Читать онлайн Время легенд, автора - Бейшир Норма, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Время легенд - Бейшир Норма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Время легенд - Бейшир Норма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Время легенд - Бейшир Норма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейшир Норма

Время легенд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Нью-Йорк, август 1984 года
Такси остановилось рядом с одним из длинных черных лимузинов, припаркованных у отеля «Плаза» на перекрестке Пятой авеню и Восточной Пятьдесят девятой улицы. Джейм поднялась с заднего сиденья и торопливо взбежала по ступеням к двустворчатой двери с бронзовыми ручками. Проходя мимо швейцара, который распахнул перед ней дверь, она вежливо кивнула ему и пересекла оживленный холл, направляясь к президентским апартаментам. На ее плече висел фотоаппарат в чехле. Джейм бросила взгляд на часы. Четверть двенадцатого. Она опаздывала на пятнадцать минут. «Наверное, все уже началось», — с беспокойством подумала она.
Она приблизилась к дверям в такой спешке, что не замечала ничего на своем пути, и столкнулась с человеком, подошедшим с противоположной стороны. Джейм подняла голову и увидела перед собой глаза самого густого синего цвета, которые когда-либо ей попадались.
«Да и лицо совсем недурно», — решила она, мгновенно оценив внешность стоявшего перед ней мужчины. Он был высокого роста, дюймов на шесть выше ее, стройный, пожалуй, даже худощавый при таком росте. У него были резкие черты лица и ослепительная улыбка под густыми, но тщательно ухоженными усами. Его светло-коричневые волнистые волосы показались Джейм чуть более длинными, чем следовало. Его парикмахер явно обладал чувством меры и не делал из клиента куклу. «В жизни он выглядит даже лучше, чем на телеэкране», — решила Джейм, узнав Мартина Кэнтрелла, ведущего вечерней передачи новостей канала Ти-би-эс.
— Прошу прощения… — выдохнула она.
— Прошу прощения, — в ту же секунду заговорил он.
Они оба рассмеялись, и мужчина сделал приглашающий жест, пропуская Джейм вперед, и она вошла в переполненные апартаменты. Мужчина двигался следом в сопровождении ассистента и оператора. Джейм услышала, как оператор говорит ему:
— Пожалуй, будет трудновато снять здесь хорошие кадры, Марти.
— Кажется, ты прав, — согласился Кэнтрелл.
— Это нам наказание за опоздание, — полушутя сказала Джейм.
— Меня подвел транспорт, — отозвался мужчина, улыбаясь. — А вы чем можете оправдаться?
— Тем же, — ответила Джейм и огляделась вокруг. — Похоже, мы не единственные опоздавшие. Почетный гость тоже еще не явился.
— Сенатор попал в пробку по пути из аэропорта Ла-Гуардиа, — сказал журналист, стоявший справа от Джейм. — Нас то и дело просят подождать «еще минутку», но, честно говоря, я начинаю сомневаться.
— Кошмар, — отозвалась Джейм, досадливо закатывая глаза.
Мартин Кэнтрелл улыбнулся.
— Пробка там или не пробка, но Я не помню ни одного случая, когда сенатор Мэрлоу успел куда-нибудь вовремя, — сказал он девушке. — Во время последних выборов его называли «почившим сенатором» и заключали шутливые пари, успеет ли он на участок для голосования .
— Политик может опоздать на собственные похороны, но к избирательной урне он не опоздает никогда, — с понимающей улыбкой заявила Джейм.
— Вы говорите так, словно знаете об этом по собственному опыту, — с любопытством в голосе произнес Кэнтрелл.
— В некотором смысле так и есть, — сказала Джейм, кивая. — Мой дед был политиком.
— Как его звали? — заинтересованно спросил Кэнтрелл.
— Гаррисон Колби.
На сцену вышел помощник сенатора Мэрлоу и взял в руки микрофон. Толпа немедленно стихла.
— Сенатор только что прибыл, — объявил помощник. — Он выйдет в зал через минуту.
— Опять пустые обещания, — проворчал кто-то из .репортеров в задних рядах.
Джейм вновь повернулась к Кэнтреллу.
— Все же я надеюсь, что день не пропадет зря, — сказала она.
— По крайней мере для меня, — подхватил Кэнтрелл улыбаясь. — Но при условии, что вы не откажетесь пообедать со мной вечером.
— Какой может быть обед, если мы толком не знакомы? — с притворным возмущением произнесла Джейм.
— Это можно поправить, — быстро ответил он, протягивая руку. — Марти Кэнтрелл, вечерние «Новости», Ти-би-эс.
Джейм рассмеялась.
— Вы всегда представляетесь так, словно завершаете телепередачу?
— Только когда пытаюсь произвести впечатление, — сказал Кэнтрелл.
— Ага. — Джейм медленно кивнула. — Если так, я вынуждена признаться в том, что сразу догадалась, кто вы такой. Вы появляетесь на моем экране каждый вечер. Я Джейм Лайнд, журнал «Уорлд вьюз».
Кэнтрелл улыбнулся:
— Вы всегда представляетесь так незнакомым людям?
— Только когда хочу произвести на них впечатление, — призналась Джейм. — Так вот, насчет обеда…


Джейм редко назначала свидания. Незаживающие душевные раны детства надолго отбили у нее охоту тесно сходиться с людьми. Ей вполне хватало нескольких близких друзей, а вечера она предпочитала проводить в разговорах о плюсах и минусах своей профессии с собратьями по перу. Она не видела причин отказываться от нового знакомства только потому, что очередной ее коллега оказался симпатичным и знаменитым Марти Кэнтреллом, хотя и признавала в глубине души, что находит его весьма привлекательным мужчиной.
— Скажите, о великий глашатай новостей, что заставило такого известного комментатора, как вы, гоняться за дешевыми небылицами вроде кампании сенатора Мэрлоу по искоренению коррупции? — спросила Джейм, усаживаясь против Кэнтрелла на изящном татами в ресторане «Шинбаши» на Парк-авеню.
Кэнтрелл улыбнулся.
— Полагаю, виной тому ностальгия по юношеским временам, когда я был начинающим репортером в родном захолустье, — ответил он, пригубив пиво «Саппоро», налитое из только что откупоренного бочонка.
— Откуда вы?
— Родился в Техасе, потом жил в Бока-Рейтоне, во Флориде, в Майами…
— Да вы настоящий цыган-бродяга! — воскликнула Джейм. — Мужчина моей мечты!
Кэнтрелл посмотрел ей прямо в глаза:
— Надеюсь.
Официант принес сашими, и Джейм поморщилась.
В отличие от большинства коренных жителей Нью-Йорка она не любила сашими. Ей не нравился даже бифштекс с кровью, не говоря уж о сырой рыбе. «На что он намекает?» — подумала она, и Мартин улыбнулся, словно читая ее мысли.
— Это тунец, — сказал он, указывая китайской палочкой на ярко-алые ломти, лежавшие перед ней на блюде. — Здесь подают все самое свежее, никаких консервов или замороженных продуктов, которые вам подсунут где-нибудь в другом месте.
Отведав тунца, Джейм приятно удивилась.
— А это что? — спросила она, тыча палочкой в кроваво-красный комок, окруженный пучком водорослей.
— Морской еж.
— А это?
— Осьминог.
Джейм сморщила нос и осторожно отодвинула блюдо в сторону.
— Нет уж, благодарю. В следующий раз я предпочту ломтик лососины, — робко сказала она.
Впрочем, невзирая на осьминога вечер удался. Марта настоял на том, чтобы отвезти ее домой, и, как ни отказывалась Джейм, проводил ее до самых дверей.
— Вам лучше поспешить, — сказала она, отомкнув дверь ключом и открывая квартиру. — Счетчик продолжает щелкать, знаете ли.
— Знаю. — Кэнтрелл шагнул следом за Джейм. — Пускай себе крутится.
— Это вам будет дорого стоить. — Джейм начинала ощущать неловкость.
— Ничего подобного. — Кэнтрелл мягко прислонил ее спиной к стене. — Я включу счет в командировочные расходы. Пусть компания платит. — Его губы нашли в темноте ее рот.
— И вы думаете, это вам сойдет с рук? — пробормотала Джейм в его губы, которые уже целовали ее.
— М… мм… Да, еще бы. — Язык Кэнтрелла встретился с ее языком, возбуждая Джейм против ее желания. Она почувствовала на своей талии его руки и вдруг с ужасом осознала, что ее соски набухают и твердеют под тонкой шелковой блузкой. Она была уверена, что Кэнтрелл тоже это заметил. Одной рукой он забрался под ее блузку, его пальцы торопливо расстегнули лифчик и легли Джейм на грудь. Джейм чувствовала, как от его ласковых прикосновений у нее уходит из-под ног земля. Кэнтрелл прижимал ее к себе с такой страстью, что у Джейм перехватило дыхание. Она судорожно вздохнула и оттолкнула его от себя.
— Марти… — прошептала она, беспомощно разводя руками.
— Прости, — выдохнул он. — Я совсем не хотел торопить тебя… Я просто подумал…
— Я еще не готова, — сказала Джейм, глядя в пол.
Кэнтрелл кивнул и поскреб в затылке с таким видом, словно его охватило разочарование или раздражение. А может, и то и другое вместе.
— Похоже, я чересчур увлекся, — признался он наконец.
Джейм кивнула.
— Неудачный старт, — добавил Кэнтрелл и улыбнулся. — Но я думаю, мы предпримем еще одну попытку. Начнем все сначала.
Джейм выдавила улыбку:
— Конечно. Почему бы нет?
— Завтра вечером.
Джейм вновь кивнула.
— Куда бы ты хотела поехать? — спросил Кэнтрелл, заметно нервничая.
— Если бы я могла выбирать, то предпочла бы итальянскую или французскую кухню. — Джейм улыбнулась. — Хватит с меня осьминогов.
— Ладно, никаких больше осьминогов, — пообещал он. — Я знаю один отличный итальянский ресторанчик в Ист-Сайде.
— Я люблю итальянские блюда.
— Когда за тобой заехать? В семь часов годится?
Джейм засмеялась:
— Полагаю, к этому времени я уже соберусь с духом.
Напряжение отпустило Джейм лишь тогда, когда Кэнтрелл покинул квартиру и она услышала звук захлопывающейся двери лифта. Уже давно она не позволяла себе даже легкого флирта. И еще дольше не чувствовала такой тяги к мужчине, особенно к такому, с которым только что познакомилась. Джейм удивлялась не столько влечению, которое вызвал у нее Кэнтрелл, сколько той страсти, которую она внушила ему сама. До тех пор пока речь идет о физической притягательности, беспокоиться нечего, сказала себе Джейм.
До тех пор пока плотские чувства не превратились во что-нибудь более серьезное.


Джейм встречалась с Мартином каждый день. Если позволял их суматошный распорядок дня, они вместе обедали. Они ездили в свои излюбленные рестораны, такие как «Манхэттен-маркет», «Фонда ла Палома» или «Глостер-Хаус». Порой они подкреплялись сосисками, купленными прямо на улице, либо отправлялись в Центральный парк, прихватив корзину для пикников. Почти каждый вечер они ужинали вдвоем, а уик-энды посвящали походам по художественным выставкам от Мэдисон-авеню до Сохо. Они объехали вокруг Манхэттена по Серкл-лайн и ездили на пароме на остров Либерти, хотя в то время статуя Свободы была на реставрации и ее со всех сторон окружали строительные леса. Они бывали на балете и посещали спектакли на открытом воздухе. Они искренне наслаждались общением друг с другом, но Мартин больше не предпринимал попыток затащить Джейм в постель.
— Подожду, пока ты не будешь готова, — говорил он.
«Я уже готова», — думала Джейм, глядя на Кэнтрелла и расстилая одеяло на только что открытой «клубничной поляне» в западной части Центрального парка.
В простой желтой рубашке и оливково-зеленых брюках Мартин выглядел столь же привлекательно, как в итальянском костюме в тот вечер, когда водил ее на балет.
«Оглянись, Ромео», — мысленно говорила она ему.
— Нельзя ли узнать, о чем ты сейчас думаешь? — спросил Мартин, извлекая из корзины содержимое. Он откупорил вино. Затем, достав из корзины два стакана, наполнил их и протянул один Джейм. — Судя по выражению твоего лица, тебя одолевают неприличные мыслишки.
Джейм поднесла стакан к губам.
— Откуда тебе знать, приличные у меня мыслишки или нет? — спросила она.
Кэнтрелл растянулся на одеяле.
— Хороший журналист должен разбираться в языке жестов и в выражениях лиц. А на твоем, милая, сейчас играет самая двусмысленная улыбочка, какую я только видел.
— Спасибо на добром слове!
— Я лишь хотел сделать тебе комплимент, — возразил он. — Я обожаю безнравственные улыбки, особенно если они появляются на таких прекрасных лицах, как твое. — Мартин допил вино, отставил стакан и взял стакан Джейм. Когда он опускал его обратно, в стакане оставалось немало вина, и оно расплескалось, залив угол одеяла, но Кэнтрелл не обратил на это внимания. — Иди ко мне, женщина, — охрипшим голосом произнес он, привлекая к себе Джейм. Он поцеловал ее медленно и неторопливо, но в его поцелуе безошибочно угадывалась жаркая страсть. Джейм с неменьшим воодушевлением ответила на поцелуй, обвив руками шею Мартина.
Она хотела его, а теперь и в нем проснулось желание. И только почувствовав, как он гладит ее, Джейм внезапно вернулась к реальности.
— Думаю, нам лучше закусить, — тяжело дыша, сказала она и отпрянула от Мартина.
— Потом, — ответил он, протягивая к ней руки.
Джейм проворно отодвинулась, уклоняясь от его объятий.
— Мы здесь не одни, если ты этого еще не заметил, — сказала она, обводя рукой вокруг. — Вздумай мы продолжать — и ты окажешься в вечернем выпуске новостей, но только не в роли ведущего.
— Согласен. Я всегда любил привлекать к себе внимание, — с отчаянной улыбкой ответил он.
— А я — нет! — Джейм торопливо вывалила из корзины все, что там оставалось, и прикрикнула:
— Ешь, тебе говорят!


— Я славно повеселилась сегодня, — сказала Джейм Мартину, когда они входили в ее квартиру. — Предлагаю как-нибудь повторить эту вылазку.
Мартин поставил корзину на пол.
— А я бы предпочел заняться планами на ближайшее будущее, — ответил он, закрывая дверь.
— Вот как? — Джейм обернулась, бросила на него понимающий взгляд. — И какие же у вас мысли, господин Развратный Борзописец?
Мартин смотрел ей в лицо горящими от желания глазами.
— Ты сама знаешь ответ на свой вопрос, — ровным голосом произнес он.
Джейм медленно кивнула.
— Да. Думаю, да, — чуть слышно ответила она.
— Я ждал, — размеренно заговорил Мартин, делая шаг вперед. — Я старался не торопить тебя. — Он придвинулся еще ближе. — Прошли месяцы, Джейм. Я сдержал слово…
Джейм протянула к нему руки.
— Перестань корчить из себя джентльмена и наконец возьми меня, болван ты несчастный!
В следующую секунду они бросились друг другу в объятия. Мартин жадно впился в ее губы, крепко притиснув Джейм к своему мускулистому телу. Джейм ощущала сумасшедший стук его сердца — или это было ее собственное сердцебиение? Мартин провел руками вниз по ее спине и стиснул пальцами ее ягодицы, прижимая бедра Джейм к своим. Джейм почувствовала, что Мартин хочет ее ничуть не меньше, чем она хотела его, и ее захлестнуло неведомое прежде возбуждение. Мартин оторвал ее от пола, собираясь поднять на руки, однако Джейм воспротивилась.
— Ты очень любезен, милый, но я еще могу ходить сама, — прошептала она и, повернувшись, двинулась к спальне, увлекая его за собой.
Войдя в комнату, она на ходу расстегнула пурпурную блузку и сбросила ее на пол, обнажившись до пояса. Пока Мартин нетерпеливо срывал с себя брюки и рубашку, Джейм аккуратно сняла с кровати шерстяное покрывало, после чего разделась сама.
Мартин зубами вскрыл маленький пакетик с презервативом, изумленно наблюдая за тем, как спокойно и раскованно Джейм разоблачается у него на глазах. В ее поведении не было и следа жеманности или ложной скромности, и это пришлось ему по нраву. Перед ним стояла обнаженная женщина, ничуть не стыдившаяся своей великолепной наготы и не скрывавшая вожделения. Они прильнули друг к другу со страстью, копившейся в них те долгие недели и месяцы, которые они провели вместе, отвергая свои помыслы и желания. Кэнтрелл жадно поцеловал Джейм, и она ответила с пылкостью, изобличавшей ее напускное спокойствие, и принялась поглаживать его худощавое мускулистое тело.
Они вместе опустились на кровать, не разжимая объятий и покрывая лица друг друга поцелуями.
— Ну наконец-то, — шепнул Мартин, проводя губами по подбородку Джейм. — Я уже боялся, что мы с тобой никогда…
— Я не такая глупая, как может показаться, — ответила Джейм, целуя его в лоб после каждого слова. — Я ни за что не упущу возможность удовлетворить свое желание, особенно если мне чего-то очень хочется. Вот как сейчас, к примеру. — Она запустила пальцы в волосы Мартина и пригнула его голову к своей груди.
Он начал ласкать ее соски, дразняще прикасаясь к ним по очереди кончиком языка, и Джейм невольно вздрогнула от удовольствия. Насытившись, Джейм легко оттолкнула Мартина, и он перекатился на спину, увлекая ее за собой. Она вновь и вновь целовала его — сначала в лоб, потом в нос, губы и подбородок, и наконец, зарывшись лицом в ямку на его шее, играючи стиснула его кожу зубами. Удивленный, Мартин чуть отстранился.
— Изголодалась? — спросил он с лукавой улыбкой.
— М… мм… Умираю с голоду, — выдохнула Джейм, отбрасывая с лица свои длинные волосы.
Мартин издал гортанный смешок.
— У меня есть кое-что, способное утолить твой ненасытный аппетит, — хрипло проговорил он, подтягивая голову Джейм к своему набухшему естеству, которое высоко вздымалось, подрагивая от нетерпения. — Думаю, это придется по вкусу нам обоим.
Джейм улыбнулась и, наклонившись, взяла его плоть в рот и стала медлительно облизывать ее, время от времени посасывая и лаская прикосновениями губ и языка, пока не убедилась в том, что Мартин готов. Тогда она внезапно отпрянула и оседлала его, помогая ему в темноте найти свое лоно. Джейм начала раскачиваться на нем, словно верхом на коне, а Мартин крепко прижимал ее к себе, поглаживая ее тело пальцами, пока оба не достигли кульминации.
Джейм без сил опустилась ему на грудь, все еще чувствуя в себе его плоть, и их взгляды встретились.
— Ты очень быстрая женщина, — промолвил Мартин, проводя кончиком пальца по ее нижней губе. — А я рассчитывал растянуть удовольствие на целую ночь.
Джейм посмотрела на него и улыбнулась.
— Я тоже на это рассчитываю.


До знакомства с Марти Джейм спала с мужчинами, ограничиваясь удовлетворением физического влечения к партнеру. Так спокойнее, полагала она — слишком отчетливыми были ее воспоминания о душевных муках, которые привели мать к самоубийству, о том гневе и чувстве беспомощности, которые она испытала, узнав о необъяснимой пропаже отца, человека, которого она боготворила. Время от времени Джейм назначала свидания, но никогда не позволяла себе роскоши полноценных человеческих привязанностей и обескураживала любого, кто пытался с ней сблизиться, до тех пор пока в ее жизни не появился Мартин, обаятельный, красивый, одаренный природной отвагой и замечательным чувством юмора. Она влюбилась, даже не сознавая этого, и теперь мосты сожжены. Она не просто любила его, она верила ему, как не верила до сих пор ни одному человеку. С Мартином ей было спокойно.
Джейм поставила в своей «столовой» (на самом деле это был лишь уголок ее гостиной) маленький столик, покрыв его кружевной скатертью, доставшейся ей от почившей бабки, и расставила на нем фарфор и серебро, которые купила на аукционе в Коннектикуте. Полюбовавшись безупречной сервировкой, Джейм отправилась на кухню присмотреть за цыплятами. Как правило, они с Мартином питались в кафе и ресторанах, почти каждую ночь проводя либо у нее, либо у него на квартире.
Сегодня Джейм захотелось остаться с ним наедине. Менее суток спустя ей предстояла поездка в Чили, и Джейм решила устроить праздничный ужин.
Войдя в спальню, Джейм надела зеленый жакет с воротником шалькой и черные шелковые брюки. К своим повседневным украшениям она добавила ожерелье из крупных золотых самородков и массивный золотой браслет. Чуть тронув лицо косметикой, Джейм распустила по плечам густую копну своих рыжих волос. «Все точно так, как нравится Мартину», — с удовлетворением подумала она, разглядывая себя в зеркале.
Марти появился ровно в семь тридцать.
— Я не опоздал? — спросил он, протягивая Джейм бутылку вина и цветы в тонкой зеленой бумаге.
Джейм поцеловала его.
— В самый раз, — оживленно произнесла она и понесла подарки в кухню, добавив:
— До эфира осталось двадцать секунд.
Мартин вопросительно вздернул брови:
— Ты что, установила дома видеокамеру?
Джейм вернулась в прихожую, шаловливо улыбаясь.
— Там, в спальне, — дразнящим голосом отозвалась она.
Мартин улыбнулся.
— Бесстыдница, — сказал он, привлекая ее к себе. — Но в душе я был и остаюсь эксгибиционистом — ты знаешь об этом?
— Всегда подозревала, — ответила Джейм, обнимая его за талию.
— Все вспоминаешь ту прогулку в парке? — спросил Мартин, обводя кончиком языка ее полные губы.
— Ну да, и еще поход на выставку. — Джейм поцеловала его в подбородок. — И смотровую площадку Центра международной торговли. — На сей раз ее губы коснулись его носа. — И Метеорологическое бюро… — она поцеловала Мартина в губы, — ..и паром до Стейтен-Айленда, и лифт в ресторане «Мейси»… — Ее язык скользнул по векам его глаз. — Господи, ты был бы не прочь заняться этим даже в студии во время одиннадцатичасовых «Новостей»!
Мартин негромко прыснул.
— Раньше это не приходило мне в голову, но теперь, после твоих слов… — Он умолк, принюхиваясь. — У тебя что-то горит?
Джейм испуганно вытаращила глаза.
— О Боже! Цыплята! — воскликнула она, мгновенно возвращаясь к действительности.


Спальня была погружена в темноту. Изнуренные ночью любви, Джейм и Марти лежали, обнимая друг друга, сплетясь ногами и руками. На их разгоряченных телах выступила испарина удовлетворения. Джейм провела указательным пальцем по лицу Мартина, следуя изгибам его профиля.
— Бедненький, — сказала она с легким смешком. — Похоже, ты притомился.
Мартин приподнял бровь.
— А ты нет? — спросил он.
— Ничуть, — оживленно произнесла Джейм.
В ответ Мартин лишь издал вымученный стон.
— В чем дело, Кэнтрелл? — Джейм явно была в насмешливом настроении. — Небось уже жалеешь, что пришел?
— Я пришел с намерением просить твоей руки, — слабым голосом заговорил он. — Но теперь опасаюсь, что ты в самое короткое время сделаешь из меня инвалида.
Джейм уселась прямо и посмотрела на него:
— Это что — предложение?
— Ну, в общем… Да.
С лица Джейм сбежала улыбка. Предложение руки и сердца оказалось для нее полной неожиданностью.
— Что-то я не вижу никакого воодушевления, — заметил Мартин. — Как тебя понимать? Это отказ?
Джейм покачала головой:
— Просто я поражена, и все тут.
Мартин приподнялся на локте.
— Только не говори мне, что ты одна из тех увлеченных работой женщин, которые нуждаются в мужчине только время от времени, чтобы удовлетворить свои… э-э… физиологические потребности, — сказал он, приглаживая свои волосы.
«Ты даже не догадываешься, как близки твои слова к истине — во всяком случае, так было в течение последних лет», — мрачно подумала Джейм.
— Нет, — бесстрастно произнесла она.
— Ты не хочешь выходить за меня, вот и все, — бросил Мартин, посмотрев на нее. — Скажи, я прав?
— Нет-нет, — торопливо отозвалась Джейм. — Причина во мне, Марти. Я боюсь слишком тесных отношений с людьми, боюсь верить им, — едва слышно сказала Джейм. — Боюсь, что мне опять сделают больно.
— Что значит «опять»? — Мартин протянул руку и нежно коснулся ее лица. — Кто причинил тебе боль?
Джейм покачала головой:
— Я не могу говорить об этом. По крайней мере сейчас.
— Но я хочу тебе помочь, — настаивал он. — Конечно, если ты позволишь.
Джейм очень хотелось поделиться с ним своими переживаниями, и все же она колебалась. До сих пор она не обсуждала личные дела с посторонними. Откровенность делала ее уязвимой, она навсегда зареклась откровенничать. Но сейчас…
— Мои родители, — произнесла она наконец, сама удивляясь тому, как прозвучали ее слова. — Они оставили меня одну, исчезли, не предупредив, не сказав ни слова. Просто пропали и не вернулись. — Голос Джейм дрогнул. — Мать покончила с собой, когда мне было шесть лет. Отец очень много ездил по служебным делам. Как-то раз он уехал, и с тех пор я его не видела.
Неожиданно для нее самой слова хлынули настоящим потоком, словно мучения и боль, которые Джейм держала в себе долгие годы, наконец вырвались наружу.
Она рассказывала Мартину все то, о чем никогда ни с кем не говорила — о своих сомнениях в любви матери, о своих догадках о судьбе отца. Наконец она умолкла, и Мартин привлек ее к себе, гладя по волосам, уверяя Джейм, что он ее любит и никогда не покинет.
Утром он предложил ей внимательнее присмотреться к фактам, связанным с исчезновением ее отца.
— Говоришь, ты не сомневаешься в том, что он еще жив. Не кажется ли тебе, что ты должна выяснить это точно?
Джейм посмотрела на него и неуверенно спросила:
— Но как это сделать?
Мартин терпеливо улыбнулся.
— Ты журналист. Воспользуйся своим служебным положением.
— Полагаешь, что-нибудь получится? — спросила Джейм, на мгновение задумавшись.
— На мой взгляд, единственная тайна, которую до сих пор не смогли раскрыть газетчики, — это исчезновение Джимми Хоффы , — ответил Мартин.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Время легенд - Бейшир Норма


Комментарии к роману "Время легенд - Бейшир Норма" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100