Читать онлайн Город ангелов, автора - Бигелоу Лора, Раздел - Пролог в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Город ангелов - Бигелоу Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Город ангелов - Бигелоу Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Город ангелов - Бигелоу Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бигелоу Лора

Город ангелов

Читать онлайн

Аннотация

Милая девушка Элси Хьюмиш мечтает стать ведущей рубрики в модном журнале. Для этого она должна преобразиться в раскованную, современную “горячую штучку”. Элси в своем новом облике посещает ночной бар, знакомится там с потрясающим парнем Алексом и проводит с ним ночь. И лишь потом она узнаёт, что Алекс – вовсе не Алекс, а эта история получает неожиданное продолжение…


Следующая страница

Пролог

Город Ангелов. Город бездельников, туристов и миллионеров. Город-сокровищница. Город-пляж.
Здесь абсолютно все и абсолютно всегда ходят в шортах и сандалиях. Сиеста здесь переходит в фиесту так быстро, что вы не успеваете и глазом моргнуть. Все женщины, встреченные вами на пути, одеты ровно настолько, насколько это необходимо, чтобы не попасть в полицию за оскорбление нравственности. Впрочем, в Городе Ангелов планка этой самой нравственности сильно завышена. Или занижена. В зависимости от того, сидите вы, лежите или стоите.
Так вот, в этом прекрасном городе, в самый полдень, на самом берегу бирюзового и ленивого океана в шикарном отеле собрались несколько мужчин. Собственно, и в этом не было ничего необычного – в Городе Ангелов полно мужчин. Но эти…
Они были в деловых костюмах. Они сидели не на пляже, а в душном офисе, и они ЗАНИМАЛИСЬ ДЕЛАМИ.
Один из них, невысокий толстячок в сером с искрой костюме от Армани, потряс в воздухе пухлым пальцем и провозгласил:
– Вы меня хоть убейте, но со всем этим надо что-то делать. Согласен, вина и машины идут хорошо, но ведь это несерьезно, господа. Они всегда идут хорошо, даже если о них будет писать учительница воскресной школы.
Высокий блондин с унылым лошадиным лицом фыркнул.
– Отличная мысль, дорогуша. Надо ее где-то использовать.
– Мне не смешно, Джек! Для тебя это всего лишь хобби, я понимаю, но для меня это бизнес. Я в нем с младых ногтей. Когда я начинал, глянцевых журналов на всю страну набиралось штук сорок, не больше, а теперь? Каждый паршивый ночной клуб, каждый ресторан норовит выпустить свой. Конкуренция…
– Не надо драматизировать. Мое, как ты выразился, хобби, обходится мне в кругленькую сумму, так что я серьезен, как девственница на исповеди. Кит, а ты почему молчишь?
Взоры всех присутствующих обратились к еще одному участнику деловой встречи. Некоторое время все безмолвно созерцали его широкую спину, обтянутую белоснежной рубахой того небрежного покроя, который сразу выдает истинную стоимость вещи. Затем обладатель атлетической спины повернулся и мягкой, стелющейся походкой направился к столу. Секретарша, щелкавшая клавишами компьютера, на миг замерла и совершенно явственно вздохнула. Ее можно было понять.
Киту Крейну было тридцать три, выглядел он на двадцать семь, и вздохи женщин давно уже стали для него делом привычным. От первых, робких вздохов изумления – неужели еще не перевелись такие самцы?! – до завершающих, томных и страстных вздохов – возьми меня, возьми немедленно и не покидай мою постель никогда!
У Кита Крейна были темно-русые волосы, подстриженные коротко и вроде бы небрежно. Зеленые глаза хищника из отряда кошачьих. Смуглое от загара лицо, с успехом подходившее и римскому легионеру, и мужественному ковбою с Дикого Запада, и современному аристократу. Густые брови, девически длинные ресницы, легкий намек на будущую щетину и неотразимый бледный шрам на верхней губе. Да, пометьте себе: никакого сходства со звездами Голливуда. Во всех голливудских самцах не набралось бы и половины мужественного обаяния этого сногсшибательного мужчины.
Кит Крейн всю жизнь проработал репортером, причем репортажи его касались либо войн, либо жизни в неизведанных уголках планеты, и неизменно становились сенсацией. В какой-то момент его авторитет в журналистике стал настолько велик, что Кит решил немножечко побыть боссом. В итоге на сегодняшней встрече он присутствовал в качестве… ну, скажем, главного редактора нескольких глянцевых журналов для мужчин. Разумеется, самых успешных.
Номинальным хозяином всех этих изданий являлся пухленький толстячок, а спонсорские деньги поступали от Джека. Все остальные молчаливые участники встречи являлись владельцами и редакторами более мелких и менее успешных издательских концернов, входивших в империю толстячка.
– Итак, Кит, что скажешь?
– Нужно съездить и разобраться на месте. Разумеется, придется сократить штат, выкинуть вялые рубрики, поменять обозревателей… Босс, вы хотите, чтобы этим занялся именно я?
– Да! И поскорее. Тут требуется рука мастера.
– О’кей. Кто-нибудь знает, какая погода во Фриско?


Сан-Франциско. Зеленый район, где находятся дома тех, кому по карману удрать из мегаполиса и обосноваться поближе к природе. Возле симпатичного коттеджа стоит серый «БМВ», из которого тщетно пытается вылезти девушка.
Вначале на землю летит сумочка, из которой вываливаются ключи, потом девушка наклоняется за ключами, и тут выясняется, что она забыла поставить машину на ручной тормоз. Тяжеленное колесо вальяжно переезжает сумочку, в которой что-то подозрительно хрустит. Девушка в отчаянии бормочет что-то, способное довести до инфаркта учительницу воскресной школы. Наконец автомобиль побежден и заперт, останки сумочки собраны в пластиковый пакет, ключи крепко зажаты в кулаке, и девушка открывает калитку своего палисадника…
В этот момент из трех отверстий внизу входной двери вырываются три лохматых сгустка счастья. Они прыгают на девушку со всех сторон и издают не столько лай, сколько вопли радости. С невысокого забора на эту картину добродушно и слегка презрительно щурится толстый котяра.
Девушка преодолевает последние метры, отделяющие ее от дома. Дверь закрывается, в последний момент котяра успевает нырнуть в такую узкую щель, что даже удивительно, как он туда пролез.
Таким образом, почти все действующие лица этой абсолютно безнравственной истории медленно, но верно приближаются к выходу на сцену. Третий звонок…
1
– Почему ты такого цвета?
– Нормального я цвета, отстань.
– Ты малиновая. Это ненормально.
– Я разрумянилась. Отвяжись.
– Ты даже бордовая. Я не называю тебя свекольной, потому что это не слишком романтично.
– Фло, я просто запыхалась, вот и все. У плиты жарко.
– Элси, у плиты ты стояла полчаса назад. Кстати, печенье великолепно, но тебя надо за него четвертовать. У меня же свиданка вечером. Я не влезу ни в одно платье.
– Вот именно о свиданке я и хотела поговорить.
– Со мной?! Дорогая, ты уверена, что я – это именно то, что тебе нужно…
– Фло, мне не до смеха…
В небольшой уютной гостиной расположились за низеньким столиком две девушки. Одна, та, которую зовут Фло, – худая, высокая, рыжая, эффектная и вся какая-то… стремительная. Вторая – Элси Хьюиш. Про таких завистники говорят: «Она всегда выглядит так, будто пять минут назад встала с постели». В этой девушке нет ни грамма той стремительной экстравагантности, которая так и рвется наружу из ее подруги. Элси – блондинка, у нее пышные медовые локоны, которые с трудом поддаются любым попыткам причесать или уложить их. Лицо у Элси свежее, румянец неяркий, губки розовые и соблазнительные, а еще – еще создается такое впечатление, как будто по этому милому личику только что очень нежно провели слегка влажной губкой. Блестят синие глаза, чудесные ресницы черными стрелами отбрасывают тени на щеки… Когда Элси смеется, на щеках у нее появляются ямочки, которых она страшно стесняется. И еще у нее мелкие ровные зубки, само собой, напоминающие жемчужины. Одним словом, она очень мила. И это – ее крест.
Сколько Элси Хьюиш себя помнила, ее все считали ОЧЕНЬ МИЛОЙ ДЕВУШКОЙ. В этом определении есть свои положительные стороны, но иногда любая ОЧЕНЬ МИЛАЯ ДЕВУШКА начинает страстно мечтать о том, чтобы ее считали КЛЕВОЙ ТЕЛКОЙ. Или, на худой конец, горячей штучкой. Или даже стервой. Но только не ОЧЕНЬ МИЛОЙ ДЕВУШКОЙ.
В жизни Элси Хьюиш этот момент наступил довольно давно. По кривой дорожке пойти не удалось, поэтому Элси стала обозревателем в глянцевом журнале. Журнал повествовал о ночной жизни Сан-Франциско, с половины его страниц на читателей таращились малоодетые красотки, хищно блестели фарами спортивные машины и надменно сверкали ювелирные украшения. Оставшуюся половину занимали самые различные рубрики, в которых загадочные персоны типа Бобби-Малыша и Бензинового Джо советовали чаще продувать карбюраторы и ни в коем случае не пить «бакарди» холодным, а Бомбочка Люси рекомендовала читательницам не слишком увлекаться трусиками-танго, потому что они идут процентам пяти из всех женщин, носящих нижнее белье.
Одним словом, Элси работала обозревателем в журнале «Ночные огни» и называлась Следопыт Эл. На ее долю выпало посещение вполне пристойных вечеринок и экспертиза не слишком дорогих ресторанов и баров. Элси довольно быстро научилась разбираться в хорошем вине и столовом серебре, а вскоре у нее образовалось даже нечто вроде фэн-клуба!
И вот три дня назад безоблачная жизнь дала трещину. Колен, главный редактор журнала, вызвал Элси к себе и загробным голосом сообщил, что редакционная политика резко меняется. Якобы, из Лос-Анджелеса, от Главного Босса пришло распоряжение. Вернее, не распоряжение, а новый генеральный директор… Короче говоря, политика меняется. Дальше последовали комплименты в адрес Элси, уверения в том, что еще ни с кем Колену не работалось так легко и приятно, но… но… но!
Но надо изменить стиль ее статей. Добавить огня. Забудь о домохозяйках и нецелованных девицах, Элси. Твой читатель – пресыщенный и развращенный житель Фриско. Проведи его по злачным местам. Приоткрой тайны соблазна. Одним словом, больше секса, Элси!
Поразмыслив над заданием, Элси поняла, что у нее осталась одна надежда – рыжая Фло с ее неуемной и весьма любвеобильной натурой. Именно поэтому они сидели сейчас за столом, ели шоколадное печенье, пили малиновый ликер и собирались перейти к консультациям по данному вопросу.
Элси нервно поправила блокнот, норовящий сползти с коленей, и неестественно бодрым голосом заявила:
– Итак, Фло, опиши мне вашу первую встречу с Джонни в интимном смысле. Не стесняйся – но и не приукрашивай.
В желудке стало горячо, и виной тому был отнюдь не ликер. Биш, пекинес с нордическим характером, зевнул и вытянулся поперек дивана, всем видом демонстрируя явное пренебрежение к смешным человеческим проблемам.
Фло отпила ликер и нахально уставилась на Элси. На алых и блестящих от ликера губах расцвела ехидная улыбка.
– Встреча в интимном смысле называется секс, Элси. Ты хочешь, чтобы я рассказала, как мы с Джонни трахались?
Элси торопливо схватилась за ликер. Черт бы побрал Фло, Колена и развращенных читателей «Ночных огней»!
– Н-ну… в принципе…
– Элси, дорогая, если ты хочешь об этом писать, ты должна называть вещи своими именами.
Элси сглотнула. Боже, какой дурой она себя ощущает! Ну что же поделать, если у нее самой нет сексуального опыта, вернее, нет такого, каким стоило бы поделиться с развращенными читателями?
Элси любила свою прежнюю колонку. По натуре замкнутая, на страницах своих статей она становилась другим человеком, любопытным и остроумным. Следопыт Эл был ее проводником в мир людей… Но ничего. Она справится. Писать она умеет, а материал подкинет Фло.
– Итак, Фло… Случилось ли ЭТО на первом же свидании? Если да – то почему, если нет – тем более почему? Кто предложил – он или ты? Ты хотела этого, или все случилось само собой? Вы подготовились, или все произошло спонтанно?..
– Другими словами, ты хочешь узнать, как скрипела кровать, как летели в разные стороны порвавшиеся презервативы и как сплетались в жарком объятии влажные тела? – Рыжая бестия улыбнулась и подмигнула алой, как ликер, подруге. – Послушай, Элси. Возможно, ты удивишься, но сексом занимаются живые люди, а не Барби с Кеном. Я понимаю, тебе хотелось бы описать волшебную картину, в которой никто не запутался в трусах, презервативы наделись сами собой, а сам процесс сопровождался музыкой сфер. На самом деле все обстоит проще… и смешнее. Например, очень трудно совместить порыв страсти и снимание мужчиной носков. Кроме того, человеческие тела при соприкосновении иногда смешно чмокают. Кровать действительно скрипит. Резинки рвутся. Но если правильно ко всему этому отнестись, получится очень здорово.
Элси сердито фыркнула.
– Не делай из меня дуру! Мне просто не нравится описывать… прозаические вещи.
– Гм… Что тебе не нравилось, так это секс с Маркусом.
– С Маркусом у нас все было о’кей!
– «Секс» и «о’кей» – понятия несовместимые.
Фло всегда недолюбливала Маркуса, хотя, надо отдать ей должное, никогда не выдавала фраз типа «А ведь я тебе говорила, что он козел!».
– Элси, тебе нужно найти принципиально иной подход к своим статьям. Поменьше кружев, лимузинов и сладких слюней. Тебе нужно, скорее, нечто вроде «Десять Маленьких Штучек, Которые Его Заводят».
– Я не для «Космо» пишу, дорогая подруга. Это все тот же добрый старый журнал «Ночные огни». Всего-навсего немного секса. Как сказал Колен: «В чем проблема, дорогая? Просто вспомни свое последнее свидание и опиши его».
Элси вздохнула и пригорюнилась.
В чем проблема? Да вот именно в этом. Не было у нее никакого свидания, во всяком случае такого, которое стоило бы вспоминать. Пройтись по новым барам, послушать джаз – это она могла, но как описать секс, который был больше года назад, да еще и с Маркусом!
Фло неоднократно пыталась ее с кем-нибудь познакомить, вытащить на вечеринки, но Элси отнекивалась. Словно улитка в раковину, она заползала в свой домик, где собаки и коты, где телевизор по вечерам, мороженое с карамелью, овощные соки и разгрузочные дни, где не надо причесываться сразу, как только встала с постели, где все тихо и мирно, тепло и сонно…
Надо же было случиться этой реорганизации!
Фло кашлянула, нарушив затянувшуюся паузу.
– Короче, я знаю, что надо сделать.
– Что?
– Идешь в ресторан. Снимаешь парня. Танцы, коктейль, возможно – поцелуй, а то и секс – и статья о первом свидании готова.
Пальцы Элси нервно заскользили по шелковой подушечке.
– Это ты так можешь. Я не могу.
– Возможно, так не может тихая сладкая скромница Элси Хьюиш, но Следопыт Эл – вполне! Кстати, меняем имя. Ты будешь… Душенька Элль!
– Я надеялась, что мне удастся обойтись без личного опыта. Просто помоги мне с первой статьей, Фло!
– И ты полагаешь, это прокатит?
Элси снова вспомнила Колена.
Мы живем в эру телевидения, Элси. Все сидят по домам и пялятся в ящик. Нужно нечто интригующее, нечто, что заведет всех этих лентяев. А что может завести сильнее, чем секс?
Что она могла ответить Колену, особенно, если учесть, что в глубине души Элси Хьюиш всегда недоумевала – и за что это все окружающие так любят этот самый секс?
Фло сдалась.
– Ладно. Я все равно настаиваю, что тебе нужно Приключение. Но про нас с Джонни, так и быть, расскажу…
– Да, да, пожалуйста, Фло!
На этот звонкий вопль в комнату явился Буш – огромный черный водолаз, за ним вбежал Бош, мохнатое белое существо неопределенной породы. Огромный рыжий кот Малдер приоткрыл желтый глаз. На подоконник мягко и бесшумно вспрыгнула Тара – сиамская кошечка. Фло рассмеялась.
– Пришло время вечерней сказки от тетушки Фло, зверье!
– Думаю, Таре стоит заткнуть уши. Насколько мне известно, она еще девственница, – улыбаясь, заметила Элси.
– Слушайте и учитесь, люди и звери! Итак, Джонни. Прежде всего, у него самый потрясающий язык в мире. Для начала он щекотал им мое ушко… потом перешел на шею… потом ниже, еще ниже – а потом я взяла и кончила!
Элси нервно сглотнула и попыталась улыбнуться.
– Все это очень… впечатляюще.
Уши у нее пылали, она не знала, куда девать глаза. Чтобы скрыть хотя бы ЧАСТЬ своего смущения, она торопливо обмакнула печенье во взбитые сливки и поспешно отправила его в рот. Фло возмущенно уставилась на подругу.
– Впечатляюще?! Да это было сногсшибательно! Невероятно! Потрясающе! И именно поэтому, после того, как я смогла отдышаться, я принялась за дело и нанесла Джонни ответный визит, а в ЭТОМ виде спорта я истинный спец…
Элси записывала, пылала, глотала печенье, запивала ликером, ужасалась про себя, вставляла идиотские замечания – одним словом, работа кипела. Наконец, когда ликер закончился, Фло запыхалась и разрумянилась, а Элси окончательно уверилась в том, что секс – не ее стихия, она откашлялась и заявила:
– Теперь, если позволишь, я задам тебе несколько общих вопросов. Всегда ли ты носишь с собой запас презервативов?
– Всегда! Безопасный секс – забота всех и каждого.
– Но в таком случае – не выглядит ли весь процесс ухаживания несколько… расчетливым? Раз ты берешь с собой презервативы, значит, определенно рассчитываешь на секс?
– Скажи, пожалуйста, а пожарная сигнализация у тебя на кухне – это залог того, что обязательно случится пожар? Нет, это всего лишь предосторожность. Слушай, а ты скаутом-то была?
– Была, но насчет презервативов нас не предупреждали. Следующий вопрос. Как узнать, с кем можно переспать?
– Ну, этот парень должен… хорошо танцевать… хорошо выглядеть… быть лапочкой. Джонни, к примеру, привлек меня – в жизни не догадаешься! – температурой тела.
– Чьего?!
– Своего, разумеется, балда! Он оказался таким теплым на ощупь, что я сразу поняла – с ним и в койке будет горячо.
– Ты спала с ним, потому что он горячий на ощупь?!
– Откуда этот ужас в голосе, Элси? Это всего лишь секс!
– Для меня это никогда не было простой вещью…
– Это потому, что подсознательно ты всегда этому сопротивлялась.
– На меня мужчины не реагируют так, как на тебя.
– Во-первых, это ерунда, а во-вторых, если бы ты надела что-нибудь посексуальнее старого джемпера и не выглядела такой серьезной, они бы пачками валялись у тебя в ногах.
– Ты имеешь в виду, если бы я была другим человеком… Но что я могу поделать? Я – это я.
– Да не ты это, в том-то и дело! Ты же чувственная натура, это и ежу понятно!
– Что ты говоришь!
– А ты что говоришь?! Посмотри вокруг! Все эти шелковые покрывала. Алый и оранжевый цвета. Ароматические свечи. Твоя шелковая пижама. Бокалы. Ликеры. Взбитые сливки. Ковры. Занавески над кроватью. Зеркала. Цветы.
– Фло, но ведь я…
– Идем дальше! Музыка. У тебя вся стена занята полками с кассетами. И что же на них? А на них боссанова, на них танго и французский шансон! И – посмотри на себя в зеркало! Если бы ты видела, как слизываешь с пальцев взбитые сливки…
– Фло! Прекрати! Мне придется отказаться от сливок.
– Черта с два ты откажешься! Я права. Задействованы все чувства – осязание, обоняние, цвет, свет, слух, вкус. К твоему сведению, секс – если это настоящий, хороший, качественный секс – касается ровно тех же самых чувств. Тебе не хватает самой незначительной, малюсенькой детали.
Элси невольно улыбнулась.
– Какой же, Фло?
Рыжая бестия ухмыльнулась и победно провозгласила:
– Парня, который посреди твоего душистого, мягкого и музыкального великолепия отдерет тебя до изнеможения!
Элси не выдержала, замахала руками и захохотала. После, вытерев выступившие на глазах слезы, она заявила:
– Фло, если этот парень появится, ты узнаешь о нем первая!


На следующее утро Элси позволила себе поваляться лишний час в постели, затем встала, выпустила на прогулку собак и покормила вернувшегося с ночной охоты Малдера. Ее ждала работа, но Элси подсознательно оттягивала этот момент.
Разумеется, Фло права. Будь это ее собственный сексуальный опыт, вышло бы убедительнее. Неплохо было бы – чисто гипотетически! – встретить такого вот горячего Джонни…
Маркуса никак нельзя было назвать горячим. И целоваться он не любил… Впрочем, им было хорошо вдвоем. Они ходили на концерты. В театр. В рестораны. Обсуждали прочитанные книжные новинки. Слушали музыку. Маркус был милым! Ровно до того момента, как бросил ее…
Собаки с веселым лаем ворвались в кухню, Тара взлетела на холодильник и с неодобрением воззрилась на них с высоты. Элси невольно рассмеялась…
Странно, до вчерашнего вечера она искренне считала свой дом уютным гнездышком, закрытым для бурь и страстей. Слова Фло перевернули ее представления с ног на голову.
Элси прошлась по комнатам, новыми глазами глядя на привычную обстановку. Какая странная вещь – подсознание… Вот диванчик в гостиной. Да, он удобен до такой степени, что хочется визжать от удовольствия. Его мягчайшие подушки буквально обволакивают ваше тело…
Вот столик вишневого дерева – изящная антикварная безделица, абсолютно ненужная в хозяйстве, но идеально подходящая к темно-вишневому ковру и лиловым занавескам. Элси нашла его в каком-то магазинчике на Джексон-авеню. Все поглаживала лакированную столешницу, скользила пальцами по причудливым изгибам древесных узоров…
Ее дом был наполнен живыми вещами. Во всяком случае, таковыми они являлись для Элси. Никогда она не смогла бы приобрести, скажем, модный светильник, похожий на штопор и увенчанный нарочито неряшливым бумажным абажуром. Не признавала стульев с железными ножками. Ненавидела нейлон.
Бархат и шелк, невесомый шифон, теплый мех, снег страусовых перьев. Бусины и бамбук, приглушенный свет, аромат живых цветов и цветочные свечи…
Она вернулась на кухню, машинально потрепав по голове Буша – благо, его голова доставала ей до пояса. Кухня была выдержана совсем в другом стиле. Солнце и яркие краски. Желтые занавески даже в пасмурные дни создавали ощущение солнечного дня. Декоративные тарелки и кружки расписаны подсолнухами. Десятка три кружек на деревянных крюках – с коровами и поросятами, кошками и гусями, кружки-игрушки, кружки-сказки на ночь. Элси очень любила свою кухню.
Она любила весь дом, любила безоговорочно и неистово – до вчерашнего вечера. Теперь к любви примешалось нечто вроде опасливого изумления – неужели все так, как говорила Фло?
Элси закрыла глаза и с наслаждением зарылась лицом во влажные лепестки хризантем. Горьковатый запах пьянил, кружил голову. Наверное, она и впрямь чувственная особа.
Жаль только, так и не нашлось в ее жизни мужчин, способных раскрыть эту чувственность. Вообще-то их в принципе было немного, мужчин. Трое, включая Маркуса. Все трое были, скорее, интеллектуальными партнерами, нежели чувственными. Чувственность – и сексуальность. Стоит подумать над этим сопоставлением в статье. Или слишком заумно?
– Все, ребята, теперь тихо и не мешаться под ногами. Мама Элси идет работать.
Под кабинет она переделала вторую спальню. Несмотря на компьютер, здесь не было и намека на технический прогресс. Дерево, бронза, мех на полу, удобное кресло, похожее на трон.
Элси включила компьютер, придвинула поближе вазочку с леденцами и раскрыла вчерашние неприличные записи.
Звери, как всегда, бесшумно просочились в кабинет и заняли привычные места. Элси улыбнулась. Буш улегся на голый пол перед камином – там было прохладнее всего. Бош примостился возле своего громадного друга, независимо сипящий пекинес прошествовал к низкому диванчику. Тара и Малдер отсутствовали. Видимо, грелись на солнышке снаружи.
Элси вздохнула и приступила к созданию эротического шедевра.
2
Из статьи Душеньки Элль в журнале «Ночные огни», так и не увидевшей свет:
«…Привет, Сан-Франциско! Ночь сдернула покровы соблазна – и вот перед вами ваш старый знакомец, Следопыт Эл. Но что это? Откуда эта рыжая грива? Эти длинные ноги, эта умопомрачительная грудь, эти загадочно мерцающие зеленые глаза? И почему так насмешливо улыбаются влажные алые губы? Вы удивлены? Не пугайтесь. Перед вами моя новая ипостась – знакомьтесь: Душенька Элль!».
Боже, какая чушь!
«Итак, ресторан мы выбрали на прошлой неделе, оркестр сыграл нам великолепную программу, но что же дальше? Чем закончится эта ночь? И вот мы сидим за столиком, потягиваем коктейль, слушаем заключительные аккорды и мучительно думаем – чем же мы займемся после мороженого? Возможно, нас ждет близость…[зачеркнуто]… интимная сцена… [зачеркнуто]… половой акт… МОЖЕТ, НАМ ПЕРЕПИХНУТЬСЯ?».
Элси в отчаянии уставилась на экран. Фло отличная рассказчица, только ее речевые обороты нуждаются в правке… но при этом немедленно теряют всякую ценность. То, что она так остроумно описала парой фраз накануне вечером, у Элси выходило похожим на абзац из учебника по сексопатологии.
Нет, Фло права, здесь нужен только личный опыт… Плюнуть на все, последовать ее совету, отправиться в один из хорошо знакомых баров при каком-нибудь отеле, снять парня…
Но все дело в том, что Элси никогда этого не умела. Для нее секс был возможен только после долгого подготовительного периода, когда знакомство длится уже не один месяц, когда к человеку привыкаешь и уже не так боишься первого раза…
О, она готовилась ко всем трем «первым разам»! Подбирала музыку, зажигала ароматические свечи, расставляла цветы. Заранее готовила изящную закуску…
Везет Фло. Вот уж она никогда в жизни не заботилась об элегантности и пристойности. Секс она любила в том виде, в каком он ей, так сказать, доставался, и ухитрялась получать от него максимум удовольствия.
Элси в отчаянии посмотрела на календарь. У нее осталось меньше недели. Может, просмотреть письма читателей?
«Дорогой Следопыт Эл! Большое тебе спасибо за обзор от пятнадцатого числа. Я словно воочию увидела великолепную обстановку и даже почувствовала аромат чудесного кофе… Мне семьдесят пять, и я практически не встаю с постели…».
«Дорогой Эл! Джаз это клево и я понял это только благодаря тебе. Меня прАперло когда ты описывал тусню в Камбек Хаус и теперь я всегда буду ево слушать… Мне четырнадцать лет, я учусь…».
М-да, интересно, что ее читатели смогут вынести полезного из будущих опусов Душеньки Элль?
Еще с полчаса она вглядывалась в собственные мысли, которые уводили ее все дальше и дальше от заданной темы. Когда она дошла до размышлений о том, в какой горшок лучше пересадить на зиму оранжевую хризантему, оглушительно задребезжал телефон. Элси вздрогнула и схватила трубку.
Это была мама, и Элси немедленно расслабилась. Они с мамой были настоящими друзьями, это началось очень давно, с тех самых пор, как двадцать лет назад ушел из семьи отец. Семилетняя Элси вряд ли понимала, что именно переживает ее мать, но изо всех сил старалась поддержать ее.
С тех пор помогать маме вошло у нее в привычку.
На этот раз оказалось, что из строя вышел кондиционер. Саванна даже в апреле – раскаленный городок, и без кондиционера там не обойтись. А еще в маминой жизни наметились перемены. Новый домовладелец, мистер Сандерс, судя по всему, проникся к ней нежными чувствами. Собственно, по этому поводу мама и звонила.
– Элси, дорогая, но ведь это же неприлично, правда?
– Что именно, ма?
– Он хочет отремонтировать кондиционер за свой счет, а я не разрешаю.
– Вообще-то напрасно. По-моему, он хороший человек.
– Он прекрасный человек, но ведь это не повод принимать от него материальную помощь! Я сказала, что вполне в состоянии оплатить ремонт сама. Ты не могла бы выслать немного денег, Элси? Долларов двести.
Элси тихонько вздохнула. Громко вздыхать было нельзя – мама непременно впадет в панику и расстроится. Только вот денег пока взять неоткуда – аванс ей выдадут только после предоставления статьи. Пообещав матери выслать деньги, Элси положила трубку на рычажки и задумалась.
Жаль, что мама заартачилась… Помощь была бы кстати, потому что денег совсем не так много, как хотелось бы. Вот если бы у них имелись сбережения…
Элси закусила губу. Сбережения лично у нее имелись ровно до того момента, как Маркус исчез, прихватив их с собой…


Они прожили вместе почти год. Первое время Маркус казался влюбленным до такой степени, что Элси даже чувствовала себя неловко. Потом Маркус занялся каким-то бизнесом, дела пошли не очень хорошо, и он немного замкнулся в себе, однако по-прежнему – так она считала – любил Элси.
Элси привыкла видеть в окружающих скорее хорошее, нежели плохое, и ей казалось, что она неплохо умеет разбираться в людях. К тому же очень трудно предположить, что человек собирается удрать завтра утром, если сегодня вечером, ложась в постель, он оживленно обсуждает с тобой долгожданную совместную поездку на Багамы.
Наутро он исчез. А Элси спряталась в своем домике, отгородилась от всего мира, и еще долго не сможет верить мужчинам. Фло может болтать все, что угодно, но еще одного удара ниже пояса Элси Хьюиш может и не вынести.
Она печально усмехнулась и представила себе Фло. Надо попытаться мысленно слиться с ней, стать на некоторое время ее воплощением, и тогда статья получится, обязательно получится…
И статья получилась. Может быть, это и не было шедевром, но самой Элси понравилось. Ничего вульгарного, эротика без порнографии, соблазн без пошлости, прямо то, что Колен и заказывал. Элси с довольной улыбкой перечитывала последний абзац, когда телефон вновь рассыпался трелью. Как пишут в плохих романах, ничто не предвещало беды…
Голос Фло был ЧУТОЧКУ менее жизнерадостным и ЧУТОЧКУ более напряженным, чем обычно.
– Привет, Элси. Как делишки?
– Отлично. Даже не ожидала, что буду так свежа после полбутылки ликера. А ты?
– Успокой меня, подруга. Скажи, что ты еще только проснулась и не начинала работать.
– Наоборот, я проснулась рано и села за работу, а сейчас я ее уже закончила… Боже, только не это! Ты не хочешь, чтобы я…
– Что-то вроде этого.
– Фло, нет!
– Элси, мне страшно жаль, но… это нельзя печатать. Понимаешь, Джонни считает, что это слишком интимно…
– Но ведь никто на свете не будет знать, что это про вас!
– Он говорит, достаточно, что это будем знать мы трое.
– С каких это пор ты стала слушаться мужчин?
Элси лихорадочно пыталась изобразить легкомысленный смех, но это плохо получалось. Фло сказала задумчиво:
– Знаешь… С Джонни все как-то не так, как с остальными. Понимаешь, мне в кои-то веки не хочется больше никого…
– А как же твоя теория «с одним сплю, с другим флиртую, третьего имею в виду»?
– Думаю, Джонни с успехом заменил всех троих. С ним я и сплю, и флиртую… и мечтаю о каждой новой встрече.
– Фло, ты меня уничтожила. Что мне теперь делать?
– Попробуй убрать из статьи все детали… Но лучше – сними мужика. Свежие фрукты вкуснее замороженных.
– Фло, скажи честно, ты видишь меня в этой роли?
– Вполне, а платье надень то, голубенькое.
– Никогда!
– Не забудь, под него не нужен лифчик.
– Я сказала, никогда в жизни!
– И чулки, не колготки.
– Я не пойду!
– Высокие каблуки, сумочка серебряная, на цепочке…
– Ты толкаешь меня на панель!
– И не забудь презервативы. Как только вернешься – немедленно звони. Пока.


Колен, которому Элси принесла безжалостно искромсанную и кастрированную статью «без деталей» только мотал лохматой головой и сокрушенно взмахивал сигаретой.
– Нет, нет… Нет, Элси, это никуда не годится. Вяло, деревянно, скучно. Такой, знаешь, секс для Барби и Кена.
– Но, Колен…
– Где напор? Динамизм? Легкая ирония? Душенька Элль – это хорошо, но ведь ты заявляешь ее, как ипостась Следопыта Эла? Так исследуй секс. Распиши свидание по нотам, укрась его горячими деталями – детка, неужели я должен тебя учить? Наверняка у тебя семь раз в неделю такое происходит, не будь жадиной, поделись с читателем.
– Я полагала, наш журнал ориентирован на менее озабоченный круг читателей…
– Можешь об этом забыть, Элси. Ты не представляешь, сколько домохозяек тайком зачитываются «Плейбоем».
– Им можно только засматриваться…
– Все. Открываю тебе страшную тайну. На следующей неделе к нам прибывает новый злой вице-президент. Речь пойдет о полном преобразовании. Скажу тебе честно – грядут сокращения. Я очень хочу сохранить тебя и твою колонку, но для этого ты должна постараться и потрясти меня. И его тоже.
– Я постараюсь…


Тем же вечером, по телефону.
– Фло?
– Элси, я сейчас не могу…
– А мне плевать, что ты не можешь. Немедленно рассказывай, как снимают мужиков.
– Что? Ты решилась?
– Это вы с Коленом за меня решили, сутенеры несчастные!
– Элси…
– Вы толкаете меня на панель, и потому ты просто обязана дать мне некоторые наставления.
– Да какие, объясни толком!
– Все. От одежды до первых слов знакомства. От напитков до марки сигарет. От тем разговоров до названия презервативов.
– Гм. Хорошо. Во-первых, не бери резинки с фруктовым запахом, на них у многих аллергия…
3
– Бурбон и сигареты, пожалуйста.
– Сейчас вам все принесут. Какой столик вы выбрали?
– Под пальмой. Это ведь пальма?
Девушка за стойкой почувствовала неясное томление и тяжесть внизу живота. Эти зеленые глаза раздевали ее гораздо быстрее, чем самые ловкие руки. Про что он спросил?..
Некоторое время Кит Крейн дружелюбно и терпеливо наблюдал за оцепеневшей барменшей, затем очень осторожно пощелкал пальцами перед ее носом.
– Милая, я пойду, а вы не забудьте про бурбон.
– Что? О да, да, конечно, извините.
Кит прошел к облюбованной им пальме. Устроился на мягком диванчике, блаженно вытянул длинные ноги, взъерошил коротко стриженые волосы. Благодарение небесам, этот день подходит к концу. Можно расслабиться и глазеть на женщин. Пить бурбон. Курить «Голуаз». Наплевать на весь мир.


Он был корректен, как Матушка Гусыня в своих идиотских стишках! К сотрудникам «Ночных огней» он отнесся почти с материнской нежностью, хотя это было и нелегко.
Прежде всего, он терпеть не мог сотрудников гламурных журналов. Он их и за журналистов никогда не считал, но корпоративная этика, так ее и растак…
Он совершенно точно знал: большинство собравшихся в конференц-зале сотрудников «Ночных огней» будет уволено. Они здесь во Фриско совсем одичали. Издавать журнал о ночной жизни, где все статьи написаны языком старых дев… Бр-р… Главный ему, впрочем, понравился. Рыжий и лохматый Колен сорил сигаретным пеплом, размахивал руками и защищал каждого сотрудника, хотя по глазам его было видно, что он отлично знает им всем цену…


Кит кивком поблагодарил официанта, принесшего долгожданный бурбон. К счастью, это оказался парень.
Из-под пальмы открывался полный обзор всего бара – старая репортерская привычка. Правда, здесь высматривать было особенно некого. Большинство посетителей – либо обслуга отеля, либо постояльцы. У стойки щебечет группа молодых людей в деловых костюмах – наверняка клерки из расположенных поблизости контор. В бары отелей их привлекают скидки в вечерние часы. Несколько женщин за столиками…
Он прекрасно знал этот тип женщин. Ищущий, оценивающий взгляд. Нарочито небрежная поза. Нервно стиснутые пальцы… Женщины в поиске мужчины. Их нельзя назвать проститутками, потому что они занимаются этим не из-за денег. Нет, подобные дамочки обычно достаточно обеспечены, у них неплохая работа, своя квартира, машина, счет в банке – нет только одного. Мужчины. Того, с кем рядом хочется если и не проснуться утром, то хотя бы заснуть вечером.
На улице можно нарваться на преступника, в городском баре – на алкаша или знакомого. Бар при гостинице – наилучший вариант. Восемьдесят процентов из ста, что встреченный здесь незнакомец окажется заезжим. Статус отеля предполагает, что гость вполне респектабелен. Возможно, в другом городе у него есть семья или возлюбленная, так что излишняя настойчивость дамам не грозит. Идеальный и беспроигрышный вариант.
Кит сам не раз вступал в эти мимолетные связи. Некоторые выветривались из памяти начисто, но была пара случаев, которые ему было даже приятно вспомнить…
Он лениво разглядывал женщин, укрывшись в тени пальмы, когда заметил Ее…
Весьма смелое голубое платье облегало изящную фигуру, в которой, впрочем, не было ни намека на, скажем так, худобу. Тонкая талия лишь подчеркивает округлые бедра, высокая грудь скорее полная, однако спокойно обходится без бюстгальтера… если, конечно, это не силикон. Впрочем, нет, вряд ли силикон. Силиконовые груди до омерзения симметричны и идеальны.
Волосы незнакомки были густыми, медовыми и растрепанными в том художественном беспорядке, который в девяноста девяти случаях из ста достигается упорным трудом. Здесь, похоже, оставшийся сотый случай. Кит окончательно уверился в этом, когда незнакомка прошла мимо него к барной стойке, и он увидел у нее в волосах детскую заколку с головой мультяшного котенка. В сочетании с довольно смелым платьем, вечерним макияжем и высоченными каблуками… Кстати, она совершенно не умела на них ходить – споткнулась и едва не подвернула ногу. А еще у нее была потрясающая попка! Очень интересное сочетание. Фигура Мессалины и сердце девочки? Декольте и котенок на заколке…
Кит отпил бурбон, с наслаждением затянулся. Он всегда любил поездки. Новые люди, новые встречи, быстрые сборы, одна сумка через плечо – и весь мир готов стать твоим новым домом… Теперь, правда, не сумка, а элегантный чемодан, в котором можно хранить костюмы. Лет до двадцати восьми он костюмы вообще не надевал.
Странно, думал Кит Крейн. Именно сегодня понять, что скучаешь по журналистике… До сегодняшнего вечера ему казалось, что все эти пять лет он вел интересную и насыщенную жизнь, да это так и было, просто… Просто гораздо интереснее искать приключений на свою задницу, рыскать по всему свету, тонуть в болотах, подниматься на вершины. А чего стоил его последний проект, расследование преступлений одной известнейшей нефтяной компании? Собственно, именно после него Кита и пригласили на руководящую должность. И только сейчас ему пришло в голову – а не потому ли пригласили, что просто не знали, как еще его можно остановить?
Это были совсем уж неуместные мысли. Расслабься, дружище. Ты пробудешь в этом городе еще день, встретишься с хорошим парнем Коленом, а также с той дамочкой, которой сегодня не было на встрече. Следопыт Эл. С ума можно сойти! По крайней мере, с ней все ясно. Она совершенно не подходит для обновленных «Ночных огней». А лохматый Колен ее защищал. Яростно доказывал, что у нее прекрасное чувство языка и высокий стиль. Все верно, только это лишнее. В ход должны идти резкие суждения, жаргонные словечки и горячие темы. Итак, барышню увольняем…
Девица в голубом двинулась в обратном направлении, и Кит поймал ее взгляд. Глаза были синие, мерцающие…
Неуверенная улыбка тронула нежные губы, а потом счастливая обладательница заколки с котенком торопливо отвела взгляд. Смешно, но на мгновение ему стало обидно. Раньше, вроде бы, женщины его не боялись. Совсем даже наоборот.
Между тем девушка положила сумочку, расшитую стразами, на столик, извлекла из нее телефон и прошла в угол бара, за спину Киту. Позади пальмы находился небольшой и уединенный закуток. Для всех остальных он действительно являлся таковым, но Киту даже не надо было напрягать слух…
– Фло?.. Да, это я. И я чувствую себя полной идиоткой… Потому что я выпила уже пять коктейлей в трех барах – глухо!.. Это с тобой не может такого быть, а со мной – запросто… Почему же – никого? Был один, который без спутницы. Выяснилось, что они только что расстались… Разумеется, я помню, что именно в таком состоянии мужчины нуждаются в утешении, но ты не знаешь, почему они расстались… Да потому что он – гей! И только что ей в этом признался… Сама дура!.. Ничего я не саботирую… Нет, я очень хочу, чтобы меня трахнули… Честно…
Кит с живейшим интересом слушал этот бредовый разговор с невидимой Фло, даже чуть подался назад, к пальме.
Что ж там такое-то, а? Пари? Подруга поручила девушке снять парня, а у той не получается?
– Фло, не ори и пойми – я просто не та женщина, которую хочется снять мужчине. Я – тип «лучшего друга». Со мной советуются, мне поверяют тайны, изливают душу – но не снимают меня на ночь. Я иду домой… А что, по-твоему, я еще должна сделать?! Хлопнуть виски и раздеться догола? Сплясать на столе?.. Хорошо, хорошо… Я попробую еще с одним парнем…
Кит вздернул брови и залпом допил бурбон. А что – девочка весьма и весьма. Свежесть девственницы в сочетании с червоточинкой грешницы. Почему бы ему не стать тем самым «еще одним парнем»? И для здоровья полезно…
Он огляделся в поисках реквизита. Существовал приблизительно один миллион способов завязать разговор с женщиной, но всегда лучше использовать что-то естественное.
На полу возле стола, занятого девицей, валялась шариковая ручка. Отлично! Кит скользнул к добыче упругим движением тигра, крадущегося в высокой траве. Он раскроет Тайну Мультяшного Котенка – или он не Кит Крейн!


– Это, случайно, не вы уронили?
Элси с трудом подавила желание подпрыгнуть и заорать. Она вся была погружена в мысли о своей невезучести, и потому зеленоглазый котяра двухметрового роста, выросший перед ней, просто-напросто напугал ее.
– Нет! Ох… Возможно, официантка?
– Можно, я подожду ее появления за вашим столиком?
Явный идиотизм этого предложения указывал на то, что парень намерен завязать знакомство. Отлично! Не надо больше никуда идти. Ноги отваливаются. Проклятые каблуки! Как на них ходят? А ведь она своими глазами видела, как одна девушка точно на таких же ходулях БЕГОМ догоняла автобус!
– Конечно. Садитесь. В смысле – присаживайтесь.
Парень немедленно схватил ее руку и с жаром потряс.
– Меня зовут… Алекс!
– Элси…
– Очень, ОЧЕНЬ приятно.
У него была сильная теплая рука. И очень внимательные зеленые глаза. Чуть насмешливые, но не злые…
Краем глаза Элси отметила, что ее новый знакомый внимательно рассматривает ее. Это не было нахальным ощупыванием глазами, хотя взгляд был, несомненно, мужской.
Алекс вообще был весь очень мужской. Резкие, медальные черты лица, жесткие, коротко стриженые волосы, широкие плечи, фигура атлета – общее впечатление смягчала лишь его улыбка. С одной стороны, и она была очень мужской – особенно из-за тонкого белого шрама, пересекавшего верхнюю губу, – но с другой… У него на щеках появлялись ямочки, а брови чуть вздергивались вверх, благодаря чему лицо становилось юным…
Размышления Элси прервала официантка, появившаяся у столика. Обращалась она к Элси, но смотрела при этом исключительно на Алекса.
– Что будете пить… мисс?
– Даже и не знаю. Алекс, что бы вы посоветовали?
– А что вы пили до этого?
– Фруктовый Радужный Восторг с Вишенками.
– Ого! Повторять не будете?
– У них тут большой выбор. Я бы попробовала что-нибудь еще. Вот, к примеру… Ликерное Танго. Или Горячий Привет из Коленао… Хотите попробовать?
Веселый ужас отразился на лице Алекса.
– Знаете, как говорила одна моя знакомая, цветное не пью! Лучше уж старый добрый бурбон. Пожалуйста…
– Конечно, сэр. Сейчас принесу.
– А мне Ликерное Танго.
– Хорошо.
– Алекс, вы не забыли про ручку?
– Какую ручку? Ах да. Красавица, это не вы потеряли?
Официантка на глазах превращалась в Фруктовый Восторг.
– О, спасибо. Так мило с вашей стороны приглядеть за мной! Я недавно работаю, вечно все теряю…
Пальцы с полуметровым маникюром интимно легли на руку Алекса, а его улыбка сделалась отчаянно соблазнительной.
– Что вы! Для меня удовольствие – приглядывать за такой милой девушкой.
Элси вдруг обнаружила, что ей очень хочется вцепиться официантке в буйные кудри. Интересно. Некоторые люди флиртуют так же легко, как дышат…
Алекс отпустил официантку и тут же завладел рукой Элси. Эффект был потрясающий. В животе стало горячо, ноги превратились в желе, а щеки запылали.
Совершенно необязательно ложиться с ним в постель, пискнул здравый смысл, стремительно теряющий позиции. Они просто поболтают… Интересно, насколько это украсит ее статью?
В зеленых глазах появились золотистые искорки, и здравый смысл забился в предсмертных конвульсиях, зато в полной своей силе и славе выступили вперед Первобытные Инстинкты. Обольститель заговорил на полтона ниже:
– Так что вас привело сюда, прекрасная Элси?
– Зашла выпить коктейль. Сами видите, здесь они необычные. Знаете, и вкус такой…
– К сожалению, сие мне неведомо. Я стараюсь не пить эти компоты под градусом. Они, говорят, влияют на потенцию.
Элси ухмыльнулась.
– Что-то я с трудом представляю себе такой напиток…
– Я так похож на необузданного самца?
– Пока нет. Но на стопроцентного мужчину – точно.
– Это иллюзия. Есть и женская сторона моей натуры.
– В чем же выражается эта сторона в вашем случае?
– Вышиваю крестиком. Кормлю голубей с ладони. Редко – но плачу над мелодрамами.
– Не верю.
– Правильно делаете. Терпеть не могу мелодрамы.
– А голубей?
– Только не с руки. Они настолько наглые, что стоит покормить одного – на голову усядется вся стая.
Элси расхохоталась. Умеренно безумным смехом. Если бы он хоть на минуточку отвел свои золотисто-зеленые глаза…
– Но давайте лучше про вас. Кто вы? Кем работаете?
– Я… э… технический редактор.
[Не скажешь же ему, что на самом деле ты теперь секс-обозреватель глянцевого журнала…]
– Звучит интригующе.
– Понятно. Вы не гуманитарий?
– Н-нет. Моя жизнь связана с практическими занятиями… даже и не знаю, как это лучше назвать.
– Да ладно вам! Не щадите моих чувств. «Технический редактор» не может звучать интригующе. Это просто способ зарабатывать на жизнь.
[И это чистая правда. Десять баксов страница.]
– Вы получили техническое образование?
– Просто за долгие годы освоила основную терминологию.
Приплыла официантка с напитками, и Элси с облегчением вцепилась в высокий бокал, переливавшийся всеми цветами радуги. Алекс поднял пузатенький стакан с бурбоном.
– За новые напитки и новое знакомство.
По ногам и по спине Элси бегали крохотные разряды электрического тока. Грудь ныла и буквально рвалась из платья.
Ликерное Танго состояло из шоколада, аниса, сахара и чистого алкоголя, однако последний ингредиент определению не поддавался, и потому Элси беззаботно прихлебывала из бокала, втайне удивляясь тому, что краски стали ярче, а звуки отчетливее. Во всем теле разлилась необыкновенная легкость, и здравый смысл, захлебнувшись в ликере, замолчал навеки. Элси игриво хлопнула Алекса по руке.
– Ну а вы? Что привело вас во Фриско?
– Почему вы решили, что я нездешний?
– Во-первых, загар. Такого здесь не увидишь, а время отпусков еще не пришло. Ну и вообще…
Алекс усмехнулся.
– Я из Лос-Анджелеса. Здесь по делам, на пару дней.
– Как интересно! Чем же вы занимаетесь?
– Реорганизация компаний, но это не интересно…
– Все равно интереснее, чем техническая редактура.
– Слушайте, да ну ее, эту работу! Давайте выпьем на брудершафт?
– Давайте. Только у меня закончился коктейль.
– Это поправимо. Так-с, чего еще вы не пробовали… А вот Полосатое Фру-Фру с Карамелью? Рискнете?
– Легко!
Через минуту на столике возник бокал с ядовито зеленой жидкостью, в глубине которой извивались перламутровые водоросли карамели. Край бокала был усажен кусочками всевозможных фруктов. Элси с трудом подавила желание расхохотаться. Платье становилось все более тесным…
Они выпили на брудершафт, после чего Алекс склонился к губам Элси и легко поцеловал ее. Девушка мужественно удержала бокал в руках, а что до румянца… судя по ощущениям, она все равно уже вся ярко-малиновая. Или свекольная…
– Я должен тебе признаться, Элси.
– Признавайся немедленно.
– Я уже довольно давно за тобой наблюдаю.
– Давно? В каком это смысле?
– Ты привлекла мое внимание, едва только вошла в бар.
– Почему, интересно?
– Некое противоречие. Взаимоисключающие детали.
– Ох, ох! Слишком сложно для девушки, осилившей Ликерное Танго, Фруктовый Восторг и Фру-Фру.
– Хорошо, буду проще. Так вот, ты одета стильно и сексуально. Судя по платью, ты – горячая штучка. Однако в волосах у тебя заколка с головой котенка из мультфильма.
Элси охнула и вскинула руки к волосам, нашаривая заколку. Взгляд Алекса переместился в район ее груди.
– Это я позаимствовала на время у… соседки. А потом забыла.
– Кроме того, ты не очень уверенно держалась на каблуках.
– Просто туфли новые, и я к ним еще не привыкла.
– Почему ты оправдываешься? Если хочешь знать, тебе очень к лицу эта… противоречивость.
– О, я, наверное, должна сказать, что мне еще не доводилось слышать такого изысканного комплимента?
– Рассердилась.
– Нет, просто… Честно говоря, Алекс, я во всем этом не сильна.
– В чем?
– В кокетстве, в искусстве флирта, в многозначительной болтовне ни о чем и стрельбе глазами. Я люблю, когда люди напрямую говорят то, что думают.
– Я тоже.
– Ну нет… Я же видела, что ты сотворил с официанткой за несколько секунд. И твой фокус с упавшей ручкой сработал.
– Это комплимент?
– Вне всякого сомнения. И я бы очень хотела развить тему.
– Прости, я как-то не очень…
– Мне очень хочется знать поподробнее, как это работает: взгляды, жесты, многозначительные улыбки. Техника флирта.
– Зачем это тебе?
Хотя разум Элси уже давно несся без руля и без ветрил по бурному морю страстей и инстинктов, кое-что она еще контролировала. Однако врожденная честность… Отвечать следует правдиво. Тогда и результат получишь по максимуму.
– Видишь ли… Я очень давно ни с кем… Ну, ты понимаешь. Я одна. Довольно долго. Слишком долго. Настолько долго, что начинаю забывать, как это все происходит. Как все начинается…


4
– Ты ТАК давно одна?
– У меня были… отношения с одним парнем. Они закончились. Не слишком приятным образом, но это к делу не относится. Хотя… относится. Из-за него я на некоторое время оторвалась от жизни. Теперь желание жить возвращается…
Алекс выглядел несколько озадаченным.
– Вообще-то не думаю, что меня можно назвать экспертом по данному вопросу… Ладно, давай рискнем. Задавай вопросы.
– Отлично! Начнем вот с чего. Как ты придумываешь тему для разговора, встретив привлекательную женщину?
– Зависит от ситуации, в которой мы встретились.
– Это общие слова ни о чем. В чем состоит первый шаг?
– Ну… пожалуй… В том, чтобы растопить лед в отношениях. Убрать элемент настороженности. Здесь помогает юмор, иногда нечто интригующее, но ни в коем случае не секс!
– Потому что это было бы слишком прямолинейно?
– Точно. Кавалерийская атака не подходит. Только если на втором шаге. Хотя обычно второй шаг заключается в том, чтобы взять управление беседой в свои руки.
– Отлично. Следующий вопрос. Как подыскать нужную тему для разговора с совершенно незнакомым человеком?
– О, это всегда по-разному. Скажем, в зале ожидания аэропорта я могу спросить у женщины, что она читает, посетовать на нелетную погоду, поинтересоваться, как она переносит перелеты… Я не вторгаюсь на ее территорию, только предлагаю совместную прогулку по нейтральной территории. Бывает, что человек не идет на контакт.
– Понимаю.
Да, она это очень хорошо понимала. Она сама была из таких. И ни за что не пошла бы на контакт с парнем вроде Алекса, не будь у нее необходимости познакомиться с мужчиной. Производственной, так сказать. Впрочем, возможно, с ним она могла бы познакомиться и так… Было в нем что-то располагающее. Как будто они знали друг друга много лет…
Элси закусила губу. Следующий вопрос прозвучит слишком нескромно, но она должна его задать.
– Что ж, тогда вот еще что… Интересно было бы знать: как часто такие знакомства становятся чем-то большим?
– Ты имеешь в виду секс?
Он улыбался! В зеленых глазах бегали чертики, белоснежная улыбка сводила с ума.
– Видишь ли, Элси, секс зависит от разных факторов. Прежде всего от того, что называют «химией любви»… Честно говоря, в моей жизни был период, когда я столько мотался по всему свету, что и думать забыл о сексе. Я и сейчас еще не совсем отошел…
Понятно. Значит, и здесь у нее ничего не вышло…
– …пока не увидел сегодня вечером тебя, с этой твоей кошкой в волосах цвета меда. Ты меня заинтересовала, Элси.
– Правда?
Она торопливо допила остатки проклятого Фру-Фру. На нервах можно было играть, как на арфе.
Взгляд Алекса немного потемнел, движения стали плавными и какими-то… хищными. Он протянул ей свой недопитый бурбон.
– Много сладкого вредно. Попробуй это.
Элси схватилась за стакан, как за спасательный круг, сделала глоток и немедленно закашлялась.
Алекс не спеша поднялся, обошел столик и сел рядом с ней на диван. Обнял за плечи, легонько похлопал по спине. От близости этого потрясающего тела у Элси сладко закружилась голова и, кажется, полностью отказали ноги.
– Ты как? Обожгла горло?
– Я в п-порядке…
– Ты ведь любишь, чтобы люди говорили то, о чем думают, не так ли?
– Д-да…
– Сказать, о чем думаю я?
– Н-не знаю… Да!
– Я хочу переспать с тобой, Элси.
На этот раз разряд тока был почти смертельным. Она превратилась в статую, и лишь в груди клубились горячие, как лава, чувства, о существовании которых она и не подозревала.
– Элси? Ты в порядке?
– Да. Даже более чем. Так ты хочешь…
– Заняться с тобой любовью. Прямо сейчас. Как ты на это смотришь?
Разумеется, она к этому готовилась. Даже взяла с собой три вида презервативов.
Кроме того, она действительно ХОТЕЛА этого потрясающего мужика, она прямо-таки изнывала от желания. И еще – она совершенно не испытывала смущения.
Ошеломленная этими открытиями, Элси подняла глаза. Синий взгляд скрестился с зеленым. Розовые губки дрогнули.
Алекс выглядел спокойным, словно только что предложил ей прогуляться по набережной, а не переспать с ним.
– Если ты считаешь, что сейчас неподходящий момент, просто скажи. Да, и просто так, для заметки… Элси, тебе стоит только пальцем поманить – и толпы парней упадут к твоим ногам. Это Я тебе говорю.
– Очень любезно с твоей стороны.
– Это не просто комплимент. Это чистая правда.
– Алекс… Честно говоря, я… Я, наверное… тоже этого хочу.
– Ты так выглядишь, словно приняла некое судьбоносное решение.
Элси нервно хихикнула.
– В каком-то смысле. Я тебе говорила, я очень давно ни с кем не была… К тому же все произошло так стремительно…
– Поверь, я тоже давно не испытывал такого яростного желания. Если тебе от этого легче…
Ха-ха! Если на то пошло, ЯРОСТНОГО желания она не испытывала вообще никогда в жизни.
– Что ж, отлично. Значит, мы на равных. Полагаю, мы теперь поднимемся к тебе в номер?
Алекс завладел ее ладонями, склонился совсем близко – она чувствовала свежий запах его одеколона, жар его тела…
– Давай допьем и еще немного посидим, Элси…
– Но… мы же пойдем наверх?
Проклятая любовь к порядку! Элси Хьюиш обожала планировать свою жизнь…
А Алекс просто взял ее лицо в свои ладони и начал ее целовать. Вначале она замерла от испуга и неожиданности, неловко застыла в его руках, но уже через мгновение все изменилось. Его губы были нежны и настойчивы. Кончиком языка он касался ее губ, словно приглашая: я все еще здесь и я готов на большее!
Постепенно она тоже приходила в себя, и вот уже дрогнули в ответ ее губы, задвигался язычок, и она все смелее начала пробовать на вкус своего случайного партнера. Одновременно с губами проснулось и все тело Элси…
Определенно, этот мужчина понимал толк в поцелуях.
Алекс запустил пальцы в густые волосы девушки, чуть сильнее запрокинул ее голову. Элси плавилась в его руках, словно слиток золота в огне. Теперь она различала его одеколон – «Эгоист. Платина». Шанель…
Алекс был нежен, насколько это возможно. Однако Элси уже ловила отголоски глухого рычания, зарождавшиеся в широкой груди, чувствовала, как становится неровным дыхание, как все отчаяннее колотится его сердце. Это были несомненные признаки сильнейшего возбуждения, и она запылала в ответ, чувствуя гордость оттого, что разбудила в мужчине такие бурные чувства.
Что до ее собственного тела, то Элси чувствовала себя так, словно долгое время была заморожена, а вот сегодня, в горячих объятиях случайного мужчины, вдруг начала таять. Закипала кровь, плавились кости, девушка не чувствовала под собой ног, и если так пойдет и дальше, она просто расплавится в его руках…
Она потянулась, уже готовая прижаться к Алексу всем телом, но ударилась о край столика, и зазвеневшие бокалы напомнили ей, где она находится. Поцелуй замер на губах, и Элси широко открытыми синими глазами обвела темный зал. Наконец ее темный от страсти взгляд вернулся к Алексу. Смуглое лицо в полутьме казалось похожим на бронзовую маску, но истинные чувства мужчины выдавали глаза. Два горящих страстью живых изумруда. Элси выдохнула – и не узнала собственный голос, низкий, страстный, почти похотливый:
– Пошли наверх. Немедленно!
Хорошо, что он помог ей подняться. Проклятые каблуки вкупе с проклятыми цветными напитками, да еще и сильнейшее возбуждение делали дальнейшие передвижения практически невозможными. Однако могучая рука нежно обвилась вокруг ее талии, Элси немедленно почувствовала себя Королевой Фей, которая, как всем известно, ничего не весит и порхает с цветка на цветок, и они направились к выходу.
Было чертовски приятно висеть у него на руке и чувствовать себя полностью зависимой от этого сильного, уверенного мужчины. Элси доверилась своим инстинктам, тем более что больше доверяться было и нечему: здравый смысл мирно упокоился под грузом Фру-Фру и Ликерного Танго…
Через несколько секунд лифт вознес их на десятый этаж, и вот они уже идут по мягкому ковру, приглушающему все звуки, к номеру Алекса. Быстрый поворот ключа – и они внутри. Кажется, комната была обставлена шикарно и элегантно. Кажется – потому что Элси не обратила бы внимания на обстановку, даже если бы та состояла из картонных коробок.
Единственное, чего нельзя было не заметить, – кровать. На ТАКОМ не спят. На ТАКОМ занимаются сексом.
Вся ее бесшабашная смелость вдруг куда-то испарилась. Элси осторожно села на краешек ложа… Алекс снял пиджак и повесил на спинку стула, потом медленно подошел к девушке, протянул ей обе руки. Смятение Элси усилилось стократно. Она нервно притянула к себе сумочку.
– У меня тут… в общем, если… предохраняться… Трех видов, ультратонкие, рифленые и с запахом земляники!..
Выпалила – и тут же почувствовала себя полной идиоткой, тем более что в зеленых глазах блеснули золотистые искорки.
– Право выбора предоставляю милой даме.
Вот так! Она-то рассчитывала вспомнить о презервативах в порыве страсти, а тут такая проза жизни, и так все глупо…
И впервые в груди шевельнулся страх. Что она знает о своем спутнике? Он – мужчина, белый, и он классно целуется. Все! Однако сейчас им предстоит заняться сексом…
Теплая ладонь легла ей на щеку, а потом Алекс приподнял ее пылающее личико за подбородок и тихо произнес:
– Это просто, Элси. Ты можешь остановиться в любой момент. Я все пойму правильно, не бойся.
Она кивнула.
– Хорошо. Спасибо. Я сейчас. Мне надо в ванную…
Вообще-то она просто сбежала, чтобы хоть немного успокоиться, прийти в себя и заодно попытаться понять, как могло случиться так, что она поддалась провокации Фло и сейчас собирается улечься в постель с совершенно незнакомым мужчиной, которого только что СНЯЛА в баре гостиницы!
Элси уселась на край ванны, прижала ледяные ладони к пылающим вискам. Что происходит? Ясно было только одно: Душенька Элль Следопыту Элу даже не родственница. В его родне таких блудливых кошек не водилось. Элси включила воду на полную мощность.


Кит в легком недоумении воззрился на дверь ванной, за которой ревела вода. Потом усмехнулся и мечтательно потянулся. Потрясающее сочетание невинности и пыла в этой малышке! Кит мог бы поклясться, что и не мечтал о сексе сегодня вечером, но эта девица просто излучала чувственность!
Алекс… Так его называли тысячу лет назад, в Огайо. В основном, мама. Отец предпочитал междометия, а для друзей он всегда был Китом. Его полное имя – Кит Алекс Крейн. Согласно семейной легенде, второе имя было ему дано отнюдь не в честь дедушки, а в память о некоем юноше, с которым у его матери в юности был роман.
Пусть уж и для синеглазой он остается Алексом…
Кит отбросил все лишние мысли, встал, решительно подошел к ванной комнате. Кто их знает, что они наливают в свои коктейли. Ясно одно: органическая субстанция не может иметь таких цветов и оттенков!
– Элси? С тобой все в порядке?
– Да… Сейчас иду…


Элси бессмысленно таращилась в зеркало. Ужас пополам с возбуждением раздирали ее тело, а в душе и вовсе творилось несусветное.
Разумеется, он наиболее подходящий экземпляр для подобных экспериментов. Привлекательный мужчина. Остроумный, тактичный собеседник. Судя по всему, великолепный любовник. К тому же он приезжий, так что они вряд ли столкнутся на улице, а что еще важнее – он почти наверняка не прочитает будущую колонку и не узнает о том, что их ночь нужна Элси исключительно в профессиональных целях.
Или не исключительно…
Пора что-то делать, наверное. За это время можно вымыться раз пять, наложить макияж по новой, да еще и переодеться… Вернее, учитывая специфику вечера, раздеться.
Бог ты мой, а если он именно этого и ожидает? Что, если он уже разделся и ждет ее… обнаженный?
От подобных мыслей бросило в жар, и Элси торопливо закрутила воду. В последний раз посмотрела в зеркало – бледное лицо, горящие глаза, закушенные губы – и вышла из ванной.
Слава богам, Алекс был одет, не считая ботинок и носков. Он стоял посреди ковра, широко расставив босые ноги, и пристально смотрел на девушку. Элси медленно приблизилась, не чуя под собой ног. Алекс осторожно забрал у нее сумочку, положил на кресло, потом привлек Элси к себе. Тепло его тела успокаивало, и она с облегчением припала к широкой груди.
– Ты нервничаешь, детка?
– Да. Боюсь, что да.
– Не надо. У тебя такой вид, будто ты собралась прыгать вниз головой с небоскреба. Не волнуйся. Мы будем делать все очень и очень медленно. Все, что захочешь. Можем только целоваться. Можем лежать рядом… Можем расстаться навсегда.
С ним было так легко! Если бы Элси умела расслабляться хоть на секунду, она бы уже давно воспользовалась моментом и получала бы от всей этой прелюдии чистое удовольствие.
Она медленно, настороженно провела рукой по его спине, ощутив каменную твердость мускулов. Алекс снова начал целовать ее, и на этот раз она почти не замедлила с ответом. Их языки сталкивались, боролись, исследовали, задавали ритм. Это было уже знакомо и потому успокаивало.
Потом руки Алекса скользнули ниже и легли ей на бедра. На мгновение он с силой притиснул Элси к себе, и она ощутила, как напряжена его плоть. Это стало шоком, но не ужасом, и только бесстрастный голос внутри ее головы заметил: «Что ж, значит одними поцелуями не обойдется…».
На мгновение Алекс отстранился, заглянул ей в глаза, и теперь она ясно увидела, что он изо всех сил сдерживает страсть.
– Ты как? Нормально?
– О, это совершенно НЕПРАВИЛЬНОЕ слово…
Элси чувствовала себя совсем другой, немного чужой самой себе. Ей нравилось ощущать возбуждение мужчины, осознавать свою власть над ним. Никогда раньше мужская эрекция не вызывала у нее подобных эмоций.
Его руки скользили по ее телу, он старался не делать резких движений, однако едва не сорвал с нее платье. Когда Элси почувствовала его жадные руки на своих обнаженных бедрах, внутри у нее словно что-то взорвалось. Теперь она сама целовала его, все настойчивее и бесстыднее. Она уже не помнила, где она, кто она – это просто не имело значения. Значение имело лишь одно: желание немедленно отдаться этому мужчине.
Тем временем теплая ладонь Алекса легла ей на живот, мягко массируя, поползла вниз… и через мгновение Элси слабо ахнула, почувствовав, как его палец осторожно раздвигает лепестки ее нежной плоти.
Мгновенный страх – и волна горячего, влажного, душного блаженства затопила ее с ног до головы. Элси почти повисла в его руках, откинула назад голову, застонала от восторга, непроизвольно поддаваясь ритму, с которым он настойчиво ласкал ее. Вторая ладонь мужчины легла ей на грудь, и девушка едва не закричала – так болезненно напряжены были ее соски.
– Я не слишком тороплю события?
– Нет, о, нет! Прошу тебя, не останавливайся…
Он едва заметно улыбнулся – впрочем, ее глаза все равно были закрыты. Теперь его чуткие сильные пальцы принялись терзать ее соски, и блаженство усилилось, почти превратившись в муку. Элси осознала, что испытывает бешеное желание ответить прикосновениями на прикосновения, ласками на ласки. Она судорожно и немного резко провела руками по груди и животу Алекса, затем опустила руку ниже…
Мощь его плоти показалась ей неимоверной, и она на миг испугалась. Однако уже через мгновение все было забыто, потому что в глубине души она знала – этот мужчина будет с ней нежен. Он не сможет причинить ей боль.
Между тем ласки Алекса становились все более настойчивыми и утонченными. Элси чувствовала, что истекает любовным соком, колени ее подгибались и дрожали, дыхание стало прерывистым и затрудненным.
– Пойдем… в постель… пожалуйста…
О, как было бы хорошо, если бы одежда могла взять – и испариться сама собой! Самое глупое в мире зрелище – женщина, снимающая нижнее белье… И куда девать трусики?


– Ты уверена?
– О да… Как ты можешь спрашивать? Только… закрой глаза, пока я буду раздеваться?
Он подавил улыбку и торжественно зажмурился. Вот она, противоречивость этой синеглазой волшебницы! Только что его руки ласкали ее тело, проникали в самые интимные, самые сокровенные уголки, а через несколько мгновений они станут вообще единым целым – но она, даже сгорая от страсти, продолжает стесняться его.
Пока глаза Алекс были закрыты, Элси могла посмотреть на него еще раз. Гордость переполняла ее сердце. Алекс был очень хорош. Мужественное, загорелое лицо, широкие плечи…
– Ты подглядываешь!
– Ты прекрасна, Элси.
Она торопливо погасила свет, оставив его лишь в коридоре, а потом начала избавляться от одежды. Платье полетело на стул, трусики и чулки она стыдливо скомкала и сунула под платье.
– Готова или нет? Я больше не могу.
– Нет!
Она в испуге вглядывалась в его лицо, машинально прикрывая руками обнаженную грудь. Вроде бы глаза были закрыты, но на губах цвела подозрительная улыбка…
Она скользнула в постель и натянула простыню до самого подбородка. Потом вспомнила про презервативы и торопливо выскочила из постели, метнулась за сумочкой, достала блестящие квадратики и положила их на тумбочку.
Укрывшись, она мужественно окликнула Алекса.
– Можно открывать глаза.
– Так не пойдет. Я пропустил самую захватывающую часть представления. Мне хотелось бы посмотреть на твою наготу вблизи. А тебе – на мою?
С этими словами он расстегнул молнию на брюках и легко избавился от последних предметов одежды. Элси замерла.
У Алекса были длинные ноги атлета, узкие мускулистые бедра, накачанный плоский живот и широкая грудь, вся в завитках золотистых волос. Узкой дорожкой волосы сбегали по животу, опускаясь к паху.
При виде возбужденной мужской плоти Элси испытала ни с чем не сравнимое ощущение. Так странно было думать, что через несколько мгновений она ощутит его внутри своего тела…
5
Алекс скользнул под покрывало и мгновенно заключил ее в объятия. Их тела были плотно прижаты друг к другу, ноги переплетены. Общий жар опалял их.
– Я хочу смотреть на тебя…
Прежде, чем она успела что-то сказать, он отбросил в сторону простыни. Первым порывом Элси было схватить их и снова укрыться, но ее остановило выражение восторга, горевшее в глазах мужчины. Алекс медленно провел ладонью по ее грудям, приподнял их по очереди, лаская соски большим пальцем.
– Как же я хотел к ним прикоснуться. Еще там, в баре…
Его взгляд скользил по всему ее телу, и Элси вновь почувствовала смущение, даже попыталась прикрыться руками, но Алекс мягко отвел их в сторону.
– Ты прекрасна, знаешь ли ты об этом, женщина?
– У меня ноги толстые…
– У тебя самое прекрасное тело на свете. В нем столько жизни, огня, жара… Иди ко мне!
Он накрыл ее своим телом, обнял, стал жадно, но медленно целовать ее шею и плечи, иногда поднимаясь наверх, к губам. Эти медленные ласки сводили Элси с ума… Волны блаженства затапливали ее, бродили в крови… Неожиданно она опять почувствовала страх, вырвавшийся наружу горькими и неловкими словам:
– Алекс, я… Одним словом, я, наверное, не могу сразу… туда… Я… у меня… Мне всегда было больно.
– Что же за идиоты были те, с кем ты спала?
Его палец неожиданно лег прямо на ее клитор, и Элси едва не взвилась в воздух от возбуждения и удовольствия.
– Ты чувствуешь, Элси? Тебе нравится?
– О да!
– Ты горячая и нежная, ты готова принять меня…
– О боже, Алекс… я… дело в том, что раньше…
Но Алекс, продолжая настойчиво и нежно ласкать ее горящую промежность, начал целовать шею, плечи и грудь Элси, медленно спускаясь все ниже и ниже. Когда его губы обхватили маленький, напряженный сосок, Элси вскрикнула и выгнулась дугой, а потом резко качнулась навстречу руке своего любовника. Теперь его палец ласкал ее изнутри, и блаженство становилось все нестерпимее.
А потом, когда она уже изнемогала от страсти, Алекс вдруг резко раздвинул ее судорожно сжатые бедра и припал губами к ее плоти. На мгновение она оцепенела от удивления и восторга, а потом отдалась страсти безоглядно.
Его горячее дыхание, чуткий язык, его руки у нее на бедрах – все это разожгло костер, в котором дотла сгорало ее прошлое. Элси молила о большем, наслаждалась, умирала и воскресала…


Кит управлял ее телом, контролируя себя из последних сил. То, что женщина сейчас находится на пороге оргазма, он видел и чувствовал, но самое удивительное заключалось в том, что и он получал от процесса небывалое удовольствие. Он чувствовал свою власть над ней, но одновременно испытывал гордость, потому что их с Элси сознания и чувства словно бы слились воедино. Кит совершенно точно угадывал все ее желания. Он пил ее, словно чашу с терпким вином, и аромат женщины пьянил не хуже этого самого вина. Он ловил все содрогания этой нежной плоти, удивлялся ее неискушенности – и одновременно бесстыдству, с которым она отдавалась на волю его ласк.
Когда все ее тело напряглось и забилось в последней сладкой судороге, он не стал выпускать ее из объятий. Кит Крейн впервые в жизни был счастлив, только отдавая и ничего не беря взамен.


– О боже! Что это было?
Алекс не ответил, тихо целуя ее в обратном, так сказать, направлении. Элси с тихим стоном закинула руки за голову.
– Это было невероятно! Великолепно! Это было…
– Это было неплохо. И ты была очень хороша. На вкус. Кстати, ты упоминала какие-то проблемы… ТАМ?
– Да, они у меня были… Короче, не знаю я, почему они у меня были, но сегодня я о них не помнила, а еще я не помнила, как меня зовут…
– Что ж, вот это уже настоящий комплимент. Значит, я все сделал правильно.
– О да, но ведь ты сам…
– Не волнуйся. Я отлично провел время.
С этими словами Алекс широко ухмыльнулся и поцеловал ее в губы. Элси почувствовала на его губах вкус собственного тела – пряный, острый, душистый аромат.
Она должна отблагодарить его за то, что он сделал, но как? Где-то она читала, что многие мужчины любят, чтобы женщина была сверху…
– Теперь твоя очередь.
– Если леди настаивает.
Элси довольно лихо и смело схватила пакетик с презервативом и даже смогла надорвать плотную упаковку, но после этого скользкая резинка просто выскользнула из ее пальцев и улетела под кровать. Алекс решительно забрал у нее второй пакетик и принялся за дело сам. Элси ошеломленно наблюдала за этой картиной и почти бессознательно прошептала:
– Ультратонкий, для лучшего проникновения…
Любовник одарил ее еще одной ухмылкой.
– Продолжай. Мне нравится, когда ты говоришь грязные вещи.
Она опомнилась и даже смогла вернуть ему ухмылку, а потом оседлала его бедра и склонилась к самому лицу Алекса.
– Надеюсь, тебе понравится и то, как я их делаю.
– О да. Полагаю, это мне понравится гораздо больше.
Она еще только готовилась, когда Алекс вдруг резко качнул бедрами – и их тела оказались спаянными воедино. Не было ни боли, ни неудобства. Осталась бесконечная ночь и бесконечный ритм, ее заполнявший. Осталось бешеное биение сердец, хриплое дыхание – одно на двоих – и совершенно твердая уверенность, что еще лучше уже нельзя, дальше только смерть…
Она просто не успела понять, что происходит – а мощная волна второго оргазма накрыла ее, швырнула в сбитые простыни, заставила отчаянно и счастливо вскрикнуть. Из тьмы возникло лицо Алекса – лицо бога любви и страсти – и секундой позже его хриплый стон присоединился к ее сдавленным стонам.
Вечностью позже они лежали на простынях, обессиленные, измученные и счастливые, и в голове у Элси метались обрывки мыслей:
Она только что пережила два оргазма подряд…
Он потрясающий…
Это было слишком великолепно, чтобы какая-то идиотка Душенька Элль описывала это в статье…
Теперь у нее есть материал на целый журнал для мужчин…
– Тут кто-то говорил, что давно не практиковался.
– И это чистая правда.
– В таком случае – счастливчик я, иначе ты бы довела меня до могилы. Я и так почти чувствовал, что умираю.
Она рассмеялась и прижалась к широкой, чуть влажной от пота груди.
– В награду я открою тебе свою тайну.
– О, давай, это я люблю.
– Я еще никогда в жизни…
– Не была с мужчиной. Шутка!
– …никогда в жизни не спала с мужчиной на первом же свидании, тем более с тем, которого подцепила в баре.
– Так ты поэтому пряталась в ванной? Бедный маленький птенчик!
– Не смейся. Для меня это очень важный вечер.
Неожиданно Алекс посерьезнел и перекатился набок. Его зеленые глаза странно замерцали в темноте, а голос был задумчив и тих.
– Ты очень сексуальная женщина, Элси. И очень красивая. Если кто-то мог внушить тебе нечто обратное, то он – идиот.
Она водила пальчиком по могучей груди, внутренне раздуваясь от гордости. Фло совершенно права: «секс» и «о’кей» несовместимы в принципе…
– Кроме того, я не согласен с формулировкой «подцепила в баре». Это я тебя подцепил.
– Ага. Поймал меня на трюк с ручкой.
– Но ведь сработало?
– Еще как! Знаешь, я никогда себя так не чувствовала… Я была свободна. И всесильна.


Несколько часов спустя Элси блаженствовала, лежа на широкой груди Алекса. Шли последние минуты их свидания, хотя знала об этом только она. Мужчина мирно спал, утомленный и довольный.
Элси потянулась, чувствуя себя довольной сытой кошкой. Прекрасное ощущение – прижиматься к обнаженному телу своего любовника и даже во сне чувствовать, как важна для него близость твоего тела. Однако ночь катится к концу, а конец ночи – это начало утра, и надо возвращаться, пока не развеялись остатки магии сегодняшнего приключения. Она донесет их до своих читателей. Статья получится – блеск…
– М-м… не уходи…
Элси замерла и счастливо улыбнулась теплой темноте.
– Мне надо идти.
Темнота сонно заурчала:
– Я вернусь сюда через пару недель.
Она скользнула в ванную, прижимая одежду к груди.
Зеркало отразило счастливое, разрумянившееся лицо, влажные синие глаза и припухшие алые губы. Она выглядела точь-в-точь как женщина… которую только что любили.
Он вернется сюда через пару недель…
Ей надо возвращаться к своим зверям и своей статье, а он…
Он вернется сюда через пару недель.
Элси усмехнулась, подошла к столу. На фирменном бланке гостиницы вывела недрогнувшей рукой: «Позвони мне, когда будешь в городе. Элси». И номер телефона.
Никаких обязательств. Вспомнишь – позвонишь.
Она на цыпочках прокралась через ночное фойе, помахала рукой встрепенувшемуся было клерку на ресепшене и быстренько выкатилась в ночь. Собственно, уже почти наступило утро, и улицы были залиты прощальным полумраком, а над крышами небоскребов уже пробивалось золото первых лучей.
Ехали по улицам поливальные машины, доносился откуда-то запах свежего хлеба, и Элси чувствовала себя юной и очень счастливой. Радость переполняла ее тело, сама себе девушка представлялась воздушным шариком с гелием: зазеваешься, отпустишь веревочку – и полетел!
Домой она добралась уже полноценным утром, покормила свое зверье и устремилась к компьютеру. Спать не хотелось совершенно, ее переполняли сила и энергия.
«Итак, только что вашей ненаглядной Душеньке Элль пришло в голову – а не закадрить ли в одном из воспетых Следопытом Элом баров симпатичного парня, с которым можно весело провести время? Сказано – сделано, и я отправляюсь в бар, известный своими разноцветными коктейлями.
Первая попытка оканчивается неудачно. Мой избранник только что расстался со своей девушкой, и мы заливаем его горе Клубничным Гореутолителем, после которого всем рекомендую прополоскать рот, потому что иначе вы просто слипнетесь.
Но вот я поворачиваю голову – Мистер Широкие Плечи, Сеньор Ленивая Улыбка, как вас-то занесло в этот ад для диабетиков?
Заметки на полях: иногда неожиданные сочетания типа детских заколок с котятами плюс платье-стрейч и шпильки могут производить на противоположный пол совершенно неожиданное воздействие!
Слово за слово – и вот мы уже готовы к тому, чтобы предаться страсти… Нет, не пугайтесь. Мы не стали делать ЭТО в баре. К счастью, он находится в отеле, так что к полю битвы нас с Супермачо доставил обычный скоростной лифт…»
Слова лились свободно и легко, Элси заново переживала взлеты и восторги минувшей ночи, и очень скоро статья была закончена. Одним щелчком труженица эротического пера отправила ее своему боссу и встала, потягиваясь и улыбаясь.
Благословенна будь судьба того, кому не надо тащиться на работу в офис!
Элси Хьюиш вытянулась на прохладных простынях, пахнущих лавандой, провела ладонями по обнаженному и пылающему телу. Впервые в жизни она чувствовала столь полное удовлетворение.
Он вернется сюда через пару недель…


Соседняя подушка была примята и пахла ландышами. Кит сонно таращился на вмятину и размышлял о том, почему это он лежит на самом краю постели, что означает запах ландышей и почему – это самое главное – у него стойкое ощущение, что чего-то не хватает.
Потом все кусочки утренней мозаики встали на свои места, и он вспомнил вчерашний вечер во всех подробностях. Воспоминания заставили его улыбнуться и блаженно вытянуться во всю длину.
Элси… Невинность и соблазн, два полюса, две крайности, в сочетании которых обнаружилась особая сладость.
Обычно он любил просыпаться в одиночестве, но сегодня скучал без Элси.
Синеглазая и наивная Элси. То, как самозабвенно она отдавалась ему, пьянило и возбуждало куда сильнее ласк многоопытных любовниц…
Кит задумчиво пошевелил пальцами босых ног. Было еще кое-что странное. То, как она реагировала на все его действия. То, какие вопросы задавала в самые неожиданные моменты.
Почему ты считаешь, что это хорошо?
Ты и с другими женщинами пробовал это?
Почему именно так, а не вот так и не вот так?
Это было похоже на опрос… нет, на интервью! Ну да, она же технический редактор, поэтому привыкла вникать в детали.
Кит улыбнулся. Все-таки секс – хорошая штука.
Его отношения с женщинами никогда не длились долго. Трагических разрывов не было, потому что он всегда четко расставлял все по местам. Ничего не обещал, ни в чем не клялся.
Встреча с Элси оказалась чем-то вроде глотка холодной воды в жаркий полдень – освежающей и пробуждающей чувства.
Она реагировала на секс так же, как ребенок реагирует на первое в своей жизни мороженое, однако при этом не была девственницей. Черт, это возбуждало, да еще как!
Возможно, Кит не отказался бы и от большего, но Элси ушла на рассвете. Он даже не знает ее полного имени, хотя, впрочем, это и к лучшему. Встретились – разбежались. Что же касается ее… если эта ночь принесла ей удовольствие, он рад.
Кит решительно отбросил простыню и направился в ванную. Он голоден и бодр, ему осталось только наведаться в редакцию «Ночных огней», а потом улететь из этого города если и не навсегда, то надолго. Хорошие воспоминания – легкий багаж.
Записку на столе он заметил и прочитал по возвращении из душа. «Позвони мне, когда будешь в городе. Элси».
Когда это он успел ей сказать, что вернется сюда? Впрочем, неважно. Вряд ли стоит звонить. Жизненный опыт подсказывает, что ничего хорошего из этого не получается. Прощай, синеглазая.
Записку он положил в бумажник машинально.


Секретарша в приемной Колена позволила себе несколько минут счастья и не стала слишком торопиться к боссу с сообщением, что мистер Крейн уже здесь. Несколько минут она таяла и млела, отчаянно кокетничала и болтала, не закрывая рта. Кит всячески ей подыгрывал, и расстались они в итоге друзьями. Он называл ее Китти, она его – Китом.
Уже идя к Колену, Кит про себя отметил, что ничего не почувствовал во время этого легкого флирта. Из-за Элси?
Все формальности они с Коленом оформили достаточно быстро, и теперь оставалось только дождаться встречи с пресловутой барышней, пишущей под псевдонимом Следопыт Эл. Колен уверил, что она должна вот-вот появиться, и протянул Киту ее личное дело – вдруг пригодится.
– Да, кстати. Сегодня утром получил от нее новую статью. Думаю, вам будет интересно. Я же говорил – она спец!
И Колен протянул Киту только что отпечатанные листки бумаги. Кит взял их, пробежал глазами первые строчки – и окаменел.
«…Никогда не пейте Полосатое Фру-Фру с Карамелью после Ликерного Танго! Если же это случилось – глоток бурбона из бокала вашего визави вернет вас к жизни… Закатившаяся под стул ручка официантки может стать началом самого волнующего и опасного приключения в вашей унылой жизни… Когда лифт возносил нас на верхние этажи отеля, я еще не знала, что это – лифт на небеса…».
– Чтоб я сдох!
– Простите, Кит, я не расслышал…
Кит не обратил на изумление Колена никакого внимания. Он лихорадочно подтянул к себе папку с личным делом…
С первой страницы смотрело на него милое личико с припухшими губками и синими глазами. Элси Хьюиш, она же Следопыт Эл, она же Душенька Элль.
– Кит, вы в порядке?
– Что? Да! Нет!
Синеглазая змея в его постели работала над своей статьей. Ай да Элси!
– Я же говорил вам, она одна из лучших. Она справится. Как написано? У меня прямо мурашки по коже.
– М-да. Потенциал у нее есть…
– И ведь в жизни не подумаешь, что такое возможно. Знаете, Кит, она на вид – тихая кошечка. Правда, у нее целая собачья свора дома обитает…
Кит машинально кивал, а сам стремительно соображал, что ему делать дальше.
Он спал с одной из своих сотрудниц.
Да, он не знал, кто она, а она, соответственно, не знала, кто он. В любую минуту она может появиться здесь…
6
Поверит ли Элси, что все вышло случайно? Он так старательно избегал разговоров о работе, что вряд ли. В любом случае, как только вчерашнего Алекса ей представят как Кита Крейна, она, мягко говоря, заподозрит его в обмане.
– Кит! Вы в порядке?
– Что? Ах да. Да, конечно. Я просто зачитался.
– Значит, дадите ей шанс?
– Вполне возможно. Знаете, мне надо срочно позвонить, совсем забыл… Я пойду в холл.
Он вылетел из кабинета так стремительно, что Колен даже рот приоткрыл от изумления.
Удрал он вовремя. Спрятавшись за декоративной пальмой (что за город, одни пальмы, прямо Африка!), Кит расслышал такой знакомый хрипловатый голос, спрашивавший у Китти, на месте ли Колен. Этот голос он запомнил слишком хорошо. Правда, сегодня ночью он звучал несколько более… Забудем!
Кит Крейн решительно повернулся, твердыми шагами проследовал к пожарному выходу и минутой позже уже сбегал по ступеням лестницы вниз. Из уличного телефона-автомата он перезвонил Колену и сообщил, что его призывают ОЧЕНЬ срочные дела, так что пусть Колен извинится перед мисс Хьюиш. Колонка пока остается в ее распоряжении, через месяц он примет окончательное решение.
Еще через пару часов Кит Крейн уже сидел в самолете. Отогнав нетерпеливым жестом назойливую стюардессу, он достал из кейса отпечатанные листки и стал читать.
Это было странно и немножко стыдно. Как будто он подсматривал сам за собой.
«Ничто так не бодрит женщину, как наличие рядом с ней в постели человека, знающего, как доставить удовольствие женскому телу. Кроме того, если он умеет смотреть на ваш довольно-таки округлый животик и на весьма неидеальные бедра так, словно они – эталон античной красоты, если он целует вас всю ночь напролет, не выказывая признаков усталости, – можете быть уверены: ваш вечер прошел не зря!».
Кит невольно хмыкнул, вспомнив ее просьбу «не смотреть», пока она раздевалась. Душенька Элль вела себя куда более раскованно, нежели ее литературная мать.
Почему же она, змея, ничего ему не сказала?
С другой стороны, а что она должна была ему сказать? «Кстати, Алекс, я собираюсь описать нашу ночь в статье для журнала, чей тираж превышает пятнадцать тысяч экземпляров»?
Элси заслужила свой шанс, это уж точно. Она пошла на отчаянный шаг, чтобы оставить за собой эту несчастную колонку, и у нее неплохо получилось.
Вот все и решилось само собой. Теперь они уж точно не встретятся, потому что корпоративную этику никто не отменял.


На составление первого послания Элси Кит Крейн угробил два дня. В итоге получилось следующее:
«Дорогая мисс Хьюиш! Это Кит Крейн, вице-президент Вашей издательской корпорации. Мистер Колен проинформировал меня о том, что ранее Вы вели в журнале колонку, с содержанием которой я внимательно ознакомился. Кроме того, он же показал мне Вашу очередную статью, написанную совершенно в ином ключе, и выразил надежду, что этот факт оценят как читатели „Ночных огней“, так и руководство. Хочу сообщить, что руководство уже оценило ваше творчество, и мы намерены предложить Вам написать еще несколько статей. Если и эти работы нас удовлетворят, мы с Вами сможем заключить контракт на более длительный срок.
От себя лично позвольте мне поздравить Вас и сделать Вам комплимент: то, как быстро вы смогли подстроиться под новую концепцию журнала, говорит о Вашем высочайшем профессионализме и немалом литературном таланте. Прошу Вас, в случае возникновения любых вопросов обращайтесь прямо ко мне, я буду рад помочь разрешить их. Искренне Ваш Кит Крейн».
Через полтора часа пришел ответ, и Кит от волнения едва не стер его, но потом заставил себя успокоиться и начал читать.
«Дорогой мистер Крейн! Я рада, что Вам понравилась моя колонка. Вы правы, мне пришлось описывать в ней весьма интимные вещи, но Мистер Широкие Плечи оказал мне в этом неоценимую помощь. Я надеюсь, что и впредь смогу радовать читателей – и Вас лично – новыми очерками ночной жизни нашего города. Большое спасибо за доверие. Ваша Душенька Элль – Элси Хьюиш. P.S. Ваше внимание ко мне значит для меня очень много. Мужской взгляд на вещи бесценен в моей работе».
Кит ухмыльнулся. Что бы она сказала, если бы узнала, что пишет самому Мистеру Широкие Плечи?
Потом он обнаружил, что уже пишет ей очередное послание, и заколебался: не слишком ли оживленная переписка завязывается у вице-президента и простой сотрудницы? «Душеньке Элль. Рад помочь. Мужской взгляд на вещи – это то, что мне дается без труда практически с детства. Ваш К.Э.».


Элси ошеломленно смотрела на экран. Какие прекрасные люди работают в издательских корпорациях! Чтобы вице-президент вот так, запросто, помогал одному из авторов, лично извещал его о том, что прочитал его статью… Жаль, что она не встретилась с ним лично. Коллеги рассказывали всякие ужасы – о безжалостном и жестком монстре, способном без зазрения совести уволить всех сотрудников журнала разом. Только секретарша Китти заявила, что новый Босс – «лапочка и тюпочка», но Китти славилась своей слабостью к властным мужчинам и потому не могла служить примером объективной оценки. Одним словом, очень жаль, что они не встретились. Ничего. Теперь у них зародилась большая виртуальная дружба.
Три номера… Хорошо бы Алекс вернулся в город за это время. Без него трудновато набрать материал.
Помечтать-то она имеет право? Предположим, ему понравилась ночь, проведенная с Элси. Неужели он не захочет повторить удачный опыт?
А кто сказал тебе, что ЕГО опыт столь же удачен, сколь ТВОЙ? Это ведь у ТЕБЯ не было мужчины больше года, это ТЫ впервые в жизни испытала несколько оргазмов за ночь, а все, что говорил зеленоглазый красавец – мало ли, что говорят зеленоглазые красавцы в таких ситуациях.
Однако несомненно было одно – Алекс ее хотел. Этого не скроешь. Возможно, он не горел желанием узнать поближе ее богатый внутренний мир, не мечтал заботиться о ней, не видел той ночью во сне, как они завтракают на одной кухне в окружении общих детей и собак – но он ее хотел, как женщину.
Маркус… Если он ее и хотел, то тщательно скрывал это непристойное желание…
Элси сердито пнула стол и крутанулась на кресле. Опять эти мысли!
Ну его, этого Маркуса! Элси решительно отправила в рот последний леденец из коробочки и мечтательно улыбнулась своему отражению в экране монитора. Она будет думать об Алексе, об их сумасшедшей, потрясающей, невероятной ночи любви и о том, что у них впереди, вполне возможно, еще более невероятная и безумная ночь. Несколько ночей.
Ну а если Алекс вообще больше не появится, – тогда она отправится еще в какой-нибудь гостиничный бар и попытается повторить свое выступление «на бис». Вряд ли это получится – все-таки она не настолько раскована, но попробовать можно. Теперь у нее появилось главное – уверенность в своих силах.


Он не позвонил и не объявился. Элси провела две недели в лихорадочном ожидании – в чем она не желала признаваться даже себе – и смирилась с потерей окончательно – в чем призналась своему отражению в зеркале с большой неохотой.
Разумеется, за это время ее уверенность в себе растаяла, как кусочек льда в бокале с виски, и к концу срока Элси понадобилась помощь испытанного консультанта по сексуальным вопросам – Фло.
Теперь рыжая бестия сидела по-турецки на ковре в гостиной и поглощала тонну килокалорий в лице мороженого с ликером и шоколадной стружкой. Элси неубедительно ныла:
– Ну пошли со мной, пожалуйста! Мне нужна поддержка.
– Отстань. Так парней не ловят. Времена, когда на свиданки ходили вдвоем с подружкой, устарели, как Элвис и панталоны с кружевами.
– Элвис бессмертен!
– Возможно, но это в данном случае неважно. Не хочешь идти в бар – иди на танцы. Улыбка, пара медляков, зрительный контакт, твое разгоряченное тело прижимается к телу партнера, музыка вибрирует в нервных окончаниях, грудь напряжена, внутри тебя уже пылает маленький костер…
– Подожди, запишу.
– Элси! Я теоретически говорю. Может, ты наоборот найдешь себе единомышленника, который тоже осуждает современную музыку и мечтает о добром старом полонезе?
– Ты все время делаешь из меня какую-то припадочную викторианскую девственницу…
– Это ты ее из себя делаешь. Хотя на самом деле стоило тебе пойти в бар – и ты тут же сняла этого потрясающего Алекса. Да ты просто рождена для того, чтобы покорять мужчин!
– Душенька Элль – возможно, но не я.
– Элси, ты какая-то непроходимая, честное слово! Да пойми ты, это мужики созданы по единой кальке. Женщины же по природе своей изменчивы. Душенька Элль – это тоже ты.
– Потом, я не могу… после Алекса…
– Ой, да перестань! Ты провела с ним одну ночь. Одну! Откуда ты знаешь, кем он мог оказаться на втором свидании? Может, он стирает свои носки каждый вечер в раковине…
– Что-то я не поняла, а что в этом плохого?
– Это не плохо. Но для романтического свидания губительно. После такого остается надеть пижамки, помолиться на ночь, быстро перепихнуться в позе миссионера и заснуть на правом боку, чтобы избежать риска инфаркта миокарда.
– Фло, ты глупости говоришь… Знаешь, а я надеялась, что он позвонит…
– Иногда они НЕ возвращаются. Не переживай. Может, поездка сорвалась.
– А может, он потерял мой номер телефона.
– А еще может быть, что он из тех парней, которые, как феи-крестные, дают каждой женщине то, что она хочет. Говорят то, что она хочет услышать. Между прочим, это идет из детства. Знаешь, всякие там властные мамочки. «Конечно, я вымою шею на ночь, мамуля». И все счастливы.
– Злая!
– Но справедливая!
Подруги чокнулись ликером и захохотали. Отсмеявшись, Элси утерла выступившие слезы и дрожащим голосом сказала:
– Возможно, одну из колонок я посвящу разочарованиям. Знаешь, опрошу женщин… Как они реагировали на то, что их парень обещал позвонить и не позвонил.
– Ты хочешь поинтересоваться, не заливали ли они горе ликером и не трескали ли высококалорийное мороженое?
Элси улыбнулась отсутствующей улыбкой. Она думала о том, что на втором свидании с Алексом все было бы иначе…
Когда она еще верила в то, что он позвонит, она тщательно продумала весь ритуал. Свечи и цветы, легкую закуску и сухое вино в хрустальных фужерах. Даже купила новое белье – восторг из кружев и нескромных фантазий. Продумала музыку, которая будет тихим фоном всей их ночи…
Что ж, все это достанется другому парню…
Звонок телефона заставил подпрыгнуть их обеих. Потом Фло отстранила разом вспыхнувшую Элси и взяла трубку. Через мгновение ее лицо отразило разочарование.
– Это твоя мама…
Мама просила денег и обижалась, что Элси давно не приезжает.
Она пообещала приехать в выходные.
7
Саванна всю жизнь оправдывала свое название. Здесь воздух всегда был раскален, деревья и кусты пахли пылью, а дождь воспринимался как дар небес. Еще здесь до сих пор жили дамы, ежедневно крахмалящие нижнее белье, в ходу были кружевные зонтики от солнца, а местный бомонд любил вспомнить, сколько негров работало на плантациях их предков.
Когда-то Элси любила этот город. Она была им очарована. Старушки в чепцах, сидевшие в креслах-качалках на открытых верандах, сами домики – уютные и в то же время основательные, в колониальном стиле – все это напоминало фотографии из старинного альбома. Скарлетт О’Хара была бы здесь счастлива…
А потом она почувствовала, что задыхается. И уехала. На север, в Сан-Франциско, о котором раньше знала только из книг Джека Лондона.
С тех пор она редко здесь появлялась. А сейчас Элси Хьюиш приехала в гости к маме полной и несомненной развалиной. Алекс так и не позвонил, и жить ей не хотелось.
Подъехав к дому, Элси от удивления раскрыла рот и разом забыла обо всех неприятностях. Такую картину увидишь не каждый день: гордый владелец всех домов на их улице, мистер Майкл Сандерс, в ковбойке и джинсах, стоял на лестнице, прислоненной к дому, и своими владетельными руками привинчивал кондиционер. Завидев подъехавшую машину, он приветливо помахал рукой и быстро закончил работу.
Пожимая его жесткую ладонь, глядя в пытливые и добрые серые глаза, Элси отчаянно, как в детстве, захотела, чтобы этот большой, неторопливый и немолодой человек добился своего. Не потому, что тогда ей не надо будет присылать маме деньги! Просто с ним спокойно. Надежно. И мама этого заслуживает.
Над палисадником плыл аромат знаменитых свиных отбивных с луком и чеддером. Мама готовила и что-то напевала… Элси отметила это с радостным удивлением.
– Ма! Я приехала.
– О, привет, дорогая. Вы уже познакомились с мистером…
– С Майклом, Элли. Просто с Майклом.
– Ми… Майкл был так любезен, что настоял на установке кондиционера за свой счет.
– Это пустяки, к тому же это моя обязанность – ведь я владелец дома и должен содержать его в надлежащем виде.
Возникла небольшая пауза, во время которой Элси вежливо улыбалась, Майкл несколько смущенно смотрел в сторону, а мама, розовая и помолодевшая, тщательно вытирала руки кухонным полотенцем. Элси поспешила к ней на выручку.
– Ого! Вот это запах. Вся улица может питаться им до вечера. Мамочка, ты гений. Майкл, вы останетесь пообедать?
Мама заалелась еще ярче.
– Я полагаю, у мистера Сандерса есть свои планы на сегодняшний день, дорогая. То есть… у Майкла.
Майкл Сандерс слегка улыбнулся и кивнул.
– В самом деле, Элси. Как-нибудь в другой раз.
В голосе мамы прозвучало облегчение.
– Разумеется. В другой раз. И еще раз большое спасибо за все, что вы сделали для нас.
– Дайте мне знать, если понадобится что-то еще. Вы обещаете, Элли?
– К-конечно…
– Что ж, до встречи. Был рад, Элси.
Когда он ушел, Элси немедленно накинулась на мать.
– Ну и что ты устроила? Почему бы ему не пообедать с нами?
– Это всего лишь свиные отбивные, а Майкл…
– А Майкл к тебе явно неравнодушен!
– Перестань, я нервничаю.
– А не надо нервничать! Ты ему нравишься, мама, очень нравишься, но ведешь себя так, как будто он болен проказой!
– Знаешь, что, Элси…
Не договорив, мать повернулась и ушла на кухню. Через секунду оттуда донеслось ее беззаботное мурлыканье, а аромат жареного мяса усилился. Элси сердито фыркнула и наподдала ногой старый футбольный мяч, валявшийся у крыльца.
Вряд ли можно ожидать от мамы чего-то другого. Когда отец их бросил, было еще хуже. Это было двадцать лет назад. Когда мама поняла, что отец больше не вернется, она просто слегла в постель, отвернулась к стенке и перестала разговаривать. Семилетней Элси достались работы по дому и саду. Впрочем, оказалось, что маме просто потребовалось время, чтобы обдумать и пережить случившееся. Через несколько дней она вернулась к жизни.
За столом тема получила развитие.
– Мне не нужен мужчина, Элси. Я вполне хорошо себя чувствую. Я свободна. Могу ездить на велосипеде, могу ловить рыбу… могу не ловить. Короче говоря, сейчас я не планирую никаких серьезных перемен в своей жизни.
Элси хмыкнула.
– Ты никогда их не планируешь, мама. У тебя никого нет и не было последние…
– Тема исчерпана, вопрос закрыт! Давай лучше поговорим о тебе, Элси. Я так горжусь тобой! Эта твоя новая колонка… Кстати, судя по ней, У ТЕБЯ с личной жизнью все в порядке.
Мама не любила слово «секс». Все-таки она родилась и выросла на Юге, а здесь избегают лобовых определений. Зато здесь не страдают ханжеством. Сколько Элси себя помнила, они с мамой всегда все обсуждали открыто. Как две подружки.
– Ну… Можно сказать…
– Я рада, что ты выпустила себя из своего собственного заточения…
Элси слушала маму вполуха и думала о том, что она должна написать еще несколько таких же материалов. Мамин дом явно нуждается в починке… Если она будет иметь успех, то хватит и на дом, и на все остальное. Дело за малым – осталось написать такую колонку, после которой всем станет ясно, что без Душеньки Элль журнал не журнал. А для этого, в свою очередь, нужно провести такую ночь с мужчиной, чтобы материала хватило не только на эту, но и на все оставшиеся колонки…


В пятницу Элси должна была отнести в одно издательство правку научной статьи, но сил на это не было. Все ушли на подготовку к очередному грехопадению. Элси мыкалась по дому, огрызалась на вертевшихся под ногами животных, а потом решила проверить электронную почту.
При виде знакомого имени сердце ее екнуло.
«Крейн. У нас все с нетерпением ожидают нового выпуска с вашим материалом. Как дела с колонкой?».
Элси мрачно посмотрела на висевший посреди комнаты на стуле вечерний наряд. Как дела, говорите?
«Хьюиш. Дела отлично. Плохо лишь, что Мистер Широкие Плечи так и не вернулся, но что поделать. Придется поискать подходящий размерчик среди завсегдатаев танцпола».
Вызывающе, дерзко, независимо. Душенька Элль так и написала бы.
«Крейн. Звучит интригующе. Вероятно, Мистера Широкие Плечи задержали неотложные дела».
«Хьюиш. Вы его защищаете из соображений мужской солидарности?»
«Крейн. Пожалуй, вы меня поймали. Это машинально. Как насчет нового персонажа? Скажем, Таинственный Незнакомец?»
Он хочет поболтать? Отлично. Вот сейчас и получит.
«Хьюиш. Поскольку вы сами в это ввязались, я начну прямо с вас. И первый вопрос Душеньки Элль: по слухам, мужчины всегда хотят второго свидания, хотя могут испугаться к третьему. Это так?»
«Нормальные – да. Ха-ха».
«В каком смысле ха-ха?»
«Это нервный смех. На самом деле, если вы хорошо провели время с ним, то и он наверняка испытал то же самое».
«Успокаиваете?»
«Отнюдь. Как мужчина, могу гарантировать: в субботу Мистер Широкие Плечи примчится к вам на крыльях любви».
«Спасибо за поддержку».
Элси задумчиво отправила в рот леденец и уставилась на мерцающий экран.
Он с ней флиртует. Впрочем, это вполне естественно. Он знает ее исключительно по колонке, он создал себе свой образ, и флиртует он не с Элси Хьюиш, а с Душенькой Элль.
Каков, интересно, новый вице-президент Кит Крейн? Секретарша Китти утверждает, что он «лапочка» и «тюпочка».
Китти хорошо говорить, ее не увольняют.
Элси спихнула с колен прокравшегося туда Боша и решительно ударила по клавишам.
«Извините, отвлеклась. Собаки мешали».
«Собаки? Странно. Душенька Элль не производит впечатления любительницы домашних питомцев».
«Еще у нее есть дом».
«Значит, вы в хорошем окружении».
«Более чем. Спасибо. Наверное, я должна перестать отвлекать вас от работы?»
«О, прошу вас, отвлекайте! Это гораздо интереснее той встречи, на которой я должен скоро быть».
«Приятно слышать. Но я ведь и сама отлыниваю от работы. Кроме колонки меня ждет еще и корректура».
«Разносторонняя вы личность».
«Не могу сказать, что любовь к правописанию у меня в крови, но это приносит деньги. Кроме того, учит точности и вниманию к мелочам, а это важно и в моей колонке».
«Счастливая вы! Занимаетесь тем, что вам нравится».
«А вы разве нет?»
Длинная пауза, во время которой Элси слегка струхнула. Не слишком ли она разошлась – он ведь ее босс…
«Боюсь, что моя работа превращается в рутину».
«В чем это выражается?»
«Встречи, заседания, приемы, разработка издательской стратегии. Разработка стратегии, приемы, заседания, встречи. И так без конца».
«А что бы вы предпочли делать?»
«Журналистские расследования. Горячие репортажи. Я скучаю без всего этого».
«Почему бы вам самому не написать колонку для одного из ваших журналов?»
«Этим я сразу урежу чью-то зарплату. Не говоря уж об использовании служебного положения».
«Тогда пишите для других изданий. Для души, не для денег».
«Что ж, возможно. Когда будет поспокойнее. Пока что я собираюсь в Канзас, напугать еще один глянцевый журнал».
«Не наговаривайте на себя. Вы им понравитесь».
«Это уже лесть. Впрочем, я постараюсь не слишком зверствовать. У них там дела идут получше».
«Знаете, я хочу, чтобы вы знали. Я действительно вам очень благодарна за то, что дали мне шанс. С этой колонкой».
«Вы хорошо поработали, Элль».
Элси улыбнулась.
«Видимо, вы тоже, иначе не были бы тем, кем сейчас являетесь».
«Честно говоря, понятия не имею. Простите, что увлекся воспоминаниями. Обычно я не посвящаю в это сотрудников».
«Что ж, тогда я буду считать, что вы оказали мне честь».
На самом деле Элси испытывала скорее смущение – ведь человек, с которым она столько времени переписывается, является, как ни крути, ее боссом…
«Наверное, пора заканчивать? Меня ждет колонка, вас – деловая встреча».
«Пожалуй. Но напоследок я скажу вот что: мне кажется, Мистер Широкие Плечи должен сейчас локти кусать, что он не с вами».
«Польщена».
Если это не флирт – она уж и не знает, что такое флирт!!!
«Когда я прочитал вашу колонку, у меня появилось ощущение, что мы с вами давно знаем друг друга».
«На самом деле авторы обычно не бывают похожими на своих персонажей».
«Обсудим это в следующем разговоре?»
«С удовольствием. А теперь – чао!»
Вполне в духе Душеньки Элль. Легко, независимо, чуть иронично, быть может, небрежно. Наверное, именно так и стоит завязывать отношения с мужчинами. Если бы это получилось – о, какую колонку она бы написала! Кстати, надо бы использовать и такое – виртуальный секс. Хотя… это на любителя…
Откинувшись на спинку кресла, Элси Хьюиш мечтательно и немного глуповато – будем честны – улыбалась потолку собственного кабинета. С ней только что флиртовал ее босс, вице-президент издательской корпорации. Если считать Алекса – в последнее время она пользуется БЕШЕНЫМ успехом.
Впрочем, не она. Душенька Элль…


Ей снился скорый поезд, проносящийся мимо нее. Поезд все никак не кончался, окна сливались в одну серебристую линию, а самое главное – он непрерывно гудел. И звенел.
Только через вечность, длившуюся в реальном времени секунд сорок, Элси поняла, что это телефон. Она машинально бросила взгляд на часы. Однако! Половина седьмого.
– Алло?
– Я тебя разбудил? Это Алекс.
Сон слетел с нее, щеки запылали, и Элси торопливо начала спихивать с кровати разоспавшихся собак и Тару, как будто Алекс мог их увидеть.
– Да! То есть нет! Я уже встала. Не встала, но проснулась.
– Просто я тут… приехал… вот, решил позвонить, спросить, свободна ли ты сегодня вечером? Мне захотелось тебя увидеть.
– Мне тоже.
Она едва язык себе не откусила, сползла с кровати и уселась на полу. Везде написано, что первым делом нужно изображать равнодушие к предмету!
– Я в том смысле, что как раз накануне сидела и размышляла – кто бы составил мне компанию в посещении одного клуба? Хороший джаз и танцы под живую музыку.
Так-с, теперь скрещиваем пальцы и ждем, затаив дыхание. А вдруг Алекс терпеть не может джаз?
– Ты попала в самое яблочко. Я спец по танцам. Мама заставляла меня учиться им еще в школе. Говорила, что все девчонки без ума от парней, которые умеют хорошо танцевать.
– И она была совершенно права.
– Что ж, проверим на практике. Как насчет семи тридцати?
– Отлично.
Она бы завизжала, если бы не могучий самоконтроль.
– Тогда решено – и до вечера? Кстати, Элси, прости, что я так и не позвонил. У меня тогда… поменялись планы.
– Зато ты позвонил сейчас. Мы отлично провели время в прошлый раз – думаю, не хуже проведем его и сегодня.
Ей показалось, что в трубке прошелестело нечто, очень похожее на вздох облегчения.
– Хорошо. Не могу дождаться нашей встречи.
– Я тоже…
Элси осторожно опустила трубку на рычажки и взялась ледяными ладонями за пылающие щеки. Он позвонил. Потрясающий любовник Алекс Широкие Плечи позвонил и назначил ей встречу!


Кит Крейн осторожно потер воспаленные от недосыпа глаза. Авантюры с возрастом начинают отбирать здоровье.
Он решительно изменил все свои планы. Отменил матч по гольфу с Нужными Людьми. Извинился перед устроителями благотворительной ярмарки. Холодно сообщил назойливой секретарше, что это ОНА у него, а не ОН у нее, работает. За двойную цену выкупил чужую броню в аэропорту. Результат – не выспавшийся и небритый, но удивительно бодрый Кит Крейн в джинсах и легкой рубахе стоит перед автовокзалом аэропорта Сан-Франциско и глупо улыбается летнему солнцу.
Почему он это сделал? Сложный вопрос.
Из их переписки Кит понял, что молчание «Мистера Широкие Плечи» больно задевает Элси, хоть она и пытается это скрыть за небрежной бравадой. Кроме того, мысль о втором «свидании вслепую» ее пугает и нервирует. Выходит… он ее жалеет?! Приехал спасать? Совершать добрые дела?
Да, конечно. А еще – еще он просто хотел ее видеть. И к черту все остальные причины. И переписку тоже к черту. Нет, переписываться с ней приятно и весело, но все дело в том, что Кит слишком хорошо помнит запах ее кожи, шелк волос, хриплые стоны блаженства и осторожные прикосновения изящных пальчиков к его обнаженной спине…
Неожиданно Кит Крейн нахмурился. Кто-то невидимый и суровый прокричал ему в самое ухо: «Корпоративная этика!!!».
Решено. Отказаться от еще одной встречи – не в его силах. В принципе, он уже сейчас не знает, как дотянет до вечера. Но после сегодняшней ночи любви – а она непременно состоится – Кит Крейн, то бишь Алекс Широкие Плечи, исчезнет навсегда.
Он скажет ей все прямо. Скажет, что они вряд ли еще смогут увидеться. Заверит ее, что ему было с ней хорошо, что он ее никогда не забудет – но теперь пришло время расстаться. Больше никаких туманных обещаний, что может быть… когда-нибудь… он позвонит. Он не будет ей звонить. Никогда.
От этого противного слова стало холодно и тоскливо.
Но что делать? Элси не из тех, кто способен удовольствоваться только сексом, а он не способен на большее.
А еще одна ночь… Что ж, это никого не убьет. Элси – прибавит уверенности в себе, поможет написать следующую колонку. А журнал заработает с новыми силами, если у него будут такие авторы, как Элси Хьюиш.
И все будет хорошо. Просто отлично.
Срочно нужен душ. Холодный. Побриться. И поспать – хотя бы пару часов. Потом он арендует машину – что-нибудь спортивное, красивое и хищное – и отправится к женщине с взглядом Мессалины и детской заколкой в медовых волосах…
8
Самыми пострадавшими от всего этого безумия оказались собаки. Тара и Малдер благоразумно сбежали в сад и притворились самыми верхними ветками на высоком и раскидистом платане. Легким потрясением отделался водолаз Буш – его просто пропылесосили и попытались причесать.
Зато собаки малых размеров были безжалостно вымыты шампунем и высушены феном.
Все это произошло с ними уже ближе к полудню, а до этого ничто не предвещало беды. Хозяйка была слишком занята.
Элси носилась по всему дому. Все ковры были вычищены, полы вымыты, цветы в вазах заменены на свежие. Ароматические свечи притаились в каждом уголке, таял на подоконниках в вазочках ароматический лед – корица, имбирь, ваниль. Шелковое белье на широкой постели было прохладным и душистым.
Вихрем слетала Элси в бутик, купила там белую блузку из натурального шелка, которая удивительно подходила к мини-юбке, одолженной у Фло.
Потом наступил черед собак, и они даже не очень сопротивлялись, застигнутые хозяйкой врасплох.
Потом Элси купила в крошечной лавочке-харчевне любимые ею греческие блюда, пару бутылок терпкого красного вина, красиво все сервировала и спрятала в холодильник. Только после этого она смогла наконец немного расслабиться в ванне, вымыть и уложить волосы, слегка накраситься, нарядиться во все обновки – и в семь пятнадцать уже сидела на стуле в маленькой прихожей, сложив слегка вздрагивающие руки на коленях. Ни дать, ни взять, школьница на выпускном экзамене.
Она сидела, прикрыв глаза, и в голову ей лезли грешные, жаркие мысли и образы. Вот Алекс возлежит на роскошном ковре, и отблеск свечей играет на его мускулистом полуобнаженном теле… Входит она, Элси, вся в полупрозрачном, нежно-розовом, струящемся и невесомом… Звучит тягучая восточная музыка, курятся благовония в старинных шандалах, и Элси медленно извивается в сладострастном танце. Глаза Алекса блестят, красиво очерченные губы улыбаются ей, обещая все блаженства Эдема, и вот она падает в его объятия, а он начинает неистово срывать с нее покрывало за покрывалом…
Волнующие ароматы к тому времени заполнили весь дом, и Элси грезила наяву, слабо отличая вымысел от реальных ощущений…
Звонок в дверь прозвучал оглушительнее выстрела, и уж самой настоящей канонадой откликнулись на него собаки. Гулко бухал водолаз Буш, истошно лаял лохматый Бош и даже гордый пекинес Биш, выкатив огромные глазищи, издавал какие-то душераздирающие звуки.
Раскрасневшаяся и возбужденная Элси еле пробилась к двери, огрызаясь и распихивая своих лохматых охранников.
За дверью стояла Воплощенная Женская Мечта. Белоснежный шелк рубашки оттенял бронзовый загар, черные брюки были идеально отглажены, зеленые глаза обещали Элси весь мир – и сексуальное удовлетворение в придачу.
На заднем плане, у калитки, маячил последний штрих – алая и хищная двухместная машина. «Ламборджини».
Элси не сдержала восхищенного вопля.
– Ты потрясающе выглядишь!
Он улыбнулся, и тонкий шрам над верхней губой придал этой улыбке что-то демоническое – или пиратское.
– Ты меня опередила. Вернее, я просто онемел.
Он смотрел на нее, улыбался ей, и Элси почувствовала, как горячая волна нарастает где-то в глубине ее тела, грозя расплавить и сжечь все то, что раньше называлось Элси Хьюиш.
Однако Элси еще была жива, и у нее в голове зародился абсолютно идиотский вопрос – как приветствовать Алекса? Пожать руку – глупо, поцеловать в щеку – мало…
Он решил все за нее. Просто шагнул вперед и припал к ее губам. Под ногами бесновались верные друзья, откровенно не понимавшие, как смеет этот незнакомец хватать их хозяйку и вести себя столь бесцеремонно. Однако ни Алексу, ни Элси было не до них. Поцелуй затягивался, превращаясь в нечто большее, и вот уже Алекс обнимает ее за талию, вот его рука скользит ниже, вот сейчас она осторожно поднырнет под короткую юбку…
Он сам отстранился, первый. Улыбнулся, протянул хрустящий пакет. Элси машинально заглянула внутрь, увидела бутылку французского вина, изящную коробочку шоколадных конфет и пакет собачьих бисквитов.
– Это очень мило, но ты не должен был ничего приносить… Боже, какая прелесть! Откуда ты узнал, что у меня есть собаки?
В этот момент она рассматривала этикетку на бутылке, и потому не заметила выражения смущения, промелькнувшего на лице ее любовника. Это же надо было так проколоться! Откуда Алекс мог знать про собак? Это знает только Кит Крейн, состоящий с Элси в компьютерной переписке…
– Я… э-э… расслышал их лай в телефонной трубке. Там еще диск. Это классический свинг и шейк. Я подумал – может быть, нам стоит немного потренироваться дома перед выходом в свет?
– С удовольствием. И все же ты не должен был ничего приносить. Лучший подарок – это ты сам.
– Мне самому это приятно, только и всего.
Он наконец перевел взгляд на собак и спросил:
– Ну-с, и кто тут кто?
Не обращая внимание на предупредительное рычание, Алекс смело протянул собакам руки, дождался, пока они внимательно обнюхают их, а затем спокойно принялся одарять их бисквитами. Бош получил самый большой кусок.
– Необычный пес.
– Ты хочешь сказать, самый уродливый в мире?
– Чш-ш! Не стоит так говорить даже в шутку. Они ведь все прекрасно понимают.
– Он знает, что я его обожаю… На самом деле он действительно уродец. Похож на морскую свинку, обожравшуюся анаболиков. Его оставили у нашего ветеринара, потому что он никому не нравился, а мне вот – сразу, я и взяла.
– Люди глупы. Стоит посмотреть ему в глаза, чтобы понять, что это сокровище.
Бош приосанился и горделиво выпятил грудь.
– А это что за роскошные тигры?!
Малдер и Тара, примостившиеся на перилах, немедленно сделали вид, что происходящее их СОВЕРШЕННО не интересует, и принялись вылизываться. Элси хмыкнула.
– Малдер сам пришел, а Тару попросили взять на время знакомые. Они уехали в Европу. Правда, они уже вернулись…
– Ты умыкнула ценную породу? Это ведь сиамка.
– Понимаешь, они про нее забыли. А из путешествия привезли кенаров, у них очень слабые нервы. У кенаров, я имею в виду. При виде Тары они могут умереть.
– Жаль, что кошек было не слышно по телефону. Я бы им тоже что-нибудь принес. Ты потрясающе выглядишь, Элси.
Он сообщил это почти без паузы, сразу перейдя от животных к хозяйке, и Элси почувствовала, как горячая волна заливает все ее тело.
– Юбка… она немного коротковата, но подруга уверяла, что для танцев в самый раз.
– И не только для танцев…
С этими словами Алекс вновь привлек ее к себе, провел кончиками пальцев по обнаженным предплечьям, поднялся вверх, скользнул по волосам… Его губы легко тронули шею девушки, потом подбородок и щеку, а потом он снова поцеловал ее, и это было так здорово и так возбуждающе, что Элси мельком подумала: если бы не статья, она бы, не раздумывая, отправилась вместе с Алексом в постель, а танцы…
– У меня приготовлена легкая закуска. Хочу, чтобы ты ее попробовал.
– А я хочу попробовать тебя.
Элси со смехом вывернулась из его объятий и распахнула дверь в дом. Через несколько минут Алекс с любопытством оглядывал гостиную, а хозяйка хлопотала над низким столиком. Наконец все было готово, и Алекс уселся в мягкое кресло, а Элси расположилась на диванчике.
– У тебя очень красиво, Элси.
– Спасибо.
– И очень в твоем стиле.
– Каков же мой стиль? Нет, лучше расскажи про свой дом.
– У меня обычный дом. Много оттенков синего. Гладкие стены. Минимум мебели. До встречи с тобой мне казалось, что загромождать пространство глупо, сейчас я вижу, что ошибался.
– Наверное, у тебя большой дом.
– Большой. И пустой. Зато у меня замечательные окна. Огромные и выходят прямо на океан.
– Здорово. Каждое утро смотреть на океан…
– Честно говоря, не часто я на него смотрю. Я ведь почти все время в разъездах.
– Это плохо. Кстати, как твоя работа?
Алекс кивнул, разливая вино по бокалам, отозвавшимся мелодичным звоном.
– Отлично. Лучше, чем я ожидал. Боже, какая красотища! Все сама приготовила?
– Мне стыдно, но – нет. Купила в одной лавочке. Вот…
Она поднесла завиток хрупкого слоеного теста к губам Алекса, и тот задержал ее руку. Вкрадчиво и нежно слизнул крошки с ее ладони, не сводя с Элси горящих глаз.
Девушка не смогла скрыть дрожь. Это прикосновение было таким многообещающим, таким бесстыдным и нежным, что в голове Элси помимо ее воли затеснились образы, один другого эротичнее.
А потом он ее выпустил и, как ни в чем не бывало, заметил:
– А я умею готовить потрясающие роллы с тунцом и авокадо, утку по-пекински и шикарный супчик из морепродуктов.
– Серьезно? И часто готовишь сам?
– Совсем не часто. Когда есть компания.
Элси немедленно расстроилась. К гадалке не ходи, компанию Алексу составляют дамы. Вряд ли этот потрясающий самец будет баловать уткой по-пекински своих армейских друзей.
Она решительно приказала себе не думать о женщинах Алекса…
Тихое поскуливание, исполненное тремя собачьими глотками, заставило Элси очнуться. Буш, Бош и Биш сидели на пороге гостиной по росту и умильно смотрели на стол. Алекс фыркнул и вопросительно взглянул на Элси.
– Могу я их угостить, или это нарушение дисциплины?
Она только улыбнулась, и Алекс принялся одаривать новых друзей. Элси поинтересовалась:
– У тебя есть какая-нибудь живность?
– В детстве был пес. Чико. Большой, лохматый и беспредельно добрый. Теперь у меня слишком напряженный график. Это было бы нечестно по отношению к собаке. Кошки… скажем так, они мне нравятся, а я им не очень. Так что остаются рыбки и птички. Птички отлично живут за окном, а рыбки в океане. Когда выдается минутка, я ныряю с аквалангом.
– Должно быть, очень красиво.
– Не то слово.
– Жаль. Собаки – отличная компания. Ты мог бы попросить друзей или соседей присматривать за ними…
– Честно говоря, моих соседей я даже не знаю в лицо. А друзья… В принципе, у них примерно тот же график работы.
– Это плохо. Ты совсем один.
– Почему плохо? Мне нравится. Я ведь сам это выбрал.
– Но ведь ты радуешься встрече с друзьями?
– Конечно. Мы играем в теннис и покер. Иногда уезжаем рыбачить. Пьем пиво с креветками. У меня все отлично.
Последняя фраза прозвучала чуточку напряженно. Строгий Кит Крейн-Два сурово погрозил легкомысленному напарнику кулаком. Не подпускай ее так близко!
Элси тоже почувствовала этот молчаливый призыв и запечалилась. Точно так же Алекс повел себя и в их первую ночь. Дружелюбен, нежен, контактен – но держит на расстоянии.
– О-о, что-то мы стали чересчур серьезные! Элси, улыбнись. Давай поставим диск и устроим друг другу экзамен. Достаточно ли я хорош в качестве партнера? А ты?
Он упруго поднялся на ноги, направился к музыкальному центру, а по дороге наклонился и поцеловал ее, но Элси никак не могла заставить себя не думать о том, как одинок этот мужчина.
Она вздохнула и поднялась с диванчика, чтобы убрать тарелки. Не стоит углубляться в психологию. Мужчины ненавидят сложности. Более того, они от них убегают. А сегодня, если кто и не хочет остаться в одиночестве, так это Элси…


Киту очень нравилось смотреть на ее попку, когда она шла в кухню. Поэтому он два раза просил ее принести воды, потом еще вина, потом льда. Под туго натянутой юбкой соблазнительно колыхались тугие полушария. Собственно говоря, в момент возвращения Элси из кухни он имел возможность наблюдать колыхание двух других, не менее соблазнительных полушарий.
Он все же молодец. Не дал Элси расспросить себя, не поддался на осторожную разведку боем. Все эти разговорчики о доме, собаках и одиночестве… Нет, в искренности Элси он не сомневался, но сам для себя уже давно решил: женщин нельзя подпускать слишком близко.
Элси пытается узнать о нем побольше, чтобы создать иллюзию отношений. Она не из тех, кто способен бездумно перепихнуться и расстаться без сожаления на следующее утро.
Что же до самого Кита Крейна… то он тоже хорош. Корм для собак. Самый его визит к ней домой. Так поступают те, кто… ну, одним словом, когда есть ОТНОШЕНИЯ.
Надо было назначить встречу в отеле, на нейтральной территории. Тем более что этот дом… слишком ее. Кит чувствовал, как его затягивает в теплый и уютный водоворот.
С другой стороны, на своей территории Элси была не так напряжена, более раскована. И чертовски соблазнительна.
А когда они начали танцевать, Кит Крейн понял, что погибает, и погибать ему было приятно.
Элси двигалась потрясающе. Она чувствовала музыку, впитывала ее кожей, растворялась в ней – и идеально понимала партнера. Прежде чем Кит успел опомниться, их тела уже сплелись, и сумасшедший ритм свинга захватил обоих. В конце Элси откинула голову назад и расхохоталась от счастья и удовольствия, и Кит подумал: а чего он ждал? Какова она в постели, такова и в танце. Старая истина.
Следующий танец был медленным, и Кит целовал шею Элси, а ее тонкие пальцы лениво и нежно скользили по его спине.
– Алекс?
– М-м…
– Поблагодари от меня свою маму. Она молодец, что настояла на обучении тебя танцам. Ты потрясающе танцуешь.
– Спасибо. При случае передам. Не думаю, что это случится скоро, но…
– Почему? Вы редко видитесь? Или я что-то не то сказала?
– Нет, все в порядке. Просто мы с мамой редко общаемся.
Его руки немного напряглись, Элси это почувствовала. Разговор о семье явно был чем-то неприятен Алексу, и самым правильным, наверное, было бы прекратить расспросы – но Бог создал женщину любопытной.
– А что насчет отца? С ним вы более близки?
– Нет, пожалуй, еще меньше. Мои родители в разводе.
– Извини. Они… недавно развелись?
– Пятнадцать лет назад. Я еще учился.
– Должно быть, тебе пришлось нелегко.
– Тогда – да. Со временем я понял, что бывают вещи и похуже. А что насчет твоей семьи? Она у вас большая и дружная? – Он всего лишь один раз взглянул ей в лицо и сразу понял, что лучше было не спрашивать.
– Нет. Отец бросил нас. Я была совсем маленькая.
– Что ж, прости, что завел этот разговор.
– Да ладно… прошло столько времени… Знаешь, я очень долго представляла себе, что в один прекрасный день папа вернется с кучей подарков и какой-нибудь потрясающей историей. Про то, как его похитили инопланетяне. Или про то, что он все эти годы выполнял правительственное задание…
Алекс прижал Элси к себе. В его голосе прозвучала грусть.
– А моему вообще не стоило жениться. Так мама говорила. Он слишком самодостаточен.
Он задумался. Воспоминания были горькими на вкус.
Его детство не было счастливым и безоблачным. В нем не хватало сахарной ваты, цирка и рыбалки по воскресеньям. Сколько он себя помнил, его всегда тянуло подальше из дома. В колледж он ехал с облегчением и терпеть не мог каникулы.
Голос Элси вернул его к действительности, и он начал прислушиваться к ее словам.
– …Мама скучает и не может дождаться моего приезда. Первое время я себе места не находила. Хотя в Саванне жить тоже уже не могла…
– Да, я тебя понимаю… Слушай, а может, ну их, эти танцы?
Он целовал ее все более откровенно, чувствуя, как внутри поднимается громадная и жаркая волна желания. Да, ей просто надо написать следующую колонку. Он знает. Это неважно. Сейчас – неважно…
– Эй, нам пора! – Она со смехом вывернулась из его жадных рук, поправила растрепавшиеся волосы и потянула его к выходу.
Даже в машину она садилась сексуально. Киту показалось, что он сейчас сгорит от страсти. Стройные сильные ноги, высоко задравшаяся юбка, чуть влажные волосы на висках…


9
В дансинге было темновато и пустовато. Кроме Элси и Алекса танцевали всего несколько пар.
Элси наслаждалась вечером. Алекс был идеальным партнером. Их тела двигались в едином ритме, перетекали друг в друга. Не было нужды подстраиваться под движения партнера – они оба заранее знали все до мельчайшего поворота.
А еще она не могла отвести глаз от его лица. Потому что на этом мужественном красивом лице изумрудные глаза горели такой страстью, таким восхищением и таким неукротимым желанием, что Элси чувствовала себя королевой мира. Она не чувствовала усталости – только кураж и легкость во всем теле.
Временами ей казалось, что они занимаются любовью на глазах у всей публики. В мозгу то и дело вспыхивали восхитительно непристойные картины, и Элси начинала побаиваться собственных мыслей.
Ах, если б можно было сорвать с Алекса эту белую рубашку, пройтись пальцами по смуглой выпуклой груди, коснуться кончиками пальцев маленьких коричневых сосков…
Ах, если бы на ней не было трусиков и рука Алекса забралась бы ей под юбку, а потом он приподнял бы ее в танце, кружа над танцполом, овладевая ею медленно и вкрадчиво, не сбиваясь с ритма…
– О чем ты думаешь?
– Если я скажу, о чем я думаю, нас арестуют за оскорбление общественной нравственности.
– За слова-то не арестуют, но вот если я СДЕЛАЮ то, о чем ты думаешь…
– С этого места поподробнее.
– Элси!
– Я хочу знать.
– Хорошо. Пожалуйста. Еще пять минут – и я трахну тебя прямо посреди танцпола. Нас арестуют, но в одну камеру не посадят. И мы умрем от сексуальной неудовлетворенности.
– Ваши предложения?
– Ты уже насладилась этим прекрасным интерьером?
– Давай немножечко выпьем, передохнем, а потом…
– Поедем отсюда. Я вдруг понял, что меня страшно интересует интерьер твоей спальни.
– Алекс!
– Что будешь пить? Только очень быстро.
Они заказали мартини и почти упали за столик. Элси испытывала странное чувство торжества. Оттягивание момента близости возбуждало ее не хуже самой близости. Этот потрясающий, невообразимый, сногсшибательный мужчина хотел ее, хотел так сильно, что она ЧУВСТВОВАЛА это всем своим телом во время танцев, видела в его сверкающих глазах…
– Ты прекрасна, Элси.
– Я лохмата. И еще я вспотела. Ой, дамы об этом не говорят…
– Ты прекрасна именно поэтому. Потому что растрепана, потому что вспотела, потому что говоришь об этом…
С этими словами Алекс медленно вынимал заколки из останков прически Элси, и было это настолько эротично, что она стиснула колени и прикрыла глаза…
Потом она поймала его ладонь и быстро поцеловала кончики пальцев, успев скользнуть по ним языком.
– Прекрати… Я же не железный.
– Мне нравится, когда ты так говоришь. Это заставляет меня думать, что я сексуальна.
– Ты сексуальна, Элси. Ты сексуальна настолько, что я постоянно озираюсь, если ты заметила. Потому что ВСЕ мужчины в этом зале знают, что ты сексуальна.
Они помолчали. Потом она с наслаждением отпила мартини и легко бросила:
– Я рада, что мы вместе сегодня вечером. И будем вместе всю ночь. А возможно – и весь уикенд?
Он ждал этого вопроса. И боялся его.
– Только сегодня, Элси. Мне очень жаль. Завтра я должен вернуться домой.
– О, никаких проблем.
Она была рада, что Алекс распустил ей волосы. За ними удалось спрятать отчаяние.
– Элси, если бы я мог остаться…
– Все в порядке, я же сказала. Будем считать это кратким визитом. Возможно, в следующий раз…
И тогда он попытался разрушить невидимую стену лжи.
– Насчет следующего раза. Понимаешь, дело в том, что… Одним словом, у меня намечается один долгосрочный контракт…
– Я понимаю.
Он ударился в стену всем телом.
– Я больше не вернусь.
Элси чувствовала боль, как от сильного удара. Она знала, что не имеет права на эту боль, но ничего не могла поделать.
– Ты не обязан отчитываться, Алекс…
– Я просто хочу, чтобы между нами все было предельно откровенно. Хочу, чтобы ты просто все знала.
Он смотрел на нее с сочувствием и симпатией, и от этого становилось еще хуже. Элси ненавидела себя за дурацкую фразу про уикенд. Она имела в виду только эти два дня, ничего больше!
Трясущимися пальцами она засовывала в сумочку заколки, отчаянно пряча глаза. Внезапно Алекс протянул руку и крепко сжал ее пальчики.
– Нехорошо получилось. Попробую немного иначе. Мне хорошо с тобой, Элси. Так хорошо, что я сам хочу следующей встречи. Но у меня такой характер. Я нигде не остаюсь надолго. Не даю обещаний и не требую их. Ты должна это знать.
Приложив нечеловеческие усилия, Элси выдавила улыбку.
– Что ж, отлично. Тогда давай с удовольствием и пользой проведем то время, которое у нас еще осталось.
– Хорошо.
Он испытал громадное облегчение – и немедленно устыдился этого. Синеглазая женщина так самоотверженно боролась с разочарованием, с болью – он видел это в ее глазах!..
Элси одним глотком допила мартини. Почему так больно? Ведь она с самого начала знала, что это будет очень короткий роман. Но вот сказано слово: она видит Алекса в последний раз. И сердце готово разорваться от тоски.
Неоновые блики метались по лицу Элси, и она была им благодарна. Так легче скрыть отчаяние. Ничего. Зато она напишет превосходную колонку. Просто замечательную. Возможно, ее даже не пропустят по цензурным соображениям.
В этот момент грянула быстрая, зажигательная музыка, и парень, выскочивший на середину танцпола, гибкий смуглый пуэрториканец, поймал взгляд девушки. Танцующей походкой он подлетел к их столику.
– Можно вас пригласить?
Алекс не успел ничего сказать. Элси рывком поднялась со стула. Она не принадлежит этому мужчине, не принадлежит никому вообще. И вольна делать все, что ей заблагорассудится.
Парень танцевал очень хорошо. Музыка явно жила у него в крови, и теплые руки были сухими и приятными на ощупь. Когда танец закончился, он склонился к уху Элси, благодаря ее за танец, а потом подвел обратно к столику и исчез в толпе. Элси, немного запыхавшаяся, села на место и только сейчас разглядела выражение лица Мистера Широкие Плечи. Алекс был в ярости.
– Что с тобой? Что-то не так?
– Он тебя лапал! И тебе это нравилось!
Элси прищурилась, откинулась на спинку кресла.
– Ты ревнуешь, Алекс?
– Ничего подобного. Просто этот парень мне не понравился. Он нахален.
– Ценю твое мнение, но предпочитаю выбирать сама. Я могу о себе позаботиться.
– Я беспокоюсь за тебя, только и всего. Подобные парни могут быть опасны. Иногда они неправильно истолковывают самые невинные ситуации, особенно, если выпьют лишнего.
– Алекс, я же не в коме. И я не слабоумная. Риск всегда есть, нужно только правильно его оценивать…
Ревность Алекса была приятна Элси. На языке примитивных сигналов она означала: «Ты моя женщина, и я не позволю никому становиться между нами».
Как жаль, что все это закончится завтра утром…


Собаки встретили их радостным визгом и бешеными прыжками. Как будто семья, мелькнуло в голове у Элси.
Даже Малдер соизволил пройтись с выгнутой спиной и приветственно задранным хвостом, а потом два раза потерся о колени Алекса, когда тот присел на корточки.
– Не верю своим глазам. Он никогда в жизни не выходит к моим гостям.
– Наверное, рассчитывает на подарочек в следующий…
Кит прикусил язык. Следующего раза не будет, и уже незачем делать вид, что это не так. Внезапно ему сделалось неуютно. Может, увезти ее в какую-нибудь гостиницу?
Элси почувствовала, о чем он думает, и от этого ей вновь стало тоскливо. Она торопливо обняла Алекса за шею, прильнула всем телом. Завтра будет завтра, а сегодняшняя ночь – ее.
Тело вспомнило все гораздо лучше, чем это сделал бы рассудок. Кровь мгновенно закипела в жилах обоих, и Алекс обнял ее в ответ, провел рукой по спине…
На этот раз все будет совсем по-другому. Они начнут там, где остановились в прошлый раз. И пойдут гораздо дальше.


– Мне нравится вкус твоей кожи.
– А мне – твой язычок.
– Берегись! Я задолжала тебе кое-что, связанное с ним.
– Почему же «берегись»? Я горю от нетерпения…
– Понимаешь ли, я не слишком опытна в смысле… ну… орального секса!
Алекс фыркнул.
– Помнится, в прошлый раз ты говорила то же самое насчет собственного оргазма… Я хочу тебя! Сейчас!
– Нет. Мне надо переодеться.
– Ты все перепутала. Тебе надо раздеться!
– Не будь нетерпеливым. Я хочу надеть кое-что, что тебе понравится снимать…
Они шли в спальню и целовались на ходу, руки Алекса блуждали по ее телу, расстегивали блузку, лезли под юбку, перебирали окончательно растрепавшиеся пряди волос…
– Подожди меня одну минуточку. Пока можешь выпустить собак на улицу.
– Правильно. Им еще рано на такое смотреть.
– Нет, просто им надо… В общем, зов природы.
– Вперед, ребята. И побыстрее, потому что у меня есть неотложное дело к вашей мамочке.
Элси ринулась в свою комнату, торопливо содрала с себя одежду. Потом накинула на себя практически прозрачную розовую сорочку, доходившую до пояса, натянула такие же шелковые трусики-шортики. Все это она купила специально для сегодняшнего вечера….
Она зажгла ароматические свечи, ухитрилась молниеносно открыть бутылку вина и не разбить при этом ни один из хрустальных фужеров, стоявших рядом на подносе, потом сбрызнула духами подушки и простыни.
В ванной удача ей изменила, и Элси грохнула-таки об пол флакон духов. Волна розового аромата потянулась в комнату, и тут девушка увидела, что изумленный Алекс стоит в дверях.
– Что это тут происходит? Что ты делаешь?
– Готовлюсь… к тебе!
Она шагнула к нему, обвила руками крепкую шею. Алекс наклонился и поцеловал ее голое плечо, затем отстранил Элси от себя и с явным восхищением оглядел.
– Выглядишь потрясающе, но мне кажется, без этого ты будешь выглядеть еще лучше.
С этими словами он медленно спустил бретельки сорочки с плеч Элси, не переставая целовать ее горящую кожу. Тонкий шелк скользнул по телу и улегся розовым лепестком у ног девушки.
Когда его ладони накрыли ее груди, Элси тихо застонала и закрыла глаза, поддаваясь ритму, с которым Алекс ласкал ее напряженные соски. Когда же он коснулся ее груди полуоткрытыми губами, она вздрогнула и выгнулась в его руках, словно лук в руках умелого лучника.
В зеленых глазах мужчины горели страсть и восхищение, и Элси с невольной грустью подумала о том, как она будет скучать без этого взгляда. Сегодня их вторая – и последняя – ночь, но даже за это короткое время Алекс стал для нее самым близким и желанным человеком…
Аромат ванили и роз плыл по комнате, дурманил головы, и тихо мурлыкал о вечной и прекрасной любви Фрэнк Синатра. Золотые язычки свечей придавали спальне волшебный, поистине сказочный вид.
Рука Алекса опустилась ниже, потянула тонкую ткань трусиков, и Элси невольно напряглась. Алекс шепнул ей на ухо:
– Ты вся горишь.
– Это из-за тебя. Ты сводишь меня с ума.
– Я рад это слышать.
Через мгновение она уже стояла перед Алексом обнаженная, и зеленые глаза мужчины потемнели от вожделения. Этот взгляд разбудил иную, смелую и дерзкую Элси, и она легкими ласкающими движениями стала гладить мускулистую грудь, перебирать завитки светлых волос на груди, а потом быстро и уверенно расстегнула его брюки. Теперь застонал мужчина.
Она больше не испытывала ни смущения, ни волнения. Мужская обнаженная плоть была совсем рядом, и Элси нравилось прикасаться и ласкать, поглаживать и легонько сдавливать, ощущать силу, пока еще дремлющую в этом теле… Сегодня он принадлежит ей весь, целиком, и нет расставания, нет одиночества – есть только два обнаженных тела и жар, струящийся между ними.
– Я думал, что выдумал тебя, но ты здесь, ты рядом, и ты во сто крат прекраснее, чем я мог себе нафантазировать…
Потом он подхватил ее, почти швырнул на кровать, а через мгновение сам оказался сверху, и эта блаженная тяжесть наполнила сердце Элси диким, первобытным восторгом. Она безотчетно выгибалась навстречу, молила о близости, но Алекс не спешил, о нет, он не спешил. Его руки, волшебные нежные руки, скользили по коже, ласкали ее все яростнее, все настойчивее, и она больше не знала, какая часть ее тела возбуждена сильнее. Элси вся превратилась в пылающий костер, в вулкан, в сверхновую звезду.
Прохладные простыни снизу – и горячее мужское тело сверху. Она истекала любовным соком, она умирала в объятиях – и воскресала иной. Потом она вывернулась из рук мужчины, змеей скользнула вниз, обхватила его бедра руками и начала медленный, сладострастный ритуал, такую желанную для него пытку, наслаждаясь и упиваясь своей властью над могучим красавцем.
Она все делала правильно – это было ясно и по реакции Алекса, и потому, что сама она получала не меньшее наслаждение. И когда мужчина с громким криком достиг вершины удовольствия, она запоздала лишь на долю секунды…
А потом они лежали, оглушенные, все еще сотрясаемые волнами невиданно сильного оргазма, и только руки их были переплетены, переплетены так крепко, словно разъединить их значило – умереть…
Элси не требовалось делать рабочие заметки для будущей статьи. Она была уверена, что не забудет ни единого мгновения этой волшебной ночи.


Кит чувствовал, что его сердце сейчас выпрыгнет из груди, а небо, по всей вероятности, обрушится прямо ему на голову. Он всегда считал себя искушенным любовником, знал многих женщин, но Элси… Она была особенной. Она чувствовала его так полно и точно, что даже малейшее движение ее прекрасного тела, нежных губ, проворного языка заставляли Кита содрогаться от восторга.
И они снова и снова сплетались в объятиях, находя все новые позы и способы доставить друг другу удовольствие. Не осталось ни единого потайного уголка на телах, ни единого запретного жеста или движения. Только полное доверие и полное проникновение друг в друга. И казалось, человек уже не в силах вынести такое напряжение, но плоть мужчины восставала снова и снова, а женщина была неутомима. И Кит снова любил Элси, и снова умирал в ее объятиях, а она стонала и смеялась, выкрикивала его имя и шептала жаркие, бесстыдные слова, которые никто и никогда не произносит днем – только ночью, той самой ночью, у которой нет ни вечера, ни утра, а есть только бесконечная бархатистая мгла, и мириады звезд вперемешку с ангелами, а на искусанных губах стынет пряный вкус любви, и нет смерти иной, чем смерть от счастья…


Они заснули, словно сраженные выстрелом, не успев разъединиться, не успев разомкнуть объятий, и последний за эту ночь оргазм настиг их обоих во сне, опять одновременно.


Элси снилась грусть. Грусть была похожа на отцветающие хризантемы, грусть плакала мелким дождиком и поскуливала, словно побитая собачонка.
Она слишком привязалась к этому мужчине. Смешно – но за эти две ночи он стал для нее самым главным человеком в мире. Теперь их ждет расставание, и Элси снилась грусть…
Киту снилась его квартира в Городе Ангелов. И без того пустая и аскетичная, в этом сне она была промозглой и темной. Окна были распахнуты настежь, но за ними ничего не было. Ни темноты, ни света, ни дождя, ни бури – просто ничего.
Эта маленькая женщина с душой ребенка стала для него за две их ночи целым миром, и он боялся представить этот мир без нее. Поэтому Киту Крейну снилась пустота.


Кит проснулся в постели Элси, когда утро уже вовсю разбушевалось солнечными лучами и пением птиц.
Он лежал и злился, одновременно чувствуя себя совершенно счастливым. Странное сочетание.
Никогда в жизни он не оставался в чужой постели до утра. Это было сродни обязательству, а обязательств он избегал. И потому сегодня утром Кит чувствовал себя загнанным в ловушку.
Где-то перед рассветом был момент, когда можно было бы тихо уйти. Но Элси так мирно спала в его объятиях, а у них в ногах развалился и мирно посапывал Малдер, а на коврике тоненько повизгивал и перебирал лапами во сне лохматый Бош… Пройти мимо такого кордона бесшумно было бы совершенно нереально, и Кит заснул, покрепче прижав к себе Элси.
Сейчас он смотрел в потолок и мрачно размышлял о том, что делать дальше, но тут Элси под его рукой завозилась и промурлыкала не хуже Малдера:
– Ты не ушел!.. Даже если это сон – снись подольше…
– Меня не выпустили твои собаки. И Малдер. Но теперь мне действительно пора.
– Конечно. Сейчас я их выгоню и приготовлю кофе…
Разочарование в ее голосе было таким явным, что Кит немедленно расстроился еще больше.
– Не надо. Я должен торопиться.
Она встала с постели торопливо, пряча лицо, и Кит немедленно обругал себя в душе и поймал ее за руку.
– Элси… Это была волшебная ночь.
– Рада, что тебе понравилось.
– Твоя… хм… неопытность в оральном сексе просто потрясла меня. Насколько я помню, четыре раза потрясла.
Наконец-то она улыбнулась и посмотрела ему в глаза. Лучше бы она этого не делала! Синие, огромные, еще хранящие отзвук любовного томления глаза. Припухший алый рот. Румяные со сна щеки. Растрепанные пепельные волосы. И следы его неистовых поцелуев на груди, плечах, шее…
Потом она завернулась в халат и отправилась выгуливать собак, а Кит мрачно одевался и не мог дождаться того момента, когда окажется подальше от этого дома. Это происходило по одной единственной причине: ему очень хотелось остаться здесь.
Наскоро ополоснув лицо, он вышел из спальни, в последний раз прошел через уютную гостиную, невольно стараясь запомнить обстановку… Элси стояла на крыльце, прислонившись к дверному косяку, и смотрела в небо. Кит развернул ее к себе и крепко поцеловал в губы, потом тихо произнес:
– Я хочу, чтобы ты запомнила вот что. Ты – прекрасная, обворожительная, сексуальная женщина, Элси. И тот парень, которому ты в итоге достанешься, будет просто счастливый сукин сын. ССС, говоря коротко. А еще – я благодарен небесам за то, что в тот вечер они привели меня в тот бар.
Вот и все. Теперь уходи и не смей оглядываться.
– Я рада, что узнала тебя, Алекс.
У нее был спокойный, ровный голос. Никакой дрожи, никаких слез. Кит осторожно взглянул в синие глаза. Элси ответила спокойным и серьезным взглядом.
– Будь счастлива.
– И ты будь счастлив.
Кит шел по дорожке, идиот идиотом. С каждым шагом ноги наливались свинцом, а спина деревенела все больше.
Почему не остаться еще на день?
И нет у меня никаких дел.
Мазохист чертов!
10
Два часа после ухода Алекса Элси прорыдала в ванной. Потом умылась, приняла душ, напялила пижаму с Микки-Маусом и пушистые шлепанцы, вытащила из холодильника огромный лоток с клубникой и с некоторым остервенением залила ягоды взбитыми сливками из баллончика.
Когда клубника закончилась, она намазала лицо двумя специально оставленными ягодами и уселась к компьютеру.
Решено! Она не станет грустить, она не будет рыдать. Все силы она бросит на создание потрясающей, сногсшибательной колонки, от которой будут гореть уши и у Колена, и у мистера Крейна. А Алекс… Они встретились, как странники в ночи, так же и разошлись. Она запомнит его на всю жизнь, потому что о нем можно помнить только хорошее. Алекс ушел, не успев причинить ей боли, не обидев ее и не предав – только подарив две потрясающие, волшебные ночи любви, благодаря которым Элси теперь разбирается в сексе лучше, чем Фло.
Кит Крейн вошел в свою квартиру, швырнул в угол сумку и уселся на идиотский пуфик оранжевого цвета. Дизайнер уверял, что именно такой оттенок подойдет к серо-голубым стенам и черному кафельному полу…
Пахло лимонным освежителем воздуха, полиролью для мебели и немного – дезинфекцией.
Кит с тоской заглянул в комнату, не вставая с пуфика. Геометрические узоры ковра неожиданно вызвали у него острый приступ отвращения. Он вспомнил уютный дом Элси, мягкий ворс ковра, похожий на мох, удобную мебель…
Его квартира была чертовски дорогой. Мебель выписана по самым современным и модным каталогам. Абстрактные картины на стенах стоили уйму денег. Каменное Нечто в углу приехало прямиком с аукциона Сотби.
У Элси Хьюиш в квартире не было ни одной абстрактной картины. Ее дом был заполнен подушками и салфетками, вазами и цветочными горшками, домоткаными ковриками и смешными глиняными фигурками. У Элси Хьюиш в доме жили кошки и собаки, у нее там вообще шагу негде ступить, у этой самой, невозможной, синеглазой, неуверенной в себе, прекрасной Элси…
Кого он собирался потрясти своей квартирой? Не женщину – женщин в этом доме не было очень давно. Не друзей – с ними он предпочитал встречаться на нейтральной территории. Не сослуживцев – все они жили в таких же квартирах. Тогда кого?!
Желудок недовольно заворчал, напоминая о себе. Кит мрачно поплелся в сверкающую никелем и чистотой кухню. Огромный холодильник возвышался, подобно айсбергу, в углу… Все это очень смахивало на операционную в больнице.
На полках холодильника было свежо, чисто и пусто. Практически. Замороженная нарезка, замороженные круассаны, пакет молока, пакет сока… Кита неожиданно замутило, и он с отвращением захлопнул дверцу неприветливого агрегата.
Через полчаса он сидел за компьютером и ждал, когда ему привезут заказ из китайского ресторана. Чтобы не думать о еде, начал просматривать почту – и немедленно расстроился, увидев послание от своего бывшего шефа, под началом которого работал репортером. Это было прошлое, его нельзя вернуть – но почему же такая тоска, почему так хочется послать к черту весь этот престиж и оказаться где-нибудь на краю земли, в потертых джинсах, с армейским рюкзаком на одном плече и фотокамерой на другом?
«Почему бы вам не писать просто для души? Не для денег, для удовольствия?»
А действительно – почему?
Он сердито стукнул по клавише, переворачивая виртуальную страницу… И замер.
«Хьюиш. Вы не заняты?»
Кит услышал звонок в дверь, чертыхнулся, кинулся к дверям. Оставив посыльного из ресторана в счастливом обалдении от размера чаевых, вернулся к компьютеру с пакетом, поставил его возле стола и торопливо принялся печатать.
«Крейн. Выдалась свободная минутка. Рад, что вы на связи. Как дела?»
«Я хорошая девочка, сижу и работаю над колонкой. Честно говоря, слова так и льются».
«Я так понимаю, вечер танцев удался?»
«Не то слово! Мистер Широкие Плечи явился на второе свидание и оказался ко всему прочему прекрасным танцором».
Интересно, а как насчет любовника? Считает она его хорошим любовником?
«Рад слышать. Значит, я оказался прав, и парень все-таки захотел увидеться с вами снова?»
«Да, но это в последний раз. Чем вы сейчас заняты?»
«Собираюсь поесть. И еще немного поболтать. Знаете, а мне прислали предложение написать пару репортажей».
«Вот видите. На ловца и зверь…»
«Только это между нами, ладно?»
«Я уже забыла, что вы мне это сказали. Кстати, я очень польщена доверием. Вы примете предложение?»
«Еще не знаю. Оказывается, это нелегкий выбор – вернуться к своему прошлому. Но я свяжусь с тем человеком».
«Знаете… Вы уже согласились».
«Доктор Элль, вы настоящий психоаналитик».
«Да, кушетка и молоточек всегда при мне».
Совершенно некстати Кит Крейн представил себе эту самую кушетку, себя на ней… Открывается дверь и входит Элси. На ней коротенький беленький халатик и кокетливая белая шапочка медсестры. Она расстегивает халатик, а под ним…
Не думать. Не вспоминать. Ни слова о сексе!
«Возможно, я возмечтал о несбыточном. Говорят, нельзя войти дважды в одну реку. И это отбросит мою карьеру».
«Как может повредить дело, приносящее вам радость и удовлетворение? Не хочу быть банальной, но жизнь слишком коротка, чтобы откладывать на потом самое ценное».
«Откуда столько мудрости, Элль?»
«Привычка. В моей семье я нечто вроде консультанта. Моя мама немного непрактична…»
«Вы о ней заботитесь?»
«Стараюсь».
«Ну а вы? Кто заботится о вас?»
«Я в полном порядке».
Другими словами, не ваше дело, мистер Крейн.
«Не обижайтесь. Просто с вами легко общаться, и у меня такое чувство, что мы с вами давние приятели».
«Поверьте, я очень рада, что вы так думаете».
«Наверное, я вас отвлекаю. Может, пришлете мне черновые наброски колонки?»
«Что ж, если вы этого хотите…»
Через несколько минут он уже читал первые строки и улыбался, не замечая этого.
«Узелок на память: сводите Его на танцпол. Пара медляков и бодрый свинг лучше любого психоаналитика подскажут, каков ваш избранник будет в постели…
…Второе свидание отличается от первого очень сильно. Во время первого вас пленяет новизна, завораживает риск, захватывает радость первооткрывателя, зато во время второго вам куда проще раскрыться, потому что вы уже доверяете своему партнеру… Первые сомнения уже позади, и вы сломя голову бросаетесь в водоворот новых эротических ощущений…
…Например, возможно ли одновременно доставить удовольствие друг другу? О да! И вот вы с вашим партнером уже сплелись в немыслимой позиции, и ваши тела тонут в одном глобальном поцелуе…»
Кит заерзал на стуле. Хулиганка! Еще немного – и вице-президент испытает оргазм, читая черновые наброски статьи одного из своих рядовых сотрудников.
«Неплохо для начала. Куда более откровенно, чем первая проба. Не могу дождаться окончательного варианта».
«Я рада. У вас есть какие-нибудь рекомендации? Советы? Возражения?»
«Постарайтесь сохранить эту интимно-доверительную интонацию – и все будет великолепно».
«Хорошо. Спасибо».
Собственно, на этом можно было бы и попрощаться, но Киту нравилось с ней общаться. Поэтому он стал расспрашивать ее о том, как она попала в «Ночные огни», а потом и Элси принялась выпытывать у него его прошлое…
Только боль в затекшей шее, да случайный взгляд на часы привели Кита в чувство.
«Боже, да я отнял у вас целых полтора часа времени! А ведь вам еще предстоит описание эротической сцены».
«Это как раз самое легкое. Шутка».
«Зная вас – не сомневаюсь в этом».
«Если вам захочется как-нибудь пообщаться не столь виртуальным образом – вот мой телефон. Я не слишком нахальна?»
«Вы естественны и откровенны. Я уверен, у вас все получится отлично, Элль. Жду продолжения».
Еще с четверть часа Кит сидел за столом, то хмурясь, то улыбаясь в погасший экран. Опасная территория – но он не в силах отказаться от общения с Элси. Пока не в силах.


Элси откинулась на спинку кресла и перечитала статью в последний раз. Что ж, это действительно неплохо.
Разговор с Китом Крейном взбодрил ее, дал ей почувствовать себя Душенькой Элль – раскованной, смелой, немного легкомысленной и до чертиков уверенной в себе. Это хорошо, потому что иначе статья могла бы превратиться в Плач Об Ушедшем Любовнике.
Крейн ей определенно нравится. Между ними завязываются немного странные, неожиданные, но очень теплые отношения. С ним легко разговаривать. Конечно, не стоит забывать, что у него большой опыт общения со всякими моделями, актрисами и прочими сексуальными дамочками, но он действительно помогает ей своей поддержкой.
Она закусила губу, вспомнив Алекса. Слезы защипали где-то в горле, но тут, очень кстати, раздался звонок в дверь. Элси отправилась открывать.
Рыжая Фло излучала любопытство.
– Ну? Где он? Как все было? Я должна знать все.
– Докладываю. Он уехал. Все было великолепно. Теперь ты знаешь все.
– У-у, зануда. Когда он вернется?
– Он не вернется.
– Если все было великолепно, то наверняка вернется!
– Нет. Он был вполне откровенен на этот счет. Кроме того, у него дела на другом конце страны.
– Слава братьям Райт, у нас есть самолеты. И они летают в самых разных направлениях.
– Хорошо бы еще знать, куда лететь. Или, хотя бы, фамилию того, к кому летишь.
– Ох! А вдруг он женат?
– Исключено. Не того склада человек.
Фло плюхнулась на диван и вытаращила глаза.
– Почем ты знаешь, может, он наподобие Рочестера из «Джен Эйр», скрывает страшную тайну. Какая-нибудь безумная женщина на чердаке старого дома… И не дает ему развода.
– Перестань, Фло. Тебе романы писать надо. Пообедаешь со мной, или у тебя опять свидание?
– Нет, сегодня я одинока и несчастна.
– Неужели…
– Нет! Просто мой ненаглядный уехал к родителям. Знаешь, Элси, похоже, он меня захомутал.
– Рада за тебя, хотя верится с трудом.
– Я и сама не верю. Проснусь ночью, простыню с него скину, смотрю и думаю: за что мне такое счастье…
– Будешь читать мой опус?
– Спрашиваешь!
– Тогда я на кухню, а ты читай.
Через полчаса Элси выглянула из кухни и поинтересовалась:
– Ну как тебе?
– Потрясающе. Я вся взмокла, пока читала. Только вот насчет этой позы… Немного запуталась, кто кого и куда… что делал.
– У меня не порнографическая, а эротическая колонка. Остальное, как писали в девятнадцатом веке, пусть благородный читатель домыслит сам.
– Ну мне-то ты можешь сказать?
– Нет уж! Я не настолько раскрепостилась, чтобы говорить об этом вслух. Домысливай.
– Хорошо, тогда расскажи, как ты себя ощущаешь сейчас.
– Как сказать… Грущу. Вспоминаю. Переживаю снова и снова. Честно говоря, мне хотелось бы, чтобы Алекс побыл со мной подольше. Понимаю, это немного не в стиле Душеньки Элль, но это то, что чувствую я…
– Тебе так понравился этот парень?
– Мне нельзя так думать. Он ведь был чем-то вроде источника энергии. Инструмент…
– Кстати, а как у него с инструментом?
– Фло, ты нахалка и хулиганка.
– Ладно, шутка не прошла. Итак, ты не должна этого делать, но все же грустишь.
– Да. И еще я ему благодарна. Помимо того, что он помог мне с колонкой – о чем он не знает – он еще и избавил меня от некоторых комплексов. Он дал мне радость секса. Это как с первой любовью – запомнится на всю жизнь.
– Элси, он вернется.
– Не думаю. Мне показалось… он себя чувствовал здесь не слишком удобно.
– Та-ак! Ты его расспрашивала? Лезла в душу?
– Не то чтобы…
– Сколько раз тебе говорить: от этого мужчины впадают в панику. Они вообще в некоторых отношениях хуже девственниц!
– Как бы то ни было, он ушел. И знаешь – думаю, он представляет меня совсем другой, чем я есть на самом деле.
– Это уже неважно. Главное – ты дала себе волю. Теперь у тебя все получится.
– Думаю, да. Я уже отправила статью Киту, и он…
– Вообще-то я имела в виду твою личную жизнь, но кто такой Кит?
– Вице-президент корпорации.
– Ого! И ты зовешь его Китом?
– Мы переписываемся по электронной почте. Просто дружеская болтовня о жизни и работе.
– С вице-президентом. Так-так.
– Перестань, Фло. Мы же с ним коллеги.
– Молчу. Какой он из себя?
– А я его не видела. Китти сказала, что он тюпочка.
– Тюпочка женат?
– Китти кольца не видела. А так – кто же знает?
– Так узнай, когда он опять приедет. Мне сдается, наклевывается новый романчик!
– Опомнись, рыжая, я на него работаю. Корпоративная этика – слыхала про такое?
– Я и говорю – пригласи на чашку кофе, поболтать о колонке, то, се…
– В принципе, можно. Я подумаю.


Ночью Элси проснулась и обнаружила, что страстно обнимает собственную подушку. Щеки у нее пылали, соски болезненно напряглись, и если бы не внезапное пробуждение, то она испытала бы самый настоящий оргазм прямо во сне.
Ей приснился Алекс, и то, что они делали с ним вместе, было так обжигающе прекрасно, так неприлично и так здорово, что Элси никак не могла успокоиться. Эротические сны снились ей раньше, но никогда еще они не казались такими реальными.
Она сидела на кровати, несчастная и возбужденная до предела, и впервые в жизни жалела, что не поддалась в свое время на провокацию Фло и не приобрела в секс-шопе вибратор. Тогда сама мысль о подобном казалась ей верхом непристойности…
Сон не желал возвращаться, и Элси побрела на кухню, решив выпить чего-нибудь расслабляющего. Собаки даже ухом не повели, и только Тара проводила хозяйку внимательным взглядом холодных голубых сиамских глаз.
Элси стояла перед холодильником в одних трусиках и сонно рассматривала небогатый ассортимент спиртного. Прохладный воздух приятно освежал ее разгоряченное тело…
Неважно, что пить, главное – со льдом. Элси взяла из шкафа высокий бокал, почти доверху заполнила его кубиками льда и плеснула сверху грейпфрутового сока и капельку рома. Первый же глоток одновременно освежил и согрел ее изнутри. Напряженные мышцы расслабились, и уже не так ныла грудь.
Самое время взглянуть на статью. Раз она в таком сильном сексуальном возбуждении, то ей, возможно, удастся добавить пикантных подробностей…
Она сидела перед компьютером и бездумно поглаживала свои бедра и живот. Алекс вчера ночью целовал вот здесь… и вот здесь… и еще вот здесь… Боже, Алекс! Нет, не думать!
Сквозняк из открытого окна приятно холодил разгоряченную кожу. Элси включила компьютер и отпила еще один глоток из бокала. Никогда раньше, до встречи с Алексом, ей и в голову не пришло бы писать статью, сидя перед компьютером в чем мать родила.
«…Парням нравятся вторые свидания, но при одном условии: если вы не заговариваете в самый ответственный момент о том, какие обои будут в вашей новой спальне после свадьбы. Запомните, дамы: сексу надо отдаваться целиком и без всяких условий. И еще – не бойтесь. На первом свидании вы уже выяснили все важные эрогенные зоны, возможно, знаете и то, каким именно способом ваш партнер особенно любит получать удовлетворение… Не думайте, что на этом можно закончить – наоборот, все только начинается. Экспериментируйте! Будьте раскованны и бесстыдны, забудьте о правилах – именно в этом и заключаются Правила Хорошего Секса…»
Элси непроизвольно втянула губами ледяной кубик, и холод обжег ее рот. Отличное сочетание – обжигающий холод. Кстати, говорят, что лед служит отличным стимулятором при оральном сексе. Жаль, что она не вспомнила об этом прошлой ночью. Впрочем, у них и так все вышло отлично, разве нет?..
11
Из статьи Душеньки Элль в журнале «Ночные огни»:
«…Не бойтесь орального секса. Главное – правильный ритм, руки держите… держите их там, где вам приятно. Единственное условие – не стискивайте зубы слишком сильно.
Ваша покорная слуга приобрела новый опыт вместе с Мистером Широкие Плечи, и должна вам сообщить, что это было великолепно. А уж если говорить об одновременном оральном сексе обоих партнеров – это как ехать на тандеме: можно крутить педали, но можно и передохнуть, насладиться видами, но уж когда оба приложат все усилия… Оргазм обрушится на вас с мощью урагана, и вы забудете ваши имена…»
Элси прерывисто вздохнула. Не слишком ли откровенно? Даже она сама, писавшая этот текст, чувствовала сильнейшее возбуждение, а что скажет Крейн? Она немедленно представила себе его мужественное (наверняка), красивое (он же тюпочка, по словам Китти) лицо, сдержанную улыбку, дымок, струящийся из дорогой трубки (все Большие Боссы курят сигары или трубки)…
Негромкий сигнал о входящем сообщении застал ее врасплох. Кит Крейн не спал! Более того, он был очень даже настроен поболтать.
«Крейн. Почему не спите так поздно?»
«Хьюиш. Не могла заснуть. А вы почему?»
Удивительно, но, задав этот невинный вопрос, она вдруг испытала прилив сильного сексуального возбуждения, и касалось это отнюдь не Алекса, а Кита! Неужели это возможно – испытывать влечение к двум мужчинам сразу, причем одного она даже в лицо не знает!
Виноват коктейль, жаркие эротические сны, да еще эта статья – правду говорят, что за талант приходится платить.
«Крейн. У меня бессонница».
«Что-то случилось?»
«Мысли, проклятые мысли не дают уснуть бедному вице-президенту. А вам?»
«Тоже мысли…»
Еще немного, и рекорд Фло будет побит. Фло способна улечься в постель с человеком, у которого горячее тело, а Элси – с тем, кто хорошо переписывается по электронной почте. Бред!
«Вы поговорили со своим прежним издателем?»
«Завтра… ох, нет, уже сегодня с ним встречаюсь».
«Что-то я не чувствую радости в вашем тоне».
«Честно говоря, я не очень представляю, о чем именно мне с ним говорить. Я так давно отошел от чистой журналистики».
«Попробуйте старый тест, когда на листе бумаги слева плюсы, а справа минусы предстоящего дела».
«Похоже, я вновь на вашей кушетке, Доктор Элль?»
Если бы!
«Я рада помочь. Ведь вы-то меня поддержали с этой колонкой».
«Просто воздал вам должное. Кстати, вы давно не задавали мне вопросов, как консультанту по мужской психологии. Может, пора? Мне тоже хочется быть полезным».
Ха! Тогда скажите, почему Алекс ушел навсегда, хотя все у нас с ним получалось просто прекрасно!
«Отлично. Тогда сформулируйте мне мужское отношение к сексу. И в чем разница между мужским и женским отношением?»
«Хм. Попробую. Некоторые мужчины ищут серьезных отношений, и тогда секс – первая ступенька на этом пути. Другие – скажем, такие, как я – считают, что секс является наиболее острым и прекрасным удовольствием в жизни человека. Они просто делят это удовольствие с партнером. Только следует предупредить об этом женщину. Не давать лживых обещаний».
«Значит, для вас секс – это просто секс? Физический акт?»
«Да ну что вы, какой же это „акт“! Секс включает в себя целую гамму чувств. Запахи, звуки, ощущения… Желание плоти должно совпадать с желаниями души. Разве не так?»
«Абсолютно верно».
«Нескромный вопрос: вы ощущали это, когда были с Мистером Широкие Плечи?»
Не слишком ли интимен этот вопрос? Ну и наплевать.
«Да. Ощущала».
Пауза затянулась надолго. Пузырьки лопались в бокале, струйка пота текла по виску…
«Что ж, тогда он – счастливчик».
«Наверняка могу отвечать только за себя. Я – счастлива. Он много мне дал. Не только для статьи, для жизни тоже».
«Каким образом?»
«Знаете что, просто прочитайте до конца мою статью, а то я могу и расплавиться от смущения».
«Что ж, хорошо».
Время тянулось и тянулось, Элси бездумно раскладывала подтаявшие кубики льда у себя на груди и животе, ловила пальцами прохладные струйки – и умирала от желания. Она представляла себе Алекса, его могучее обнаженное тело, почти наяву ощущала его поцелуи…
Она вздрогнула и уронила кубик льда. Сообщение Крейна содержало только одно слово:
«Вау!!!»
«В каком это смысле?»
«Горячая штучка. Я про статью».
«Такое ощущение, что вы потеряли дар речи».
«Потому что я действительно его потерял».
«Посмотрим, что вы скажете после третьей колонки».
«А что вы собираетесь описать там? Или это пока секрет?»
«Я еще не уверена, но мысль одна была. Насчет виртуального секса. Что вы об этом думаете, Кит?»
И если это не прямое приглашение заняться этим самым сексом прямо сейчас, то Элси уж и не знает, как выглядят прямые предложения. А если он скажет «да»? Будет ли виртуальный секс с боссом нарушением корпоративной этики?
«Честно говоря, я как-то никогда о таком не задумывался. И даже не уверен, что такое возможно. А вы?»
«А я тоже не уверена».
Зато я вся горю, я совсем голая, а кончить я могу даже от прикосновения к моему, скажем, колену, но ведь об этом писать нельзя? По крайней мере, до того момента, пока мистер Кит Крейн не даст своего согласия на сеанс виртуального секса…
«Мне кажется, я предпочитаю более реальные вещи».
«Но разве это так уж нереально? Вот, например, кубики льда у меня на коже. Сейчас они плавятся, и это вполне реально».
«Знаете что, сейчас начнет плавиться мой компьютер. Давайте сделаем передышку».
«Вот, сами видите, и виртуальный секс может возбуждать».
И еще тебя выгонят с работы, нимфоманка несчастная!
«Что ж, склонен согласиться с вами».
Сейчас самое время вспомнить совет Фло.
«Может быть, увидимся, когда вы в следующий раз будете во Фриско? Обсудим мою статью в деталях…»
Пауза. Элси закусила губу. Не перестаралась ли она?
«Я проверял свой рабочий график. К сожалению, он очень плотный».
Он не хочет с ней встречаться. Он вообще теперь отступает, стараясь сохранить лицо.
«Конечно. Я понимаю. Извините».
«Если у меня получится что-то отменить…»
Ерунда. Уже понятно, что встречаться с ней он не хочет. Не стоило ей пить горячительные напитки посреди ночи.
В этот момент на экране стали появляться новые строки.
«Если бы мы не работали вместе, Элль, я бы со скоростью ветра примчался к вам. С целым мешком льда. Поверьте».
Понятно. Он пытается спасти ее уязвленную гордость.
«Что ж, это жизнь… Я засыпаю. Давайте прощаться».
«Только не бросайте нашу переписку, Элси, ладно? Вы очень хороший собеседник».
«Вы тоже».


Она выключила монитор и устало склонила голову на скрещенные руки. Хорошо, что Крейн ее остановил… Элси прерывисто вздохнула. Она скучала по своему любовнику. Где он сейчас? С кем? Думает ли он о ней? Впрочем, не так это и важно – ведь Алекс расставил все точки над «i». Их скоротечный роман закончен. Алекс не позвонит в ее дверь, не разбудит ее поцелуем на заре и не обеспечит материалом для следующей колонки…


Кит тупо смотрел в слабо мерцающий экран компьютера. Какого дьявола он вступил в этот рискованный разговор о виртуальном сексе? Развесил уши, слюнки потекли…
Это все статья Элси! Читать подробный отчет про собственные постельные подвиги оказалось делом в высшей степени возбуждающим, а уж эти заявочки про лед, тающий на ее коже… Он слишком хорошо представлял себе эту картину.
Что теперь делать? Нет с собственным организмом все более или менее понятно: холодный душ, физические упражнения… Но что делать мистеру Киту Крейну, боссу мисс Элси Хьюиш? Невозможно же продолжать поддерживать такие игриво-легкомысленные отношения. Следовательно, надо перейти к сугубо деловому тону. И, разумеется, ни при каких обстоятельствах не встречаться с ней!
И тут ехидный внутренний голос нагло сообщил:
«Но ведь Алексу никто не запрещает звонить Элси по телефону. Он не обещал вернуться – но телефонные звонки…»
Нет, нет, нет! Это уловка беснующейся плоти, это обычный мужской конформизм. Он справится с этим.
С этой мыслью – и болью в паху – Кит Крейн мужественно уснул, а весь следующий день трудился как пчелка. Только после вечернего коктейля в компании коллег, уже незадолго до полуночи, он вернулся домой и с некоторой опаской заглянул в почтовый ящик компьютера.
Статья Элси была закончена и отредактирована. Кит перечитывал ее снова и снова, забыв, где находится. Он словно перенесся к Элси, в душистую и грешную атмосферу ее уютной спальни. Снова и снова сплетались их тела, снова и снова звучали в ушах стоны женщины с синими глазами, и Кит рванул воротник рубашки дрожащими пальцами…
Он пришел в себя в спальне. Он сидел на краю собственной кровати, сжимая в руках телефонный аппарат, а в трубке уже раздавались гудки ожидания.
Он даже не удивился тому, что набрал ее номер, не заглянув в бумажку.
Этот номер огненными знаками пылал у него в сердце.


– Алло…
– Это Алекс. Я тебя разбудил?
– Нет! Да… Нет, я у себя в кабинете. Я работала…
– Я знаю, что уже поздно… но мне очень захотелось услышать твой голос. Знаешь, я сейчас почему-то счастлив, как щенок какой-нибудь…
– Ты… в городе? Я имею в виду – ты приехал?!
– Увы, нет. Я дома. Но мне хотелось бы оказаться сейчас рядом с тобой. Элси?
– Да?
– Как ты там?
– Нормально. Хорошо, можно сказать.
– Это… хм… хорошо.
– Да. Хорошо.
– Наверное, ты не выспишься?
– Я плохо спала последнюю ночь. Много работы. К тому же мне не надо идти в контору к девяти, так что ничего.
– Бессонница одолела?
– Да.
– Меня тоже. Тебя с чего?
– Наверное, от переизбытка событий.
– Меня, наверное, тоже. А еще… А еще я все время вспоминаю нашу ночь. И одну, и вторую.
– Что же ты вспоминаешь, Алекс?
– У тебя голос сейчас стал такой… что я еще лучше вспомнил. А ты помнишь?
– Ты действительно хочешь это знать?
– Очень. Элси… ты можешь рассказать? Подробно, не пропуская ни единого мгновения?
– Мне нравится эта идея, Алекс. Я очень испорченная?
– Не больше, чем я.
– Тогда… Почему бы тебе не взять телефон в спальню?
– Я уже здесь. Ты тоже устраивайся поудобнее.
– Ну вот… Мне уже хорошо и удобно. А тебе?
– Я лежу на кровати.
– Что на тебе надето?
– Черные брюки и белая рубашка. Пиджак бросил в прихожей. Галстук – около… в общем, тоже бросил.
– Разденься.
– Готово. Ты хорошо меня запомнила?
– О, ты вряд ли можешь представить, насколько хорошо.
– А ты сейчас в чем? Те розовые трусики…
– Да. Они на мне. На память о нашей ночи.
– Единственное, чего я хочу, – медленно снять их с тебя, едва касаясь твоих бедер пальцами…
– Я… тоже этого хочу, Алекс…
– Раздевайся. И рассказывай, что ты делаешь.
– Я медленно спускаю с плеч бретельки… Шелк скользит по моей груди, животу, бедрам… Падает на пол. Теперь я снимаю трусики…
– Ты уже сняла их?
– Да, но это совсем не похоже на прошлый раз. Тогда твои губы ласкали мою грудь, а пальцы были такими нежными…
– Я помню твои груди… И розовые бутончики твоих сосков. Они были такими нежными, а потом вдруг превратились в маленькие твердые ягодки…
– Они и сейчас затвердели. Я касаюсь их пальцами… прихватываю и отпускаю, так же, как делал ты…
– Я хочу прикоснуться к ним губами… Ласкать их самым кончиком языка…
– У тебя такой чуткий и нежный язык… Я выгибаюсь в твоих объятиях и тогда…
– …я ложусь на тебя всем телом, и твой нежный животик содрогается от напряжения, а потом твои бедра раскрываются мне навстречу…
– …но ты не входишь в меня, ты мучаешь меня своими ласками… Я вырвалась из твоих объятий, теперь я верхом на тебе, и ты придерживаешь меня за бедра, не давая слиться с тобой… Жестокий!
– Я не могу налюбоваться этим зрелищем. Я держусь из последних сил, твой жар опаляет меня… Я осторожно касаюсь твоего цветка, Элси…
– И тогда я не выдерживаю и приникаю к тебе… Я так хочу тебя, Алекс!
– И я уже не могу сдерживаться. Я опрокидываю тебя на постель… Я уже в тебе! И мир может катиться… О-о-о, Элси!..


По обе стороны телефонного кабеля тяжело дышали, стонали, счастливо всхлипывали два взрослых, здравомыслящих человека. Только что Элси Хьюиш и Кит Алекс Крейн испытали мощнейший оргазм, потрясший их тела практически одновременно. Теперь они медленно приходили в себя, судорожно прижимая к губам телефонные трубки.
Первой заговорила Элси, и Кит едва не умер при звуке этого охрипшего, соблазнительного голоса.
– Я знаю, Алекс, не надо бы этого спрашивать… Но я не могу удержаться. Ты не рассердишься?
– Нет. Спрашивай.
– Нет ни единого шанса, что ты сможешь приехать во Фриско? Понимаешь, я ведь не просто так спрашиваю. Есть одна штука, мне нужно проверить, но по телефону не получится.
– Что же это за штука?
– Кубик льда.
Он молчал, невыносимо страдая. Если бы можно было все изменить! Если бы не эта проклятая профессиональная этика…
– Не обращай внимания. Это я так…
– Я хочу этого, Элси. Но не могу изменить положение дел.
– Я понимаю.
Они долго молчали, но для каждого из них это молчание было наполнено невысказанными словами и признаниями.
– В конце концов, у нас есть телефон. Лучше секс по телефону, чем никакого секса. Элси… ты звони мне, ладно?
– И ты… ты тоже, пожалуйста!
– Конечно. Ну… пора отдыхать.
Он не хотел прощаться. Это казалось невыносимым – не слышать даже ее голоса. Однако Кит понимал: если сейчас он подаст ей надежду, потом будет только хуже. Да и секс по телефону… Наверное, рубить лучше сплеча, раз и навсегда.
Навсегда.
Омерзительное слово. Черное, как сама ночь. Напоминающее лязг замка в тюремной камере.
Но еще хуже, еще невыносимее было другое. Он снова солгал Элси. Ведь всего через несколько дней он будет во Фриско. Ложь имеет обыкновение расти, как снежный ком, а в конце – погребать под собой породившего ее человека. Перед Китом стояла почти невыполнимая задача: любыми средствами избегать встреч с Элси Хьюиш, не звонить ей от имени Алекса и не посылать сообщений от Кита Крейна.
Одним словом, все же взять – и прекратить эту связь.


В пятницу Кит Крейн с независимым и светским выражением лица входил в широкие стеклянные двери редакции «Ночных огней». Китти торопливо поднялась из-за стола и одарила Большого Босса улыбкой, в которой обещала ему сразу все соблазны Эдема и еще собственную невинность на сладкое.
– С приездом, мистер Крейн! Как долетели?
– Спасибо, Китти. Полет прошел отлично. Как вы?
– Как обычно. Никак. Самое захватывающее событие в моей жизни – поломка коммутатора. Это дает минимальный шанс пообщаться с коллегами лично.
– Жаль слышать грустные нотки в столь прелестном голосе. Колен у себя?
– Вы прилетели, и грусть прошла…
– Китти! Колен?..
– Ох! Да. Конечно. Он вас ждет. И все остальные тоже. Все очень нервничают.
Ему было неприятно это слышать. За пять лет Кит едва ли задумывался о том, какое впечатление он производит на людей, однако после встречи с Элси все изменилось.
– Жаль слышать это, Китти. Неужели я такой монстр?
– Ой, да что вы! Вот я совершенно, например, не нервничаю. Я же знаю: вы – лапочка.
– Серьезно? Вы меня вернули к жизни. Сообщите, пожалуйста, Колену, что я приехал.
– Кстати, мистер Крейн, вы очень вовремя. Сегодня у нас торжественный обед в честь Дня Журналиста. Все сотрудники приглашены, а если вы придете, все просто умрут.
– Это идея, но вы все-таки позвоните Колену… на досуге.
– Уже звоню, уже звоню!
Китти хлопнула себя ладошкой по губам, скорчила рожицу и принялась звонить наверх. Кит усмехнулся и вошел в лифт.
Колен что-то говорил, показывал гранки, Кит кивал, изрекал что-то – а мозг его был занят напряженной работой.
Сбежать – неудобно, он ведь Большой Босс, а у редакции торжественный обед… Все сотрудники – значит, и Элси?
Но постепенно Кит начал получать удовольствие от работы с Коленом. Парень отнесся к реорганизации очень профессионально. Все высказанные Китом на прошлой встрече замечания были учтены, и Кит не смог удержаться от довольной ухмылки, увидев свежие оттиски статьи «Секс в Городе с Душенькой Элль». Колен заметил это и горделиво подбоченился.
– Читали? Я же говорю – она умница. Наконец-то вы встретитесь. Сегодня торжественный обед…
– Да, я знаю, но вряд ли…
– Элси с минуты на минуту должна прийти. Я специально пригласил ее пораньше. Она вам очень благодарна за поддержку.
– За… замечательно… О, кажется, телефон.
Он торопливо вытащил из кармана мертво молчавшую трубку и сделал вид, что разговаривает.
– Да. Да. Разумеется. Так срочно?.. Да, я буду, буду…
Жестом извинившись перед Коленом, Кит выбрался в холл, торопливо спустился вниз… и замер.
Элси Хьюиш стояла возле стола Китти и болтала со словоохотливой секретаршей. Путь к отступлению был закрыт.
1
Отличительной чертой Китти была ее способность искренне и от души радоваться тому, как хорошо выглядят ее коллеги по работе. Для женщины это крайне редкое качество.
– Ой, Элси, какая ты… прямо потрясная! Парадный макияж, причесочка, туфельки – все упадут!
– Спасибо, Китти. Я решила сменить имидж, ну и вот…
Элси немного нервно огладила юбку, плотно обтягивающую бедра. Вообще-то она знала, что ей все эти обновки идут. Однако невольно стеснялась своего нового облика. Поддержка Китти оказалась очень кстати.
– Элси, мой прочитал твою статью!
– И… что?
– Спрашиваешь! Мы не заснули до утра. Знаешь, Колен сказал мне по секрету, что твои статьи понравились Там!
– Рада слышать. Кстати, а что ты думаешь насчет секса по телефону?
Китти откинула хорошенькую головку и расхохоталась. Отсмеявшись, она замахала на Элси рукой.
– О чем ты спрашиваешь, дорогая! Я же СЕКРЕТАРША! Дома мне даже глядеть на телефон противно, а уж представить, что я испытываю оргазм, прижимая к уху трубку… Правда, есть один парень, с которым я кончила бы даже по факсу.
Элси не удержалась и прыснула, прикрыв рот ладошкой.
– Кто же этот мачо, Китти?
– Хо-хо! Птица высокого полета… Сегодня ты его увидишь.
– Да кто это?
– Великий и Ужасный Кит Крейн! Вице-президент и Большой Босс. Ох, Элси, вот от него у меня прям в ушах звенит!
– Он… здесь?
– Да, у Колена. Обещал зайти на торжественный обед. Можешь застать его у шефа, если пойдешь прямо сейчас. Давай, Элси, сделай его! У тебя это на раз-два-три получится!
Элси кивнула и направилась к лестнице, решив не дожидаться лифта.
Впереди нее, уверенно лидируя, бесшумной тенью несся Кит Крейн, пребывающий в состоянии первобытной паники. Он ведь точно знал, что другого выхода с этажа, где находится кабинет Колена, нет…


Колен поднял свою лохматую голову от гранок, обрадованно помахал Элси сигаретой и засыпал пеплом половину рукописей.
– Как хорошо, что ты пришла, красотка! Наконец-то вы встретитесь с Крейном.
– Я думала, он у тебя. Китти сказала…
– Он и есть у меня, только ему срочно позвонили, и он на пару минут вышел. Давай пока посмотрим вот что…
Пара минут растянулась на добрую четверть часа, а потом Колен нахмурился.
– Интересно, куда провалился этот парень?
– Наверное, важный звонок.
Про себя Элси подумала, что Крейн ее самым натуральным образом избегает. Интересно, он боится, что она кинется на него с поцелуями прямо в кабинете главного редактора?
В этот момент дверь открылась, но вместо загадочного Кита Крейна в кабинет вошел Трой, их музыкальный критик и, по совместительству, главный сердцеед ночного Сан-Франциско. Если верить сплетням, город буквально кишел соблазненными и покинутыми им фотомоделями. Трой был красив и вальяжен, но при виде Элси на его лице расцвела самая искренняя улыбка.
– Ба! Это же наша звезда! Элси, клянусь, только после твоих статей я понял, что в сущности ничего не знал о сексе.
– Не наговаривайте на себя, мистер Рас…
– Трой. Просто Трой. Ты знаешь, абсолютно все мои знакомые в восторге от новой колонки. Особенно дамы. Так что моя оценка объективна. Хорошая работа, коллега.
Трой поймал ее руку и склонился над ней в церемонном поцелуе. Колен фыркнул.
– Держись от него подальше, Элси. А ты, Трой, веди себя прилично.
– Уже ушел. Хотя, должен сказать, что сплетни укрепляют коллектив. Элси, до встречи.
С этими словами профессиональный соблазнитель выплыл из кабинета. Колен жестом указал на кипу бумаг.
– Погляди лучше, девочка, сколько пришло откликов. Надо с ними поработать. Обратная связь с читателем и все такое.
– Я могу просмотреть все дома. Там тоже полный ящик.
Голова Троя высунулась из-за двери.
– Совсем забыл. Элси, а какие планы на вечер? У меня есть на примете один очень славный джаз-клуб. Там сегодня выступает отличная группа, и у меня есть пригласительный.
– Спасибо за приглашение, но у меня были планы…
Не было у нее никаких планов, и хотя Трой Расселл, если к нему присмотреться, имел массу недостатков, сердце Элси совершило бодрый скачок. Мужчина приглашает ее на свидание!
– Брось, Элси, пойдем? Я проинспектирую музыку, ты – клуб. Там прекрасная кухня. Латиноамериканская.
– О боже, я обожаю перченые колбаски по-чилийски.
– Вот видишь!
Что ж, судьба несет ей материал для следующей колонки на блюдечке с голубой каемочкой!
– Пожалуй, я соглашусь.
– Отлично. А над статьями поработаем вместе…


На принятие решения у Кита оставалось секунд пять, и он использовал это время на все сто. Элси Хьюиш поднималась по лестнице, отставая всего на один пролет, впереди был только кабинет Колена… и еще одна дверь. Кит одним скачком достиг ее и навалился всем телом на ручку.
В результате он с силой пушечного ядра влетел в тесное полутемное помещение, в последний момент уклонился от столкновения с огромным холодильником и юркнул за стеллаж с тарелками, стаканами и прочей посудой.
Кит Крейн, вице-президент издательского дома, спрятался в буфетной редакции журнала «Ночные огни»!
Снаружи не доносилось ни звука, и несчастный Большой Босс понял, что в этой ловушке ему придется сидеть достаточно долго. По крайней мере, до тех пор, пока через час сотрудники не потянутся в банкетный зал на первом этаже… Полчаса он провел в скрюченном состоянии, затаившись за стеллажом, но потом затекли ноги, и Кит решил обследовать свое убежище.
Разумеется, в тот самый момент, когда он выбрался на относительно открытое пространство, дверь буфета распахнулась, и на Кита с изумлением уставилась Китти.
– Что вы здесь делаете?
– Тс-с-с! Умоляю, ни звука.
В голосе Китти зазвучало оживленное любопытство. Люди обожают тайны, даже такие идиотские.
– Что происходит, мистер Крейн?
– Ой, господи, это смешно, честное слово… Понимаете, я собирался совершенно не сюда, а попал сюда просто случайно…
Глаза Китти прищурились, тонкий пальчик строго закачался перед носом смущенного донельзя Кита.
– Не морочьте мне голову! От кого вы прячетесь?
– Прячусь? Вот еще глупости…
В этот момент задребезжал телефон, и Кит едва не сломал его, с силой вдавив кнопку ответа на вызов. Звонил Колен.
– Алло, Кит? Куда вы пропали? Здесь Элси Хьюиш, я хотел, чтобы вы познакомились.
– А… Боюсь, нам придется отложить знакомство. Совершенно замотался, разрывают на части. Я позвоню. Пока.
Он старательно избегал взгляда Китти, опуская телефон карман, но на ту это не произвело никакого впечатления.
– Я все поняла. Это вы от Элси прячетесь?
– Да почему это я должен прятаться от вашей Элси…
– Действительно. Так почему?
Кит в муке обвел взглядом безмолвные стеллажи.
– Хорошо. Вы меня поймали. Я хочу сделать мисс Хьюиш сюрприз… В общем, не надо, чтобы она знала заранее.
– Сюрприз? Какой сюрприз?
– Вопрос о ее колонке практически решен, но я жду официального подтверждения. Сегодня во второй половине дня.
– Она получит колонку? Это здорово! Но прятаться…
– Китти, я хотел сказать об этом во время торжественного обеда. Не выдадите меня? Я пока здесь побуду.
– Можете на меня положиться.
Китти кивнула и покинула буфетную. Кит в изнеможении прислонился к стене.
Потом он открыл банку с содовой, выбрал себе чипсы по вкусу и принялся мрачно обдумывать все, что услышал сквозь тонкие стенки за последние полчаса.
Значит, Трой Расселл положил глаз на Элси? Мерзавец! И никакая профессиональная этика его не колышет!


А Трой оказался неплохим парнем.
В самом начале вечера Элси держалась немного скованно, но Трой вел себя идеально: шутил ненавязчиво и остроумно, смеялся ее шуткам, внимательно слушал все, что она говорила, а кроме того, у него оказалась очень открытая и искренняя улыбка.
Раньше ей никогда не приходилось обсуждать статью вместе с коллегой, и оказалось, что это довольно увлекательно. В итоге, когда они ужинали в китайском ресторанчике уже после концерта, Элси и думать забыла о смущении и настороженности.
Однако теперь Элси Хьюиш нервничала не на шутку, потому что Трой Расселл вез ее домой…
Нет, он ей понравился, но спать с ним она не хотела.
И это было очень плохо, потому что сама Судьба преподносила ей Троя в качестве героя ее следующего сексуального приключения. Но она его не хотела…
Как назло, водитель Трой был лихой, и очень скоро машина затормозила перед домом Элси. Трой облокотился на руль и выжидающе посмотрел на девушку.
Она набрала воздуха в грудь и выпалила:
– Большое спасибо за чудесный вечер. Я…
Без всякой прелюдии он притянул ее к себе и начал целовать в губы. Сначала мягко, потом все настойчивее. Элси окаменела. Она не чувствовала НИЧЕГО!
Трой Расселл выпустил ее и улыбнулся.
– Мне очень жаль… извини, Трой.
– Никаких проблем. Но когда будешь писать обо мне – а ты будешь писать обо мне – будь добрее, ладно?
Она робко улыбнулась.
– Это действительно был замечательный вечер, Трой. И ты не виноват. Это из-за меня…
На самом деле она с ужасом думала, что это из-за Алекса. Неужели теперь в ее душе нет места другим мужчинам?
Трой ласково отвел локон с пылающей щеки.
– Не переживай, детка. Возможно, у нас еще будет следующий раз. В любом случае – мы теперь друзья.
С ним было легко говорить, с Троем Расселлом. Может, стоит его проинтервьюировать для следующей колонки?
– Могу я задать тебе несколько вопросов, Трой? Насчет свиданий. Что нравится женщине с точки зрения мужчины?
– О, так я теперь объект наблюдения? Что ж… У тебя есть кофе?
– Гавайский и ямайский, на выбор.
– Я так и знал, что ты хорошая девочка. Начнем с кофе. Конечно, жаль, что мы так и не переспим сегодня…
Темнота скрыла румянец на щеках Элси, когда она шла к дверям своего дома в сопровождении Троя. Возможно, должно пройти время, и тогда она захочет от Троя чего-то большего…


Кит подскочил и больно ударился головой о потолок машины. Он заснул в ней, припарковавшись в нескольких десятках метров от дома Элси.
Весь сегодняшний вечер Кит Крейн, как последний идиот, мотался по городу, вися на хвосте у серебристой спортивной машины, в которой этот хлыщ катал его женщину, его Элси. Ждал возле джаз-клуба, потом у китайского ресторана. Получил два штрафа за неправильную парковку. Проводил их сюда и, стиснув зубы, пронаблюдал, как они вдвоем входят в дом. А потом заснул. Видимо, организм сопротивлялся стрессу.
Он проснулся, чтобы увидеть, как Трой уходит. Кит посмотрел на часы: что за черт?! Они пробыли наверху не больше часа.
Элси стояла на крыльце, освещенная мягким светом фонаря, и Кит видел, как она улыбается, машет Расселлу рукой… Выходит, они хорошо провели время?
Был ли у них секс?! Вряд ли. С такой скоростью…
Кит боялся собственных чувств. Ревность, слепая первобытная ревность душила его, рвала сердце тупыми когтями.
Едва Элси ушла в дом, Кит яростно вырулил на пустынную улицу и помчался к себе в отель. Завтра, первым же рейсом – домой! Забыть Элси Хьюиш! Сухо сообщить ей, что контракт заключен, колонка – ее, а потом все!
13
Наутро злой и невыспавшийся Кит Крейн стоял у стойки регистрации и смотрел мимо очаровательной девицы в синей униформе. Она подвинула ему бланки и вежливо заметила:
– Летите домой, мистер Крейн?
Кит перевел на нее мрачный взгляд. Домой. В пустую и шикарную квартиру, пахнущую полиролью и одиночеством.
Он немедленно представил себе спальню Элси, розовые шторы, мягкий свет ночника и перламутровые переливы на обнаженном женском теле… Что за черт, он никогда в жизни так не скучал ни по одной из женщин.
– Сэр? Я могу сделать для вас что-то еще?
Девица в синем с легкой тревогой заглядывала в лицо блаженно улыбавшегося красавца. Кит очнулся и одарил девицу решительным и дружелюбным взглядом.
– Да! Аннулируйте мой билет.
Через пять минут Кит на всех парах несся к стоянке для арендованных автомобилей. Еще через пару минут взвыл мотор.
Конечно, она будет сердиться. Но ведь и она не сказала, что использует его для написания колонки в журнале…
Нет, вот про это лучше и не заикаться. Никакого давления, только честность и полное раскаяние. После этого все наладится, обязательно наладится, и тогда они смогут встречаться. Кит неожиданно понял, что его влечет не только физическая близость. Он скучал без общения с Элси, без разговоров, без возможности впервые за долгие годы излить душу человеку, который выслушает его с искренним интересом и искренне же постарается помочь и поддержать.
Кит несся по улицам Фриско навстречу своей судьбе…


Собаки залаяли и завыли хором, и Элси напоследок приснилось, что она попала на псовую охоту и носится по полю верхом, пытаясь одновременно вести записи в блокноте и не свалиться с лошади. Потом лошадь ее все-таки сбросила и прошлась по животу неожиданно мягкими копытами. Тут Элси проснулась и поняла, что в роли лошади выступал обычно невозмутимый водолаз Буш.
Следующим открытием было то, что в дверь кто-то надсадно трезвонил. Элси бросила взгляд на часы и очень удивилась. В семь утра к ней еще никто и никогда не приходил.
Элси накинула халат и неверной походкой направилась к дверям. Если сейчас кто-нибудь предложит ей купить по дешевке фен, он жестоко поплатится за это…
Открыв дверь, Элси испытала приблизительно то же чувство, которое обычно испытывает боксер за миг до нокдауна. На пороге ее дома стоял Алекс. Глаза его горели, нижняя губа закушена. Прибавьте к этому щетину на щеках, темные круги под глазами и несколько затравленное выражение – и вы получите человека, у которого в жизни явно произошло что-то ужасное.
– Элси! Можно мне войти? Пожалуйста!
Потрясенная Элси смогла только отступить в сторону, давая Алексу войти, потом закрыла дверь и повернулась к утреннему гостю. Алекс вытянул вперед ладонь.
– Я знаю, это свинство. Я просто хотел, чтобы у меня было побольше времени.
Мозги Элси еще не успели заработать на полную мощность, и потому она даже не подумала ни о ванной, ни о расческе, а просто кинулась в объятия Алекса.
Через несколько секунд он с сожалением оторвался от ее губ, отступил на шаг, нахмурился и сообщил:
– Я был не слишком откровенен с тобой, поэтому пришел, чтобы заполнить некоторые пробелы…
Элси посмотрела на него затуманенным от страсти взглядом. Он прилетел через всю страну, чтобы заполнять какие-то пробелы?
– Возьми меня, Алекс. Возьми прямо сейчас…
Теперь потемнел и его взгляд. Зеленые глаза напоминали о глубинах океана, о тайнах и соблазнах, о страсти, которой она не знала раньше…
Впервые в жизни Элси не вспомнила и о своей любви к подготовке свидания, о всяких свечах и духах… Когда Алекс подхватил ее на руки, она засмеялась, зажмурившись от счастья, а он начал жадно целовать ее шею и грудь.
Собаки радостно скакали вокруг, разделяя радость своей хозяйки по поводу возвращения этого прекрасного человека. Только их лай и смог хоть немного отрезвить Элси…
– Боже, я даже не умылась… Мне надо хотя бы почистить зубы и причесаться…
– Не надо. Я хочу тебя. Просто тебя. Никаких духов. Твой запах, Элси… Прекраснее его все равно не найти.
Они повалились на кровать, рыча и вскрикивая, впиваясь друг в друга и срывая одежду, словно их целый год продержали на голодном пайке, а теперь предоставили всего пять минут на свидание. Все произошло так быстро, что она даже не успела испугаться, не вспомнила о презервативах, не вспомнила вообще ни о чем. Весь мир перестал существовать, осталась только тяжесть тела мужчины, литые плечи под ее пальцами, да собственные стоны откуда-то со стороны.
Элси выгнулась и раскинула руки в стороны, когда он вошел в нее, закричала от удовольствия, подстраиваясь под бешеный ритм его движений. Догадавшись о том, чего она хочет, Алекс прижал ее запястья к кровати, приподнялся над ней, еще больше увеличил темп…
Они неслись куда-то вскачь, и звезды сливались в горящие ленты на краю сознания, а потом взрывались ослепительной истиной под веками.
Они заполняли друг друга, превращаясь в единое, древнее существо, когда и кровь – одна, и дыхание – одно, и нет ни начала, ни конца, есть только бешеная скачка и все нарастающее ощущение восторга…
В какой-то момент женщина вдруг широко распахнула глаза, и мужчина увидел в них зарождающуюся бурю оргазма – ту самую бурю, чьи предвестники уже сотрясали и его тело.
Элси со стоном рванулась вперед, словно стремясь слиться воедино с могучим телом своего любовника. Влажные от пота тела спаялись намертво в последнем пароксизме бешеной, неудержимой страсти – и еще через мгновение мир перестал существовать.
Вечность спустя, мужчина перекатился на спину, не выпуская женщину из своих объятий. Элси уронила голову на широкую грудь возлюбленного и блаженно выдохнула:
– Боже… На каком я свете нахожусь?
– Неважно. Ведь мы вместе…
Он с улыбкой смотрел на раскрасневшееся, милое личико, а в душе снова ворочались тяжелые, неудобные мысли.
– Элси… нам надо поговорить.
– Хорошо, но только после завтрака. Я все-таки сделаю вафли по-провансальски!
– Звучит интригующе, но потом мы поговорим.
– Да. Обещаю. Сейчас я могу думать только о еде. Отдыхай, мужчина. Честно говоря, когда я увидела тебя на пороге, мне показалось, что ты попал в аварию.
– Я не спал всю ночь. Думал о тебе.
Она вскочила и легко коснулась губами его виска.
– Отдыхай. Я принесу завтрак прямо сюда.
Кит хмыкнул.
– Хорошо… Не трогай халат!
– Но, Алекс…
– Я хочу, чтобы ты оставалась голой. Только поднос с едой – и ничего кроме. Может, у меня такая мечта была с детства – обнаженная женщина приносит мне в постель горячие вафли?
Он провожал ее жадным и тоскливым взглядом.
Естественна до мозга костей. Женственна до невозможного. Доверчива. И принадлежит ему.
Кит почти физически ощущал острую потребность рассказать ей о себе все. Свое полное имя. Свою историю. Свои страхи и сомнения, свои проблемы, свои удачи… все это должно принадлежать Элси Хьюиш, потому что она этого заслуживает.


Элси мурлыкала себе под нос. Тело было легким и почти невесомым, она непрестанно улыбалась.
Алекс хочет рассказать ей о себе, смешной. Ведь она и так о нем все знает. Знает его запах. Знает на ощупь. Знает всем телом.
Она верит ему, верит безоговорочно и безраздельно, потому что он этого заслуживает. Он интеллигентен, добр, честен. Умен, обаятелен, хорошо образован. Он мужчина во всем.
Им хорошо вместе, Алекс вернулся, несмотря на то, что они попрощались. Ей не нужны никакие обещания, не нужны надежды на будущее… Да нет, конечно же, у нее есть надежды, с самого первого раза появились. Незачем обманывать себя. Но нужно быть сильной, нужно спрятать их подальше…
Она очнулась, когда плита предупреждающе звякнула. Посмотрела на себя мельком в висевшее на стене зеркало и расхохоталась. Невозможно поверить, что там отражается именно она, Элси Хьюиш, тихоня и скромница, всего несколько недель ничего о сексе не знавшая.
И вот теперь обнаженная Элси Хьюиш стоит у плиты и печет вафли своему мужчине, который ждет ее в спальне после ночи… нет, утра любви. Элси Хьюиш смеется от счастья при мысли о том, что он ее ждет, и разгоряченную кожу овевает прохладный утренний ветерок.
Свою третью колонку она назовет «Третий Раз Лучше Первых Двух». Только на этот раз она не будет описывать то, что происходило сегодня утром, в подробностях. Эти волшебные минуты останутся только для нее, глубоко в сердце…
Алекса наверняка разозлило бы, узнай он о том, что несколько тысяч читателей в подробностях изучили все, что он проделывал в постели с Элси. Этот секрет еще никогда не казался Элси таким жгучим. Какие бы тайны не собирался открыть ей Алекс, вряд ли это столь же убийственные вещи.
Он разозлится? Придет в ярость? Затаит обиду?
Где-то она вычитала фразу: «Правда может убивать…»
Кит вздрогнул и открыл глаза. От мыслей – сладких и горьких – его отвлекло почти невесомое прикосновение к руке.
Тара, сиамская красотка, сидела на одеяле столбиком и своими холодными голубыми глазами рассматривала чужака. Киту почему-то стало неловко. Изящная кошечка явно знала о нем нечто такое, чего не знал даже он сам.
Кит отвел глаза, стал оглядывать комнату. Он разглядывал вазочки и фотографии в рамках, занавески и плюшевых медведей, угнездившихся на каминной полке. В каждой мельчайшей детали этой комнаты была Элси.
Ему было тепло в этом доме, тепло и уютно, и от этого даже мысль о возможных переменах ужасала. Найти – и мгновенно потерять, что может быть хуже и страшнее?
Из кухни прилетел аромат горячих вафель – так пахло Рождество в детстве, так пахло само детство. С тех пор прошел миллион лет, завтраки превратились в некий обязательный минимум, который следовало забросить в себя – словно заправить бензином бак автомобиля.
Запах детства… Запах праздника… Каждый миг с Элси – праздник…
Кит нехотя сполз с кровати с вполне прозаической целью – разыскать свои трусы. Это оказалось нелегкой задачей, искомый предмет туалета обнаружился почему-то под кроватью. Вместе с ним Кит вытянул из-под кровати рамочку с фотографией.
На фотографии Элси стояла рядом с рекламным щитом, призывавшим всех насладиться солнечными Багамами. Одной рукой Элси придерживала широкополую соломенную шляпу, другой – обнимала за талию особь мужского пола, чье лицо было накрест заклеено цветным скотчем прямо поверх стекла.
То, что фотография валялась под кроватью, заклеенное лицо – все это говорило о том, что Элси Хьюиш до сих пор остро переживает нанесенную обиду. Гнев вскипел в груди Кита.
Как он посмел ее обидеть?
– Как насчет кофе в пос…
Она замерла на середине слова. Окаменела у двери, и в синих глазах плеснула боль. Все из-за старой фотографии, которую Кит сжимал в руках. Он виновато махнул ею в воздухе.
– Я случайно нашел, под кроватью. Извини.
– Все в порядке. Мы же все равно собирались поговорить. Ее улыбка получилась вымученной. Элси опустилась на самый краешек кровати, прижав фотографию к груди. Это не было ностальгией – так школьница прижимает к груди учебник ненавистной алгебры, отвечая урок суровой учительнице.
– Элси, ты не обязана мне ничего рассказывать.
Он хотел обнять ее, но она вывернулась из-под руки, встала и отнесла фотографию на комод. Потом повернулась, скрестила руки на груди бессознательным защищающим жестом.
– Это мой парень, Маркус. Год назад почти в это самое время мы собирались в круиз на Багамы. Маркус… он хорошо ко мне относился. Я это видела… верила в это. И еще я была уверена, что во время круиза он мне сделает предложение.
– Он… вы не поехали?
– Случилось кое-что другое. Я думаю… мне хочется в это, по крайней мере, верить, что у него начались проблемы с его бизнесом, а он просто постеснялся мне в этом признаться…
– Он ушел, не сказав ни слова? Как… твой отец?
– Ну да. Очень похоже. Это меня и убивало в тот момент больше всего. А потом стало еще хуже. Когда я выяснила, что вместе с Маркусом пропали все мои сбережения.
– Он украл твои деньги?!
– Да. Подделал подпись на чеке. Все мои бумаги лежали вот в этом комоде, он это знал. Потом уже я вспомнила, как Маркус начал ни с того ни с сего восхищаться моей, якобы, красивой манерой расписываться и попросил меня несколько раз расписаться на чистом листе бумаги.
– Сколько он забрал? Или это не мое дело?
– Двадцать тысяч долларов. В принципе, почти все. Я до сих пор не могу поверить в случившееся до конца. Я ему доверяла. И я уверена, что он ко мне хорошо относился.
– Мошенники часто бывают очень обаятельными и симпатичными людьми, Элси. Это их профессия. А самый лучший способ войти в доверие – самому поверить в свою ложь.
Кит в годы своей репортерской деятельности написал массу репортажей о мошенниках. Теперь он задавал быстрые, четкие вопросы.
– Полиция искала его?
– Расследование мало что дало. Вроде бы, он появился в Майами под другим именем, но полной уверенности не было, доказательств тоже. Меня сразу предупредили, что даже при очень благоприятном исходе расследования я скорее всего не получу свои деньги обратно.
– Элси… Мне жаль. Этот мерзавец…
– Он не мерзавец, Алекс, я уверена. Может быть, ему грозила опасность. Теперь этого не узнать. Прошел целый год, я пережила все случившееся… и все. Да, в тот момент я была потрясена, почти уничтожена тем, что произошло. Тогда я и спряталась в своей раковине. Теперь – благодаря тебе, Алекс, – я вернулась к жизни. Я снова смеюсь, радуюсь, доверяю людям. Влюбляюсь.
Она забралась на кровать и порывисто обняла Кита за шею, заглянула сияющими глазами в его глаза.
– Это ты меня спас, Алекс. Ты честный и прямой, это сразу видно. Ты даже решил сам рассказать мне о себе, хотя я на этом совершенно не настаиваю. Я доверяю тебе.
– Д-да…
Браво, Крейн! Стань еще одним подонком, который заставит ее вновь потерять веру в человечество.
Давай, ударь ее своей правдой!
14
Давно замечено, что вся жизнь человеческая состоит из цепи случайностей, иногда незначительных, иногда нелепых. В настоящий момент все изменил запах подгорающих вафель. В тот самый момент, когда Кит открыл рот, чтобы одним махом сознаться во всем, с кухни донеслось легкое шипение, и Элси, ахнув и всплеснув руками, бросилась из комнаты. Киту ничего не оставалось, как последовать за ней.
Следующие десять минут они вдвоем спасали вафельницу, и удобного момента для объяснения никак не находилось. Ну а после того, как работы по дому были окончены, они так проголодались, что было уже не до объяснений. Элси забежала в спальню и вернулась на кухню уже одетой и причесанной.
Завтрак, состоявший из хрустящих вафель, земляничного джема, взбитых сливок и ароматного кофе, получился великолепным. На некоторое время на кухне воцарилась блаженная тишина, которую нарушало только позвякивание посуды. Потом они дружно все прибрали, а Алекс старательно вымыл посуду, не оставив на ней ни единого пятнышка.
Элси обняла его сзади за талию, прижалась щекой к широкой спине и промурлыкала:
– Спасибо за отлично выполненную работу!
Алекс развернулся к ней и заключил в объятия. Его тело налилось огнем и силой. Сейчас они отправятся в постель, а потом поговорят…
Но тут в дверь позвонили.


Сквозь глазок было отлично видно, что на крыльце весело приплясывает секретарша редакции журнала «Ночные огни». У нее в руках были воздушные шарики.
Как ни прискорбно, но истина прежде всего, и потому признаемся: в этот момент Элси Хьюиш, прежде чем открыть дверь, прошептала слова, которые никак не могут считаться цензурными.
Казалось, вместе с лучащейся от счастья Китти в дом ворвался солнечный свет.
– Поздравления, поздравления, мои тебе, Элси, поздравления, хоть сегодня и не день рождения, но мои тебе поздравления…
Элси непонимающе отмахивалась от шариков. Собаки радостно гавкали, подхватив незамысловатую песню Китти.
– Погоди, Китти, я не понимаю, какие поздравления? С чем?
– С твоей колонкой, конечно, балда. Я увидела эти шарики и решила, что это будет очень к месту.
Элси растерянно приняла из рук Китти связку рвущихся под потолок шаров и повторила, словно эхо:
– С моей колонкой…
Китти вопросительно уставилась на Кита.
– Вы ей еще не сказали?
У Элси слегка закружилась голова. Китти знает Алекса? Откуда?! Она посмотрела на своего любовника – его лицо стремительно заливала краска.
– Не сказал мне – что?
Мысли Элси ворочались тяжело и неуклюже, словно она вдруг увязла в каком-то густом месиве. Даже звуки стали приглушенными и странно гулкими.
Китти растерянно переводила взгляд с Алекса на Элси.
– Я что, поторопилась, да? Кит, вы же сами сказали, что все скажете ей вечером… Ой, а почему это вы босиком? О…
Китти прихлопнула рот ладошкой. В ее глазах медленной волной вставал ужас. Элси не обратила на это никакого внимания. Она смотрела на Алекса. То есть… на Кита?
– Кит… Ты – Кит?
Он судорожно кивнул.
– Мое полное имя Кит Алекс Крейн. Друзья детства зовут меня Алекс… Элси, это то, о чем я собирался сказать тебе!
– Я понимаю.
Это чертово понимание накрыло ее с головой, словно грязная вода из-под колес хамоватого водителя.
Китти нервно хихикнула, пытаясь спасти ситуацию.
– Что ж, в любом случае важнее всего то, что колонка – твоя. Я случайно об этом знаю, Элси, правда. Кит сказал мне об этом, когда я нашла его в буфетной.
– В буфетной…
– Да, он там прятался от тебя… ну, в смысле, хотел сделать тебе сюрприз.
– Ему удалось. Так ты прятался от меня?
Теперь на смену шоку и растерянности пришла ярость, бело-голубая, как пламя ацетиленовой горелки. Китти попятилась к дверям.
– Слушайте, если вам сейчас некогда, так я пойду, ладно? Элси, ты мне позвони, когда будешь свободна? Все, пока.
Китти выскользнула из дома и аккуратно прикрыла за собой дверь. Ее исчезновения никто не заметил. Элси и Кит стояли друг напротив друга и смотрели, смотрели, смотрели… Только шарики колыхались под потолком…
– Когда мы встретились впервые, ты не знал, кто я, верно?
– Не знал. Только на следующий день узнал, когда Колен показал мне твою колонку и личное дело…
Элси зажмурилась, взялась ладонями за виски и покрутила головой. Мир вставал на дыбы и заваливался вверх тормашками. На глазах Элси идеальный мужчина превращался в гнусного лжеца, вчерашнее счастье оборачивалось позором и унижением, стыд ел глаза и рвалось на тысячу кусков сердце…
– Что там сказала Китти? Насчет колонки?
– Она действительно твоя. Я принял решение…
– Та-ак, а когда именно ты его принял? Когда выяснил, что я способна тебя удовлетворить в постели?
– Я вчера это решил, и поверь…
– Вычеркни это слово из своего словаря. Значит, вчера. Это когда она нашла тебя прячущимся в сортире?
– В буфетной, Элси…
– Не важно. Значит, тогда.
– Да пойми ты, колонка здесь ни при чем. То есть она хороша сама по себе! Ты великолепно пишешь, у тебя хороший язык… в смысле, слог. Ты ее получила бы в любом случае.
– Молчи. Я все равно ничему не поверю.
Ей было больно, так больно и стыдно, что даже воздуха не хватало. Она выходила полной и законченной дурой. Сначала Маркус, потом Кит. Алекс. Нет, Кит.
Он показался ей прямым и искренним – а сам обманул ее.
– Элси, я говорю правду. Я потому и вернулся. Я хотел тебе все рассказать, чтобы ты посердилась, покричала, а потом простила меня… и мы смогли бы чаще встречаться.
– Ага.
– Я понимаю, в это верится с трудом, особенно если учесть историю с твоим парнем, но я не такой, как он…
– О да. Только вот какой ты? Алекс? Кит? Мистер Крейн? У Маркуса, по крайней мере, была понятная цель – ему нужны были деньги, а ты? Просто забавы ради? Кто ты вообще? Менеджер, вице-президент, свой в доску парень? Ты придумываешь все новую ложь, а потом просишь, чтобы я тебе поверила.
У нее перехватило горло, и Элси замолчала.
Единственное, чего ей сейчас хотелось – спрятаться в какую-нибудь щель, зарыться, зажмуриться, забыть.
Кит шагнул к ней, хотел обнять, но она отшатнулась от него, выставив вперед руки в детском жесте защиты.
– Как это все смешно, мистер Крейн, вы не находите? Правда могла бы и не открыться, если бы Китти не принесла эти шарики.
– Элси! Ведь ты же видела, я все утро пытался с тобой поговорить. Но сначала наша страсть, потом вафли… и Китти. Просто так сложилось… неудачно.
– Да. Ты прав. Просто так неудачно все у меня сложилось. Все, хватит. Мне надо подумать. Я хочу остаться одна.
– Пожалуйста, успокойся, Элси. Я волнуюсь за тебя. Потому я и здесь. Я… ты мне нравишься. И я нравлюсь тебе, мы оба это знаем.
– Как ты мог спать со мной и при этом притворяться другим человеком? Как это вообще возможно? Это прямо раздвоение личности какое-то… Я не понимаю.
Недаром с самого первого их свидания она запомнила огонек отчуждения в зеленых глазах. Этот огонек предупреждал: не надо подходить так близко! Кит Крейн относился так не только к ней – ко всему миру. Ужасно не хотелось плакать перед ним. Элси собрала остатки сил.
– Пожалуйста, Алекс… то есть Кит. Уходи. Мне надо побыть одной.
– Элси, но ведь и ты кое-что скрывала, не так ли? Технический редактор… Ты и словом не обмолвилась о том, что работаешь секс-обозревателем в глянцевом журнале.
– Ты прав. Сегодня я собиралась об этом рассказать. И страшно трусила.
– А почему я должен тебе верить?
Пауза звенела громче любого гонга.
– Ты прав, Алекс. Зуб за зуб.
– Я не об этом. Я о том, что у всякой монеты есть две стороны. Я знаю, почему ты не рассказала мне сразу, и не собираюсь тебя в этом обвинять. Что же до меня… Я был честен с тобой, Элси. ВО ВСЕМ! Кроме имени и должности.
Она смотрела на него, чувствуя, как в глазах закипают слезы.
– Итак, мы оба врали друг другу. Теперь мы оба узнали правду, и это изменило все.
– Ты уверена?
– Ты не понимаешь. Ты – не тот человек, которого я знала. Ты другой. И я не уверена, что хочу знать этого другого.
– Ты меня не слушаешь. Успокоишься – поговорим.
– Я спокойна. Чертовски спокойна. Даже сама удивляюсь, до какой степени спокойна. И абсолютно уверена только в одном: тебе следует уйти и поскорее.
Кит молча вышел и вернулся через пару минут, полностью одетый, осунувшийся и очень серьезный. Остановился на самом пороге, совсем близко от Элси. Она ощущала запах его волос, тепло кожи. Если бы она сейчас сделала хоть малейшее движение в его сторону, он заключил бы ее в объятия. Но она оставалась неподвижной.
Кит заговорил чужим, надтреснутым голосом.
– Ты ошибаешься насчет меня, Элси. Хотя… пожалуй, сейчас мне действительно лучше уйти. На самом деле я не тот мужчина, который тебе нужен. Да и не в этом дело. Просто нам обоим нужно время. Прости. Я был и остаюсь эгоистом. Я…
– Я помню. Никаких обязательств, никаких обещаний. Всего хорошего.
Он протянул руку к ее лицу, хотел погладить по щеке, но Элси отпрянула, словно его рука была ядовитой змеей. Лицо Кита исказилось мукой.
– Ты хорошая, Элси. И заслуживаешь хорошего мужчину.
С этими словами он сбежал с крыльца и пошел к машине, не оглядываясь.
Он ждал хотя бы звука. Одного-единственного.
Единственным стал звук захлопнувшейся двери.
15
Она успела запереть дверь и сползла по ней на пол. Как ни странно, слез не было. Ничего не было. Из Элси как будто вынули все кости, оставив только внешнюю оболочку.
Собаки робко и чинно сидели по стенке, внимательно глядя на свою хозяйку и богиню. И тут из кухни появился огромный рыжий Малдер, а из спальни легкой тенью выскользнула Тара. Обе кошки с независимым видом подошли к Элси. Малдер улегся к ней на колени, Тара прилегла у ног и стала лениво тереться о них изящной головкой, мурлыкая и жмурясь.
И слезы пришли. Невидимые засовы и замки упали с души Элси, она заревела, и сразу стало легче. Ушла тупая боль из сердца, стало горячо губам и щекам.
Все очень просто, все так просто, что правильный ответ невозможно найти. Нельзя найти то, что лежит на поверхности.
Она любит Алекса, оказавшегося Китом. Любит неистово и беззаветно, любит так, как никогда и никого не любила. И ни при чем здесь страсть, пресловутая любовная химия или необходимость писать дурацкие статьи. Истина в том, что без этого мужчины не имеет смысла вся ее жизнь. Только с ним Элси становится целой, только с ним она жива… С этим обманщиком…
Жалкие останки Элси Хьюиш корчились и тихо подвывали на полу у закрытой двери, а в уютной прихожей все громче звучало громовое кошачье мурлыканье.


Кит стоял в вестибюле своего шикарного дома, ждал лифта и вяло вслушивался в беседу двух своих соседей. Мистер Вонг, финансист, жаловался мистеру Ли, адвокату, что его дочка, студентка Принстона, сильно заболела, и надо бы к ней поехать, но некогда, потому что заседание нельзя отменить…
Кит думал о том, что Элси немедленно возмутилась бы и убедила мистера Вонга послать заседания куда подальше и скорее мчаться к дочери.
Лифт вознес Кита на его этаж, и он с отвращением посмотрел на стильный резиновый коврик у своей двери. У Элси коврик был разноцветный, сплетенный из тростника. По такому коврику приятно ходить босиком…
Квартира встретила его привычным запахом освежителя воздуха, и от этого нестерпимо захотелось заорать, разбить идиотскую абстрактную скульптуру, а потом купить дешевого кукурузного пойла и напиться в хлам, так, как они, бывало, напивались с оператором после особенно трудного репортажа, во время подготовки которого их жизни были в опасности…
За последние несколько часов, во время которых он в основном сидел в самолете, Кит вспоминал Элси непрерывно. Любая мелочь напоминала о ней. Когда в самолете по узкому проходу в сторону туалета прошла с мамой маленькая девочка, и Кит рассмотрел у нее в волосах заколку с головой мультяшного котенка, он едва не закричал от отчаяния.
Разрыв с Элси оказался адом. Впрочем, это и разрывом не назовешь – ведь они с Элси толком вместе и не были. Но боль от этого не утихала.
Кит бродил по квартире и с маниакальным упорством убеждал себя, что все к лучшему. Элси не смогла бы удовольствоваться отдельными свиданиями. Просто для нее естественно заботиться и волноваться о человеке, которого она… нет, не полюбила, конечно, это еще не любовь…
Кит уперся головой в стекло и мрачно уставился на пляж, кишевший беззаботными и бестолковыми отдыхающими размером с муравьев.
Не любовь, говорите? А ты много об этом знаешь, парень?
Внезапно у него закружилась голова, и Кит в испуге отскочил от окна. Не хватало еще вывалиться из своей шикарной квартиры! Он забрал из прихожей сумку, понес в спальню. Шаги гулко отдавались по всем пяти комнатам…
Как в склепе.
Собаку, что ли, завести? Не такую, конечно, как Буш, но уж и не меньше Биша.
Нет, дорогой друг, с твоей работой у тебя даже питон, который, как известно, питается раз в полгода, имеет все шансы сдохнуть – не от голода, так от тоски.
Работа. Какая это, к черту, работа! Встречи, коктейли, гольф. Гольф, коктейли, совещания. Костюмы с галстуками, представительские машины, секретарша в офисе, суп из пакетика дома. Рестораны. И запах полироли в спальне.
У Элси в спальне пахнет ванилью и розами. А в кухне – горячими вафлями, Рождеством и счастьем. И собак у нее стая, а кошек – две, и ничуть это никому не мешает, ездит же она к матери гостить без них.
Она просит присмотреть за ними подруг. Соседей.
Кит затравленно оглядел спальню. На улице стояла жара, но его бил озноб. Кто додумался красить стены в голубой и стальной цвета?
На его рабочем столе девственно чисто и скучно. У Элси там стоит масса всяких фигурок, вазочек с конфетами или цветами, валяются фотографии.
У него нет даже фотографий родителей.
Да нет, не может быть! Была, он точно помнил, он же ставил ее на столик у кровати, когда жил в общежитии колледжа.
Поддавшись внезапному импульсу, Кит помчался в кладовку и начал сбрасывать на пол коробки и пакеты…
Желтая коробка отыскалась в глубине верхней полки. Кит сел на пол и стал вынимать пожелтевшие от времени бумаги…


Оказывается, все у него было. И друзья, и фотографии родителей. Вот сборник шуточных стихов, это они с Ронни Кармоди написали, когда готовились к сдаче латыни. Вот альбом выпускников. А это мама и папа, давным-давно, когда они еще были вдвоем, а никакого Кита и в помине не было.
Кит вглядывался в молодые лица родителей. Сколько счастья светится в глазах, какие искренние улыбки! И как бережно отец обнимает за талию маму, а она смотрит только на него. Странно и дико думать о том, что всего через пару лет начнутся ссоры и стычки, слезы и упреки, размолвки и разлуки, а потом все и вовсе закончится разводом.
Кит помнил их развод так хорошо, будто это произошло вчера. В крайнем случае – на прошлой неделе.
Он тогда уже учился, жил в кампусе, и сообщение о разводе застало его врасплох. Потом он злился и писал дурацкие, отчаянные письма маме и папе, допытываться, в чем дело…
Мамины слова он запомнил на всю жизнь.
«Твой отец – это неприступный замок, окруженный рвом. Но когда мы познакомились, я была слишком очарована им, чтобы понять: через этот ров забыли перекинуть мост. Я надеюсь, Алекс, я молюсь, чтобы ты вырос другим, но если у тебя не получится… Тогда прошу, не обижай женщину. Не предлагай ей больше, чем можешь дать на самом деле».
Наверное, он слишком близко к сердцу принял слова матери. С юности научился избегать тех женщин, которые все норовили перепутать простые дружеские или сексуальные отношения с чем-то большим.
Так было до встречи с Элси Хьюиш. До той самой встречи, которая была – случайнее некуда.


Кит бережно взял фотографию и отнес ее в спальню. Поставил на стол рядом с компьютером.
С отцом он не общался больше года. Тот женился во второй раз, кажется, не слишком удачно. Мама замуж так и не вышла, ей вполне хватало работы. Маленькая, но очень известная картинная галерея отнимала у нее все свободное время. С мамой Кит перезванивался довольно регулярно – раз в два-три месяца.
Наверное, Элси права, и надо чаще видеться с родителями.
Кит с тяжелым вздохом включил компьютер. В почте обнаружилось всего одно сообщение – от бывшего шефа, предлагавшего Киту вернуться к репортерской деятельности.
Кит задумчиво листал электронную книжку. На глаза попался адрес бывшего коллеги из Майами. Кит задержался на нем взглядом. Полиция говорила, что Маркуса, вроде бы, видели в Майами. Можно навести справки.
Внезапно он ощутил прилив вдохновения. Пусть у них с Элси ничего не получилось в смысле личных отношений, но если она увидит, что он заботится о ней, пытается помочь… Тогда… Какая разница, что будет тогда! Главное – заняться делом!


Элси с трудом добралась до спальни и рухнула лицом в смятые простыни, еще пахнущие одеколоном Алекса… Кита.
Собаки приплелись в комнату за хозяйкой и изо всех сил сочувствовали, сидя у двери.
Когда слезы высохли, Элси преисполнилась мстительности. Пусть ее собственное сердце разбито, но Душенька Элль в полном порядке. Душеньке Элль в голову не придет рыдать весь день напролет, если ее покинет любовник.
Она напишет об этом колонку. Потрясающую, сногсшибательную колонку, от которой вздрогнут мужчины и радостно рассмеются женщины.
Она сделает это.


Неделю спустя рыжая Фло сидела за столиком напротив Элси и с немалым подозрением рассматривала бокал подруги, переливавшийся всеми цветами радуги.
– Что это ты пьешь, деточка? Выглядит, как водоем после окончания химической войны.
– Фруктовый Радужный Восторг с Вишенками. Я пила его здесь в тот вечер, когда познакомилась с Алексом… С Китом.
– О нет, только никаких ностальгических напитков! Это не полезно. Значит, ты меня сюда вытащила, чтобы помучиться?
– Отстань. Хорошо посидели, сейчас разойдемся по домам, чего еще надо двум молодым красивым девушкам?
– Элси, не пудри мне мозги. Ты страдаешь, и тебе доставляет удовольствие ковыряться в своих душевных ранах.
Элси решительно отставила в сторону недопитый Восторг и достала свой блокнот.
– Ни-ни! Я уже бодра и весела. Итак, Фло, расскажи мне о том, как ты впервые поняла, что влюблена в своего парня по-настоящему. Меня интересуют подробности.
Фло жизнерадостно начала:
– Никто не спорит, пьянство – зло, до добра оно доводит редко, но в моем случае вышло именно так. Джонни в один прекрасный вечер перебрал, ему было худо, болела голова. Никакого секса, разумеется, в ту ночь не было, зато произошло нечто удивительное. Я поливала его в ванной холодной водичкой – и вдруг поняла, что мне приятно за ним ухаживать.
– Вот уж никогда бы не подумала!
– Да я бы тоже! Мы просто классно проводили время. И вдруг такое откровение.
– А он? Он испытывает к тебе такие же чувства?
– Да господи ты, боже мой! Все мужики одинаковые… Хотя, вообще-то, он мне первый сказал, что любит меня. И он изменился. Подарки дарит. Раньше мы даже в ресторане по отдельности платили. Да не в деньгах дело! Я себя по-другому чувствую, понимаешь, Элси?..
Элси слабо улыбнулась.
– Я за тебя очень рада, Фло.
– Эй, подруга, я уверена – у тебя тоже все будет классно.
– Надеюсь.
– Ты говорила со своим Алексом?
– С Китом? Нет. Он звонит. Я не беру трубку. Думаю, он просто чувствует себя виноватым и хочет убедиться, что я не в депрессии.
– Это чтоб мужик целую неделю чувствовал себя виноватым? Клянусь, это большое чувство! Ты хотя бы выслушай его, что ли?
– Смысл? Он же сам сказал – прочные отношения не для него. Он не Мистер Навсегда До Гробовой Доски.
– Это он так сказал?
– На самом деле он сказал, что я заслуживаю лучшего мужчины.
– Сразу видно, хороший человек.
– Хороший. Но серьезных отношений не хочет.
– Просто он боится их. Помоги. Ты же женщина.
– Фло, он всех на свете держит на расстоянии. Даже с родителями не общается. Мне нужен тот, с кем можно быть откровенной, с кем можно поделиться всем, что меня беспокоит…
– Настоящие мужчины этого терпеть не могут. Если парень готов выслушивать твои охи и вздохи – он гей, к гадалке не ходить! Поговори ты с ним.
Элси молча помотала головой, хотя на самом деле именно поговорить с Алексом ей хотелось больше всего на свете.
Она вообще безумно скучала по нему.
– Фло, все очень просто. Мы отлично подошли друг другу в постели, но на этом родство душ закончилось.
Она отпила из бокала и мрачно завертела в пальцах бумажный зонтик, украшавший его. Фло важно кивнула.
– Я один раз чуть глаз себе такой штукой не выколола. Но ты все-таки поговори. Ты встретишь другого парня, все будет хорошо, но для этого надо закончить предыдущую историю.
– Я не хочу встречать другого парня.
– Сейчас – разумеется. Но пройдет время, и ты вернешься в игру.
– В том-то и дело. Для меня это не игра, Фло.
– Хорошо, не игра. Война! Это определение подходит? В одном из сражений ты проиграла…
– В двух.
– В двух сражениях ты проиграла, но в третьем возьмешь реванш сразу за все. Кровь за кровь.
– Это тебе надо мою колонку писать.
В сумочке Фло зазвонил телефон. Она торопливо выхватила его – и лицо немедленно озарилось улыбкой.
– Уже бегу, милый. Мы немного заболтались с Элси…
Элси грустно усмехнулась.
– Беги к своему парню, рыжая. Я уже все записала.
– Ты уверена? Тогда я понеслась. Не будешь грустить?
– Не буду.
– Врешь!
– Вру.
Фло чмокнула Элси в щеку и стремительно зашагала к дверям – тоненькая, стремительная и влюбленная. Элси мрачно уставилась на свой коктейль. Теперь предстоит изображать из себя Душеньку Элль, а на это нет ни сил, ни желания.
Вон там, в самом углу бара сидит парень. Очень симпатичный парень. Вполне в духе Душеньки Элль.
Сейчас она соберется с силами и начнет. Завязать разговор, потом слегка пофлиртовать…Она залпом опрокинула в себя бокал Фруктового Восторга, слегка передернулась от отвращения и решительно поднялась на ноги. Ручка упала со столика, и Элси мрачно хмыкнула: вот и повод применить метод Алекса.
Она нагнулась, чтобы достать ручку, но потеряла равновесие и больно стукнулась о край стола. Проклятая ручка укатилась в проход, и Элси поползла за ней – но уперлась в чью-то ногу. Мужскую. Потом сверху опустилась рука, помогая Элси подняться. Она подняла глаза…
Перед ней стоял Алекс. Кит Крейн.


16
Фруктовые Восторги бушевали в крови Элси, из-за чего мозг начисто отказывался контролировать движения. Щеки пылали, все вокруг казалось зыбким и нечетким.
Кит осторожно помог ей подняться и поинтересовался:
– Ты в порядке?
– Со мной все от… лично! Что ты здесь делаешь?
– Я здесь живу. Остановился в отеле. А вот ты здесь зачем?
Элси нахмурилась.
– Мог бы и сам догадаться. Я здесь… ик!.. работаю. В данный момент собираюсь использовать Метод с ручкой.
– Этот метод хорош, но для него необходим… э-э-э… свежий взгляд на мир. Тебе бы посидеть…
– Мне и так отлично.
Он усадил ее за столик и подвинул тарелочку с орешками.
– Поешь хоть это.
– Не хочу!
– Элси, по-моему, ты немного перебрала…
– Только коктейли…
– Понятно. Девушка? Кофе принесите нам, пожалуйста! Сколько же ты уговорила, душа моя?
– Два. Или три. Я забыла.
– Это не в твоем стиле, Элси.
– Это не в стиле Душеньки Элль. И не смотри на меня так!
Элси старалась выговаривать слова полностью. Кит с явной тревогой смотрел в раскрасневшееся сердитое личико.
– Я беспокоюсь за тебя.
– Вот этого не надо!
Даже в нынешнем своем состоянии она смогла заметить боль, плеснувшую в зеленых глазах Кита.
– Можно, я отвезу тебя домой?
– Пожалуй… да. Душенька Элль заканчивает работу.
Кит расплатился по счету и подхватил Элси под руку.
– Зря я пила второй… или это был третий? Неважно…
Это она говорила уже в машине, сидя рядом с молчаливым и задумчивым Китом и размахивая в такт собственным словам руками. Когда она выдохлась, он осторожно и мягко спросил:
– Как ты живешь, Элси?
– Одна живу. А ты?
– Я тоже.
Наступившая тишина была тяжелой и вязкой. Элси медленно погружалась в пучину отчаяния. Алекс был рядом, совсем рядом, она чувствовало тепло его тела… и в то же время они были страшно, немыслимо далеки друг от друга.
Глаза Элси медленно закрылись, и пришла в себя она только тогда, когда почувствовала, что Алекс несет ее на руках.
– Где мы?
– Дома.
Дома. Это там, где живут вместе. Значит, не дома, потому что нет никакого вместе, и жизнью это тоже не назовешь…
Кит пронес ее через холл, не обращая внимания на вертевшихся под ногами собак, открыл ногой дверь в спальню и осторожно опустил Элси на постель. Она пробормотала:
– Тогда я и понятия не имела, что это все в последний раз… Может, повторим этот последний раз?
Он бережно отвел прядь волос, упавшую ей на глаза, а затем нежно поцеловал в висок.
– Ты сейчас сама не знаешь, что говоришь. Утром ты об этом пожалеешь. Кстати, о Фруктовых Восторгах тоже. И возможно, возненавидишь меня. Я не гожусь в спутники жизни, Элси. Ты не должна об этом забывать, иначе будет больно…
Неожиданно она посмотрела на него серьезно и осмысленно.
– Ты вбил это себе в голову и цепляешься за созданную тобой самим легенду. Ты же можешь попытаться? И должен. Отношения между двоими нельзя снабдить подробной инструкцией. Никто не знает, чем все может закончиться.
– Ты не забыла то, что я тебе говорил об отце? Неприступный замок. Ров вокруг. И нет моста. Если я попытаюсь остаться с тобой, я причиню тебе боль, а я этого не хочу.
– Я уже взрослая девочка.
– Нет. Я принесу тебе аспирин. Когда я выйду из комнаты, раздевайся и ложись. И накройся. Я не настолько стоек.


Когда он вернулся в спальню с аспирином и стаканом воды, Элси уже лежала под одеялом, уткнувшись лицом в подушку. Сил у нее хватило только на то, чтобы принять таблетку и запить ее водой.
Одежда валялась на полу, и Кит подумал, что она действительно крепко перебрала.
– Спокойной ночи…
Он хотел поцеловать ее в щеку и уйти… Но Элси неожиданно повернула голову и впилась в его губы отчаянным и страстным поцелуем.
Кит не мог отказаться от этого. Он пил ее поцелуй, тонул в нем, умирал от счастья и тоски…
Потом она отпрянула от него и прошептала:
– Побудь со мной немного. Пока я засну. Просто полежи рядом.
Кит едва не взвыл от отчаяния. Полежать рядом!
– Хорошо. Но только немного.
Он сбросил верхнюю одежду, нырнул под одеяло и обнял Элси сзади. Она свернулась клубочком в его объятиях, доверчиво приникла к нему. Элси была теплой и гладкой, нежной и мягкой, душистой и желанной – и возбудился Кит мгновенно и сильно.
Помимо плотского, такого понятного и естественного желания, Кита переполняли сумбурные и непривычные чувства. Он не хотел расставаться с Элси. Не хотел выпускать ее из объятий. Он любил ее.
Эта мысль была четкой и яркой, осветившей тьму не хуже молнии, и все сразу стало на свои места. Он любил Элси. Горечь и мед, боль и блаженство, отчаяние и надежда – все это смешалось в глубине сердца Кита в тугой комок…
Она передвинула его руку себе на грудь, и Кит едва не взвыл, почувствовав под пальцами твердый маленький сосок.
В следующий момент Элси резко повернулась к нему и прошептала хриплым от желания голосом:
– Я хочу заняться любовью. В последний раз. Чтобы запомнить.
– Элси, я…
– Ты мне нужен… Кит.
Все случилось мгновенно. Кит не успел даже осознать, когда именно. Просто он уже был в ней, и тела бились в бешеном ритме, и стоны женщины становились все громче и счастливее, а мужчина чувствовал себя богом…


Когда через некоторое время Кит попытался осторожно высвободиться из объятий Элси, она пробормотала:
– Не уходи…
Убаюканный теплым дыханием Элси, Кит задремал, а проснулся только перед рассветом, когда Элси стало плохо, и она помчалась в ванную. Он последовал за ней и бережно поддерживал ее, бледную и измученную, над раковиной, а потом умывал ее и снова укладывал спать. И не было в этом ничего, кроме любви и заботы, кроме желания помочь и защитить, согреть и не выпускать из объятий никогда…
Теперь сон как рукой сняло, и Кит лежал, глядя в сереющую мглу за окном, поглаживая голое плечо Элси.
Он вернулся в Сан-Франциско вовсе не по делам издательства. Взяв двухнедельный отпуск, Кит решил довести до конца собственное расследование относительно бывшего возлюбленного Элси, Маркуса. Он уже успел переговорить со своими знакомыми в полицейском управлении, и надеялся, что завтра получит первые результаты.
Пускай они не будут вместе – зато он постарается помочь ей вернуть свои деньги. Хотя бы так…
Уже рассвело, когда Кит осторожно выбрался из постели и ушел на кухню. Здесь, сидя голышом перед открытым окном, он набрал номер в Майами и выслушал новости.
Маркус находился в федеральной тюрьме по обвинению в мошенничестве и подделке подписей на финансовых документах. Кит получил разрешение переговорить с обвиняемым.
Он бесшумно оделся, потом написал записку и положил ее на подушку рядом с Элси.
«Я должен срочно уехать. Обещаю вернуться, и мы поговорим. Прими еще аспирина и обязательно съешь горячего. Душ, наоборот, прими холодный. Полагаю, ты не жалеешь о вчерашнем, если не принимать в расчет ликер? Кит (Алекс)».
Собаки проводили его до двери, и в их глазах Кит явственно прочитал: «Лучше бы тебе вернуться, парень!».


Элси осторожно приоткрыла один глаз. Ничего страшного не произошло, хотя Вселенная могла бы быть и поустойчивее.
Во рту было сухо и как-то пыльно, язык за ночь сильно увеличился в размерах и потерял подвижность. Элси с печальными вздохами потащилась в ванную и там долго и опасливо рассматривала свое отражение в зеркале. Как ни странно, ничего особенно страшного. Синяки под глазами и распухшие губы не в счет.
Умывшись и с наслаждением почистив зубы, жертва Фруктовых Восторгов почувствовала себя несравненно лучше. Вместе с силами вернулась и память, и Элси замерла у зеркала.
Он ухаживал за мной, когда мне было худо. В точности, как Фло и Джонни.
Но Фло после этого поняла, что любит Джонни.
А что понял Алекс? Кит…
Потом она долго читала записку Кита, найденную на подушке. Хмурилась, кусала губы и качала головой.
Мужчина уходит на рассвете, но обещает вернуться и поговорить. Интересно. Фло в свое время уверяла, что такие, как Алекс, умеют говорить женщинам то, что те хотят услышать…
Элси снова и снова вспоминала вчерашнюю ночь. Ее то захлестывала горячая волна возбуждения и восторга, то наваливались тоска и стыд. Что, если это было из жалости?
Чтобы заглушить печальные мысли, она потащилась к компьютеру и стала набрасывать уже сложившиеся в голове части будущей статьи.
«…Дамы, послушайте доброго совета: даже если сердце ваше временно разбито вдребезги, мир кажется пустым и серым, а ваше собственное тело – некрасивым и фригидным… Никогда не поддавайтесь лживому сочувствию Демона по имени Алкоголь! Особенно же бойтесь фразы, которая обычно произносится мысленно: я еще одну, самую последнюю рюмочку – и все! Скажем прямо: Алкоголь и Секс не совместимы. К тому же Фруктовый Восторг с Вишенками – это такая дрянь…».
Здесь Элси улыбнулась, хотя это далось ей с трудом.
Еще через полчаса Элси решила последовать инструкциям Кита и приняла холодный душ, а потом смогла запихнуть в себя пару тостов с сыром. Горячий чай она взяла с собой в комнату.
Работать не было никакой возможности, и Элси вяло перелистывала накопившуюся почту поклонников. Письмо Душеньке Элль от Непроходимой Романтической Дуры из Кентукки попалось ей на глаза совершенно случайно, и уже через пару минут Элси испытывала острейший стыд за то, что успела натворить не только со своей, но с чужой жизнью.
«…Душенька Элль, было бы глупо обвинять тебя в чем-то, все дело наверняка во мне. Просто я не такая, как ты. У меня ничего не получилось. Короче, я решила сделать так, как ты рассказывала. Я натянула на себя шикарное платье и высоченные шпильки, намазала губы помадой и честно сказала одному парню – он каждую неделю сдает вещи в нашу химчистку и очень мне нравится – что хочу провести с ним вечер. Он нормально отреагировал, в тот же вечер мы с ним пошли в ресторан, а потом у нас был секс. Хороший секс. Я дождалась, когда тот парень опять придет, и решила с ним поговорить. Просто спросить, почему он больше не звонит. А он очень удивился. Он спросил, почему я не могу отнестись ко всему так же просто, как он? Ведь нам было хорошо, чего же еще мне нужно?
Он прав, Душенька, но что делать мне? Я чувствую себя так, будто во мне что-то умерло…».
Элси мрачно отхлебнула остывший чай. Допрыгалась, звезда эротической журналистики! Прекрасный стиль! Пять раз упомянула о необходимости применять презервативы! А теперь эти девочки расплачиваются за глупость и легкомыслие вымышленной Душеньки Элль.
Головная боль была забыта. Слова лились легко и свободно, а душа плакала. Элси писала новую статью для своей завоеванной тяжелым трудом колонки.


Из статьи Душеньки Элль в журнале «Ночные огни».
«…С прискорбием сообщаю: ваша Душенька слишком понадеялась на свой длинный язычок и забыла о прочих органах. В частности, о сердце. А оно не пожелало заниматься голыми, извините за двусмысленность, экспериментами. Одним словом, ваша Душенька сама влюбилась в своего случайного партнера.
В связи с этим позволю себе некоторые рассуждения. Наверняка секс может быть просто приятным упражнением. И уж совершенно точно не стоит требовать от любовника в вашу первую ночь назначить день свадьбы. Однако стоит помнить, что мужчины и женщины относятся к физической близости по-разному. Большинство мужчин не испытывают к партнерше особых чувств, в то время как женщины невольно проникаются к партнеру глубокой и нежной привязанностью. И как же больно тогда бывает услышать фразу вроде той, что довелось услышать вашей Душеньке Элль: «Дорогая, это было прекрасно, но я не умею быть с кем-то навсегда».
Сочувственно мигал голубым экран монитора. Маленькая взлохмаченная женщина горько плакала, закрыв лицо ладонями.


Кит сидел в убогой комнате для допросов. В прошлой своей жизни, будучи одно время репортером криминальной хроники, он перебывал в сотне подобных комнат и мог с уверенностью сказать: они все совершенно одинаковы.
В любом полицейском участке есть такие комнаты. Они всегда выкрашены в синий или зеленый цвет, в них всегда воняет застоявшимся табачным дымом и едкой дезинфекцией, на полу всегда видны какие-то подозрительные темные пятна, а стол всегда прожжен в нескольких местах и хромает на одну-две ножки. Да, еще мутное окно, а лампочка засижена мухами.
Кит Крейн ждал, когда в эту комнату приведут парня, который год назад обокрал Элси и сбежал от нее, не сказав ни слова. Парня, который разбил сердце Элси. Маркуса.
Кит хищно раздул ноздри, впитывая застарелые и противные ароматы этого мрачного места. Странно, но ему уже давно не было так хорошо. Словно хищник, вырвавшийся на охоту в джунгли, он ждал, готовился к тому, что умел делать гораздо лучше, чем, скажем… преобразовывать компании.
Сегодня он принял решение, и оно оказалось таким простым, таким единственно верным, что у Кита до сих пор дух захватывало. Он больше не вернется в компанию. Он не станет носить деловые костюмы и учиться играть в гольф. Он выкинет все визитные карточки с золотой надписью «Кит А. Крейн, Вице-президент холдинга».
«Разве может быть плохим то, что приносило радость и удовлетворение?»
Так спросила синеглазая женщина по имени Элси.
Кит нежно улыбнулся обшарпанному столу, думая о ней. Именно из-за нее он влез в это расследование, чем немало удивил своих приятелей в полицейском управлении: все копы были наслышаны о том, что Крейн стал большой шишкой.
Странно, но сегодняшний день принес ему больше счастья, чем предыдущие пять лет. Омрачало его только одно: он дважды звонил Элси, но она трубку не взяла. Не оставалось сомнений, что она и знать о Ките больше не хочет. Проклятье!
Что ж, его прощальным подарком станут результаты расследования. Это вряд ли вернет Элси деньги, зато она узнает, что не одинока в своем унижении – за сегодняшний день Кит нарыл в архивах еще три аналогичных дела: в Огайо, Делавэре и Канзас Сити. Маркус, он же Роберт, он же Джейсон, он же Картер, использовал одну и ту же схему: достаточно долгие отношения с женщиной, полная доверительность, а затем внезапное исчезновение со всеми деньгами.
В коридоре гулко зазвучали шаги, и Кит повернулся к двери. На лице застыла привычная маска вежливого внимания.
При виде Маркуса Кит испытал одновременно несколько сильных чувств. Удивление и разочарование – внешность у Маркуса была самая что ни на есть заурядная. Средний рост, средний вес, неопределенно-русые волосы, средне привлекательные черты лица… Для преступника и мошенника идеально, для Элси – немыслимо!
Кроме того, в груди Кита немедленно вспыхнула ревность. Он не мог представить себе, что этот бесцветный слизняк обнимал ЕГО Элси! Нет, об этом лучше вообще не думать.
Они коротко поздоровались, затем Маркус мрачно уселся в кресло и вопросительно посмотрел на Кита.
– Итак? Мне сказали, вы искали со мной встречи?
– Прежде всего, позвольте вас поблагодарить, что вы согласились ответить на несколько моих вопросов.
– Я сам хочу сделать заявление. Запишите: я не собирался грабить Элси. Я хочу, чтоб вы это знали, и она тоже. Я собирался преумножить ее капитал, я и свои деньги в это вложил – те, что были отложены на круиз. Короче, это была компания по переводу счетов в оффшоры, обычная однодневка, но я считал, что успею. Принцип пирамиды, знаете? Если поторопиться и не жадничать – окажешься в выигрыше.
– Но вы пожадничали…
– Вовсе нет. Скорее, припозднился. Они уже сворачивали деятельность… и решили завершить свои гастроли победным аккордом. Ребята профессионалы, я ничего не заподозрил.
– Выходит, вы все потеряли. Почему же не сказали Элси?
Маркус помрачнел.
– Не смог, духу не хватило. Короче, я просто удрал.
– Могли бы написать, извиниться.
Маркус невесело усмехнулся.
– Дорогуша, я ведь все-таки мошенник по профессии. Никогда не оставлять письменных документов – мое кредо.
– Но вы могли позвонить ей, рассказать правду, чтобы она не мучилась и не обвиняла во всем произошедшем себя…
Кит осекся, увидев, как прищурился и заулыбался Маркус.
– Та-ак, втюрились, значит? Вы ее новый хахаль?
– У нас был роман. Очень короткий. Я хорошо к ней отношусь и забочусь о ней. Вас это удивляет?
– Вовсе нет. Я ведь именно поэтому и прошу вас все ей рассказать. Я – мошенник, промышляю именно с дамочками, но с Элси все было иначе. Я ее любил. И хотел быть с ней.
– Она считает, что вы просто украли деньги и смылись.
– И это меня мучает, хотя вы в это вряд ли поверите. Кстати, как она?
– Выжила. Строит свою жизнь.
Маркус задумчиво кивнул.
– Хорошо. Вот что я вам скажу. Она… она слишком классная баба. Она заставляет тебя почувствовать себя красивым, высоким, могучим и умным – а на самом деле ты им не являешься. И рано или поздно придет тот день, когда ты сдуешься, как воздушный шарик, и что тогда? Нет, связываться надо с глупенькими и хорошенькими телками, которые в жизни ничего сложнее телефонного справочника не читали.
Мужчины немного помолчали, а потом Кит спросил:
– Так вы хотите, чтобы я сказал Элси, что вы невиновны?
Маркус хмыкнул.
– Дорогуша, я вовсе не лезу в святые. Я – то, что я есть, но лишнего на себя не возьму. Слушайте, а вся эта безумная собачья и кошачья свора жива-здорова?
– Да.
– Малдер и Тара все про меня, по-моему, знали с самого начала. Во всяком случае, вид у них был именно такой. Крейн?
– Да?
– Берегите ее… Такие женщины, как Элси, не часто появляются в жизни мужчины…
17
Элси выгуливала собак – вернее, они ее выгуливали.
С того момента, когда она прочитала записку Кита, оставленную на подушке, прошло пять суток.
Неожиданно псы сделали стойку, а затем с громким лаем рванули вперед. Это было так неожиданно, что Элси непроизвольно выпустила поводок.
Ее собаки взяли в плотное кольцо машину, припарковавшуюся у дома Элси. С водительского места вылез Алекс, то есть Кит, и псы приветствовали его бурно и радостно, а он их сдержанно и приветливо, как и подобает… хозяину.
Элси вцепилась зубами в собственное запястье и до крови укусила себя, а потом сунула руку в карман и с холодной улыбкой пошла навстречу Киту.
– Привет, Кит. Ты как здесь?
– Я звонил… Потом оставлял сообщение на автоответчике, но тут прилетел и решил… вдруг ты дома?
– Я гуляла с собаками. И ты зря беспокоился.
Ее смятенный взгляд наткнулся на большую картонную папку, которую Кит сжимал в левой руке.
– Что это? Что ты привез?
– У меня есть новости. Потому я и приехал.
– Новости?
– Мы можем поговорить в доме?
Элси медленно отперла дверь и отступила в сторону, пропуская Кита в дом. Пустые надежды. Никогда Кит Крейн не войдет сюда хозяином или мужем.
В гостиной она предложила Киту выпить, но он покачал головой, непривычно хмурый и неразговорчивый.
– Сначала давай поговорим.
– Хорошо. Итак, что же это за новости? Хорошие или плохие?
– Думаю, хорошие. Дело в том, что ты не ошибалась насчет Маркуса. Он действительно любил тебя.
– О чем ты говоришь!
– Я нашел его, Элси. Сейчас он в тюрьме в Майами, его взяли за похожее преступление. Я смог договориться, мне устроили с ним встречу. В общем, я поехал туда в то самое утро… после нашей последней встречи. Здесь у меня материалы по другим делам этого красавца.
Он совал ей в руки папку, стараясь не смотреть ей в глаза, а Элси не могла отвести от Кита сияющего взгляда.
– Ты… ты полетел в Майами? Ты все это раскопал… убил на это столько времени? Но почему?
– Я… я сделал это для тебя, Элси. Маркус выбил у тебя почву из-под ног, заставил усомниться в себе, а я хотел доказать тебе, что это не твоя вина, что так он поступал и с другими. Я не смог вернуть тебе деньги, но, возможно, верну мир твоей душе?
– Я даже не знаю, что сказать… Он в тюрьме?
– Да. Он согласился на встречу со мной, потому что… он хотел, чтобы я все рассказал тебе. Он взял деньги на время, надеясь получить большую прибыль, но потом все прогорело, а он просто не нашел в себе сил признаться тебе во всем. Потому и удрал.
Кит положил перед Элси кассету.
– Это запись моего разговора с Маркусом. Он любил тебя. Он о тебе заботился. Он хотел быть с тобой. Он мошенник и обманул множество людей, но тебя он любил…
– Ты считаешь, я должна прыгать от счастья в связи с этим обстоятельством? Я не просила тебя ехать к Маркусу.
– Я знаю. Но я хотел тебе помочь. И себе тоже.
– Я не понимаю.
– Я хочу, чтобы ты знала про меня кое-что.
– И что же это?
Кит отступил на шаг.
– Я люблю тебя, Элси. Я не очень хорошо умею это делать, но я стараюсь. Поговорив с Маркусом, я понял, что не могу так просто расстаться с тобой.
– Оригинально! Поговорил с человеком, который меня обокрал, и понял, что любишь меня?
– Он сказал хорошую фразу, Элси. Такие женщины, как ты, не часто появляются в жизни мужчины. Я просто не могу позволить себе упустить тебя…
Элси прижала пальцы к вискам. В голове бились мысли, сталкивались птицами…
Он приехал, чтобы остаться.
Но он все равно не останется навсегда. Он сам говорил.
– Элси… Я здесь, в твоем доме, и я готов отдать себя в твое полное распоряжение. Ты этого хочешь?
– Нет.
Киту показалось, что потолок ударил его по голове. Он недоверчиво заглянул в синие глаза, полные боли и смятения.
– Элси…
– Это не любовь, Кит. Это нечто вроде долга чести. Ты думаешь, что любишь меня, а на самом деле чувствуешь себя виноватым и хочешь эту вину загладить… Уходи. Слишком многое случилось за эти недели, Кит, и многое изменилось.
Больше всего на свете ей хотелось броситься к нему в объятия и заорать в голос: «Не верь мне! Я люблю тебя!».
Но слова были произнесены, и боль, слезами кипевшая в синих глазах, перелилась в тоскливые зеленые глаза, и мужчина поднялся, бледный до синевы, сжав зубы и кулаки, могучий и бессильный. И женщина с отчаянным лицом пошла за ним к двери, провожать, и тревожно скулили собаки, вертясь под ногами, и все, абсолютно все в этом доме в эту минуту надеялись, что кто-то скажет верное слово, слово, которое все расставит по местам…
На пороге Кит повернулся и очень тихо произнес:
– Я желаю тебе найти то, что ты ищешь, Элси.
Она закрыла за ним дверь, повернулась лицом к своим зверям и громко сказала:
– Он больше не вернется. И потом я обязательно этому обрадуюсь. Потому что нельзя любить человека, который относится к совместной жизни, как к тюремному сроку. Вот. А теперь перестаньте на меня пялиться!!!


Она поехала к маме, желая все рассказать ей прямо с порога, но ее остановило присутствие Майкла Сандерса. Домовладелец сидел на диване и с выражением детского восторга поглощал печенье с корицей – кулинарный конек мамы. Сама мама появилась из кухни, раскрасневшаяся и веселая. При виде бледной и заплаканной Элси все несколько опешили, а потом – как это всегда и бывает в неловкой ситуации – стали усиленно делать вид, что ничего странного не происходит. Говорили при этом все одновременно.
– Господи, как это хорошо, Элси…
– Я просто зашел на минуточку, но миссис Хьюиш была так любезна…
– Он не хочет брать деньги, представляешь? Ведь уже неделю возит меня на машине…
– Я же сказал, мне это только в радость…
А потом Майкл Сандерс, совсем уж невпопад, сообщил:
– А я вот сделал вашей маме предложение, да только она все опасается чего-то. Элси, скажите вы ей…
Элси кивнула, железной рукой взяла мать за локоть и вывела в кухню.
– Ты его любишь?
– Элси…
– Не так. Он тебе нравится?
– Ну…
– Не надо ну, мама. Перестань вспоминать о папе. Майкл – не папа. И ты уже не та, что была двадцать лет назад. Все изменилось. И никто больше никому ничего не должен.
– Элси, я…
– Майкл!
– Да, Элси?
– Попробуйте еще раз. Уверена, у вас получится.
Кажется, мама больше не нуждается в моих заботах, думала Элси, бродя по саду. Значит, пора всерьез подумать о себе. Вот с мамой и Майклом разобралась в один миг… А с собой, а с Китом… Он пошел и встретился с Маркусом, а потом нашел в себе силы рассказать ей о том, что Маркус ее любил. Он беспокоился за нее – а она его выгнала…
Элси сердито пнула старый мячик, с незапамятных времен валявшийся у крыльца. Обвинять Кита во лжи легко, но разве сама она не лжет? Да еще и самой себе!
Это касается и колонки, которую она пишет, каждый раз преодолевая огромное внутреннее сопротивление. Все дело в том, что до секс-обозревателя Элси Хьюиш так же далеко, как до солнца. И если уж мы такие честные…
Входя в дом и улыбаясь маме и Майклу, Элси точно знала: будущая статья будет ее последней. И самой лучшей.
А потом Элси займется тем, что любит и знает: обзором литературы и кино, эссе, небольшими рассказами и повестями. Даже и без Колена она не пропадет, пойдет на вольные хлеба.
Пора начинать жить честно.
18
Лос-Анджелес, Город Падших Ангелов, переливался золотыми огнями и легонько звенел отголосками музыки. Невидимый во тьме, рокотал океан.
Возле небольшого бунгало, утопавшего в зелени, остановился открытый джип, из него легко и упруго выскочил мужчина. Красивый мужчина. Очень мужественный мужчина.
Мужчина был одет в светлые армейские брюки с множеством карманов, на ногах у него были кроссовки, а могучий торс обтягивала кипенно-белая футболка, оттенявшая бронзовый загар. В руках мужчина держал несколько бутылок шампанского и корзинку с фруктами.
Кит Крейн приехал к своим старым друзьям, Ронни и Белинде Кармоди. Ронни был его другом детства, в Белинду они оба влюбились, когда им было по семнадцать. Теперь Кармоди поселились в пригороде Лос-Анджелеса, и Кит был рад тому, что на свете появилось место, где его ждут и любят.
За последние недели жизнь его круто изменилась.
Кит заявил о своей полной и безоговорочной отставке, чем вызвал панику в рядах акционеров и учредителей. Его долго уговаривали остаться, сулили златые горы, но он лишь ласково улыбался и оставался непреклонен.
Освободившись от издательских цепей, он вернулся в привычный и любимый им мир полевой журналистики. Решив не оседать ни в одном из изданий, Кит стал вольным репортером, и его репортажи уже наделали шума в связи с делом о растрате денег пенсионного фонда, открывшемся в Монтане…
Он продал роскошную квартиру и купил себе бунгало на берегу океана, вполне уютное и комфортабельное.
У него появилось время смотреть на звезды и читать книги. Он ходил в гости к друзьям, и они ходили в гости к нему.
Кит Крейн был ПОЧТИ счастливым человеком.
У него не было только одного – его женщины. Его Элси.
Больше всего на свете Киту хотелось поделиться с Элси новостями, рассказать ей в лицах, как завывали его начальники, не желая отпускать его с работы; как прошел первый репортаж, и как он нервничал во время первого выхода в эфир. Он хотел бы посоветоваться с ней насчет бунгало…
Он хотел быть с ней – но это было невозможно. Именно поэтому сейчас он шел в теплый и дружелюбный дом Кармоди. Чтобы не оставаться одному и не видеть во сне медовые пряди, разметавшиеся по подушке, припухшие розовые губки и лучистые синие глаза… Чтобы не просыпаться на рассвете с криком «Элси!».


Прошло еще две недели, и Кит Крейн прилетел в Сан-Франциско. Прежний отель был выбран им совершенно подсознательно, и теперь он стоял возле лифта, размышляя о том, как бы побыстрее улизнуть с вечеринки, на которую его под угрозой массового самоубийства сотрудников – в случае его отказа – пригласил журнал «Ночные огни».
Колен и все его соратники страшно гордились своими успехами, отдавая при этом должное такту Большого Босса Кита Крейна в деле реорганизации. Именно поэтому Кит и был приглашен. Он пытался отказаться, но Колен был неумолим. Теперь оставалось только побыть «тюпочкой» с полчасика и улизнуть.
Помимо приглашения, Колен сообщил ему новость: Элси отказалась от своей колонки, пишет рассказы и критические эссе и постепенно набирает вес в литературных кругах.
Кит вздохнул и повернулся к дверям отеля…
Знакомый голос окликнул его звонко и весело. Кит обернулся. Элси стояла в дверях бара при отеле и махала ему рукой. На ней было то самое голубое платье, а волосы небрежно подколоты у висков. В руке она сжимала шариковую ручку.
– Это не вы уронили, Кит Крейн?
Его сердце глухо бабахнуло в районе горла и забилось с утроенной скоростью. Схватить, немедленно схватить, прижать к себе, покрыть поцелуями…
Ее глаза блестели, а улыбка была широка и заразительна. Киту было приятно видеть ее в таком настроении.
– Извините, это не моя ручка. Но зато я иду на вечеринку – хотите со мной?
– Давайте сначала хлопнем по стаканчику для храбрости? Фруктовый Восторг С Вишенками пойдет?
Кит целомудренно улыбнулся.
– А как же моя мужественность?
– О, я за нее совершенно спокойна. А ты?
– Кошмар. Разнузданные девицы в декольте влекут меня к напиткам сладким и коварным. Пошли. Веди.
Когда она повернулась, Кит увидел то, что и ожидал увидеть: заколку с головой мультяшного котенка.
Сердце у него билось, словно пойманная птица. Не может быть, чтобы все это оказалось случайностью. Тогда… что это все означает? Элси хочет попытаться восстановить их отношения?
И правильно! Они должны попытаться. Оба, вдвоем.
И неважно, готов он к семейной жизни или нет. Важно, что он не готов к жизни без Элси.
Элси уселась за ТОТ САМЫЙ столик, Кит сел напротив.
Она достала из сумочки последний номер «Ночных огней», протянула ему.
– Это моя последняя колонка. Надеюсь, тебе понравится.
Он с трудом смог оторваться от ее улыбающегося личика и начал читать, ощущая на себе теплый взгляд.


Из статьи Душеньки Элль в журнале «Ночные огни».
«…Душенька Элль должна признаться в страшном. Открыть тайну. Сдернуть завесу. Следопыт Эл – светский гуляка и завсегдатай клубов и баров, Душенька Элль – богиня быстрого секса – все это маски. А под ними – держись, Фриско! – стеснительная тетка, завсегдатай библиотек и диетических столовых. И первое, что сделала эта тетка, выполняя редакционное задание, – влюбилась насмерть в Мистера Широкие Плечи. Помните его? Назовем его отныне для ясности Мистер Немыслимая Любовь…».
Кит поднял голову, но Элси показала ему кулак и прошипела:
– Читай, а то закажу тебе Фру-Фру С Карамелью!


«Будь внимателен, читатель! От хорошего секса до большой любви один шаг, но этот шаг грозит бессонными ночами и жестокими разочарованиями, особенно, если вы предрасположены к мнительности и занижению самооценки…
Итак, последний совет Душеньки Элль. Забудьте о правилах. Наплюйте на них. Забудьте про мартини с оливкой, ароматические свечи и презервативы в специальной вазочке. Если вы влюблены, то и секс на рогожке покажется вам лучшим в мире. Романтика, подарки… но что все эти подарки рядом с мужчиной, который готов лететь через всю страну, чтобы помочь женщине, которая его только что выгнала навсегда.
Мистер Немыслимая Любовь! Ты был прав. Я видела только то, что хотела видеть, вела себя так, как положено себя вести. А любовь и жизнь не терпят правил. Собственно, в любви вообще требуется только одно: раскрыть объятия и сердце.
И еще одно. Даже если вам обещан всего один день счастья, – не отказывайтесь. Поверьте – он стоит целой жизни.
Искренне ваша – Элси Хьюиш».


Кит сидел и моргал, пытаясь вытряхнуть из глаз что-то типа пылинки, невесть как туда попавшей.
Элси видела, что Кит растроган. Еще до того, как он поднял голову и посмотрел ей в глаза, она знала: все хорошо.
Кит отложил статью, встал, обошел столик и крепко поцеловал Элси в губы. А потом еще и еще. Снова и снова. И это было так восхитительно знакомо, так привычно и прекрасно, что Элси не выдержала и начала смеяться прямо посреди поцелуя. Тогда он нехотя отпустил ее и заглянул в сияющие синие глаза.
– Значит, ты согласна на один день счастья?
– Да.
– Только он будет долгим, учти. Наверное не скажу, но всю жизнь – точно. Только я еще очень неопытен в отношениях…
– Ты сможешь, Кит, ты сможешь, я уверена. Ты пробрался к Маркусу в тюрьму, ты бросил высокооплачиваемую работу, ты спасал меня от последствий Фруктового Восторга – по сравнению с этими подвигами жизнь вдвоем покажется легкой прогулкой по парку. Потом, я вкусно готовлю.
– Это хорошо.
– Я образованная.
– Это тоже хорошо.
– Я люблю разговаривать и слушать.
– Я знаю. Мне тебя ужасно не хватало, Элси. Мне столько надо было тебе рассказать… Я люблю твой дом, твоих зверей, твои вазочки и цветы, шелковые простыни и душистые свечки…
– А я как раз поняла, что и на бумажных тарелках можно отлично наесться… если ты разделишь со мной эту трапезу.
– Единственное, что нам точно понадобится, это кровать!
– Кит, я как раз подумала, что не знаю, какая кровать у тебя в номере.
– То есть как это не знаешь? Ты же там…
– Ну не помню. Какая разница. Тебе жалко мне показать еще разочек?
– Минуточку! А вечеринка?
– Может, попозже? Видишь ли, я поняла – первый раз в этой гостинице провели ночь совсем другие люди. Некто Алекс и некто Душенька Элль…
– Ты права. Настало время познакомиться Элси Хьюиш и Киту Крейну. Обещаю, ты не будешь разочарована.
Элси со смехом обвила шею Кита руками, прижалась к нему всем телом, и он немедленно поднялся из-за столика, подхватив ее на руки.



загрузка...

Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Город ангелов - Бигелоу Лора

Разделы:
ПрологЭпилог

Ваши комментарии
к роману Город ангелов - Бигелоу Лора



Ммм...ну если честно я не читала эту книгу,но очень люблю фентези,просто глотаю книги...и думаю,что судя по краткому содержанию она мне понравится))
Город ангелов - Бигелоу ЛораПолундра
11.09.2010, 15.53





Ну вот,я разочарована...страниц мало(71),шрифт огроменным,прям для первого класса...книга вапще мелочная...и что тут читать??
Город ангелов - Бигелоу ЛораПолундра
11.09.2010, 16.01





Хотя начало впечатляет,вполне жизненно...на взгляд 4 балла!!почитаем...
Город ангелов - Бигелоу ЛораПолундра
11.09.2010, 16.07





мне понравилось. нет скучных диалогов и ноги у гг не подгибаются =) твердая 9ка
Город ангелов - Бигелоу ЛораNG
15.04.2013, 14.51





Ничего так романчик. Почитать можно. Понравилось.
Город ангелов - Бигелоу ЛораКристина
9.11.2013, 9.35





Читать! Однозначно! Это что-то новенькое. Советую. Оценок давать не хочу, нет такой шкалы...
Город ангелов - Бигелоу ЛораДракониха
6.05.2014, 21.16





Вообще, роман интересный. Кровь, конечно, в жилах не стынет и от переживаний на стенку не лезешь, но приятно и спокойно провести вечер самое оно. Немного напрягал то ли стиль написания книги, то ли перевод, какой - то "неуклюжий" что - ли...но для романа на 50 страниц вполне тянет на 7 баллов.
Город ангелов - Бигелоу ЛораКсения
6.11.2014, 14.23





Впервые эа долгое время попалась стоящая книгаЯ так давно на сайте, что пресытилась однообразным стилем изложения ,а тут что-то новое динамичное как сама современность
Город ангелов - Бигелоу Лоратигрица
7.11.2014, 16.56





Ну а что, вполне читаемо. Даже интересно порой)
Город ангелов - Бигелоу ЛораИнна
14.04.2015, 18.48





Не впечатлил!. Аннотация цепляет, но начала читать и все оказалось предсказуемо. Хватило на минут десять.
Город ангелов - Бигелоу Лораоксана
18.04.2015, 21.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100