Читать онлайн Танец богов, автора - Бейшир Норма, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танец богов - Бейшир Норма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танец богов - Бейшир Норма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танец богов - Бейшир Норма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейшир Норма

Танец богов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Рим.
Не успел лимузин притормозить перед подъездом высотного здания, в котором располагались офисы римского филиала «Корпорации Киракиса», как машину плотным кольцом окружили фотографы и репортеры. Перебивая друг друга, они начали подсовывать ближе к лимузину микрофоны и выкрикивать вопросы. Каждый старался первым установить связь между
Александром Киракисом и громким самоубийством разорившегося автомобильного магната Карло Манетти.
— Мистер Киракис, вы можете сказать нам…
— Синьор, это как-то связано с вашим желанием приобрести сборочные заводы Манетти…
— Герр Киракис, теперь, когда Карло Манетти уже мертв, вы можете сказать правду…
— Мсье Киракис, повлияет ли смерть Манетти на ваше желание получить контроль над…
— Посмотрите сюда, сэр…
— Вы можете сделать заявление…
— Еще один снимок, синьор…
Джордж Прескотт, следовавший за Александром по пятам, терпеливо отгонял назойливых папарацци.
— Никаких комментариев, — твердо повторял он каждому. — Никаких комментариев.
Охранники оттеснили толпу, позволив Александру с Джорджем пройти в здание. Они быстро прошагали к скоростному лифту и поднялись на восемнадцатый этаж, где состоялась срочная встреча руководителей местного отделения корпорации с представителями итальянского правительства, которым не терпелось отмежеваться от какого-либо участия в финансовой катастрофе, постигшей компанию Манетти. Александр обратился к Джорджу:
— Сколько у нас осталось времени?
— Еще около часа, — сказал Джордж, посмотрев на часы. — Мы приехали рано.
Александр нахмурился.
— Я буду у себя в кабинете. Позвони, когда все соберутся.
— Хорошо. — Джордж проводил Александра озабоченным взглядом. После вести о самоубийстве Манетти его друга было не узнать. Газеты по всему миру трубили о его причастности к гибели Манетти, хотя — Джордж это прекрасно понимал — Александр не имел к этому ни малейшего отношения. Джордж видел, что его друг искренне переживает по поводу случившегося, поэтому решил, что лучше оставить его в покое. Тем более, что знал лучше кого бы то ни было: в такие минуты к Александру лучше не подступаться.


Стоя перед зеркалом, Донателла Манетти поправила кружевную вуаль на черной шляпке с широкими полями. Она чувствовала себя настолько опустошенной, словно часть её умерла вместе с любимым отцом. И теперь, глядя на себя в зеркало, она видела перед собой незнакомку. Какую-то странную женщину, старше её самой лет на двадцать. Женщину с больными, измученными глазами, женщину, на долю которой выпало много страданий и боли. Замороженные губы, которым, казалось, неведом не только смех, но даже обычная улыбка. Нет, даже в шутку не скажешь, что это лицо принадлежит женщине, едва перешагнувшей порог двадцати лет.
Вдруг ей взбрела в голову строчка из Библии: «Око за око…». Настолько кстати, что Донателла принялась повторять её вновь и вновь, нараспев, словно заклинание: «Око за око… око за око…». Но хватит ли этого? — спросила она себя. «Нет!» — завопила в ответ её истерзанная душа. «Александр дорого заплатит мне за тебя, папочка!» — поклялась Донателла.


Пресса превратила похороны Карло Манетти в настоящий шабаш. Словно изголодавшиеся стервятники, фотографы и репортеры окружили Донателлу, которая жалась к своей спутнице, Люке Агретти, как перепуганный ребенок. Папарацци буквально роились вокруг нее, наживаясь на её горе, без конца ослепляя осиротевшую девушку вспышками фотокамер. Тщетно Донателла отворачивалась от них, закрывала глаза — все это было бесполезно. Наконец, не выдержав, она обрушила на фотографов свой гнев, осыпав их проклятиями и потребовав, чтобы её оставили в покое.
— Вы думаете только о деньгах! — запальчиво выкрикнула она, сопровождая свои слова выразительным и безмерно грубым жестом. — Вам безразлична моя потеря, вы готовы наплевать на мое горе! Мой отец мертв, а виновен в его смерти этот figlio di рutana
type="note" l:href="#FbAutId_13">13
, Александр Киракис! Вот его и преследуйте! Можете считать, что это он поднес дуло револьвера к виску моего папы и спустил курок!
На следующий день газеты всего мира напечатали фотографии, на которых бледная как мел Донателла Манетти бросала пригоршню земли на гроб своего отца.
Во всех изданиях журналисты рассуждали, чем, по их мнению, займется прекрасная юная наследница теперь, когда обанкротившаяся компания отца будет поглощена «Корпорацией Киракиса». Донателла унаследовала огромное состояние — предусмотрительный отец делал на её имя гигантские инвестиции, которые никак не были связаны с компанией. Но ни один из репортеров или даже фотографов, неотрывно следивших за Донателлой на похоронах и пострадавших от её гнева, даже представить себе не мог, какие мысли на самом деле бродили в её голове, пока молодой католический священник читал на латыни заунывную отходную молитву.


Саутгемптон.
Наблюдая за блистательными действиями мужа во время очередного матча в поло, Мередит решила, что он прав: побеждать в этой игре могут лишь одержимые. Мередит улыбнулась. Разум Александра был холоден, а кровь горяча — два этих врожденных качества идеально подходили для поло. За два года совместной жизни Мередит многое открыла для себя заново в этой игре, которой Александр отдавался с такой страстью. Нередко ей приходилось коротать вечера в одиночку, пока Александр просматривал видеозаписи матчей, изучая манеру игры своих соперников, их лошадей, сильные и слабые стороны и разрабатывая стратегию на предстоящую встречу. Александр никогда не отправлялся на матч, не разработав предварительно план игры для своей команды и конкретно — против каждого из шестерки соперников. Прекрасно понимая, что сам играет за сильнейшую команду, он тем не менее никогда не позволял себе недооценить противника — ошибка, из-за которой иногда сильнейшие проигрывали заведомо более слабым. Александр всегда играл только на победу и того же требовал от своих товарищей по команде.
Сколько же матчей он выиграл за последние два года? — спросила себя Мередит. В марте — турнир «Картье Интернэшнл», а до того, в декабре — открытое первенство Чили, в Сантьяго; в ноябре — открытый чемпионат Аргентины из мировой серии, в Палермо-парке; в сентябре — кубок Америки, в клубе «Гринвич Поло», а в августе, в Довилле, Франция — излюбленный этап кубка мира. В этом году Александр собирался на турнир в Палм-Биче, а также на очередной этап розыгрыша кубка мира. Он выезжал за пределы страны лишь в тех случаях, когда Мередит могла сопровождать его, либо взяв внеочередной отпуск, либо при условии, что поездка совпадала с возможностью получить интервью у кого-то из нужных ей людей. Сейчас же Александр играл как раз в том же турнире, выступление в котором два года назад и свело их с Мередит вместе — после того, как её ревность и недоверие едва не разлучили их навек. Мередит невольно улыбнулась. Тогда ей казалось, что невозможно любить сильнее, чем в ту ночь, когда они с Александром впервые предались любви. Но она ошиблась — время шло, а их любовь с каждым днем только крепла.
Матч закончился под гром аплодисментов с трибун. Игроки спешились и, ведя за собой пони, направились к судейскому столу. Мередит встала и, пробившись сквозь толпу болельщиков, подоспела к Александру как раз в ту минуту, когда он, получив приз, горделиво приподнял увесистый кубок над головой. Мередит поздравила мужа и поцеловала, заметив уголком глаза, что фоторепортеры вовсю снимают их, щелкая затворами аппаратов.
— По-моему, у них уже достаточно материала, чтобы переключиться на обсуждение иных твоих проблем, кроме сомнительных деловых сделок, — со смехом сказала Мередит, когда они с Александром возвращались на машине в поместье на Лонг-Айленде.
Александр ответил не сразу.
— Скажи, а как бы относилась ко мне, узнав, что все-таки я разорил Карло Манетти? — спросил он наконец.
Мередит взглянула на него с искренним недоумением.
— Еще задолго до нашего знакомства я неоднократно сталкивалась с предательством и обманом, которые царят в мире бизнеса, — ответила она. — Твой бизнес — это твое личное дело. Он не имеет никакого отношения к нам с тобой, к тому, что нас объединяет. Ты мой муж. Я люблю тебя и всегда буду на твоей стороне, что бы ни случилось.
Александр улыбнулся и ласково потрепал её по руке. Самоубийство Манетти всколыхнуло в его мозгу воспоминания об одном незабываемом эпизоде его жизни; одном из тех, которые никогда не стираются из памяти. Да, Мередит простила бы ему заговор против Манетти, в этом он ни на минуту не сомневался. Она не только любила его, но и отличалась на редкость трезвым и рациональным складом ума. И сама выразилась, что бизнес это бизнес, и нечего его смешивать с любовью.
Но вот что бы сказала Мередит, узнав про историю с Марианной Хауптман?


— Мне все время кажется, что дело не так просто, — сказала Мередит Александру во время очередной прогулке по прибрежной полосе. — Почему Том Райан наотрез отказывался говорить о том, какая участь постигла его жену после трагедии в Иоаннине. Я не могу избавиться от ощущения, будто вокруг этой истории сплетен настоящий заговор молчания. Есть ведь наверняка люди, которые были свидетелями случившегося, но все они точно воды в рот набрали. То ли им щедро заплатили за молчание, то ли запугали.
Александр улыбнулся и обнял её за талию.
— Если им заплатили за молчание, то тебе достаточно только их найти и предложить больше, — сказал он. — Если же их запугали, как ты выразилась, то это, конечно, совсем другое дело. Человека, который боится потерять нечто большее, чем деньги, перекупить уже сложнее.
Мередит посмотрела на него — волосы Александра были взъерошены от свежего бриза.
— Ты знаешь об этом не понаслышке? — с интересом осведомилась она.
— Я всегда считал, что каждый человек имеет свою цену, — признался Александр, разглядывая густо усыпанный звездами небосклон. — Но только не всякую цену можно пересчитать на доллары и центы.
— Но с какой стати кому-то потребовалось бы платить им за молчание? — озадаченно спросила Мередит. — И уж тем более — запугивать. Что могло заставить людей зайти так далеко?
— Возможно, Райан просто пытался таким образом защитить свою жену — память о ней — от посягательств? — предположил Александр.
Мередит покачала головой.
— Нет, — твердо сказала она. — Я знала Тома Райана. И я знала, что он пропускал мимо ушей любые сплетни и злословия; я уверена — его совершенно не заботило, что могли думать или высказывать досужие сплетники. Просто сам он дал себе зарок: на эту тему не распространяться.
— Но что могло побудить кого-либо другого окружать эту давнишнюю историю завесой молчания? — недоуменно спросил
Александр. — И кому, если не Райану, было небезразлично то, что случилось столько лет назад в какой-то Богом забытой греческой деревушке?
— Не знаю, — задумчиво промолвила Мередит. — На первый взгляд все выглядело так, словно именно Том всячески пытается предать эту историю забвению. Уж во всяком случае — избежать огласки. Но чутье репортера подсказывает мне, что дело тут нечисто. Я уверена: замолчать пытаются вовсе не трагическое стечение обстоятельств, при котором произошел несчастный случай, и не смерть мальчика и Элизабет, а нечто совсем другое. Кто-то — и вовсе не обязательно именно Том Райан — использовали огромные деньги и мощь, чтобы все очевидцы держали язык за зубами.
Александр усмехнулся.
— Ты можешь писать детективные романы, — сказал он.
— Вполне возможно, — с мрачной решимостью ответила Мередит. — Не стоит с этим шутить, Александр, на сей раз я, по-моему, и правда набрела на какую-то зловещую тайну.
Александр промолчал. Он лишь пожалел в ту минуту, что не может ответить даже на собственные вопросы про Иоаннину. И про возможную роль, которую сыграл в этой загадочной трагедии его отец.
В противном случае он, возможно, сумел бы оказать Мередит помощь в её расследовании.


— Поздравляю, — первым делом провозгласил Джордж, входя в понедельник утром в кабинет Александра и устраиваясь в кресле за столом. — Я видел по телевизору отрывки из вчерашнего матча в поло.
Александр улыбнулся.
— На сей раз победа далась нам куда труднее, чем в прошлый раз, — сказал он.
— По-моему, у ваших соперников не было ни малейшей надежды на успех, — заметил Джордж, закуривая сигарету.
— Авторы передачи подошли к этому сюжету предвзято, — усмехнулся Александр. — При монтаже оставили самые выгодные для нас моменты. — Он пробежал глазами записи в блокноте. — Как у тебя складывается эта неделя?
— Пока довольно свободно, если не считать нескольких дежурных совещаний.
— Отмени их, — попросил Александр. — Я хочу, чтобы ты слетал в Калифорнию на встречу с доктором Марчвудом. Нужно узнать, как продвигается работа в центре ядерных исследований. В последнее время они испытывали некоторые финансовые затруднения. Я бы слетал сам, но в ближайшее время вырваться не смогу. Ты уж не взыщи, дружище.
— Никаких проблем, — пожал плечами Джордж. — Секретарша в два счета перенесет все мои совещания.
— Когда ты можешь вылететь?
— Завтра тебя устроит?
— Вполне.
После ухода Джорджа Александр развернул свежую итальянскую газету, которую прислали ему из Рима. На третьей полосе была размещена фотография улыбающегося Карло Манетти с дочерью. А в сопровождающей статье снова утверждалось, что в крахе компании Манетти и в его смерти повинен Александр Киракис. По словам автора, именно Александр подставил Манетти, сперва организовав выдачу ему кредитов, а затем скупив векселя и потребовав расплаты. То же самое утверждала и Донателла. Права она была лишь в одном: Манетти и в самом деле подставили. Александру не составило труда понять: кто-то изрядно попотел, планируя и проворачивая всю операцию таким образом, чтобы подозрение пало на него и на «Корпорацию Киракиса». Карло Манетти был лишь пешкой в чьей-то большой игре. Ставкой в которой был он, Александр Киракис.
Но — в чьей?


Китцбюхель, Австрия.
Покончив с завтраком на террасе отеля «Теннерхоф», мужчина погрузился в чтение газеты. Она была раскрыта на третьей полосе, где под фотографией Карло Манетти с дочерью была помещена статья, посвященная попытке разобраться в причинах краха компании «Манетти моторс» и самоубийства бывшего автомобильного магната. Читая, мужчина улыбался. В другое время осиротевшая дочь Манетти даже вызвала бы у него сочувствие, но не сейчас — уж очень смерть её отца сыграла ему на руку. У читателей газеты неизбежно складывалось мнение, что в своей борьбе за власть Александр Киракис шагает по трупам.
Он раскрыл деловой раздел газеты и внимательно прочитал заметку, в которой говорилось о том, что для преодоления финансовых трудностей, сложившихся в его центре ядерных исследований, Александр Киракис взялся за разработку и производство ядерного оружия. Этого допустить он не мог. Ядерное оружие означало огромные деньги. Огромные деньги означали, что Киракис легко преодолеет любой финансовый кризис.
Нужно помешать ему. Любой ценой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танец богов - Бейшир Норма



Роман чудесный не знаю почему до сих пор его никто не прочитал.
Танец богов - Бейшир НормаЛика
19.08.2013, 21.50





мне тоже очень понравилось, читала в удовольствием
Танец богов - Бейшир Нормашапокляк
22.08.2013, 19.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100