стремиться к порядочности и доброте.
Мексиканцы были самыми милыми и дружелюбными людьми из всех, которых он знал. Их отличали такие качества, как теплота и жажда жизни. Клей часто слушал их чудесную музыку, его очаровывали улыбки этих людей. Он знал, что Нина так же добра, как и другие представители ее народа.
Он хотел обеспечить ей спокойную жизнь. Ему также хотелось разбудить в ней женщину. С такой девушкой, как Нина, мужчине следует быть нежным, словно котенок, и Клей поклялся себе быть терпеливым, как Иов, чтобы завоевать ее доверие и любовь.
— Скажите, вы не знаете, где можно найти человека по имени Стэн Крейтон? — спросил он дружелюбного мексиканца. — Он, кажется, помощник шерифа.
— О нет, сеньор. Стэн Крейтон всем говорит, что решил бросить эту службу. Сейчас он работает в «Буэно Бебида». Эта таверна находится недалеко отсюда, на другой стороне улицы. — Мексиканец нахмурился и облокотился о прилавок. — Это плохой человек, сеньор. Я думаю, что он скорее всего врет, и его, наверное, уволили с прежнего места. Многие наши люди не любят сеньора Крейтона. Он постоянно нас оскорбляет. В тюрьме содержится одна молодая мексиканка, и мы думаем, что он напал на нее, а шериф выгнал его из-за этого случая. Надеюсь, она ему ответила как следует. Будьте осторожны с этим человеком, сеньор. Надеюсь, что он не ваш друг.
— Нет, — отвечал Клей. — Я с ним даже не знаком. Просто хочу спросить его кое о чем. Спасибо за информацию. — Клей взял мешок с продовольствием и направился к двери. — До свидания, — сказал он мексиканцу, улыбаясь.
— До свидания, сеньор. — Улыбнулся ему в ответ мексиканец, сверкая глазками.
Клей вышел из магазина и пошел к таверне, о которой говорил владелец магазина. У входа сидел старый мексиканец. Он играл на гитаре и пел песни на испанском языке. Клей заглянул внутрь заведения и увидел, что там сидят несколько мексиканцев и американцев.
Он вошел в салун, поставил на пол свой мешок и заказал выпивку. Он ни с кем не заговаривал, но чувствовал, что на него смотрят. Клей понимал, что многие мексиканцы все еще с враждебностью относятся к американским военным.
Бармен поставил перед ним стакан виски, Клей выпил и заказал еще, все время прислушиваясь к разговорам и оглядываясь по сторонам. Из подсобного помещения вышел человек примерно его лет, неся ящик с бутылками виски. Он поднес его к бару и поставил на стойку.
— Спасибо, Стэн, — сказал ему бармен.
Клей уставился на вошедшего, прикидывая, права ли Нина. Действительно, он еще не совсем окреп для рукопашного боя. Если ему нанесут пару ударов в живот, он вновь может оказаться на больничной койке. А этого он допустить не мог, пока Нина все еще находится в тюрьме. Ради нее он должен пойти на хитрость и не позволить Крейтону ударить его. Кроме того, с этим человеком не стоило церемониться после того, как он поступил с Ниной.
Увидев царапины на щеке Крейтона, Клей воспылал ненавистью к этому человеку. Он хотел его убить. Представляя себе, как Нина отбивается от этого громадного животного, Янгблад испытал чувство удовлетворения при мысли о том, что она все-таки тоже причинила этому человеку боль. Он быстро выпил свое виски, расплатился и вышел из салуна, направляясь в аллею неподалеку от этого заведения, где его никто не мог видеть. Затем он подошел к черному ходу салуна и поставил возле него свой мешок.
Возле таверны стоял фургон, полный ящиков с виски, и Клей предположил, что Стэн его разгружает. А это значило, что он скоро должен появиться. Клей вынул пистолет и подошел к двери черного хода. Через несколько минут она открылась. Как только появился Стэн, Клей неожиданно схватил его сзади рукой за шею и приставил ствол пистолета к виску.
— Отвечай, — прорычал он. — Ты Стэн Крейтон, который до последнего времени работал у шерифа Синклера?
У Стэна глаза полезли на лоб от удивления.
— Да. Какого черта вам нужно, мистер? Виски? Деньги? Берите все, что хотите!
— Мне нужен ты, Крейтон! — Клей продолжал держать пистолет у головы Стэна. — Одно неосторожное движение, и я размозжу тебе голову, клянусь.
Стэн сглотнул слюну и поднял руки вверх, поворачиваясь лицом к Клею. При виде военного он нахмурился.
— Какого черта? — Но больше не мог произнести ни слова, потому что Клей сапогом ударил его в пах. Крейтон вскрикнул от боли, согнулся пополам, а в это время еще один удар сапогом — на этот раз в лицо — сбил его с ног. Он упал на спину, и, прежде чем смог поджать ноги, Клей еще раз ударил его в пах.
Боль была такой сильной, что Крейтону показалось, он вот-вот потеряет сознание. Однако этого не произошло. Неизвестный офицер схватил его за рубашку.
— Ты сейчас в том же положении, сукин сын, в каком находилась Нина Хуарес, когда ты напал на нее! — прорычал военный. — Теперь ты знаешь, каково быть беспомощным и подвергаться избиениям и угрозам!
Стэн открыл рот, чтобы спросить военного, как его зовут и что ему за дело, черт возьми, до Нины, но не мог произнести ни слова. Во рту у него была кровь. Боль в челюсти была такой же сильной, как и в паху. Изо рта и носа сочилась кровь.
— Теперь, прощай, — бросил ему военный с усмешкой на губах. — Если только расскажешь кому-нибудь про меня, можешь считать себя трупом. Понял? В следующий раз я просто продырявлю твою паршивую шкуру! Если спросят, кто тебя так отделал, скажи, что не знаешь. Мол, не успел разглядеть, кто на тебя напал. Понял?
Стэн ловил ртом воздух и смог лишь кивнуть головой. Военный отпустил его, но он продолжал лежать на земле, корчась от боли.
Клей выпрямился. Внезапно он почувствовал страшную слабость. Пот выступил у него на лбу. Он понял, что еще не готов для подобных дел. Хорошо, что ему удалось напасть на Стэна так неожиданно. Неизвестно еще, смог бы он справиться с этим человеком, если бы ему пришлось с ним драться.
Видя стонущего Стэна, Клей жалел лишь о том, что не может его прикончить. Мысль о том, что этот человек издевался над Ниной, не давала ему покоя, но он сказал себе, что ради свободы девушки он должен оставить негодяя в живых. Если бы они находились где-то за чертой города, где-нибудь в пустыне, он убил бы Стэна Крейто-на. Вид царапин на щеке этого человека снова привел Клея в ярость, и он не смог преодолеть искушения еще раз ударить его ногой в челюсть. Крейтон вскрикнул, потом затих. Кровь обильно струилась у него изо рта и из носа.
Клей взял мешок с продуктами и направился в сторону тюрьмы. Он радовался тому, что на улице стоит жара: пот, выступивший на его лице, можно объяснить этим обстоятельством. Он сделал несколько глубоких вздохов, чтобы обуздать свой гнев. Подойдя к тюрьме, где стояла на привязи его лошадь, он прикрепил к седлу мешок. Потом расправил плечи, улыбнулся проходящей мимо женщине и отправился разыскивать шерифа. Тот сидел в своей комнате, положив ноги на стол.
— Теперь я могу забрать заключенную, — обратился к нему Клей. — Уже сегодня мы сможем проделать несколько миль.
Синклер провел рукой по редким седым волосам.
— Что ж, ваши бумаги, кажется, в порядке. А как насчет ее физического состояния?
— Она воровка и заключенная. У меня есть приказ доставить ее в Техас как можно скорее. Ее состояние меня не волнует, шериф. Она, определенно, не умрет. Может быть, ей придется нелегко, но я видел ее и полагаю, что она может отправиться в путь.
Шериф пожал плечами.
— Думаю, что вы правы. Просто мой долг защищать заключенных, пока они находятся в тюрьме. Но как только я передам ее вам, вы сами будете отвечать за нее. — Он протянул ему ключ от камеры. — У вас есть для нее лошадь?
— Да. Мне кажется, не стоит привлекать внимание населения, чтобы избежать волнений. Окажите мне услугу и распорядитесь привязать моих лошадей в укромном месте. Мы поскачем по темным аллеям, пока не покинем город.
— Как скажете. Вещи женщины находятся в камере. Вы уже сказали ей, чтобы она была готова к отъезду?
— Да, сказал. Я пойду за ней. — Клей снял с пояса наручники и направился к лестнице. Войдя в камеру, он увидел, что Нина уже причесалась и надела сапоги. Все ее вещи были собраны. Она вызывающе посмотрела на Клея, когда он открыл дверь.
— У тебя все в порядке? — спросила она. — Ты побледнел, Клей, и у тебя испарина на лбу.
Он улыбнулся едва заметной улыбкой.
— Со мной все будет хорошо, а вот Стэн Крейтон несколько дней не сможет ни ходить, ни разговаривать.
Нина любила его и гордилась им.
— Как тебе удалось его проучить?
— Поговорим потом. Сейчас у нас нет времени. Пошли отсюда. Боюсь, что придется надеть на тебя наручники, чтобы никто ничего не заподоздрил. — Нина послушно протянула ему свои руки.
— Извини… я ужасно выгляжу, — сказала она. — Здесь у меня не было возможности мыться… к тому же все лицо распухло.
Клей защелкнул наручники у нее на руках.
— Ты думаешь, все это имеет для меня какое-то значение? Ты самая прекрасная женщина, которую я когда-либо видел. — Он вспомнил поцелуй той ночью, в палатке, вспомнил, как касался ее твердых грудей.
А Нину охватил страх. После тех страданий, которые причинил ей Стэн Крейтон, вызвав в памяти ужасные воспоминания прошлого, она уже не могла отделаться от дурных предчувствий. Но она тоже помнила тот поцелуй, помнила ощущение, которое испытала от прикосновения рук Клея к ее груди. Все-таки он такой же мужчина, как и все остальные, и хочет от женщины того же, чего хотят другие мужчины.
— Не смотри на меня так, — попросил он тихо, поймав на себе ее испытующий взгляд. Клей проверил наручники и убедился, что они ей не жмут. Потом он поцеловал ее в щеку. — Я никогда не обижу тебя, Нина. — Он взял ее вещи. Страхи, владевшие девушкой улетучились.
— Ты должен держать меня под руку, — сказала она, когда они начали спускаться вниз по лестнице. — Я могу упасть. У меня кружится голова.
Клей схватил за руку идущую впереди него по узкой лестнице Нину. Воздух внизу был более свежий, и она жадно вдыхала его.
— Я отпускаю вас, мисс Хуарес, — сказал ей шериф, когда они вошли в его комнату. — Я полагаю, лейтенант уже объяснил вам, в чем дело.
Нина презрительно улыбнулась и поглядела на Клея взглядом, полным ненависти.
— Он мне сказал. — Она перевела взгляд на шерифа. — Итак, вы отдаете меня этим грязным военным гринго! У них будет меньше сострадания ко мне, чем у вашего вонючего судьи! — Боль и слабость не давали ей до конца войти в роль, но на шерифа произвела впечатление и эта ее тирада. Он посмотрел на Клея.
— Я предупреждал вас. Боевая девушка. Будьте осторожны, лейтенант.
— Я буду осторожен. Лошади уже на месте? — Шериф кивнул, и Клей подтолкнул Нину. — Пошли. Они направились к черному ходу, через который вышли к аллее. — Мы не должны привлекать внимание людей, покидая этот город, — сказал он громко, чтобы его мог слышать шериф. — У тебя есть способность будоражить народ, и я не хочу, чтобы местные жители меня линчевали. Только попробуй сказать кому-нибудь хоть слово, и я отделаю тебя еще посильнее, чем помощник шерифа. А теперь садись на лошадь.
Нина схватилась за луку седла и, хотя ее лицо исказилось гримасой боли, сумела сесть верхом на лошадь. Клей вскочил на своего коня и взял лошадь Нины под уздцы. Он кивнул шерифу, и они поскакали по темной аллее, направляясь к окраине города.
Выехав из города, всадники помчались галопом. Нина очень страдала от боли, но готова была перенести все ради свободы. Она свободна! Она скачет на своем любимом коне под лучами яркого солнца прочь от Стэна Крейтона и своей душной камеры. Она скачет домой, в Мексику! Более всего радовало то, что рядом с ней ее любимый — красивый американский офицер, который освободил ее. Он по-настоящему любит ее. Поглощенная этими радостными чувствами, Нина почти не замечала своей боли. Клей Янгблад вновь вошел в ее жизнь и на этот раз, возможно, навсегда. Благодаря ему у нее вновь появилась надежда на счастливую жизнь, которую они должны прожить вместе.
* * *
Стэн Крейтон стонал, мучаясь от побоев, которые достались ему от офицера, чьего имени он так и не узнал. Врач возился над ним, пытаясь остановить кровотечение и сделать что-нибудь с переломанной челюстью. Шериф Синклер, нахмурясь, смотрел на своего бывшего помощника.
— Кто тебя так отделал, черт возьми, Стэн?
— Он еще долго не сможет ответить на этот вопрос, — сказал врач. — Я собираюсь связать его челюсти проволокой. Какое-то время он сможет есть только жидкую пищу. Может быть, он сможет написать на бумаге, кто его так отделал.
Шериф покачал головой.
— Стэн не умеет ни писать, ни читать.
— Что ж, тогда вам придется подождать пару недель.
Стэн издал громкий стон. Он не мог произнести ни одного членораздельного звука, но даже если бы ему это удалось, он все равно не посмел бы рассказать о том, кто его избил, помня предостережения неизвестного офицера. Он сказал бы шерифу, что не видел напавшего на него человека.
— Через две недели этот военный уже будет за пятьсот миль отсюда, если у него приличная лошадь, — пробормотал шериф. — Сегодня очень странный день. Сначала приезжает этот офицер с приказом об освобождении Нины Хуарес, а потом — вот это.
Стэн уставился на шерифа. Военный? Он понял, что это тот самый офицер, который избил его. Что за связь между этим человеком и Ниной? И почему он мстил за нее? Но Стэн не мог даже спросить, как звали этого военного. Страшная боль пронзила его, когда врач попробовал водворить на место сломанную челюсть. Он подумал, что ничего подобного не случилось бы с ним, держись он подальше от этой мексиканской сучки. Слава Богу, что этот офицер увез ее отсюда! Врач все возился с челюстью, пока Стэн наконец не потерял сознание.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дыхание страсти - Битнер Розанна



Роман не плохой, легко читается, но 10 тут не за что ставить. Концовка смешная.
Дыхание страсти - Битнер РозаннаGala
2.03.2013, 0.39





Interesnyi, prijatnyi, zahvatyvajuwij roman! 10!!
Дыхание страсти - Битнер РозаннаEdit
10.08.2013, 19.39





Думала, что у меня не хватит терпения дочитать до конца.
Дыхание страсти - Битнер РозаннаМилена
29.10.2014, 10.01





Интересный роман. Легко читается.
Дыхание страсти - Битнер РозаннаЛеся
12.12.2015, 21.09





Такое впечатление что Майн Рида читаешь. 7б. Мне было скучно
Дыхание страсти - Битнер РозаннаМарина
20.03.2016, 14.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100