Читать онлайн Отверженные сердца, автора - Биггз Шерил, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Отверженные сердца - Биггз Шерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Отверженные сердца - Биггз Шерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Отверженные сердца - Биггз Шерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Биггз Шерил

Отверженные сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

Сюзанна забралась в стоявшее возле камина кресло, укрытое богато вышитой накидкой. Она ощутила дрожь от всего пережитого за прошедший день, и ей пришлось крепко сжать зубы, чтобы их стук не выдал ее. Тепло очага казалось божественным даром. Сюзанна быстро расшнуровала ботинки, сняла их и вытянула ноги перед каминной решеткой, улыбаясь беспрерывной болтовне миссис Бил. Мэвис взбивала подушки, рылась в шкафу и готовила постель.
– На ваши выступления в «Маунтин Квин» соберутся все мужчины, мисс Линдсей, – начала Мэвис, аккуратно заправляя пододеяльник. – В Вирджиния-Сити не часто встретишь настоящую леди. Все захотят посмотреть на вас и услышать ваш прелестный голос, мэм. Я имею в виду мужчин.
Сквозь широкие окна в комнату падал яркий солнечный свет. Его лучи облюбовали уже начавшие седеть рыжие волосы Мэвис Бил; их копна сразу же превратилась в пылающий костер. Движением руки женщина убрала несколько наиболее непослушных локонов, упавших на лицо, однако те сразу же приняли свое прежнее положение. Их цвет подчеркивал россыпь веснушек, покрывавших щеки Мэвис. Ее глаза золотисто-коричневого оттенка светились нескрываемым любопытством.
Сюзанна улыбнулась, но промолчала. Она слишком устала, и ее все еще знобило.
– Вы, наверное, выросли в театре, мисс Линдсей? – Мэвис махнула рукой, давая понять, что ответа она не ждет. – Конечно, это не мое дело, где вы выросли. – Она направилась к двери, затем остановилась. Вошел ее сын с двумя ведрами горячей воды. – О, Фрэдди, ты уже вернулся. – Мэвис молча наблюдала, как юноша переливал воду в зеленую ванну, стоявшую на деревянном возвышении в углу комнаты.
Сюзанна поблагодарила женщину, надеясь, что они оба оставят ее в покое. Она ужасно устала, ей хотелось расслабиться в горячей воде и лечь в постель.
– Ну что ж, еще два ведра воды, и достаточно. Думаю, для ванны хватит, – объявила Мэвис. – А теперь, Фрэдди, обслужи того джентльмена, который прибыл вместе с мисс Линдсей. – Она повернулась к сыну. – В какую комнату поселил его мистер Брэгит?
– Спасибо, миссис Бил, – еще раз поблагодарила Сюзанна.
Мэвис помахала рукой на прощание.
– Зовите меня просто Мэвис, как все. «Миссис Бил» напоминает мне мать Уильяма, стоявшую за моей спиной. – Она хихикнула. – А мне не очень хочется снова увидеть такую картину. – Смех Мэвис Бил эхом пронесся по длинному коридору гостиницы.
Сюзанна вздохнула, сняла жакет и повесила его на спинку стула. Она ужасно устала. Ей надоело улыбаться, когда хотелось плакать, любезничать, когда хотелось кричать от ярости и унижения. У нее болела каждая косточка; каждая клеточка ее тела жаждала отгородиться от проблем в этой теплой ванне. Сюзанне не хотелось оставаться здесь: ни в Неваде, ни в Вирджиния-Сити, и в любом случае не в компании Трэвиса Брэгита. Но у нее не было выбора. Если она собралась выяснить, что же случилось с Бретом и где он, то ей придется пройти через все это.
Раскрыв одну из своих дорожных сумок, Сюзанна достала небольшой кувшин, подошла к ванне и добавила в воду немного ароматических солей, которые через несколько минут превратились в ослепительно белую пену. В дверь постучали.
«Кого это там несет?» – подумала Сюзанна, отворяя дверь.
– Ах, это ты, Эдди. Входи.
– Я подумала, что мне следует распаковать ваши вещи, – сообщила Эдди и направилась к сумкам, которые принес помощник Трэвиса Хэнк Дэвис. – Вам не нужна моя помощь с ванной?
– Нет. Спасибо, Эдди.
Сюзанна подошла к окну, открыла ставни и выглянула на улицу.
Вирджиния-Сити во многом был похож на другие городки золотоискателей, в которых ей доводилось бывать. Может быть, менее ухоженный и более грязный, но, в основном, знакомая картина: деревянные постройки, немного кирпичей и извести, а вдалеке, за городом, множество палаток. Ими были усеяны склоны холмов, даже склон горы Сан-Маунтин и ее долина. Гора не была видна из окна гостиницы, но Сюзанна любовалась ею, когда проезжала мимо в дилижансе.
Она взглянула в сторону салуна Трэвиса. Над дощатым настилом прикрепленный к нависавшей над ним крыше виднелся белый щит с надписью «Салун Маунтин Квин», сделанной огромными ярко-красными буквами. У входа в салун стоял Трэвис Брэгит. Сюзанна почувствовала, как комок подкатывает к ее горлу. Сейчас Трэвис был еще более привлекательным, чем тогда, семь лет назад. Его волнистые темные волосы контрастировали с белизной рубашки; несколько локонов спускались на лоб. Сюзанна улыбнулась. Кое-что в нем неизменно.
– Вам понадобится что-нибудь из одежды после ванной? – спросила Эдди, прерывая размышления Сюзанны. – Может быть, один из шелковых халатов?
Она взглянула через плечо на прислугу.
– Нет, Эдди. Обычный халат. На твой выбор.
Сюзанна вновь повернулась к окну. Брэгит все еще был там. Она видела, как Трэвис достал сигару из внутреннего кармана жилета, зажег спичку и прикурил. Черный в обтяжку жилет подчеркивал прекрасное телосложение мужчины: широкие плечи и довольно узкую талию. Темная материя оттеняла цвет его волос. Брюки также не могли скрыть сильные мускулистые ноги. Трэвис стал выше, шире в плечах. Настоящий красавец. Его кожа креола, унаследованная от матери, теперь напоминала потемневшую бронзу. Он слегка похудел.
И все же это был Трэвис, тот самый, преследовавший ее в снах в течение семи прошедших лет. Сердце Сюзанны затрепетало. Хотя с такого расстояния она не могла рассмотреть его лица, тот старый образ все еще стоял перед ее глазами. Прекрасные серые глаза, в которых, как ей казалось когда-то, так легко потеряться, приобрели новое, более зрелое выражение, а прямой нос говорил о гордости и аристократизме, в то время как волевой подбородок – о постоянном желании бросать вызов другим, что создавало массу проблем. И еще губы… Сюзанна внезапно вспомнила один единственный поцелуй Трэвиса Брэгита.
Ей было шестнадцать лет, когда ее отец организовал этот брак с Трэвисом. Казалось, все было прекрасно, но позже Сюзанна поняла, что женитьба не входит в планы Трэвиса. В течение первых нескольких недель после их помолвки он ни разу не подошел к ней. Когда же, наконец, это произошло, Трэвис пригласил ее прогуляться в фамильный сад, обнял и поцеловал. После того, как Сюзанна оправилась от первоначального шока, она поняла, что не просто в восторге от поцелуя, а испытала такое блаженство, словно она умерла и вознеслась на небеса. Короткий непроизвольный смешок едва не сорвался с ее губ. Сюзанна прикрыла рот рукой и сделала вид, что кашляет, чтобы не давать Эдди пищу для размышлений. Воспоминания продолжались. Блаженство от поцелуя Трэвиса оказалось недолгим. Он покинул Сюзанну так же неожиданно, как и поцеловал ее. Стук копыт его жеребца еще долго чудился ей в полуденном воздухе. Тогда они виделись в последний раз… До сегодняшнего дня.
Трэвис почувствовал на себе ее задумчивый и оценивающий взгляд, повернулся и взглянул в окно Сюзанны.
Ей показалось, что сердце прекратило свой бег. Трэвис догадался, почему она здесь. Сердце женщины снова бешено заколотилось, в руках появилась дрожь. Нет, он не мог этого знать.
Ей показалось, что Трэвис кивнул, хотя на таком расстоянии было очень трудно разглядеть его лицо. Сюзанна отпрянула от окна и завесила шторы.
«Успокойся», – приказала она себе. – «Ты слишком нервничаешь. Ему ничего неизвестно».
* * *
Трэвис пристально взглянул на окно второго этажа гостиницы «Унион Бель». После того, как они с Сюзанной расстались, мужчина не переставал думать о ней. Он восстановил в памяти все детали ее приезда в Вирджиния-Сити. Все это казалось очень странным. После того, что произошло между ними семь лет назад, Трэвис ожидал от нее потока обид, пощечин, даже истерики – всего, что угодно, только не теплого дружеского отношения и готовности к флирту. Именно поэтому поведение Сюзанны оставалось для него неразрешимой загадкой.
Почему? Почему она здесь? Этот вопрос мучил Трэвиса, и он не мог найти на него ответ. Почему она относится к нему без ненависти? Зачем она приехала в Вирджиния-Сити? Почему выступает на сцене? Почему она не предупредила, что теперь Сюзанна Форто стала Жоржеттой Линдсей? Почему ее отец, один из самых богатых людей Луизианы, позволил своей единственной дочери таскаться по стране и петь на сцене? Трэвис глубоко вздохнул.
– Трэвис. Я искал тебя, сын мой, – произнес низкий голос за его спиной. Затем сильная и тяжелая рука легла на его плечо.
В глазах Трэвиса мелькнуло раздражение, но он сдержался, повернулся и увидел судью Дэвида Тэрри.
Судья перешел на шепот.
– Чарли сообщил мне, что ты вновь отказался от моего предложения.
– Чарли сказал правду, господин судья. Меня не интересуют ваши сборища. Будет лучше для нас обоих, если вы оставите свои попытки.
– О да, утро прекрасно, – неожиданно громко произнес судья для тех, кто мог случайно оказаться поблизости. Затем он вновь перешел на шепот. – Ты – южанин, Трэвис, и Югу нужна твоя поддержка. – Терри, тучный мужчина, всего на несколько лет старше Трэвиса, надул щеки и спрятал руки в отворотах тяжелого шерстяного пальто. Он распрямил плечи. – Я знаю, что до этого все наши усилия не давали результата, Трэвис, но теперь мы разрабатываем другой план. Ты можешь стать важным человеком в этом деле, после того, как…
Трэвис покачал головой.
– Нет, господин судья. Меня это не интересует. Южане уже получают мою поддержку, и вы знаете об этом. Но это не имеет никакого отношения к Ордену рыцарей.
Дэвид Терри погладил свою черную с проседью бороду и вновь пристально взглянул на Трэвиса.
– Трэвис, ты уже не новичок в нашем Ордене и знаешь, как много добрых дел на его счету и сколько еще предстоит сделать.
– Но я не хочу… – прервал его Трэвис. Дэвид Терри не желал слушать возражений.
– Ты же знаешь, сколько людей в этом городе симпатизируют янки. Если мы хотим чего-нибудь добиться, нам следует держаться вместе.
Трэвис выбросил окурок и еще некоторое время наблюдал, как его дымок растворялся в прохладном утреннем воздухе, пока ветер не прибил его к небольшому сугробу и он не погас с легким шипением.
– Благодарю вас за заботу обо мне, но мой ответ «нет».
Улыбка на лице Терри мгновенно исчезла.
– Твой отец, Трэвис, был выдающимся членом Ордена рыцарей. Вряд ли он оправдал бы такое отношение к…
Трэвис повернулся к судье и посмотрел на него с нескрываемой злостью.
– Мой отец уже мертв.
– К сожалению. Но он был хорошим человеком, верным принципам южан, и как член Ордена он…
– Он был просто сукиным сыном, – заметил Трэвис. – И тот, кто убил его, оказал миру большую услугу.
* * *
Трэвис стоял у входа в «Маунтин Квин» и, облокотившись на стойку бара, рассматривал сценический помост в противоположном конце салуна. Красный бархатный занавес с золотыми кистями плотно закрывал сцену; управляющий салуна Хэнк зажигал светильники в зале. В оркестровой яме шла настройка инструментов. Трэвис поморщился, услышав звуки скрипки.
– Это скорее напоминает звуки, издаваемые цыпленком, когда ему сворачивают шею, а не скрипку! – прокричал кто-то из зала.
Трэвис ухмыльнулся и в душе согласился. Может быть, этот музыкант хороший скрипач, но плохой настройщик. На этой сцене впервые выступали не только Жоржетта Линдсей, но и большая часть оркестрантов. Почти все музыканты, за исключением пианиста, подались в теплые края еще несколько месяцев назад, когда в небе закружились первые снежинки.
– Джед, налей-ка мне стаканчик, – обратился Трэвис к бармену.
– «Сок тарантулов» или что-нибудь получше? – спросил Джед, хитро улыбаясь. В этот момент он был похож на мопса.
– Прибереги этот сок для ребят, – ответил Трэвис. – Похоже, им он нравится. Наверное, он придает бодрость после работы на прииске. – Он засмеялся. – Я же в этом не нуждаюсь и попробую что-нибудь получше.
Джед кивнул. Он достал бутылку бургундского, наполнил стакан и подал его Трэвису.
– Ты оставил мыльное пятно, когда брил свою лысину, Джед, – заметил Трэвис. Затем он отпил глоток золотистого вина, наслаждаясь его вкусом и ароматом. По всему телу разлилось приятное тепло.
Джед взглянул в зеркало.
– Черт побери, так и есть, босс. – Он отцепил висевшее у пояса полотенце, поплевал на него и потер нужное место. – Теперь в порядке, босс?
Трэвис улыбнулся.
– Да. Как всегда.
К Трэвису подошел Хэнк. Его белая рубашка не могла скрыть мощных мускулов и контрастировала с темными усами и бородой.
– У нас сегодня аншлаг, босс. Игровые столы заполнены до отказа, и виски течет рекой. Все ждут певчую птичку. – Он засмеялся и направился навстречу еще одной группе старателей, столпившихся у входа. – Похоже, у Мэгги сегодня выходной, не говоря уже о полудюжине других салунов Вирджиния-Сити.
Трэвис внимательно оглядел зал. Хэнк прав. Игровые столы были заполнены до отказа. Мест осталось совсем мало, а люди все подходили. Его прислуга, бармены и официантки сегодня сполна отработают свой хлеб.
«Маунтин Квин» относился к салунам, выстроенным и меблированным с неплохим вкусом, чего и добивался Трэвис. Шторы из красного бархата и такой же занавес на сцене, дорогие французские обои, пол из превосходного дубового паркета, мебель красного дерева, обивка стульев, шитая золотой и серебряной нитью.
Одна из официанток улыбнулась Трэвису. Он ответил ей тем же. Голубое сатиновое платье женщины с глубоким вырезом в меру обнажало грудь и плечи. В отличие от других салунов города, официантки «Маунтин Квин» были только официантками, не более. Те, кому требовались шлюхи, могли найти их в других заведениях, к примеру, в «Нелли Сейер Плейс», на Ди-стрит, или просто, перейдя дорогу, в салуне Мэгги «Серебряная Леди». Но в «Маунтин Квин» подавались только приличные виски, неплохая еда и – Трэвис нахмурился… и Жоржетта Линдсей, которую на самом деле звали Сюзанна Форто.
Мысли Трэвиса снова вернулись к Сюзанне.
Он заметил, как качнулся занавес, словно кто-то провел по нему рукой с обратной стороны. Старатели одобрительно зашумели. Трэвис достал из кармана часы и щелкнул крышкой. До начала представления еще оставалось некоторое время. Он закрыл крышку и вернул часы на место.
Почему дочь одного из богатейших и уважаемых людей Нового Орлеана стала певицей, путешествующей из города в город, из гостиницы в гостиницу? Трэвис допил свое вино. Сюзанна Форто. Он нечасто вспоминал о ней все эти годы, разве что испытывал чувство вины, да и то лишь в первое время после отъезда из Нового Орлеана. Трэвис взглянул на сцену. Ему вдруг очень захотелось, чтобы занавес поднялся и появилась она.
Возможно, семь лет назад он допустил ошибку. Но откуда он мог знать, что Сюзанна превратится в такой цветок? Трэвис почувствовал, как в нем растет влечение к ней. Он вновь повернулся к стойке и сделал знак Джеду, чтобы тот снова наполнил вином его стакан. Нет, это не было ошибкой. Тогда Трэвису было не до женитьбы.
В этот момент заиграл оркестр, и все собравшиеся оторвались от карт и игральных костей и повернули головы в сторону сцены.
Занавес поднялся, и на сцену вышла Сюзанна Форто.
– А она просто красавица, босс, – заметил Джед из-за своей стойки; в его голосе звучало почтение.
Трэвис кивнул, не отводя взгляд от Сюзанны. Она была вся в белом. Шелковое платье с глубоким вырезом смело обнажало грудь. Белые кружева, украшенные крошечными жемчужинками, сверкали в лучах сценических фонарей всеми цветами радуги. Их блеск казался откровенно соблазняющим наряду с каждым движением женщины, оживлявшим волны шелка, спадающего на бедра. Волосы Сюзанны были убраны в высокую прическу с множеством локонов, спускающихся на плечо и грудь женщины. Завершали туалет несколько страусиных перьев, скрепленных кружевной лентой и брошью с мелкими бриллиантами.
Мужчины, собравшиеся в «Маунтин Квин» пришли в неистовство еще до того, как Жоржетта Линдсей закончила первую песню. Они кричали, топали ногами, подпевали, стучали кулаками по столу в такт мелодии и хлопали в ладоши.
Нет, семь лет назад Трэвис поступил правильно. Брак не для него. Так было и тогда, и теперь. Кто знает, может быть, от этого выиграли они оба. Другое дело оказаться с ней в одной постели. А это никогда не поздно. Конечно, если этого захочет леди.
* * *
– Замолчи, Клэренс, – отрезала Сюзанна. В ее голосе звучало раздражение. Когда-то она вообще не могла нагрубить кому бы то ни было. Но теперь все изменилось. Сюзанна сняла украшение из страусиных перьев и бросила его на туалетный столик. – Ведь я поступаю именно так, как ты и говорил. Поэтому тебе лучше замолчать и не раздражать меня.
– Но ты все еще не можешь забыть его, не так ли, Сюзанна? – настаивал Клэренс. Его хмыкание действовало ей на нервы. – Я знаю, не можешь забыть. Признайся.
Сюзанна резко повернулась и посмотрела на Лонше.
– Конечно, не могу. Этот человек оставил меня одну у алтаря собора Сент-Луиса перед толпой моих родственников и друзей. На много месяцев я стала объектом насмешек целого города. Поэтому Трэвис мне до сих пор небезразличен. Я люблю его, Клэренс. И какое имеет значение, если я выгляжу дурой? Или то, что после всего этого джентльмены стали смотреть на меня иначе?
У Клэренса хватило такта смутиться под градом ее признаний.
– Извини. Просто ты так обрадовалась встрече с ним.
– А разве я должна была вести себя иначе?
Сюзанна заменила пучок страусиных перьев на более скромный, перевязанный белыми и синими лентами в тон очередному платью. Затем она оценивающе посмотрела на себя в зеркало. Трэвис пригласил ее на ужин, и ей хотелось выглядеть как можно лучше, поэтому Сюзанна выбрала шелковое белое платье с синими крапинками. Глубокий вырез, обрамленный валенсийскими кружевами, был достаточно смелым, чтобы будоражить воображение поклонников, и в то же время не слишком вызывающим. Кружева также украшали рукава и низ юбки.
Сюзанна старалась не обращать внимания на Клэренса и молила бога, чтобы менеджер поверил ей. Порывшись в одной из дорожных сумок, она достала жемчужное ожерелье и плащ, который был на ней во время путешествия. Накинув его на плечи, Сюзанна направилась к выходу, но у двери остановилась. Пожалуй, в этом плаще ей будет слишком неуютно холодной весенней ночью, тем более в городе, расположенном в гористой местности.
– Куда ты собралась, Сюзанна? – спросил Клэренс. – К нему? Сюзанна сделала вид, что не слышит его вопрос, сняла плащ и надела другой, висевший на крючке у двери. Как хорошо, что она попросила Эдди захватить в салун оба плаща! Этот был гораздо теплее и к тому же имел капюшон.
– Сюзанна! – на этот раз голос Клэренса прозвучал достаточно резко.
Она смерила Лонше взглядом.
– Я собираюсь поужинать, Клэренс.
– Хорошо. Но не забывай, зачем мы сюда приехали, – добавил он ей вслед.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Отверженные сердца - Биггз Шерил



Сюжет не плохой, но слишком много ненужных сцен...
Отверженные сердца - Биггз ШерилМилена
16.10.2014, 10.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100