Читать онлайн Время легенд, автора - Бейшир Норма, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Время легенд - Бейшир Норма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Время легенд - Бейшир Норма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Время легенд - Бейшир Норма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейшир Норма

Время легенд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

В четыре часа утра Джейм все еще лежала без сна, устроившись на кушетке в гостиной и прихлебывая давно остывший чай из трав. Она смотрела в темноту, пытаясь связать воедино происходившие вокруг нее события и понять, как все это получилось. Ей все еще было трудно смириться со смертью Кейт и еще труднее — принять официальную версию ее гибели. Она была совершенно уверена в том, что это не случайность. Кейт убили — и Джейм ни капли не сомневалась, что убийство неким образом связано с ее визитом и с теми делами, в которых был замешан отец в момент своего исчезновения.
Совпадение? Нет. Джейм никогда не верила в совпадения, особенно сейчас, в этот раз. Кейт сдержала свое обещание и нашла старого армейского приятеля отца.
Кейт напала на след Льюиса Болдуина, и ее тотчас ликвидировали. Льюис Болдуин, которого она не встречала долгие годы, внезапно объявился в тот самый миг, когда река выбросила на берег ее бездыханное тело. На мелководье. «Наверное, Кейт действительно утонула, — решила Джейм. — Но утонула не случайно».
Она поднялась с кушетки, пересекла комнату и подошла к столику, на котором стояли дорогие ее сердцу фотографии, заключенные в тонкие бронзовые рамки.
Джейм взяла со столика любимый снимок отца и долго смотрела на него в тусклом свете, льющемся из кухни.
«Все это как-то связано с тобой, папа, — думала она. — Не знаю как, но связано. У меня такое чувство, что, — если я сумею выяснить правду, я найду тебя. Или по крайней мере узнаю, почему ты меня бросил».
Может быть, тогда мы оба обретем покой.


На другом конце города Мартин Кэнтрелл тоже мучился бессонницей. Он сидел на балконе своей гостиной, безучастно глядя перед собой и не замечая мириад мерцающих огоньков, покрывавших остров Манхэттен, который простирался перед ним. Господи, и влип же он! Если бы Джейм знала, с кем она связалась, — если бы она хотя бы имела понятие о том, насколько все это серьезно! Если бы только он мог заставить ее понять, как опасно продолжать поиск.
Джейм оказалась права. Ей действительно противостояла тайная организация, но куда более могущественная, чем она могла подозревать. Вчерашний гость, не назвавший своего имени и избегавший называть причины, по которым расследование Джейм становилось нежелательным, совершенно ясно выразился в том смысле, что если Мартину не удастся остановить ее, то он и его люди будут вынуждены остановить ее сами. Точно так же, как остановили миссис Пирсон — эти слова не были сказаны, но подразумевались. Главным было защитить Джейм. Не важно как, лишь бы она уцелела.
Чем бы ни занимался ее отец, это были серьезные дела.
Очень серьезные.
Всем своим нутром репортера Мартин чуял запах крупной сенсации. Вероятно, самой крупной в его карьере.
Предположим… нет-нет, только предположим, что он смирится на время, сыграет по предложенным правилам… Ну да, конечно! Тогда он сможет уберечь Джейм от опасности и вместе с тем точно выяснить, что случилось с ее отцом.
Это будет новость года! А Джейм простит его, когда все это закончится. Мартин пытался оправдать свои намерения, говоря себе, что она поймет, что он сделал это не столько ради своей выгоды, сколько ради ее безопасности. В конце концов все как-нибудь образуется. Мартин займет престижное и, вне всяких сомнений, ключевое положение на каналах вечерних новостей. Как знать, может быть, он повторит успех Дэна Рэтера на студии Си-би-эс, которая посадила его на место Уолтера Кронкайта, когда тот ушел на пенсию. И тогда они с Джейм заживут счастливо, не вспоминая о прошлом.
К утру Мартин убедил себя в том, что собирается предпринять все это во имя любви. Во имя Джейм.


— Все в порядке, — прозвучал голос в трубке.
— Значит, мы можем рассчитывать, что Кэнтрелл сделает все как положено? — спросил Уорнер.
На другом конце линии раздался негромкий смешок.
— К нашему счастью, ее избранник невероятно тщеславен, — ответил голос.
— Стало быть, никаких затруднений не предвидится?
— Ни малейших.


— Мне казалось, мы договорились встретиться за обедом.
Мартин оторвал взгляд от заметок, которые просматривал.
— Прости, милая, — извиняющимся тоном произнес он. — У меня выдалось такое хлопотное утро, что я не смог уйти.
— Мог бы позвонить, — настаивала Джейм.
Мартин нахмурился.
— Я думал, тебя нет в редакции.
— В таком случае можно было оставить сообщение. — Джейм уселась в кресло напротив стола Кэнтрелла, положив сумочку и футляр с фотоаппаратом на пол у своих ног. — Ты выглядишь хуже некуда, — продолжала она. — Как ее зовут?
— Кого? — Мартин был слишком поглощен работой, чтобы уловить соль шутки.
— Женщину, которая всю ночь продержала тебя в своей постели, — с улыбкой ответила Джейм. — Кто она?
Вопреки обыкновению Мартин не рассмеялся.
— Ты знаешь, что, кроме тебя, у меня никого нет, — сердито произнес он.
— Сомневаюсь, — отозвалась Джейм, смерив его взглядом. Мартин начинал раздражать ее. «Какая муха его укусила?» — подумала она.
Мартин вновь поднял на нее глаза.
— Извини, — повторил он. — Ничего не поделаешь — работа. Мы нагоним упущенное сегодня вечером, клянусь.;
— Я не уверена, что буду свободна вечером, — сказала Джейм, вскакивая с кресла и даже не скрывая недовольства. — Позвони мне позже. — Она собрала вещи, шагнула к выходу и вновь обернулась к Мартину. — Если мы все же выберемся куда-нибудь вечером, не забудь стряхнуть с плеча чужой волосок. Он испортит настроение нам обоим.
Марти смотрел вслед уходящей Джейм, даже не попытавшись задержать ее. Когда за ней закрылась дверь, он вытащил из кейса большой коричневый конверт и долго смотрел на него. Это была «информация», которую ему оставил вчерашний вечерний посетитель. Здесь было все, что нужно, чтобы убедить Джейм, по крайней мере так ему сказали. Мартин вытряхнул из конверта содержимое и внимательно просмотрел бумаги. Сколько здесь правды и сколько — вымысла? Сумеет ли он когда-нибудь узнать это наверняка? Впрочем, какая разница.
Главное — конечный результат.


«Хотела бы я знать, что с ним стряслось», — думала Джейм, шагая по западной аллее Центрального парка.
Она не впервые видела Мартина в критической ситуации. В таких случаях он бывал напряженным, рассеянным и нетерпимым, но сейчас все было по-другому. Он объяснил свое поведение загруженностью, но Джейм подозревала, что здесь кроется нечто большее. Она ясно видела, что Мартин не хочет с ней говорить. «Что-то серьезное», — подумала она, останавливаясь на углу Семьдесят седьмой улицы и дожидаясь зеленого сигнала светофора. Сначала она была раздражена, но теперь, поостыв и поразмыслив, решила, что следует отнестись к Мартину с пониманием, ведь у нее самой порой выпадали тяжелые деньки. «Поживем — увидим, — решила она. — Поговорим об этом позже».
Переходя запруженный людьми перекресток и направляясь к своему дому, Джейм бросила взгляд через плечо и увидела у себя за спиной мужчину. Ее охватило легкое беспокойство. Мужчина следил за ней… он шел за ней почти от самого кабинета. В первый раз этот мужчина попался ей на глаза в вестибюле, он наблюдал за тем, как Джейм покидает здание. Потом она увидела его на Мэдисон-авеню, когда остановилась у киоска купить газету. Тогда она решила, что мужчина просто идет в одном с ней направлении. Она села в автобус, шедший через весь город к западной аллее, и вдруг опять заметила его на Семьдесят седьмой. Мужчина держался на почтительном расстоянии, но не упускал ее из виду.
На перекрестке Бродвея и Семьдесят седьмой улицы горел красный свет. Джейм с нетерпением ждала смены сигнала и, когда наконец вспыхнул зеленый, торопливо пересекла Бродвей и двинулась в сторону Уэст-Энд-авеню. Больше она не оглядывалась, но знала, что мужчина идет следом за ней. «Вот мы и пришли, приятель», — подумала Джейм, входя в свой дом и шагая по холлу к лифтам.
Надеюсь, в следующий раз тебе повезет больше.


— Может быть, тебе стоит бросить расследование, Джейм? Перестань трепать себе нервы и живи спокойно. — Мартин стоял посреди своей гостиной, явно нервничая.
— Только потому, что за мной увязался «хвост»? — спросила Джейм. — Говорю тебе, Марти, он следил за мной. Он шел за мной от самого кабинета!
— Тебе уже начинает мерещиться черт знает что, — заботливым тоном произнес Мартин. — Твои поиски причиняют тебе лишь беспокойство.
Джейм недоверчиво посмотрела на него.
— Что я слышу, и от кого — от тебя! — раздраженно выпалила она. — Начнем с того, что именно ты уговорил меня заняться этим делом. Именно ты сказал, что я смогу сбросить с себя груз прошлого, только если отыщу ответы на все вопросы…
— Я ошибался, — отрывистым голосом перебил ее Мартин. — Каждый из нас время от времени ошибается, не так ли?
— Да, — согласилась Джейм, пристально глядя ему в лицо. — Даже я.
Мартин встретился с ней глазами.
— О чем ты? — осторожно спросил он.
— Я думала, у тебя есть характер и сила воли, — отрезала Джейм. — Я думала, что если и есть кто-то, кто меня поймет, так это ты! Я должна довести до конца поиски — ради себя, ради своего отца. И вот, как только запахло жареным, ты…
— Твой отец был шпионом, Джейм.
Ну вот. Наконец-то он заговорил в открытую.
— Что ты сказал?
— Твой отец был шпионом, — негромко повторил Мартин. — Все эти годы он работал на правительство.
— Я не верю тебе, — сердито ответила Джейм.
— У меня есть доказательства, — настаивал он.
— Доказательства? У тебя? — Джейм скептически покачала головой. — Скажи на милость, где ты их раздобыл? Я ищу уже несколько месяцев, и все впустую.
— У меня связи в Вашингтоне. Я не хотел говорить тебе, пока не буду уверен на все сто, но… — Мартин повернулся, подошел к столу, взял большой коричневый конверт и протянул его Джейм. — Я надеялся, что тебе никогда не придется увидеть это, — с сожалением добавил он.
Джейм со страхом смотрела на конверт, словно тот был коброй, изготовившейся к атаке. Она взяла его и медленно открыла, вынув содержимое трясущимися пальцами. Из конверта посыпались фотографии — многие из них ничего не говорили ей, но были здесь и снимки отца в Париже, Лондоне, Москве и Бейруте, а также официальные на вид документы, подробно описывающие деятельность отца на государственной службе США.
Джейм опустилась на кушетку.
— Это невозможно, — чуть слышно пробормотала она, качая головой.
— Он не имел права обсуждать свою работу с посторонними, даже с членами своей семьи. Я надеялся, что ты бросишь расследование, так и не узнав обо всем, — мягко сказал Мартин.
Джейм посмотрела на него так, будто видела впервые.
— Вот почему убили Кейт, — выдохнула она.
— У нас нет полной уверенности в том, что ее убили, — напомнил Мартин.
— Я уверена, Марти, — настаивала Джейм. — Я с самого начала знала об этом. Фотографии и документы лишь подтверждают мои подозрения. Все эти россказни о краже денег и его смерти были самым обычным прикрытием. Чем бы ни занимался мой отец, он делал важное, ответственное дело. Он не был преступником! Он работал на благо своей страны…
— Твой отец умер, Джейм, — печально произнес Мартин.
У Джейм перехватило дыхание. Она хотела закричать, однако, не в силах издать ни звука, лишь яростно замотала головой. Мартин приблизился к ней, желая утешить, но она оттолкнула его.
— Нет! — выдавила она, будто это слово душило ее. — Нет!
— Это правда, — мягко произнес Мартин. — Об этом сказано там, в документах…
— Нет! — Джейм вскочила на ноги. Ее лицо было искажено болью. — Нет, этого не может быть! Я искала, я надеялась, мне говорили, что он мертв, а потом я узнала, что он жив, и вот опять… — Она не могла сдержать слез.
Мартин обнял ее и привлек к себе. Он ненавидел себя за то, что сделал, но настойчиво продолжал уговаривать себя, что это пойдет на благо им обоим.
— Все хорошо, милая, — шепнул он, поглаживая Джейм по голове. — Поплачь, тебе станет легче…


— Как он умер, Марти?
Они лежали рядом в темной спальне Кэнтрелла полностью одетые. Мартин держал Джейм в объятиях, словно она была маленькой испуганной потерявшейся девочкой. «В сущности, так оно и есть», — думал он, проводя пальцами по ее волосам. Он настоял на том, чтобы Джейм провела ночь у него, понимая, что она не хочет оставаться одна, что ей нельзя оставаться одной.
— Его убили в семьдесят пятом году во Франции, но где точно, я не знаю, — ответил Мартин. — Судя по всему, легенда твоего отца была раскрыта, и его ликвидировал вражеский агент. Его похоронили на кладбище в Ницце. — Он помолчал и добавил:
— Я понимаю, тебе очень тяжело, но ничего уже не изменишь. Ты должна бросить это дело и…
— И вернуться к нормальной жизни, — закончила она фразу.
— Да.
— Не могу, — тихо произнесла Джейм. — Еще рано.


Джейм медленно открыла веки и заморгала, на секунду ослепленная ярким утренним светом, лившимся из окон. Она заслонила глаза рукой и в то же мгновение сообразила, что Мартина нет в кровати. Джейм рывком приподнялась и села, пытаясь вспомнить события минувшей ночи. Воспоминания затопили ее разум, будто могучая безжалостная приливная волна… Нежданные открытия Мартина, документы, связывавшие ее отца с тайными зарубежными операциями правительства, весть о его смерти. «Это был дурной сон, — говорила она себе. — На самом деле ничего этого не было, не могло быть…»
Джейм откинула рукой волосы с лица и посмотрела на часы, стоявшие на тумбочке. Без пятнадцати одиннадцать. Марти скорее всего уже ушел. Джейм попыталась встать, но тут же рухнула в кровать. Ее сердце бешено стучало. «Словно боевые литавры», — с жалостью к себе подумала она и еще долго сидела на кровати, уронив голову на руки и пытаясь справиться с болью.
Болью истины.
Наконец она встала на ноги и прошла по комнате к двери. Ей казалось, что у нее в голове грохочут отбойные молотки. Джейм осторожно помассировала шею и заглянула в гостиную. Мартина там не было, но она ничуть не удивилась. Как правило, его рабочий день начинался с петухами, зачастую он приезжал в студию еще до восхода солнца.
Удивило ее другое: Мартин не разбудил ее, прежде чем уйти. Разумеется, он понимал, что сегодня Джейм не поедет на работу. Сегодня у нее вряд ли хватило бы сил встречаться с людьми, она даже не хотела и пытаться. Но она должна была позвонить в издательство и сообщить, что не появится там. Марти знал об этом. Знал и все же не разбудил.
«Позвоню сейчас, — решила она, вздохнув. — Лучше поздно, чем никогда». Хорошо зная Бена Роллинза, Джейм понимала, что старик будет беспокоиться. Усевшись за стол, она увидела, что на автоответчике мигает красная лампочка. Джейм не слышала телефонного звонка, впрочем, она слишком крепко спала. Наверное, абонент позвонил после ухода Мартина, иначе он сам прослушал бы сообщение.
Джейм на минуту задумалась, спрашивая себя, стоит ли прокручивать ленту. Вдруг это что-то важное? Прослушав запись, она перезвонила бы Марти на студию.
Она и так собиралась ему позвонить. Уже один звук его голоса подбодрил бы ее.
А может, это звонил сам Марти. Он не раз оставлял ей запись на автоответчике после ночи, проведенной вдвоем, а минувшая ночь, хотя и принесла ей мучительные страдания, еще сильнее сблизила их. «Хоть какая-то польза от вчерашнего дня», — мрачно подумала Джейм, нажимая кнопку воспроизведения.
На пленке оказалось лишь одно сообщение, и оно было не от Мартина. Джейм не узнала голос. Звонил мужчина, но он говорил очень тихо, словно стараясь приглушить или исказить свой голос: «Кэнтрелл, ты должен был связаться со мной еще вчера, сукин ты сын!
Прекрати свои игры, чтоб тебя черти взяли! Кого ты вздумал водить за нос? Я жду твоего звонка сегодня, понял? Мне нужно знать, удалось ли скормить ей…»
Джейм выключила воспроизведение и с изумлением воззрилась на аппарат. «Что бы это значило?» — гадала она. Сообщение прозвучало почти как угроза. Вдруг Марти попал в беду? И кто эта «она», о которой говорил мужчина? Что ей следовало «скормить»? И почему звонивший требовал от Марти немедленного ответа?
И по какой причине он не назвал своего имени?


К тому времени когда Джейм вернулась в свою квартиру, она заставила себя забыть о записи на автоответчике Марти. Вероятно, в последнее время ее чувства слишком обострились и она начала беспокоиться по пустякам. Может быть, этот звонок ничего не значит или, во всяком случае, не так страшен, как ей почудилось. Джейм позвонила на студию, чтобы передать Кэнтреллу сообщение, и почти с облегчением узнала, что его нет на месте. Ей вовсе не хотелось выставлять себя в глупом свете, хотя она не сомневалась, что Марти ее поймет. В конце концов, человек его профессии привыкает получать странные звонки в любое время дня и ночи от самых разных людей. Должно быть, человек, оставивший запись на пленке, хотел сообщить ему сведения для репортажа или что-то в этом роде.
«У меня начинается мания преследования», — думала Джейм, рассеянно разбирая свою почту. Однако после минувшей ночи, после всего что Мартин рассказал о ее отце, Джейм уже не знала, кому и чему можно верить. Неужели, спрашивала себя она, ее отец, самый близкий ей человек, мог вести двойную жизнь, да так, что никто из окружающих и не догадывался о ней?
Джейм вспомнила об отце, о том, как он исчез без следа, без предупреждения, и из ее глаза выкатилась слеза, оставляя мокрую дорожку на щеке.
«Папа… Как же это получилось?» — снова и снова спрашивала она.


Джейм никуда не хотела выходить сегодня вечером, но Мартин уговорил ее.
— Прогулка пойдет тебе на пользу, — говорил он, позвонив Джейм по телефону. Час спустя он уже входил в ее квартиру, даже не заехав к себе домой. Мартин был настроен решительно и не слушал отговорок.
В конце концов Джейм сдалась, но теперь, когда она стояла в одиночестве под теплыми струями душа, хлеставшими по плечам и шее, ее вновь начинали одолевать сомнения. Она понимала, что Мартин думает только о ней, но понимала также, что вряд ли ее общество доставит ему удовольствие. По-настоящему ей хотелось одного — остаться одной, забраться в постель, спрятаться под одеялом и ждать, пока не рассосется боль. Если это вообще возможно.
Джейм закрутила краны, распахнула дверь и взяла со стеллажа полотенце. Обмотав его вокруг головы наподобие тюрбана, она подоткнула под него влажные волосы, а другим полотенцем вытерла тело. Накидывая халат, она продолжала перебирать варианты. Они могли бы заказать пиццу и поужинать дома, а Марти мог бы остаться на ночь, если захочет. Так будет лучше, решила Джейм, шлепая босыми ногами по полу спальни.
Подойдя к двери, она услышала голос Мартина, доносившийся снаружи. Джейм замерла на месте и приоткрыла дверь. Мартин стоял у стола к ней спиной и говорил по телефону.
— Я показал ей все, как вы и хотели, — произнес он негромким раздраженным голосом. — Да! Нет… она не намерена сдаваться. Она хочет знать все и не остановится, пока не достигнет цели. Что? Да, я помню, мы условились. Я знаю. Ладно, черт побери. Буду продолжать уговоры. Ага. Конечно. — Мартин швырнул трубку на аппарат и повернулся в тот самый миг, когда Джейм входила в комнату. — Я думал, ты в душе, — сказал он, нахмурившись.
— Я и была там — пять минут назад. — Джейм махнула рукой в сторону телефона. — О чем вы говорили?
— Обычная деловая беседа, — соврал он. — Я сейчас работаю над репортажем… нашел свидетельницу, но она не пожелала разговаривать.
— Скажи правду, Марти. Не лги мне — хотя бы ты не лги.
Кэнтрелл поколебался мгновение: он понимал, что не должен отступаться от своих слов, но не мог обманывать Джейм.
— Я говорил с тем парнем, который добыл материалы о твоем отце, — сказал он наконец.
— И он позвонил тебе сюда?
Мартин покачал головой:
— Нет, я сам с ним связался. Я получил сообщение…
Тут Джейм осенило.
— Это тот самый человек, который оставил запись на твоем автоответчике, — вслух произнесла она.
— Ты ее прослушала? — спросил Мартин, глядя на Джейм.
Она кивнула.
— Кто этот человек?
— Понятия не имею.
— Он принес тебе документы, ты принял их на веру, ты знаешь номер его телефона, но не знаешь, кто он такой? — На сей раз в голосе Джейм зазвучало подозрение. — Марти, ты ведь журналист. Не будь таким наивным.
— Документы получены прямо из правительственных архивов, — оправдываясь, произнес Мартин.
— Их могли подделать.
— Могли, не спорю, но как это проверить? — спросил Мартин. — От ребят из ЦРУ не добьешься ни слова.
— Что ты должен сделать взамен?
Мартин нахмурился.
— Я должен заставить тебя бросить это дело.
— Ублюдок, — тихим угрожающим голосом произнесла Джейм, гневно прищурясь. — Будь ты проклят!
Ты тоже пошел против меня.
— Нет, милая, ты ничего не понимаешь. — Мартин шагнул к ней, еще не оправившись от последствий разоблачения. — Если ты позволишь объяснить…
— Что объяснить, сукин ты сын? — презрительно осведомилась она. — Объяснить, как ты продался тому, кто предложил высшую цену? Неужели ты думаешь, что я тебе поверю?
— Все было совсем не так, — сказал Мартин, протягивая к ней руки.
— Не прикасайся ко мне! — воскликнула Джейм, отпрянув. — Будь ты проклят, ведь я доверяла тебе! Хуже — любила тебя! Ты был единственным человеком, от которого я не ждала предательства. Ты мог бы по крайней мере дать мне перебить их цену. — По щекам Джейм ручьями лились слезы, и она изо всех сил пыталась взять себя в руки. — Уходи, Марти. Прочь с моих глаз!
— Ну, ты это не всерьез.
— Еще ни разу в жизни я не говорила так серьезно, — ответила Джейм. — Я не хочу видеть тебя и слышать твой голос.
Мартин посмотрел на нее, потом кивнул:
— Ладно. Отчасти я тебя понимаю. — Он взял свой пиджак, шагнул к двери, опять повернулся и заглянул Джейм в глаза. — Я люблю тебя, — негромко проговорил он. — Что бы ты ни думала обо мне сейчас, я всегда тебя любил. Я сделал это ради нас обоих. Вся эта история сводит тебя с ума, — продолжал он. — Ты не желаешь думать ни о чем другом, и только потому я предложил тебе попробовать докопаться до правды.
— И только потому ты пошел на эту… на эту сделку, — добавила Джейм, скептически усмехаясь.
Мартин кивнул.
— Извини, я сразу не могу ухватить суть, но как понять твои слова о нас обоих? — холодным тоном осведомилась Джейм.
— Я надеялся, что, если ты сумеешь справиться с прошлым, это поможет нам обоим спокойно жить. — Мартин запнулся. — Мне казалось, что как только ты узнаешь о судьбе своего отца…
— Я хочу узнать, что случилось на самом деле, — отрывисто произнесла Джейм.
— Уж не думаешь ли ты, что мне это известно? — спросил Мартин. — Я не жалел сил, чтобы помочь тебе выяснить истину. Я хватался за все концы, но каждый раз упирался в тупик. Потом ко мне обратился этот человек и сказал, что прослышал о моем интересе. Мы поговорили, и поначалу его рассказ показался мне полной чепухой, но он утверждал, что у него есть доказательства. Он пообещал передать их мне в обмен на гарантии, что ты прекратишь заниматься своим расследованием. По его словам, люди, на которых он работает, начинают беспокоиться — они чувствуют, что ты подобралась слишком близко.
— К чему? — осторожно спросила Джейм.
— Этого он не сказал. Полагаю, к тайнам ЦРУ, — ответил Мартин, пожимая плечами. — Я заглянул в досье, пошел по следу и опять обнаружил лишь множество оборванных нитей. Эти люди отлично умеют заметать следы. Впрочем, удивляться тут нечему.
— И тогда ты заключил с ними сделку. — В голосе Джейм слышался холодный гнев.
— Не с ними, а с ним.
В глазах Джейм блеснула неприкрытая ненависть.
— Прочь отсюда!
Мартин мгновение помялся, потом двинулся к выходу. Взявшись рукой за дверную ручку, он повернулся и еще раз посмотрел ей в глаза.
— Я действительно люблю тебя, что бы ты ни думала, — тихо сказал он и вышел.
Джейм застыла, глядя вслед Мартину, вычеркивая его из своей жизни раз и навсегда. И лишь когда с лестничной клетки донесся звук хлопнувшей двери лифта, ее нижняя губа начала подрагивать. Джейм без сил опустилась на кушетку, терзаясь мучительным страданием и в полный голос оплакивая очередную утрату.
Она вновь осталась одна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Время легенд - Бейшир Норма


Комментарии к роману "Время легенд - Бейшир Норма" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100