Читать онлайн Танец богов, автора - Бейшир Норма, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танец богов - Бейшир Норма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танец богов - Бейшир Норма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танец богов - Бейшир Норма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейшир Норма

Танец богов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

В затемненном просмотровом зале на верхнем этаже Мирового Торгового Центра небольшая группа работников службы по связям с общественностью, затаив дыхание, ожидала прибытия председателя Совета директоров. В прошлом Александр Киракис никогда не посещал просмотров рекламных фильмов или совещаний руководителей рекламного отдела, целиком положившись на умелое руководство всей деятельности этой службы Джорджа Прескотта. Александр никогда не пытался вникнуть даже в суть рекламной компании, проводимой «Корпорацией Киракиса». По сути, это была единственная область деятельности, в которой он не принимал личного участия. Однако теперь, когда слухи, дискредитирующие финансовое положение корпорации, достигли его ушей, Александр захотел выяснить, что делают руководители данной службы для исправления подмоченной репутации фирмы.
Непосвященным и в самом деле могло показаться, что все неудачи и беды корпорации свалились одновременно и внезапно, как снег на голову. Свидетельством тому и отрицательные отзывы прессы в течение последнего года. Заголовки журналов «Уолл-Стрит Джорнал», «Форбс» и «Бизнес-Уик» были, как на подбор, негативными. По чьей-то не установленной преступной халатности при обращении с лекарствами в одной из принадлежащих Александру Киракису фармацевтических компаний, в отпускаемых без рецепта анальгетиках оказались примеси цианистого калия. Погибли трое. В принадлежащем корпорации центре ядерных исследований в одном из зданий, где были установлены сверхмощные реакторы, произошел взрыв. Лишь по счастливой случайности — реактор ещё не был запущен — обошлось без жертв. В Индонезии произошла народная революция, в результате которой над принадлежащими корпорации плавучими платформами для добычи нефти в Яванском море нависла угроза национализации. Были и многие другие неприятные инциденты, о которых ещё не пронюхали репортеры.
Гул голосов и перешептывания мгновенно стихли — дверь открылась, и в темный зал брызнул ослепительный свет. Все дружно приподняли головы и увидели Александра Киракиса, по пятам за которым следовали Джордж Прескотт и Джереми Робертс, генеральный директор службы рекламы и связей с общественностью. Коротко кивнув присутствующим, Александр уселся. Джордж и Джереми Робертс заняли места по бокам от него. По сигналу Робертса, вспыхнул экран и начался фильм.
Александр молча и терпеливо следил за разворачивающимися на экране событиями, комментировал которые звучный, хорошо поставленный баритон. Перед его глазами постепенно прошла пятидесятилетняя история «Корпорации Киракиса». Особенно подчеркивалась деятельность Киракиса во время Второй Мировой войны, его неоценимый вклад в развитие экономики и технологический прогресс. В полном блеске были представлены глобальные планы корпорации на будущее. В течение всего просмотра Робертс смотрел не на экран, а на Александра, пытаясь угадать по его лицу, о чем думает председатель Совета директоров. Однако лицо Киракиса было непроницаемым, а черные глаза ни разу не отрывались от экрана. До самого окончания фильма он даже не шелохнулся. Наконец зажегся свет.
— Ну как? — взволнованно осведомился Джереми Робертс, не в силах скрыть нервозность.
— Два отглагольных существительных, три неверных метафоры и один повтор, — раздраженно сказал Александр.
Робертс ошалело вытаращился на него. Затем сглотнул и неуверенно произнес:
— Извините, мистер Киракис, но, по-моему, на это мало кто обратит внимание.
— Как и на всю эту высокопарную и напыщенную дребедень! — презрительно сказал Александр, поднимаясь. — Я рассчитывал увидеть фильм, в котором освещены ближайшие и отдаленные планы «Корпорации Киракиса», наши новейшие проекты и разработки — вы же предложили взамен навязчивую и скучную лекцию по историю.
— Но, мистер Киракис… — начал Робертс.
— Я видел ваши новые рекламные материалы, — ледяным тоном сказал Александр. — А теперь, посмотрев и фильм, должен заметить вам: я глубоко разочарован.
— Как? — уязвленно развел руками Робертс. — Мы потратили на это столько сил!
— Значит — недостаточно! — резко осадил его Александр. По всему чувствовалось, что он разгневан. — Это не только не повлияет на общественное мнение хоть сколько-нибудь, но даже никого не заинтересует. — Он посмотрел на Джорджа. — Посмотри, что им можно предложить из наших прошлых рекламных компаний. — А это, — он указал на экран, — нельзя показывать публике ни при каких обстоятельствах.
— Но организация новой рекламной компании может занять месяцы, — робко возразил Робертс.
— А мне наплевать на то, сколько это займет! — взорвался Александр. — И пусть ваши люди зарубят себе на носу: мне совершенно не интересно рассказывать миру, чем занимается Киракис — я хочу показать это! Чтобы все товар лицом увидели! Пусть все видят, как вкалывают наши добровольцы в слаборазвитых странах! Как мы решаем проблему нехватки электроэнергии! Как мы строим жилье во всех уголках света для обездоленных и пострадавших от стихийных бедствий! — Он приумолк, переводя дух; черные глаза гневно сверкали. — Кому, господа, нужна эта пустая болтовня? Мне нужно дело! Всем нужно дело! Народным массам наплевать на то, что мы хотим их облагодетельствовать — им нужно видеть, как мы это делаем!
— Но, сэр, мы потратили столько сил и средств на создание этого фильма…
Александр холодно улыбнулся.
— Крайне неразумно с вашей стороны, Робертс, напоминать мне о бессмысленной растрате принадлежащих корпорации финансов, — в его голосе зазвенел металл. — Предлагаю вам незамедлительно приступить к новой компании.
Чуть поколебавшись, Робертс кивнул.
— Хорошо, сэр.
Джереми Робертс и его подчиненные молча проводили взглядами
Александра и Джорджа. Все они видели, какие изменения происходили в «Корпорации Киракиса» за последний год, и прекрасно понимали, что Александру сейчас трудно, как никогда — нагрузка на его плечи и впрямь выпадала просто неимоверная. Нечеловеческая. Разумеется, все они также знали, насколько честолюбив и целеустремлен председатель Совета директоров, человек, который всегда и во всем стремился к совершенству, однако ни один из них ещё никогда не видел Александра в таком состоянии. Покидая просмотровый зал, он, казалось, готов был всех в куски разорвать.
— Я должен поговорить с тобой, — негромко обратился Александр к Джорджу, когда они вошли в лифт. — В моем кабинете.
— Когда?
— Прямо сейчас. — Чуть помолчав, он добавил: — Я придумал, как нам избежать этого кризиса в Юго-Восточной Азии.
У Джорджа глаза на лоб полезли. Он уже хотел было спросить, не шутит ли его друг, но в последний миг удержался. Любой другой на месте Александра смирился бы с неизбежным и лишь выбирал: занять ли выжидательную, но крайне рискованную позицию, или распродавать свою собственность по дешевке.
Александр же был не таков. Никто как он во всем деловом мире не умел так ловко выкручиваться из самой сложной и головоломной ситуации. Только Александру удавалось, погнавшись за двумя зайцами, поймать обоих.
Остаток пути до кабинета Александра оба хранили торжественное молчание. Войдя, Александр попросил секретаршу:
— Стейси, ни с кем меня не соединяйте. — Он прикрыл за собой дверь и занял свое место за столом.
Усевшись напротив, Джордж поднял голову и, посмотрев на своего друга, к своему изумлению увидел, что тот улыбается. — Я тут немножко подумал, — сказал Александр, — и решил вот что. «Хэммонд-Транскон», «Баркли-Ховард», «Паттерсон Холдингз Лимитед», «Лоун Стар Ойл» — все они хотели войти к нам в долю. Едва ли не с первого дня, когда мы приступили к бурению в Яванском море. — Он замолчал и загадочно посмотрел на Джорджа. Тот терпеливо ждал. — Так вот, я решил взять в долю их всех — продать каждому новому партнеру по двадцать пять процентов наших акций.
— Что? — Джорджу показалось, что он ослышался. — Ты хочешь взять в долю всех четверых? Но двадцать пять процентов каждому — это ведь весь пирог! Целый…
— Не совсем, — перебил его Александр. — Я собираюсь обтяпать это дело иначе. Да, я предложу каждому из них двадцать пять процентов, но — строго конфиденциально. Свяжу их по рукам и ногам договором, по которому, разглашение условий сделки будет строжайше запрещено. Причем каждый из них будет выплачивать мне пятнадцать процентов прибыли в порядке отступных.
— И никто из них не узнает, что в сделке участвуют и другие партнеры, — медленно произнес Джордж.
— Вот именно!
— Ты же не только вернешь вложенные капиталы, но ещё и получишь прибыль, если из скважин начнут качать нефть, а азиаты не успеют их национализировать, — добавил Джордж, закуривая.
— Совершенно верно, — кивнул Александр.
С минуту Джордж думал. — Итак, ты извлекаешь прибыль, сведя риск к нулю, — заключил он наконец.
Александр пригнулся, положив на стол руки со сцепленными пальцами. — Можно ли, на твой взгляд, лучше «унести ноги, пока ещё есть время», как выразился наш друг Кафир? — удовлетворенно спросил он.
Джордж отрицательно покачал головой.
— Нет, конечно, — сказал он. — Только ты способен на такие фокусы. — Однако есть все же опасность, что даже столь блестящая схема при определенном стечении обстоятельств может не выгореть. Я имею в виду утечку информации из наших рядов, которая в последнее время случалась с завидной регулярностью. Стоит лишь кому-то в стане врагов пронюхать…
— Я это предусмотрел, — прервал его Александр. — Именно поэтому в мой замысел будут посвящены всего двое: я и ты. А любые денежные отчисления будут направляться в Швейцарию на специальный кодированный счет.
Джордж возвел глаза к потолку.
— Да, похоже, ты и в самом деле здорово подготовился, — промолвил он. — Поздравляю.
— У меня не было выхода, — вздохнул Александр и, взяв со стола телеграмму, протянул её Джорджу. — Консорциум вдруг забеспокоился, насколько мы платежеспособны, — процедил он. — Настолько, что грозят отозвать свои займы. Причем — единовременно!


Выйдя из своего кабинета в Лозаннской клинике, доктор Анри Гудрон поднялся по лестнице и медленно двинулся в конец коридора, к палате Элизабет Райан. Он застал женщину точно в той же позе, в какой и оставил в последний раз: сидя в обитом бархатом кресле у окна, она смотрела перед собой невидящим взором. Прислуживавшая бывшей актрисе горничная прилежно расчесывала её роскошные волосы. Да, теперь Элизабет осталась одна-одинешенька. Впрочем, по большому счету, она была одна с той самой минуты, как узнала о смерти сына.


Нью-Йорк.
В течение последних недель Мередит стала вести поиски уже в другом направлении. Она принялась копать прошлое Александра, глубже изучать жизнь Константина и Мелины Киракис. Она тщательно рассмотрела все фотографии в семейных альбомах Киракисов, которые привезла с собой из Греции. И ещё Мередит вдоволь наговорилась по телефону с Еленой, осторожно задавая ей тщательно продуманные вопросы, но никак не объясняя причин своего любопытства. Она намеренно не упоминала об Иоаннине, не желая будить у старой женщины подозрения. Но даже действуя таким образом ей удалось выяснить очень многое.
В процессе поиска Мередит столкнулась с совершенно поразительным фактом: в семейных альбомах Киракисов было огромное количество фотографий Дэмиана Киракиса в младенческом возрасте — буквально сотни. И ни одной — Александра! Странным показалось Мередит также, что первая фотография Александра была сделана, когда мальчику исполнилось уже пять лет. Почему родители не фотографировали его раньше? Как это объяснить?
Она задала этот вопрос Елене, однако та ничего вразумительного сказать ей не смогла; лишь выдвинула предположение, что фотографии могли случайно уничтожить. Или выбросить.
— Это пустяки, — заверила она Мередит. Однако Мередит не спешила с ней соглашаться.
— Мне это кажется странным, — сказала она. — Семейные альбомы переполнены фотоснимками, сделанными в период с 1948 по 1953 год. Ни на одном из них нет Александра. Почему уничтожили или выбросили именно их?
— Может, вам лучше спросить об этом самого Алекси, — предложила Елена.
— Да, конечно, — поспешила согласиться Мередит. — Вы правы — я и сама не пойму, почему меня вдруг так любопытство разобрало.
Чуть помолчав, Елена робко спросила:
— А почему вас вообще так заинтересовали эти старые фотографии?
— Врожденное любопытство, — соврала Мередит. — Мы с Александром советовались о том, как заведем детей, и мне вдруг захотелось увидеть, как он выглядел, когда сам был ребенком. Почему-то я не могу представить его в таком возрасте.
— Александр был отчаянный шалун, — засмеялась Елена. — Настоящий сорвиголова.
Разговор тот закончился на легкой ноте, но впечатление у Мередит осталось тяжелое. Чем больше она думала, тем сильнее убеждалась, что между гибелью ребенка Элизабет Райан и инцидентом, случившимся в Иоаннине с самим Александром, существовала взаимосвязь. Все совпадало: и Дэвиду и Александру было тогда по четыре года. Оба несчастных случая произошли в Иоаннине, причем Мередит готова была побиться об заклад, что — в одно и то же время. Маленький Дэвид Райан, если верить слухам, погиб в заброшенном колодце, оставшемся после бурения скважины; Александра долго преследовали кошмары о том, что он погребен заживо. Потом он рассказал Мередит, что в этих кошмарных снах нередко видел женщину в древнегреческих одеяниях; Элизабет Райан в то время снималась в фильме по библейскому сюжету. По словам Елены, Мелина Киракис описала приключившийся с Александром несчастный случай как очень «травматичный» для ребенка. А что могло сравниться по «травматичности» с пребыванием в глубоком подземном колодце? Но как все-таки Александр сумел выжить? И какова участь, постигшая Элизабет Райан? В самом ли деле она умерла или до сих пор доживает свои дни в каком-нибудь укромном уголке? Мередит не забывала, что первые подозрения закрались в её голову именно тогда, когда она заметила поразительное внешнее сходство между Александром и Элизабет; сходство, которое не могло быть простым совпадением.
Однако Мередит дала себе зарок, что не станет ничего говорить Александру, пока не получит убедительных доказательств своей правоты.


— Стейси, меня ни для кого нет, — приказал Александр, войдя в кабинет. — Проследите, чтобы меня ни под каким предлогом не тревожили.
— Хорошо, сэр, мистер Киракис.
Александр закрыл за собой дверь и глубоко вздохнул. Он только что провел очередное заседание Совета директоров. В такие дни он горько сожалел, что отец в свое время настоял на реорганизации корпорации в открытое акционерное общество. Останься она частной компанией, ему ни перед кем не пришлось бы держать ответ. Теперь же, несмотря на то, что в руках Александра оставался контрольный пакет акций, ему время от времени приходилось отчитываться перед Советом директоров.
«Черт бы их побрал! — подумал Александр. — Поразительно скудоумный народец подобрался!»
На заседании ему вслух высказывали сомнения в целесообразности продолжения ядерных исследований. Подчеркнули — как будто он сам этого не знал, — что расходы на функционирование центра превосходят доходы, ожидаемые после первого года его работы. Обострилась и развернувшаяся вокруг центра борьба. Высказались противники в конгрессе. Прошли демонстрации протеста «зеленых», которые потребовали наложения полного запрета на продолжение любых изысканий в области ядерных вооружений. Вдобавок многочисленные неурядицы преследовали этот проект едва ли не с самого начала. Все это привело к тому, что Совет директоров дружно высказался за сворачивание этих разработок, однако Александр наложил на это решение вето. Директора утверждали, что он выбрасывает деньги на ветер. Александр возражал, доказывая, что делает выгодные долгосрочные инвестиции. Ему говорили, что работа центра провалена; он доказывал, что центр прогрессирует изо дня в день. Александр почти отчаялся их урезонить, и в конце концов ушел, с трудом удержавшись, чтобы не хлопнуть дверью.
Усевшись за письменный стол из черного дерева, Александр устало потер виски; в голове пульсировала боль. «Что дальше?» — спросил он себя. За последние три года над ним точно злой рок навис — по всему земному шару на его предприятиях происходили какие-то загадочные инциденты, нередко с трагическим исходом. Особенно много их стало за последний год. Счет им открыл пожар в Монреале. По-прежнему ходили слухи, что офисы корпорации кто-то поджог, однако полицейское расследование ни к чему не привело. Затем последовало банкротство, а за ним и самоубийство Карло Манетти. Сплетни по поводу его, Киракиса, причастности к смерти автомобильного магната нанесли серьезный ущерб как его деловой репутации, так и самой корпорации. Александру так и не удалось узнать, кто стоял за разорением Манетти, однако уже всерьез подозревал, что именно этот человек и развязал против него крестовый поход. Затем, когда шумиха вокруг смерти Карло улеглась, Александра буквально завалили судебными исками, причиной которых послужил страшный скандал на его фармацевтическом заводе во Франции, причиной которого стали отравления цианистым калием. Преданные ему люди в Париже сумели было замять скандал, однако потом тот вспыхнул с новой силой. Последствия были разорительны: люди попросту перестали покупать любые лекарства, выпускаемые этим заводом. Случившееся однажды может и повториться, так, похоже, они рассуждали. Затем Александру пришлось разбираться с кризисом в Юго-Восточной Азии, а также с Кафиром, который, как подозревал Александр, вел двойную игру. И вот теперь в довершение всего ещё Совет директоров начал давить на него с требованием закрыть центр ядерных исследований. Александру уже начало казаться, что против него, — возможно, в рядах самой корпорации — вызрел настоящий заговор, имеющий целью его физическое устранение. И люди, организовавшие этот заговор, были не только дьявольски умны, но и смертельно опасны. Они хорошо подготовились и знали самые его уязвимые места. Что ж, решил Александр, он тоже не будет сидеть сложа руки. Он бросит врагу вызов и встретит его с открытым забралом.


Мередит сидела в гримерной перед зеркалом, пока гримерша колдовала над её лицом. Кожа у Мередит была настолько безукоризненна, что она старалась вообще пользоваться косметикой как можно реже, однако перед самой съемкой из-за капризов искусственного освещения гримерше все же приходилось накладывать на её лицо дополнительные тона. Синди сидела в углу на стуле с блокнотом, зачитывая вслух распорядок дня Мередит на несколько недель вперед и сразу занося в него изменения. Она уже добралась до следующего месяца, когда дверь приоткрылась и в её проеме показалась вихрастая голова Ларри Кейла, помощника продюсера и отчаянного зубоскала.
— Ну надо же, — прогнусавил он. — Блудная дщерь воротилась. — Какой, наверное, кайф, странствовать по экзотическим уголкам мира под предлогом работы, в то время как мы надрываемся в душной и знойной студии.
— Да будет вам, Кейл, — попыталась урезонить его Мередит, с трудом сдерживаясь, чтобы не засмеяться, пока гримерша наносила последние штрихи на её скулы. — Я не стану с вами препираться. Мы в разных весовых категориях. Вам, любителям, трудно понять нас, профессионалов.
Кейл звучно расхохотался.
— Вы в весьма недурной форме для человека, две недели кряду мотавшегося по городам и весям.
— Да, и вам крупно повезло, что у меня хорошее настроение, — в тон ему ответила Мередит. Тем временем гримершу сменила парикмахерша. — В противном случае…
— Хорошее настроение? — со смехом переспросил Кейл. — Ага, значит по возвращении ваш благоверный встретил вас дома, а не улизнул в очередную деловую поездку. Я всегда могу совершенно точно определить, когда вы с ним долго не видитесь. Тогда вы уж точно на людей бросаетесь.
Мередит шутливо замахнулась на него щеткой для волос, и Кейл спрятался за дверь. Правда, в следующее мгновение он снова вынырнул из-за косяка и обратился к Синди:
— Вы не сказали ей про этого чокнутого? — спросил он, засовывая карандаш за ухо.
— Нет, — покачала головой Синди.
Мередит навострила уши.
— Какого ещё чокнутого? — переспросила она.
— Да так, ерунда, — отмахнулась Синди, поморщившись. — Какой-то псих, который, по-моему, в другом измерении существует. Названивал сюда целую неделю, всякий раз требуя, чтобы его соединили лично с вами и наотрез отказываясь хоть что-нибудь передать на словах. Просто вешал трубку, когда его просили оставить сообщение.
— Вот она, горькая цена славы, — вздохнул Кейл, испустив притворный стон.
Мередит улыбнулась.
— Говорила же я вам, что эти объявления привлекут всех психов от Нью-Йорка до Сан-Франциско?
— Так он вас не заинтересовал? — спросила Синди.
— А что, надо бы? — переспросила Мередит, улыбаясь, словно перед камерой.
— Откровенно говоря, он мне показался каким-то странным…
— Все они странные, — вздохнула Мередит. — Слава Богу — хоть безобидны…
Однако в глубине души её начало разбирать любопытство.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танец богов - Бейшир Норма



Роман чудесный не знаю почему до сих пор его никто не прочитал.
Танец богов - Бейшир НормаЛика
19.08.2013, 21.50





мне тоже очень понравилось, читала в удовольствием
Танец богов - Бейшир Нормашапокляк
22.08.2013, 19.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100