Читать онлайн Танец богов, автора - Бейшир Норма, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танец богов - Бейшир Норма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танец богов - Бейшир Норма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танец богов - Бейшир Норма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейшир Норма

Танец богов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Лос-Анджелес, июль 1979
Мередит Кортни, телекомментатор студии Кей-Экс-Эл-Эй, остановила машину на противоположной от отеля «Беверли Уилшир» стороны улицы и взглянула на часы. Без четверти десять. Прекрасно — она приехала с запасом. Она посмотрелась в зеркальце заднего вида и провела расческой по густым белокурым волосам. Проверила макияж — это вошло у Мередит в привычку после того, как одна из её коллег сказала, что перед камерой она выглядит слишком размалеванной. Затем, обернувшись, увидела, что сзади подкатил и остановился фургончик с надписью «Студия Кей-Экс-Эл-Эй». Так, значит, и оператор уже здесь. Выбравшись из машины, она помахала рукой Брайану, который выгружал съемочное оборудование. Увидев её, оператор усмехнулся.
— Привет, миледи, — игриво поздоровался он. — Что это подняло вас в такую рань? Еще и полудня нет!
Мередит улыбнулась.
— Не все же у нас совы, — сказала она в тон Брайану. — Вас, наверное, испортила ночная работа с Гарри Джейкобсом.
— Кстати, кто этот малый, которого мы должны снимать? — полюбопытствовал Брайан чуть позже, когда они с Мередит пересекали Уилшир-бульвар. — Иностранный дипломат, что ли?
— Кто — Константин Киракис? — от неожиданности Мередит громко рассмеялась. — Вы что, Брайан, с луны свалились? Он же — один из богатейших людей в мире. Неужто вы и правда никогда о нем не слышали?
Оператор пожал плечами.
— Должно быть, я веду слишком уединенный образ жизни, — усмехнулся он.
— Должно быть, — недоверчиво улыбнулась Мередит. — Что ж, тогда довожу до вашего сведения: Константин Киракис — настоящий греческий магнат. Корабли, нефть, алмазные прииски — полный джентльменский набор. Классический пример, как выбиваться из грязи в князи — бедный оборванец, у которого ветер гулял в карманах и который выстроил свою империю благодаря непомерным амбициям.
— Да, такого и правда стоит показать.
— Вот именно. — Они вошли в вестибюль отеля «Беверли Уилшир», и Мередит со всех сторон ловила восхищенные и просто любопытные взгляды, но не обращала на них внимания. Она давно привыкла к тому, что её узнают. Часто мелькая на экране, к этому привыкаешь быстро. Однако ей даже ни разу не приходило в голову, что её могут узнавать не только из-за профессии. Хотя выглядела Мередит просто сногсшибательно — стройная, загорелая, прекрасные черты лица и огромные голубые глаза, не раз украшавшие обложки журналов, да в придачу ещё и роскошная копна длинных белокурых волос. Настоящая калифорнийская красотка.
Протолкавшись в банкетный зал, Мередит уселась на свободный стул, а Брайан устроился в сторонке, подыскивая удобное для съемки место. Пусть Брайан и не знал, кто такой Константин Киракис, одно он знал наверняка: раз это нужно Мередит, то запись должна быть образцовой. Ведь Мередит Кортни славилась профессиональным до педантичности отношением к делу и того же требовала от всех членов своей команды. Вдобавок он знал наперед, какую нахлобучку задаст ему Мередит, допусти он хоть малейшую промашку во время съемки. Вот почему, выбрав подходящий ракурс, Брайан внимательно следил за Мередит, дожидаясь её сигнала.
Когда Константина Киракиса представили журналистам, Мередит извлекла из сумочки толстый блокнот и горсть карандашей. Хорошее владение искусством стенографии позволяло ей с легкостью успевать за любым собеседником. Позже, готовя передачу, она с легкостью расшифрует свои значки. Мередит уже заранее продумала, как выстроит передачу, поэтому совершенно не опасалась упустить что-нибудь важное. Она показала жестом Брайану, чтобы он взял Киракиса крупным планом. Выглядел магнат весьма внушительно, и Мередит хотела, чтобы зрители, которые будут вечером смотреть одиннадцатичасовой выпуск новостей, тоже это поняли. Она хотела, чтобы они также ощутили мощь и властность, сквозившие в его лаконичных жестах и уверенном голосе, говорившем по-английски с сильным акцентом. Только сейчас она разглядела, что Киракис — настоящий гигант, высоченный и могучий; безукоризненный черный костюм странно контрастировал с его красным обветренным лицом, с белоснежными шевелюрой и усами.
Должно быть, в молодости он был исключительно красив, невольно подумала Мередит.
Однако по мере того, как пресс-конференция продолжалась, Мередит стало казаться, что, придя сюда, она потратила время впустую. Ее безумно раздражали громогласные и назойливые репортеры из «Шиппинг Ньюз», которые наперебой задавали вопросы, довольные впервые предоставившейся возможность расспросить Киракиса о водоизмещении его флота, стоимости грузов, основных маршрутах и выгоде морских перевозок по сравнению с воздушными. Мередит знала: её зрителям все это неинтересно; для них важно совсем другое, и в первую очередь — объем инвестиций Киракиса в американскую экономику и количество новых рабочих мест. Им интересно было бы узнать побольше про фантастическое колье с бриллиантами и изумрудами (стоимостью, по слухам, свыше двух миллионов долларов), которое Киракис преподнес своей супруге на золотую свадьбу. Им хотелось бы услышать про Александра, сына Киракиса, единственного наследника колоссальной империи и современного Казановы, о романтических похождениях которого ходили легенды. Пока же пресс-конференция разворачивалась так, что Мередит даже не была уверена, станет ли вообще готовить репортаж о Киракисе.
В одиннадцать сорок пять пресс-секретарь Киракиса прервал конференцию, предложив всем участникам перебраться в гостиничный ресторан «Ла Белла Фонтана», чтобы немного передохнуть и заморить червячка. Вот бы подсуетиться и сесть рядом с Киракисом, подумала Мередит — вот это было бы здорово! Выбираясь из зала, она на ходу высказала Брайану свои пожелания и отослала его в студию. В ресторане снимать было запрещено — она даже не собиралась испрашивать разрешения, — однако в случае, если бы ей удалось хоть мельком побеседовать с Киракисом, можно было бы затем получить приглашение прийти в его апартамент и отпечатать интервью там.
Но, к глубокому разочарованию Мередит, ушлые репортеры из «Шиппинг Ньюз» вновь опередили её. Ну просто стая голодных стервятников, с негодованием подумала она, направляясь к свободному столику. Поглощенная грустными мыслями, она столкнулась с каким-то мужчиной, который двигался в том же направлении.
— Ах, извините… — машинально промолвила Мередит, поднимая на него глаза. Однако незнакомец оказался вовсе не одним из её коллег. Высокий, ростом не менее шести футов и двух дюймов, он был облачен в костюм, стоивший, как наметанным глазом оценила Мередит, целое состояние. Темноволосый, смуглый, с правильными чертами лица и самыми необыкновенными глазами, которые когда-либо видела Мередит. Они были настолько темными, что зрачки растворялись в них и казались вовсе отсутствующими. Красиво причесанные волосы волнами ниспадали на лоб. Когда незнакомец улыбнулся, глаза его засияли, как отшлифованные ониксы.
— Александр Киракис, — представился он. Голос был низкий, гортанный и почти начисто лишенный акцента — полная противоположность отцовскому.
— А я Мередит Кортни из «Кей-Экс-Эл-Эй Ньюс». — Мередит таращилась на молодого человека во все глаза, не в силах оторваться. Как полная идиотка, досадливо подумала она.
— Вот как, вы журналистка? — спросил он, несколько удивленно. — В жизни бы не подумал. Вы настолько красивы, что дали бы сто очков вперед любой актрисе или фотомодели.
Мередит улыбнулась.
— Мне показалось или я уловила в ваших словах налет мужского шовинизма? — спросила она.
— В моих? Ну уж нет! — воскликнул он, смеясь с приятной хрипотцой. — Просто меня воспитали в духе определенных традиций — вот и все. Вы уж меня простите…
Мередит приподняла руку.
— Можете не продолжать. Я принимаю ваши извинения, мистер Киракис.
— Александр, — поправил он.
— Александр, — медленно повторила Мередит.
Проследив за её взглядом, Александр Киракис увидел своего отца, сидевшего за столиком в окружении четырех репортеров из «Шиппинг Ньюз». — Вы, наверное, надеялись оказаться за одним столом с моим отцом?
Мередит кивнула.
— Да. Но, к сожалению, эти акулы меня опередили.
— Жаль, не повезло отцу, — с улыбкой промолвил Александр, глядя на нее. — Не так часто ему выпадает удача отобедать в обществе столь прекрасной женщины.
Мередит почувствовала, что краснеет.
— Спасибо, но… — запинаясь, начала было она, но Александр перебил ее:
— А вот я, напротив, никогда не упускаю такой возможности, Мередит, — сказал он, не спуская с неё глаз. — И буду рад, если вы окажете мне эту честь.
— С удовольствием, — без раздумий согласилась Мередит.
— Вот и чудесно. — Он взял её под руку, и Мередит показалось, что по всему её телу прокатилась легкая дрожь. — Идемте в отдельную кабинку, где нам никто не помешает. — Александр провел её через весь зал в одну из плотно зашторенных кабинок. — Где только возможно я предпочитаю уединение, — пояснил он, когда они расселись. — К сожалению, в наши дни это удается все реже. Надеюсь, вы не против?
— Нисколько, — быстро ответила Мередит, осматриваясь по сторонам. Она давно не была в этом ресторане и совершенно забыла, насколько здесь красиво. Небольшая комнатка была со вкусом задрапирована алым бархатом, а в самом центре разместился изящный фонтан, привнося в обстановку дополнительную элегантность. Повсюду, куда ни кинь взгляд, были цветы. Море цветов. Мередит вдруг показалось, что они в один миг перенеслись по мановению волшебной палочки в одну из европейских столиц. Например, в Вену или в Будапешт.
— Эта комната напоминает мне одно славное местечко в Австрии, — сказал Александр, словно прочитав её мысли. — Скажите — а вы уже бывали здесь?
— Да, — кивнула Мередит. — Раз или два.
— Какая здесь кухня?
— О, прекрасная, — заверила она. — Их повару никто и в подметки не годится.
— Верю вам на слово, — промолвил Александр.
Мередит улыбнулась.
— Надеюсь, что вас не постигнет разочарование, — сказала она. И тут же подумала, что, возможно, ещё сумеет добиться желанного интервью; ведь кто мог быть ближе к Киракису, нежели собственный сын? Чувствуя на себе его взгляд, она рассеянно заглянула в меню. Потом подняла голову и спросила: — Вам нравится в Лос-Анджелесе?
Александр посмотрел на неё так, что Мередит вдруг почувствовала себя робкой школьницей.
— Очень, — ответил он с многозначительной улыбкой. — Здесь все не просто красиво, но — совершенно прелестно и несравненно.
Щеки Мередит вновь покрылись румянцем.
— Многие не в состоянии вынести нашего смога, — промолвила она. — Ведь в вашей стране…
— В моей стране? — Александр громко расхохотался. — Между прочим я живу в Нью-Йорке!
— Но разве вы росли не в Греции?
— В Греции. — Александр выжидательно посмотрел на нее. — Вы там бывали?
— Нет.
— Афины во многих отношениях похожи на Лос-Анджелес, — сказал он. — Более того, я не раз слышал, что их называют Лос-Анджелесом, лежащим в развалинах. У нас такой же смог, те же пробки на улицах и те же толпы туристов. Когда-то был не город, а загляденье; теперь же, увы — все в нем поставлено на коммерческую основу.
— А вам это не по нутру, — закончила за него Мередит, сдерживая улыбку.
— Вот именно, — чистосердечно ответил Александр. — Афины всегда славились своей удивительной историей, древними традициями. Теперь же, все более становясь приманкой для туристов, они постепенно теряют свою неповторимость. Мне это крайне обидно.
— Значит жизнь в Нью-Йорк все-таки не заставила вас оборвать узы, связывающие вас с родиной?
Александр изумленно уставился на нее.
— Что за странные мысли?
Мередит пожала плечами.
— Всем ведь известно, что вы живете в Штатах уже почти тринадцать лет. Ни от кого не секрет также, что вашему отцу это не по душе. Да и разве вы сами уже не считаете себя американцем?
Александр улыбнулся. — Кое в чем, возможно, и да. Хотя лично мне кажется, что никому не под силу целиком освободиться от власти семейных традиций. Я давно подметил, что, где бы ни находился, по-прежнему соблюдаю все то, к чему приучен едва ли не с самого детства.
Подошел официант и принял у них заказ. За трапезой Александр много рассказывал о своих родителях, о детских годах, проведенных в Греции. Он также повеселил Мередит байками об известных людях, с которыми общался, уже будучи вице-президентом «Корпорации Киракиса». Мередит невольно поймала себя на мысли, что все время сомневается, тот ли перед ней человек, о котором столько пишут в газетах. В элегантном, остроумном и невероятно обаятельном мужчине, сидящем напротив, она не видела ни единой черты от самоуверенного и самовлюбленного эгоцентриста, которым представляли Александра Киракиса в газетных столбцах. С другой стороны, напомнила она себе, именно обаянием он, должно быть, во многом привлекал к себе некоторых из самых красивых в мире женщин. Не далее как утром она видела в «Лос-Анджелес Таймс» его фотографию с очередной подругой, итальянской кинозвездой Франческой Корренти.
Александр не стал кривить душой, когда она спросила его насчет интервью с его отцом.
— Сразу по окончании пресс-конференции мы уезжаем, — сказал он. — Наш самолет уже ждет в аэропорту — мы должны сегодня же вернуться в Нью-Йорк. Мне очень жаль — я и в самом деле думаю, что отец был бы счастлив познакомиться с вами.
Отбросив прочь мечты о густом тумане в аэропорту и нелетной погоде, Мередит заставила себя улыбнуться.
— Что ж, остается надеяться, что в следующий раз повезет больше, — сказала она.
— Если он вообще представится, — промолвил Александр. — Отец ведь не часто прилетает в Штаты — с тех пор, по крайней мере, как я возглавил Североамериканский филиал. За последние годы он старался вообще из Греции носа не казать. Решил, должно быть, на склоне лет сделаться настоящим анахоретом.
— Тогда, быть может, вы не откажете мне в интервью при следующей встрече? — спросила Мередит.
Александр ослепил её улыбкой.
— Обещаю, — сказал он. — Если и когда нам доведется встретиться, считайте, что интервью уже у вас в кармане.
— Ловлю вас на слове, — предупредила Мередит. И тут же подумала, насколько ничтожны шансы на подобную встречу.


Днем Александр и Константин Киракисы, сопровождаемые охраной, без которой старший Киракис не ступал и шагу, покинули отель «Беверли Уилшир». Огромный лимузин поджидал их у входа, чтобы доставить в аэропорт к личному самолету.
— Ты уверен, Александр, что не хочешь вернуться со мной в Грецию? — спросил Киракис, когда лимузин мчал на юг по автостраде Сан Диего. — Твоя мать была бы рада тебя повидать.
— Сам знаешь, отец, сейчас я вырваться не могу, — ответил Александр. — Я набрал слишком много обязательств, да и вообще забот полон рот…
Киракис насупился.
— А только ли дела удерживают тебя здесь? — спросил он. — Или — женщины? — С этими словами он показал сыну разворот газеты «Лос-Анджелес Таймс», где Александр обнимался с Франческой Корренти.
— Нет, отец, — безразлично отмахнулся Александр. Он прекрасно знал, что Франческа будет ждать его по возвращении. Она всегда была под рукой, готовая ждать хоть вечно. Порой её собачья привязанность действовала ему на нервы, вызывала стремление куда-нибудь уехать, побыть одному. Александр был бы и вправду счастлив вырваться на недельку-другую в Грецию. Он уже давно не видел мать и сильно скучал по ней. В последнее время она недомогала, и врачи не рекомендовали ей путешествовать — вот почему ей не удавалось, как прежде, прилететь в Нью-Йорк, чтобы навестить сына.
Хмуро разглядывая фотографию, Киракис процедил:
— Я хотел бы, Александр, чтобы ты впредь вел себя поосторожнее.
— Но снимок был сделан…
— Когда вы с этой дамой входили в вестибюль отеля «Плаза», где она в настоящее время проживает, — закончил за него отец. — Все настолько понятно и откровенно, что ты мог с таким же успехом поместить объявление на целую полосу «Нью-Йорк Таймс».
— Трудно быть осторожным, отец, когда папарацци преследуют тебя буквально по пятам, — вздохнул Александр. — У меня, кажется, вообще личной жизни не осталось.
— Это все потому, что ты стал для них легкой добычей, — укоризненно сказал Киракис. — Они знают, что, если не спускать с тебя глаз, то рано или поздно ты отколешь что-нибудь такое, что вознаградит их за потраченные усилия. Сегодня это синьорина Корренти, завтра — или на следующей неделе — ещё кто-нибудь. Ты стал настоящим ньюсмейкером, сынок. Жаль только, что популярность твоя не самая положительная.
— Ты меня упрекаешь, отец? — холодно спросил Александр.
— Просто нам с твоей матерью не по душе твой образ жизни, — сказал Киракис, тщательно подбирая слова. — Мы от тебя этого не скрываем, хотя и прекрасно понимаем, что ты сам хозяин собственной жизни. Только об одном я тебя прошу — держись поосторожней. Твоя мама очень болезненно относится к, так сказать, стирке грязного белья на людях.
Александр тяжело вздохнул.
— Хорошо, — сказал он. — Я попытаюсь уважить вашу просьбу. Только давай теперь сменим пластинку — меня немного утомила эта тема.
— Не сомневаюсь, — кивнул Киракис. — Только скажи мне, сынок, ты хоть раз задумывался всерьез о том, чтобы жениться? Создать семью, детишками обзавестись? — В голосе звучало неподдельное волнение.
Александр натужно рассмеялся.
— Я ещё не готов к тому, чтобы связать себя семейными узами, отец, — ответил он. — И уж тем более не готов стать отцом. Да и в любом случае я ещё не встретил женщину, на которой хотел бы жениться.
— Когда я был в твоем возрасте… — произнес Киракис, не скрывая раздражения.
— К этому времени вы с мамой состояли в законном браке уже целых десять лет. Ты уже основал «Афина Шиппинг Компани», которая позже сделалась краеугольным камнем «Корпорации Киракиса». У мамы были два выкидыша, и врачи предупреждали, что, забеременев в третий раз, она может погибнуть, — закончил Александр, загибая пальцы на руке. — Да, отец, нашу славную историю я давно выучил назубок. Еще в далеком детстве — подобно тому, как другие дети заучивают сказки.
— Тебя это забавляет, Александр, но, между прочим, ты — мой единственный наследник, — сухо сказал Киракис. — И после моей смерти ты унаследуешь все то, чего я добился таким непосильным трудом. Не забывай: любая империя существует лишь до тех пор, пока у правителей есть наследники.
— Вот, значит, для чего люди заводят детей, — горько промолвил Александр, в упор глядя на отца. — Но вот только непонятно, зачем тогда нужны дети беднякам? Уж им-то нечего оставить в наследство, кроме рваных портков да горстки медяков.
— Ты хочешь вывести меня из себя, — промолвил Киракис, рассеянно посматривая в окно — они уже приближались к международному аэропорту Лос-Анджелеса. — А я так надеялся, что ты поймешь. Управлять корпорацией должен только Киракис. И контрольный пакет акций всегда должен оставаться у Киракисов.
— В каких скрижалях это записано, отец? — холодно спросил Александр.
— Я вижу, с тобой бесполезно разговаривать, — раздосадованно сказал Киракис. Порой Александр становился упрям как осел, подумал он. Господи, неужели он никогда не созреет для того, чтобы достойно править империей Киракисов?


Сидя в своем небольшом кабинете в здании студии Кей-Экс-Эл-Эй, Мередит рассказывала Кей Уилсон, одной из своих коллег, занимавшей пост технического директора студии, о сегодняшних результатах. Мередит не скрывала разочарования из-за того, что не сумела взять интервью у Константина Киракиса, однако призналась, что сын магната приятно поразил её.
— Я рассчитывала увидеть перед собой Синюю Бороду, — сказала она, — а он оказался Прекрасным принцем.
— Рада за тебя, — улыбнулась Кей, наливая себе кофе из установленной в углу кабинета кофеварки. Затем, положив себе в чашку два кусочка сахара из миниатюрной сахарницы, выдвинула ящик стола, в котором, как она знала, Мередит держала банку сливок. — Скажи, он и в самом деле такой красавчик, каким выглядит на фотографиях?
— Даже лучше, — без малейшего замешательства ответила Мередит. — Причем, что самое любопытное, он совершенно не задирает носа. Хотя имеет полное право… если, конечно, хоть изредка смотрится в зеркало.
— Мда, вижу, он произвел на тебя неизгладимое впечатление, — промолвила Кей, многозначительно улыбаясь.
— Пожалуйста, без пошлых намеков, — сказала Мередит. — Просто он вел себя как настоящий мужчина. Да и трудно судить о человеке, проведя с ним какой-то час в битком набитом ресторане.
— Все понятно, — закивала Кей. — Тогда скажи мне вот что. Ежу ясно, что он произвел на тебя впечатление. Почему тогда ты не взяла интервью у него?
— Я и сама об этом думала, — призналась Мередит. — Поначалу он показался мне совершенно открытым. Я даже подумала, что смогу легко его разговорить. Однако чем дальше, тем очевиднее становилось, что нечего и мечтать о том, чтобы вывести его на откровенность. Несмотря на всю любезность и обходительность, он необычайно ловко и умело уклонялся от беседы по поводу любого, хоть мало-мальски интересного для меня вопроса. В итоге я поняла, что это чрезвычайно скрытная личность.
— Ага, загадочный мужчина! — торжествующе воскликнула Кей. — Звучит заманчиво. — Примостившись на край письменного стола Мередит, она заглянула в её записи. — А можно полюбопытствовать — кого ты интервьюируешь завтра?
— Ника Холлидея. Лучше известного нашим любителям кино как самого модного кинорежиссера — открытие этого года. Это слова нашего директора, а не мои. — В голосе Мередит звучал плохо скрытый сарказм. — Должно быть раздутый от самомнения, как мыльный пузырь.
— Кто знает, — промолвила Кей.
Мередит скорчила гримаску. — Учитывая мое невезение, я готова побиться об заклад на свое недельное жалованье.
Кей от души расхохоталась.
— Просто у тебя трудный день выдался, — сказала она. — Это синдром под названием «Ах-что-делать-я-не-успела-взять-интервью-для сегодняшнего-выпуска». Потерпи, и ветер переменится. Так всегда бывает.


Нью-Йорк.
— Ты не передумал? — спросил Константин Киракис у своего сына в аэропорту Кеннеди уже на взлетном поле, рядом со столь знакомым бело-голубым лайнером. — Может, все-таки полетишь со мной? Мамочка так порадуется.
— Отец, ничто так не порадовало бы меня самого, как возможность слетать в Грецию и хоть немного побыть с мамой, — устало сказал Александр. — Но, увы, как я уже говорил, сейчас я слишком занят и не могу этого себе позволить…
Приостановившись возле самого трапа, Киракис жестом оборвал сына.
— Да, я знаю, дел у тебя много, — со вздохом произнес он. — Наверное, мне следует поблагодарить тебя за столь горячий интерес к нашему семейному бизнесу. Что ж, попробую объяснить все это твоей матери. Но только предупреждаю — она очень огорчится, что ты не прилетел со мной.
— Я тоже очень огорчен, отец, — терпеливо промолвил Александр. — Пожалуйста, извинись за меня перед ней.
Киракис чуть помолчал, пристально разглядывая своего сына. Затем ответил:
— Да, разумеется. Приезжай, когда хоть немного освободишься. — И вдруг он наклонился и порывисто заключил Александра в объятия — такого не случалось с тех самых пор, как его сын повзрослел. — Я буду скучать по тебе, сынок.
— Я тоже, — сказал Александр, в свою очередь обнимая отца. Он бы и сам дорого отдал, чтобы восстановить прежние отношения с отцом, которые заметно охладились с тех пор, как он окончательно перебрался в Нью-Йорк. Отца Александр обожал, и готов был отдать все, чтобы вернуть отцовские любовь и уважение. А также — понимание. Впрочем, порой Александр и сам не мог понять тех или иных своих поступков. — Удачного тебе полета, папа, — напутствовал он отца. Впервые за много лет он назвал его «папой». — При первой же возможности я прилечу к вам.
— Будем надеяться, что ты сдержишь слово, — сказал Киракис и, поднявшись по трапу, уже наверху приостановился и на прощание помахал сыну рукой. Александр помахал ему в ответ и возвратился к поджидавшему его лимузину.
Старший Киракис уселся в кресло и сразу пристегнул ремень. В иллюминатор он разглядел огни удаляющегося лимузина. И вновь старик пожалел, что не сумел уговорить сына лететь с ним. Давно, слишком давно нога Александра не ступала на землю Греции. Вдобавок поведение сына вызывало у Константина Киракиса серьезное беспокойство.
Куда большее, чем он признавался самому себе.


— Алекс, caro, почему бы тебе не расслабиться, — предложила Франческа Корренти, присаживаясь в постели. Простыня соскользнула вниз, обнажая её восхитительные груди, но Александр даже не обернулся. — Ты все время думаешь о делах и совершенно не отдыхаешь.
Александр, тоже голый, стоял у окна, рассеянно созерцая раскинувшуюся перед глазами панораму Центрального парка. До чего он прекрасно сложен, невольно подумала Франческа. Как один из греческих богов, статуями которых она так часто любовалась в лучших музеях мира. Поразительное тело, без малейшего изъяна. Франческе Корренти, перебывавшей в постели со многими мировыми знаменитостями, казалось, что такого мужчину изваял сам Господь. Никакое случайное сочетание генов или хромосом не могло, по её глубочайшему убеждению, привести к созданию подобного шедевра.
Выбравшись из постели, тоже полностью обнаженная, она с кошачьей грацией проскользнула по комнате. Подкравшись сзади к Александру, она обвила руками его шею и принялась нежно покусывать мочку уха.
— Идем в постель, caro mio, — прошептала она. — Я хочу тебя, давай снова предадимся любви…
Александр негромко кашлянул. — И ты будешь снова убеждать меня поменьше думать о работе? — спросил он, в свою очередь поглаживая её голую попку. — И побольше отдаваться твоим ласкам.
— Но ведь лучшей наставницы тебе не найти, diletto mio, — проворковала Франческа, ероша его волосы. — Благо я, carissimo, по этой части настоящая искусница.
— Скорее искусительница, — усмехнулся Александр, лукаво глядя на нее. И вдруг в его глазах зажглись озорные искорки. — А доказать ты это можешь?
Франческа победоносно улыбнулась. — Ты ещё спрашиваешь! — Жадно впившись в его губы, она провела кончиками пальцев по груди Александра, постепенно опуская руку ниже и ниже. Затем демонстративно неспешно опустилась на колени и, взяв в руку его ещё не окрепший член, принялась нежно поглаживать его, бормоча любовные слова по-итальянски.
— Поцелуй его, Франческа, — не выдержав, попросил Александр.
— В свое время, carissimo, не спеши, — проворковала она. — Не будь таким нетерпеливым. И держи себя в руках, в противном случае все это закончится слишком быстро. — Обхватив головку его члена губами, она втянула её в рот, одновременно продолжая гладить ствол, который быстро набухал под её умелыми ласками. Тем временем пальцы её второй руки гладили его яички. Александр шумно вздохнул и затаил дыхание — желание накатило на него как приливная волна, грозя захлестнуть его и увлечь в пучину. Обеими руками обхватив голову своей любовницы, он принялся ритмично подмахивать бедрами. Господи, какие поразительные трюки она выделывала своим ротиком, как изумительно работала язычком… он едва сдерживался, балансируя на самой грани оргазма.
Александр плотно зажмурился. Нет, нет еще, твердил он себе, призывая на помощь всю силу воли, ещё рано. Он быстро слабел, теряя над собой контроль. Нет, нужно овладеть ею сейчас же или… неизвестно когда. Внезапно, отступив на шаг, он повалил Франческу на ковер и, навалившись на неё всем телом, одним махом всадил в неё свой трепещущий от вожделения фаллос и принялся любить её с неистовостью изголодавшегося жеребца.
— О, cara mia, — воскликнула Франческа. — Ты просто фантастический любовник! — Александр продолжал с азартом, все убыстряя темп, подмахивать тазом, с каждым толчком всаживая в неё член все глубже и глубже. Франческа старалась поспевать за ним; изгибаясь в пояснице навстречу его движениям, она терзала спину своего страстного любовника острыми ногтями.
— Ради тебя, diletto mio, я готова на все, — жарко зашептала Франческа ему на ухо. — Ведь я люблю тебя. С первого взгляда влюбилась.
Александр метнул на лежащую под ним женщину странный взгляд, словно увидел её впервые.
— Нет, — пробормотал он. — Зачем ты все время говоришь это? Повторяешь, что любишь меня, тогда как это неправда!
Франческа озадаченно посмотрела на него.
— Прости меня, caro, — промолвила она голосом, преисполненным недоумения, — но я тебя не понимаю. Да, я люблю тебя! Ты для меня дороже жизни! Почему ты мне не веришь?
Александр яростно встряхнул головой, то ли не в состоянии, то ли не желая этому поверить.
— Нет! — прогремел он. — Не смей врать! — По тому, насколько участились его толчки, чувствовалось, что Александр приближается к оргазму. В глазах его застыла обида — так случалось всякий раз, когда они предавались любви, но Франческа так и не поняла, что было тому причиной. — Не смей…
— Но я и в самом деле тебя люблю! — пылко вскричала она. — Ведь я пожертвовала всем, чтобы только быть с тобой рядом.
— Нет! — лицо Александра потемнело от гнева. — Все это вранье! Сплошное вранье! Не смей так говорить! — И вдруг лицо его исказилось; запрокинув голову, он зажмурился и, дрожа всем телом, протяжно зарычал. Затем пообмяк и, бессильно распластавшись, уткнулся лицом в пышные груди Франчески.
Нежно погладив его по голове, она прошептала:
— Я люблю тебя, caro mio. Жаль, что ты не хочешь мне верить.
Александр приподнял голову — в его покрасневших глазах стояли слезы. — Что ж, ты не преувеличила своих талантов, — сказал он с напускной беззаботностью.
Франческа с трудом выдавила улыбку.
— Стала бы я кичиться достоинствами, которыми не обладаю, — просто сказала она.
Александр встал и с хмурым лицом поднял с пола одежду. Затем прошел в ванную, быстро принял душ и оделся. Отвлеченно подумал, что это случилось снова. Всякий раз, стоило Франческе лишь заикнуться о том. что она его любит, как словно туман обволакивал его мозг, а последующие события едва ли не наглухо стирались из памяти. Заметив в зеркало свое отражение, Александр уставился на него так, словно увидел незнакомца.
А вот ты — спросил он себя — стал бы кичиться достоинствами, которыми не обладаешь? Или ты настолько скрытен, что никто и не подозревает о твоей подлинной сущности?


Стоя перед окном кабинета своей квартиры в здании Олимпик Тауэр, Александр задумчиво рассматривал панораму Манхэттена, миллионы мерцающих огней, целое море искорок, которые поблескивали подобно драгоценным камням. Сам не зная почему он был втайне доволен, что Франческа вечером вылетела в Рим на самолете компании «Алиталия». Через два дня у неё начинались съемки в новой картине. Она уже согласна была отказаться от них и предложила остаться с ним в Нью-Йорке, но Александр не согласился. Слишком долго пребывать с Франческой он не мог — её общество начинало тяготить его. Уж слишком развиты были в ней собственнические инстинкты. Порой Александру казалось даже, что она пытается проглотить его живьем, с потрохами. Он прекрасно понимал, что актриса рвется за его замуж. Да она этого и не скрывала. Ей казалось, что они составят прекрасную пару. Александр никогда не признавался ей, что их отношения — с его стороны, по крайней мере, носят чисто сексуальный характер. Не без сожаления он припомнил, что и все прежние его увлечения всегда ограничивались лишь физической стороной. Через две-три недели острота чувств притуплялась и он, вконец охладев к очередной возлюбленной, оставлял её.
Хотя связь Александра и Франчески продолжалась уже второй год, они ни разу не проводили вместе больше одной или двух недель кряду. Даже при самой их первой встрече в Риме, когда Франческа пригласила его пожить с ней в её доме в Олгиате, Александр отказался и снял апартаменты в отеле «Эксельсиор» на Виа Венето. А вот в Нью-Йорке, он всегда снимал для Франчески апартаменты в «Плазе», хотя актриса не скрывала, что предпочла бы остановиться у Александра в его собственной нью-йоркской квартире. И правильно, подумал Александр. Франческу безопаснее держать на некотором удалении.
Актриса никогда не понимала подобного отношения с его стороны, но была вынуждена согласиться. Выбора у неё не было — Александр никогда не останавливался на полпути. Любые компромиссы претили его натуре. Этот человек жил по правилам, которые устанавливал сам.
Да, Александр Киракис никогда не любил ни одну женщину настолько, чтобы поставить её чувства и желания впереди своих собственных.


Стрелки часов на старинном ночном столе показывали четверть третьего. Лежа один в постели, Александр беспокойно ворочался, что-то бормоча. — Нет! — внезапно вскричал он, а в следующее мгновение резко сел и выпрямился: глаза его испуганно расширились, а губы приоткрылись в безмолвном крике. Его прошиб холодный пот, а тело сотрясала крупная дрожь. Несколько секунд он сидел неподвижно, пытаясь прийти в себя. Он прекрасно понимал, что вырвался из объятий кошмарного сна, но теперь, очнувшись, никак не мог его вспомнить. Осталось лишь ощущение какого-то кромешного ужаса. Нервно проведя одной рукой по волосам, Александр пошарил в темноте в поисках выключателя и позволил себе вздохнуть с облегчением, лишь когда спальня озарилась светом. Господи, что же ему такое пригрезилось? Что могло так напугать его?
Выбравшись из постели, он, то и дело спотыкаясь, побрел в ванную и включил свет — две лампы по бокам от овального зеркала в золоченой раме, укрепленного над мраморной раковиной для умывания. Склонившись над раковиной, он пустил холодную воду и, подставив ладони, брызгал ею в лицо, пока дрожь не перестала. Затем выключил воду и тщательно вытерся полотенцем. При этом взгляд Александра случайно упал на зеркало, и вновь его охватило странное чувство, словно перед ним незнакомец. Лицо измученное, да и взгляд какой-то затравленный. Вдоволь насмотревшись на собственное отражение, он швырнул полотенце на пол и вернулся в спальню.
Понимая, что уже не уснет, он облачился в халат и прошел в кабинет. На столе лежала стопка документов, требовавших его рассмотрения. Не желая тратить время попусту, Александр уселся в кресло с высокой спинкой и, взяв верхнюю их стопки бумаг, погрузился было в её изучение, но довольно быстро понял, что сосредоточиться все равно не в состоянии. Все его мысли вновь и вновь возвращались в кошмарному сну, вызвавшему столь скверное пробуждение.
Александр в отчаянии отбросил бумаги прочь. А ведь это случалось не впервые. Насколько он мог вспомнить, один и тот же сон являлся ему вновь и вновь, мучил его снова и снова. И всякий раз он как ошпаренный подскакивал в постели и больше уже о сне не помышлял. Самое поразительное, что потом вспомнить сон он уже не мог.
Откинувшись на спинку кресла, Александр глубоко вздохнул. Хотя в его жизни было много женщин и в течение последних десяти лет он вел активную половую жизнь, он ни разу не провел целой ночи в постели какой-либо женщины и ни разу не приводил своих любовниц на ночь сюда. Он всегда говорил себе, что должен держать женщин на расстоянии, не допуская их к себе в душу. Только так можно, насладившись женским телом, затем без зазрения совести покинуть любовницу. Так он себя уверял. Однако правда заключалась в том, что Александр просто боялся уснуть после секса: он не хотел, чтобы кто-нибудь увидел его в момент пробуждения от очередного кошмарного сна.
Он вдруг ясно представил себе, как яростно предается любви с Франческой прямо на ковре её номера в отеле «Плаза». Даже сейчас он не мог точно понять, что случилось. Франческа призналась ему в любви, и это признание всколыхнуло в его мозгу нечто, вызвавшее ошеломляюще бурный гнев. Он не хотел выслушивать от неё слова любви.
Но почему?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танец богов - Бейшир Норма



Роман чудесный не знаю почему до сих пор его никто не прочитал.
Танец богов - Бейшир НормаЛика
19.08.2013, 21.50





мне тоже очень понравилось, читала в удовольствием
Танец богов - Бейшир Нормашапокляк
22.08.2013, 19.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100