Читать онлайн Танец богов, автора - Бейшир Норма, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танец богов - Бейшир Норма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танец богов - Бейшир Норма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танец богов - Бейшир Норма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейшир Норма

Танец богов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Сидя за столом своего кабинета в Мировом Торговом Центре, Александр с интересом следил по телевизору, как Мередит в очередном выпуске «Мир в фокусе» брала интервью у известного американского сенатора, славящегося своими экстравагантными выходками. Александр получал истинное удовольствие, наблюдая за действиями Мередит. Настоящая профессионалка! Каждый вопрос она задавала не в бровь, а в глаз. Каждое слово попадало точно в «яблочко». Глядя на нее, он невольно улыбнулся. Мередит была исключительно фотогенична. Наблюдая за ней, даже ему трудно было поверить, что за столь нежной и прекрасной внешностью скрывается железная натура. Впрочем, кто это ещё это знал? После их памятного свидания минуло уже две недели, но не проходило и дня, чтобы Александр не вспоминал о ней. Поведение Мередит лишь ещё больше разожгло его страсть. Разбередило душу. Ни одной женщины он ещё не жаждал так, как этой, а Мередит упорно сопротивлялась, отвергая все его попытки к сближению.
Между тем на экране поползли титры; программа закончилась. Александр нажал кнопку на пульте дистанционного управления и выключил телевизор. В тот же миг корпус телевизора скрылся под изящной панелью красного дерева, которая автоматически наползла на него сверху. Глядя на телефонный аппарат, Александр призадумался. Больше всего на свете его тянуло позвонить Мередит, похвалить за блистательное интервью и пригласить отужинать вдвоем, но он заранее знал, какой ответ услышит. Ладно, он подождет, пока она обратится к нему сама, а в том, что рано или поздно это случится, Александр не сомневался. Куда ей деваться? Ведь они так и не покончили с вопросом об интервью. Александр улыбнулся. Интересно, что сказала бы Мередит, узнав, что для него это пресловутое интервью значило ничуть не меньше, чем для нее. Он уже давно рассчитывал, что с помощью Мередит изменит свой общественный облик. Но всему свое время.
Сначала он должен изменить свой облик в её глазах.


Гарв Петерсен, продюсер программы «Мир в фокусе» был высоким и жилистым мужчиной лет под шестьдесят с четко очерченным волевым лицом и редеющей шевелюрой стального цвета. В свое время он прославился, освещая Корейскую войну, которую прошел корреспондентом с первого до последнего дня. Голос у него был скрипучий и резкий, а манеры — как у полкового сержанта. Петерсен занимал просторный, облицованный орехом угловой кабинет на десятом этаже здания студии.
Мередит вошла в кабинет продюсера, недоумевая, зачем так срочно ему понадобилась. В переданной ей запиской значилось: «КАК МОЖНО СКОРЕЕ!».
— Присядьте, Мередит, — предложил он с неожиданной и абсолютно себе не свойственной мягкостью.
Мередит кивнула, усаживаясь в кресло напротив.
— Что за спешка, Гарв?
Не тратя времени даром, Петерсен сразу взял быка за рога.
— Я слышал, что вы втихомолку пытаетесь взять интервью у Александра Киракиса, — сказал он, закуривая сигару и поудобнее разваливаясь в кресле. — Говорят также, что отношения у вас довольно близкие — ужин в ресторане «Фор Сизонс», цветочки всякие…
Мередит не скрывала удивления.
— Вы и это знаете?
Продюсер ухмыльнулся.
— Слухи здесь разносятся быстро, Мередит. Нью-Йорк — город маленький. — Он гоготнул. — Все мы тут профессионалы, а оперативное получение информации, как вам известно — существенная часть нашего бизнеса. Не говоря уж о том, когда дело касается одного из нас самих.
— Боюсь, что в данном случае слухи несколько преувеличены, — пожала плечами Мередит. — Жаль вас, конечно, разочаровывать, но это так.
Петерсен изогнул брови.
— Так вы с ним не встречаетесь?
— Практически нет. — За последние годы мы виделись лишь трижды, а в ресторане всего-навсего обсуждали возможность интервью, только и всего.
— Но и это больше, чем удавалось выжать из него до сих пор, — заметил Петерсен.
— Мы ни о чем конкретном пока не договорились.
— Надеюсь, не все ещё потеряно?
— Пока нет. Хотя, немного зная Александра Киракиса, лично я ничего гарантировать не стала бы, — сказала Мередит. — Он слишком непредсказуем.
— И все же на сей раз вам придется попытать счастья, — произнес продюсер.
— В каком смысле? — нахмурилась Мередит.
— Это интервью может стать поворотным пунктом в вашей карьере, — сказал он. — Осенью мы открываем новую еженедельную программу, под которую отводится лучшее эфирное время. Она называется «Глядя из Манхэттена». Программа рассчитана на один час, и в ней будут принимать участие самые крупные политики, мировые лидеры, бизнесмены и другие известные люди, посещающие Манхэттен или проживающие здесь.
— Но Александр Киракис не политик, — попыталась возразить Мередит.
— Верно, но он один из самых влиятельных людей в мире, — заметил Петерсен. — «Корпорация Киракиса» настолько могущественна, что легко может разрушить или, напротив, поднять на щит экономику любой страны.
Мередит вздохнула.
— Что именно вы пытаетесь мне сказать? — спросила она.
— Вы претендентка номер один на место постоянной ведущей новой программы, — пояснил продюсер, стряхивая пепел в массивную пепельницу в углу стола. — И оно будет вам гарантировано, если вы сумеете заполучить интервью у Киракиса. Всем известно, насколько он ненавидит любых представителей средств массовой информации. Это стало уже притчей во языцах. Проникнуть в его душу сложнее, чем в Пентагон. Разговорите его, и место ваше!
— Ясно, Гарв, предложение принято к сведению, — сказала Мередит, вставая. — Гарантировать, понятно, ничего не могу, но сделать все от меня зависящее попытаюсь.
Возвращаясь к себе, Мередит чувствовала, как в ней закипает ярость. До чего же несправедливо, что её будущее зависит от человека, которому нужно от неё лишь одно!
Не говоря уж о том, что, узнав об этом, он превратит её жизнь в настоящий ад.


Идя по оживленному тротуару в сторону Мирового Торгового Центра, Мередит чувствовала, как нарастает её волнение. Беспокоила её идиотская двойственность собственного положения. Причем особенно её тревожило, как скрыть свое состояние от Киракиса. Ей казалось, что внутри у него имеется встроенный радар, мгновенно подмечающий мельчайшие изменения в настроении и поведении окружающих. Сейчас Мередит с трудом представляла, как отреагирует Александр на её предложение. Связалась она с ним на удивление быстро и легко, разговор велся исключительно на деловых тонах, и Александр согласился принять её у себя в кабинете.
— Чем могу вам помочь? — спросила её вахтерша.
— Я Мередит Кортни из Ай-Би-Эс, — представилась Мередит. — Мистер Киракис назначил мне встречу на десять часов.
Чуть поколебавшись, вахтерша сняла трубку одного из телефонных аппаратов и нажала кнопку. «Мередит Кортни к мистеру Киракису, — сказала она. Затем, после непродолжительного молчания, промолвила: — Да, хорошо. Скажу. — Она положила трубку и внимательно посмотрела на Мередит. — Пожалуйста, пройдите через эту дверь, затем до конца по коридору и сверните налево. Он вас ждет.»
— Спасибо.
В приемной кабинета Александра её встретила секретарша, Стейси Харкурт.
— Мистер Киракис ненадолго отлучился, но поручил мне попросить вас подождать его в кабинете. Он скоро вернется.
Мередит кивнула. К стене возле красивых резных дверей кабинета была прилажена серебряная табличка, на которой было выгравировано:
АЛЕКСАНДР КИРАКИС
ПРЕЗИДЕНТ И ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ
Сама Мередит присовокупила бы к этим словам ещё парочку, но они мало подходили для публики.
Открыв двери, секретарша провела Мередит в кабинет. Он был огромный и поражал воображение даже больше, чем она ожидала. Обе угловые стены были застеклены от пола до потолка, а противоположные — отделаны красным деревом. В стену справа от стола были вделаны книжные полки, в самом центре которых подъемная резная панель наполовину прикрывала телевизор и видеомагнитофон. Монументальный стол казался вырезанным из цельного ствола черного дерева, а кресло с высокой спинкой было обито серой замшей. Позади стола на полке рядом с компьютером и пультом внутренней связи выстроилась целая батарея телефонных аппаратов с прямым выходом к главам филиалов корпорации во всех уголках земного шара. Два красных аппарата были снабжены скремблерами, позволяющими не беспокоиться, что разговор могут подслушать. В кабинете стояли ещё диван и несколько кресел, также обшитых серой замшей. У дальней стены красовался застекленный бар, уставленный бутылками. Над ним висел огромный портрет Константина Киракиса.
Время шло, и Мередит забеспокоилась. Что могло так задержать Александра? Она посмотрела на часы. Было уже десять тридцать. Секретарша сказал, что он должен вот-вот прийти. Мередит поерзала в кресле и нетерпеливо посмотрела на дверь. Она уже начала подозревать, что Александр нарочно заставлял её ждать. В полдень за ланчем у неё была назначена ещё одна встреча. Также по поводу интервью. Впрочем, Мередит отдавала себе отчет, что не может просто встать и уйти. Другого шанса повидать Александра могло и не представиться. Александр был ей нужен — даже больше, чем Мередит могла в том признаться. Что ж, она дождется его, чего бы это ни стоило.
В четверть двенадцатого двери распахнулись, и вошел улыбающийся Александр в сизовато-сером костюме.
— Доброе утро, Мередит, — поздоровался он бархатным баритоном, усаживаясь за стол. — Рад вас видеть, хотя, сказать по правде, удивлен. — Он внимательно посмотрел на Мередит и выжидательно улыбнулся.
— Почему? — холодно спросила Мередит. — Разве у нас не осталось незавершенных дел? — Увидев, как изменилось лицо Александра, она тут же догадалась, о чем он подумал. — Вы обещали дать мне интервью. — И она с вызовом посмотрела ему в глаза.
— Ах да, интервью, — улыбнулся он. — А мне уж начало казаться, что вы передумали.
— С какой стати? — удивленно спросила Мередит.
— Прошло две недели с тех пор, как мы с вами разговаривали в последний раз. С тех пор, как вы покинули мой дом, — напомнил Александр. — Причем, насколько помнится, вы были довольно разгневаны.
— На то имелась веская причина, — заметила Мередит. — Впрочем, я пришла к вам не для того, чтобы обсуждать наши отношения. Я хочу знать, по-прежнему ли вы согласны дать мне интервью и, если да, то хотела бы обсудить условия.
Александр ответил не сразу.
— Что бы вы обо мне ни думали, Мередит, — сказал он, — я человек слова. Вы возьмете у меня интервью — разумеется, при некоторых условиях.
Мередит смерила его подозрительным взглядом.
— Каких?
— Я должен заранее знать все вопросы и темы, которые вы намереваетесь обсуждать, — сказал Александр. — Передача не пойдет в прямом эфире. Запись должна быть сделана заранее, а у меня должна быть возможность просмотреть и одобрить отснятый материал. — Он наклонился вперед и, облокотившись о стол, сплел пальцы обеих рук воедино.
— Да, вы требуете довольно многого, — промолвила Мередит.
— Таковы мои условия, — пожал плечами Александр. — Либо вы их принимаете, либо — нет.
«Он не уступит ни пяди», — подумала Мередит. А вслух сказала:
— А если я соглашусь?
— Тогда мы встретимся ещё раз, — пояснил он. — Вы принесете мне полный список интересующих вас вопросов, с которым я ознакомлюсь и — либо одобрю, либо нет.
— Вообще-то я уже этот список подготовила, — поспешно сказала Мередит.
— Вот как? И он у вас с собой?
Она покачала головой.
— Я решила, что должна сначала заручиться вашим согласием.
Александр кивнул.
— Может быть, тогда обсудим его сегодня за ужином? — предложил он.
— Нет, — быстро ответила Мередит. — Я готова работать с вами лишь при условии, что наши отношения останутся в рамках чисто деловых — никаких ужинов, никаких вечерних чашечек кофе и тому подобного. Я предпочла бы обсудить все вопросы прямо здесь, в вашем кабинете. Так было бы лучше для нас обоих.
Александр, не сводя с неё глаз, задумчиво постучал по столу не зачиненным концом карандаша.
— Боюсь, что это сложно, — сказал он наконец. — Мой распорядок дня не оставляет времени для беседы с вами в рабочие часы. Если вы настаиваете на интервью, то вам придется согласиться на мои условия.
— Понимаю, — натянуто произнесла Мередит. — Значит — новые условия. — Глаза её гневно засверкали. Она уже проклинала себя за то, что согласилась на эту авантюру.
Александр улыбнулся.
— Если предстоящая встреча со мной беспокоит вас лишь из-за того, что случилось у меня дома, то можете смело забыть о своих страхах, — терпеливо пояснил он. — Я никогда ещё не овладевал ни одной женщиной вопреки её воле и не собираюсь ломать эту традицию даже ради вас.
Мередит продолжала молча смотреть на него. Так, теперь Александр дразнил её, и ей потребовалось собрать в кулак всю свою волю, чтобы не высказать все, что она о нем думала.
— Вы сказали, что наши отношения должны остаться в рамках чисто деловых, — продолжил Александр. — Это, я полагаю, подразумевает, что после выпуска интервью в эфир мы с вами больше не увидимся. Это так?
— Да, — ответила Мередит после некоторого раздумья.
Александр кивнул.
— Что ж, будь по-вашему, коль скоро вы так хотите. — Он устремил на неё вопросительный взгляд, но, не дождавшись ответа, продолжил: — Итак, если вы согласны принять мои условия, то я готов дать вам это интервью. Можете на меня положиться.
— Я согласна, — быстро ответила Мередит, прекрасно понимая, что Петерсен никаких препятствий чинить ей не станет.
Александр продолжал поедать её глазами и даже открыл было рот, чтобы что-то сказать, однако затем передумал. Он долго сидели, храня неловкое молчание. Первой нарушила его Мередит.
— Если мы обо всем договорились, то я, наверное, могу идти? — спросила она. — У меня назначена ещё одна встреча, и я уже опаздываю на нее.
Александр опять кивнул, но ничего не сказал.
Мередит медленно встала.
— Может быть, мы могли бы встретиться в среду вечером? — предложила она. — Если вы свободны, конечно.
— Я позвоню вам, — сказал Александр.
— Договорились.
Уже в лифте Мередит призадумалась о только что состоявшемся разговоре с Александром. Странная получилась встреча. Она была уверена, что Александр заупрямится. Боялась, что он попытается выместить на ней свой гнев. И уж совершенно не ожидала, что он пойдет на уступки. Он ведь ясно дал ей понять, что хочет получить от неё в обмен на согласие дать интервью — и тем не менее согласился. Идя на встречу, она даже опасалась, что Александр после случившегося вообще откажет ей наотрез. Он же не только не отказал, но и твердо пообещал, что на него можно положиться.
Почему? В мозгу Мередит мелькали мысли, одна подозрительнее другой.
Что он затеял?


В последующие недели Александр и Мередит встречались несколько раз. Поначалу встречи эти, состоявшиеся в самых дорогих и престижных ресторанах Манхэттена, больше походили на вооруженное перемирие. Они протекали в спорах и препирательствах. Стороны никак не могли прийти к согласию насчет вопросов, которые можно затрагивать в предстоящем интервью. Однако постепенно Александр и Мередит стали находить общий язык, а беседы начали принимать уже более приятный характер. Александр был образцом учтивости и обходительности и не только ни разу больше не пригласил Мередит к себе домой, но даже не позволял себе никаких двусмысленностей и намеков. Мередит постепенно привыкла к нему и научилась ему доверять. Более того, теперь, когда отношения их и вправду сделались чисто деловыми, она даже пришла к поразительному выводу, что Александр ей нравится.
Как зимняя стужа уступает место радостному весеннему солнышку, так первоначальный антагонизм между Александром и Мередит постепенно сменился растущим чувством взаимного уважения, а затем и привязанности. Да, конечно, оба сознавали, что в отношениях их сохраняются недосказанность и сексуальный подтекст, однако с обоюдного молчаливого согласия речь на эту тему больше не заходила. Благодаря этому, должно быть, Мередит наконец призналась самой себе, что все больше и больше привязывается к Александру, хотя ни за что не стала бы делать первый шаг навстречу. Александр же научился поддерживать отношения с ней — весьма для него необычные, — обуздывая свою страсть.
В начале апреля Остин Феррис, президент Интернэшнл Броадкастинг, возвестил, что с осени Ай-Би-Эс начинает выпускать еженедельную программу «Глядя из Манхэттена», постоянной ведущей которой станет Мередит Кортни. На смену ей в программу
«Мир в фокусе» придет Кейси Ринальди. Кроме того Остин Феррис подтвердил слухи, что в первый же выпуск «Глядя из Манхэттена» будет посвящен «глубокому анализу жизни и деятельности» Александра Киракиса, впервые согласившегося на эксклюзивное интервью.
— Колеса уже завертелись, — сказала Мередит Александру за ужином в ресторане «Рейнбоу Рум». — А газеты запестрели сплетнями, что у нас с вами безумный роман.
Александр с любопытством посмотрел на нее. Даже при приглушенном свете, скорее напоминающем полумрак, глаза Мередит светились.
— И вас это беспокоит? — осведомился он, кладя вилку зубцами на край тарелки.
— Поначалу беспокоило, — призналась Мередит. — Стоило мне только представить, как все считают, что ради интервью я переспала с вами, и мне становилось очень даже не по себе,
— А теперь? — полюбопытствовал Александр, допивая вино.
— Теперь привыкла, — улыбнулась Мередит. — Иммунитет, должно быть, выработался.
Александр улыбнулся в ответ.
— Вот уж не думал, что вы из тех женщин, которые обращают внимание на то, что о них думают другие, — сказал он, откровенно забавляясь.
— Как правило, я стараюсь этого не замечать, — призналась Мередит. — Однако в самом начале своей карьеры, когда я ещё только становилась на ноги… — она запнулась, потом продолжила, уже с неохотой: — Одним словом, случилось нечто такое, после чего я стала довольно болезненно воспринимать подобные сплетни.
— Расскажите мне об этом, — попросил Александр.
Мередит покачала головой.
— Это слишком долгая история.
— У меня время есть.
— На самом деле все это ерунда, — попыталась отделаться от него Мередит.
— Вряд ли, раз вы до сих пор об этом помните, — рассудил Александр. Он взял её за руку. — Вы мне до сих пор не доверяете, Мередит? — мягко спросил он.
— Доверие тут ни причем, — ответила она. — Дело прошлое, а ворошить давнюю историю никому не интересно. Разве что другим ведущим, которые могут угодить в подобную ситуацию.
— Ошибаетесь, — сказал Александр. Их глаза встретились. — Мне это тоже чрезвычайно интересно.
Чуть поколебавшись, но чувствуя его неподдельный интерес, Мередит все-таки решилась и начала рассказывать. Неожиданно для себя она поведала Александру такое, о чем не рассказывала ещё никому. Она и сама не совсем понимала, почему это делает. Она не утаивала от него ничего — ни первых осечек на новом поприще, ни горьких обид и разочарований, ни ран, нанесенных завистливыми и ревнующими соперницами и отвергнутыми мужчинами. И все это время глаза Александра светились участием и пониманием.
— У нас с вами даже больше общего, чем вы можете предположить, — сказал он. — Мне тоже пришлось преодолеть немало трудностей, прежде чем я своего добился.
Мередит озадаченно посмотрела на него.
— Вам?
— Не просто быть сыном Константина Киракиса, — признался Александр.
— Надо же, — непритворно удивилась Мередит. — А я, наоборот, думала, что это облегчает вашу жизнь.
— В чем-то, возможно, да. Вырос я в крайне благоприятных условиях. Можно сказать — в тепличных. Более того, — сказал Александр, понизив голос. — Вплоть до тех пор, как я официально стал председателем Совета директоров и президентом корпорации, едва ли не все преподносилось мне на тарелочке. Свое богатство я полностью унаследовал. Собственно говоря, и титул председателя тоже достался мне по наследству. — Он встряхнул головой. — Многие сочли бы это идеальным положением, даже завидным, однако мне было невыносимо тяжело тащить эту ношу.
— Какую ношу? — недоуменно спросила Мередит.
— Меня постоянно сравнивали и продолжают сравнивать с отцом. Причем подвергают жесточайшей критике, если находят, что мое поведение хоть чем-то отличается от идеала. Именно этим во многом объясняется мое неприятие средств массовой информации, которое сейчас переросло уже в кровную вражду. — Он приумолк, потом продолжил: — Это одна из причин, почему я в конце концов согласился на это интервью.
Мередит взглянула на Александр, не понимая, что он хотел этим сказать.
— Видите ли, я долго ломал голову над тем, как улучшить отношения с прессой и изменить свой общественный имидж, а тут появились вы и предложили выступить в вашей новой программе, — пояснил Александр. — Я, разумеется, прекрасно знал, на что вы способны, поскольку постоянно следил за вами…
— Постойте-ка! — вскричала Мередит, не в силах скрыть своего изумления. — Так вы хотите меня использовать?
— Вы сердитесь? — в свою очередь спросил Александр, в глазах которого заплясали искорки.
Мередит рассмеялась. Она бы с радостью задушила его.
— Да, я пришла бы в бешенство, не будь это так забавно, — призналась она. — Мы с вами воистину два сапога пара. Я тут из кожи вон лезу, чтобы взять у вас интервью, столь необходимое для моей карьеры, безумно боюсь, что вы заупрямитесь или передумаете, а вы, оказывается, сами собираетесь использовать меня, чтобы изменить собственный имидж! Надо же, а ведь я ещё считала, что неплохо разбираюсь в людях! Здорово же вы меня одурачили!
— Я вовсе не собирался вас дурачить.
— Сомневаюсь, — покачала головой Мередит. — А ведь я даже сейчас не представляю, что творится у вас в голове. — Чуть помолчав, она спросила: — Что вы на самом деле задумали?
Но Александр только улыбнулся в ответ.


Мередит пересекла запруженный людьми вестибюль здания Ай-Би-Эс и, помахав рукой охраннику, дежурившему у дверей, вышла на Западную Пятьдесят вторую улицу. Вдохнув свежий вечерний воздух, она зябко поежилась и приостановилась, чтобы поднять воротник синего мельтонового пальто. Затем направилась к поджидавшему у тротуара лимузина, решив, что это тот автомобиль, на котором её обычно отвозили домой после работы. Внезапно задняя дверца лимузина распахнулась, и на тротуар выскочил Александр.
— Добрый вечер, Мередит! — поприветствовал он её, расплываясь до ушей.
Мередит остановилась как вкопанная.
— Александр… что вы здесь делаете? — изумленно спросила она, но Александр вместо ответа схватил её за руку и затащил в машину, прежде чем она успела даже рот раскрыть.
— Я хочу вас похитить, — весело провозгласил он, усаживаясь рядом. — Увезу вас в одно уединенное место и заточу в пещеру, где ни одна душа вас не найдет.
— А если честно? — спросила Мередит, смеясь.
— А я вовсе не шучу, — с напускной серьезностью ответил Александр, давая знак шоферу.
Лимузин тронулся с места.
— Но куда мы все-таки едем? — поинтересовалась Мередит.
— Я был неподалеку, — ответил Александр. — Вот и решил встретить вас и подбросить домой.
— Но у меня есть машина… — начала было Мередит.
Александр жестом остановил её.
— Я уже обо все позаботился, — заверил он.
— Но…
— Никаких «но», — прервал он. Лимузин тем временем выбрался на Бродвей и теперь медленно полз в общем потоке по направлению к Таймс-сквер. Вглядевшись в окно, Мередит повернулась к Александру.
— Мне очень жаль, — сказала она, — но, по-моему, мы едем не в ту сторону.
— Да ну? — воскликнул Александр, прикидываясь удивленным. — Да, вы правы. Что ж, раз уж мы влипли, то я хочу предложить вам одно уютное местечко неподалеку, где мы можем спокойно поужинать и поговорить по душам.
— И обсудим интервью? — с улыбкой спросила Мередит.
— Непременно.
За последние несколько недель они ужинали вдвоем практически каждый вечер. Однажды, когда Александр сказал, что хочет обсудить с ней нечто важное, Мередит сопровождала его на открытие выставки в модной галерее на Мэдисон-авеню. Это «нечто важное» обернулось предложением послать оператора в аэропорт Кеннеди, чтобы снять сюжет о личном самолете Александра — недавно приобретенном Боинге — 747. Самолет был перестроен и походил внутри на небольшой сказочный чертог. Встречались они и под другими предлогами. Александр соблюдал данное ей обещание и не предпринимал никаких попыток к дальнейшему сближению. Однако по всему чувствовалось, что его желание обладать ею нисколько не поубавилось. Более того, он жаждал Мередит сильнее, чем когда-либо. Мередит могла лишь предполагать, насколько его желание подогревается тем, что она продолжала его отвергать, в то время как любая другая женщина давно бросилась бы в его объятия.
И вот сейчас, искоса посмотрев на Александра, сидевшего подле неё на заднем сиденье лимузина, Мередит поняла, что этот мужчина по-прежнему полная загадка для нее. Такая же загадка, как при их первой встрече в ресторане «Ла Белла Фонтана». И её влекло к нему, как во время матча в поло, когда она внимательно следила за его блистательной игрой. Мередит вдруг спросила себя, а сумеет ли она хоть когда-нибудь разгадать этого удивительного человека, даже если их отношения перерастут в большее, чем теперь.
— Ну так что? — спросил Александр, прерывая поток её мыслей. — Заскочим поужинать?
Мередит натянуто улыбнулась.
— Вообще-то я не одета подобающим образом, — попыталась возразить она. — Мне нужно переодеться…
— Это ни к чему, — махнул рукой Александр. — Вы и так очаровательны.
Она улыбнулась.
— Спасибо, но я и в самом деле не одета к ужину. Поэтому, если не возражаете…
Александр улыбнулся и воздел руки к потолку.
— Ладно, сдаюсь. — И, обратившись к шоферу, назвал ему адрес Мередит.


— Я вас долго не задержу, — пообещала Мередит, когда они вошли в её квартиру. Положив сумочку на диванчик, она сняла пальто. — Располагайтесь пока в гостиной и выпейте что-нибудь. Вы уже знаете, где что находится.
Александр кивнул.
— Не торопитесь, — сказал он. — Я никуда не спешу.
Мередит скрылась в спальне, а Александр подошел к бару и налил себе бренди. Затем, поднеся рюмку к губам, снова задумчиво посмотрел на портрет американской актрисы с ребенком. Он сам не понимал, почему эта картина так привлекает его внимание, почти завораживает. По-прежнему что-то в этой женщине казалось ему неуловимо знакомым. Чем-то она напомнила ему Франческу. А чем-то — многих других женщин, которых он знал. Вот в чем дело, догадался Александр — эта актриса, должно быть, принадлежала к тому типу, который всегда привлекал его. По крайней мере до встречи с Мередит. Темноволосая, пышнотелая, знойная. И все же он не мог оторваться от портрета, не в силах понять, что же в этой женщине так притягивало его.
— Что-нибудь не так?
Александр, вздрогнув, обернулся. Мередит стояла позади него, ослепительно прекрасная.
— Что? — переспросил он, ещё не придя в себя.
— У вас что-нибудь не так? — повторила Мередит.
— Нет, все в порядке, — с улыбкой заверил Александр.


— Вы всегда ходите с такой скоростью? — спросила запыхавшаяся Мередит, тщетно пытаясь поспеть за быстрой и уверенной поступью Александра. Когда сегодня субботним утром он позвонил ей и пригласил прогуляться, ей и в голову не пришло, что он собрался едва ли не целый день бродить пешком по Манхэттену.
— Нет, — улыбнулся Александр. — Но не так часто, как хотелось бы. — Он взял её за руку. — Целыми днями я торчу взаперти в кабинете, поэтому пользуюсь любым удобным случае, чтобы хоть слегка поразмять ноги.
«Не удивительно, что он держится в такой прекрасной форме, — подумала Мередит. — Только тренированный атлет способен за ним угнаться.»
— При первой же возможности я выбираюсь в свое гнездышко на Лонг-Айленде, — сказал Александр, когда они приостановились полюбоваться изумительной стеклянной фигуркой, выставленной в витрине одной из галерей на Мэдисон-авеню. — Там находится моя конюшня, и я частенько тренируюсь и езжу верхом. — Он посмотрел на Мередит. — Как-нибудь я вас туда затащу.
Мередит только улыбнулась. Скажи ей это кто-нибудь другой, она бы тут же выкинула это из головы, сочтя за обычный треп, однако, познакомившись с Александром поближе, она уже давно понимала: этот человек никогда не бросал слов на ветер.
Они поднялись по Мэдисон-авеню до Пятьдесят девятой улицы, затем повернули к Центральному парку. Войдя в парк, Александр посмотрел на небо, которое заволокли угрожающие свинцовые тучи. Прогноз погоды предвещал вечером грозу, однако Александр не собирался позволить непогоде нарушить его планы в отношении Мередит.
— Время ланча, — сказал он, взглянув на часы. — Должно быть, вы уже проголодались. Давайте заскочим куда-нибудь заморить червячка. Где бы вам хотелось посидеть?
— Где угодно, — ответила Мередит, пожимая плечами. — По вашему выбору.
Александр лукаво посмотрел на нее. Его так и подмывало признаться ей, что именно он бы сейчас выбрал. Он уже протянул было руку, чтобы взять её за руку, но вовремя спохватился; время ещё не настало.
— Рядом «Плаза», — сказал он. — Зайдем туда?
— С удовольствием.
Обогнув пруд, они миновали раскрашенный в веселую полоску павильон Шахмат и шашек — бывшее любимое место развлечения манхэттенской детворы в ту пору, когда ещё не построили площадки для игр и отдыха.
— Может, лучше повернем обратно? — спросила Мередит, метнув встревоженный взгляд на угрожающе потемневшее небо. В это мгновение на руку упали первые капли. — Вот, кажется, уже и накрапывает.
— Пустяки, — отмахнулся Александр. — Успеем до дождя.
Мередит недоверчиво улыбнулась.
— Вы уверены? — с сомнением спросила она.
— Абсолютно.
В этот миг дождь зарядил уже сильнее. Мередит взвизгнула и звонко расхохоталась.
— Что вы сказали? — задорно спросила она.
Александр рассмеялся в ответ. Глаза его весело заблестели.
— Я сказал, что сейчас ливанет и нам нужно бежать со всех ног, если мы не хотим промокнуть до нитки. — С этими словами он ухватил Мередит за руку и они побежали вдоль пруда. Когда они достигли юго-восточной оконечности парка, дождь хлынул как из ведра. По-прежнему держась за руки, Александр и Мередит помчались к отелю «Плаза» и взбежали по каменным ступеням лестницы, выходящей на Пятую авеню. Лишь перед самым входом, промокшие до нитки, они остановились и, посмотрев друг на друга, в один голос расхохотались.
— Ну что, осмелимся мы зайти в таком виде? — спросил Александр.
— Я бы поставила вопрос иначе, — со смехом ответила Мередит. — Впустят ли нас?
— Конечно впустят! — Александр горделиво вскинул голову и отступил в сторону, пропуская носильщиков, достававших чемоданы из белоснежного «роллс-ройса».
— Вы уверены? — поддразнила его Мередит.
— Абсолютно.
— Где я только что слышала это слово? — спросила Мередит, притворно хлопая себя по лбу. Она шагнула вперед, но споткнулась, и Александр подхватил её под локоть. Их глаза встретились. В следующее мгновение, повинуясь какому-то необъяснимому порыву, Александр приподнял её лицо за подбородок и поцеловал в губы, сначала нежно, а затем все более и более страстно. И Мередит целовала его в ответ, не обращая внимания на любопытные взоры, которые устремляли на них швейцар «Плазы» и случайные прохожие.
«Скоро, — подумал Александр. — Теперь уже совсем скоро».


— Судя по всему, ваш отец сыграл в вашей жизни огромную роль, — заключила Мередит во время трапезы. По счастью, одежда её уже почти высохла — до этого ей казалось, что все посетители разглядывают её с нескрываемым любопытством.
Александр улыбнулся.
— Да, никто не оказал на меня такого влияния, как он, — ответил он без малейшего замешательства. — Мама всегда говорила — замечу, без особой радости, — что едва ли не с самого моего рождения отец готовил из меня своего преемника. Она часто жаловалась, что из-за этого я был лишен нормального детства. По её словам, отец рассматривал корпорацию как свое царство, а во мне видел наследника престола.
— Да, — сочувственно кивнула Мередит. — Я понимаю, насколько трудно вам пришлось. Подобное чувство ответственности сызмальства — непосильная ноша для ребенка.
Александр покачал головой.
— Сам я никогда об этом не думал, — сказал он. — Возможно, потому, что другого образа жизни и не знал. Брат мой умер ещё до того, как я появился на свет, и я остался единственным в семье ребенком. Матери моей сказали, что больше у неё детей не будет. — Он нацепил на вилку салатный лист и откусил. — Насколько я себя помню, мне с самого раннего возраста вбивали в голову мысль, что в один прекрасный день я заменю отца на посту председателя Совета директоров корпорации. Сейчас это трудно представить, но уже тогда я почему-то предвкушал приближение этого события.
— Значит вам никогда не казалось, что эту роль вам навязали? — спросила Мередит, поднося к губам бокал.
— Никогда, — уверенно ответил Александр. — Мне всегда казалось, что именно ради неё я и родился на свет Божий. Ради своего отца я был готов на все. Помню как-то поздно вечером — мне было тогда лет семь, не больше — я тайком прокрался в его кабинет; они с мамой были на каком-то званом ужине. Так вот, я уселся за его стол и отчаянно пытался вообразить, каково мне будет на его месте. — Он усмехнулся. — К сожалению, я так и уснул в его кресле.
От неожиданности Мередит не сдержалась и хихикнула.
— И чем дело кончилось? — спросила она.
— Вернувшись домой, отец прошел прямиком к себе и, ясное дело, застал меня на месте преступления. Нет, он не рассердился — скорее это происшествие позабавило его. Он обронил что-то вроде того, что надо бы оборудовать для меня здесь уголок и, взяв на руки, отнес меня наверх в спальню. Помнится, я страшно завидовал его силе и мечтал, когда вырасту, стать таким, как он. — В глазах Александра появилось странное, непонятное Мередит выражение.
— Вы были с ним очень близки? — промолвила она.
— Да, — кивнул Александр. — До тех пор, пока я не перебрался в Штаты. По-моему, — добавил он со вздохом, — он так меня до конца и не простил за это. Я очень хотел работать с ним бок о бок, но уже не мог больше постоянно пребывать в его тени. Я понимал, что в таком случае просто не сумею самореализоваться.
— Но ведь ваш отец, наверное, и сам это понимал? — спросила Мередит.
— Должно быть, понял, — задумчиво промолвил Александр. — Перед самой смертью. Но вот я так и не сумел понять, почему он так противился моему решению перебраться в Нью-Йорк. Словно у него имелись причины личного — не делового — характера, чтобы держать меня в Греции.
— Да, я вас прекрасно понимаю, — сказала Мередит.
Александр изумился.
— У вас тоже был не в меру заботливый отец?
Она глухо рассмеялась.
— Еще хуже. Ведь у него не было ни денег, ни власти. Он использовал свою роль добытчика, чтобы оказывать давление на всю нашу семью. — Впервые за всю жизнь Мередит поделилась с посторонним человеком этими мыслями, которые будили в её душе не просто грустные, но болезненные воспоминания. — Я выросла в крохотном городке на Среднем Западе. У нас там все друг друга знали как облупленных.
Александр улыбнулся.
— Как и в греческих деревнях.
Мередит тоже улыбнулась, но улыбка получилась невеселой.
— Мой отец занимался строительством, — промолвила она. — Он всегда был завален работой по горло. Домой возвращался поздно, часто даже за полночь. Помню порой, дожидаясь его, я все глаза выплакивала — боялась, что с ним что-то стряслось, Мы были очень близки. Я всегда была папочкиной дочкой. Пока не выросла, конечно.
— А что изменилось тогда?
— Изменилась я сама, — призналась Мередит, рассеянно теребя салфетку. — К великому разочарованию папы. Когда я стала самостоятельно думать, все сразу изменилось. Отец терпеть не мог, когда ему перечили. У нас начались ссоры — порой совершенно жуткие. Однажды, когда мне было уже пятнадцать, на работе папы произошел несчастный случай, и его сильно покалечило. Папа был вынужден уволиться, а потом сильно запил. С тех пор все у нас пошло вкривь и вкось.
Александр промолчал, дожидаясь, что она продолжит.
— В пьяном угаре отец был просто ужасен, — вздохнула Мередит. — Дальше так жить было невозможно, и мне пришлось перебраться в Чикаго к тете — маминой сестре. — Даже сейчас воспоминания эти причиняли Мередит мучительную боль. Сколько с тех пор прошло лет? Четырнадцать? Пятнадцать?
— Вы после этого ещё приезжали домой? — спросил Александр.
Мередит кивнула.
— Да, три года спустя. На папины похороны. — В голосе её прозвучала глубокая скорбь. — У него был обширный инфаркт. По словам мамы, все было кончено очень быстро. После этого я окончательно отмежевалась от своего прошлого. Дала себе зарок никогда впредь не вести такой образ жизни. Чтобы всегда самой о себе заботиться.
— Понятно, — покачал головой Александр. — Значит, несмотря на все сложности, мы с вами все-таки оба очень любили своих отцов.
— Да, — кивнула Мередит.
Александр накрыл её ладонь своей.
— Вот видите? — мягко произнес он. — Значит у нас с вами даже больше общего, чем мы предполагали.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танец богов - Бейшир Норма



Роман чудесный не знаю почему до сих пор его никто не прочитал.
Танец богов - Бейшир НормаЛика
19.08.2013, 21.50





мне тоже очень понравилось, читала в удовольствием
Танец богов - Бейшир Нормашапокляк
22.08.2013, 19.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100