Читать онлайн Танец богов, автора - Бейшир Норма, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танец богов - Бейшир Норма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танец богов - Бейшир Норма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танец богов - Бейшир Норма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейшир Норма

Танец богов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Лондон.
Инспектор Дессен проследовал за констеблем по длинному коридору, ведущему в морг. В коридоре стояла могильная тишина, от которой по спине инспектора побежали мурашки. Здесь пахло смертью. Она ощущалась кожей, шестым чувством — словно и впрямь была осязаема. Констебль распахнул дверь, и Дессен осторожно вступил в холодное и серое помещение, где рядами выстроились длинные металлические контейнеры. На узком металлическом же столе посреди комнаты лежало неопознанное ещё тело, прикрытое простыней. Когда инспектор приблизился к нему, одетый в зеленый халат врач приоткрыл простыню.
— Это она, инспектор? — спросил констебль.
Дессен кивнул; к горлу подступила тошнота.
— Oui, — выдавил он. — Это она.
Он в последний раз посмотрел на лицо мертвой женщины, и её вновь накрыли простыней. Сомнений не было — это была именно та женщина, которую он искал. Уже две недели.
— Как она умерла? — спросил он.
Врач нахмурился.
— Ее сбила машина, а водитель с места происшествия скрылся. Она переходила улицу неподалеку от Гайд-парка. Насколько я знаю, водитель даже не пытался затормозить.
Дессен покосился на констебля.
— А автомобиль кто-нибудь рассмотрел? Марку, цвет? Номерные знаки?
Констебль помотал головой из стороны в сторону.
— Нет, сэр, — ответил он. — Это случилось поздно вечером.
Немногие свидетели как один заявляют, что все произошло настолько быстро, что на машину никто толком и внимания не обратил. К тому же он ехал так быстро…
— Он? — перебил Дессен.
— Оговорился, сэр, — пояснил констебль. — Извините.
Дессен кивнул.
— Вы известите её сестру? — спросил он.
— Да, сэр. Прямо сейчас.
— Хорошо, — сказал Дессен. — Мои телефоны у вас есть. Вы дадите мне знать, если узнаете что-то новое?
— По поводу этого несчастного случая? Разумеется, сэр.
Француз метнул на него хмурый взгляд.
— Это вовсе не несчастный случай, — сказал он. — Это — преднамеренное убийство.


Сидя в такси по дороге в свой отель, Дессен обдумывал случившееся. Хотя сам он никогда Каролину Грейсон не видел, ему не составило труда опознать её. Фотографию этой женщины две недели назад прислали в парижскую штаб-квартиру Интерпола. Каролина занимала пост исполнительного секретаря при Дрю Дуглас-Кенте, вице-президенте «Корпорации Киракиса» и главе лондонского филиала корпорации. Три недели назад Каролина исчезла, а с ней пропал и атташе-кейс с секретными документами. Интерпол уведомили о её исчезновении из-за того, что, по слухам, Каролина могла быть причастна к финансовым махинациям, по поводу которых в Берлине был арестован Курт Бадрутт. Дессен сразу этому не поверил. Навряд ли секретарше вице-президента доверили бы участвовать в столь сложной операции. Даже если предположить, что Дуглас-Кент — или кто иной — использовали её лишь в качестве курьера, концы с концами все равно не сходились. Дессен уже побеседовал с её сестрой, корреспонденткой Би-Би-Си. Люси Грейсон-Тэйлор сказала ему, что Каролина звонила ей накануне своего исчезновения. По словам Люси, Каролина была насмерть перепугана. Она чисто случайно наткнулась на нечто такое, отчего её обуял едва ли не животный ужас. В разговоре с сестрой она не стала вдаваться в подробности, добавив лишь, что ей позвонил с угрозами неизвестный мужчина. И вот тогда она и решилась на роковой шаг. Сказала Люси, что захватит документы и отвезет их в надлежащие органы. Больше Люси Грейсон-Тэйлор от сестры ничего не слышала.
Однако после наезда никакого атташе-кейса при теле Каролины Грейсон не нашли, припомнил Дессен, выбираясь из такси перед входом в отель «Ройал Вестминстер Тистл». И в квартире Каролины, по заверениям её сестры, его тоже не было. В поисках проклятых бумаг, стоивших жизни Каролине, Люси перевернула все вещи буквально вверх дном.
Дессен остановился перед стойкой портье и спросил, не звонил ли ему кто. Узнав, что звонков не было, он поднялся в свой номер. Уже отпирая дверь, он снова задумался о тех странных и порой необъяснимых событиях, которые происходили в последние годы в высших эшелонах «Корпорации Киракиса», и расследованием которых он занимался уже целых полгода. Вспомнились ему бесконечные часы, проведенные за компьютерами в цокольном этаже Интерпола, длиннющие и подробнейшие распечатки, которые гигантский принтер выдавал со скоростью свыше тысячи строчек в минуту. Поначалу Дессен действовал скорее по наитию, но затем решил изучить операции Киракиса в мировом масштабе. Особенно тщательно проверив Курта Бадрутта, он пришел к неопровержимому выводу: этот человек ни в чем не виновен. Целую неделю Дессен провел в Германии, изучая досье, встречаясь с банкирами и различными специалистами в области финансов. Да и просто с людьми, хорошо знавшими Курта. В результате недельного труда ему удалось досконально изучить Бадрутта и составить подробнейшее досье. Вывод оказался такой: Курт Бадрутт был блестящим специалистом и удачливым бизнесменом с безукоризненной репутацией. За ним не числилось ни единого прегрешения — даже штрафа за неправильную парковку автомобиля. Он был уже четверть века женат на дочери немецкого дипломата и имел двоих детей. В течение последних четырех лет у Бадрутта была любовница, в прошлом женщина легкого поведения, которая была моложе его на десять лет и уже давно жила за счет состоятельных мужчин, поочередно бравших её на содержание. Не самый умный поступок со стороны Бадрутта, подумал Дессен, но навряд ли мог послужить достаточным предлогом для того, чтобы на долгие годы упрятать его за решетку. Нет. Дессен был совершенно убежден: подставил Бадрутта тот же человек, которому мешала Каролина Грейсон, и он же, судя по всему, и организовал компанию против «Корпорации Киракиса». Бадрутт и Грейсон были всего лишь пешками в его игре. Виновник постигшей их участи играл по крупному.
Дессен обратил пристальное внимание на дела «Корпорации Киракиса» две недели назад, сразу после известия об исчезновении Каролины Грейсон. Все это время он потратил, сидя за компьютерами в разных европейских странах, и то, что ему удалось выяснить, поражало. Все знали, что «Корпорация Киракиса» — крупнейший многонациональный конгломерат в мире, однако Дессен был уверен, что по большому счету никто, исключая разве что самого Александра Киракиса, не догадывался об истинных размерах этого колосса. Империя Киракиса подобно гигантскому спруту опутала щупальцами весь земной шар. Похоже, не осталось ни одной отрасли бизнеса или индустрии, которой ещё не коснулось бы его влияние. Общее количество занятых в ней работников и размеры принадлежащей корпорации собственности превышали аналогичные показатели многих стран мир, взятых в отдельности. Поразительное достижение для компании, которая в период своего становления, в середине 20 — х годов, базировалась в Афинах и называлась «Афина Шиппинг Компани».
Изучая материалы о развитии «Корпорации Киракиса», Дессен все больше поражался её невероятным достижениям за последние шестьдесят лет. Особенно впечатляли воистину феноменальные темпы роста. В свое время лишь гений Константина Киракиса помог «Афина Шиппинг Компани» удержаться на плаву в тяжелые времена Великой депрессии, когда ей грозило разорение. Впрочем, изрядную поддержку оказал ему и несметно богатый тесть, Дэмиан Катрамопулос. Постепенно Киракис начал расширяться, перенося свои интересы в новые отрасли, а компания продолжала процветать даже в разоренной войной Европе. На смену «Афина Шиппинг Компани» пришла компания «Афина Маритайм», основа будущего прообраза «Корпорации Киракиса». Константин Киракис расширял и укреплял свою империю медленно, но уверенно, не встречая на пути сколько-нибудь серьезных препятствий. Затем, в 1982 году, он передал бразды правления своему единственному сыну Александру. И вот тогда и начались неприятности.
Темпы роста «Корпорации Киракиса» за последние пять лет были выше, чем за все пятьдесят пять предшествующих. Судя по всему, Александр Киракис обладал исключительным чутьем и деловой хваткой. Был строг и безжалостен. Легко наживал врагов. Невозможно достичь такого богатства и влияния, не наступив кому-то на больную мозоль.
Дессен задумался о почерпнутой из компьютеров череде злоключений, постигших «Корпорацию Киракиса» за последние годы: пожар после недоказанного поджога в Монреале, попытка выставить Александра виновником разорения и самоубийства Карло Манетти, враждебная компания против центра ядерных исследований, судебные иски против фармацевтической компании во Франции, переворот в Юго-Восточной Азии, арест одного из наиболее высокопоставленных и доверенных соратников, и наконец — убийство Каролины Грейсон при крайне загадочных обстоятельствах.
От Дессена не ускользнуло, что Александр Киракис для расширения своих операций пошел на то, чтобы взять несколько чрезвычайно крупных займов у консорциума швейцарских банков; займов, которые ещё до сих пор не выплатил. Меж тем банкиры уже оказывали на него давление. Это заинтриговало Дессена. Главу крупнейшей мировой корпорации преследуют странные неудачи и осаждают кредиторы. «Возможно, я вел поиск в неверном направлении, — подумал он. — Возможно, мишенью для развязанной войны служит вовсе не» Корпорация Киракиса «.
А — сам Александр Киракис».


Нью-Йорк.
Сидя в своем кабинете, Мередит диктовала письмо секретарше. На столе перед ней лежал желтый блокнот, сплошь исписанный мыслями по поводу предстоящих программ, интервью и интересных людей. Рядом громоздилась куча непрочитанных писем, а чуть подальше лежал свежий выпуск журнала «Деловая женщина» с фотографией самой Мередит на обложке. На полу справа от стола стояла картонная коробка со всеми материалами про семью Райана. Даже продолжая диктовать письмо Синди, Мередит то и дело бросала взгляды на злополучную картонку. Ей уже начала казаться, что она открыла ящик Пандоры, а теперь, когда это уже случилось, все пути к отступлению были отрезаны. Волей-неволей она должна была довести начатое расследование до конца. Обязана докопаться до правды — причем даже не ради себя, а ради Александра.
Неделю назад у неё состоялся длительный телефонный разговор с управляющим больницы Киффисия в Афинах. В любом другом случае управляющий, несомненно, отказал бы ей — любые сведения о пациентах больницы выдавать кому бы то ни было строго возбранялось, однако для Мередит — жены Александра Киракиса — было сделано исключение. В свое время и Мелина и Константин Киракис делали для больницы щедрые пожертвования, не говоря уж о том, что за год до смерти Константин Киракис финансировал строительство нового крыла больницы, которое было названо в честь его покойной жены. Словом, управляющий был только рад услужить Мередит.
Прежде всего Мередит интересовали архивные записи про самого Александра — он как-то раз упомянул, что Мелина рассказывала Елене о том, как после трагического случая в Иоаннине маленького Александра поместили в эту больницу. Кроме того Мередит интересовало, не поступала ли в больницу в течение июля-августа 1953 года американская актриса Элизабет Уэлдон-Райан. Мак-Клоски рассказал ей, что после смерти сына Том Райан отвез жену в какую-то больницу. Афины были ближайшим к Иоаннине крупным городом. Даже если Элизабет лечилась здесь недолго, Мередит надеялась узнать, куда её перевезли потом. живую или мертвую. «Если, — грустно подумала Мередит. — Во всей этой истории было слишком много» если «.»
Сейчас чутье сильнее, чем когда-либо подсказывало Мередит, что Элизабет жива. Эх, если бы ей посчастливилось разыскать Элизабет! Возможно, тогда удалось бы сорвать покров тайны с этой стародавней истории, приключившейся в Иоаннине. Может, и Александра в этом случае перестали бы донимать демоны из прошлого. Странно, подумала Мередит. Поначалу важнее всего для неё было первой проникнуть в саму тайну, окружавшую в течение тридцати лет «смерть» Элизабет Уэлдон-Райан. Для нее, профессионалки, это был настоящий вызов. Теперь же Мередит смотрела на всю эту историю совсем другими глазами.
Теперь её больше всего занимало, что именно приключилось с Александром в этой Богом забытой греческой деревушке. В Иоаннине. Неужели Александр и вправду был Дэвидом Райаном, воскресшим после погребения заживо в глубокой могиле? Если так, то каким образом ему удалось выжить? И почему тогда Том и Элизабет были настолько уверены в смерти своего сына?
— Это все, Мередит?
Голос секретарши вывел Мередит из оцепенения.
— Что ты говоришь, Синди? Ах, да — все. Пока, — рассеянно добавила она.
Синди озадаченно посмотрела на нее, затем, пожав плечами, встала и вышла из кабинета. Мередит вынула из картонной коробки одну из фотографий Элизабет и снова, в который уже раз, поместила на столе рядом с фотографией Александра в серебряной рамке. Поразительно! Словно зеркальное отображение. Будь Александр женщиной, они с Элизабет вполне могли сойти за близнецов.
Мередит поежилась, по спине её поползли мурашки. Все дороги в её поисках вели к Александру. Похоже, именно её муж оказался недостающим звеном в мозаике-головоломке, которую она сама тщетно пыталась сложить в течение нескольких лет. Фантастическое совпадение. С одной стороны, Том Райан и Элизабет Уэлдон, золотая чета Голливуда, воплощение американской мечты. А на другой чаше весов — Константин и Мелина Киракис. Несметно богатая и могущественная пара. Семейная династия, отмеченная печатью родового проклятия. У них было все на свете, кроме самого главного: здорового собственного ребенка. Наследника великой империи. Мелина Киракис — женщина-полуинвалид; она перенесла три выкидыша, а затем все-таки сумела родить Дэмиана — больного ребенка, которому не суждено было прожить и пяти лет. И тут — Александр. Как будто ниспосланный самим небом в ответ на их молитвы. Ребенок, переживший кошмарное испытание. Мальчик каким-то чудом остался жив, но начисто забыл обо всем, что с ним произошло. Что же на самом деле случилось тем летом в Греции? — в тысячный раз спросила себя Мередит.


Париж.
Целиком сосредоточившись на личности Александра Киракиса, Дессен вновь принялся колесить по европейским странам, повсюду роясь в памяти мощных компьютеров. В Греции он сперва побывал в Главном статистическом управлении, а затем посетил Банк Греции и Эллинский банк индустриального развития. В Париже поработал с компьютерными базами министерства финансов, банка «Кредит Лионез» и Национального страхового управления. Потом Дессен слетал в Рим, после чего вновь побывал в Берлине. Следующими этапами стали для него Лондон, Мадрид и Копенгаген. В каждой столице он посидел в архивах крупнейших газет. Вояж оказался долгим и утомительным, но результаты превзошли все ожидания.
В результате Дессену удалось выяснить следующее. Александр появился на свет 17 ноября 1948 года. Он обладал редчайшей группой крови — нулевой. Свидетельство о рождении разыскать Дессену не удалось — он решил поэтому, что и компьютеры не лишены недостатков. До восемнадцати лет Александр проживал на острове в Эгейском море, а обучали его частные преподаватели. В 1971 году он закончил с отличием Гарвардскую школу бизнеса, получив диплом бакалавра. Дессен узнал также, что Александр Киракис любил путешествовать, жил со вкусом и шиком, а также тратил огромные деньги на женщин и пони для игры в поло — правда, не всегда именно в таком порядке. Прочную репутацию Александра как классного игрока в поло затмевала лишь слава несравненного донжуана и обольстителя.
Газетные сообщения подтверждали это бесчисленное количество раз. У Александра были короткие романы с самыми блистательными женщинами. До женитьбы в 1984 году на американской телезвезде Мередит Кортни, он почти в течение года содержал любовницу из Греции. Дессен выяснил, что в результате своих любовных похождений Александр приобрел ничуть не меньше врагов, чем в бизнесе; причем больше всего — врагов-женщин. И вновь Дессен был заинтригован. Александр Киракис оказался личностью даже более противоречивой, чем его могущественная империя. Империя, над которой в последние годы навис отпечаток трагедии, которую преследовал злой рок. Сам же он выплачивал астрономические суммы по искам пострадавших от фальшивых лекарств, задолжал колоссальные средства банкирам, которые уже обложили его со всех сторон, требуя оплаты счетов. «Да, отчаянный малый этот Александр Киракис», — подумал инспектор. А отчаянным людям свойственны отчаянные поступки. Может быть, рассудил Дессен, им пора уже встретиться и побеседовать с глазу на глаз?
Следующим же рейсом «Эр-Франс» инспектор Дессен вылетел в Нью-Йорк.


Лос-Анджелес.
Сидя в зале центрального городского архива перед одним из многочисленных приборов для просмотра микрофильмов, мужчина в задумчивости разглядывал высветившиеся на экране данные. День выдался чертовски утомительный, но овчинка выделки стоила. Трудно, ох как трудно оказалось получить доступ к медицинской карте, но это ему удалось. И теперь, подумал он с удовлетворением, его банковский счет пополнится числом с пятью нулями.
Мужчина даже не представлял, на кого работает. Он никогда не встречался с этим человеком, который время от времени поручал ему раздобыть какие-либо редкие и даже конфиденциальные сведения. Он не знал даже, кто этот человек — мужчина или женщина. Задания ему всегда передавали через посредника. А деньги приходили на банковский счет. Он знал лишь одно — наниматель его сказочно богат, могущественен и неразборчив в средствах. И ещё — хочет непременно остаться инкогнито.
Но зачем ему понадобилась медицинская карта ребенка, который умер тридцать лет назад?


Нью-Йорк.
Все утро Александр просидел в своем кабинете в Мировом Торговом Центре. Он никого не принимал и не отвечал на звонки. Нет, он не только не трудился, не разгибая спины, но не мог даже сосредоточиться. «Права была Мередит», — рассеянно подумал он, подходя к окну и глядя на запрудившие гавань суденышки. Александру отчаянно хотелось вырваться, уехать куда-то хоть на несколько дней, чтобы спокойно разобраться в нагромождении проблем, свалившихся на него в последние недели. Он даже обрадовался, когда Мередит настояла, чтобы они отправились в Саутгемптон. Ему не терпелось поговорить с ней начистоту, высказать все, что наболело.
Через два часа ему предстояла встреча с группой банкиров.
Александру вовсе не улыбалось с ними общаться; более того, при иных обстоятельствах он бы постарался отложить встречу, однако имела для него настолько важное значение, что он понимал — откладывать нельзя. Ни на день. Александр глубоко вздохнул. По крайней мере это последняя встреча, после которой они с Мередит уедут на весь уик-энд.
Мысли его прервало жужжание внутреннего телефона. Александр нажал кнопку.
— Стейси, — раздраженно заговорил он. — Я же ясно сказал — ни с кем меня не соединять!
— Да, сэр, — виновато ответила Стейси. — Но этот господин настаивает на встрече с вами. Он из Интерпола, — поспешно добавила она.
— Из Интерпола? — озадаченно переспросил Александр. Какого черта понадобилось от него Интерполу? Чуть поколебавшись, он все-таки решился. — Хорошо, я приму его. Пусть войдет.
— Да, сэр.
Дверь кабинета открылась, и вошел человек из Интерпола. Он оказался совершенно не таким, как представлял себе Александр. Приземистый и полноватый человечек средних лет, с жиденькой седой шевелюрой, наметившимся брюшком и ленивой поступью объевшейся утки. Приблизившись, он улыбнулся и протянул руку, которую Александр и пожал.
— Инспектор Адриан Дессен, Интерпол, — представился человечек, протягивая Александру удостоверение личности. — Могу я задать вам несколько вопросов?
— О чем? — не скрывая нетерпения, спросил Александр, возвращая ему удостоверение.
— О некоторых… ну, скажем — инцидентах, случившихся в стенах принадлежащих вам структур, — ответил Дессен. — Скажите, могу я присесть? А то с утра, знаете ли, на ногах…
— Да-да, конечно, — кивнул Александр. — К сожалению, времени у меня в обрез. Примерно через час у меня важная встреча, и мне придется…
— Я вас надолго не задержу, — пообещал инспектор, усаживаясь. — Вам, конечно, известно, мистер Киракис, что одного из ваших людей арестовали в Берлине по подозрению в крупных финансовых махинациях?
— Да, разумеется.
— Я недавно побывал в Берлине и встречался с Бадруттом. Он божится, что невиновен, и я склонен верить ему.
Александр сдвинул брови.
— Почему?
— Потому что я убежден, что его подставили, — заявил Дессен. — Причем мне кажется, что тот, кто это сделал, на самом деле метил в вас, мсье Киракис.
— Это любопытная теория, инспектор, — осторожно промолвил Александр.
— На мой взгляд, дело ясное, — продолжил Дессен и принялся перечислять самые крупные неприятности, постигшие «Корпорацию Киракиса» за последние годы. Он познакомил Александра со статистическими выкладками и с распечатанными компьютерными отчетами. Заключил инспектор словами: — Похоже, мсье Киракис, что фундамент под вашей империей дал трещину.
— Да, — признал Александр, не сводя с него взгляда. — Мы столкнулись с определенными трудностями. Однако, да будет вам известно, подобные явления в нашем деле не редкость. Большинство компаний время от времени сталкиваются с этим.
— Возможно. — Дессен немного помолчал. — Но не кажется ли вам странным, мсье Киракис, что все эти инциденты начали происходить лишь с 1982 года? То есть, именно с того времени, как бразды правления перешли в ваши руки.
— Что вы хотите этим сказать, инспектор? — насторожился
Александр.
— Мне кажется, что кому-то очень хотелось бы отстранить вас от дел, — сказал Дессен. — Навсегда.
Александр улыбнулся.
— Боюсь, что из таких желающих можно выстроить длинную очередь, — сказал он. — Хотя маловероятно, что им удастся исполнить свою мечту.
— Вы так считаете? — изогнул брови инспектор.
— Уверен, — отрезал Александр.
Дессен снял с коленей увесистый атташе-кейс и поставил его на пол.
— Когда арестовали Курта Бадрутта, мсье, в Интерпол поступил запрос по поводу его участия в международных биржевых сделках, — сказал он на неряшливом английском. — С самого начала обстоятельства, сопутствующие его аресту, выглядели крайне подозрительными. Бадрутт настаивал на своей невиновности, и я уже тогда был склонен ему верить.
— Почему? — полюбопытствовал Александр. — Вы уже во второй раз это говорите. Чем он заслужил ваше доверие?
— А разве вы сами ему не верите?
— Я — другое дело, — не колеблясь, ответил Александр. — Но я знаю его уже много лет. И я прекрасно знал, что этот человек просто органически не способен совершить приписываемые ему проступки.
— Я тоже его неплохо знаю, — сказал Дессен и рассказал Александру, каким образом ему удалось собрать столь подробные сведения о Курте Бадрутте. — И я убежден, мсье Киракис, что из него просто сделали козла отпущения. Цель же всей этой операции — вы.
— Я? — переспросил Александр недрогнувшим голосом. — Почему вы так считаете?
И Дессен познакомил его с теми данными, которые ему удалось собрать в процессе изучения состояния дел в «Корпорации Киракиса». Он приводил бесчисленные имена, сыпал точнейшими подробностями и датами, а закончил свой рассказ гибелью Каролины Грейсон в Лондоне.
— Официальный вердикт гласит, что это был несчастный случай, — заключил он.
— Но вы ему не верите, — предположил Александр.
— Нет. — Дессен нахмурился. — Кому-то очень хотелось представить этот наезд нечаянным случаем — и им удалось провести многих. Но не меня. — Он немного помолчал. — Похоже, мсье Киракис, за те годы, что вы стоите у руля корпорации, вы многим успели насолить, не так ли?
Александр криво улыбнулся.
— Занимаясь бизнесом, инспектор, невозможно добиться большого успеха, не нажив себе уйму врагов.
— Однако бизнесмены-конкуренты как правило не прибегают к устранению соперника путем убийства, — заметил Дессен. — Нет, мсье Киракис, я считаю, что у кого-то зуб на вас лично. И я пришел к вам с надеждой, что вы подскажете мне, кто бы это мог быть.
Александр глухо засмеялся.
— Боюсь, что список слишком длинный, — сказал он. — Вне деловой сферы у меня ничуть не меньше недоброжелателей, чем среди бизнесменов. — Он кинул взгляд на часы. — Прошу меня извинить, мистер Дессен — я должен идти. Банкиры не любят ждать. Время — деньги, таков их девиз. Однако, если вы оставите мне номер телефона, по которому с вами можно связаться…
Дессен нацарапал на визитной карточке номер телефона отеля, в котором остановился.
— Я пробуду в Нью-Йорке ещё несколько дней, — сказал он.
— А вот я здесь не задержусь, — улыбнулся Александр. — Дела ждут меня в Париже. Завтра вечером я вылетаю, а возвращусь только в начале следующей недели.
Француз указал на свою визитку.
— На обратной стороне — номер штаб-квартиры Интерпола в Париже — сказал он. — Если вспомните что-нибудь, что может пригодиться в расследовании, то звоните в любое время.
— Безусловно, — пообещал Александр.
Дессен посмотрел ему в глаза; лицо инспектора выражало крайнюю озабоченность.
— Прошу вас, мсье, отнеситесь к нашему разговору со всей серьезностью, — попросил он. — Если мои предположения верны, то вы в скором времени рискуете потерять не только свой бизнес, но и — жизнь.


Дессен уже давно покинул кабинет, а Александр все ещё думал над его словами. Да, сыщик из Интерпола неплохо поработал. Результаты его поиска впечатляли. Он лишь немного уступал самому Александру по части осведомленности в делах его корпорации. И, хотя Александр никогда бы этого не признал, на душе у него сейчас скребли кошки. Он целиком и полностью разделял вывод Дессена о том, что все крупные неудачи и беды, постигшие корпорацию за последние годы, были срежиссированы умелой рукой, причем с одной-единственной целью — уничтожить его. Постановщик этого спектакля был не только умен и коварен. Он был смертельно опасен.
Александр глубоко вздохнул. Дессен просил его назвать имена тех, кто, по мнению Александра, мог желать его разорения. Или даже — смерти. Смехотворно! Список его врагов был и вправду бесконечен. Александр даже не знал, с кого начать. Он нажил много могущественных врагов в сфере бизнеса, да и в личной жизни тоже немало, причем не менее могущественных и влиятельных. И даже более безжалостных. У любого из них имелись не только причины ненавидеть Александра, но и средства его устранения. Но кто из них на самом деле скрывался за этим заговором?
Кто ненавидел его настолько, что готов был потратить столько средств и усилий для его разорения?


— Господи, Ларри, когда же вы угомонитесь? — со смехом спросила Мередит, выходя из красочно расписанной студии программы «Глядя из Манхэттена». — Не собираетесь же вы тягаться со мной в остроумии?
— Рад, что вы снова обрели прежнее чувство юмора, — в тон ей ответил помощник продюсера, вертясь на высоком вращающемся стуле, с которого только что сыпал потешными репликами в адрес Мередит, репетировавшей очередную программу. — А то в последнее время к вам подойти было боязно.
— Еще бы! — вскричала Мередит в притворном гневе. — Чего ещё ожидать, когда приходится каждый день торчать часов по четырнадцать, а то и больше, в этом зверинце! Муж опять в деловых командировках, а когда звонит, я даже глаз разомкнуть не в состоянии.
— Но ведь вы сами выбрали для себя роль звезды, милочка, — задушевным голосом напомнил Ларри Кейл.
— Это верно, — вздохнула Мередит. Пробравшись через лабиринт видео — и звукозаписывающего оборудования, она направилась в свой кабинет. На полпути она наскочила на Кейси.
— О, привет, Кейс, — поздоровалась Мередит. — Ты знаешь, ещё месяц работы с Ларри, и мне придется раскрасить лицо и выйти на тропу войны. Во время утренней репетиции он меня своими прибаутками до белого каления довел.
— Он кого хочешь доведет, — засмеялась Кейси. — Послушай, на углу тридцать шестой улицы и Мэдисон-авеню открылся симпатичный ресторанчик. Может, пообедаем там?
— Не могу, — виновато развела руками Мередит. — Я уже заказала, чтобы обед мне принесли в офис. Хочу хоть сегодня в кои-то веки вовремя с работы уйти.
— Что, Александр возвращается? — осведомилась Кейси.
Мередит со вздохом покачала головой.
— Нет, дела его в Париже задерживают. Даже не знаю, когда он теперь вернется.
— Ладно, но только чур завтра обедаем вместе!
— Договорились, — улыбнулась Мередит.
Она уже приближалась к своему офису, когда дверь его открылась и в коридор выпорхнула Синди. Увидев Мередит, секретарша просияла.
— А я только что звонила в студию, и Ларри сказал, что вы ушли. — Синди кивнула в сторону офиса. — Там вас посыльный дожидается. С конвертом.
— Почему он не отдал его тебе? — удивилась Мередит.
Синди выразительно округлила глаза.
— Он говорит, что может передать конверт только лично вам. Наверное, что-то важное.
Мередит кивнула и вошла в приемную. Навстречу поднялся молодой посыльный в униформе.
— Вы Мередит Киракис? — спросил он.
— Да.
— Будьте любезны, распишитесь, пожалуйста, вот здесь. Мне было велено передать вам конверт лично в руки.
Мередит нацарапала на квитанции свою фамилию и взяла у него конверт. Затем прошла в кабинет и закрыла за собой дверь. Должно быть, послание конфиденциальное, подумала она. Однако, когда она вскрыла конверт, оттуда выпал лишь небольшой листок бумаги. Это оказалась фотокопия документа, датированного сентябрем 1953 года. Ни записки, ни какого-либо сопроводительного послания — ничего. Впрочем, содержание документа красноречиво говорило само за себя. Кто-то ещё копался в прошлом её мужа и Элизабет Уэлдон-Райан. И этому человеку, в отличие от нее, удалось докопаться до истины, разыскать доказательство, недостающее звено, подтверждающее связь между Александром, Киракисами и, возможно, Райанами. Но кто этот неизвестный? Как удалось ему найти этот документ? Кто ещё знал о его существовании? Глядя на фирменный бланк греческого суда в Афинах, Мередит похолодела. Она держала в руках свидетельство об усыновлении.
И не кого-нибудь, а Александра.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танец богов - Бейшир Норма



Роман чудесный не знаю почему до сих пор его никто не прочитал.
Танец богов - Бейшир НормаЛика
19.08.2013, 21.50





мне тоже очень понравилось, читала в удовольствием
Танец богов - Бейшир Нормашапокляк
22.08.2013, 19.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100