Читать онлайн Время легенд, автора - Бейшир Норма, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Время легенд - Бейшир Норма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Время легенд - Бейшир Норма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Время легенд - Бейшир Норма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейшир Норма

Время легенд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Париж
Джейм стояла в вестибюле отеля «Георг V» у конторки в стиле ампир, дожидаясь, пока портье отыщет запись о бронировании номера. В своем мешковатом свитере и вельветовых брюках, заправленных в башмаки, она выглядела здесь довольно необычно. Поначалу Джейм хотела выбрать что-нибудь подешевле, но потом решила, что должна поселиться именно в «Георге V», потому что тут останавливался ее отец, перед тем как исчезнуть. Сюда вел его след, и именно отсюда Джейм собиралась начать свои поиски. Памятуя об этом, она начертала свое имя в книге постояльцев точно так же, как делал отец, подписывая любые документы: «Дж. В. Лайнд». Джейм рассудила, что, если отец и впрямь принимал участие в разведывательных операциях, он вполне мог назначать свидания агентам в отеле. И поскольку ребята из Лэнгли до сих пор не потеряли к нему интерес, можно было предположить, что его не забыл и противник, кем бы он ни был. Чем старательнее Джейм привлекала к себе внимание, тем больше была вероятность контакта.
Она дала коридорному щедрые чаевые и, как только тот ушел, занялась распаковкой багажа и устройством на новом месте. «Ничего не поделаешь, я могу застрять тут надолго», — думала Джейм, заранее свыкаясь с такой возможностью. В других обстоятельствах она была бы рада поселиться в таком роскошном отеле, наслаждалась бы пребыванием в Париже. Джейм непременно посетила бы места, о которых так много слышала, о которых рассказывал ей отец: маленькие кафе и бистро, куда редко заглядывают туристы, малоизвестные галереи и театры — Париж художников и артистов. «В другой раз, — сказала она себе, раздвигая шторы. — Париж такой красивый город…» Она застыла, заметив на противоположной стороне улицы мужчину, который прислонился к фонарному столбу и словно бы смотрел прямо на нее. Джейм уже видела этого человека в Нью-Йорке.
Он шел за ней от самого издательства как-то вечером несколько месяцев назад. Джейм была совершенно уверена, что это тот самый мужчина. Она поспешно задернула шторы и уселась на кровать.
Итак, они по-прежнему следят за ней.


Джейм провела беспокойную ночь. Она трижды просыпалась, каждый раз вскакивала с постели и подходила к окну, чтобы выглянуть на улицу. Мужчина не показывался, но Джейм не сомневалась, что он где-то рядом, что он не спускает с нее глаз.
До сих пор быстрая смена часовых поясов никогда не донимала ее всерьез, зато теперь Джейм сполна ощутила последствия дальнего перелета. Ее подташнивало, голова раскалывалась, словно от грохота тысяч барабанов, и, даже чтобы встать с кровати, приходилось прикладывать чудовищные усилия. «Если это похоже на так называемое утреннее недомогание, то я искренне рада, что решила никогда не иметь детей», — удрученно размышляла Джейм, входя в ванную.
Она приняла теплый душ и помыла голову, но это не принесло облегчения. Мысль о пище вызывала еще большую дурноту — если, конечно, это было возможно, — но Джейм понимала, что есть все-таки нужно. Она позвонила горничной, заказала легкий завтрак и нехотя проглотила его, продолжая размышлять о своем недуге.
Смена режима здесь ни при чем, решила она. Это все нервы, боязнь встречи с неведомым, страх перед безликим противником, который преследует ее и, вероятно, не остановится ни перед чем, только бы не дать ей узнать правду об отце.
Натягивая коричневые шерстяные брюки и кремовую блузку, Джейм думала о Марти. Его использовали и, когда он стал не нужен, когда не сумел выполнить их приказ, уничтожили. Уничтожили. Какое холодное, бесчеловечное слово! Но ведь они были именно такими — холодными, бесчеловечными машинами уничтожения.
Чем же занимался отец, что такого он сделал, если ради сохранения тайны люди идут на убийство? Кейт что-то разузнала — что-то связанное с отцом и человеком по имени Льюис Болдуин, — и ее заставили замолчать. Навсегда. Марти был заурядной пешкой. Его подослали к Джейм, чтобы отвлечь от поисков, сбить со следа. За свою ошибку он расплатился жизнью.
Интересно, ее они тоже убьют?


Джейм выбралась из красного «рено» напротив американского посольства, расположенного на авеню Габриэль у самой площади Согласия. Расплатившись с таксистом, она на секунду остановилась у входа. Что сказать послу? Не может же она войти в его кабинет со словами: «Привет, меня зовут Джейм Лайнд. Мой отец был шпионом, и мне нужна ваша помощь, чтобы его найти». Она не могла даже намекнуть, что ее отец был разведчиком. С другой стороны, Джейм было трудно представить себя в роли заботливой дочери, которая разыскивает отца, пропавшего без вести почти двадцать лет назад. Видите ли, сэр, я только что узнала о его исчезновении, «… Джейм нахмурилась. Нет, это даже не смешно.
Разумеется, она могла представиться послу именно тем, кем была на самом деле — профессиональным фоторепортером, которого интересует место пребывания человека, пропавшего в Париже в тысяча девятьсот шестьдесят шестом году и по чистой случайности оказавшегося ее отцом.» Посол служит правительству, — напоминала себе Джейм. — Что, если он заодно с ними?» Выяснив, кто она и зачем приехала, посол тут же сообщит хозяевам. Впрочем, они и так все знают.
Даже если посол не связан со спецслужбами, в миссии вполне может найтись их человек. Газеты то и дело публикуют материалы об утечке информации через секретарей, морских пехотинцев, даже через дипломатический корпус.
« Какой кошмар! — подумала Джейм. — Я вдруг начала подозревать всех подряд, даже американского посла во Франции. Но у меня есть на то веские причины «, — заметила она мысленно.
Джейм впустили в посольство и направили в пресс-офис, объяснив, что перед тем, как ей назначат личную встречу с послом, ее примет пресс-секретарь. Может быть, он сам сумеет дать ответ на интересующие ее вопросы. Двинувшись по коридору в сторону указанного кабинета, Джейм вдруг почувствовала новый приступ тошноты и тут же остановилась. Я ведь не пила сырой воды. Неужели» месть Монтесумы»? Разве такое бывает во Франции? Нет, мне определенно следовало отказаться от завтрака, подумала она.
И упала в обморок.


Открыв глаза, она обнаружила, что находится в каком-то странном месте. Она лежала на кушетке в помещении, напоминавшем служебный кабинет. Над ней склонился мужчина лет тридцати с лишним, очень привлекательный, черноволосый, голубоглазый, с четкими, несколько угловатыми чертами лица. Он расстегивал ее блузку.
— Что вы делаете, черт побери? — сердито осведомилась Джейм, рывком усаживаясь и отталкивая прочь ладонь незнакомца.
— Все в порядке, не волнуйтесь, — отозвался тот, послушно убирая руки. — Если вы решили, что я хочу воспользоваться вашим беспомощным положением — а вы, судя по всему, так и подумали, — то вы ошибаетесь.
Вы потеряли сознание, и я собирался оказать вам первую помощь, положенную в таких случаях, — расстегнуть пуговицы на вашей одежде.
Джейм перевела дух.
— Стало быть, вы врач?
— Ошибаетесь. Я пресс-секретарь. Меня зовут Николае Кенделл, — представился мужчина. — А вы…
— Джейм Лайнд, «Уорлд вьюз», — отозвалась она и внимательно присмотрелась к Кенделлу. Он казался ей самим совершенством — от глаз глубокого синего цвета и черных волос, чуть касавшихся воротника, до обаятельной улыбки.
— Что привело вас в Париж, Джейм Лайнд? — спросил Кенделл.
— Я ищу пропавшего человека, — ответила она, прижимая ко лбу прохладную ткань. — Он исчез очень давно, так что найти его будет непросто.
Кенделл приподнял брови:
— Когда это случилось?
— Почти двадцать лет назад. — Джейм попробовала встать, но ей стало дурно, и она опять откинулась на спину.
— Спешить некуда. Лежите, пока вам не станет лучше, — сказал Кенделл, подхватывая Джейм.
— Тот человек, которого вы ищете… — заговорил он. — Что еще вы можете о нем сказать?
— Это мой отец, — отозвалась Джейм, помолчав.


Вашингтон, округ Колумбия
Гарри Уорнер пришел в свой кабинет необычайно рано — еще не пробило и пять утра. Он сидел в одиночестве, дожидаясь звонка из Парижа. Как только зазвонил секретный аппарат, он тут же схватил трубку.
— Уорнер слушает.
— В настоящее время Джейм Лайнд находится в американском посольстве.
— Она уже говорила с кем-нибудь?
— С пресс-секретарем Николасом Кенделлом.
— Это не наш человек, — заметил Уорнер. — Продолжайте следить за ней.
— Она могла рассказать ему…
— Вряд ли, — уверенно произнес Уорнер. — Она ведь только что познакомилась с ним. Джейм не доверяет незнакомцам и даже друзьям. Она не станет откровенничать с кем попало, особенно после случаев с Кэнтреллом и всеми прочими.
— Вы так думаете?
— Я совершенно уверен.


— Мой отец был шпионом.
Джейм все еще сомневалась, стоило ли говорить это незнакомому человеку.
Николас задумчиво потер подбородок.
— Вот так задачка, — сказал он наконец.
— Почему? — спросила Джейм, озадаченно глядя на него.
— Если бы ваш отец был американским туристом или бизнесменом и исчез, скажем, неделю или месяц назад, мы могли бы кое-что предпринять, — ответил он, расхаживая по ковру напротив своего стола. — Но правительственный агент, пропавший во время выполнения задания почти двадцать лет назад…
— Он был американским гражданином, черт возьми! — взорвалась Джейм. — Он исчез здесь, в Париже, он состоял тогда на государственной службе — вот что главное!
— Почти двадцать лет назад, — невозмутимо напомнил Николас.
Джейм с недоверием уставилась на него.
— Уж не хотите ли вы сказать, что Дядюшка Сэм бросает в беде своих подданных, когда их берут в плен или убивают? Я не вижу разницы между исчезновением моего отца и захватом нашего посольства в Тегеране, угоном самолета, который случился в июне, и любыми иными покушениями на американских граждан.
Николас вновь присел рядом с ней на кушетку.
— Это совсем другое дело, — произнес он, вздохнув. — Ваш отец участвовал в секретных операциях.
Вступая в ряды спецслужб, агент дает согласие на ущемление некоторых своих прав.
— Каких именно? — спросила Джейм, отчеканивая каждый слог.
— Жизнь разведчика не претерпела особых изменений со времен УСС и Второй мировой войны, — объяснил Николас. — Разведчик по-прежнему остается волком-одиночкой, действует во враждебном окружении и может полагаться только на себя. Он знает, что любая его ошибка может оказаться смертельной. Он знает также и то, что в случае поимки правительство будет отрицать само его существование. Когда агенту грозит казнь или пожизненное заключение, у него остается один выход — стать предателем и работать на того, кто его поймал.
— Выбор небогатый, — мрачно констатировала Джейм. Николас кивнул, и она продолжала:
— Неужели государство готово отказаться от своего гражданина только потому, что его взяли в плен?
Николас покачал головой.
— Секретность — вот суть этой игры. Никто не хочет признаваться в том, что подглядывал за соседом в замочную скважину, поэтому, если разведчик угодил в лапы противника, его предоставляют самому себе. Это правило без исключений.
— Похоже, вы отлично разбираетесь в этом, — заметила Джейм.
Николас нахмурился.
— До Парижа я работал в Тегеране. Меня перевели оттуда за два месяца до того, как иранцы захватили посольство. В некоторых странах секретные операции осуществляются через дипломатические миссии, особенно в таких государствах, как Иран и Ливан, которые считаются потенциальными возмутителями спокойствия…
— Но не во Франции, — закончила Джейм.
— Франция — один из наших союзников, — просто ответил Николас.
— Если во Франции нам ничто не угрожает, зачем мой отец ездил сюда?
Николас на мгновение задумался. — .
— Может быть, он ездил вовсе не во Францию. Может, это было прикрытие. Американский бизнесмен прилетает в Париж, регистрируется в отеле и отправляется туда, где ему надлежит быть на самом деле.
Джейм медленно кивнула:
— Звучит логично. — До сих пор такая мысль не приходила ей в голову. — Итак, вы ничем не можете мне помочь?
— Официально — нет, — признал Николас.
Когда Джейм уходила, он смотрел ей вслед. До сих пор он никогда не позволял своим чувствам вмешиваться в служебные дела. Ни одна, даже самая привлекательная, женщина не смогла бы поколебать его верности долгу.
Чем же его покорила Джейм Лайнд?


«Не совершила ли я ошибку, доверившись ему? — гадала Джейм, подъезжая на такси к своему отелю. — Он держался искренне, но так же поступали и другие. Они жаждали помочь мне. И ни одному из них нельзя верить».
Она расплатилась с водителем, выбралась из машины и вошла в отель. Приблизившись широким решительным шагом к конторке портье, Джейм спросила, нет ли для нее сообщений. Ее ждала записка от Николаев Кенделла с номером 296 — 12 — 02. Телефон посольства. Он хотел, чтобы Джейм ему позвонила. «Этот парень не теряет время зря», — подумала она, не зная, хороший это знак или дурной.
Войдя в номер, Джейм сразу позвонила Кенделлу.
— Я так понимаю, что вы говорили с послом, — сказала она.
— Нет, — признался Николас. — Но мне кажется, я набрел на кое-что интересное.
— Что именно?
— Это не телефонный разговор, — поспешно отозвался он. Джейм охватило легкое беспокойство. — Вы свободны в обеденное время? — спросил Николас.
Джейм колебалась. «Опять бег по кругу?» — подумала она, но вслух сказала:
— Да. Я свободна.
— Вы знакомы с Парижем?
— Смутно.
— Бывали в «Клозери де Лила?»
— Нет.
— Это на Монпарнасе. — В трубке возникла тишина, потом Николас добавил:
— Вы не против, если я заеду за вами в отель в половине восьмого?
— Хорошо.
«Да только хорошо ли?» — гадала Джейм.


Кафе «Клозери де Лила», что на бульваре Монпарнас, славится не столько своей кухней, сколько завсегдатаями из числа известных литераторов. В свое время сюда нередко захаживали Хемингуэй, Троцкий, Верлен.
Снаружи к «Лила» примыкает уютная зеленая терраса, которая служит живописным фоном для памятника маршалу Нею, а изнутри кафе представляет собой самое типичное парижское заведение во всем Париже. Старомодная музыка в исполнении пианиста-виртуоза Ивена Мейра воссоздает неповторимую атмосферу французской брассерии.
— В этом кафе бывают люди, известные всему миру, — сообщил Николас, шагая вместе с Джейм к столику в сопровождении официанта. — Здесь никто не удивится, если кто-нибудь из завсегдатаев явится промочить горло в час ночи.
— Вот как? — Джейм приподняла бровь. — И часто вы засиживались тут допоздна?
Николас улыбнулся:
— Раз или два.
Он заказал напитки из бара, ведя разговор на безупречном французском. Пока он беседовал с официантом, Джейм внимательно рассматривала его. Николас определенно нравился ей. Беда лишь в том, что она не была уверена, что может ему доверять. Ей казалось, она вообще никому не может доверять.
— Итак, вы работали в «Уорлд вьюз», — заговорил Николас после ухода официанта. — Чем же вы занимаетесь сейчас, если не считать борьбы против Дядюшки Сэма?
— Тем же самым, только самостоятельно.
Николас улыбнулся:
— Я восхищаюсь людьми, способными на такой смелый поступок.
— У меня попросту не было выбора, — призналась Джейм. — Я должна найти отца или хотя бы выяснить, что с ним случилось.
Николас на секунду замялся.
— Наш утренний разговор не давал мне покоя, — сказал он наконец. — Как я уже говорил, в составе наших посольств в странах Варшавского договора и Ближнего Востока есть люди из ЦРУ. Вполне вероятно, они могут быть и в некоторых дружественных нам государствах, но, насколько мне известно, в Париже их нет.
— Вы уже говорили мне это.
— Я сказал «насколько мне известно», — заметил Николас. — Однако если бы они и были во французском посольстве, мне вряд ли сообщили бы об этом.
Официант принес напитки и спросил, что они будут заказывать. Только теперь Джейм вспомнила, что даже не заглянула в меню.
— Что посоветуете? — спросила она.
— Лучше всего здесь готовят морского окуня и кровавый бифштекс, — без колебаний отозвался Николас. — Лично я предпочитаю бифштекс.
— А я возьму рыбу, — сказала Джейм.
Николас повернулся к официанту и заговорил с ним по-французски с такой легкостью, будто владел языком с пеленок. Приняв заказ, официант удалился, и Николае вновь обернулся к Джейм.
— В штате посольства есть немало людей, которые работают в Париже многие годы, — сообщил он, беря в руку бокал с вином. — Кое-кто из них провел здесь более двадцати лет.
— Ну и?..
— Они могут что-нибудь знать. — Николас встретился взглядом с Джейм и добавил:
— Пожалуй, стоит попытаться, как вы считаете?
Джейм заставила себя улыбнуться.
— В нынешних обстоятельствах я готова хвататься за любую соломинку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Время легенд - Бейшир Норма


Комментарии к роману "Время легенд - Бейшир Норма" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100