Читать онлайн Драгоценный камень, автора - Бейшир Норма, Раздел -

в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Драгоценный камень - Бейшир Норма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Драгоценный камень - Бейшир Норма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Драгоценный камень - Бейшир Норма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейшир Норма

Драгоценный камень

Читать онлайн

Аннотация

Знаменитая писательница, чьи книги возглавляют списки бестселлеров. Спортсмен с мировой славой. Они были удачливы во всем, кроме любви – пока не встретили друг друга. Но тех, кому сопутствует удача, всегда подстерегают зависть, ревность, соперничество – и смертельная ненависть. Они оба были готовы бороться за счастье, но еще не знали, что это окажется борьба без правил…




Чемпионат мира
среди профессионалов
Международной федерации поло
Берлин, август, 1989
Мяч отскочил к центру поля. Все восемь игроков устремили своих лошадей к нему, но по инерции проскочили далеко вперед. Джордан Филлипс, третий номер в команде Северной Америки, осадил своего пони, заставив его сделать резкий разворот, заранее поднял клюшку и, прицелившись для удара, ринулся к мячу одновременно с игроком аргентинской команды.
– Оставь его мне, Джорди! – крикнул Ланс Уитни откуда-то справа.
Джордан увидел, что действительно у его товарища по команде позиция вроде бы лучше, хотя, судя по тому, как тот играл в последнее время, трудно было сказать, сумеет ли Ланс воспользоваться своим преимуществом. Тем не менее Джордан опустил клюшку и переместился по правому краю, чтобы заблокировать попытку ближайшего к нему игрока команды противника, дюжего аргентинца, перехватить мяч у ворот.
Он быстро и плавно развернул своего черного пони, почти не снижая скорости, и тут же услышал позади себя знакомый щелчок удара клюшки по мячу. Мяч со свистом пронесся мимо него и упал в нескольких метрах от ворот. Туда тотчас же устремился аргентинец. Джордан пустил своего пони в галоп, приближаясь к аргентинцу с той стороны, где тот держал клюшку. Такое сближение всегда довольно опасно, но Джордан не раздумывал. Столкновения избежать не удалось. Пони аргентинца даже пошатнулся, но быстро восстановил равновесие.
Джордан начал оттеснять аргентинца от мяча и тут неожиданно увидел Ланса. Он летел во весь опор прямо на аргентинца. Джордан хотел крикнуть, но не успел. В следующее мгновение лошадь Ланса со страшной силой врезалась в лошадь аргентинца. Тот опрокинулся на Джордана, и все три лошади повалились на землю. Действуя скорее инстинктивно, чем сознательно, Джордан успел вынуть ноги из стремян и, вылетев из седла, откатился в сторону.
Удар о землю был таким сильным, что на несколько секунд он, кажется, даже потерял сознание, а открыв глаза, увидел где-то справа, неподалеку, на ярко-зеленой траве судорожно дергающихся несчастных животных, которые тщетно пытались подняться на ноги. С трибун доносились неясные крики болельщиков. Игра, конечно, была остановлена. К Джордану подбежали двое и помогли встать.
– Вы не пострадали? – спросил один.
Покачав головой, он стряхнул с себя траву и землю.
– Кажется, нет.
Затем поискал глазами своего пони и обнаружил его в нескольких метрах справа. Животное держал под уздцы конюх. Пони вроде бы не пострадал, в отличие от одного из участников столкновения, распростертого на траве и окруженного плотным кольцом людей. Только приблизившись вплотную, Джордан увидел, что это аргентинец, который не двигался и, кажется, не дышал.
Джордан повернулся к мужчине справа:
– Он мертв?
Тот покачал головой:
– Пока нет. Ждем «скорую». Должна прибыть с минуты на минуту.
Джордан направился к своему пони, пытаясь припомнить последние критические секунды перед столкновением.
«Это скотина Ланс. Он виноват во всем. Сделал свои личные проблемы общими. Негодяй! Нет, дальше такое терпеть нельзя. – Джордан это ясно сознавал. – Стоит замять этот случай, и все – жизнь игроков будет под постоянной угрозой. Хватит, дружок, набаловался!»
Джордан чувствовал, как в нем вскипает злость. Ланса Уитни нигде не было видно.
Джордан нагнал одного из конюхов.
– Где Уитни?
Видно, лицо у него было сейчас такое, что парень попятился.
– Он сразу же ушел с поля… не знаю… – проговорил он заикаясь.
Джордан вытер пот с лица тыльной стороной ладони и напряженно сказал:
– Ладно. Пойду поищу его.


Зрители, сидевшие на трибунах, вскочили. Почти все – как по команде. Слоун Дрисколл изо всех сил тянула голову, пытаясь рассмотреть, что происходит на поле. Она придерживала свою голубую шляпу с широкими полями, опасаясь, что та слетит. Порывы осеннего ветра были довольно сильными. Видимо, примирившись с тем, что со шляпой ему все равно не сладить, ветер отчаянно трепал ее длинные золотисто-каштановые волосы. Широкие и глубокие серовато-голубые глаза Слоун поразительно гармонировали с ее волосами. Впрочем, возможно, и наоборот. Глаза Слоун отчаянно метались по игровому полю в надежде найти Джордана, и в них сейчас отражался только страх. Из громкоговорителей доносился возбужденный голос комментатора, но Слоун ни слова не понимала, потому что не знала немецкого. Она повернулась к подруге, стройной темноволосой женщине в черном, сидящей слева от нее.
– Что он говорит, Габи?
– Три игрока упали… Один серьезно пострадал, – отозвалась та, не отводя глаз от поля.
– Джордан! – выдохнула Слоун и начала быстро продвигаться вниз.
Габи попыталась остановить ее, но не успела.
– Слоун! – крикнула она ей вслед. – Я теперь вижу… Это аргентинец! Не Джордан! Джордан не пострадал!
Но Слоун уже не слышала ее, потому что голос Габи был заглушен ревом сирены «скорой помощи», въехавшей в этот момент на игровое поле. Сердце Слоун неистово колотилось и, казалось, подступило к самому горлу, когда Слоун протискивалась через толпу.
«Нет, это не может быть Джордан. Просто не может быть, и все! Если с ним что-то случилось, я этого не перенесу. Ведь это так несправедливо, чтобы именно сейчас, после нашей долгой разлуки, после всего… когда я чуть не потеряла его… И вообще без Джордана все остальное бессмысленно…»


– Сукин ты сын… ведь мы оба могли погибнуть!
Джордан стоял у входа в конюшню, ожидая, когда глаза привыкнут к полумраку. Затем сорвал с головы защитный шлем, отшвырнул его в сторону и угрожающе двинулся вперед. Ланс, сидевший на корточках перед раскрытым чемоданом для инвентаря и формы – то ли что-то туда укладывал, то ли, наоборот, доставал оттуда, – увидел Джордана, поднялся и стряхнул несколько соломинок со своих белых штанов.
– Это все получилось случайно… – начал он дрожащим голосом, пытаясь в это время незаметно уронить в чемодан небольшую прозрачную коробочку с белым порошком, которую держал за спиной. Однако незаметно не получилось.
Джордан поднял правую руку, как будто для удара, но, секунду помедлив, запустил пальцы в свои спутанные волосы и горько рассмеялся.
– Случайно, говоришь? Нет, приятель, это совсем не случайно. Это ты устроил! Что, нагрузился кокой так, что уже ничего перед собой не видишь?
– С чего ты взял, что я принимаю наркотики? – Ланс сделал шаг назад.
– Хватит вешать мне лапшу на уши, парень! – прорычал Джордан и принял боевую стойку, широко расставив ноги и машинально постукивая хлыстом по левой ладони. Его тело сейчас было невероятно напряжено. – Прибереги эти сказки для кого-нибудь другого, кто знает тебя похуже. Не так, как я.
– Джорди, ты все неправильно понял. – Ланс Уитни был явно испуган. – Клянусь!
– Ты паршивый ублюдок! – Джордан бросился на него и прижал к стене с такой силой, что затрещали доски. Он бы наверняка услышал этот треск, если бы в тот момент был способен прислушаться. Ланс попытался сопротивляться, но это распалило Джордана еще больше, и он ударил его кулаком в живот. Ланс издал стон, похожий на тяжелый вздох, а затем, видимо, обезумев от страха, вдруг изловчился и саданул Джордана коленом в промежность.
Джордан упал на спину, но быстро поднялся. На этот раз его кулак угодил в челюсть Ланса, и тот рухнул на пол. Джордан поднял его, ухватив за воротник спортивной фуфайки. Ланс вяло сопротивлялся, пытаясь снова завести разговор.
– Джорди, ты должен меня выслушать… – простонал он.
– Заткни свой паршивый рот! – рявкнул Джордан, снова притиснув его к стене. – А теперь слушай, скотина, и слушай внимательно. – Он приблизил лицо вплотную к Лансу. – Хочешь расстаться с жизнью? Пожалуйста, это твое дело. Иди куда-нибудь и выбей из своей башки мозги – если, конечно, там что-то еще осталось, – мне на это наплевать! Но делай это в другом месте, а не на поле, понял? – Джордан резко освободил его, и Ланс, скользнув по стене, присел на корточки. – Еще один такой случай, Уитни, и я отправлюсь к Гейвину Хиллеру. Думаю, мне незачем говорить, чего тебе это будет стоить. Он немедленно вышвырнет тебя из команды.
Джордан повернулся и направился к дверям конюшни. Ланс, посмотрев ему вслед, неожиданно рванулся вперед, и в следующее мгновение оба уже катались по полу, вцепившись друг в друга. Наконец Джордану удалось прижать Ланса к грязным доскам, а еще через секунду он оседлал его и начал бить. А потом руки Джордана нащупали горло Ланса. Уже не в силах более сдерживать ярость, Джордан начал душить его…
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Нью-Йорк, июль, 1986
Если вы где-нибудь встретите упоминание о гриль-зале ресторана «Четыре сезона», знайте – имеется в виду один из самых крупных центров нью-йоркской издательской тусовки. Место, где собирается книгоиздательская элита – сами издатели и их сотрудники высокого уровня, наиболее влиятельные редакторы, известные литературные агенты и их клиенты, авторы бестселлеров. Вообще-то в интерьере зала не было ничего особенного. Прямоугольный, с высокими окнами, закрытыми металлическими жалюзи, и стенами, обшитыми ореховыми панелями. По-настоящему оригинальной была здесь лишь аранжировка цветов, менявшаяся в зависимости от времени года. Именно здесь, в этом зале, в любой из кабинок или за любым столиком, обсуждались проекты, стоящие миллионы долларов, а после их завершения сюда приходили, чтобы отметить успех.
Нечто подобное происходило за одним из столиков и сегодня, в этот жаркий летний день, возможно, самый жаркий в этом году. Дело в том, что в официальном списке бестселлеров газеты «Нью-Йорк таймс» роман Слоун Дрисколл «Поверженные идолы» занял первое место. Необходимо добавить, что этот пятый ее роман стал также пятым бестселлером и, кажется, самым успешным с коммерческой точки зрения. Это событие пришли отметить сюда три женщины – автор романа, Кэти Уинслоу, ее литературный агент, пользующаяся большим влиянием на книжном рынке, и Адриенна Адамсон, постоянный редактор Слоун, а также еще десяток авторов, чьи книги вошли в федеральный список бестселлеров. В таком составе и по такому же поводу эти дамы собирались здесь по крайней мере уже в пятый раз. Слоун прекрасно понимала, что международным признанием своего пятого романа она обязана Кэти и Адриенне в не меньшей степени, чем самой себе. Слоун переводила взгляд с одной женщины на другую. Вот Кэти – миниатюрная, стильная, шикарная и смуглокожая. Последнее указывало на ее греческое происхождение. В издательских кругах Кэти называли акулой. Если она и была акулой, то, несомненно, гениальной. А вот Адриенна – уверенная в себе, красивая, с мягкими, приятными манерами, за которыми скрывалась непреклонная решительность. Это качество часто обнаруживалось на еженедельных совещаниях в редакции, когда Адриенне приходилось отстаивать книгу, на которую она возлагала надежды. Слоун считала этих женщин своими самыми близкими подругами и втайне завидовала им, их основательности, способности достичь прекрасного баланса между деловой карьерой и браком. То, чего ей самой так и не удалось. И видимо, уже не удастся.
Она подняла бокал и улыбнулась:
– За вас обеих. – На голове у нее была элегантная шляпа с широкими полями. Слоун небрежным жестом отбросила на плечо прядь золотистых волос. – Без вас… обеих… я бы, наверное, до сих пор прозябала в Чикаго!
Кэти и Адриенна подняли свои бокалы.
– И за следующие пять бестселлеров, – добавила Адриенна.
Кэти улыбнулась, вспоминая первую встречу со Слоун в Чикаго восемь лет назад.
– По-моему, ты продвинулась далеко вперед с тех пор, как покинула Чикаго, – заметила она.
Слоун весело улыбнулась в ответ:
– Можно сказать совершенно точно – на восемьсот девять миль.
– Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду.
Похоже, сейчас Слоун лучше не задевать: уж если она заведется, ее не остановишь. Кэти подозревала, что Слоун Дрисколл, наверное, такой и останется до конца дней своих. И в издательской группе «Холланд» ни у кого уже не возникало желания исправить ее. В самом начале многих в издательстве раздражали довольно развязные манеры Слоун. Не раз предпринимались попытки создать ей пристойный имидж, пока не обнаружилось, что она слишком самобытна и независима, поэтому вылепить из нее что-то искусственное невозможно. Нет, обуздать эту женщину нелегко. В конце концов оказалось, что ее дерзость, проявляющаяся в манере давать интервью и во всем прочем, помогала Слоун раскручивать романы куда эффективнее, чем методы, которыми пользовались более консервативные авторы. И тогда от нее отступились.
– Итак, тебе предстоит очередная рекламная поездка, – проговорила Адриенна, когда официант подал им десерт, фирменное здешнее блюдо – шоколадный торт с ребристыми краями. – Как всегда, двадцать два города за двадцать пять дней?
Слоун притворно застонала.
– Вообще-то я не против таких поездок… Зачем лукавить, они доставляют мне удовольствие. А кроме того, общаться с менеджерами, занимающимися книжной торговлей, очень полезно. – Она действительно умела каким-то непостижимым образом буквально в считанные часы установить прекрасные отношения с персоналом почти любого книжного магазина, что позволяло узнавать последние новости о продвижении «конкурентов» из списка бестселлеров. – Но еще позавчера утверждали, что городов будет пятнадцать. Даже при эвакуации во время урагана предупреждают раньше!
Адриенна рассмеялась:
– Я думала, ты уже привыкла к этому. – И после секундной паузы добавила: – Ты вообще сознаешь, сколько писателей продали бы душу, чтобы поменяться с тобой местами?
– Мне ли этого не знать, – живо отозвалась Слоун, – если всего лишь восемь лет назад я была одним из таких авторов. – Она допила свой коктейль «Александр».
type="note" l:href="#n_2">[2]
– И все равно очень трудно представить, что моей судьбе кто-то действительно может позавидовать.
Кэти улыбнулась:
– Ты достигла таких потрясающих успехов, Слоун. Неужели тебе этого мало?
Слоун пожала плечами:
– Я бы не возражала выглядеть как Кристи Бринкли.
type="note" l:href="#n_3">[3]
Их разговор прервал хозяин ресторана, попросив Слоун расписаться в книге почетных посетителей, толстенном фолианте в кожаном переплете. Такой чести удостаивались только самые выдающиеся гости.
– Надо же, как вовремя он явился, – с легкой улыбкой заметила Адриенна после того, как хозяин удалился.
– У меня потрясающая идея для новой книги, – объявила Слоун, резко меняя тему. – Признаюсь, не могу дождаться момента, когда начну работу. – Затем, едва заметно пожав плечами, добавила: – Но видимо, придется отложить до осени.
– Зачем ждать до осени? – возразила Адриенна. – Напиши мне перед отъездом краткую аннотацию, а вернувшись, сразу же приступай к работе. Может, к осени как раз и закончишь вчерне.
Слоун принадлежала к тому редкому типу писательниц, которые работали быстро, но не в ущерб качеству. Она замотала головой:
– Ничего не получится. Через два дня я уезжаю во Францию, примерно недели на три. Потом эта рекламная поездка по городам. Так что работу над новой книгой придется начать только осенью. – Она отправила в рот последний кусочек торта.
– Во Францию? – Адриенна повернулась к Кэти: – Ты знала об этом?
– Нет, впервые слышу. – Кэти посмотрела на Слоун. За восемь лет их совместной работы они крепко сдружились, но Кэти уже давно обнаружила, что временами со Слоун довольно трудно ладить. Она импульсивна, непредсказуема и невыносимо упряма. Порой Кэти хотелось придушить ее – точно так же, как и в этот момент. – Почему, скажи на милость, ты надумала отправиться во Францию именно сейчас? – спросила она.
– Отдохнуть захотелось, – беззаботно отозвалась Слоун.
– И это все? Просто отдохнуть?
Слоун чуть пожала плечами:
– В Довиле начинаются международные соревнования по поло. Первые в этом сезоне.
Адриенна бросила на нее удивленный взгляд:
– С каких это пор ты стала интересоваться поло? Я думала, ты увлекаешься только теми спортивными состязаниями, которые проходят в закрытых помещениях.
Источником старой, привычной для них шутки были вопросы, часто задаваемые Слоун по поводу ее книг: не вдохновляется ли она при написании сексуальных сцен собственным опытом?
Слоун улыбнулась:
– Эта игра заинтересовала меня, потому что именно о ней я и решила написать свой следующий роман.
* * *
– Мама, расскажи, чем ты будешь заниматься во Франции? – Десятилетний Тревис Дрисколл сидел в ногах большой кровати в спальне Слоун, наблюдая, как мать собирает вещи. Окна спальни выходили в Центральный парк. – Играть в казино, танцевать до рассвета или купаться ночью в фонтане?
Она подняла голову и настороженно посмотрела на сына:
– Что за бред? Откуда у тебя такие мысли?
Он склонил голову набок и загадочно улыбнулся, как будто удивляясь, что она до сих пор не знает ответа. Тревис был красивый мальчик, темноволосый, с темно-карими, почти черными глазами. Его внешность озадачивала мать до сих пор. На нее он совсем не похож и, уж конечно, не похож на своего отца. Может, это у него от бабушки с дедушкой или от более отдаленных предков?
– Так развлекаются все, кто приезжает во Францию, – сказал Тревис. – Это написано в газетах, которые продают в супермаркете. Ну, в тех, что выставлены рядом с кассиршей на выходе. Там еще много всего есть интересного – про инопланетян, про переселение душ, ну и всякое такое.
– С каких пор ты стал читать этот вздор?
– Почти одновременно с «Плейбоем», – ответил Тревис с озорной улыбкой.
Слоун оторвалась от своего занятия.
– А тебе не кажется, что для «Плейбоя» ты еще слишком мал?
Мальчик засмеялся:
– Не беспокойся, мама, я его не читал…
– …а только рассматривал картинки, – закончила за него мать.
– Я так и знал, что ты все прекрасно понимаешь. – Тревис слез с кровати и направился к двери.
– Послушай, Тревис, мне бы действительно очень хотелось, чтобы ты поехал со мной.
– Мне бы тоже хотелось, мама, – проговорил он с нарочитой серьезностью. – Но ты же знаешь, что у меня на это время намечен целый ряд важных встреч. Так что как-нибудь в другой раз.
Тревис исчез за дверью.
«Надо же, всего десять лет, а шутит как сорокалетний, – подумала Слоун. – Слишком смышленый для своего возраста. Не думаю, что сейчас это так уж ему на пользу. Значит, у него какие-то планы с друзьями».
Занятия в школе начнутся уже после ее возвращения, а здесь за ним прекрасно присмотрит Эмма, экономка, работавшая у них уже шесть лет. Так что Слоун решила на сына не давить. Пусть занимается чем хочет.
Через несколько секунд голова Тревиса снова появилась в дверном проеме.
– Мама, послушай, может, сегодня на ужин закажем пиццу? Ну, такую огромную штуковину, и чтобы там было все… кроме этих маленьких рыбок.
– Анчоусов? – уточнила Слоун.
Он пожал плечами:
– Возможно, анчоусов. Только я их не люблю. Так мы можем ее заказать?
Слоун поднялась.
– Тревис, дорогой, неужели не понимаешь, что мужчина… а ведь ты будущий мужчина… не может жить только на одной пицце?
– Сейчас я думал о тебе – не о себе, – ответил он с невинным видом.
Мать удивленно посмотрела на него:
– Обо мне? С каких это пор ты стал заботиться обо мне?
– Что значит с каких пор? – затараторил он. – С данных пор. То есть с теперешних. Я же знаю, Эмму ты отпустила, она придет только завтра днем, и я также знаю, что ты терпеть не можешь готовить…
– Дело не в этом – просто я не умею готовить, – прервала сына Слоун.
– Какая разница. Неужели нельзя просто проявить внимание?
– Молодец.
– Ну так что, мам? Можно? Я могу сейчас позвонить?
Посмотрев на сына, Слоун глубоко вздохнула и сдалась:
– Ладно, звони. Но пока я буду в отъезде, не смей уговаривать Эмму заказывать пиццу каждый вечер! Я с ней поговорю об этом, – крикнула ему вслед Слоун. Тревис побежал звонить, опасаясь, как бы мать не передумала.
Слоун покачала головой и улыбнулась.
«Да, он избалован, в этом нет никакого сомнения… Но мне некого в этом винить, кроме себя. Я никогда ни в чем ему не отказывала. И вот получилось то, что должно было получиться. Но растить ребенка, единственного ребенка, одной – дело нелегкое, потому что слишком велик соблазн проявить снисходительность и во всем потворствовать сыну. Я всегда чувствовала себя виноватой в том, что он лишен отца, и страстно желала хоть каким-то образом компенсировать Тревису его отсутствие. И тем не менее лучше уж никакого отца, чем тот, кто дал жизнь Тревису».
С годами Слоун так и не научилась разбираться в мужчинах. Ее отношения с ними напоминали лабораторные работы по химии в старших классах школы. К сожалению, она еще тогда привыкла смешивать без разбору различные реактивы. Результаты получались порой весьма пагубные. Короче, весь опыт общения Слоун с лицами противоположного пола неопровержимо доказывал, что настоящая любовь ей, видимо, не суждена. Все свое время и энергию она отдавала работе и сыну. Работа не оставляла желать лучшего, а сын… Ну что ж, хотя и избалован, но все равно вполне приличный мальчик. В общем, результаты можно считать практически удовлетворительными. Если бы теперь в жизни Слоун и появился какой-то мужчина, он бы только все усложнил.
Закончив паковать чемоданы, Слоун поняла, что изрядно устала. Прекрасно, это хороший повод пораньше лечь в постель. Она уже радовалась, что уступила Тревису и позволила заказать на ужин пиццу.
Заметив свое отражение в зеркале в полный рост, Слоун в нерешительности замерла. «Я становлюсь похожа на Белу Лугоши,
type="note" l:href="#n_4">[4]
тоже избегаю смотреться в зеркало, – подумала она, грустно усмехнувшись. Лицо, которое сейчас увидела Слоун, можно было бы назвать интересным, возможно, даже весьма интересным – ведь все зависит от вкуса, – но уж никак не классически красивым. – Красивой меня способен назвать только слепой, – подумала она, хмуро разглядывая свое отражение. Слоун всегда казалось, что лицо у нее слишком круглое, особенно когда она улыбалась, – словом, такое, будто защечные мешки набиты орехами. – Нет, я отнюдь не Кристи Бринкли», – заключила она. И все же высокие скулы и безупречный цвет лица тоже нельзя сбрасывать со счета. Волосы тоже хороши. А иметь все, наверное, вообще невозможно. Фигура очень недурна. Все, что положено, приятно оттопыривается в соответствующих местах, не нарушая пропорций. Лишнего веса тоже нет. Груди полные и пока еще крепкие. Зад, конечно, несколько широковат и тяжеловат, но это, как говорится, на любителя. Слоун успешно маскировала это с помощью накладных плечиков и широкополых шляп. Однако ее главного достоинства – богатейшего воображения – зеркало не отражало. Она написала пять бестселлеров. Стала настоящей знаменитостью. «Может быть, люди действительно завидуют мне, – подумала Слоун с некоторым удовлетворением. – Но все равно я хотела бы походить на Кристи Бринкли».
* * *
– За «Поверженных идолов» издатель выплатил вам аванс два миллиона долларов. – Телеведущая, симпатичная, довольно консервативно одетая женщина лет сорока, вела беседу очень профессионально. – Говорят, вы уже подписали новый контракт. Причем аванс достигает рекордной суммы. Это правда?
Слоун улыбнулась, чувствуя себя совершенно свободно перед телекамерами. Вопрос ничуть не смутил ее. По опыту она знала, куда клонит ведущая.
– Правда, – подтвердила Слоун.
– Но нигде в прессе не указывается конкретная сумма, – продолжала ведущая. – Не уточните ли для нас?
– Ну, скажем так, – с готовностью отозвалась Слоун, – нас, то есть меня и… налоговое управление США, эта сумма вполне удовлетворяет.
В отличие от большинства авторов Слоун было безразлично, знает ли кто-то, сколько ей платят за книги, но в разговоре с репортерами она любила напускать некоторую таинственность. Кэти это в принципе одобряла. И Линк тоже соглашался с Кэти на все сто процентов.
Вспомнив о Линке Марсдене, Слоун скосила глаза чуть вправо и тут же увидела своего рекламного агента, который стоял недалеко от входа в студию. Высокий, красивый сорокалетний мужчина с густыми каштановыми волосами, спускавшимися сзади чуть ниже воротничка рубашки, а спереди густой волной ниспадавшими на лоб. Его усы всегда были безукоризненно подстрижены. Портрет дополняли выразительные темно-синие глаза. В общем, не лицо, а картинка. Одевался Линк безупречно. Костюмы носил самые дорогие. Слоун платила ему запредельные гонорары, так что он мог себе это позволить. С их первой встречи Линк всегда слегка раздражал Слоун, и она до сих пор так до конца и не осознала почему.
Интервью прошло очень гладко, но, когда все закончилось, Слоун все же испытала облегчение. До отъезда во Францию оставалось четыре часа, а ей предстояло сделать еще тысячу дел.
– Нам нужно поговорить, – сказал Линк, когда они вместе выходили из здания центра.
– Тогда поторопись. – Слоун, остановившись у края тротуара, начала высматривать такси. – Я спешу.
– В таком случае отложим до завтра. – Линк нахмурился. – Встретимся у меня в офисе часов в десять…
Слоун покачала головой:
– Не могу. Завтра в десять я буду во Франции.
– Во Франции? – Линк схватил ее за руку. – Что ты забыла во Франции?
– Ты уже пятый, кто спрашивает меня об этом. – Она холодно улыбнулась. – Это вообще-то не твое дело, но, так и быть, отвечу: я еду в Довиль встретиться с друзьями.
– Но ты не можешь сейчас уехать! – воскликнул Линк так громко, что привлек внимание прохожих. – У тебя на носу рекламная поездка… Напоминаю на всякий случай, возможно, ты забыла.
Слоун выдернула руку.
– Я ничего не забыла.
– У меня целый список интервью: для «Тайм», для «Пипл», я забил место на телевидении в программе «Сегодня»…
Слоун подняла на него глаза:
– Это что, уже согласовано и назначено? – Она помахала проезжающему такси, но оно не остановилось.
Линк поколебался секунду.
– Пока нет, но…
– В таком случае никаких проблем. Просто не назначай ничего до первого октября. К тому времени я вернусь из рекламной поездки.
– Зачем тебе ехать сейчас во Францию? – не унимался Линк Марсден. – Там что, кто-то умирает?
Слоун сердито посмотрела на него:
– Там никто не умирает. А вот ты, если сейчас же не прекратишь… – Она замолчала, а затем закончила уже более спокойно: – Если тебе так уж необходимо все знать, то в Довиль я еду собирать материал для новой книги, а если повезет, надеюсь отдохнуть и набраться сил. Бог знает, сколько лет я не имела полноценного отпуска! – Слоун помахала очередному такси.
– Прежде чем строить какие-то планы, могла бы по крайней мере посоветоваться со мной, – с упреком заметил Линк, когда возле них затормозило такси.
Слоун открыла дверцу, но неожиданно обернулась и посмотрела на Линка сверкающими от гнева глазами.
– Давай проясним ситуацию раз и навсегда. Ты работаешь на меня! – Слоун почти кричала, не обращая внимания на прохожих, которые удивленно поглядывали на нее. – Это ты должен советоваться со мной, прежде чем строить какие-то планы. Понял?
Теперь Линк тоже по-настоящему разозлился.
– Ах вот ты как заговорила! Интересно, кем бы ты была без меня?
– Не сомневайся, все было бы прекрасно! Последние шесть лет ты постоянно заставляешь меня делать то, чего мне совершенно не хочется. Если уж хочешь откровенности, то я тебе скажу: с меня хватит! Мне надоели твои наставления: как улыбаться, как разговаривать с прессой, как одеваться, как причесывать волосы! Я позволяла тебе все. Достаточно вспомнить этого идиота визажиста, который превращал меня то в одного, то в другого персонажа картин Пикассо! Да я же стала настоящей марионеткой! Кукла Слоун Дрисколл – только заведите, и она начнет улыбаться перед камерами и заговорит. Очаровательная дама, которая на часть вопросов не отвечает вообще, а если уж на что-то и умудряется ответить, то всегда скучно и вяло! Что за дурацкий имидж ты для меня придумал?! Ведь только в сон клонит от этих кретинских интервью и всего прочего!
– Эй, леди! – прервал ее таксист. – Вы едете или нет?
– Конечно, еду! – Слоун перевела дух. – Встретимся в офисе, Линк, после моего возвращения! – Она села в такси и с силой захлопнула дверцу.
Пока водитель встраивался в поток машин, Слоун пыталась разобраться в своих чувствах. Она сейчас понимала, что злится не на Линка Марсдена, а на себя. Вообще-то он ей больше не нужен. Имидж, придуманный им для нее, Слоун никогда не нравился, ибо стеснял, как узкое платье. Слоун никак не удавалось привести себя в соответствие с этим имиджем. Дани Хавилленд и Кэролайн Форрест, рекламные менеджеры издательства «Холланд», уже давно считали, что с рекламой у нее все в порядке. Она стала звездой и в услугах Линка Марсдена больше не нуждалась.
Но так было не всегда. Издательство «Холланд» как следует раскрутило ее первый роман, но Слоун казалось, что этого мало. Ей хотелось поскорее выдвинуться, привлечь внимание, и она убедила себя, что для этого нужен персональный рекламный агент. После того как «Откровения» стали бестселлером, Слоун начала поиски. Ей настоятельно рекомендовали «Товарищество Линкольна Марсдена». Линк работал с несколькими начинающими авторами и достиг весьма эффективных результатов. Он оказался исключительно привлекательным мужчиной, но это не повлияло на решение Слоун воспользоваться его услугами, поскольку как мужчина Линк ее совершенно не заинтересовал. Так было поначалу. Тогда, приступив к сотрудничеству, они никак не могли найти общий язык, но постепенно все как-то сгладилось, деловые отношения мало-помалу переросли в личные, и в конце концов дело, как водится, закончилось постелью. Но все это длилось недолго. Слоун быстро поняла, что как мужчина Линк раздражает ее еще больше, чем как рекламный агент.
«Нет, – подумала она, откидываясь на спинку сиденья, – с мужчинами у меня определенно ничего не получается. Ну и пусть!»
* * *
Движение было настолько интенсивным, что до аэропорта Кеннеди такси добиралось почти час, хотя Слоун рассчитывала доехать за полчаса. Но все же она успела вовремя зарегистрироваться, сдать багаж и теперь благополучно поднималась на борт самолета компании «Эр Франс» рейсом до Парижа. Оттуда ей предстоит полететь в Довиль.
Слоун расположилась в кресле у окна, пристегнулась ремнем и достала из сумочки книгу о поло, которую взяла почитать в дорогу. Она углубилась в чтение, желая выяснить хотя бы правила игры, чтобы не выглядеть в Довиле совсем уж полной невеждой.
Эта поездка обещала быть интересной. В Довиль ее пригласила Габриелла Миллано. Учась в колледже, они жили в одной комнате общежития. Габи, как ее звали друзья, девять лет назад вышла замуж за итальянского бизнесмена и большую часть времени проводила в Европе. Ее муж Карло был энтузиастом поло – одно время даже сам играл – и все важные матчи посещал так же усердно, как ревностный католик – храм. Любовь к игре он привил и жене, и та последние несколько лет присылала Слоун письма с разных концов света, описывая в деталях, иногда даже с рисунками, образ жизни игроков в поло, ну и вообще всех, кто «связан с лошадьми». Эти письма и вдохновили Слоун. Ей захотелось написать об этом роман, и она приняла приглашение супругов Миллано присоединиться к ним в Довиле. Неделю назад, разговаривая с ней по телефону, Габи упомянула, что их хороший приятель – «ему тридцать лет, он играет за американскую команду и имеет девятый рейтинг» – согласился стать консультантом Слоун, с ним уже договорились. «Его зовут Джордан, и он прекрасно разъяснит тебе, что к чему, – сказала Габи, а затем загадочно добавила: – Я знаю его уже много лет и не сомневаюсь: он сможет проконсультировать тебя не только по вопросам игры в поло».
«Девятый рейтинг», – размышляла Слоун. В поло, так же как и в гольфе, игрокам присваивают соответствующие рейтинги в зависимости от класса игры. Только в поло наоборот – чем выше номер рейтинга, тем лучше игрок. «Этот Джордан Филлипс, должно быть, действительно хорошо играет».
Слоун читала, не отрываясь ни на секунду, пока стюардесса не принесла ужин. И даже за едой она повторяла про себя термины поло и правила игры. Слоун не ездила верхом уже много лет и никогда раньше не была в Довиле, хотя много слышала об этом небольшом французском городке на берегу Ла-Манша – фешенебельном курорте, международном центре конного спорта. Это и все прочее обещало сделать три недели отпуска очень интересными.


Довиль, август, 1986
Т-р-р-рах! Небольшой белый мяч, почти касаясь земли, как молния полетел к воротам. Восемь игроков на лошадях – четверо в красно-белых фуфайках, другие четверо в голубых – устремились туда же. Зрителям на трибунах топот лошадей напоминал отдаленные раскаты грома. Еще один мощный удар заставил мяч пролететь высоко над стойкой ворот. Трибуны взорвались аплодисментами. Игроки повернули своих лошадей к центру поля, ловко манипулируя клюшками, как копьями во время рыцарского турнира. В громкоговорителе загундосил голос комментатора, который, разумеется по-французски, очень быстро описывал действия игроков.
– Он в голубой фуфайке, – сказала Габи. – Под номером три.
Габриелла Миллано, высокая и стройная, с прямыми черными волосами до плеч, выглядела очень элегантно в своем льняном костюме цвета морской волны и такой же шляпе. Сидя в ложе за столиком рядом со Слоун – этот сектор трибун почему-то носил название «Деревня», – она указала на одного из игроков. Слоун водила биноклем по игровому полю, отыскивая третий номер. Муж Габи, Карло, обычно редко позволявший себе оторваться от наблюдения за игрой, сейчас что-то оживленно обсуждал (наверное, очень важное) с крупным французским финансистом. Все зрители вокруг были одеты весьма элегантно, особенно женщины – в летних льняных нарядах от лучших кутюрье Парижа. «Правило очень простое, – сказала Габи, позвонив Слоун накануне ее вылета в Довиль. – Днем – лен или в крайнем случае хлопок, вечером – ювелирные украшения, все, какие у тебя есть, самые лучшие». Слоун опасалась, что ее льняной костюм (голубая блузка с эполетами из мелкого жемчуга) и белая шляпа с широкими полями окажутся не к месту на трибунах стадиона, но сейчас, приехав сюда, поняла, что этот наряд вполне соответствует стилю довильской публики.
– Я вижу его. – Слоун наконец навела бинокль на номер три в голубом.
– Что скажешь? – поинтересовалась Габи.
Слоун пожала плечами:
– По-моему, он очень рискованно играет.
– Нет, не это, а как он тебе вообще? Красивый?
– На таком расстоянии трудно оценить внешность. – Слоун не отрывала глаз от бинокля. – Особенно если учесть, что на нем шлем и защитная маска.
Именно в этот момент номер три в голубом забил еще один гол.
«Хорош, конечно, хорош», – подумала Слоун. Даже почти ничего не понимая в поло, она видела, что это один из тех спортсменов, которые делают игру. Следя за ним в бинокль, Слоун лениво размышляла о том, что интересно было бы узнать, как он выглядит вблизи, без шлема и защитной маски. «Габи говорит, что он красавец. Наверное, самодовольный до чертиков и не менее высокомерный».
Американская команда вела со счетом 4:2, когда прозвучал колокол, возвестивший, что до конца второго периода осталось тридцать секунд. Игроки съехали с поля, чтобы передохнуть и сменить лошадей. Слоун следила за номером три в голубом уже без бинокля. Он соскочил с седла с легкой грацией, свидетельствующей о многом. В частности, о том, что номер три годами упорно тренировался, совершенствуя искусство верховой езды. Он снял шлем, но Слоун все еще не удавалось как следует разглядеть его лицо, она только заметила, что волосы у него темные, и то после того, как номер три прошелся по ним рукой, а затем подвел своего пони к конюху и тот протянул ему повод другого.
К концу третьего периода американская команда ускорила темп. Слоун пропустила момент удара, который тщетно попытались перехватить несколько игроков. На поле, собственно, ничего в этот момент не было видно, только клубок лошадей и всадников. В конце концов мяч остановился недалеко от центра поля. Слоун увидела, что серая в яблоках лошадь третьего номера, быстрая, как ртуть, вырвалась вперед. Джордан сделал еще один сильный удар. Мяч пролетел через все поле, но у самых ворот его перехватили. Это означало потерянное очко. Затем американцы снова овладели мячом. Их противники, пытаясь отразить эту атаку, дважды нарушили правила игры. Потом прозвучал сигнал, означающий конец периода. Игроки начали покидать поле на перерыв.
– Пошли, я познакомлю тебя с Джорди, – сказала Габи.
Когда они пробирались к выходу, Слоун заметила, что многие зрители вышли на поле.
– Это старая традиция, – объяснила Габи, – потоптаться на игровом поле.
Они приблизились к линии заграждения. Слоун с удивлением увидела, что игроки обеих команд стоят вместе, о чем-то разговаривают, шутят, смеются. Некоторые сидели в шезлонгах, другие разлеглись прямо на траве.
– Неужели они перестают чувствовать себя соперниками сразу же после сигнала на перерыв? – спросила Слоун.
– Как правило, да, но не всегда. – Габи понимающе улыбнулась. – А вот и Джордан! – Она помахала рукой.
Слоун увидела, что он направляется к ним со шлемом в руке, высокий, стройный, хорошо сложенный. Последнее легко угадывалось, поскольку потная фуфайка плотно облегала его широкую мускулистую грудь. В неглубоком вырезе фуфайки виднелись густые вьющиеся волосы. Джордан уже приблизился настолько, что Слоун отчетливо разглядела его лицо с несколько резкими, но правильными чертами. Ей показалось, что карие глаза Джордана блестят по-особому, как будто в их глубине таится огонь. Его влажные темные волосы чуть вились за ушами. Почему-то вид этого человека наводил Слоун на фривольные мысли. С удивлением поймав себя на этом, она испугалась, что ее щеки станут такими же пунцовыми, как у Джордана.
– Джорди, это Слоун Дрисколл, – сказала Габи. – Слоун, это Джордан Филлипс.
Слоун протянула руку:
– Рада познакомиться. – Она почему-то чувствовала себя в этот момент полной идиоткой.
Джордан взял ее руку, чуть пожал, но не отпустил.
– А я все гадал, псевдоним это у вас или нет.
– Нет, не псевдоним, – соврала Слоун. – Я вообще стараюсь ничего не скрывать.
Он широко улыбнулся:
– В самом деле?
Слоун чувствовала, что заливается краской, но ничего не могла с собой поделать. «Этот мужчина действует на меня как шампанское, которое сразу ударяет в голову. Он очень опасен».
Улыбка Джордана была совершенно обезоруживающей.
– Габи много рассказывала о вас.
Слоун рассмеялась:
– Не верьте ни одному ее слову!
– Вы совершенно правы. Кроме всего прочего, не зря же ее зовут Габи.
type="note" l:href="#n_5">[5]
– Может, вы перестанете говорить обо мне в третьем лице, как будто меня здесь нет? – Габи уступила дорогу молодому конюху с двумя лошадьми.
Джордан сделал вид, что не слышит.
– Тем не менее, – продолжал он, все еще держа руку Слоун, – думаю, в этот раз на нее можно положиться. Эта старая ведьма рассказывала о вас много лестного. Насколько мне известно, из всех людей, живущих на земле, она дарит искренней симпатией человек трех, не больше. Так вот вы в их числе.
Габи двинулась к нему с шутливой воинственностью.
– Ты у меня сейчас получишь, Джорди Филлипс! Ишь разболтался!
– Ничего у тебя не выйдет, дорогая. На вид я как будто сильнее. Впрочем, сейчас проверим. – Он отпустил руку Слоун, подхватил Габи и поднял на добрых полметра.
– Отпусти меня, идиот! – возмущалась Габи, молотя кулачком по его плечу. – Люди смотрят!
– С каких пор это стало беспокоить тебя? – Джордан опустил ее на землю.
– С каких пор… с каких пор, – проворчала Габи с притворным гневом. – Посмотри, что ты наделал! Теперь от меня пахнет лошадью!
– Не волнуйся. Твои прекрасные духи запросто перебьют этот запах, – беззаботно отозвался Джордан и взял большой бокал воды со льдом, который подала ему молодая блондинка в шортах и тесной футболке. Она стояла тут же, неподалеку, и смотрела на него с нескрываемым обожанием, будто в трансе, даже не сознавая, что он не замечает ее. Однако Слоун заметила эту девушку. И почему-то ее присутствие было ей неприятно.
«Почему? Почему это беспокоит меня? Не понимаю!»
Джордан залпом выпил полбокала.
– Там жарко, как в пекле. – Он показал на игровое поле, затем протянул бокал Габи. – Хочешь?
– Не подлизывайся, – отозвалась она. – Я на тебя сердита.
Он улыбнулся и посмотрел на Слоун:
– Где вы остановились?
– В «Нормандии», – не сразу ответила она.
Джордан кивнул и пригладил волосы.
– А я в «Ройале». Тогда сегодня же и поужинаем вместе в «Нормандии». В восемь подойдет?
Ошеломленная Слоун потеряла дар речи.
Ее вид рассмешил Джордана.
– Разве вы не хотите поговорить со мной о поло? – спросил он, забавляясь.
– Именно за этим я сюда и приехала, – с трудом вымолвила она, все еще не придя в себя. Его самоуверенность поразила ее.
– Открою вам маленький секрет: со мной лучше всего общаться на полный желудок. Я имею в виду свой желудок. – Джордан взял поводья лошади, которую подвел конюх. – Значит, до вечера?
Слоун кивнула.
– Зачем ты сразу согласилась, стоило покапризничать, – сказала Габи, когда он вскочил в седло и отъехал.
Слоун улыбнулась, вспомнив школьные занятия по химии.


– Теперь следите внимательно. – Джордан взял солонку и перечницу и поставил их рядом перед ней на столе. – Тактика передачи мяча, которую мы практикуем, состоит в следующем: в данный момент мяч у этого игрока, – Джордан показал на солонку, – но он ждет, пока партнер выдвинется вперед. – Джордан передвинул перечницу на несколько дюймов. – Когда этот окажется метрах в тридцати впереди, он пошлет мяч в его сторону. Причем удар должен быть сильным.
– Если, конечно, до этого он не свалится с лошади, – заметила Слоун.
– Советую вам, милая дама, относиться к этому с некоторым уважением. – Джордан улыбнулся. – У нас серьезное дело. Итак, сделав удар, этот парень должен остановиться и ждать, когда другой парень передаст мяч ему. Этот последний устремляется за мячом, оглядывается, смотрит, в какой позиции его товарищ по команде, затем увеличивает скорость и, прежде чем сделать удар…
– За нами наблюдает официант, – сообщила Слоун конспиративным шепотом.
– Если ему нравится, пусть смотрит, не нравится, пусть отвернется! – Джордан шутливо нахмурился.
Уже очень давно она не проводила время так приятно. Джордан нравился ей не только как мужчина, он оказался и самым обаятельным собеседником из всех, кого встречала Слоун. Этот человек охотно отвечал на все ее вопросы, развлекал анекдотами из жизни профессионалов поло и вообще…
Подали десерт.
– Поло в своей основе игра очень простая. – Джордан лукаво подмигнул. – Главное, забить гол, а как – это уже дело десятое.
– Вы всегда играете за одну и ту же команду?
Он покачал головой:
– Я свободный художник. В чем-то это похоже на проституцию. Сравнение не изящное, но во многом справедливое. Я играю за тех, кто предложит большую цену. Например, сыграл сезон в Штатах, а потом переезжаю в Аргентину и играю там. – Джордан сделал паузу. – Однако не все такие. Значительная часть профессионалов играет только для одного спонсора. Спонсором у нас называют спортивного бизнесмена, который содержит команду. Играть с теми же самыми ребятами все время весьма неплохо. Особенно для новичка в профессиональном спорте.
Потом Джордан рассказал о временах, когда играл за клуб «Миопия»,
type="note" l:href="#n_6">[6]
неподалеку от Бостона.
– Накануне игры обе команды проводили вечер вместе, – вспоминал он. – Существовала такая традиция. Каждая команда старалась изо всех сил перепить другую, так что в конце концов напивались все. Когда на следующее утро мы собирались на завтрак, с похмелья никто не мог ничего есть, но и признаваться в этом не хотелось. Поэтому каждый впихивал в себя еду, а потом, естественно, искал место, где бы поскорее от нее избавиться.
Слоун поморщилась:
– Весело, вижу, вы проводили время.
– Верно. – Джордан поднес к губам бокал с белым вином и сделал глоток. – Да будет вам известно, все игроки в поло – люди очень самолюбивые. Не дай Бог кому-то признаться в своей слабости. Лучше пойти под пытки.
– Вы говорите об этом так, как будто скучаете по тем временам, – заметила она.
Их глаза встретились.
– Да, скучаю. Но поймите меня правильно, профессиональное поло – моя жизнь. И все же бывают времена, когда я скучаю. Мне не хватает игры ради удовольствия.
Слоун кивнула. Такое чувство ей было хорошо знакомо.


В мире пять основных центров профессионального поло. Это Палм-Бич, Буэнос-Айрес, Большой виндзорский парк и Кодри в Англии, а также Довиль. И любой настоящий знаток удостоверит факт, что интереснее всего в Довиле. Поклонники поло – а большинство из них люди деловые, живущие на «больших скоростях», чьи календари встреч, деловых поездок и всевозможнейших светских раутов расписаны на год вперед, – обязательно каждый год резервируют последние три недели августа для посещения Довиля.
В конце каждого лета на этом шикарном французском курорте собираются восемь команд и разыгрывают около пятнадцати призов, самый важный из которых «Золотой кубок». Чтобы получить право участвовать в соревнованиях, каждая команда должна иметь общий рейтинг по крайней мере двадцать баллов и иметь возможность заплатить вступительный взнос две тысячи долларов. Команды бывают двух типов. К первому относятся такие, которые организует богатый профессионал с высоким рейтингом. Он играет в команде сам, являясь ее капитаном, и там же играет обычно его приятель, тоже богатый. Двух остальных игроков они нанимают. Это платные игроки. Для такой команды заплатить вступительный взнос за право участия в соревнованиях не проблема. Команду второго типа содержит так называемый спонсор. Он собирает команду из высокооплачиваемых классных игроков. «Спонсорские» команды в последнее время преобладают. Сам спонсор, серьезный бизнесмен, платит своим профессионалам высокие гонорары, обеспечивает каждого в среднем шестью поло-пони, берет на себя их дорожные расходы и все прочее. Команда обычно обходится спонсору в миллион долларов в год и больше.
В Довиле команды играют каждый день, кроме понедельника, в течение трех недель. Каждое утро ровно в девять игроки на поле – либо тренируются, либо играют. Им приходится соблюдать строгий режим и вести весьма умеренный образ жизни. Ужинают обычно в одном из заведений, таких, например, как «Кафе де Драккар», изредка посещают казино или ночные клубы – «У Регины» в Довиле или «У Джимми» на другом берегу реки, в Тровиле, но допоздна никогда не засиживаются. Каждый понедельник на специальной площадке рядом с конюшнями аргентинские гаучо готовят асадо, свое традиционное говяжье барбекю.
Слоун эти вечера с барбекю очень нравились. Здесь собирались игроки из различных команд, многих сопровождали в поездке жены и даже дети. Она с удовольствием наблюдала за Джорданом, который на этих встречах вел себя совершенно иначе, чем наедине с ней. И хотя Слоун он почти ни в чем не отказывал – проводил с ней фактически все свободное время, делился личным опытом, посвящая в секреты игры, даже приглашал на тренировки утром, – ей все равно казалось, что чего-то главного в нем она не улавливает. Со своими товарищами Джордан держался несколько иначе. Они вообще походили на большую счастливую семью. На барбекю желанным гостем был каждый – от самого знаменитого игрока до последнего конюха. Здесь их всех объединял веселый шумный пир. Это было настоящее братство, что не удивляло, поскольку подавляющее большинство спортсменов играли друг с другом (или друг против друга) уже много лет.
Особенно был близок Джордан с Лансом Уитни, главным защитником американской команды, высоким блондином, очень светлокожим в отличие от своего смуглого приятеля. Ланс был года на два старше Джордана. За трапезой они обычно предавались воспоминаниям, которые Слоун записывала на диктофон.
– Половину сезона, – вспоминал Ланс, – нам приходилось проводить в странах, языка которых мы совсем не знали. Постоянно торчать в гостинице надоедает, но стоило оказаться на улице и отойти на какое-то расстояние – и поиски обратной дороги превращались в серьезную проблему. Помнишь, Джорди, сколько раз мы заходили с тобой куда-то к черту на кулички?
– Конечно, помню, – отзывался Джордан, протягивая руку за пивом. – Но на поле проблемы языкового барьера не существовало. Как будет «сукин сын», я знаю по меньшей мере на десяти языках. – Он легко открыл бутылку и сделал большой глоток.
– Да, – со смехом соглашался Ланс, – такого рода выражений мы наслушались изрядно. В добрые старые времена, когда еще Макс играл с нами, нас троих побаивались. Верно, Джорди?
Джордан неожиданно помрачнел.
– Да, – серьезно согласился он. – Обижать нас не решались.
– Кто такой Макс? – Слоун посмотрела на Джордана, его реакция на слова Ланса возбудила в ней любопытство.
Ланс это тоже заметил и немного смутился.
– Макс Киньон, – пояснил он. – Мы играли в одной команде и… дружили. Но это было очень давно.
Озадаченная резкой переменой в настроении Джордана, Слоун решила расспросить его об этом позднее.
Габи предупреждала ее, чтобы она не увлекалась, но Слоун утверждала, что у нее нет личной заинтересованности.
– Мужчина мне сейчас не нужен, ты это знаешь, – заявила она. – Но даже если я сижу на диете, это вовсе не означает, что нельзя полистать меню.
И действительно, между ними сложились сугубо деловые отношения. Они всегда говорили только о поло. Слоун задавала вопросы, Джордан отвечал. Все было очень просто.
Так по крайней мере им казалось.


– Бывают времена, когда я чувствую себя почти бродягой, – признался Джордан. Они медленно пересекали игровое поле, его пони трусил сзади. Через несколько минут должна была начаться утренняя тренировка. Трава на поле блестела от росы. С Ла-Манша дул мягкий солоноватый ветерок, и утренний воздух был свеж и чист. – Неделя здесь, две недели там, месяц где-то еще. – Одна из лошадей на другом конце поля негромко заржала. Лошадь Джордана навострила уши, подняла голову и заржала в ответ. Он ласково погладил ее шею. – В Штатах я не был с февраля.
– А вообще где твой дом? – спросила Слоун (они уже перешли на ты), отбрасывая с лица прядь волос. Сегодня она надела ярко-синие льняные слаксы и красную рубашку. Для Довиля этот август был необычно прохладным, и Слоун уже жалела, что не взяла с собой что-нибудь потеплее.
– Массачусетс, – ответил он. – Если точнее, Мартас-Виньярд. Вырос я там. Сейчас мои родители живут в Бостоне, но я по-прежнему считаю домом этот остров, который мы называем Лунный Камень. Там я растил в юности своих пони и дрессировал их для поло.
– Значит, кроме родителей, у тебя больше никого нет? Ни братьев, ни сестер… – Слоун хотела добавить: ни жены, ни невесты, но не поддалась искушению. «Мне не должно быть дела до этого».
Он кивнул:
– Да, я единственный ребенок в семье. А ты?
Слоун улыбнулась:
– Разве ты забыл наш уговор? Вопросы задаю только я!
– Неужели мой вопрос настолько неуместен? – удивился Джордан.
– Нет… просто он личный.
– Понимаю. Стало быть, задавать личные вопросы мне ты можешь, тут все в порядке, а вот сама на эти темы говорить отказываешься.
Слоун шла, глядя в землю.
– Похоже, так.
– Джордан! – К ним подъехал игрок на гнедой кобыле. – Ты собираешься разминаться с нами или нет?
Джордан посмотрел на Слоун так, как будто хотел что-то сказать, но затем передумал.
– Сейчас, – бросил он и вскочил на своего пони. Затем посмотрел на Слоун еще раз. – Останешься здесь?
Она кивнула.
– Хорошо. Думаю, это будет для тебя полезно.
Джордан отъехал, а ее внезапно охватил какой-то странный озноб. Она вспомнила, как недавно сказала Габи: «Но если я даже сижу на диете, это вовсе не означает, что нельзя полистать меню».
Теперь, глядя вслед Джордану Филлипсу, Слоун вдруг осознала, что совсем забыла про «диету» и про клятву, которую дала себе много лет назад.


– Вижу, меня заменили. А я-то всегда считала себя незаменимой!
Джордан подтянул подпругу на седле, резким рывком ослабил клапан, затем поправил стремя. Этот мягкий чарующий голос был ему слишком хорошо знаком.
– Джилли, ты, наверное, заблудилась. Забрела совсем не туда, – напряженно отозвался он.
– Неужели? – По ее тону чувствовалось, что она забавляется.
– Едва ли это понравится твоему мужу.
– Плевать мне на то, что нравится или не нравится моему мужу, – спокойно ответила Джилли. – Я делаю то, что нравится мне.
Джордан глубоко вздохнул.
– Да, это мне известно лучше, чем кому бы то ни было.
– Ты что, боишься взглянуть на меня, Джордан? – проговорила она дразнящим шепотом.
Он тотчас повернулся к ней и сердито бросил:
– Черт возьми, Джилли, иди развлекайся с кем-нибудь другим! – На них уже начали поглядывать, но он был слишком раздражен, чтобы замечать это. – Ты забыла, что я уже покусан и против твоего яда у меня выработался иммунитет?
– Неужели?
Джилли Флеминг-Киньон по-прежнему была одной из самых красивых женщин, каких только Джордан видел в своей жизни. А повидал он немало. Высокая, прекрасно сложенная, зеленоглазая, с густыми черными ресницами и темно-рыжими волосами, тяжелыми волнами спадающими на плечи. Тонкая косметика делала нежные черты чуть резковатыми. На Джилли было короткое шелковое платье. Глядя на нее, Джордан помимо воли вспомнил – не мог не вспомнить, – какова она в постели. Настоящая тигрица с бесподобным, постоянно жаждущим телом, казалось, специально созданным, чтобы дарить наслаждение. Боже мой, какой она бывала дерзкой, активной, всегда готовой к любым сексуальным экспериментам. Да, это она – та, кого он чуть не назвал своей женой. Они приблизились к этому вплотную. Это была Джилли, избалованная до мозга костей, законченная эгоистка, манипулировавшая им до тех пор, пока Джордан не прозрел и сексуальные чары, которыми она околдовала его, не развеялись.
– Когда-то ты любил меня, – мягко заметила она, как будто прочитав его мысли.
Он хмуро молчал.
Джилли сделала шаг вперед.
– Неужели можно так просто забыть все, что было между нами? Я любила тебя, не важно, веришь ты мне или нет. – Она нежно положила руки ему на плечи. Джордан почувствовал, как сразу отозвалось его тело. – Я все еще люблю тебя.
Джилли впилась губами в его губы, но он схватил ее запястья и оттолкнул.
– Перестань, Джилли. Ты всегда любила только себя. Мы оба это знаем – и ты, и я. А на чувства к другим… включая и Макса, у тебя ничего не оставалось.
Она улыбнулась:
– Я никогда не любила Макса. Ты это знаешь.
– Конечно, знаю, – холодно согласился Джордан. – Ты вышла за Макса в отместку мне. И подстроила так, чтобы я тогда застал вас в постели. И все это ради мести. Несчастный Макс! Так в чем же проблема сейчас, Джилли? Ты что, еще не насладилась местью?
– Ты хочешь меня по-прежнему, Джордан… Я знаю это… И ты тоже знаешь. – Джилли попыталась поцеловать его снова, но он отвернулся. – Помнишь, как нам было хорошо? Так хорошо, как с тобой, мне не было ни с кем.
– А вот мне было плохо! – почти выкрикнул он, удивив всех, кто в это время находился в конюшне. – Возвращайся к Максу, Джилли… Здесь со мной ты просто зря теряешь время.
– Разве? – Она засмеялась. – Видно, ты так и не поумнел, Джордан. Эта женщина – ты знаешь, о ком я говорю, – просто использует тебя. Вот и все!
– Не сомневаюсь, такой опытный эксперт, как ты, способен дать весьма квалифицированное заключение. – Джордан отвернулся.
– Она наплюет на тебя сразу же, как только получит то, что ей нужно. – Сделав несколько шагов к выходу, Джилли обернулась. – И когда это произойдет, ты знаешь, где меня найти.
– Не сотрясай понапрасну воздух. – Он повернулся к своей лошади.
Джилли вышла.
И ни один из них не заметил Слоун, которая стояла поодаль в тени и молча наблюдала эту сцену.


– Габи, расскажи мне о Джордане все, что знаешь, – попросила Слоун.
Они шли по длинному дощатому променаду, проложенному вдоль берега еще в двадцатые годы. Почти белый пляжный песок был усеян яркими пятнами больших зонтов, напоминавших шатры, преимущественно красных и голубых. Вдоль самой кромки воды, о чем-то весело переговариваясь и громко смеясь, медленно двигались мужчина и женщина, оба верхом на лошадях.
Возможно, Габи и удивила эта просьба подруги, но виду она не подала.
– Вряд ли я знаю о нем больше других. Джордан из хорошей семьи, обосновавшейся в Новой Англии. Дед по отцовской линии нажил капитал на фондовой бирже, мать тоже из очень богатой семьи. Джордан, по-моему, белая ворона в семье. Во всяком случае, его поочередно выгоняли из всех престижных школ на восточном побережье. Я и Карло познакомились с ним семь лет назад в Палм-Бич. Тогда он только начинал приобретать известность в профессиональном поло, и им интересовались многие спонсоры. Ну, ясное дело, и в женщинах тоже недостатка не было. Дамы роились вокруг Джордана, как мухи вокруг его лошадей, но их было, пожалуй, значительно больше, чем мух.
– А кто такая Джилли Киньон?
С моря налетел порыв сильного соленого ветра и взъерошил длинные волосы Слоун.
– Джорди встретил Джилли в Сиднее много лет назад, когда только начинал принимать участие в международных соревнованиях. – Габи помолчала. – Ее отец, один из самых известных австралийских игроков, имел прозвище Тасманский Дьявол и, вне сомнений, оправдывал его. На поле это был настоящий монстр. Судя по тому, что я слышала, у Джордана с Джилли был настоящий роман, страсть в духе голливудских историй. Дело быстро шло к свадьбе – в этом никто не сомневался, наверное, включая и Джилли, – но все неожиданно расстроилось.
– Почему? – тихо спросила Слоун.
Габи пожала плечами:
– Этого никто не знает. В один прекрасный день Джорди просто порвал с ней отношения. Вот и все. Джилли, конечно, этого ему не простила. Спустя шесть месяцев она вышла замуж за его друга Макса Киньона, одного из лучших британских игроков. Собственно, он и по сей день лучший. Говорят, будто Джилли сделала это, чтобы досадить Джорди.
– Похоже, в ней бездна очарования, – заметила Слоун.
Женщины остановились, когда к их ногам подкатился ярко раскрашенный пляжный мяч. К нему со всех ног спешил малыш.
– При чем тут очарование? – Габи коротко рассмеялась. – Такие определения к Джилли не подходят. Змея – другое дело. А еще лучше – акула или пиранья. Но очарование тут уж вовсе ни при чем.
Слоун облокотилась на перила и задумчиво уставилась в воду.
– Но что же тогда он в ней находил?
– Ну, это очень просто. Секс – вот что находил и находит в Джилли каждый мужчина. Все, кроме бедного Макса. Он так болезненно влюблен в свою жену, что это даже противно. Говорят, любовь слепа, но в случае с Максом это, по-моему, не любовь, а патология.
– Полагаю, Джордан все еще встречается с ней.
Габи кивнула:
– Да, но не в том смысле, какой ты имеешь в виду. И подозреваю, гораздо чаще, чем ему хотелось бы. Впрочем, при встречах они держатся вежливо и холодно – я сама тому свидетельница, – чего не скажешь об отношениях Джордана с Максом. Когда они играют друг против друга, на поле лучше не смотреть. Там сплошное смертоубийство. – Она с улыбкой взглянула на Слоун: – Ты, я вижу, всерьез заинтересовалась им.
Слоун поморщилась:
– От тебя, Габи, ничего не скроешь.
– Что верно, то верно. – Габи решила поделиться своими наблюдениями. – Послушай, вы всю неделю не отходите друг от друга, и смотреть на это нет никаких сил, поскольку дальше разговоров у вас дело не идет!
– Я и не собиралась иметь с ним никаких особых дел, – возразила Слоун с некоторым напряжением.
– Не прикидывайся, дорогая, – усмехнулась Габи. – Ты прекрасно знаешь, о чем я. – Она полезла к себе в сумочку, вытащила ключ и положила его на ладонь Слоун. – Это ключ от нашего коттеджа в Хонфлере. Мы купили его сравнительно недавно, уже полностью обставили, но сейчас им не пользуемся. Карло нужно постоянно быть здесь, в городе. Много деловых встреч и всякое такое.
– И что мне делать с этим ключом? – спросила Слоун.
Габи улыбнулась:
– Полагаю, у тебя хватит извилин решить, как воспользоваться им. Ладно, давай прибавим шагу, а то опоздаем на обед.


– Ты, наверное, не поверишь, но я играю в Довиле каждый год – по крайней мере последние шесть лет, а вот порог этого заведения сейчас переступаю в первый раз. – Джордан открыл перед Слоун резную дверь элегантного «Казино д’Эте».
Она посмотрела на него и слегка улыбнулась:
– Не было настроения играть?
– Дело не в настроении, – грустно признался он, – а в элементарном отсутствии физических сил. Какое там казино! Обычно часам к десяти я уже вырубался.
– Я так тебя понимаю!
Джордан молча усмехнулся. Слоун казалась ему самой загадочной женщиной – раздражающе загадочной, – какую он когда-либо встречал. Зачем она вдруг подает ему какие-то неясные сигналы, на что-то намекает, а уже в следующую минуту держится отстраненно и холодно? Зачем? Что она хочет от него? После Джилли ни разу ни одна женщина по-настоящему не заинтересовала Джордана, и он был твердо уверен, что никогда больше и не заинтересует. Но сейчас, глядя на Слоун в этом вечернем голубом платье с полуоткрытой спиной, Джордан вдруг ощутил неясный трепет. Он хотел ее. Давно, уже очень давно, он не встречал женщину, которая так волновала бы его физически. После Джилли, черт бы ее побрал, никого. Джилли в известном смысле погубила его, сделала так, что теперь он не верил ни одной женщине. А уж тем более не мог полюбить. Джордан не доверял и Слоун, хотя ему очень хотелось овладеть ею. По-своему она такая же хищница, как и Джилли. Еще бы, знаменитость, автор бестселлеров, а интересуется им лишь потому, что собирает материал для новой книги. На этот раз Слоун решила поведать миру о тайнах игры в поло. Но, черт возьми, он все равно ее хочет!
– Может, попытаем счастья в рулетке? – спросила Слоун.
Джордан усмехнулся:
– Почему бы и нет? – Чертов смокинг сводил его с ума. Почему во всех казино такие дурацкие правила? Обязательно смокинг, обязательно эти идиотские сорочки с такими неудобными воротничками, что в них едва ворочается шея. – Давай поохотимся за их деньгами! – предложил Джордан с деланной веселостью, увлекая ее к окошку кассира.
Они купили стопку больших черных жетонов, каждый стоимостью пятьсот франков, затем нашли пустые кресла за одним из столов. Слоун поставила десять жетонов на двадцать четыре черное.
– Боюсь, к концу вечера мы останемся без штанов, – скептически заметил Джордан.
– Без штанов я еще тебя не видела, а вот без сорочки ты производишь совсем неплохое впечатление, – с улыбкой отозвалась Слоун, вспоминая его на утренних тренировках, когда он играл без шлема и без фуфайки.
Джордан моментально воспользовался предоставившейся возможностью.
– Если проиграемся в пух и прах – а я в этом не сомневаюсь, – может, и у меня появится шанс увидеть, как ты прекрасна без блузки.
Она поспешила сменить тему и довольно натянуто спросила:
– А куда же подевался твой оптимизм?
– Я оставил его за дверью на улице, – усмехнулся он, подумав: «Черт бы тебя побрал!»
– Ставки сделаны, – объявил крупье.
Колесо завертелось, шарик начал свой ритуальный танец удачи, и Слоун затаила дыхание. Наконец скорость вращения колеса начала снижаться, шарик еще немного попрыгал, после чего успокоился на номере двадцать четыре черный. Слоун вскрикнула и восторженно захлопала в ладоши.
Крупье, приняв ставки других игроков, повернулся к Слоун.
– Вы остаетесь на двадцать четвертом, мадемуазель?
Она посмотрела на Джордана, и тот кивнул.
– Оставьте, – сказала она.
И снова выпал их номер. Радостная Слоун повисла на шее у Джордана. Он сдержанно улыбался, удивленный таким взрывом эмоций: «Может, пойти в казино была не такая уж плохая идея?»
Вечер они закончили с фантастической прибылью – что-то около тридцати пяти тысяч американских долларов.
– Давай потратим их на что-нибудь несерьезное, вроде поездки на Таити, – предложил Джордан, намекая, что, если они вместе выиграли, значит, должны вместе насладиться ими. Слоун притворилась, что не слышала.
«Ничего, скоро ты запоешь у меня по-другому», – подумал Джордан.
* * *
На востоке, над горизонтом, в безоблачном летнем небе появилось солнце. На поле начали собираться игроки. Но Джордан ничего этого не видел. Он сконцентрировался на ударе. Пустив свою лошадь в галоп и следя, чтобы мяч был справа, Джордан не сводил глаз с маленького белого пятнышка, сущей горошины на темно-зеленом игровом поле. Он поднялся на стременах, перенес весь свой вес на них, инстинктивно сжав бедра и колени, чтобы не вылететь из седла, и изготовился для удара. Затем начал двигаться к мячу, подняв клюшку высоко над головой и ожидая момента, когда ее можно будет опустить. Правильно выбрав момент, когда до мяча оставалось лишь несколько футов, Джордан широко размахнулся и ударил. Он мягко сопровождал клюшкой мяч и после удара, причем на пару секунд торс его завибрировал. Мяч пулей устремился вдоль поля.
Сдержав лошадь, Джордан развернул ее и подъехал к ограждению. Там стояла Слоун, опершись на бампер взятого ею напрокат темно-зеленого «пежо». Одета она была немножко иначе, чем обычно, – в бледно-лиловые хлопчатобумажные слаксы и светло-серую хлопчатобумажную блузку. С шеи свисал бледно-лиловый с голубым шарфик из набивного шифона. И Слоун была без шляпы. Это Джордан заметил сразу. В Довиле Слоун почти никогда не выходила без шляпы. Сейчас ее длинные волосы трепал легкий ветерок. «Ей бы чуть-чуть макияжа, – подумал он, – и она выглядела бы на десять лет моложе».
Слоун была старше Джордана на пять лет, но это ничуть не волновало его. Он не ощущал никакой разницы, но ему казалось, что ее это беспокоит. Почему? Спешившись и направившись к ней, Джордан отогнал эту мысль.
– Давай-ка посмотрим, чему ты научилась, – весело начал он. – Какого типа удар я сделал?
– Передний правый, – быстро ответила она.
Джордан вскинул брови в шутливом удивлении.
– Замечательно! Может, теперь пора учиться играть?
– Думаешь, не смогу?
Он пожал плечами:
– Не знаю. Это нелегко.
Слоун приняла вызов:
– Прекрасно… Я согласна.
– Когда бы ты хотела провести первый урок? – Джордан широко улыбнулся.
– Зачем откладывать, давай прямо сейчас.
– Как скажешь, – согласился он и подвел ее к лошади, сказав с нарочитой серьезностью: – Это у лошади перед, а это соответственно зад.
– Перед у лошади я вижу впервые, – так же серьезно отозвалась она, – и, разумеется, принимаю к сведению, а вот зад, кажется, мне видеть уже приходилось. Только вот не припомню точно – твой или лошадиный?
– Один-ноль, – рассмеялся Джордан, подсаживая ее в седло. – Надеюсь, хоть раз в жизни ты садилась на лошадь?
– Очень давно, – ответила Слоун, устраиваясь в седле. – Что теперь?
Он снял свой шлем и протянул ей:
– Надень.
Она надела шлем и застегнула на подбородке.
– Знаешь, – призналась Слоун, – книгу написать будет довольно сложно. Я уже это предвижу. Ведь необходимо проникнуть в психологию игрока, понять, что он думает и чувствует во время игры. Можно исписать кучу тетрадей, и все равно это будет не то, потому что сама я этого никогда не испытывала.
– И это все, что тебя заботит? – улыбнулся он, глядя на нее снизу вверх. – Говоришь, никогда не испытывала сама? Так это же очень легко исправить, дорогая. – И прежде чем Слоун успела ответить, Джордан легко сел на лошадь позади нее, а затем пустил в полный галоп, направив через поле туда, где тренировались игроки.
– Джордан! – вскрикнула Слоун. От неожиданности у нее перед глазами все завертелось, но она крепко вцепилась в переднюю часть седла, а Джордан обхватил ее левой рукой за талию, а в правую взял вожжи. – Ты соображаешь, что делаешь?
Он снова рассмеялся:
– Иногда соображаю, иногда нет. Но сейчас – нет, и это, кажется, первый случай, дорогая.
– Я ничего не вижу! – простонала Слоун, когда они приблизились к множеству лошадей и всадников.
– А сейчас смотри в оба, иначе пропустишь самое главное, – предупредил Джордан и, наклонившись вперед, сделал безупречный удар в направлении ворот.
– Эй, Филлипс, кончай валять дурака! – крикнул один из игроков.
– Я только показываю леди, как это делается, – отозвался Джордан и наклонился к ее плечу. Слоун вся трепетала. – С тобой все в порядке? – прошептал он.
– Я чувствую себя соответственно этой необычной ситуации, – еле слышно отозвалась она.
– Не бойся, упасть я тебе не позволю, – заверил ее Джордан. – Просто откинься назад, на меня, и расслабься.
Слоун повиновалась. Радостно сознавая ее близость, он пустил лошадь легким галопом назад, к ограждению, а через несколько секунд перевел на шаг. Его губы едва не касались щеки Слоун. Джордана охватила необыкновенная нежность к ней. Впрочем, ему казалось, что так было с самого начала, и теперь Джордану очень хотелось верить, что и Слоун он тоже не совсем безразличен. Плохо только, что времени на выяснение отношений почти не осталось. Через неделю она должна вернуться в Нью-Йорк, а он отправится на турнир в Аргентину.
Инстинктивно Джордан прижал ее к себе немного сильнее и затаил дыхание. А затем его рука медленно коснулась ее шеи.
– Шарфик! – вдруг выдохнула она. – Должно быть, я где-то обронила его.
– Сейчас найдем. – Джордан повернул лошадь и направил назад через игровое поле, по-прежнему шагом. Отпускать свою драгоценную спутницу он не торопился.
– Вон мой шарфик, – прошептала она, показывая направо.
Джордан подъехал туда, где лежал на траве ее шарфик, подхватил его клюшкой и протянул Слоун. Сняв его с клюшки, она повернулась назад и посмотрела на Джордана.
– Выходит, рыцари еще не перевелись! Я…
Закончить Слоун не успела, потому что его губы нашли ее губы и прижались к ним в коротком и очень нежном поцелуе. Потрясенный Джордан подумал, что все это очень похоже на любовь.


Как только Джордан доставил ее к машине, Слоун немедленно вернулась в свой номер в «Нормандии». Она до сих пор еще вся трепетала, вспоминая его прикосновения. Ей казалось, что это больше чем обычное физическое желание. Она была почти уверена в этом, но чисто умозрительно, поскольку подобного никогда прежде не испытывала. Габи совершенно права. Их влечет друг к другу. И грех отказываться, пусть даже это будет всего лишь на один уик-энд, а потом она больше никогда не увидит его. Такой мужчина – Слоун в этом не сомневалась – появляется в жизни лишь однажды, и, что бы ни произошло дальше, ей хотелось провести с ним хотя бы один идиллический уик-энд.
Она раскрыла сумочку и вытащила ключ, который дала ей Габи. Коттедж в Хонфлере. Как будто все специально придумано. Вот оно – превосходное место для превосходного уик-энда. Но как к нему с этим подойти? Слоун казалось, что Джордана вряд ли привлекают слишком активные женщины. Инициатива должна исходить от него. Но разве он уже не проявил ее сегодня утром на игровом поле? Пожалуй, да, иначе как истолковать его поведение – ведь Джордан обнимал ее, прижимал к себе, что-то хрипло шептал, целовал… Но не могла же Слоун вернуться на стадион и крикнуть: «Послушай, Джордан, не хочешь ли провести со мной уик-энд?» Нет, такое немыслимо даже в ее вполне зрелом возрасте. Во всяком случае, не с таким старомодным мужчиной, как Джордан.
Наконец Слоун осенило, и она написала ему записку: уезжаю на уик-энд в Хонфлер (адрес и все прочее подробно), если хочешь, приезжай – и вложила ее в конверт. Собрать сумку было делом десяти минут. Слоун остановилась у отеля «Ройал» и передала конверт портье, зная, что Джордан получит его сразу, как только вернется с тренировки.
Спустя тридцать минут она уже подъезжала к Хонфлеру.


Хонфлер, август, 1986
Коттедж был расположен на холме неподалеку от небольшой рыбацкой деревушки. Собственно, эта деревушка и была Хонфлер. Если с узкой гравийной дорожки, ведущей к коттеджу, посмотреть на север, можно было увидеть бухту и стоящую на рейде армаду рыбачьих баркасов и прогулочных лодок. Дальше за ними высились корабли и океанские лайнеры. Но это уже ближе к проливу. А на западе была видна великолепная панорама Гавра и устья Сены. Медленно въезжая на холм, Слоун вспомнила, что Габи советовала любоваться видами ночью, однако она сама надеялась заняться ночью делами поважнее.
«Приедет или не приедет?» – размышляла Слоун, выводя машину на круговую подъездную дорожку. Как будто получалось, что приедет. Во всяком случае, сегодня утром на игровом поле он декларировал свои намерения вполне отчетливо. Слоун тоже недвусмысленно высказала свои желания, передав портье отеля «Ройал» конверт с запиской. Теперь оставалось только ждать результата.
«Он будет здесь!» С этой мыслью Слоун вошла в дом и поставила на пол сумку.
Разумеется, это было вовсе не то, что американцы называют коттеджем, а самый обычный и довольно старый нормандский деревенский дом (по крайней мере такое впечатление он производил снаружи), сложенный из бревен и известняка и примерно на две трети увитый сильно разросшимся плющом. Крыша была соломенной. Габи сказала, что весной там вырастают полевые цветы. Дом стоял в центре участка, обильно засаженного розами, астрами, дельфиниумами, георгинами и вереском. Однако внутреннее убранство приятно поразило Слоун превосходным сочетанием старины и современности. Стены всех комнат были задрапированы плиссированной камчатой тканью различных оттенков розового, голубого и зеленого, окна высокие, кровати с пологами на четырех столбиках и повсюду антиквариат. А вот ванные комнаты и кухня оказались самыми что ни на есть ультрасовременными. Слоун улыбнулась. А как же могло быть иначе? Разве Габи согласилась бы прожить, пусть даже несколько недель в году, в доме без современных удобств? Такое невозможно вообразить.
Слоун отнесла на кухню бутылку дорогого шампанского, купленного ею по дороге в Довиле, нашла ведерко со льдом и поставила в него. Если Джордан появится, сегодня вечером у них будет праздник. Потом она поднялась наверх, в спальню, и распаковала сумку. Вещей было немного, и среди них одна специально предназначенная на сегодня – очень короткая ночная рубашка из розового шелка, отороченная кружевами цвета слоновой кости. Ее Слоун небрежно бросила на спинку кресла в углу комнаты.
«Да, этот уик-энд он не забудет. И я тоже».
Ждать пришлось совсем недолго. Не успела она насладиться видом, открывающимся из окна, как на подъездной аллее появилась машина. Причем не просто какая-то машина, а именно та, которую взял напрокат Джордан. Слоун поспешила вниз и открыла переднюю дверь как раз в тот момент, когда он собирался постучать.
Джордан держал в руке плетеную корзину и улыбался.
– Официанта вызывали? Меня прислала из Довиля одна леди. Она обнаружила, что вы забыли взять консервный нож, и сильно опасается, как бы в связи с этим не умерли здесь от голода. Я с ней согласен. Эти опасения совсем не беспочвенны, потому что такие случаи уже бывали, они описаны в литературе.
– Болтает много эта твоя Габи, – пробормотала Слоун, пропуская его в дом.
Джордан поставил сумку на пол, а корзину передал ей.
– Миленькое местечко. Приехала сюда поработать?
Она улыбнулась:
– Нет, просто решила немного насладиться покоем и тишиной.
Он нахмурился:
– Следовало предупредить, а то я пригласил сюда всю команду. Они скоро подъедут.
Слоун засмеялась:
– Пусть подъезжают!
– Ладно, ладно… Пожалуй, я немного преувеличил.
– Ну, если немного… – начала она.
– Немного, немного… совсем чуть-чуть. – Джордан подошел ближе. – Меня больше всего удивляет то, что ты не побоялась пригласить меня сюда. А вдруг я начну соблазнять тебя?
Слоун откинула голову назад и искренне рассмеялась.
– Филлипс, я пришла к выводу, что тебя мне бояться нечего. Парень ты совершенно безвредный – все разговоры да разговоры, а дела никакого.
Его глаза озорно вспыхнули.
– Значит, дела тебе захотелось, вот оно что?
И не успела она открыть рот, как Джордан схватил ее за руку и потащил наверх.
– Джордан Филлипс, ты сошел с ума! – смеясь, закричала она, спотыкаясь о ступеньки. – Сейчас три часа дня!
– Ну и что? – Он не остановился, пока не достиг верхней площадки. – Здесь в какую сторону?
Слоун не сразу сообразила, о чем он спрашивает, затем выдохнула, обессилев от смеха:
– Вторая дверь направо.
Джордан втащил ее в спальню и притянул к себе.
– Перестань смеяться надо мной! Своим смехом ты портишь этот романтический момент.
– Во-первых, ты неандерталец, – заметила Слоун. – А во-вторых, я смеюсь не над тобой, просто все мои надежды провести романтический вечер рухнули. Все мои добрые намерения…
– Добрые, они у тебя очень добрые, – мягко отозвался Джордан, и его губы медленно приблизились к ее губам. Она тут же прильнула к нему.
Поцелуй был таким долгим, что у Слоун перехватило дыхание.
– Дорога в ад вымощена добрыми намерениями, – прошептала она, наклоняя голову, чтобы поцеловать углубление на его шее.
– По мне, так уж пусть лучше будет ад, но такой. – Он начал целовать ее шею, а руки его медленно двигались по спине, пока ладони не обхватили ягодицы. Затем Джордан сильно прижался к ней, выдохнув в ухо: – Не знаю, долго ли смогу вытерпеть! – И принялся расстегивать ее серую хлопчатобумажную блузку, а Слоун погрузила пальцы в его волосы.
Терпение его иссякло, кажется, после третьей пуговицы, и Джордан разорвал тонкую ткань до пояса. Потом захватил ладонью ее грудь и начал совершать большим пальцем небольшие круги вокруг соска, постепенно превращая его в твердеющий комочек желания. При этом Джордан пятился назад, пока не опустился на край постели, после чего притянул ее к себе. Обняв Слоун за талию, он начал целовать ее груди, вначале только дразня соски кончиком языка, а затем захватил их поочередно губами.
Слоун стояла, закрыв глаза, и молча гладила его волосы. Лишь когда Джордан отпрянул, она выдохнула:
– Не останавливайся, не надо…
– Только на одно мгновение, дорогая, – прошептал он, расстегивая ее слаксы и спуская их с бедер.
Через секунду Джордан стянул со Слоун прозрачные трусики. Она тоже не теряла времени и пыталась снять с него сорочку. Когда это ей удалось, Слоун, окрыленная успехом, переступив через свою одежду, опустилась на колени и расстегнула его брюки. Лишь частично проделав свою работу, она была вознаграждена: ее взгляду открылась его возбужденная плоть.
– Осторожнее, – улыбнулся Джордан. – Ведь ты не хочешь, чтобы наш праздник закончился слишком быстро?
– Не больше, чем ты, – улыбнулась она в ответ.
Затем последовала мучительная возня с ботинками – их надо было расшнуровать, потом стащить, – но общими усилиями они справились и с этим.
– Наконец-то! – выдохнула Слоун, трепеща от возбуждения.
Джордан нетерпеливо протянул руки, схватил ее за плечи и поставил на ноги.
Примерно с минуту он стоял неподвижно, лаская ее груди, а затем неожиданно опрокинул Слоун на постель и навис над ней, время от времени касаясь ее губ. Она, находясь уже на грани экстаза, любовалась рельефными мускулами на его груди, ласкала их и ворошила пальцами густые вьющиеся темные волосы. Почувствовав, как его рука скользнула между ее ног и начала там свои нежные исследования, Слоун взяла его твердый подрагивающий орган и начала поглаживать кончиками пальцев.
– Давай же, – прошептала она, прислушиваясь к его слабым стонам. – Давай же, Джордан, пожалуйста, давай…
– Дорогая… – Одним быстрым и резким движением он оказался внутри ее. Слоун издала приглушенный вскрик. Он подавил его своими губами и нежно погладил ее волосы, словно успокаивая, а затем хрипло выдохнул: – Вот так, дорогая! – и начал движения, древние, как сам мир. Слоун начала двигаться вместе с ним, тоже гладя его волосы и чувствуя на себе его горячее дыхание.
«Неужели свершилось чудо и я встретила наконец мужчину, способного дарить такие мгновения счастья?»


– А ты меня по-настоящему удивила, – сказал Джордан.
Он лежал на спине, обнимая Слоун, примостившуюся у него на груди. В совершенно темной комнате они не видели, который час. Да это и не имело значения, потому что с той минуты, как они вошли в спальню, время потеряло для них значение.
– Неужели? – Слоун поцеловала его влажную грудь.
Джордан задумчиво намотал на палец прядь ее волос.
– Представляешь, что я почувствовал, получив твою записку? Такую записку… – Он улыбнулся, скользя пальцами по ее лопаткам. – Все эти две недели ты держала меня на расстоянии вытянутой руки – и вдруг такое… Я уж решил, что совсем не интересую тебя как мужчина.
– А я задавала себе подобные вопросы про тебя.
Ее слова рассмешили Джордана.
– Про меня? А что я, по-твоему, должен был делать, если ты…
– Не нужно, милый. – Слоун быстро поцеловала его в губы. – Нам хорошо вдвоем. Мы совершенно одни, разве это не прекрасно?
– В таком случае давай проведем здесь всю неделю.
Она посмотрела ему в глаза:
– Ты что, серьезно?
– Серьезнее не бывает. Габи и Карло сюда не приедут, они надолго завязли в городе. С другой стороны, отсюда до Довиля рукой подать, и я каждое утро смогу посещать тренировки. Здесь нас никто беспокоить не будет. И вообще о том, где мы, никто не знает.
– Моей экономке придется сообщить, – сказала Слоун. – Потому что мой сын…
– Ну, это конечно, – согласился Джордан.
– И Габи.
– Сказать Габи – это все равно что сообщить по радио. – Джордан взъерошил ее волосы. – Но при создавшихся обстоятельствах, полагаю, у нас действительно нет иного выбора.
– Как ты решишь, так и сделаем, – промурлыкала Слоун, покрывая поцелуями его грудь.
– Как я решу? – удивился он. – В таком случае…


Проснувшись на следующее утро, Слоун долго лежала, глядя на крепко спящего Джордана, и боролась с искушением коснуться его. Он был самым красивым мужчиной из всех, кого она встречала. Во всяком случае, ей Джордан казался самым красивым.
Наконец она осторожно села, и первое, что увидела, была ночная рубашка, брошенная на спинку кресла еще вчера. Эту рубашку Слоун купила через три дня после приезда в Довиль. Так, на всякий случай, если придется соблазнять Джордана в спешном порядке. Соблазнять! От этой мысли она чуть не рассмеялась. Хотелось бы знать, кто из них в прошлую ночь был соблазнителем, а кто соблазненным. Слоун вспомнила о шампанском, стоявшем в ведерке со льдом внизу. Такой романтический вечер замышлялся…
Но он и получился романтическим, куда уж романтичнее. Только несколько интенсивнее, чем предвидела Слоун. И в Джордане она не ошиблась – он действительно восхитительный любовник, точно знающий, где и как ее коснуться, чтобы доставить наслаждение. Казалось, они близки уже много лет, хотя это случилось впервые. Они начали днем и занимались любовью до глубокой ночи, практически без перерыва, и все никак не могли до конца насладиться друг другом. Даже сейчас Слоун так же жаждала его прикосновений и поцелуев, мечтала ощутить Джордана внутри себя. Он подарил ей такое наслаждение, какого прежде она не испытывала ни с одним мужчиной, и Слоун еще не насытилась этим.
Осторожно встав с постели, она накинула шелковый темно-розовый халат и направилась в ванную, где первым делом пристально посмотрела на себя в зеркало. Так и есть, вид ужасный. Вчера все получилось слишком быстро, и Слоун забыла снять косметику. Теперь на нее смотрела из зеркала мордочка енота – тени и тушь расплылись под глазами, образовав неровные кольца. «Слава Богу, Джордан еще спит, – подумала она, открывая баночку с очищающим кремом и распределяя его по лицу. Затем взяла несколько салфеток. – Очень бы не хотелось, чтобы он увидел меня такой».
– Ах вот ты где!
Слоун вздрогнула и обернулась. В дверях стоял улыбающийся Джордан. Одеться он не потрудился, и его вид тут же возбудил ее.
– Ты так сладко спал, что я решила не будить тебя. – Она снова повернулась к зеркалу.
– Чем это ты занимаешься? – спросил он.
– Да вот, забыла снять макияж. – Слоун приложила к лицу салфетку.
– Дай-ка я посмотрю. – Джордан мягко забрал у Слоун салфетки, затем приподнял ее подбородок, повернул голову к свету и задумчиво присвистнул. – Да… раскраска слишком боевая. Ей-богу, перед нами не женщина, а произведение абстрактного искусства. – Он нежно стер с лица Слоун крем с остатками макияжа, затем бросил влажные салфетки в урну. Его глаза блестели от удовольствия.
– Ты смотришь на меня так, будто я одна из твоих пони, которую приготовили на продажу! – притворно возмутилась Слоун.
– Вот тут ты сильно ошибаешься – тебя я не продам ни за какие деньги! – Джордан запечатлел поцелуй у нее на лбу.
– Видимо, это следует воспринимать как комплимент?
– Пожалуй, это самый большой комплимент, какой я когда-либо делал женщине. – Джордан снова поцеловал Слоун и легонько шлепнул по заду. – Одевайся, через час мы должны быть в Довиле.


В воскресенье у Джордана игры не было, и они остались в Хонфлере. Утром спустились в деревню, раскинувшуюся здесь уже несколько столетий назад. Узкие дома с шиферными крышами жались друг к другу, за ними виднелись бухта с рыбацкими лодками, стоящими на рейде, и доки. Они осмотрели храм Святой Катерины – церковь моряков, построенную в XV веке из корабельного материала. Ее крыша напоминала чуть приподнятый кверху корпус судна. Поход, как водится, закончился на «Ферме Сен-Симона» – в ресторане в нормандском стиле, таком же старом, как и все в этом месте. Ресторан стоял на склоне горы, повернутом к проливу Ла-Манш.
– Скажи, пожалуйста, – спросил Джордан за обедом, – в твою личную жизнь посторонним по-прежнему вход воспрещен? Помнишь, когда я прежде пытался задавать тебе об этом вопросы, ты неизменно отвечала, что это не мое дело.
– Насчет того, что это не твое дело, неправда. Я так не говорила… – Слоун избегала смотреть ему в глаза.
– Значит, я ошибался.
Она отложила вилку.
– А что, у тебя есть вопросы?
– Расскажи лучше для начала что-нибудь сама.
– А собственно, и рассказывать-то нечего. – Слоун опустила глаза. – Я родилась и выросла в Чикаго. В средней американской семье. Понимаешь? Совершенно обычная, ничем не примечательная жизнь. Заурядные родители, такой же младший брат и такая же собака…
– …заурядный муженек, – продолжил он.
Слоун покачала головой:
– А вот заурядного муженька не было. По этой части вообще никого не было.
– А сын? Ты купила его в универмаге «Сирс»?
type="note" l:href="#n_7">[7]
 – осведомился Джордан, чувствуя, как между ними нарастает напряжение, и пытаясь его разрядить.
Она подняла на него глаза и слабо улыбнулась:
– К сожалению, я не купила его. А жаль, лучше бы было так.
– И что же это означает? – настаивал Джордан.
– Это означает, что Тревис – единственное хорошее из того, что произошло со мной в Чикаго. Я никогда не считала его появление следствием какой-то ошибки. А вот в случае с его отцом…
Джордан, помолчав, спросил:
– Значит, история твоей жизни не вполне повторяет сказку о Золушке?
– Пожалуй, больше похоже на «Челюсти».
Он потянулся через стол и накрыл ее руку своей.
– Ты что, не веришь в счастливые концы?
– Почему же, верю, – грустно ответила Слоун. – Но только в кино и книгах.


– Волнуешься?
Они лежали в постели. Уже поднималось солнце, обозначая начало нового дня. Необычного дня. Сегодня игрался финальный матч «Золотого кубка».
«Возможно, это последний день, который я проведу с тобой, Джорди».
Он нежно прижал ее к себе и улыбнулся:
– Неужели с тобой можно не волноваться?
– Глупый! – Она шутливо ударила его по плечу. – Я имела в виду предстоящий матч!
– Знаю, что ты имела в виду. – Джордан слегка куснул ей мочку уха. – Но я о другом. – Его рука под одеялом блуждала по ее телу.
Слоун усмехнулась:
– А мне всегда казалось, что спортсмены перед ответственными матчами этим не занимаются. – Его губы скользнули вниз по ее шее, к ключице, и дальше вниз, к грудям. Их ноги переплелись под одеялом. – Я думала, что это снижает выносливость.
– Спасибо за заботу, но с выносливостью у меня пока все в порядке. – Джордан хрипло засмеялся, поднял руку к ее грудям и кончиком указательного пальца провел линию в глубокой ложбинке между ними. – С тех пор как мы приехали сюда, я играл почти каждый день. Разве ты заметила, что я был каким-то измотанным?
Слоун погрузила пальцы в его волосы.
– Не то чтобы заметила…
«Что я сделала не так? Ведь я думала только о том, чтобы провести лишь уик-энд, один прекрасный, чувственный уик-энд с мужчиной, который мне понравился с первого взгляда. Но то, что я чувствую к нему сейчас, куда больше, чем обычное сексуальное желание. Это что-то другое…»
Слоун тщетно пыталась разобраться в своих чувствах, но ничего не получалось, потому что прежде она такого никогда не испытывала.
«Неужели опять, как на лабораторных занятиях по химии в школе, я смешала не те реактивы и получилась гремучая смесь?»
* * *
В финале встречались команды США и Англии.
Джордан и Макс Киньон боролись за мяч, но его перехватил Ланс Уитни и послал к воротам. Слоун, сидя в ложе рядом с Габи, с замиранием сердца наблюдала за игрой в мощный бинокль и при каждом их столкновении невольно вскакивала на ноги.
– Это уже не очень похоже на спортивную игру, кажется, будто они хотят убить друг друга. – Она медленно опустила бинокль.
– Я же тебе говорила – когда Джорди и Макс на поле, идет самая настоящая война. – Габи глотнула белого вина. Белое платье без рукавов удачно контрастировало с ее смуглой кожей, к тому же еще и загорелой. – Я с тобой согласна – смотреть на это неприятно.
Слоун подняла глаза:
– И все это из-за Джилли?
Габи покачала головой:
– Полагаю, Джордан вообще здесь ни при чем. – Она поставила свой бокал на стол. – Это все Макс. Он вбил себе в голову, что Джилли хочет вернуть Джордана, и страшно ревнует. Но дело в том, что Джордан и не помышляет возвращаться к ней.
«Возможно, Макс не так уж и не прав», – подумала Слоун, вспомнив сцену, подсмотренную в конюшне.
– Макс просто рехнулся на своей жене. Он уверен, что каждый мужчина только и мечтает затащить Джилли к себе в постель. – Габи лукаво улыбнулась. – Проблема в том, что, видимо, в основном так оно и есть.
Слоун снова начала наблюдать за игрой. Темп заметно нарастал, и англичане как будто начали уступать. Два зафиксированных нарушения правил позволили американцам сделать два штрафных удара, один с линии сорока ярдов, другой – с шестидесяти. И все же к тому времени, когда удар гонга возвестил, что до конца третьего периода осталось тридцать секунд, английская команда вела с перевесом в два очка.
Слоун опустила бинокль, поднялась и оправила свое сапфирово-голубое льняное платье.
– Куда ты собралась? – спросила Габи.
– Подожду Джорди у линии заграждения. Его нужно приободрить.
Габи иронически улыбнулась:
– Подбадривай, но только словами. Иначе потом не избавишься от лошадиного запаха.


– Этот паразит жаждет крови, – прохрипел Джордан, спрыгнув на землю у линии заграждения. Передав поводья конюху, он упругой походкой опытного наездника направился к Слоун. Стащив по пути шлем, Джордан прошелся пятерней по влажным, слипшимся волосам. Его разгоряченное лицо было покрыто испариной. Слоун тщательно вытерла Джордана влажным холодным полотенцем, а затем протянула ему бокал с холодным чаем.
– Трудно пришлось?
– Чертовски! Мы чуть не сцепились по-настоящему. – Он допил чай и поставил бокал на крышку переносного холодильника. – Этого сукина сына следовало бы подвесить за задницу.
Слоун не ответила, потому что отгоняла назойливых слепней.
Джордан посмотрел на нее и засмеялся:
– Слепни замучили? Я тебя понимаю, в это время они здесь особенно злые.
– А тебя они совсем не беспокоят?
Джордан широко улыбнулся.
– На нас, дорогая, – он указал на игровое поле, – эти твари внимания не обращают. Наверное, мы кажемся им невкусными по сравнению с такими «деликатесами», как ты, например.
Слоун поморщилась и налила ему и себе по бокалу холодного чая.
– Мне бы следовало быть к этому готовым. – Джордан взял бокал.
– Не упрекай себя.
– Не могу.
Слоун поставила свой бокал, а затем быстро и ловко стащила с Джордана потную фуфайку и бросила на капот машины.
Он засмеялся:
– Ты что это делаешь? Кругом люди…
– Расслабься и ни о чем не думай, – сказала Слоун, обтирая влажным полотенцем его руки и грудь. – Ниже пояса я ничего снимать не собираюсь.
– А жаль. – Он поймал ее в капкан своих рук. – Это было бы очень интересно, если бы ниже пояса.
– Не то слово, интересно, – согласилась Слоун. – Но вот теперь мы действительно привлекаем всеобщее внимание.
– Если не нравится, пусть не смотрят. – Джордан поцеловал ее в лоб.
В ответ она нежно обняла его.
– Ты ведешь себя как несносный мальчишка.
– А я такой и есть.
– Но не здесь же!
Он не отпускал ее.
– Поехали со мной в Аргентину, Слоун. Нам так хорошо вместе. Неужели не можешь взять еще пару недель отпуска?
– Не могу. – Она нахмурилась.
– Не можешь или не хочешь?
– Не могу, – повторила Слоун. – Я же говорила тебе о рекламной поездке.
– А после поездки?
– После – не знаю.
– Я буду играть в Калифорнии, – сказал Джордан. – В Эльдорадо. Давай встретимся там.
– Попытаюсь.
Он усмехнулся:
– Звучит не слишком убедительно.
– Это все, что в данный момент я могу тебе обещать.
– Если не появишься, я буду тебя искать, – предупредил Джордан.
Она подняла голову и нежно поцеловала его в губы.
– Пойду за свежей фуфайкой.
Он задумчиво смотрел ей вслед. «Стоит ли требовать от Слоун больше того, что она может дать?»


Четвертый период начался при счете 6:4 в пользу англичан. Но буквально через несколько минут американская команда забила два гола, один за другим. Джордан плотно опекал Макса Киньона, не подпуская его к мячу. Борьба шла на опасном сближении, но без нарушения правил.
Габи наблюдала за игрой и ворчала, что Карло задержался на очередной деловой встрече, а потому пропустил весь финальный матч.
Слоун было трудно следить за игрой, поскольку совсем рядом, через два столика, сидела Джилли Киньон. Слоун призналась себе, правда, неохотно, что Джилли красива. Причем у нее был особый тип красоты, который заставляет мужчин сходить с ума и совершать невероятное.
«Джордана можно понять… и Макса тоже».
Наблюдая за Джилли, Слоун пропустила момент, когда американцы забили еще один гол, который принес им победу и «Золотой кубок». Ее размышления были прерваны ударами гонга, возвестившими об окончании игры. Игроки подъехали к трибунам и спешились. Тут же, без всяких затей, провели церемонию награждения. Кубок вручала мэр Довиля Анна д’Орнано. Игроков окружили друзья и поклонники. Слоун встала и направилась к ликующей толпе, чтобы поздравить Джордана. Он моментально ее увидел, подбежал и схватил за руку.
– Улыбайся, дорогая, нас снимают! – Вместе с Лансом Уитни он поднял кубок высоко над головой, а свободной рукой обнял Слоун за талию.
– Наверное, мы попадем на обложку «Пари-матч», – прошептала она.
Джордан широко улыбнулся:
– Совсем неплохо.
К нему повернулся Ланс:
– Джорди! Сегодня вечером мы собираемся отметить это событие «У Джимми» в Тровиле. Ты идешь?
Джордан взглянул на Слоун и покачал головой:
– Нет, дружище, у меня есть вещи гораздо важнее.


Спальня была погружена в темноту. Джордан крепко спал на боку. Слоун уже довольно долго стояла возле постели, полностью одетая, и смотрела на него. Ей очень хотелось коснуться Джордана в последний раз, но она знала, что рисковать нельзя – он может проснуться. И тогда… Нет, Джордан не поймет, почему она уходит вот так, и Слоун не смогла бы ему это объяснить, поскольку сомневалась, что понимает сама. Просто она знала, что не способна посмотреть в эти невероятные глаза и сказать «до свидания». Мысль о прощании на аэровокзале была для нее непереносима. Пусть лучше в его памяти останется только эта последняя ночь, их ночь, когда они занимались любовью еще более неистово и неудержимо, чем прежде. Джордан так мечтал об этом «Золотом кубке», ей было это известно, а когда наконец получил его, не поехал праздновать победу с командой, а предпочел провести эту ночь с ней здесь.
«Нам так хорошо вместе – поехали со мной в Аргентину.
Это его слова. Никаких пустых обещаний. Живи только настоящим моментом и не думай о завтрашнем дне – вот основа наших коротких отношений. Он никогда ничего не обещал, да и не нужны мне никакие его обещания. Джордан хочет, чтобы я была рядом с ним, но как долго? Предположим, я согласилась бы поехать – но сколько времени это все у нас продолжалось бы? На сколько бы его хватило? Впрочем, какое это имеет значение!
Я должна его оставить прежде, чем он оставит меня».
Преодолев желание поцеловать его на прощание, Слоун взяла вещи и решительно направилась к двери. На пороге она обернулась и посмотрела на Джордана в последний раз. Затем вышла, осторожно прикрыв за собой дверь.


Буэнос-Айрес, сентябрь, 1986
Игра в Палермо-парке проходила остро и довольно жестко. Слышались выкрики игроков, треск ломающихся клюшек и ржание лошадей.
– Уитни сегодня не в лучшей форме, зато Филлипс с каждой игрой становится все результативнее. Думаю, десятый рейтинг ему обеспечен уже в этом сезоне, – сказал Гейвин Хиллер, обращаясь к жене.
Он так же внимательно наблюдал за каждым игроком на поле, как ювелир рассматривает бриллианты. Пятидесятитрехлетний Гейвин был высоким полноватым человеком с орлиным профилем и редкими волосами цвета стали. В свое время он сам был игроком мирового класса, а сейчас содержал одну из лучших в мире команд – «Уайт Тимберс». Совсем недавно Гейвин прикупил для нее нескольких высококлассных игроков. Кроме того, на своей племенной ферме в Техасе он выращивал не только лучших пони для поло, но и скаковых лошадей. Хиллер также владел несколькими металлургическими заводами и считался одним из богатейших людей в мире.
Матчи он посещал с единственной целью – высмотреть подходящих игроков для своей команды, которую намеревался сделать непобедимой. В Буэнос-Айрес Хиллер тоже приехал рекрутировать кое-каких подходящих игроков. С Лансом Уитни он уже договорился.
– Гейвин, – шутливо заметила его жена, – тебе все равно, кого покупать – игроков или лошадей. По-моему, ты не видишь между ними никакой разницы.
Надин Хиллер выглядела как и всегда – то есть так, будто только что сошла с глянцевых страниц шикарного журнала. На ней был черно-белый костюм из набивной ткани, безукоризненно скроенный знаменитым кутюрье Оскаром де ла Рента. Его украшало жемчужное колье, подаренное ей мужем на день рождения. Благодаря искусству одного из лучших пластических хирургов на Беверли-Хиллз эта сорокадевятилетняя женщина выглядела десятью годами моложе. Стройная Надин Хиллер поддерживала фигуру, регулярно посещая фешенебельный курорт минеральных вод «Золотая дверь», а ее превосходно уложенными серебристо-пепельными волосами занимался известный стилист из фирмы «Кеннет» в Нью-Йорке. Каждый сезон она тратила на свой гардероб целое состояние, и журнал «Женская одежда» из номера в номер посвящал ей целые страницы. Но эти расходы были оправданны, ведь при таком муже необходимо и выглядеть соответствующим образом. Надин была превосходной хозяйкой и спутницей в поездках – то есть внештатным сотрудником корпорации, принадлежащей Хиллеру. Причем весьма ценным.
– В каком-то смысле так оно и есть, – мягко отозвался Гейвин, не отрывая глаз от игрового поля. Только что произвели вбрасывание, начался пятый период, и игра сразу же обострилась. – Каждый человек как бы сам назначает себе цену. Одни ее стоят, а другие – нет. Причем последних большинство.
– Но ты полагаешь, что Джордан Филлипс стоящий, – заметила Надин.
Хиллер нахмурился:
– Возможно, и так. К сожалению, я не знаю, на какие деньги он рассчитывает. Филлипс всегда был вольной птицей, то есть он профессионал, не связанный контрактом, и к тому, чтобы перейти под знамена какого-то определенного спонсора, до последнего времени особого интереса не проявлял.
Надин улыбнулась:
– Не сомневаюсь, дорогой, ты найдешь способ его уговорить. – Она потянулась через стол и погладила его руку. – Тебе это всегда удавалось.


Джордан стащил с головы шлем и повел потную лошадь к линии заграждения. Его конюх в этот момент занимался другой лошадью, поэтому Джордан привязал измученное животное, отложил в сторону шлем и клюшку и начал снимать с пони сбрую. Сегодня был очень тяжелый матч, и Джордан радовался его окончанию. Он взмок от пота и был так измотан физически, что едва держался на ногах.
– Отдохни, amigo,
type="note" l:href="#n_8">[8]
– успокаивал он усталую лошадь. – Отдохни.
– Джорди Филлипс, оглянись, пожалуйста!
Он тут же узнал голос.
– Габи! – Это прозвучало как стон. – А где Карло?
– Он на подходе – встретил старого приятеля. – Габи коротко рассмеялась. – Меня все еще забавляет, что у мужа, куда бы мы ни приехали, обязательно находится несколько старых приятелей.
– Такой уж он человек, – рассеянно проговорил Джордан. – Всем нравится. – Он стащил с лошади седло и занялся уздечкой.
– Признаться, я рада, что могу потолковать с тобой без него.
– А в чем, собственно, дело?
– Ты давно разговаривал со Слоун?
– Я вообще с ней не разговаривал, – отрывисто ответил Джордан. – А чего ради мне с ней разговаривать?
– Я думала, – нерешительно сказала Габи, – что у вас во Франции действительно наметилось что-то серьезное.
– Не понимаю, о чем ты? – В его голосе чувствовалось заметное напряжение. – У нас были чисто деловые отношения. Ты что, забыла, ведь она приезжала туда собирать материал для книги?
– В Хонфлере никакой материал она не собирала.
Джордан, снимая уздечку, дернул ее так, что лошадь резко отпрянула назад.
– Ты в этом уверена? – холодно осведомился он.
– Брось, Джордан! – усмехнулась Габи. – Да, я уверена и удивлюсь, если ты думаешь иначе.
Он повернул к ней свое потное пылающее лицо.
– А я вообще не знаю, что думать. Может, она просто хотела выяснить, каков профессиональный игрок в постели. Не исключено, что это входило в программу сбора материала для очередного бестселлера. Откуда мне знать, что ей от меня было нужно?
– Это смешно! – возразила Габи.
– Согласен. Смешно.
– Филлипс, у вас есть минутка, чтобы перекинуться со мной парой слов? – К ним приближался Гейвин Хиллер.
Джордан даже обрадовался его приходу. Ему очень не хотелось говорить о Слоун и о том, что было между ними в Хонфлере. Потому что все совершенно непонятно. Он и не представлял себе, как после всего, что было, Слоун так просто уехала, не оставив даже записочки. Он посмотрел на Габи:
– Не возражаешь?
Она кивнула:
– Мы продолжим разговор позднее.
– А тут и продолжать нечего. Все кончилось в Хонфлере.
Габи посмотрела на него и молча удалилась.
Джордан повернулся к Хиллеру:
– Так о чем вы хотели со мной поговорить?
Хиллер улыбнулся:
– Я намерен сделать вам предложение, от которого вы не сможете отказаться.


– Вы, конечно, знаете, что я всегда был «свободным художником». – Джордан сел на ближайший шезлонг и, взяв влажное полотенце, набросил его себе на спину, затем промокнул им лицо, шею, прошелся по волосам.
Хиллер понимающе кивнул и тоже сел.
– Мне это известно. Разумеется, такое положение дает определенные преимущества…
– Финансовые преимущества, – серьезно уточнил Джордан. – Как профессионал, не связанный контрактом, я имею возможность играть за тех, кто предлагает самую высокую цену. Если же я буду зачислен в какую-то определенную команду, то просто потеряю деньги. Я так это себе представляю.
– Возможно. – Хиллер раскурил сигару. – Но я намерен предложить вам то, чего не сделает ни один спонсор. – Он сунул в карман золотую зажигалку. – Гарантированные двести пятьдесят тысяч в год.
Джордан удивленно вскинул брови:
– Вот, значит, что вы мне предлагаете, мистер Хиллер? – На такую сумму могла претендовать разве что горстка самых выдающихся аргентинцев.
– Единственное, что от вас требуется, это согласие. – Хиллер глубоко затянулся толстой сигарой.
– Не скрою, это очень лестное предложение. – Джордан снова вытер лицо и несколько секунд внимательно рассматривал пустое игровое поле. Надо сказать, деньги, предложенные Хиллером, на него большого впечатления не произвели. Джордан вырос в богатой семье и с детства имел все, что можно купить за деньги. Но роль сына богатого отца его не удовлетворяла. Он хотел доказать себе и другим, что способен всего добиться сам, своими собственными силами. И то, что такой человек, как Гейвин Хиллер, пожелал видеть его в своей команде «Уайт Тимберс» и намерен заплатить за это запредельную сумму, убедительно доказывало: Джордан добился поставленной цели.
Хотя решение уже было принято, Джордан поднял глаза на Хиллера и спокойно сказал:
– Мне нужно обдумать ваше предложение.


– Джордан, моя жена за тебя переживает. – Карло Миллано говорил с заметным итальянским акцентом. Они сидели за небольшим столиком в переполненном и задымленном баре.
Джордан через силу улыбнулся:
– Переживать за меня у нее нет никаких причин, особенно если это касается Слоун. – Он допил свой бокал с пивом и подал знак бармену, чтобы принесли еще один.
Карло вопросительно поднял брови:
– Ты уверен?
– Да, уверен! Она приехала в Довиль собрать материал для книги. Я ей немного помог. Мы довольно приятно пообщались, Слоун получила что хотела и слиняла. Конец истории.
– Разве для тебя это ничего не значило?
– А что, спрашивается, это должно было для меня значить? Карло, мы знакомы с тобой не один год, и ты знаешь, что я уже довольно давно дал зарок не заводить длительных отношений с особами женского пола.
– По-моему, тебе просто хочется, чтобы все так думали.
Джордан поднял руку, останавливая приятеля.
– Только, пожалуйста, не разыгрывай из себя психоаналитика, – попросил он. – Ладно? С меня достаточно и Габи.
Хорошенькая официантка принесла ему пива. Он улыбнулся ей. Судя по тому, как она смотрела на него, красотка не возражала бы… Несколько секунд Джордан забавлялся мыслью встретиться с ней ближе к вечеру, но очень скоро выбросил это из головы.
«Лучше всего, наверное, мне жилось бы в монастыре».


«Зачем им все это? – размышлял Джордан, принимая перед сном душ. – Сначала Габи, затем Карло. Разве они не видят, что я не хочу это обсуждать? Все кончено. Слоун ушла из моей жизни так же неожиданно, как и появилась. Да, нам было хорошо вместе. Мне, наверное, даже лучше, чем ей. Надо признаться, что она первая женщина, с которой я сбросил свой панцирь, надетый в то утро, когда застал Джилли в постели с Максом. Это был полезный урок, и я усвоил его. Никогда больше женщина не сможет меня использовать. Отныне пользователем буду только я».
Джордан вышел из-под душа, энергично вытерся и, услышав стук в дверь, направился открывать.
– Кто там? – спросил он.
– Прибыл заказанный ужин, – ответил приглушенный голос.
– Это ошибка, – сказал Джордан, открывая дверь. – Я ничего не заказывал… – Увидев Джилли, он умолк. Она выглядела, как всегда, вызывающе: черные шелковые облегающие брюки, белая шелковая блузка, расстегнутая так, чтобы была видна ложбинка между грудями, и красный шарф. – Какого черта тебе надо?
Наготу Джордана прикрывало лишь полотенце, и ей это, очевидно, понравилось.
– Надо же, как удачно, – проговорила Джилли своим низким голосом, многозначительно улыбаясь. – Выходит, я явилась как раз вовремя.
– Что тебе нужно? – повторил он, теряя терпение.
– Неужели надо спрашивать? – Она протиснулась мимо него в комнату, а затем повернулась, все так же ослепительно улыбаясь. – Не думаешь ли ты, дорогой, что следует закрыть дверь?
Джордан покачал головой:
– То, за чем ты пришла, много времени у нас не займет, уверен.
Она засмеялась:
– Поступай как тебе удобнее. Что касается меня, то мне сейчас ты кажешься очень привлекательным, а вот персонал отеля…
Джордан, внезапно осознав, что стоит почти голый, быстро закрыл дверь и повернулся к ней:
– Что случилось, Джилли? Ведь у нас с тобой все кончилось три года назад. С тех пор как ты… вышла за Макса, мы сказали друг другу не больше десяти слов. Что же сейчас?
– А сейчас случилось то, что я наконец поняла, какую совершила тогда ошибку. – Она сделала шаг вперед.
– И в чем же была твоя ошибка?
– В том, что отпустила тебя.
– Что значит отпустила? Я просто ушел, вот и все. Понимаю, ты использовала Макса, чтобы возбудить во мне ревность. Теперь ты хочешь использовать меня, чтобы вызвать ревность у него?
Джилли снова рассмеялась.
– Вот чего-чего, а ревности у Макса вызывать не надо, – проговорила она, обвивая руками шею Джордана. – Он болезненно ревнив и убьет тебя, если только узнает, что я была здесь.
– Так вот чего ты хочешь, Джилли? Тебе нравится, когда мужчины дерутся из-за тебя. Наверное, это тебя возбуждает.
– Меня возбуждаешь ты, Джордан. – Стремительным движением, напоминающим бросок кобры, она сорвала с него полотенце. Прикрываться он не стал.
– Ты явилась сюда потрахаться?
Джилли прижалась к его обнаженному телу и прошептала:
– Раньше ты не был так груб. Но если тебе это по вкусу, я не возражаю.
Пока Джордан размышлял над тем, как бы отправить ее назад к Максу, который, вне всякого сомнения, именно такую жену и заслуживал, Джилли расстегнула блузку, освободила застежку кружевного лифчика и обнажила свои полные груди.
– Сейчас, сейчас, дорогой, – шептала она, расстегивая свои брюки и стягивая их. Под ними у нее ничего не было, кроме кружевного черного пояса с резинками и черных чулок. Несомненно, Джилли явилась хорошо подготовленной.
Между тем она сбросила блузку и лифчик и быстро направилась к постели, таща Джордана за собой, потом улеглась и повернула к нему улыбающееся лицо.
– Возьми меня, Джордан! Давай займемся любовью, как в старые добрые времена.
Он, нахмурившись, смотрел на нее.
«Заняться любовью? Но любовь тут совершенно ни при чем. Ты пришла ко мне как шлюха, как женщина по вызову, и именно так тебя и нужно рассматривать».
Джилли лежала, соблазнительно раскинув ноги; ее восхитительные волосы разметались по подушке. Даже сейчас, когда она раскинулась на спине, ее груди все равно стояли, а под кружевным поясом с резинками виднелся знакомый треугольник курчавых рыжеватых волос.
Что и говорить, Джилли была по-прежнему красива, и Джордан не возражал бы воспользоваться моментом, если бы… если бы не одно обстоятельство: он просто не мог этим моментом воспользоваться. По чисто физиологическим причинам. Да, да, Джилли, которая, как всегда считал Джордан, была способна возбудить даже мертвеца, сейчас не возбуждала его. Во всяком случае, это ни в чем не проявлялось.
– Иди же сюда и поцелуй меня! – взмолилась она.
Джордан знал, что противоестественно не испытывать желания, но ощущал только одно: злость. На нее, на себя и почему-то на… Слоун.
Он отвернулся, быстро собрал с пола вещи Джилли и швырнул ей:
– Вот! Одевайся и уходи вон! Ишь ты, захотела романтики при свечах. Отправляйся домой, к мужу!
Видимо, сейчас у него было такое лицо, что испуганная Джилли мгновенно оделась и тихо выскользнула за дверь. Джордан даже не повернул головы, а после ее ухода запер дверь, сел на край постели и закрыл лицо руками.
«Ну почему, почему я позволил ей зайти так далеко? Почему вообще ее впустил? Джилли ушла из моей жизни, она больше для меня не существует. И значит, самому Богу было угодно, чтобы у меня с ней ничего не получилось!»


– Что с ним происходит? – спросил Карло.
Джордан пожал плечами:
– Я знаю не больше твоего. – Они наблюдали с боковой линии, как Ланс пропустил вроде бы легкий удар. – Здесь, в Аргентине, его как будто подменили.
– Он всегда был хорошим игроком.
В это время прозвучал сигнал окончания периода, и игроки направились к линии заграждения, чтобы сменить лошадей. Сегодня Ланс играл из рук вон плохо.
– Полагаю, у каждого бывают неблагоприятные дни, – продолжал Карло.
– Пожалуй, – согласился Джордан.
Когда игроки снова выехали на поле, Джордан заметил, что новая лошадь Ланса ведет себя очень неспокойно. Ланс с трудом сдерживал ее. Она взбрыкивала и пыталась сбросить его.
– Не нравится мне все это, – сказал Карло.
Джордан нахмурился:
– Мне тоже.
Именно в этот момент лошадь сбросила Ланса. Он упал на землю и, видимо, довольно сильно ударился. Во всяком случае, Джордан видел, что сесть ему удалось не сразу. Он и Карло поспешили на поле.
Карло начал проталкиваться через толпу к Лансу, а Джордан остановил конюха, который направлялся в сторону конюшни, ведя под уздцы злополучного пони. Тот, сбросив седока, сразу же успокоился. Быстро осмотрев сбрую, Джордан сразу обнаружил причину. Кто-то подложил под седло зазубренный кусочек жести, вырезанный из консервной банки. Ланс своим весом прижал его к спине несчастного пони, и животное наверняка испытывало ужасную боль.
«Вот это история!» – подумал Джордан. Диверсионных актов пока еще в профессиональном поло зафиксировано не было.


В последующие дни Джордан играл с большим напором, даже с каким-то остервенением, но все равно напряжение не спадало. Игровое поле он покидал неудовлетворенный, а вечерами сторонился любого общества, проводя досуг с лошадьми в конюшне. Джордан скучал по своим пони, оставшимся в Штатах – карантинные правила многих стран не позволяют использовать в международных соревнованиях собственных лошадей, – и всю нежность дарил животным, предоставленным в его распоряжение здесь, в Аргентине.
«Лошади, – размышлял он, – счастливее людей. Они спариваются, и это все. Простое спаривание. Никаких чувств, никаких эмоций с обеих сторон. Никаких разбитых сердец. Может быть, так лучше».
– Ты сам не понимаешь, как счастлив, стервец! – крикнул Джордан, вглядываясь в темноту стойла, туда, где находился великолепный племенной жеребец, принадлежащий одному аргентинскому игроку. – Тебе даже кобылу приводят.
– Обмениваешься мнениями с жеребцами?
Вздрогнув, Джордан обернулся. В конюшню вошел Ланс, и по его нетвердой походке было видно, что он изрядно пьян.
– Лучше расскажи, что с тобой происходит, – сказал Джордан. После приезда в Буэнос-Айрес Ланса не покидало мрачное настроение, но он не желал ничего объяснять, а Джордан, занятый своими проблемами, не приставал к нему с расспросами.
– Да вроде бы рассказывать нечего. – Ланс сел на охапку сена и сгорбился, спрятав лицо в руках.
– Представляю, что подумала бы Пола, увидев тебя в таком виде. – Джордан погладил шею лошади.
– Все, что связано со мной, моей жене уже безразлично, – отозвался Ланс.
– Это почему?
Ланс поднял глаза:
– Потому что она подает на развод. Мне звонил ее адвокат.
– Но в чем дело? – Джордан знал, у них есть какие-то разногласия, но понятия не имел, что дело дошло до развода.
– Спрашиваешь, в чем дело, приятель? Отвечу: она больше не хочет быть моей женой. Вот так. – Ланс вытащил фляжку и сделал глоток.
– Тебе не кажется, что уже хватит пить?
– Нет, не кажется. – Ланс надолго приложился к фляжке. – Я только начал.
– Но сам ты не хочешь развода?
– Ты прав, не хочу, – с горечью признался Ланс. – Но от меня ничего не зависит. А ты, – Ланс встрепенулся, – зачем бросил Слоун? Это же так глупо. Взял и позволил ей уйти. Наконец-то после Джилли нашел такую хорошую…
– Я не бросал Слоун и не позволял ей уходить, – прервал его Джордан. – Ничего этого не было. И вообще она действовала, не спрашивая моего позволения. – Он отвернулся и задумчиво уставился в темноту. – И, к твоему сведению, ничего особенного у нас с ней не было, так что это нельзя считать потерей.
– Не было, говоришь? – Ланс пьяно ухмыльнулся. – А мне вот кажется, что было.
– Ошибаешься! – раздраженно бросил Джордан и снова повернулся к лошади.
– Джордан… Послушай совет старого приятеля… – Ланс говорил не слишком внятно. – Занимать высшую позицию в рейтинге – это здорово, я понимаю. И вообще все это здорово. Но ночью рейтинг тебя не согреет. Он не приласкает тебя и не заставит почувствовать себя счастливым даже тогда, когда весь остальной мир в полном дерьме. Поверь, я это знаю. И вот видишь, я потерял свою единственную женщину. Поэтому, если ты умный, отправляйся ее искать.
– Спасибо за совет, доктор, – усмехнулся Джордан. – Позвоню вам, когда снова наступит обострение. – Не желая и дальше слушать проповедь Ланса, он вышел из конюшни, оставив приятеля трезветь в одиночестве.
Ланс сделал еще один глоток, затем полез в карман и вытащил небольшую бутылочку с красными капсулами. Отправив в рот одну, он запил ее бурбоном из фляжки, а затем задумчиво произнес:
– Не хочешь, значит, слушать советов… а страдать – страдаешь…


Нью-Йорк, сентябрь, 1986
– К повествованию эта сцена отношения не имеет, – сказала Адриенна, просматривая свои заметки в большом линованном блокноте. – Думаю, ее нужно убрать… – Она подняла глаза на Слоун и обнаружила, что та не слушает ее. – Ты бы хотела это обсудить?
Слоун с отсутствующим видом рассматривала книжные полки.
Адриенна удрученно покачала головой. После возвращения из Франции Слоун постоянно пребывала в таком состоянии. Пора принимать экстренные меры. Она отложила ручку и глубоко вздохнула.
– Я считаю твою рукопись абсолютно беспомощной. Можешь выбросить ее в мусорную корзину и забыть, – холодно проговорила она. – Согласна?
– Что? – Слоун встрепенулась, а затем вяло махнула рукой. – О… делай, как считаешь нужным.
Адриенна рассмеялась:
– Слоун, ради Бога! Из того, что я сказала, ты не слышала ни единого слова.
Слоун чуть дернула головой и рассеянно пробормотала:
– Извини, задумалась что-то.
– Вижу, задумалась. – Адриенна понимающе улыбнулась и внимательно посмотрела на Слоун, подперев ладонью подбородок. – А между тем ты сейчас согласилась выбросить свою рукопись в мусорную корзину. – Адриенна отодвинула кресло, поднялась и присела на край письменного стола. – Это все из-за него, верно?
– Из-за кого? – спросила Слоун, делая вид, что не понимает.
– А того, с кем ты водила дружбу в Довиле. – Заметив удивление Слоун, она улыбнулась. – Я читаю «Пари-матч».
– Полагаешь, все написанное там правда? – мрачно отозвалась Слоун.
– Зачем мне что-то читать? Фотографии говорят сами за себя. – Адриенна взяла последний номер французского журнала и передала Слоун. Разворот украшала подборка фотографий, сделанных в Довиле. Слоун была примерно на половине из них. И всегда рядом с Джорданом. – А он красивый, – сказала Адриенна.
Слоун задумчиво кивнула:
– В жизни даже лучше, чем на фотографиях.
– И кто же он?
– Его зовут Джордан Филлипс. – Разглядывая фотографии, Слоун невольно вспоминала Хонфлер. – Нас познакомила моя подруга. Он был моим консультантом по игре в поло.
– И это все? – усомнилась Адриенна.
– А почему ты думаешь, что было что-то еще?
– Эти фотографии, – Адриенна кивнула в сторону журнала, который Слоун держала в руках, – создают другое впечатление.
Слоун долго молчала.
– Да… нас связывали не только деловые отношения, – призналась она, нахмурившись. – Ты это хотела услышать?
– Не знаю, – ответила Адриенна. – В зависимости от того, плохо или хорошо все обстоит.
– Что плохо? – удивилась Слоун.
Адриенна рассмеялась:
– Ладно тебе… Рискуя сказать банальность, все же замечу: ты втюрилась в этого спортсмена, и, возможно, без взаимности. Меня это беспокоит по многим причинам, поскольку я твоя подруга и редактор. В конце концов это может плохо сказаться на твоей работе.
Слоун покачала головой:
– Не беспокойся, этого не случится.
– Очень хотелось бы надеяться.
Слоун вернула журнал Адриенне.
– С этим Джорданом Филлипсом я провела одну из самых чудесных недель в своей жизни, в одном из самых романтических гнездышек, какие мне только приходилось видеть. Он красивый, чувственный, и с ним было необычайно интересно и весело. В те дни я как будто проснулась от многолетней спячки…
– И что дальше? – заинтересовалась Адриенна.
Слоун усмехнулась:
– Ты же меня знаешь. Когда это все у нас еще только начиналось, я понимала, что продолжения не будет.
– Ты что, ясновидящая?
– Господи, Адриенна… в конце концов, он слишком молод!
Адриенна внимательно посмотрела на Слоун.
– Ах вот что ты вбила себе в голову – значит, он слишком молод?
– Тебе хорошо известно, о чем я говорю.
– Насколько же он моложе?
– На пять лет.
– На пять лет! – Адриенна явно успокоилась. – И ты дергаешься из-за каких-то несчастных пяти лет?
– Иногда и пять лет могут оказаться весьма существенной разницей, – подавленно заметила Слоун.
– Но не в твоем случае, – возразила Адриенна. – Ты всегда выглядела моложе своего возраста.
– Спасибо за комплимент.
– Ты прекрасно знаешь, что это не комплимент.
– Какая разница?.. – Глаза Слоун рассеянно блуждали по комнате. – Теперь это все в прошлом. Так что продолжения не будет. Оно не предвиделось с самого начала. И мы оба это знали.
– Ты не хотела продолжения?
– Нет… то есть да… о черт, понятия не имею, Адриенна! – рассердилась Слоун. – Откуда мне было знать, чего я хочу от мужчины, с которым знакома лишь пару недель?
– А он? – спросила Адриенна после долгой паузы. – Чего хотел он?
Слоун пожала плечами:
– Он хотел, чтобы я поехала с ним в Аргентину.
– Значит… он не собирался заканчивать ваш роман.
Слоун горько усмехнулась:
– Ты считаешь, что, пригласив меня в Аргентину, Джордан связал себя какими-то обязательствами?
– Значит, ты хотела от него обязательств?
– Перестань передергивать!
– Это делают все редакторы, – заметила Адриенна. – Особенно если автор не в состоянии точно выразить свою мысль.
Слоун только устало улыбнулась.


– Когда ты вернешься, мама?
– Через две недели. – Слоун собирала чемоданы. – Не успеешь соскучиться.
Тревис улыбнулся.
– Звонила Кэти.
Слоун быстро подняла голову:
– Когда?
– Примерно за час до того, как ты пришла домой. – Тревис очистил банан и откусил.
– Почему ты сразу не сказал?
– А в чем дело? Она предупредила, что ее не будет, – вспомнил Тревис, – вернется примерно к четырем. Еще она сказала, что ей нужно с тобой поговорить до отъезда и это важно. Кажется, что-то связанное с деньгами.
Слоун улыбнулась:
– Для тебя все важное обязательно связано с деньгами.
– А как же! – энергично отозвался Тревис.
– Ладно, маленький капиталист. – Она согнала сына с постели. – Иди к Эмме и попроси два пластиковых пакета.
Слоун посмотрела на часы. Три сорок пять. Наверное, Кэти уже вернулась к себе в офис. Она набрала номер. После третьего гудка включился автоответчик.
Слоун оставила сообщение и повесила трубку.
Эта поездка неожиданно для нее самой оказалась чуть ли не благословением. Обычно такого рода рекламные мероприятия очень выматывали Слоун, она не любила их, но теперь это весьма кстати. Чем меньше времени останется для мыслей о Джордане, тем лучше.


А Джордан Филлипс в это время сидел, откинувшись на спинку кресла, в самолете аргентинской авиакомпании, который через час должен был приземлиться в аэропорту Кеннеди, и перебирал варианты своих дальнейших действий. Он мог бы сразу же пересесть на местный рейс в Массачусетс, но после недолгих размышлений решил заночевать в Нью-Йорке. Прежде чем двигаться дальше, нужно хорошенько выспаться. Джордан решил сделать так: заночевать в номере отеля «Плаза», который круглый год был закреплен за его отцом, а завтра первым же чартерным рейсом вылететь из аэропорта Ла-Гуардиа в Мартас-Виньярд.
Почувствовав легкую усталость, он потер глаза и зевнул. Перелет был долгий, и даже в просторном салоне первого класса ему не удавалось вытянуть длинные ноги. Джордан устал сидеть и устал размышлять, потому что последние пять часов только этим и занимался. Он все же вытянул ноги насколько мог и повращал плечами, пытаясь размять мышцы. Если бы вот так же легко разрешались и все остальные проблемы!..
А ведь сравнительно недавно ему казалось, что никаких проблем не существует. После разрыва с Джилли он поклялся никогда больше не влюбляться и не позволять ни одной женщине делать из него дурака, как это сделала Джилли. Конечно, в его жизни были женщины, как же иначе, но при этом все происходило без эмоций. Джордан уже считал, что ему с успехом удалось отделить секс от любви, и вот как раз в этот момент на его пути появилась Слоун Дрисколл.
Неделя, проведенная с ней в Хонфлере, дала ему нечто такое, чего он прежде не знал даже с Джилли. Эта странная женщина пробудила в нем какие-то сильные чувства, которые он до сих пор не мог определить, и это приводило его в полное недоумение. Он просил ее поехать с ним в Аргентину, потому что ему казалось, что Слоун чувствует то же самое. По-видимому, Джордан ошибался. Время, проведенное с ним, для нее, кажется, ничего не значило. Она ушла, даже не попрощавшись. Не оставила никакой записки. Ничего. Джордан вспомнил, как разозлился утром, проснувшись и обнаружив, что Слоун исчезла. Он до сих пор не мог уяснить, почему так разозлился. Ведь сам-то за последние несколько лет стольких женщин уложил в постель, а наутро оставил таким же образом, как и она его.
Подошел любезный стюард и предложил напитки. Джордан покачал головой. На алкоголь сейчас не тянуло. Он был так измотан, что даже небольшая доза свалила бы его с ног. Последние несколько недель были сущим адом. Постоянные мысли о Слоун, поражение, нанесенное аргентинцами в финале (он играл лучше, чем когда-либо, но аргентинцы были много сильнее… если точнее, то на три гола), и Ланс… Ланс Уитни оказался на поле практически бесполезен. Развод с женой оказал на его игру совершенно пагубное влияние. В Буэнос-Айресе Ланс не проявил и сотой доли процента своих возможностей. Это было очевидно любому, кто наблюдал его игру.
И потом еще Джилли, черт бы ее побрал! Джордана почему-то очень раздражало сейчас то, что он с ней совершенно не возбудился. Такого с ним еще никогда не случалось.
Джордан нахмурился. Габи убеждена, что он неправильно оценивает действия Слоун и та вовсе не собиралась его использовать. И Карло тоже утверждал это. Правда, непонятно почему. Впрочем, какая теперь разница, если все закончилось? Джордан неустанно твердил себе, что ему безразлично, почему она закончила все именно таким образом, но где-то в душе понимал, как это важно для него. Да, для Джордана это имело большое значение. Конечно, ему не хотелось в этом признаваться, но он тосковал по ней. А еще ему очень хотелось выяснить, что же, собственно, происходит. «Зачем что-то выяснять? – спрашивал себя Джордан снова и снова. – Ведь мне же на все это наплевать, разве не так?»
Но в том-то и дело, что ему было не наплевать. Он нуждался в этой женщине, а она ушла прежде, чем ему захотелось ее отпустить.
К моменту посадки самолета в Нью-Йорке Джордан осознал, что непременно должен узнать, почему она так поступила.
И дать ответ могла только сама Слоун Дрисколл.


Джордан вошел в один из терминалов международных рейсов и направился к ближайшей иммиграционной кабине. Инспектор бегло взглянул на его паспорт, нажал клавиши на компьютере, поставил штамп и возвратил паспорт Джордану.
– Добро пожаловать домой, мистер Филлипс.
Джордан кивнул и легко вскинул сумку на левое плечо.
– Спасибо. Домой всегда приятно возвращаться.
К тому времени, когда он отстоял длинную очередь в таможню, часы показывали десять тридцать. Джордан надеялся добраться до Манхэттена и встретиться с литературным агентом Слоун, прежде чем та уйдет на обед, поэтому сразу же направился к ближайшему телефону-автомату, нашел номер «Литературного агентства Уинслоу» и позвонил.
Женский голос ответил после второго гудка.
– «Агентство Уинслоу», доброе утро.
– Будьте добры Кэти Уинслоу.
– Кто ее спрашивает?
– Джордан Филлипс… Приятель Слоун Дрисколл.
– Одну секундочку.
– Чем могу быть вам полезна, мистер Филлипс? – послышался в трубке мягкий, однако, несомненно, властный голос.
– Мне нужно найти Слоун Дрисколл.
Кэти рассмеялась:
– Понимаю, мистер Филлипс. Она мне рассказывала о вас.
Джордан удивился: «Интересно, интересно… Что же рассказывала обо мне Слоун?»
– Мне необходимо связаться с ней. Может, дадите мне номер ее телефона?
– Я буду счастлива сделать это, поскольку знаю, что и она хочет увидеть вас, но… к сожалению, дома вы ее не застанете. Именно сегодня Слоун отправилась в рекламную поездку.
– Когда она вернется?
– Первого октября.
Джордан машинально покачал головой, забыв о том, что собеседница на другом конце линии его не видит. Так долго ждать он не мог. И не хотел.
– Куда она поехала?
– Вначале в Майами, – ответила Кэти. – А куда потом, мне не известно. Но когда Слоун позвонит, я скажу ей, что вы…
– Нет, не надо, – быстро проговорил Джордан. – То есть мне бы хотелось сделать ей сюрприз. Только, пожалуйста, продиктуйте мне ее адрес.


Слоун посмотрела на часы.
Одиннадцать пятнадцать. Вылет через полчаса, а такси все еще не добралось до аэропорта. Шоссе страшно перегружено. Пока, правда, оставалась надежда, что на свой рейс она не опоздает. И надо же, именно сегодня угораздило опрокинуться этот грузовик, и он перекрыл движение на шоссе. Наверное, это только начало. Багаж скорее всего потеряют где-нибудь между Нью-Йорком и Майами. И вообще до Майами ей не добраться, потому что… самолет захватят террористы и он приземлится где-нибудь на Кубе. Впрочем, на Кубу, кажется, самолеты еще не угоняли.
Слоун откинулась на сиденье и глубоко вздохнула. Такси остановилось у терминала авиакомпании «Транс уорлд эр лайнс». Пока носильщик выгружал ее багаж, она бросила рассеянный взгляд на такси, медленно проезжавшее мимо. Однако пассажира на заднем сиденье этого такси Слоун не заметила.
Между тем этим пассажиром был Джордан, тоже не заметивший ее.


Сент-Луис, сентябрь, 1986
Вечер. Слоун из своего номера в отеле «Адамс Марк» созерцает освещенные прожекторами «Арочные ворота» – одну из архитектурных достопримечательностей Сент-Луиса. Она смотрит на них без особого интереса, а возможно, и вообще не видит, потому что ее мысли заняты совсем другим. Она думает о том, что закончился еще один длинный, утомительный день – круговорот телевизионных и радиоинтервью. И напряжение после всего этого только сейчас постепенно отступало. Но завтра ей предстоит такой же трудный день. На сей раз предстояла встреча с читателями в книжном магазине торгового центра. Одно хорошо – туда из отеля можно дойти пешком. Послезавтра она должна дать интервью местному журналу, после чего отправится в Даллас, следующий пункт ее турне. Слава Богу, все пятнадцать городов образуют некую цепочку, то есть из книжного магазина не придется сразу же мчаться в аэропорт. Значит, можно будет немного расслабиться. Перевести, так сказать, дух. Но увы, досуг не сулил ничего приятного, потому что Слоун устала от мыслей, постоянно преследовавших ее.
Вот и сейчас она хмуро вглядывается в темное окно, отражающее все как зеркало, и думает. О чем? Ну конечно же, о Джордане. Где он, что делает… с кем… Руки у Слоун скрещены, ладони нервно поглаживают плечи. Она не хочет о нем думать. Не хочет знать, где он и с кем. Не хочет воспоминаний о Довиле, вернее, о Хонфлере, не хочет, чтобы они вторгались в ее четко налаженную жизнь. Слоун вообще не понимает, в чем дело. Ведь все было так чудесно. Она совершенно не жалела о том времени, которое они провели вместе, но теперь, когда это позади, ей надо продолжать жить как прежде. Глядя на свое отражение в оконном стекле, Слоун выискивает на своем лице следы разрушительного действия времени – морщинки вокруг глаз, бороздки у рта и так далее. Впрочем, этим она занимается всегда, когда смотрится в зеркало. Но сейчас…
Внезапно Слоун почувствовала себя ужасно одинокой. Начать с того, что Кэти с мужем, Шоном Маккерроном, психотерапевтом из Манхэттена, два дня назад уехала в отпуск в Англию. А до этого Слоун так и не собралась ей позвонить. Адриенна на писательской конференции в Денвере. От Габи тоже после Довиля не было никаких известий. Правда, Эмма по телефону упомянула, что недавно пришло два письма. Возможно, от Габи. Вот, собственно, и все ее друзья – раз-два и обчелся. Чтобы сосчитать их, хватит пальцев одной руки. А сын спешит поскорее закончить телефонный разговор и постоянно твердит, что у него «все прекрасно». «В этом он похож на свою мать, то есть на меня, – подумала Слоун, не уверенная, нравится ей это или нет. – У меня ведь тоже всегда «все прекрасно», даже когда совсем наоборот. Вот, например, как сейчас…»


На следующее утро стильно одетая Слоун – черная шелковая юбка, бордовая блузка и бордовая шляпа с широкими полями – сидела за столом перед входом в книжный магазин и устало наблюдала оживленную жизнь торгового центра. На сегодняшний день грех жаловаться. В книжном магазине полно народу с самого открытия, и так почти весь день. У Слоун даже рука заболела подписывать свои книги – вот как много у нее читателей. Приятно, ничего не скажешь.
– Мы продали уже шестьдесят экземпляров, – сказал хозяин магазина, пока продавцы открывали очередную коробку с «Поверженными идолами». – Продолжайте в том же духе, и к закрытию мы продадим все, что у нас на складе.
Слоун улыбнулась:
– До закрытия остался час. Думаете, успеем?
– Конечно. – Он подмигнул и последовал за продавцами, уносившими пустые коробки.
В этот момент к Слоун подошли две женщины с книжками в руках. Пока она с ними беседовала и ставила автографы, подошли еще четверо, потом еще двое.
Слоун украдкой бросила взгляд на часы. Осталось пятнадцать минут. Слава Богу.
На металлический складной стул напротив нее сел очередной читатель и положил перед Слоун экземпляр ее бестселлера. То, что это не читательница, а именно читатель, Слоун каким-то образом почувствовала. Ее голова в этот момент была склонена, и она почему-то не решалась ее поднять. А когда наконец медленно подняла, то прежде всего ее взгляд упал на сапог для верховой езды. Сердце Слоун отчаянно забилось и… Да, это был Джордан. Он сидел напротив и улыбался.
– Привет, дорогая!
– Джордан! – выдохнула она. – Я думала, ты в Аргентине…
Он кивнул:
– Был. Наша команда проиграла.
– Как жаль… – Слоун не знала, что сказать.
Джордан пожал плечами и произнес таким тоном, как будто проигрыш его совершенно не волновал:
– Подумаешь, всегда есть возможность отыграться.
– Но как ты меня нашел?
– А вот это было нелегко, – признался он. – Ты очень тщательно замела за собой следы.
– Ничего подобного! – воскликнула Слоун. Она была так счастлива его видеть, что мгновенно забыла обо всем. – Никаких следов я за собой не заметала. Просто никак не ожидала, что ты станешь меня искать. – Слоун встала. Пора было заканчивать работу. – Ты звонил моему издателю или…
– Я позвонил Кэти Уинслоу, и она дала мне твой адрес.
– И что дальше?
– А дальше я поехал к тебе. К счастью для меня, твой сын оказался очень разговорчив.
– Ты говорил с Тревисом?
Джордан улыбнулся:
– Я бы советовал тебе держать мальчика подальше от прессы.
Слоун собрала в сумку книжные закладки, брошюры и прочую рекламную мелочь.
– Что же он тебе рассказал?
– Все, что я хотел узнать, и даже больше.
– Я его убью! – подавленно проговорила она.
Джордан засмеялся:
– Да что ты, он хороший мальчик. Жаль, что его мама не так откровенна. Ну ладно. Сколько ты здесь пробудешь?
– Нисколько. – Слоун забросила на плечо сумку. – Я уже закончила.
– Отлично, тогда пройдемся вместе до отеля.
– Ты остановился в отеле «Адамс Марк»?
– Конечно. Там же, где и ты.
«Да, сын у меня действительно очень разговорчивый».
– Слоун…
– Что?
Джордан взял ее за руку.
– Я скучал, Слоун.
Она вздохнула:
– Я тоже.
Джордан улыбнулся:
– Так много всего упущено. Придется наверстывать.
Слоун кивнула:
– Дай мне пять минут. Хорошо?
– Хорошо. Но только ровно пять минут. Секундой больше, и я пойду тебя искать.
– Договорились.
Направляясь в кабинет директора магазина, она размышляла: «Зачем он сюда явился? Почему? Впрочем, разве это важно? Важно, не важно… а все равно интересно: почему Джордан приложил столько усилий, чтобы найти меня? Что ему от меня нужно? Разумеется, кроме очевидного…»


Они не отошли от магазина и на десять шагов, как хлынул ливень.
– Надо же! – Джордан спрятался под зонтик Слоун. – Когда я шел сюда из отеля, на небе не было ни облачка.
Она засмеялась:
– Насчет климата в Сент-Луисе говорят так: не спеши ругать здешнюю погоду – она сейчас изменится.
Они пересекли оживленный перекресток за торговым центром и направились к Бродвею. Джордан, обняв Слоун, рассказывал об Аргентине, о поражении своей команды, о Габи и Карло и о том, как переживает Ланс развод со своей женой Полой. Единственное, о чем не упомянул Джордан, это о причинах, заставивших его приехать сюда.
Небольшой зонтик Слоун плохо защищал от проливного дождя, но они так увлеклись разговором, что почти не замечали луж. И вдруг, когда молодые люди свернули на Бродвей, Слоун сказала:
– Аргентина, должно быть, разочаровала тебя. Неужели все сеньориты оказались плоскогрудыми и кривоногими?
Джордан замер, как будто она дала ему пощечину.
– И это все, что ты можешь мне сказать, Слоун? Выходит, я для тебя обыкновенный жеребец? Что-то вроде секс-машины?
Ошеломленная его неожиданной реакцией на эту безобидную, по ее мнению, шутку, Слоун удивленно уставилась на Джордана.
– Нет… разумеется, нет… я ведь только пошути…
– А теперь признайся, – гневно прервал ее Джордан, – чего ты хотела от меня в Хонфлере? Выяснить мои возможности в постели? Занести в список еще один любопытный экземпляр? Или ты просто искала тихую временную гавань во время шторма?
– Черт возьми, подожди хоть секунду…
– Если тебя по-прежнему интересует только это, то я, видимо, приехал сюда зря.
Ее глаза вспыхнули.
– Мне очень жаль потерянного тобой времени…
– Мне тоже! – резко бросил Джордан и пошел прочь от нее под проливным дождем.
Не в силах произнести ни слова, до сих пор не понимая, почему ее пустячное замечание так обидело его, Слоун, словно в оцепенении, смотрела ему вслед. Еще секунда, и он исчез в толпе.
– Джордан… Подожди! – наконец крикнула она, но шум дождя заглушил ее слова. Затем Слоун бросилась за ним, высматривая его в море ярких зонтов. – Джордан!
Она увидела, что он пересекает улицу на красный свет, окликнула еще раз, но Джордан не оглянулся. Слоун устремилась за ним, и ее чуть не сбило такси. Водитель нажал на тормоза так, что колеса пронзительно взвизгнули на мокрой мостовой.
– Эй, леди! – сердито крикнул он. – Смотрите, куда идете, черт возьми!
Слоун даже не слышала его. Она бежала за Джорданом и нагнала его только у входа в отель «Адамс Марк».
– Джордан, послушай меня! – Слоун схватила его за руку, заставила посмотреть на себя и продолжила умоляющим тоном: – Я просто пошутила. Понимаешь? По-шу-ти-ла! Я и понятия не имела, что ты так к этому отнесешься!
Он молча смотрел на нее, и капельки дождя стекали по его лицу.
– Запомни, Слоун! Сексом я мог бы заниматься где угодно и с кем угодно. С этим у меня проблем нет! И мне незачем было ради этого приезжать сюда. А я приехал… Приехал потому, что ты мне необходима. Понимаешь, необходима… нужна… И я это сделал, несмотря на то что ты так позорно бросила меня тогда во Франции!
Слоун слушала, опустив глаза, и только сейчас подняла их.
– Ты… ты мне тоже был нужен, Джорди. Больше всего на свете мне хотелось поехать с тобой в Аргентину, но я не могла…
– И поэтому решила просто ускользнуть ночью?
– У меня была причина, – тихо сказала она.
Он напрягся.
– И что же это за причина?
Слоун посмотрела ему в глаза.
– Я… Я боялась испытать разочарование и боль.
– А почему ты решила, что я обижу тебя?
– Дело не в этом. – Слоун закрыла зонтик и вошла в вестибюль.
– А в чем же?
– Знаешь поговорку: «Счастлив в игре, да несчастлив в любви»? Так вот, мне всегда очень везло в карты.
Джордан не сразу нашелся.
– В любви вообще нет гарантий. Никогда и никаких. Понимаешь? И кроме того, почему ты решила, что разочарование и боль – это только твоя проблема, а меня это совсем не касается? Не знаю, что ждет нас с тобой впереди, дорогая, но совершенно уверен в одном: в Довиле нам было чертовски хорошо, и мы совершили бы преступление, упустив шанс и не попытавшись все повторить. Что до меня, так я от такой попытки отказываться не желаю. Я хочу, чтобы мы были вместе. И готов рискнуть.
– Ты приехал сюда, чтобы сказать это мне?
Джордан устало улыбнулся:
– Да. – Он рывком прижал ее к себе и прошептал: – Ты рискнешь, Слоун?
– Неужели у тебя есть сомнения? – Она обвила руками его шею и поцеловала в губы.


– Теперь я тебя понял, коварная! – с пафосом произнес Джордан, наблюдая, как Слоун расстегивает его сорочку. – Оказывается, вот в чем дело. Ты соблазняешь невинных мужчин, заманиваешь ничего не подозревающих бедняг к себе и раздеваешь! Подумать только, какое бесстыдство!
– В основном ты прав, но надо добавить, что я делаю это только в том случае, когда невинный, ничего не подозревающий мужчина промок до нитки. – Слоун рассмеялась и сняла с него мокрую сорочку. – Остальное снимай сам.
Он улыбнулся:
– Хорошо, но только если ты последуешь моему примеру.
Она наморщила нос.
– Но у меня-то одежда сухая.
– Сейчас будет мокрая! – Джордан взял кувшин с водой.
– Не надо, не надо! – быстро проговорила Слоун. – Я сама.
Он поцеловал Слоун и начал снимать с нее блузку.
– Вот и умница. – Его губы приблизились к ее губам.
– Джордан!
– Я так соскучился по тебе, любовь моя, – прошептал он, снимая кружевной лифчик и обнажая ее груди. Соски отвердели сразу же, как только его рука начала ласкать их.
Джордан, вдруг вспомнив, что Джилли не возбудила его в Аргентине, подумал: а вдруг такое случится и сейчас? Слоун, как будто прочитав мысли Джордана, расстегнула молнию на его брюках, извлекла член и погладила его. Джордан сразу почувствовал в паху невероятное напряжение и жар, и все его сомнения рассеялись.
Он быстро освободил Слоун и себя от остатков одежды, целуя ее жадно и нетерпеливо.
– Господи! – выдохнул Джордан. Чувствуя, что не может больше терпеть ни секунды, он уложил Слоун на ковер и опустился на нее, бормоча ласковые слова, целуя шею и грудь.
– Да, да! – выдохнула она, крепко обхватив его плечи, выгибая спину и предлагая ему себя.
И наконец Джордан вошел в нее, так легко и плавно, словно они были совпавшими элементами головоломки.
«Все хорошо, как и прежде, – думал Джордан, гладя потом ее волосы. – Нет, лучше». Слоун желала его не менее сильно, чем он ее. Разлука только усилила их страсть. Зачем, почему она оставила его таким образом в Довиле, уже не имело сейчас значения. Просто он больше не позволит ей уйти.
В этом Джордан не сомневался.


Слоун лежала в темноте. Ее обвивали руки спящего Джордана, а она вцепилась пальцами в густую поросль, покрывающую его мускулистую грудь. Эту добровольную узницу так опьянила страсть, так измучило множество соитий, что она даже не помнила, как Джордан перенес ее на постель и уложил в эту колыбель, сплетенную из своих крепких рук. Казалось, они никогда и не расставались, и если Слоун когда-то в чем-то сомневалась, то сейчас в его объятиях забыла обо всем.
Она медленно, очень осторожно высвободилась и спустила ноги на пол. Однако, едва Слоун попыталась встать, Джордан быстро протянул руку, обвил ее талию и притянул на место.
– Куда это ты собралась?
Она повернулась и взъерошила ему волосы.
– Ты что, не знаешь, куда люди ходят иногда посреди ночи?
– Так это нормальные люди, а что у тебя на уме?
Слоун засмеялась:
– Я хотела бы зайти в ванную, если ты, конечно, не возражаешь.
– А если возражаю?
– Тогда у меня могут возникнуть серьезные проблемы.
– Больше ты от меня не сбежишь. – Джордан поднял голову с подушки и поцеловал укромное местечко у нее под грудью.
– Но в ванной нет даже окон, – сказала Слоун.
– Зато есть по пути к ней, – упорствовал он.
– Мы на восьмом этаже.
– Ну и что? Может, ты уже приготовила и спустила веревку. – Джордан задумчиво уставился в потолок. – Нет, наверное, на ночь мне придется пристегивать тебя к себе наручниками.
– Как же я закончу свою поездку?
– Очень просто. Я поеду с тобой.
– Это было бы интересно.
– По меньшей мере.
– А как же твои дела? – поинтересовалась она. – Когда у тебя следующие игры?
– В декабре. В Лос-Анджелесе. И я возьму тебя с собой.
– В самом деле?
Джордан кивнул:
– Вне всяких сомнений.
– И возражения не принимаются?
– Никаких возражений!
– Значит, ты ужасный деспот. – Слоун рывком высвободилась. – Сейчас вернусь.
– В твоем распоряжении ровно одна минута! – крикнул он вслед. – Потом я отправлюсь на поиски.


– Любовь моя, как же получилось, что ты так натерла себе спину? Наверное, вчера ковром?..
Слоун сидела на постели, обернув вокруг талии простыню. Джордан лежал рядом, касаясь кончиками пальцев красных ссадин на ее голой спине.
– Ну и кто в этом виноват? – осведомилась она.
– Тот, кто все это затеял, – усмехнулся он. – Забыла, как начала меня раздевать, не успели мы войти в номер? Хочешь, я поцелую эти места, и все пройдет!
– Думаешь, это поможет?
– Могу дать гарантию. Буквально через несколько минут ты забудешь о своих ссадинах. – Опершись на локоть, Джордан прижался губами к ее спине. – Ну как?
– М-м-м… лучше.
Он поцеловал другую ссадину.
– А здесь?
– Много лучше.
– А здесь?
– О-о-о-о!..
Губы Джордана медленно двинулись к плечу.
– А с противоположной стороны что-нибудь беспокоит? – спросил он тоном доктора.
– К сожалению, нет, – улыбнулась Слоун. – Я все время лежала на спине, помнишь?
– Придется провести профилактику.
Джордан повернул ее лицом к себе, захватил ладонями груди и начал совершать вокруг тотчас же затвердевших сосков ленивые круговые движения.
– Ты веришь в профилактическую медицину?
– Конечно, – простонала она. – Но с каких это пор тебе для таких вещей нужны оправдания?
Его пальцы нежно потянули напряженные соски.
– Ты абсолютно права. – Джордан поцеловал ее в губы, продолжая манипулировать грудями. Наконец, когда Слоун уже не могла дышать, он прижался головой к ее груди.
От желания у Слоун кружилась голова. Джордан стал настоящим властелином ее тела.
Но ему было мало этого. Он хотел получить больше, чем ее тело.
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Нью-Йорк, октябрь, 1986
– Мама, ты любишь Джордана?
Слоун украдкой взглянула на сына.
– Позволь спросить, почему это взбрело тебе в голову?
Джордан ушел в отель «Плаза», чтобы наконец забрать из номера отца свои вещи, и Слоун поняла: Тревис едва дождался возможности учинить допрос с пристрастием.
Взгромоздившись на стул у бара, мальчик наблюдал, как мать наполняет ведерко льдом и ставит туда бутылку шампанского «Боллингер брют».
– Так как?
– Не знаю, – нехотя отозвалась Слоун. Свои чувства к Джордану она не желала обсуждать ни с Тревисом, ни с кем бы то ни было.
– А по-моему, знаешь.
Слоун через силу улыбнулась:
– С чего это вдруг ты вообразил?
Тревис уперся подбородком в ладони.
– Ладно тебе, мама, я ведь не вчера родился на свет.
Вот тут Слоун по-настоящему рассмеялась.
– Представь себе: я даже присутствовала при этом событии!
– Не уходи от вопроса, – упорствовал Тревис. – Я вижу, как вы смотрите друг на друга и как держитесь за руки. Да что там, ты даже позволила ему переселиться к нам!
– Это что, по-твоему, ужасное предательство?
Тревис полез в банку с очищенными орехами.
– Но ты никогда не приглашала никого жить с нами.
Слоун проверила вина, желая убедиться, не нужно ли попросить Эмму заказать что-то еще.
– Довожу до вашего сведения, доктор Фрейд…
– Что еще за доктор Фрейд? – Тревис сделал гримасу. – Кто это?
– Был такой знаменитый психиатр, – пояснила Слоун. – Так вот, Джордан не переехал к нам жить, как ты заявил, а только остановился на время. Он живет в Массачусетсе.
– Понимаю. – Тревис задумался. – В таком случае у тебя с ним только секс.
– Ч-что?.. – На мгновение Слоун потеряла дар речи.
– Я имею в виду то, что он не просто остановился у нас на время, а спит с тобой, – уточнил Тревис.
Почувствовав, как щеки заливаются краской, Слоун повернулась к шкафу с напитками, чтобы сын не заметил ее смущения. До сих пор она не удосужилась подумать о том, как оценивает ее отношения с Джорданом не по годам рассудительный и наблюдательный Тревис. Они вернулись в Нью-Йорк две недели назад, и Джордан поселился у нее. Это как бы само собой разумелось, они даже не обсуждали ситуацию, зная, что им надо быть вместе. Вот и все.
– Мам, – подал голос Тревис.
Она повернулась к нему.
– Что?
– Просто имей в виду… – Мальчик спрыгнул со стула. – Я против него ничего не имею.


– А как тебе этот?
Слоун покачала головой:
– Слишком велик и, по-моему, ужасно неудобен.
Они стояли у прилавка в ювелирном отделе универмага «Сакс, Пятая авеню».
type="note" l:href="#n_9">[9]
Здесь, как и обычно в субботу, было много посетителей. Они сновали туда-сюда, нагруженные объемистыми пакетами и сумками.
– А этот? – Джордан показал на большой бриллиантовый солитер.
– Красивый, но бриллианты мне как-то ни к чему. – Слоун поправила свою голубую мягкую фетровую шляпу.
– По-моему, ты единственная женщина в мире, которой не нужны бриллианты, – удивился Джордан.
– Выходит, так. – Слоун сунула руки в глубокие карманы своего сизовато-серого жакета.
Джордан засмеялся:
– Но есть же, наверное, какие-то камни, которые тебе «к чему»?
– Сапфиры, – быстро ответила она. – Причем чем голубее, тем лучше.
– Понятно, понятно… – Джордан задумчиво посмотрел на витрину.
– Послушай, Джорди, скажи мне, зачем мы сюда пришли и глазеем на эти витрины? – Слоун взяла его за руку.
– За часами. Понимаешь, приближается день рождения отца. Я хотел бы подарить ему часы.
– Так зачем же понапрасну тратить время, пойдем в отдел часов.
– А может, лучше прогуляемся до «Картье»? – предложил Джордан.
Она пошли по Пятой авеню, время от времени останавливаясь у шикарных витрин. Слоун заинтересовалась шубкой из голубого песца.
– Как я понял, вкусы у тебя довольно консервативные, – иронически улыбнулся Джордан.
Блеск в ее глазах мгновенно погас.
– Не одобряешь?
– Как же мне не одобрять? Во-первых, у моей мамы по меньшей мере полдюжины меховых шуб, а во-вторых, тебя я одобряю целиком и полностью. – Они остановились у витрины магазина «Картье». – Как тебе нравится вот это? – В витрине среди умопомрачительных серег, браслетов и всего прочего лежало простое и элегантное колье с сапфировым солитером. – Неужели и этот слишком велик?
Она задумалась, закусив губу.
– Пожалуй, к этому я привыкла бы.
– Привыкла? – удивился Джордан.
Она засмеялась:
– Да, это очень красивое колье. Ну и что? – Слоун взяла его под руку и поцеловала в щеку. – Пойдем купим часы.


Прошло несколько дней.
– Для этого нужны репортажи в прессе, на радио и телевидении, – сказал Джордан, продолжая начатый разговор. Взявшись за руки, они направлялись к Центральному парку.
Слоун рассмеялась:
– Не дай тебе Бог попасть в зависимость от средств массовой информации. Когда они тебя любят, это замечательно, а если нет, то нужно иметь очень толстую кожу. Это единственный шанс выжить.
– Без них все равно не обойтись. Если поло станет таким же популярным, как и другие виды спорта, они нам понадобятся. Ведь у большинства обывателей сложилось представление о поло как о спорте богатых и для богатых. Эти люди не понимают, что зрителю посещение матча обходится не дороже, чем сходить на футбол.
Слоун сунула руки в карманы своего шерстяного пальто с погончиками.
– И в чем же состоит план?
– Для начала необходимо, чтобы Ассоциация поло США начала сотрудничать с Международной координационной группой. Эта спортивная коммерческая организация прекрасно зарекомендовала себя в работе с гольфом и теннисом. – Джордан остановился возле киоска у входа в парк, чтобы купить два хот-дога и две банки содовой. – Ты с чем будешь? – спросил он, доставая бумажник.
Налетел порыв холодного октябрьского ветра.
– С горчицей и квашеной капустой. – Слоун подняла воротник. – И возьми еще претцелей.
type="note" l:href="#n_10">[10]
Это как Эмпайр-Стейт-билдинг,
type="note" l:href="#n_11">[11]
без них просто нет Нью-Йорка.
Джордан рассмеялся:
– Знаешь, это даже забавно. Я ведь столько раз бывал в Нью-Йорке, а по-настоящему, кажется, вижу его впервые. – Он протянул ей хот-дог и содовую, затем повернулся к продавцу: – Две порции претцелей, пожалуйста. – Заметив, что тот доволен, Джордан подмигнул: – Хочу побаловать жену. Она беременна, только эту муру целый день и потребляет.
– Джордан! – Слоун стукнула его по руке.
– Еще раз ударишь, не получишь вечером ужина, – предупредил он.
– Классная перспектива! – Она откусила хот-дог. – А насчет прессы я советую подождать, пока тебя не проинтервьюирует какой-нибудь недоброжелательный репортер.
– У меня уже был один неприятный случай. – Джордан отправил в рот претцель. – Ты права, здесь они действительно хороши. – Он отпил из банки. – В прошлом году в Техасе меня интервьюировала одна дама. Пришла ко мне сразу после матча, и мы долго говорили. Я так старался, черт возьми, так горячо говорил о преданности делу, о жертвенности, о том, как это тяжело… Ну, в общем, все о нашем деле. И когда закончил, кажется, по-настоящему ее заинтересовало, пользуюсь ли я одеколоном «Поло». Я почувствовал себя так, будто меня облили дерьмом.
Слоун покончила с хот-догом.
– Вряд ли эта твоя репортерша была ангелом, но, по-моему, практически она безвредна. Если хочешь, я расскажу тебе по-настоящему ужасные истории.
Джордан поморщился:
– Как-нибудь в другой раз.
Они вышли на Грэнд-Арми-плаза,
type="note" l:href="#n_12">[12]
и Джордан обратил внимание на выстроившиеся у тротуара симпатичные конные экипажи.
– Я где-то видел рекламу: «Если не прокатился в нашем экипаже, считай, в Нью-Йорке не был», – сказал он. – Это они?
Слоун кивнула:
– Лет пятьдесят они заменяли лимузины. В фильмах тридцатых годов любовники встречаются в Центральном парке вечером и едут в таких экипажах. Включи телевизор в любой день, только попозже, и сам увидишь.
Джордан подмигнул:
– Поздно вечером у нас с тобой есть занятие поинтересней, чем смотреть по телевизору старые фильмы. – Бросив пустую банку из-под содовой в урну, он взял Слоун за руку. – А вот прокатиться по парку – это не такая уж плохая идея. Хочешь?
Слоун посмотрела на него и улыбнулась:
– Почему бы и нет?
Они сидели в экипаже, держась за руки и наслаждаясь видами парка, а кучер, миловидная девушка во фраке и в высокой шляпе, время от времени обращала их внимание на различные достопримечательности.
Когда они приблизились к отелю «Плаза», Джордан прижал к себе Слоун.
– Может, поужинаем здесь?
– Не возражаю. А в каком зале? «Торговец Вик»? «Эдвард»?
– Думаю, – его глаза лукаво блеснули, – мы закажем ужин в номер.


Проснувшись утром, Слоун не сразу сообразила, где находится. Затем до нее дошло: она провела ночь в номере Джейсона Филлипса, отца Джордана, в отеле «Плаза», и что это была за ночь! Слоун перевернулась на бок, собираясь обвить руками шею Джордана. Обнаружив его отсутствие, она очень удивилась и прислушалась, не шумит ли в ванной вода. Нет.
– Доброе утро, соня. – В дверях стоял Джордан, в брюках, но без сорочки и босой. В руках он держал поднос с едой. – Пожалуйте завтракать.
– А вчера, кажется, мы так и не поужинали. – Слоун отбросила назад свои спутанные волосы.
– Вчера? Да, вчера нам что-то расхотелось есть. И дела помешали, ты же помнишь. А как сейчас?
– Сейчас я умираю от голода, – призналась она. – Дай мне одеться…
– Никакой одежды, – категорично заявил Джордан, балансируя подносом на одной руке. – Позавтракаешь в постели.
– Номер не пройдет, – возразила Слоун. – Вчера с ужином наколол, теперь хочешь лишить завтрака?
– На этот раз я дам тебе поесть. Честное бойскаутское.
– Ладно уж, – нехотя согласилась она. – Что тут у тебя?
– У меня? Яйца, ветчина и сок. – Он поставил поднос ей на колени.
– А ты?
– А я уже… и готов продолжить вчерашнее. – Его глаза скользнули по округлостям ее тела, накрытого простыней.
Слоун взглянула на него с притворным осуждением.
– И как это ты ухитряешься играть в поло, когда твоя голова постоянно занята одним и тем же?
– Ешь, – сказал он, устраиваясь на постели рядом с ней. – Тебе надо набраться сил.
Она потянулась за соком.
– Ты действительно уже позавтракал?
– Конечно. Я ведь не сплю до полудня, как некоторые.
Слоун сняла крышку с одной из тарелок. Омлет с ветчиной никогда еще не казался ей таким соблазнительным. Быстро покончив с ним, Слоун потянулась к крышке меньшей тарелки.
– Что это?.. – Она онемела, увидев на тарелке колье с сапфировым солитером из витрины магазина «Картье». – Джордан, зачем…
Он улыбнулся:
– А что, на все должны быть причины?
– Нет. Конечно, нет. – Слоун взяла колье в руку, желая убедиться, что это не сон.
– Скажи, оно тебе нравится? – Джордан помог ей надеть колье.
– Я уже полюбила его, – тихо проговорила она. Ей хотелось добавить: «И тебя тоже», но Слоун только наклонилась к Джордану, положила руки ему на плечи и крепко его поцеловала.
К тому времени, когда они вспомнили о ее завтраке, все уже давно остыло.


– Я люблю его, Кэти, – растерянно призналась Слоун, отставив свой бокал.
Кэти сочувственно улыбнулась:
– Ты только что это поняла?
Они обедали «У Эрни», в шумном итальянском ресторане в Верхнем Вест-Сайде,
type="note" l:href="#n_13">[13]
весьма оригинально оформленном, – потолок подпирали коринфские колонны, и он был расписан змеями и прочими рептилиями, зато стены были совершенно голые. Правда, их в различных направлениях пересекали трубопроводы и кабелепроводы, покрашенные в соответствующие цвета, а на стене, ближней к выходу, висело несколько телефонов-автоматов. Так что интерьер ресторана на самом деле можно было бы назвать скорее «неоформленным». Но так уж повелось, что холостяки и незамужние женщины Верхнего Вест-Сайда считали это место своего рода местом водопоя.
– Но я не хочу его любить. – Слоун собрала вилкой макароны. Блюдо, которое они ели, называлось «волосы ангела». – Потому что боюсь страдать… когда потеряю Джордана.
– А почему ты должна его потерять?
– Ладно тебе, – отозвалась Слоун. – Ты же видела Джорди. Он молодой, красивый, богатый. Разве этого недостаточно? А если бы ты знала, как на него смотрят женщины… И какие женщины! Что называется, в самом соку. И любая упадет к его ногам, если он скажет хоть слово.
– Если бы ты ему надоела, вряд ли он подарил бы тебе такую вещь. – Кэти кивнула на колье с сапфиром, украшающее шею Слоун.
– Да, сейчас у нас чудесные отношения, не стану этого отрицать. Пожалуй, ему хорошо так же, как и мне… Но долго ли это продлится?
Кэти взяла свой бокал.
– Зачем задаваться ненужными вопросами?
– Пойми же, Джордану нужна свободная женщина, которая сопровождала бы его во всех поездках, помогала бы ему. – Слоун положила вилку. – Ему нужна женщина помоложе, способная рожать детей.
– То, что ему нужно с твоей точки зрения, и то, чего он хочет сам, это, вполне возможно, разные вещи, – возразила Кэти, сделав глоток кира.
type="note" l:href="#n_14">[14]
– Несколько месяцев назад у тебя, кажется, было все, что нужно. И что же, ты ощущала себя вполне счастливой?
– Кэти…
– Что Кэти? Ребенку, например, необходимо есть шпинат, он очень полезен, но ребенок хочет мороженого.
– Мне тридцать шесть, – грустно заметила Слоун. – Обзаводиться семьей, пожалуй, слишком поздно.
– Ты что, уже собралась на пенсию? – усмехнулась Кэти. – Я, например, не чувствую себя старухой, хотя на шесть лет старше тебя.
– И у меня сын. Десятилетний сын. Заводить сейчас ребенка…
– А почему нет? Вопрос только в том, хочешь ли ты ребенка?
– В том-то и дело, что не знаю, – призналась Слоун, помолчав. – Вроде бы не хочу, а как посмотрю на Джордана… – Она беспомощно пожала плечами.
– Может, тебе следует серьезно об этом подумать?
Слоун устало улыбнулась:
– Все разговоры об этом преждевременны. Во всяком случае, он не говорил, чтобы я перестала принимать таблетки… правда, спрашивал мое мнение по этому поводу.
– Значит, этот вопрос волнует его, – оживилась Кэти. – Неужели ты полагаешь, что мужчина, сомневаясь в прочности своих отношений с женщиной, станет обсуждать с ней вопрос о детях?
– Да, видимо, ты права.
– Знаешь, Слоун, ты не перестаешь удивлять меня. Как профессионал ты уверена в себе на все сто процентов, а вот как женщина проявляешь такую странную…
– Возможно, так оно и есть, – с улыбкой перебила ее Слоун. – По женской части я действительно оказалась слаба. Писать книжки куда легче, чем быть женщиной. – Она посмотрела на часы. – Ой… Я должна бежать!
– Без десерта? – удивилась Кэти. – Ты же так любишь эти фирменные шоколадные пирожные, которые подают «У Эрни».
Слоун пожала плечами:
– Сегодня придется отказаться. У меня примерка, и ее нельзя отложить, потому что у Джордана на сегодняшний вечер какие-то особые планы. Он загадочно на что-то намекал и просил, чтобы сегодня я надела какое-нибудь потрясающее платье.


На углу Первой авеню и Шестьдесят четвертой улицы есть шикарный китайский ресторан «Тетушка Юань». Попадая туда впервые, пораженный посетитель на несколько секунд застывает на месте, полагая, что оказался в волшебной индийской «черной комнате». Когда его глаза привыкают к полумраку, он видит изысканную обстановку, со вкусом подсвеченную оригинально расположенными светильниками, и розовые орхидеи у стен. Из стереосистемы самого высокого класса доносится великолепная негромкая музыка, причем отнюдь не китайская, как можно было бы ожидать, а классика. В данный момент звучал Моцарт. Владельцы ресторана поступили очень умно, взяв за основу международную кухню и лишь добавив к ней кое-что китайское. Благодаря этому и всему прочему «Тетушка Юань» имела репутацию китайского ресторана только для тех, кому китайские рестораны не нравятся в принципе.
– Ты должна обязательно попробовать омара, – посоветовал Джордан, просматривая меню. – Это одно из самых лучших здешних блюд.
Слоун улыбнулась:
– Сам-то ты пробовал?
Он кивнул и отложил меню.
– Я люблю китайскую кухню, потому бывал здесь довольно часто. Кажется, я попробовал все блюда, какие они готовят. А начал с того, что заказал «пробный» ужин – огромную тарелку с семью различными блюдами на пробу.
Джордану едва удавалось сосредоточиться на ужине или на чем-то другом. Он не мог отвести глаз от Слоун. Она выглядела потрясающе в платье из черного крепа с длинными рукавами. Оно облегало ее, как перчатка, подчеркивая каждый изгиб тела. Декольте проходило по диагонали, чуть выше грудей, и открывало левую верхнюю часть тела, скрытую под очень легкой черной прозрачной сеточкой. Причем грудь была едва прикрыта креповым цветком, окаймленным сверкающими черными блестками. На Слоун было лишь одно ювелирное украшение – колье, его подарок. Длинные волосы она завязала в свободный узел.
Джордан улыбнулся:
– Я уже говорил, как ты сегодня красива?
– Возможно, и говорил, не помню. Но не возражаю, чтобы ты повторил это столько раз, сколько пожелаешь.
– Тогда слушай: ты красивая, красивая, красивая… самая красивая на свете! – Джордан сделал паузу, затем продолжил: – Да, да, да! Красивая, и нет в мире никого красивее тебя!
Слоун зааплодировала:
– Замечательно!
Затем они приступили к ужину. Пища была отменная, но Слоун удивляло, что Джордан как-то странно приутих. Слоун казалось, что он все время за ней наблюдает, будто хочет что-то сказать и дожидается нужного момента. Она дважды спрашивала, в чем дело, но Джордан только качал головой и отвечал, что все в порядке.
Перед десертом Слоун сказала, что ей нужно позвонить.
– Тревис пошел сегодня куда-то с друзьями. Пойду проверю, вернулся ли он домой до наступления «комендантского часа».
– Моя мама тоже когда-то пыталась установить «комендантский час», – вспомнил Джордан. – Но это не помогло.
– Легко представляю себе, каким ты был в детстве. Наверное, сущим наказанием для родителей. – Она встала. – Скоро вернусь.
– Ага…
Слоун прошла в дамскую комнату, чуть-чуть подкрасила губы, оросила шею туалетной водой «Мажи нуар» и вышла позвонить. С облегчением услышав от Эммы, что Тревис не только дома, но уже крепко спит, она вернулась к столу.
Тарелки были убраны. На столе стояли два бокала шампанского и небольшой серебряный поднос с двумя «пряниками-гаданиями».
type="note" l:href="#n_15">[15]
Когда Слоун подошла, Джордан быстро схватил один пряник. Ей достался другой, оказавшийся разломанным.
– Зачем ты подсунул мне разломанный? – спросила она, усаживаясь. – Уже прочитал свое предсказание, и оно тебе не понравилось? Решил взять мое? Да?
– Пожалуйста, съешь свой пряник, – попросил он. Скорее даже приказал.
Она наморщила нос.
– Их вообще-то не едят. Нужно только разломить и прочитать, что тебя ждет впереди.
– А я их ем.
– Вот и замечательно.
– Слоун, пожалуйста, съешь этот чертов пряник! – Джордан говорил каким-то странным тоном. – Впрочем, делай с ним все, что хочешь.
Она внимательно посмотрела на Джордана и заставила себя улыбнуться:
– Я сделаю все, что угодно, лишь бы ты развеселился.
Слоун взяла пряник, и он тут же распался на две половинки. Внутри оказалась маленькая бумажка с надписью. Слоун прочитала: «Твое будущее такое же возвышенное, как и это безграничное небо».
– Ну вот, теперь я все знаю, – весело проговорила она и положила записку на стол. Заметив, что на обратной стороне тоже что-то написано, Слоун взяла записку и, перевернув, трижды прочитала.
«Выходи за меня замуж!» – вот что было там написано знакомым почерком Джордана.
– Ну и шутки у тебя, Филлипс! – проговорила она, подняв глаза.
Но Джордан не смеялся, даже не улыбался, а внимательно смотрел на нее, ожидая ответа.
– Но ведь это шутка, верно? – спросила Слоун слабым голосом.
Он не отводил от нее взгляда.
– Разве у меня насмешливый вид?
Она покачала головой:
– Нет.
Джордан потянулся через стол и накрыл ее руку своей.
– Итак, любовь моя, – нежно сказал он, – давай подведем итог. Куда нам двигаться дальше? Каков твой ответ?
Инстинкт подсказывал Слоун, что нужно бежать отсюда, и как можно быстрее, но она прошептала:
– Да…
Мартас-Виньярд, ноябрь, 1986
Бостонцы и обитатели полуострова Кейп-Код называли этот остров просто Виньярд,
type="note" l:href="#n_16">[16]
а Мартас-Виньярд он официально назывался в туристических справочниках. По преданию, это необычное название остров получил в XVII веке с легкой руки исследователя и основателя первых колоний Бартоломью Госнолда, обнаружившего здесь дикорастущий виноград. В те дни главным видом промысла здесь был забой китов. Ныне островок стал процветающим центром виноградарства и виноделия, славился одним из крупнейших в стране инкубаториев омаров и считался превосходным летним курортом. В летние месяцы население острова увеличивалось за счет отдыхающих примерно в шесть с половиной раз. Главные туристские объекты – Поселок Эдгара, Дубовая Роща и Виноградная Гавань – все в северной части острова. На его южном берегу более спокойно, здесь много частных владений с частными пляжами.
Владение Мунстоун,
type="note" l:href="#n_17">[17]
наиболее красивое место на самой южной оконечности острова, имело тридцать акров превосходной земли, огороженной высокой серой каменной стеной с внушительными черными коваными воротами. Большой, превосходно отреставрированный викторианский особняк, с качелями на веранде и живописными витражными окнами, был построен в середине XIX века. Стараниями Андреа Филлипс, матери Джордана, умной и образованной женщины, настоящей ценительницы искусства, дом был обставлен антикварной мебелью, частично изготовленной еще до Гражданской войны. Взгляд поражали огромные камины, кровати с балдахинами на четырех стойках, украшенные изысканными лоскутными покрывалами, и отменно удобные большие мягкие кресла. ХХ веку полностью принадлежала только просторная, по-современному оборудованная кухня.
Участок был засажен дубами и соснами, и в воздухе сильно пахло океаном, который был совсем рядом. Длинная гравийная дорожка вела к двухэтажной конюшне, более похожей на типичный для Кейп-Кода большой дом. Резные красные ставни на окнах и красные ящики для сбруи казались яркими пятнами на белых крашеных стенах фасада. Конюшню окружала безукоризненно подстриженная живая изгородь. Над единственным слуховым окном на крыше крутился флюгер, изображавший фигуру игрока в поло. Настилом из струганых досок общая конюшня соединялась с другой, предназначенной для племенных кобыл. Там имелись служебное помещение и большой амбар для корма.
То, что Джордан захотел провести в Мунстоуне День благодарения, Слоун вовсе не удивило. Она ожидала этого. Помимо всего прочего, он же здесь вырос, здесь был его дом, занимавший в сердце Джордана особое место. В Мартас-Виньярде Слоун никогда прежде не бывала, но много о нем слышала и с удовольствием предвкушала поездку.
– Думаю, Тревис попытается здесь хоть отчасти вознаградить себя за то, что пропускает парад «Мейси»,
type="note" l:href="#n_18">[18]
– сказала Слоун, глядя из эркера спальни на сына, который исследовал участок рядом с главным домом.
– А ты? – Джордан подошел сзади и положил руки ей на плечи.
Она усмехнулась:
– Насчет парада я никогда особенно не фанатила.
– Ты же знаешь, что я не это имел в виду. – Он поцеловал ее шею. – Что ты чувствуешь, приехав сюда и оставив Нью-Йорк, свой дом…
– Я здесь с тобой и с сыном. А больше мне ничего и не нужно.
* * *
На Мунстоун спустились сумерки. Гуляя со Слоун по участку, Джордан вспоминал свое знакомство с легендарным игроком в поло Айаном Уэллсом и его дочерью Дасти.
– Сначала отношения у нас с ней были натянутые. Чем теплее ко мне относился Айан, тем сильнее ревновала Дасти. А он ко мне относился буквально как к сыну. Так продолжалось довольно долго. Сейчас она превосходно играет. Так вот, я всегда утверждал и утверждаю, что за это Дасти должна благодарить только меня. Гоняясь за высоким рейтингом, она, в сущности, всегда соревновалась со мной, поскольку желала завладеть вниманием отца.
Слоун улыбнулась:
– Детская ревность.
– Да. – Джордан отломил веточку, рассеянно оборвал еще сохранившиеся листочки и отбросил веточку в сторону. – Ведь Дасти была единственным ребенком и привыкла к тому, что отец принадлежит только ей – они были очень близки, – и вдруг появился я и завладел его симпатией.
– И когда же все изменилось? – спросила Слоун.
– Когда Дасти подросла и поняла, что это не так. – Джордан улыбнулся, что-то вспомнив. – К тому времени ей исполнилось шестнадцать. По-моему, Айан надеялся, что у нас с ней получится что-то серьезное, но, видно, не судьба.
Слоун посмотрела на него:
– И что же?
Джордан пожал плечами:
– Она была и остается для меня младшей сестренкой.
– Ты страдал от того, что у тебя нет братьев или сестер?
Он грустно усмехнулся:
– Иногда. У единственного ребенка, несомненно, есть преимущества, но все равно бывало чертовски одиноко. Ведь в округе не было моих ровесников. Знаешь, я всегда говорил себе, что уж моим-то детям так скучать не придется. – Джордан посмотрел на Слоун. – А разве Тревис никогда не скучал по младшему брату или сестре?
– Возможно, такое и было, но он никогда ничего не говорил. Но учти: Тревис вырос в Манхэттене, и в нашем доме у него всегда было много приятелей. Потом, начав учиться в школе, он ездил к друзьям на автобусе или на метро.
– Ты позволяла сыну одному ездить в метро? – удивился Джордан.
– Конечно. – Слоун улыбнулась. – Я старалась приучить его к самостоятельности с самого раннего возраста. Тревис у меня мальчик крепкий и умеет постоять за себя.
Возвращаясь к дому, Джордан решил проверить последнее поступление кормов, и они остановились перед фуражным амбаром. Корма доставляли сюда каждые две недели. Слоун удивило, что такое огромное сооружение полностью предназначено для хранения лошадиных кормов, ее также поразило их разнообразие.
– С ипподромной фермы мы получаем только обезвоженные кубики люцерны, – сказал Джордан. – Остальное покупаем у торговца на материке. Смеси готовим здесь сами, потому что очень важно соблюсти правильный баланс. В типовую смесь входят гранулированное зерно, сладкий фураж и свекольная мякоть.
– Некоторые люди, – заметила Слоун, – к детскому питанию для своего малыша относятся с меньшим вниманием.
Джордан засмеялся:
– В этом нет ничего удивительного. Ведь это не простые лошади, а чистых кровей. Они легковозбудимы и чрезвычайно чувствительны, поэтому очень многое зависит от питания. По утрам им дают немного сена – смесь тимофеевки с клевером, а также смесь гранул сладкого корма, цельного овса и кубиков люцерны. Каждый вечер они выпивают кувшин воды с растворенными там гранулами мякоти свеклы. Это способствует пищеварению и возбуждает аппетит. Лошади у нас весьма разборчивы в еде. Вот, например, Энни Холл без гранул свеклы вообще есть ничего не будет. – Джордан кивнул двум проходящим мимо конюхам.
– Как все это сложно! – изумилась Слоун.
– Сложно, – согласился Джордан. – Но совершенно необходимо. Молодые лошади дополнительно получают витамины и минеральные добавки, а некоторые, чтобы лучше развивались копыта, еще и биотин. А одна из наших кобыл, например, подвержена аллергии.
– Да, – улыбнулась Слоун, – мне здесь многому еще придется научиться.


– Последние несколько дней он как будто взбесился, – сказал старший конюх Кэппи Маккалаф, коренастый крепыш лет пятидесяти пяти, с седеющими волосами, к которым давно не прикасались ножницы, обветренным лицом и ярко-синими глазами. Он стоял перед загоном, наблюдая за великолепным черным жеребцом, который нетерпеливо гарцевал, ржал и тряс головой. – Будто, подлец, чует, что его дни как племенного жеребца сочтены.
Джордан поставил ногу на жердь изгороди. На нем были джинсы и красная футболка.
– Можно понять, что он так возмущен. – Джордан внимательно наблюдал за животным. – Я бы тоже не хотел, чтобы меня кастрировали.
Кэппи надвинул на лоб свою потрепанную фетровую шляпу с широкими полями и улыбнулся:
– Знаешь, бывали времена, когда твои родители подумывали об этом. – Кэппи работал в Мунстоуне без малого двадцать лет и знал Джордана, когда тот был еще мальчиком. При нем Джордан превратился в мужчину, и Кэппи был свидетелем всех его похождений. Ему просто не верилось, что этот ловелас когда-нибудь остепенится. Сноровистый мальчишка умел выкрутиться из любой переделки, а когда подрос, женщины всех возрастов буквально липли к нему. Ну и он, конечно, не терялся. Это очень беспокоило его мать, Кэппи помнил, как она переживала.
Три сына Кэппи теперь уже выросли и женились, а Джордана он считал четвертым и очень любил его. Ведь ни один из сыновей Кэппи Маккалафа не относился к лошадям так, как Джордан. Никто из них не стал ему таким другом, как Джордан. Кэппи научил его не только ездить верхом, но и всему, что знал сам, как растить и тренировать чистокровных лошадей, и Джордан все постиг и научился много большему. Он лишь в ранней молодости «сгонял дурь» на женщинах, а потом его главной страстью стали лошади. Надо полагать, что Андреа Филлипс вздохнула с облегчением. Джордан до сих пор был помешан на лошадях.
– Мои родители уже думали, – улыбнулся Джордан, – что если я и приведу в дом жену, то она будет с четырьмя ногами и хвостом. Слоун оказалась для них настоящим сюрпризом.
– Она им понравилась?
– Конечно. А как же иначе.
– Я слышал, Гейвин Хиллер опять искушал тебя? – спросил, помолчав, Кэппи.
Джордан кивнул, не сводя глаз с жеребца.
– Он предложил мне играть за «Уайт Тимберс» на очень выгодных условиях.
Кэппи пристально посмотрел на него:
– И что ты ему ответил?
– Обещал подумать.
– Но ты уже, наверное, принял решение?
– Он предложил мне четверть миллиона ежегодно.
– Тебе не нужны деньги, – заметил Кэппи. – Твой отец вполне может спонсировать для тебя команду…
– Это вовсе не ради денег. – Джордан бросил взгляд на Кэппи. – Ты не очень высокого мнения о Хиллере, верно?
– Его самого я не знаю, – уклончиво ответил Кэппи. – Только по слухам.
– И что же?
– А то, что он не уважает лошадей, а тех, кто на них ездит, еще меньше. Я слышал также, что он из тех и из других выжимает все соки, пока они не свалятся.
– Ну, это закон такой, – заметил Джордан. – Ты же знаешь: любой стоящий игрок отдает все, что имеет.
– Но не до такой степени, чтобы рисковать жизнью, – возразил Кэппи. – То, что я слышал о Гейвине Хиллере, наводит меня на мысль, что это холодная, бесчувственная сволочь, и в жилах у него вместо крови течет вода. – Кэппи вдруг встрепенулся, заметив что-то неподалеку. – Чертов идиот! Я не меньше десяти раз говорил ему, чтобы он не курил возле конюшен. Я не терплю этого. Скотина! – Он быстро отправился делать выговор нерадивому конюху.
Джордан долго смотрел ему вслед, озабоченный тем, что тот сказал о Хиллере, но пока еще не понимал, почему это тревожит его.


– Думаешь, это была случайность? Хрена с два! – сердито прохрипел в трубку Айан Уэллс.
– Чем же еще это объяснить? – спросил Джордан.
– Не знаю, но в последнее время произошло слишком много так называемых случайностей, поэтому я уже не верю тем жалким объяснениям, которые постоянно слышу.
Джордан глухо рассмеялся:
– Но эти происшествия не следуют одно за другим…
– Какая разница, следуют или нет! – раздраженно прервал его Айан. – И по-моему, тут не обходится без участия твоего приятеля Уитни.
– Ему сейчас очень тяжело. – Джордан чувствовал себя обязанным защитить Ланса, хотя сам не одобрял его теперешнее поведение. – Пола подала на развод, и это на него очень подействовало.
– Перестань оправдывать Ланса.
– Ты же не думаешь, что Ланс делает все это намеренно? – спросил Джордан.
– Едва ли. Скорее всего он просто облегчает кому-то работу, – сухо пояснил Айан Уэллс.
Джордан и сам не раз задумывался над этим. В последнее время в команде «Уайт Тимберс» было слишком много несчастных случаев. Например, инцидент с Лансом в Аргентине, затем, две недели спустя, во время схватки за мяч у одного из игроков «Уайт Тимберс» неожиданно лопнула подпруга. Он упал и сильно расшибся, его доставили в больницу с сотрясением мозга и двумя сломанными ребрами. Есть серьезные подозрения, что подпруга была предварительно надрезана. Далее, в Чикаго упал еще один игрок и получил такие серьезные повреждения, что через несколько дней скончался в госпитале. Оказалось, что у него был поврежден шлем, и опять же пошли слухи, будто это кто-то специально подстроил. Джордан пока не знал, стоит ли верить слухам, поскольку в подобных случаях люди всегда склонны приписывать такие происшествия не случайному стечению обстоятельств, а хорошо спланированному злодейству.
Но раз об этом заговорил Айан Уэллс, человек, вовсе не склонный к преувеличениям, и если он так озабочен, то скорее всего тут действительно что-то не так.
– У тебя есть хоть какие-то соображения по поводу мотивов? – спросил Джордан.
– Полагаю, наиболее вероятный мотив здесь – месть.


– Кончай дрыхнуть, негодная, пора вставать!
Джордан сначала стащил одеяло, а затем, не обращая внимания на отчаянные протесты Слоун, ухватил ее за лодыжки и потащил с постели.
– Отпусти меня сейчас же! – кричала она. – Ты что, окончательно свихнулся?
– Пора вставать, – повторил он спокойно.
– Тебя не поймешь, – проворчала Слоун, поднимаясь. – Это же настоящее безобразие! Вечером ждешь не дождешься, когда утащишь меня в постель, а утром насильно поднимаешь! В чем дело?
– Ничего особенного. – Джордан широко улыбнулся. – Просто сейчас мне очень нужно, чтобы ты встала. Ведь если ты будешь и дальше валяться в постели, мне придется присоединиться к тебе. – Чтобы наглядно продемонстрировать свои намерения, он сделал вид, будто расстегивает брючный ремень.
Слоун соблазнительно улыбнулась:
– Так в чем же дело? Это прекрасная идея! – Она потянулась к нему, но Джордан предостерегающе поднял руку.
– Милая, я рад бы пойти тебе навстречу, но придется подождать до вечера. – Он скрестил руки на груди, согнул ногу в колене и прислонился к стене.
– Ну что ж, когда-нибудь это все равно произошло бы, – проговорила Слоун с притворной скорбью. – Джордан Филлипс говорит сексу решительное нет! Видимо, приближается конец света. Подумать только, ты отказался…
– Я очень высоко ценю твой сарказм. – Он взял с кресла халат и бросил ей. – А теперь одевайся, пока я не утратил решимости. Нас ждут дела.


– Если ты не любишь лошадей по-настоящему, в поло тебе просто нечего делать. – Джордан и Слоун шли вдоль конюшни. Каждое стойло в этом длинном ряду имело запертую низкую красную дверцу. Лошади, навострив уши, поднимали головы над этими дверцами, узнавали Джордана и тихо ржали. – У настоящего игрока эта любовь должна быть в крови. Он может быть последней скотиной по отношению к своей жене, к детям, может, как самый гнусный мерзавец, не заботиться о своей старой, прикованной к постели матери, но со своими лошадьми он должен быть олицетворением благородства.
Слоун улыбнулась:
– Ты имеешь в виду себя?
– Ну, что касается меня, то я еще хуже, – усмехнулся Джордан. – Тебе ли этого не знать.
– У меня-то как раз сложилось совершенно иное впечатление, – возразила она. – Но я, конечно, пристрастна.
– Вот и оставайся пристрастной как можно дольше.
Слоун наблюдала, как Джордан, останавливаясь у каждого стойла, ласково похлопывает лошадей по шее и гладит их. Ее тронула нежность, с какой он это делает. «У его детей будет замечательный отец», – подумала она, и от этой мысли ей вдруг стало почему-то грустно.
А вот клички лошадей, написанные на алюминиевых табличках, висевших на двери каждого стойла, показались Слоун забавными.
– Риф Ларго… Мальтийский Сокол… Касабланка.
type="note" l:href="#n_19">[19]
– Слоун посмотрела на Джордана. – Кто у вас здесь поклонник Богарта?
Джордан широко улыбнулся:
– Каюсь, но это я. Боги – мой идеал настоящего мужчины. Люблю его фильмы.
– Но у тебя, оказывается, есть еще и Энни Холл?
type="note" l:href="#n_20">[20]
Он пожал плечами:
– Ну, эта кобыла всегда была немного с приветом.
Слоун подошла к следующему стойлу.
– Солитер – какое красивое имя. А его ты дал ей по какой причине?
– На игровом поле она была одной из лучших. – Джордан ласково погладил шею кобылы. – Отец купил мне ее, когда я еще учился играть. Тогда она была у меня единственной опытной игровой лошадью. Вначале я назвал ее Моя Единственная Надежда, но это было слишком длинно, поэтому вскоре кличка стала просто Единственная. А потом я как-то случайно услышал французское слово «солитер», и оно показалось мне очень красивым. Вот так эта кличка за ней и закрепилась. Кстати, Айан говорит, что кличка лошади не имеет никакого значения, но я так не думаю.
– Она красивая, – согласилась Слоун, гладя бархатную морду лошади. – А где выращивают лошадей для поло?
– Удивительно, но таких питомников вообще не существует. Все игровые лошади вначале пробуют себя на скачках. Если они не показывают там хороших результатов, мы их покупаем и тем самым спасаем им жизнь.
– Что это значит?
– Дело в том, что бракованных скаковых лошадей большей частью продают на бойню, где из них делают собачий корм.
– Собачий корм! – воскликнула ошеломленная Слоун.
Он кивнул:
– Это печально, но факт. Большинство лошадей, которых ты видишь на игровом поле поло, особенно в матчах клубного уровня, спасено от бойни игроками. – Джордан снова похлопал Солитер по шее. – Эта старушка уже на пенсии. Для профессиональных игр она уже не годится. Но ее ждет мирная и спокойная старость. Она никогда больше не покинет Мунстоун.
– У вас, я смотрю, настоящая любовь, – вздохнула Слоун.
Джордан улыбнулся:
– Ревнуешь?
– Немного, совсем чуть-чуть.
* * *
– Кажется, Хиллер наконец-то заметил, что в его команде слишком много несчастных случаев. – На этот раз Айан звонил из Далласа. – И как, по-твоему, он отреагировал? Повысил страховку каждого игрока, и лошадей скорее всего тоже. Разумеется, ты знаешь, что страховка выплачивается не игроку, а Хиллеру.
– А собственно, чего еще ожидать от Хиллера! – ответил Джордан. Он сидел на краю постели, зажав телефонную трубку между ухом и плечом, и надевал сапоги.
– Понимаешь, – сказал Айан, – если кого-то из игроков вдруг постигнет неожиданная смерть, Хиллер получит полную страховку и практически ничего не потеряет.
– Я же и говорю, это очень на него похоже. Произошло что-то еще?
– Нет. Пока все тихо. Если не считать аварии трейлера. Кажется, что-то с тормозами, но никто не пострадал. Лошадей в этот момент в трейлере не было.
– Понимаю, – тихо произнес Джордан.
«А если бы были… Господи, я, кажется, становлюсь параноиком!»


– Ты что, Джорди, действительно собираешься жениться на моей маме? – Тревис сидел на верхней жерди забора и наблюдал, как Джордан седлает лошадь.
Джордан метнул на мальчика быстрый взгляд.
– Если бы я не намеревался это сделать, приятель, – ответил он, проверяя подпругу, – то не стал бы приглашать ее сюда.
– Думаешь, она согласится?
– А почему нет?
– Ты просто не знаешь ее. Маме ничего не стоит дать задний ход. Она вообще ни с кем из мужчин дружбу долго не водит.
– Ну что ж, все когда-нибудь нужно начинать в первый раз. – Джордану очень хотелось бы узнать, со сколькими мужчинами Слоун в прошлом «водила дружбу».
Тревис печально покачал головой:
– Мама очень боится потерять свободу.
Джордан рассмеялся:
– То есть попасть в тюрьму?
Тревис пожал плечами:
– Свободу в любой форме.
– А почему ты так думаешь? – спросил Джордан, прикрепляя стремена.
– Я же сказал. Рядом с ней никто из мужчин долго не задерживался. – Тревис спрыгнул с забора. – Даже мой отец.
– Может, она просто никого по-настоящему не любила?
– Возможно. – Тревис подошел ближе. – А вот тебя, похоже, любит. И за дело.
– Спасибо за доверие, дружище. – Джордан взъерошил мальчику волосы. – Ну а теперь начнем твой первый урок верховой езды.


– Твой сын считает, что ты сбежишь из-под венца.
Закатав брюки до середины икры, Джордан и Слоун шли босиком по мокрому песку. Он, конечно же, обнимал ее за плечи. Холодный прибой подбегал к их ногам и тут же смывал следы на песке. Над Атлантикой, возвещая начало нового дня, поднимался красный шар солнца. На вид немного суровый.
Слоун вздрогнула.
– С чего это вдруг Тревис так сказал?
– Не знаю. А еще он добавил, что ты боишься потерять свободу, – сообщил Джордан с притворной серьезностью.
– Что? – Слоун засмеялась.
– Он имел в виду, что ты боишься связывать себя какими-либо обязательствами. – Джордан отбросил ногой водоросли. – Парень, конечно, не знает, что о твоей склонности к побегам мне известно не понаслышке.
Слоун покраснела.
– Мой сын ужасный болтун! – Прохладный утренний ветерок трепал ее волосы, и она тщетно пыталась отбросить их с лица.
– Он беспокоится за тебя, – заметил Джордан. – И за себя тоже. По-моему, ему очень не хватает отца.
– Да.
– Тревис вбил себе в голову, что перед свадьбой ты обязательно удерешь. – Джордан наклонился, поднял выброшенную волной щепку и начал задумчиво рисовать на мокром песке абстрактный узор.
– У Тревиса богатое воображение, – сказала Слоун.
Он поднял на нее глаза:
– Слоун, неужели это всего лишь плод богатого воображения мальчика?
– Не стоит придавать особого значения словам Тревиса. Он прирожденный трепач. Это у него наследственное.
– Но ты не ответила на мой вопрос.
– Я не собираюсь никуда сбегать.
Джордан выпрямился и отбросил деревяшку далеко в сторону.
– Это хорошо, потому что я люблю тебя и не позволю тебе снова убежать.
Она молча смотрела на него.
– Слоун, ты ни разу толком не сказала, что любишь меня.
Она опустила глаза и увидела на песке его рисунок – большое несимметричное сердце с их инициалами внутри.
– Ты знаешь о моих чувствах.
Джордан кивнул:
– Кажется, знаю, но хочу, чтобы ты сказала мне об этом. Я хочу услышать эти слова. Не в постели, когда мы занимаемся любовью, а сейчас. Здесь.
Их взгляды встретились.
Она колебалась лишь мгновение.
– Да, Джордан, я люблю тебя, но боюсь произносить эти слова, потому что после этого становлюсь особенно уязвимой. А это внушает мне опасения.
– Даже со мной?
– Даже с тобой. Понимаю, это не украшает меня, но все равно ничего не могу с собой поделать. Когда я встретила тебя… это было что-то такое… я сразу почувствовала… Но боялась любить, потому что не хочу страдать.
Джордан нежно коснулся ее щеки.
– Тебе приходилось страдать, бедняжка.
– С чего ты взял?
– Потому что страдать боится только тот, кто уже обжигался. Я это знаю по собственному опыту. Итак, в прошлом тебя кто-то сильно обидел?
– Никто меня не обижал.
– Любить – значит доверять. Слоун, ты доверяешь мне?
– Полностью.
Он погладил ее волосы.
– Любимая, я принадлежу тебе весь. И взамен ожидаю того же.
– Джорди, я люблю тебя, – повторила она. – Но… но у тебя было такое замечательное детство с такими чудесными родителями, которые обожали и тебя, и… друг друга. Ты вырос в любви. А вот я – нет. Мне не с кого было брать пример, понимаешь? Поэтому приходилось до всего доходить самой.
– В каком смысле?
– Это длинная история.
– Время у нас с тобой есть.
Она покачала головой:
– Подожди, Джорди. Сейчас не могу. Пожалуйста, будь со мной терпеливым. Хорошо?
Он положил руки ей на плечи и повернул лицом к себе.
– У меня было отличное детство, верно, но, оказывается, для счастья этого недостаточно.
– По крайней мере ты знаешь, что это такое, когда тебя любят.
Джордан обнял ее.
– Да. И хочу показать тебе, что это такое, любимая.


В субботу Тревис отправился с Кэппи и двумя конюхами на ферму, а Джордан и Слоун все утро ездили верхом по участку. Уроки верховой езды, которые она брала в подростковом возрасте, быстро вспомнились, и вообще все было замечательно. Они спешились на лесной опушке и медленно двинулись назад.
– Представляю, как приятно расти в здешних местах, – сказала Слоун. – Это, наверное, такое счастье.
– Я об этом вообще никогда не думал, – признался Джордан, обрывая с ветвей листья. В Мартас-Виньярд уже пришла настоящая осень – все деревья, кроме сосен, окрасились в желтые, оранжевые, золотистые и ярко-красные тона. – Когда у тебя есть все с самого рождения, ты воспринимаешь это как данность.
– Верно.
Он посмотрел на Слоун. На ее лице играло солнце, пробивающееся сквозь листву. «Интересно, из какого мира она пришла и почему так не любит говорить о нем?»
– А какое у тебя было детство?
– Как в кино.
– Не понял…
– Мои родители не любили друг друга, часто ссорились, дети их только раздражали, ну и так далее, – неопределенно ответила она. – Я всегда мечтала вырваться из семьи.
– Но почему?
Слоун пожала плечами:
– По многим причинам.
– Вот поэтому ты и стала писательницей? Чтобы удовлетворить эмоциональный голод?
– В известной мере. – Она прикусила губу. – Но главным образом я стала писать ради денег. Это был единственный способ получить билет в другую жизнь.
– И надежды оправдались?
– Конечно. Я не жалуюсь. Мне нравится много зарабатывать. Приятно видеть свое имя на обложках книг и в списках бестселлеров. Меня все еще радует, когда при мне в книжном магазине кто-то покупает мою книгу.
– И все же?..
Слоун подняла глаза:
– Что?
– У медали есть и обратная сторона, верно?
Она кивнула:
– Ты прав… Но мне нравится то, что я делаю. А в самом начале было очень трудно. Даже после первой книжки мы с Тревисом еще долгое время еле сводили концы с концами. Я задолжала кучу денег, и большая часть моего первого аванса пошла на погашение долгов. Очень помогла Кэти. Она дала мне деньги, и я дотянула до первого чека.
– Но все-таки ты преуспела.
– Да. Науку выживать я постигла с ранних лет, а те иллюзии, что у меня еще оставались, быстро развеялись в течение первого года моей литературной работы. Оказывается, написать книгу – это еще не все.
– А что же еще?
– Еще? Нужно уметь продать себя. – Заметив его удивление, она усмехнулась. – Лучше всего об этом сказал Мольер: вначале ты делаешь это просто из любви к искусству, затем для нескольких ближайших друзей и наконец – за деньги. Начав писать за деньги, я перестала принадлежать себе. Мне объясняли, что нужно говорить, как одеваться, как себя вести. Временами я чувствовала себя механической куклой.
Тронутый ее признанием, Джордан бросил вожжи и обнял Слоун.
– Ты не кукла и никогда больше не почувствуешь ничего подобного. Потому что с тобой я.
Она прильнула к нему. Джордан был нужен ей, как никто и никогда. Сознание того, что он любит ее, делало Слоун необыкновенно счастливой.
«Может, действительно все будет хорошо?»


Через два дня позвонил Хиллер и без предисловий объявил:
– Ты мне необходим в Чикаго, и немедленно. Когда сможешь прилететь?
– Я не прилечу, – не колеблясь ответил Джордан, – потому что мы договаривались иначе. Ты что, забыл? Я же в отпуске…
– Как говорят военные, все отпуска отменены впредь до особого распоряжения. – Это была шутка, но веселости в голосе Хиллера не ощущалось. – Ранен Уитни. Выбыл из строя по крайней мере на две недели.
Помолчав, Джордан спросил:
– Что случилось?
– Во время схватки за мяч ослабла подпруга. Он упал и ударился головой. Лошадь сломала копытами ему ребра и правое плечо. – Хиллер сделал паузу. – Итак, ты скоро будешь здесь?
– Сегодня к вечеру. В крайнем случае завтра утром.
– Не позднее.
В трубке щелкнуло, и Джордан медленно положил ее. Сейчас его беспокоила не грубоватая настойчивость Хиллера. Он знал, что дискутировать с этим человеком бесполезно.
Он думал о Лансе. Опять «несчастный случай». Этих случаев уже накопилось столько, что команду впору переименовывать в «Четырех Всадников Апокалипсиса». «Это же неслыханно! – встревоженно размышлял Джордан. – Ослабла подпруга? Но ни один стоящий игрок никогда не сядет в седло, не проверив предварительно сбрую. Даже Ланс в его нынешнем состоянии».


– Но ты же говорил… – начала Слоун.
– Я знаю, что говорил, – раздраженно бросил Джордан, швыряя одежду в чемодан. – Хиллер не принимает никаких возражений.
– Не стоит создавать прецеденты.
– Понимаешь, в команде что-то явно не в порядке, – расстроенно продолжил Джордан, словно не слыша ее последних слов. – Впрочем, судить о чем-то пока слишком рано.
Слоун растерянно посмотрела на него:
– О чем ты?
– Прежде он никогда не садился в седло, не проверив сбрую.
– Ты же сам недавно говорил, что у Ланса полно проблем.
Джордан захлопнул чемодан.
– Но все же он не совсем свихнулся. Пока еще нет.
В команде определенно было что-то не в порядке.


Нью-Йорк, декабрь, 1986
– Мне всегда нравилось проводить Рождество в Нью-Йорке, – призналась Слоун. Нагруженные яркими пакетами различных размеров, она и Джордан шли по Пятой авеню. Магазины были слишком переполнены даже для Манхэттена в канун Рождества. Молодые люди, увлеченные друг другом, не замечали ни скверной погоды, ни толпы. – Какие яркие витрины, какие симпатичные Санта-Клаусы у магазинов, какая оживленная публика! – радостно продолжала Слоун.
– А я уже три года провожу Рождество вне дома. – Джордан взглянул на нее поверх горы пакетов. – Последние два года я встречал его в Палм-Бич, а в восемьдесят третьем играл в Аргентине и Чили. Я соскучился по дому. Рождество в Мунстоуне особенное. Это один из тех редких моментов, когда я могу по-настоящему расслабиться со своими предками. Всю неделю перед Рождеством я провожу с друзьями, а Новый год мы обычно встречаем в Бостоне.
– А я свой первый Новый год в Нью-Йорке встретила в толпе на Таймс-сквер, – вспомнила Слоун, когда они пересекали оживленный перекресток с Пятой авеню на Пятьдесят первую улицу. – Незабываемое впечатление!
– Да, – усмехнулся Джордан, – встреча Нового года на Таймс-сквер такая же достопримечательность Нью-Йорка, как Эмпайр-Стейт-билдинг, претцели и двухколесные экипажи, верно?
– Точно. – Помолчав, Слоун добавила: – Мне очень хотелось бы снова попасть на Таймс-сквер в Новый год.
– И не мечтай об этом. Я очень много слышал о встрече Нового года на Таймс-сквер и ни за что на свете не отправлюсь туда. Даже ради тебя.
– Тревис очень хочет пойти, а я не могу отпустить его одного.
Джордан остановился у катка рядом с Рокфеллер-центром.
– Учти, толкаться среди разного сброда совсем небезопасно. Если будешь настаивать, мне придется запереть тебя в чулане. А если Тревис так уж хочет увидеть встречу Нового года на Таймс-сквер, пусть посмотрит это по телевизору, как все нормальные люди.
– Ты все-таки очень противный.
– Не противный, а разумный. – Джордан оглядел конькобежцев. – Скажи, дорогая, когда мы поженимся, как ты отнесешься к тому, чтобы проводить Рождество в Мунстоуне, а Новый год встречать здесь?
Она поцеловала его в щеку.
– Я буду счастлива везде, главное – быть с тобой.
– Уверена?
– Абсолютно.
– Только не забывай об этом. – Джордан посмотрел на часы. – Есть хочешь?
– Умираю. Когда ты меня накормишь?
– Сейчас… – Его рука скользнула в задний карман брюк, Джордан вдруг замер и смущенно посмотрел на Слоун. – Может, ты пригласишь меня обедать?
– А что случилось? – встревожилась она.
– Похоже, у меня стащили бумажник.


– Елка в Мунстоуне всегда настоящая, – сказал Джордан Тревису, когда они украшали в гостиной четырехметровую искусственную елку. – Мы срубаем ее на участке. Причем всегда выбираем самую красивую, тащим в дом и украшаем всеми игрушками, какие только у нас есть. – Он улыбнулся своим воспоминаниям.
– А потом вся комната засыпана иголками, – подала голос Слоун, стоявшая рядом в изумрудно-зеленом костюме, и достала из большой коробки елочные украшения.
– Вот именно иголки и запах хвои и есть самое главное, – заявил Джордан. – А ты просто противная горожанка.
– Филлипс, ты можешь и здесь купить настоящую елку, какую только захочешь. Пожалуйста. Но кто потом будет убирать иголки? Ты же не станешь, верно? – Слоун надеялась убедить Джордана, что говорит серьезно, но он не поверил ей.
– А как ты встречала Рождество в Чикаго? – Он влез на стремянку.
Слоун нахмурилась:
– Уныло. Без денег, без работы, с новорожденным младенцем на руках.
– А до этого? В детстве?
– Обычно.
Джордан начал распутывать гирлянду разноцветных лампочек.
– Как же ты сводила концы с концами?
– А я была на все руки мастерица. Изворачивалась всеми правдами и неправдами. – Слоун вынула из коробки сломанную игрушку, посмотрела на нее и отложила в сторону. Для Сэмми Дуглас изворачиваться всеми правдами и неправдами было второй натурой. Но это в другой жизни, в прошлом.
Джордан улыбнулся:
– Звучит интригующе. А все же чего было больше, правд или неправд?
– Ничем дурным я не занималась, можешь не беспокоиться. – Слоун открыла другую коробку. – И советую тебе думать о чем-нибудь возвышенном, Филлипс.
– О возвышенном не могу, дорогая. Вот сейчас вспомнил про омелу,
type="note" l:href="#n_21">[21]
и сразу же захотелось. Придется слезать.


Тревис сидел посреди моря лент и порванных смятых бумаг, внимательно изучая подарки. Слоун устроилась на тахте, положив голову на плечо Джордану.
– Пожалуйста, распечатывай только свои подарки, – предупредила она сына.
– А когда вы откроете свои? – поинтересовался Тревис.
– Сейчас! – Джордан поднялся с тахты, взял из-под елки большой пакет в серебряной фольге, повязанный ярко-синей лентой, и положил на колени Слоун.
Она подняла на него глаза и глупо спросила:
– Что это?
– Милая, – сказал Джордан, неплохо имитируя манеру Богарта, – есть только один способ выяснить это.
– Конечно. Как же я не додумалась! – Слоун сорвала обертку и увидела большую изящную коробку. Подняв крышку, она ахнула от восхищения. Внутри лежала шубка из голубого песца, которая понравилась ей в тот октябрьский день на Пятой авеню. – Не знаю, что и сказать… – начала Слоун.
– А ты не говори ничего. Просто примерь.
Она надела шубку, оказавшуюся ей впору, и посмотрела на Джордана:
– Теперь ты открывай свой подарок. Вон он, самый большой, обернутый красной фольгой.
Он взял коробку, поставил на тахту и спросил:
– Что же там такое? Поло-пони?
– Не совсем.
Джордан снял обертку и открыл коробку. Внутри была еще одна коробка, меньшая, обернутая в зеленую фольгу.
– Понятно, понятно, – пробормотал он.
– Открывай же.
Джордан открыл и… обнаружил еще одну коробку, завернутую в золотую фольгу. Так одну за другой он открыл пять коробок: каждая была чуть меньше предыдущей.
– Продолжай, – улыбнулась Слоун. – Не останавливайся.
Последняя, обернутая ярко-синей фольгой, оказалась совсем маленькой.
Открыв ее, Джордан замер от изумления. На темно-синем бархате покоился золотой медальон с массивной цепочкой. На медальоне был выгравирован логотип Мунстоуна – летящий Пегас с перекрещенными на заднем плане клюшками поло.
– Я дала ювелиру фотографию логотипа с двери твоего джипа, – объяснила Слоун.
– Восхитительно! Никогда еще никто не дарил мне такого личного подарка.
– Позволь надеть его на тебя. – Слоун быстро надела ему на шею цепочку, их глаза встретились, а затем и губы – в медленном, долгом поцелуе.


– Как это нужно сделать? – спросил тот, что помоложе.
Они сидели за столиком в тени в небольшой таверне на выезде из Форт-Лодердейла, уверенные, что здесь их никто не узнает. На поцарапанном деревянном столике перед каждым стояла кружка пива. Они к нему даже не прикоснулись. У них было дело гораздо важнее.
– Плевать мне, как это будет сделано, – сказал тот, что постарше. – Главное, чтобы это было сделано. Цель оправдывает средства.
– Верно.
– Способ выберешь сам.
– Любой, лишь бы сработал?
Тот, что постарше, кивнул:
– Любой. Важен результат.


Лос-Анджелес, декабрь, 1986
Отель «Беверли-Хиллз» представлял собой старинную крепость с изящной лепниной и розовой штукатуркой. С примыкающими к нему бунгало он занимал двенадцать акров, вероятно, самой дорогой в мире земли в самом сердце района Беверли-Хиллз. Это был отель для тех, чьи мечты уже осуществились, впрочем, не самый крупный, фешенебельный в городе и не самый шикарный. Зато он имел важное достоинство – легенду. Большинство знаменитых людей планеты обыкновенно останавливались только здесь. Таблоиды посвящали отелю по нескольку страниц в номере. Подробнейшим образом сообщалось, кто там был, кто будет, кто с кем и что, и так далее. Сделок различного рода здесь заключили больше, чем в других местах.
– Я забронировал бунгало, – сказал Джордан. Они проехали мимо невзрачной неоновой вывески с названием отеля и начали подниматься по длинной извилистой подъездной аллее, окаймленной невероятно высокими пальмами. – Я решил, что нам не помешает уединение.
Слоун улыбнулась. На ее левой руке красовалось великолепнейшее кольцо с прекрасным сапфировым солитером, которое ей подарил Джордан по случаю помолвки.
Едва он остановил автомобиль у главного входа, как к ним бросился служащий отеля. В считанные секунды он передал машину другому служащему, занимающемуся парковкой, а сам по длинному проходу, покрытому красным ковром, проводил гостей в холл.
– Кажется, сервис здесь слишком навязчивый, – пробормотал Джордан.
Слоун терпеливо улыбнулась:
– Привыкай к роскоши, Филлипс.
Он раздраженно ослабил галстук.
– Интересно, а в сортире у них тоже есть специальный служащий, вовремя подающий пипифакс?
Когда с регистрацией было покончено, два улыбающихся приветливых коридорных – на вид не старше шестнадцати – сопроводили их в бунгало номер пять. Джордан дал каждому на чай и отправил их восвояси.
– Чего ты так кипятишься? – спросила Слоун, когда он закрыл дверь.
– По-моему, с услужливостью они здесь перебарщивают. – Он направился к бару, на ходу сняв галстук, скинув серый твидовый пиджак и бросив то и другое на кресло.
– Те, кто здесь обычно останавливается, ожидают именно такого отношения, – заметила Слоун. – Не только ожидают, но и требуют. – Она сняла свою серую широкополую шляпу и положила на полку возле двери. – Только посмотри! – Она начала листать небольшую рекламную брошюрку. – Оказывается, наше бунгало повидало многих особ королевских кровей. Здесь останавливались королева Нидерландов Юлиана, шах Ирана, принцесса Грейс.
type="note" l:href="#n_22">[22]
Чтобы угодить таким гостям, отель ежегодно тратит на обновление интерьеров 750 тысяч долларов. Для королевы Юлианы, например, садовники засадили тюльпанами специальный участок. Для мопсов герцога и герцогини Виндзорских в номер каждый день доставляли специально приготовленное филе-миньон.
type="note" l:href="#n_23">[23]
Говард Хьюз,
type="note" l:href="#n_24">[24]
приезжая сюда, занимал сразу четыре бунгало, в одном из которых размещался его центр связи. Он мог связаться с любой точкой земного шара в любую минуту, а тогда это было куда сложнее, чем сейчас. А знаешь ли ты, что он платил садовникам отдельно за то, чтобы они подстригали газоны ночью, поскольку днем он спал, а работал исключительно по ночам?
– Нет. Этого я не знал. – Джордан смотрел на нее, удивляясь, что она радуется всему этому почти по-детски. – Тебе нравится?
– Что?
– Все то, что имеют могущественные люди. – Он сделал широкий жест. – Клумба из тюльпанов для голландской королевы, филе-миньон для собак герцога, чудачества взбалмошного миллиардера. У тебя появились симптомы звездной болезни. Так?
Слоун сняла белый жакет, надетый на элегантный серый костюм.
– Но ведь этот отель выбрал ты.
Джордан кивнул:
– Да, я. Но это не ответ на мой вопрос, дорогая. – Он плеснул в бокал немного бренди и подошел к ней.
– Да, все это меня восхищает, – призналась Слоун. – Знаменитые, могущественные люди, короли и принцы привлекают меня с детства. Они были для меня как звезды на небе – далекие-далекие, совершенно недостижимые. Всю жизнь я мечтала стать одной из них, жить так, как живут они… И в своих книжках я тоже пишу о таких людях, потому что в фантазиях давно уже живу среди них.
– И весьма преуспела в этом. – Джордан поставил бокал, положил руки ей на плечи и посмотрел в глаза Слоун. – Ты уже давно сама стала звездой, дорогая. Люди узнают тебя на улице, не только в книжном магазине. Где бы ты ни появилась, в тебе видят звезду.
– Вполне возможно. И все же временами я чувствую, что все еще нахожусь снаружи, а они внутри. – Она говорила медленно и тихо, гладя его руки. – Даже сейчас… я по-настоящему не ощущаю себя одной из них. Потому что в этой среде нужно родиться, Джорди. А мне за то, чтобы добиться признания, пришлось сражаться и работать без отдыха и срока. Даже не припомню, сколько раз я наступала на горло собственной песне, на какие шла компромиссы. А они получают все это без всяких усилий.
– А я вот родился в этой среде, – Джордан поцеловал ее в лоб, – и хотя мне все, казалось бы, подавали на блюдечке, легче от этого почему-то не было. Как по-твоему, с чего я сейчас прилетел сюда и согласился играть за команду Хиллера? Мне этот человек в целом неприятен, и я не нуждаюсь в его деньгах. Дело в том, что он дает мне то, чего не купишь ни за какие деньги.
– И что же это такое?
– Возможность обрести уважение к себе… – начал Джордан, но ее близость отвлекала его. – В данный момент, – голос Джордана звучал хрипло, – я хочу тебя…
* * *
Крытый стадион лос-анджелесского конноспортивного комплекса в Гриффит-парке, вмещающий четыре тысячи человек, был забит до отказа. Возбужденные болельщики вели себя шумно, что-то постоянно выкрикивая в ответ на действия игроков. Слоун сидела в первом ряду, в самом центре, так что видела все отлично. Джордан вырвался вперед и устремился к воротам. Впереди оставался только номер первый из команды противника, который и отбил желтый мяч. Джордан пустил свою лошадь в галоп, стремясь догнать мяч, но к нему приближался защитник из команды противника. Трибуны сотряс оглушительный рев. Мяч остановился примерно в двадцати пяти метрах от ворот, прямо в центре. Положение у Джордана было сейчас выгодное. Третий номер противника пытался добраться до мяча и выбить его в аут, но Джордан сделал вираж вправо, обошел защитника и выполнил красивый удар. Мяч влетел в ворота как пуля. И тут же ударил колокол, возвестивший о конце периода и… матча. Трибуны неистово зааплодировали, так что Слоун едва расслышала голос комментатора, объявившего окончательный счет. Команда Джордана победила со счетом 15:11.
– Трудно поверить, но лишь несколько лет назад этот стадион пребывал в очень плачевном состоянии. – Джордан взглянул на Слоун. Сейчас они возвращались после игры вместе в конюшню.
– Поразительно! – воскликнула она. После того, что творилось на матче, в это действительно не верилось.
– В 1983 году поло здесь почти не культивировалось, а был просто конноспортивный центр. Потом организовали совместное предприятие «Уолтонс поло». Какое-то время дела шли чудесно, а затем партнерство расстроилось, и центр объявил себя банкротом.
– И как же потом все наладилось? – спросила Слоун, махнув рукой в сторону трибун.
Они вошли в один из отсеков конюшни.
– Удалось реорганизоваться. – Джордан передал лошадь конюху. – Группа инвесторов вложила полтора миллиона оборотного капитала, а банк, имеющий права ареста имущества, дал соответствующую ссуду. Они тут многое реконструировали – банкетный зал, магазин конской сбруи, расширили конюшни, устроили еще школу верховой езды и игры в поло, а также отказались от показательных игр знаменитостей и занялись организацией серьезных профессиональных матчей.
– Впечатляет, – заметила Слоун, проводя рукой по загородке стойла.
– Чертовски впечатляет! – Джордан оперся спиной о стену и скрестил на груди руки. – Когда я состарюсь так, что перестану видеть мяч и уж тем более не смогу ударить по нему, когда меня скрутит артрит и мне будет не под силу влезть в седло, тогда с удовольствием возьмусь на закате своих дней управлять таким заведением, как это.
Слоун засмеялась:
– У тебя далеко идущие планы.
– А что, – серьезно отозвался Джордан, – о старости надо думать заранее.
Она обняла его за шею.
– Не спеши стареть, милый.


Вечером состоялся прием в Поло-центре «Клуба верховой езды». Слоун такого еще не видела. Автомобильная стоянка возле крытого стадиона превратилась в огромную танцплощадку, заполненную игроками и разодетыми в пух и прах поклонниками поло. Джордан представил Слоун своим друзьям как невесту, добавив, что очень скоро они соединятся узами брака.
– К чему это «очень скоро», не понимаю? – осведомилась она с притворной обидой, когда они наконец остались одни.
– А зачем тянуть?
– К чему такая спешка? У нас полно времени.
– Джорди! – Их спор накалялся все больше, когда прозвучал голос девушки, протискивающейся к ним. Как только эта высокая, стройная, одетая в зеленое облегающее платье молодая дама подошла ближе, Слоун увидела, что она весьма привлекательна. Миловидное лицо с чуть резковатыми чертами было обрамлено густыми каштановыми волосами, свободно спадающими на плечи. – Где ты все время прячешься, Джорди Филлипс? – Улыбнувшись, она схватила его за руку.
Слоун сразу поняла, что они старые друзья, а возможно, и больше, чем просто друзья.
– Вот придумала! – улыбнулся Джордан. – Ты же всегда знаешь, где меня найти.
Он посмотрел на Слоун, настороженно наблюдавшую за ними.
– Дасти, это Слоун Дрисколл, которая в ближайшее время станет миссис Джордан Филлипс. Слоун, это Дасти Уэллс. Для меня она почти сестра. На самом деле ее зовут Кирстен, но все уже давно забыли это имя. Мы зовем ее Дасти, потому что в свое время вдоволь наглотались из-за нее пыли.
type="note" l:href="#n_25">[25]
– Я много о вас слышала. – Слоун пожала руку Дасти, настоящей амазонке, одной из немногих женщин, играющих в поло на профессиональном уровне, притом часто лучше мужчин.
Дасти внимательно посмотрела на Слоун:
– Во-первых, давай сразу на ты. А во-вторых, представляю, что он обо мне порассказал.
Джордан всплеснул руками:
– Я вообще ничего не рассказывал!
– Вот видишь. – Дасти улыбнулась Слоун. – И за этого человека ты собираешься замуж? Советую хорошенько подумать, прежде чем ввязываться в такое дело.
Слоун засмеялась и с удовольствием подыграла шутке:
– У меня только сейчас начинают раскрываться глаза.
Дасти подмигнула:
– Погоди, я еще тебе такого порасскажу!
Джордан осушил бокал.
– Что ты делаешь, Дасти! Мне и так стоило огромных трудов уговорить эту женщину пойти к алтарю, а ты все расстраиваешь.
– Кстати, – Дасти кивнула в сторону толпы на импровизированной танцплощадке, – видишь, вон там твой приятель.
– Вот скотина! – пробормотал Джордан. – Явился не запылился.
Слоун проследила за его взглядом и увидела красавца латиноамериканской внешности, высокого, стройного, хорошо сложенного, черноволосого, смуглого. А одет он был небрежно – в белую хлопчатобумажную тенниску и желтовато-коричневые брюки. Парень двигался через толпу с таким гордым видом, будто не сомневался, что на него сейчас смотрит по крайней мере половина присутствующих здесь женщин.
– Кто это? – спросила Слоун, удивленная реакцией Джордана.
– Антонио Альварес, – мрачно ответил он.
– Игрок? – Наверное, только Слоун не знала его в лицо.
– Один из лучших аргентинских игроков, – уточнила Дасти. – Но вся беда в том, что он сам это знает.
– Большое самомнение?
– Он очарователен, как Муаммар Каддафи, – добавил Джордан. – А самомнения у него хватило бы на весь Палм-Бич.
Слоун допила свой бокал.
– Мне ясно одно: в число твоих любимцев он не входит.
– Верно, – согласился Джордан. – С тех пор как я перешел в профессионалы, он впился в мой зад, как колючка. В прошлом году я играл против этого сукина сына восемь раз и восемь раз проигрывал.
Выражение лица Джордана было ей уже хорошо знакомо. Он испытывал боль, ибо желал достичь невозможного. И это желание было настолько сильным, что заставляло страдать.


Трибуны крытого стадиона, днем заполненные болельщиками, сейчас пустовали. В этом огромном, похожем на пещеру сооружении царил полумрак. Горели лишь несколько светильников, висящих над игровым полем. Просвистел мяч, и все шесть всадников ринулись за ним. Удары клюшек гулко отдавались в пустом помещении. Один из игроков что-то сердито крикнул сопернику, тот в ответ выругался. Мяч в это время отскочил в противоположный конец поля. Вперед вырвался Джордан на чистокровной гнедой. Игрок команды противника, почти вплотную следующий за ним, все время громко ругался по-испански. Но это не помогло. Джордан сильным ударом слева послал мяч в ворота.
За этим тренировочным матчем с интересом наблюдали Слоун и Дасти. Кроме них, на трибунах было еще несколько зрителей.
– Как странно, – заметила Слоун, – что умные, хорошо воспитанные мужчины превращаются в варваров, едва взяв в руки клюшки.
– Да, так и есть, – улыбнулась Дасти. – Ведь поло что-то вроде алкоголизма или наркомании. Если сел на иглу, то все, тебе уже ничего не поможет.
– И всегда вот так? – спросила Слоун и вздрогнула, увидев, что Джордан чуть не столкнулся с Альваресом.
– Почти всегда, – кивнула Дасти. – Моего отца эта муха укусила, когда меня еще не было на свете. Он мечтал иметь троих сыновей, чтобы создать свою семейную команду. А вместо этого родилась я. Но отец не опустил руки и стал тренировать меня и Джорди.
– И ты с тех пор играешь? – удивилась Слоун.
– Конечно. Я быстро доказала, что могу держаться в седле не хуже других мальчишек, включая и Джорди.
Их разговор прервали громкие сердитые крики игроков на поле, поскольку Джордан успешно заблокировал у ворот нападающего команды противника.
– Прекрасно! – с энтузиазмом крикнула Дасти, а затем снова обратилась к Слоун: – Папа говорит, что ему уже давно должны присвоить десятку.
– Какую десятку? – не поняла Слоун.
– Рейтинговую, – разъяснила Дасти. – Это самая высокая оценка.
– Понятно. – Да, чтобы стать женой игрока, еще очень многому нужно научиться.
«А смогу ли я вообще стать женой? И зачем это Джордану?»


Ланс подъехал к линии заграждения и устало слез с лошади. К нему приблизилась Надин Хиллер в розовом шелковом платье и розовой шляпе. В этом наряде она выглядела и соблазнительной, и стильной. В общем, постаралась. Но Ланс, похоже, этого даже не заметил.
– Ваша игра в последнее время немножко хромает. – Надин посмотрела ему в глаза. – Интересно, это проблема профессионального свойства или личная?
– Ни то ни другое, – напряженно отозвался Ланс. Больше всего на свете ему хотелось поскорее уйти куда-нибудь в укромное место, а не беседовать с женой босса. Непонятно, зачем она явилась?
– Забавно, я всегда думала, что вы высококлассный игрок. – Она подошла ближе. – В последнее время, впрочем…
– Это муж вас послал сюда? – сердито спросил Ланс и тут же пожалел о своей резкости.
– Гейвин не знает, что я здесь. – Ее правая рука нежно погладила его плечо. Ланс сделал вид, что не замечает этого. – Уверяю вас, это моя идея.
– И в чем же дело? – насторожился Ланс.
– Ни в чем. – Надин улыбнулась. – Как по-вашему, меня интересует поло?
– По-моему, не особенно, – ответил Ланс, поворачиваясь к своей лошади.
– Так вот, вы ошибаетесь. – Надин продолжала ласкать его плечо, а он по-прежнему не выказывал по этому поводу никаких эмоций. – Очень даже интересует.
– Послушайте, миссис Хиллер, – начал Ланс, теряя терпение.
– Надин, – поправила она.
– Надин, – повторил он, сосредоточив внимание на пони. – Я ценю ваше участие, но со мной все в порядке. В самом деле. Мне просто надо денек отдохнуть, и все.
– Ну раз так… – Она неохотно убрала руку и проговорила мягко и вкрадчиво: – Но должна вам сказать, Ланс, мой муж не любит проигрывать, и мне бы очень не хотелось, чтобы он исключил вас из команды.
– Спасибо за доверие, – мрачно отозвался Ланс и снял с лошади уздечку.
– Предупрежден – значит, вооружен, – улыбнулась Надин и добавила: – Я хотела бы помочь вам… если позволите.
– Спасибо, – ответил он, глядя в сторону, – но мне не нужна помощь.
– Не нужна так не нужна. Но предложение остается в силе, на случай если вы передумаете. – Она повернулась и вышла.
Ланс даже не обернулся. Только после того, как замерли ее шаги, он глубоко вздохнул и в отчаянии стукнул кулаком по седлу.
– Черт!
Чего ему сейчас остро не хватало, так это конфликта на личной почве с хозяином команды. Мало собственных проблем! Хиллер уже выговаривал Лансу по поводу качества игры. Ланс дал слово исправиться, но пока не получалось. А он старался, черт возьми, очень старался, по-настоящему, но… с тех пор как Пола подала на развод, у него все валилось из рук, будто она увела у него удачу в качестве доли, причитающейся ей при разводе. Будь она проклята! Неужели Пола не понимает, как сильно он ее любит до сих пор? Неужели для нее это ничего не значит?
Это все из-за отца. В том, что жизнь Ланса пошла наперекосяк, виноват отец. Старик умер почти десять лет назад, но по-прежнему управлял Лансом из могилы. Да, Лансу нравилось играть в поло, но становиться профессионалом он не собирался. К этому его вынудил отец, который сам был игроком и заставил единственного сына поклясться, что тот получит восьмой рейтинг. На меньшее старик не соглашался. Впрочем, все могло бы обернуться иначе, будь старик жив. Ланс нашел бы способ отвертеться. Уехал бы куда-нибудь подальше и зажил своей жизнью, но судьба распорядилась по-другому и смешала все карты.
Ланс помнил все так отчетливо, будто это случилось вчера. В тот день отец играл в Окбруке, маленьком городке рядом с Чикаго. Игроки – восемь человек, давних соперников, почти кровных врагов… мяч пущен в сторону отца, он устремляется за ним с высоко поднятой клюшкой, глаза зорко высматривают мяч… вот он наклонился в седле, чтобы выполнить удар справа, но промазал… клюшка ударила по передним ногам лошади, та упала… отец вылетел из седла, и лошадь придавила его всем своим весом.
После этого старик протянул только три дня, да и то с помощью медицинской аппаратуры и всяких ухищрений, но это был уже не человек, а живой труп. Смерть для него была избавлением. А вот Лансу пришлось ради отца взвалить на себя ношу, и он тащил ее до сих пор.
И вот теперь из-за этого Ланс потерял единственную в мире женщину, необходимую ему. Пола так и не смогла быть женой игрока. Постоянные разъезды, бесконечные тренировки и игры, а в промежутках непрерывные разговоры о поло – все это никогда не привлекало ее. Она не желала приносить себя в жертву этой дурацкой игре, как это сделал Ланс. Ей предложили место в Париже, в редакции журнала высокой моды, и она приняла его, дав понять Лансу, что намеревается обосноваться в этом городе и плевать хотела на его спортивную карьеру.
Ланс извлек из кармана небольшой пузырек, с которым в последнее время не расставался, отвинтил крышку, вытряхнул на ладонь две красные капсулы и быстро проглотил их. Он уже так наловчился, что не нуждался даже в воде.
Глубоко погруженный в свои мысли, Ланс не заметил Джордана, который наблюдал за ним, стоя у изгороди.


Темп игры был высокий, но зрителей на трибунах крытого стадиона собралось немного, как всегда во время тренировок. Жены игроков сидели вместе в одном из секторов и больше болтали, чем наблюдали за игрой. Остальные зрители, по одному, по два, рассредоточились по трибунам.
Человек в джинсах и черной кожаной куртке занял место на самом верху. Верхнюю половину его лица скрывали широкие темные очки, так что узнать этого мужчину было трудно даже с близкого расстояния. Он безразлично наблюдал за действиями игроков, ожидая нужного момента, чтобы сделать то, зачем пришел. Когда такой момент наступил, мужчина достал из сумки специальную винтовку с очень качественным оптическим прицелом, удостоверился, что никто снизу не наблюдает за ним и ничего не увидит, даже если случайно бросит взгляд, затем тщательно прицелился и мягко нажал на курок. Всего один раз. Больше не требовалось, потому что он был отличным стрелком. Звук выстрела никто не услышал. Внутри этой пустой пещеры стоял грохот от стука клюшек по мячу. В следующее мгновение одна из лошадей на игровом поле упала, но всаднику все же удалось вовремя соскочить с седла.
Игра сразу же прекратилась. Немногочисленные зрители вскочили на ноги, пытаясь рассмотреть, что случилось. Игроки окружили поверженную лошадь и всадника.
Человек в черной кожаной куртке чуть приподнял темные очки, внимательно посмотрел на поле, а затем быстро собрал свои вещи и тихо скрылся.


Джордан резко остановил автомобиль перед отелем «Беверли-Хиллз». Рассеянно кивнув швейцару, взял у портье ключ и по красной ковровой дорожке быстрым шагом направился к выходу. Он размышлял над тем, что увидел в конноспортивном центре, но так до сих пор и не понял, какое из двух обстоятельств беспокоит его больше: подозрение, что Ланс принимает наркотики, или поведение Надин Хиллер. О похождениях миссис Хиллер он, конечно, слышал, но до сих пор считал это сплетнями.
Вряд ли Ланс решится на связь с женой Хиллера. Уж он-то должен знать, что играет с огнем. Ланс наверняка догадывается, что сделает с ним Хиллер, если что-то заметит. Однако все может быть, особенно при том, что Ланс Уитни находится сейчас в таком положении.
Джордан прошел уже большую часть пути к бунгало номер пять и вдруг вспомнил, что Слоун ждет его совсем в другом месте.


Вечером позвонил Айан:
– Опять происшествие. На этот раз упал пони Эрика.
– Почему? – спросил Джордан.
– Никто не знает, – ответил Айан. – Это случилось на тренировке в конце четвертого периода. Пони вдруг повалился без всякой причины. Во всяком случае, его никто не толкал. Ветеринар появился сразу же, но сделать ничего не смог. Говорит, что такой чертовщины никогда не видел.
– В каком смысле?
– Кость была не просто сломана, – мрачно пояснил Айан, – а раздроблена. Это напоминает мне случай с молодой скаковой кобылой по кличке Хулиганка. Это произошло несколько лет назад. В финальном заезде осеннего дерби она вдруг упала на ровном месте. И представь себе, у нее был тяжелый открытый перелом с большим количеством крови.
– И никто не знает почему?
– Никаких предположений, – сказал Айан.


– Дело сделано.
– Ты уверен, что никто тебя не заметил?
– Ты что, приятель, ведь я не тупица. Можешь не сомневаться, никто ничего не заподозрил.
– Следи в оба, ни одна ниточка не должна привести ко мне.


В бунгало номер два Надин Хиллер нежилась в горячей, пахнущей жасмином ванне. Ее муж примерно час назад отправился на очередную неимоверно скучную деловую встречу. В последнее время эти встречи участились и проходят все больше вечерами. Раньше Надин приходилось сопровождать Гейвина и проводить долгий вечер, «весело» болтая с женой его партнера по бизнесу, но в последнее время муж перестал ее приглашать. Она была бесконечно благодарна ему за это и, конечно, никаких вопросов не задавала. Теперь очень много вечеров оставалось у нее свободными.
Выйдя из ванны, она сдернула с вешалки толстое махровое полотенце и тщательно вытерлась. Затем, как обычно, задержалась у зеркала, уронила полотенце, выпрямилась и изучила свое тело во всех ракурсах. Увиденное удовлетворило ее. Укрупненные с помощью силиконовых имплантатов груди были по-прежнему высокими и крепкими, талия тонкой – значит, поездки на курорт «Золотая дверь» и ежедневные упражнения пошли на пользу; бедра стройные, живот плоский – это результат пластической операции и ежедневных упражнений, а вот с ногами вообще ничего делать не пришлось, они всегда у нее были длинными и отличной формы.
Она медленно прошлась пальцами по грудям. Уже очень давно к ним не прикасались пальцы и губы мужчины. Слишком давно. О Гейвине говорить нечего, он не подходил к ней неделями, уж очень был занят делами. А с последним любовником, молодым и красивым профессионалом гольфа, Надин рассталась несколько месяцев назад, после того как во Флориде закончились соревнования. Это был восхитительный любовник, и она по нему скучала ужасно.
Вообще-то Надин любила Гейвина по-своему, поэтому свои измены вовсе не считала изменами. Она и не помышляла оставить мужа ради кого-нибудь из любовников. Свои связи Надин считала чем-то вроде визита к парикмахеру или к пластическому хирургу – людям, обслуживающим ее. Любовники обслуживали Надин в постели и удовлетворяли ее желания, поскольку мужу было некогда заниматься этим.
Надин подумала о Лансе Уитни. Недавно его оставила жена, и в данный момент женщины у него не было, Надин это знала наверняка. После матчей он никуда не ходит, ни в каких тусовках не участвует, а вечера проводит один в своей комнате, именно комнате, ибо Ланс не потрудился снять не только бунгало, но даже приличный номер. Если нет игры или тренировки, он всегда в этой комнате. Ну разве это естественно? Такой красивый мужчина, молодой, сильный… Да, вот такого типа мужчину она хотела бы видеть в своей постели. И ему сейчас нужна женщина – не меньше, чем ей мужчина. А как же без этого?


Ланс действительно был один в своей комнате, как и предполагала Надин. Он распростерся на постели, без рубашки, не способный сосредоточиться на чем-то определенном. Сердце бешено колотилось. Это действовал стимулятор, амфетамин, черт бы его побрал. Если бы не барбитураты, Ланс наверняка не смог бы спать.
Повернувшись на бок, чтобы достать из ящика ночного столика пузырек с нембуталом, Ланс застыл, ибо увидел фотографию жены, теперь уже, можно считать, бывшей. Она смотрела на него – красивая, улыбающаяся.
«Наверное, я мазохист, иначе зачем же продолжаю держать фотографию Полы здесь, на ночном столике? Должно быть, мучения доставляют мне удовольствие».
Открыв ящик, он услышал стук в дверь.
Ланс быстро задвинул ящик и вскочил. Пройдясь пальцами по спутанным волосам, он открыл дверь. В коридоре стояла улыбающаяся Надин Хиллер, как всегда безупречно одетая, – на этот раз в бледно-розовой шелковой блузке и серой шерстяной юбке.
– О, здравствуйте, миссис Хиллер, – выдавил из себя Ланс, смущенно потирая подбородок. «Чего это ее принесло? Именно она мне сейчас больше всего и нужна».
– Надин, – поправила она. – Зовите меня Надин. Я пришла не вовремя?
«Неужели ты считаешь, что для твоих визитов ко мне есть подходящее время?»
– Нет, почему же, – растерялся Ланс. – Почему же не вовремя?
– Значит, мне можно войти?
Ланс кивнул и посторонился.
– Конечно.
Надин остановилась посреди комнаты.
– Почему вы не сняли номер?
– А зачем мне много места? – Ланс закрыл дверь. – Миссис Хиллер, позвольте спросить вас о цели вашего визита…
– Надин, – повторила она. – Мы же договорились, что вы будете меня звать Надин.
– Ладно, Надин, – согласился Ланс. – Так почему вы здесь? Наверное, вы рассказали мужу о нашем разговоре и он… – Ланс замялся.
Она поставила свою сумочку на стол и повернулась к нему:
– О том нашем разговоре мой муж ничего не знает.
– В таком случае зачем же вы пришли? – нетерпеливо спросил Ланс.
– Какой большой шрам у вас на плече, – прошептала она.
Он сел на край постели.
– Когда-то занимался фехтованием. Осталось с тех пор.
Надин прислонилась к комоду и испытующе посмотрела на него.
– Я слышала о вашей жене. Очень сочувствую.
Ланс махнул рукой с деланным безразличием:
– Не велика потеря.
– По-моему, вам нужен друг, – многозначительно заметила Надин. – Если позволите, этим другом стану я. И с большим удовольствием.
– Зачем? Зачем это вам? – удивился Ланс.
Она улыбнулась:
– Я могла бы сказать, что действую в интересах мужа. Могла бы сказать, что озабочена вашими выступлениями на игровом поле и тем, как это отражается на команде в целом.
Ланс кивнул:
– Могли бы, но не в этом причина, верно?
Надин пристально посмотрела ему в глаза.
– Нет, не в этом. – Она подошла к нему вплотную. – Дело в том, что я тоже одинока. Но не потому, что муж не любит меня. Он любит меня настолько, насколько вообще способен любить. Но муж очень занятой человек. И чем больших успехов достигает Гейвин в своем бизнесе, тем меньше времени у него остается для меня.
Она опустилась на колени и расстегнула молнию на брюках Ланса. Возможно, этот маневр и удивил его, но виду он не подал. И не стал останавливать Надин, когда она взяла его вялый член и начала ласкать.
– Скоро ты у нас станешь большим, очень большим, – мягко пробормотала она, обращаясь к нему.
Ланс молча расстегнул ее шелковую блузку, затем крючки на кружевном лифчике, вывалив на ладони огромные груди с темными сосками.
Он знал, что это безумие. Что спать с женой Хиллера – это профессиональное самоубийство, но теперь уже не мог остановиться, даже если бы хотел. С той минуты, когда Ланс впустил Надин в свою комнату, у него не осталось ни малейшего шанса. Она пришла, чтобы он взял ее, это было очевидно, и Ланс не имел права разочаровывать эту женщину. Господи, что она там делает с ним своими руками…
– А вот ты уже и большой… – прошептала Надин, опуская голову, чтобы поцеловать это. А потом начала играть им, тереться губами, лизать, как если бы это было мороженое на палочке. Наконец Надин полностью погрузила это в рот, но, инстинктивно почувствовав, что Ланс близок к оргазму, выпустила. – Зачем торопиться, – прошептала она, медленно выпрямляясь. – Мы должны сделать это вместе.
Она положила руку ему на затылок и приблизила голову к своей груди. Ланс стал проделывать с ней те же манипуляции, какие только что она проделывала с ним. Надин дрожала от удовольствия, а он заводился все сильнее и сильнее. Не прекращая работы с грудями, Ланс потянулся к ее юбке, распустил молнию, стащил ее вниз по стройным бедрам, грубо массируя их ладонями и не отрывая губ от груди.
– Осторожней, дорогой! – хрипло рассмеялась Надин, когда Ланс добрался до ее трусиков. – Как я отчитаюсь перед мужем за разорванные трусы?
Яростно целуя ее и одновременно лихорадочно сбрасывая брюки, Ланс повалил ее на постель.
Совокупление было очень бурным. Надин стонала и корчилась, а он атаковал ее с невероятным напором, которого еще несколько минут назад не подозревал в себе. Когда все закончилось, Надин устало отстранилась. Такого удовлетворения она не испытывала уже много месяцев.
Они долго лежали, прижавшись друг к другу и ожидая, когда успокоится дыхание.
– У меня такое ощущение, – сказала она тихим, мягким голосом, – что мы станем очень хорошими друзьями.


Они встретились в Северном Голливуде, в шумном, задымленном коктейль-баре, довольно низкопробном ночном заведении, посещаемом в основном шлюхами и длинноволосыми молодыми людьми в черной коже.
– Сделаешь?
– Конечно. Я много чего могу сделать, но… это обойдется недешево.
– Сколько?
– Я дам тебе знать.
– Когда?
– Как только скажу, сразу и узнаешь.
– И ни одна душа не определит, что руку к этому приложил ты… или я?
Тот, что помоложе, усмехнулся:
– Это одно из правил игры, приятель.


Палм-Бич, февраль, 1987
– За последние восемь лет я была во Флориде семь раз и, представляешь, не получила ни капли удовольствия, – сказала Слоун, когда охранник подал им знак въезжать в ворота «Загородного поло-клуба»
type="note" l:href="#n_26">[26]
в Палм-Бич. – Всегда одно и то же: из аэропорта в отель, потом в книжный магазин давать автографы и, может быть, парочку интервью, затем вперед – до следующей остановки.
– А я приезжал сюда играть в поло, – отозвался Джордан, – и тоже, кроме «Поло-клуба», почти ничего в Палм-Бич не видел.
Подбежал служащий клуба и открыл дверцу машины. Слоун вышла и оправила свое малиновое платье из льняной рогожки. Джордан взял ее под руку. Здание клуба поразило Слоун своей стильной элегантностью. Это был мир Джордана, мир, в котором он родился. Слоун до сих пор не покидало ощущение, что на этот мир она не имеет никакого права. Вернее, такое ощущение было не у известной романистки Слоун Дрисколл, автора бестселлеров, а у Сэмми Дуглас, разбитной девчонки из Чикаго.
– Моя фамилия Филлипс, – сказал Джордан метрдотелю. – Мы приглашены на банкет к мистеру Хиллеру.
Найдя в списке фамилию Джордана, метрдотель просиял:
– Прекрасно, мистер Филлипс! Мистер и миссис Хиллер уже здесь и ждут вас. Сюда, пожалуйста.
Их проводили к большому столу у окон, где сидели Гейвин и Надин Хиллер, а также Айан и Дасти Уэллс. Когда Джордан и Слоун приблизились, Хиллер и Айан встали. Слоун любезно поздоровалась со всеми, Джордан подал ей стул, они сели, и ее вниманием тут же завладела жена Хиллера, холодная, лакированная Надин, в синем переливчатом роскошном платье из тонкой шерсти от Валентино и в широкополой черной шляпе. Эта женщина смотрела на нее таким оценивающим и неприкрыто враждебным взглядом, что Слоун стало не по себе.
«Почему? Что может иметь эта женщина против меня? Ведь мы ни разу не встречались».
– Привет, Слоун. Рада тебя видеть, – улыбнулась ей Дасти. – Я вам звонила вчера вечером, но вы еще не приехали. Мы даже не знали, появитесь ли.
– Мы тоже, – призналась Слоун, заставляя себя улыбнуться. – Пришлось сделать остановку в Нью-Йорке. Мне нужно было записать на телевидении интервью для передачи «Доброе утро, Америка», и это заняло больше времени, чем мы ожидали. Джордан жутко сердился.
Официант принес напитки, и беседа на время прервалась. Джордан взял «Испанский Кодорню», Слоун никогда прежде его не пробовала, поэтому только осторожно пригубила.
– Привыкай, – шепнула Дасти.
Слоун вопросительно посмотрела на нее.
– К характеру Джордана, – уточнила Дасти. – Это в его духе. Он очень не любит ждать.
– Я это усваиваю, но с трудом, – сказала Слоун. Затем бросила взгляд через стол на мрачно уставившуюся в свой бокал Надин Хиллер и дружелюбно осведомилась, пытаясь вовлечь ее в разговор: – Вы сюда часто приходите, миссис Хиллер?
– Довольно часто, – холодно ответила Надин. – Каждый раз, когда приезжаем в этот город.
– Должно быть, кухня здесь превосходная.
Надин безразлично пожала плечами:
– Более или менее.
Слоун попыталась подавить в себе злость, готовую прорваться наружу. Зачем злиться? Ведь даже если прямо сейчас сказать этой женщине все, что она думает о ее высокомерии, это все равно ничего не даст. Слоун напомнила себе, что именно Гейвин Хиллер платит Джордану четверть миллиона в год, и это чертовски для него важно. При других обстоятельствах она бы, наверное, обязательно что-нибудь отчебучила, но здесь и территория была не ее, и к тому же следовало учитывать интересы Джордана.
– Довольно странная особа, – заметила Слоун, направляясь вместе с Дасти к большому Т-образному столу с роскошными закусками.
– Кто? – Дасти потянулась к холодному испанскому овощному супу – гаспачо.
– Надин Хиллер.
– А, она! – Дасти понимающе улыбнулась. – Не обращай внимания. Подозреваю, что мадам опять оголодала.
– Оголодала?
Дасти кивнула и понизила голос:
– В сексуальном смысле. Надин интересуют только молодые красивые… мужчины. Последнее обязательно. Иначе она тебя в упор не видит.
– Я кое-что слышала о ней.
– Насчет ее подвигов в постели? – усмехнулась Дасти. – Полагаю, ее муж единственный, кто еще об этом не слышал. Говорят, последний любовник годился ей в сыновья.
Слоун посмотрела через плечо на Надин, сидящую рядом с мужем.
– Она предпочитает молодых мужчин?
– Чем моложе, тем лучше, так по крайней мере говорят. – К ним направился Айан, и Дасти поспешила сменить тему. – Попробуй этих очищенных крабов, Слоун! – весело проворковала она. – Они вкусные. Впрочем, гаспачо тоже неплохой…


– Кажется, у Альвареса сегодня игра не клеится, – заметил Гейвин Хиллер, сидя с женой в собственной ложе «Загородного поло-клуба». Его команда «Уайт Тимберс» играла с «Красными дьяволами», великолепной четверкой Антонио Альвареса, и прежде ни разу не побежденные аргентинцы теперь, после первой половины игры, почему-то едва шевелились. У Хиллера были все основания радоваться результатам игр. За последние семь дней аргентинцы сыграли четыре матча, и все слабо. Если так будет и дальше, они сгорят в мгновение ока. Поражение команды Альвареса усилило бы позиции «Уайт Тимберс».
– Ты положил глаз на него тоже? – холодно улыбнулась Надин. Осушив свой бокал, она подала знак официанту принести еще один.
Хиллер не отрывал взгляда от игрового поля.
– А я всегда кладу глаз на соперников, – отозвался он, напряженно следя за тем, как один из игроков команды Альвареса предотвратил верный гол. – Такая уж у меня привычка.
– Я это знаю. – Надин скользнула взглядом по полю в поисках Ланса Уитни. Она не виделась с ним после приезда в Палм-Бич и горела желанием установить контакт. Конечно, соблюдая осторожность. Если Гейвин что-нибудь разнюхает, то разведется с ней без всяких колебаний. А намерений расставаться с титулом миссис Гейвин Хиллер у нее не было.


– Ребята Альвареса играли в трудных условиях, – сказал Джордан, когда он и Слоун, обнявшись, пересекали поле после матча. – Их лошадей выпустили из карантина только на прошлой неделе.
– С каких это пор ты оправдываешься после выигрыша? – засмеялась Слоун, с трудом удерживая шляпу под порывами сильного прохладного ветра. Ей всегда казалось, что матчи поло проводятся в теплую, даже жаркую погоду, но вот оказывается, играют не только в такие холодные дни, как сегодняшний, но и в снег, например в Санкт-Морице.
– Кто это оправдывается? – Свободной рукой Джордан стянул с головы шлем и понес, ухватив за ремешок. – Я говорю только, что выиграть сегодня было легко. Имей они возможность потренироваться чуть больше, игра усложнилась бы. Я играл против Альвареса много раз и проигрывал больше, чем хотелось бы вспоминать. И вообще он редкая скотина на поле и вне его.
– Хуже, чем Максвелл Киньон? – спросила, помолчав, Слоун.
– Макс Киньон сволочь другого рода, – ответил Джордан напряженно.
– Почему ты до сих пор злишься на него, Джорди? – спросила Слоун, не зная сама, хочет ли услышать ответ.
– А почему бы мне не злиться?
– Он же когда-то был твоим другом. Я помню, как Ланс говорил это в Довиле.
– Вот именно, когда-то! – раздраженно бросил Джордан. – Такие друзья, как Макс Киньон, мне нужны как прыщ на заднице.
– Это все из-за Джилли?
– Я встречался с Джилли, а Макс, зная это, стал ее обхаживать, поволок к себе в постель. Разве это друг?
– Если у тебя к Джилли уже нет никаких чувств, то какая разница, что произошло в прошлом?
Джордан остановился.
– Не надо, Слоун. – Он бросил на нее холодный взгляд. – То, что было между мной и Джилли, закончилось. Причем очень давно. А вот с Максом у нас не закончилось. Из-за него. Он не закончил, понимаешь? Вот так. И не надо раздувать из этого черт знает что.


Гейвин Хиллер говорил по телефону с партнером по бизнесу из Хьюстона. В это время Надин покинула их номер в «Брейкарсе», самом шикарном отеле Палм-Бич, и направилась в отель «Ройал Пойнсиана», где остановился Ланс. В черной широкополой шляпе, темных очках и норковой шубе до пят ее было не так-то легко узнать. Она быстро пересекла вестибюль, нырнула в свободный лифт и перевела дух, лишь когда он двинулся. Надин теперь не сомневалась, что эта любовная связь будет весьма сложной и рискованной. И уж конечно, не такой легкой, как, например, с садовником-мексиканцем или юношей, приходящим чистить бассейн. Их она укладывала в постель в два счета, а после так же быстро забывала. С Лансом так не будет. В последнее время Надин видела его только с трибун на матчах «Уайт Тимберс». Теперь ей придется тщательно выбирать моменты, когда муж занят, и всегда подвергаться риску быть пойманной. Но этот риск для Надин будет чем-то вроде острых специй к пикантному блюду.
Выйдя из лифта, она посмотрела в обе стороны длинного коридора. Никого. Отлично. Затем без проблем нашла номер Ланса – кстати, он снял номер только по ее настоянию и лишь потому, что она за него платила, – и нетерпеливо постучала ладонью по двери. Ланс открыл не сразу. Он был в халате, и Надин не сомневалась, что под халатом у него ничего нет.
– Почему сразу не открыл? – раздраженно спросила она.
– Говорил по телефону. Я же не знал, что ты придешь. – Он запер дверь, а Надин прошла в дальний конец комнаты, к дивану, затем сняла шляпу и темные очки. – Я не ждал тебя.
– Это видно. – Снимая норковое манто, она заметила на столе открытый пузырек с таблетками. Надин знала: Ланс принимает какие-то наркотики, но надеялась, что это не кокаин.
Она повернулась к нему:
– Я скучала по тебе.
– Неужели? – лениво улыбнулся он.
– Да, скучала. – Только сейчас Надин поняла, что Ланс сильно навеселе. Да пусть хоть в полной отключке, лишь бы нужный орган пребывал в рабочем состоянии. Она начала расстегивать молнию на платье. – Иди сюда, я покажу тебе, как скучала…


Лантана был одним из самых злачных районов Палм-Бич. Сейчас здесь в небольшом пабе завсегдатаи слушали маленький оркестрик – всего две волынки и ударные, но те двое, что сидели за столиком у двери, музыкой не интересовались. Они были заняты серьезным разговором.
– Вот он.
Тот, что помоложе, несколько секунд изучал фотографию, затем холодно улыбнулся:
– Симпатяга.
Тот, что постарше, забрал фотографию и спрятал.
– Вот так.
– Даже жалко портить такую фактуру, ты не считаешь?
Тот, что помоложе, покачал головой, когда официантка осведомилась, не хотят ли они еще выпить.
– Мне на это в высшей степени наплевать. Важен только конечный результат, – произнес тот, что постарше.
– Надо думать. Может, хочешь, чтобы это было исполнено каким-то особым способом?
– Предоставляю выбор тебе.
– Правильно. Важен только конечный результат.
– Только убедись…
Тот, что помоложе, успокаивающе поднял руку:
– Знаю. Я должен убедиться, что все выглядит как несчастный случай.
– Точно. – Тот, что постарше, встал и швырнул на стол две банкноты.
– Когда я получу свои деньги? – спросил его собеседник.
– Я позвоню… после того, как будет выполнена работа. – Тот, что постарше, вышел не оглянувшись.


«Вот, значит, какой он, Палм-Бич», – думала Слоун, выходя на белоснежный прогулочный комплекс на Уорт-авеню, выполненный в испанском стиле. В этом городе до сих пор бережно культивировался стиль тридцатых годов. Рай для низвергнутых монархов всего мира. Здесь процветала эксклюзивная элитная коммуна, и в ней герцогиня Винздорская занимала одну из верхних иерархических ступеней. Однако в универмаге «Сакс, Пятая авеню» кредитные карточки у нее принимать отказывались, потому что за ней и ее супругом по всему миру тянулся легендарный хвост неоплаченных счетов. Это был маленький город с бешеными деньгами и очень четко работающей полицией.
«Сэмми Дуглас, наверное, здесь понравилось бы».
Слоун остановилась и взглянула на свои изящные золотые часы на левом запястье. Эти усыпанные бриллиантами милые часики швейцарской фирмы «Пьяже Поло» подарил ей Джордан по случаю помолвки. Сэмми они тоже понравились бы, но, учитывая профессию, эти часики задержались бы у нее не дольше чем на сорок восемь часов, а потом исчезли бы в ближайшем ломбарде. Потому что в те времена деньги Сэмми были нужны больше, чем такие часы, это уж точно. А вот Слоун Дрисколл имеет и то и другое и даже кое-что еще.
У нее была назначена встреча в кафе «Европа» с репортером газеты «Палм-Бич дейли ньюс», неофициально называемой «Блестящий листок», из-за шелковистой бумаги, на которой она печаталась уже много лет. Слоун пришла на пятнадцать минут раньше. Уже очень давно она взяла за правило никогда не приходить на интервью раньше назначенного срока: зачем создавать впечатление, что ей не терпится? Поэтому, решив явиться на интервью минута в минуту, Слоун ленивым шагом прогуливалась по улице, время от времени заходя в магазины. К разговору с репортером она, конечно, уже подготовилась и все продумала – начиная с того, что стоит с ним обсуждать, а чего не стоит, и кончая нарядом, белым льняным костюмом и шляпой с оригинальной черной отделкой. В этой одежде Слоун выглядела профессионально, а вместе с тем стильно. Дело в том, что в ее контрактах была важная приписка, напечатанная мелким шрифтом: автор должен постоянно находиться в образе.
Слоун медленно шла, рассеянно оглядывая витрины, и каблуки ее черных лакированных туфель негромко постукивали по терракотовым плиткам тротуара. Зайдя в магазин Кризиа, она сразу же увидела ее. Высокую, рыжую, в темно-фиолетовом костюме. Джилли Киньон. Слоун узнала ее, даже не видя лица. Встречи было не избежать, и она внимательно наблюдала за Джилли, мысленно готовясь к бою.
«Рано или поздно с врагом все равно придется столкнуться. Так пусть это произойдет сейчас».
Джилли, разумеется, тоже увидела Слоун и заулыбалась, как кошка, подобравшаяся к канарейке.
– О, привет, мисс Дрисколл. Какой сюрприз!
«В ее голосе так много фальшивого сахара, что ей следовало бы ходить со штампом предупреждения главного врача Службы здравоохранения
type="note" l:href="#n_27">[27]
на заднице».
– Отчего же сюрприз, миссис Киньон? – громко осведомилась Слоун, намеренно делая акцент на словах «миссис Киньон».
– Я не думала, что вы расстаетесь с Джорданом так надолго. И потом, такие мирские дела, как покупки… Мне казалось, это не для вас. – Джилли все еще улыбалась своей садистской улыбкой. – И пожалуйста, зовите меня Джилли.
«Мне бы очень хотелось тебя назвать… сама знаешь как… но не при людях же».
– Конечно, – сказала Слоун, тоже улыбаясь, и столь же искренне, как Джилли. Замечание насчет Джордана, хотя оно ее слегка укололо, Слоун пропустила мимо ушей, а звать себя по имени в ответ не предложила.
– У меня еще не было возможности поздравить вас с помолвкой, – проворковала Джилли. – Надо сказать, это довольно неожиданно.
– Почему же? – спокойно спросила Слоун, уверенная в том, что Джилли все равно назовет причину.
Та посмотрела на нее в упор.
– Когда я разговаривала с Джорданом в Довиле, он сказал, что вы приехали собирать материал для книги.
– Вначале так оно и было, – Слоун твердо решила не поддаваться на провокации, – ну а потом все изменилось.
– Весьма быстро изменилось, по-моему. Во всяком случае, когда мы с Джорданом встретились в Буэнос-Айресе, по нему не было заметно, что он собирается жениться. – Джилли произнесла это вполне невинным тоном, однако не оставляло сомнений, что означает слово «встретились».
Слоун показалось, будто ее ударили, но виду она не подала.
– Да, это произошло очень быстро.
– Вот именно. – Улыбка не сходила с лица Джилли, ибо она знала, что попала в цель.
Слоун посмотрела на часы, намереваясь поскорее распрощаться и уйти.
– Я спешу, – невозмутимо бросила она. – У меня назначена встреча с репортером в кафе «Европа».
– Понимаю, – кивнула Джилли. – Не забудьте передать Джордану мой горячий привет.
Слоун обернулась:
– Обязательно передам, Джилли. Хотя вы могли бы это сделать и сами. Негоже забывать старых друзей. – Она удалилась, не дав Джилли возможности ответить, но когда отошла от магазина Кризиа на приличное расстояние, ее начало трясти.
«Неужели в Аргентине Джордан встречался с Джилли… в постели?» Во время интервью Слоун думала только об этом…


– Вот сукин сын!
Джордан спрыгнул с седла у линии заграждения, передал поводья конюху и сердито направился к машине. Подойдя, он сбросил с головы шлем и отшвырнул в сторону.
– Опять эта скотина!
– Кто? – спросила Слоун.
После столкновения с Джилли она, чтобы остыть, решила немного поездить по городу и большую часть матча пропустила.
– Альварес. Он теперь играет в команде «Аламо экспресс» вместо Престона Уолкотта, как будто одной встречи в неделю с этим паразитом мне недостаточно! – Джордан бросил перчатки и хлыст. – Где ты была?
– Ты что, не помнишь, у меня же было назначено интервью. – Она подала ему стакан воды.
Тыльной стороной ладони Джордан вытер пот со лба и раздраженно бросил:
– Помню. Но я думал, ты вернешься к началу матча.
– У меня были еще кое-какие дела. – Слоун до сих пор не могла выбросить из головы слова Джилли. – Джордан, мне нужно улететь в Нью-Йорк. Сегодня вечером.
Он опустил стакан на капот машины с такой силой, что тот раскололся.
– В Нью-Йорк? Что, черт возьми, случилось на этот раз?
– Я же говорила тебе, что должна окончательно оформить рукопись.
– И надолго? – Джордан не скрывал недовольства.
– Что?
– Сколько ты там пробудешь?
Она пожала плечами:
– Не знаю. – Слоун говорила тихо и сдержанно. – Послушай, я и сама не в восторге от этого, но у меня есть сроки сдачи рукописи.
– Да. – Холодок в его голосе заставил ее внутренне вздрогнуть. Если бы все было нормально, Слоун не захотелось бы покидать Джордана даже на день, но после того, что случилось сегодня днем, она смотрела на него и видела Джилли… в его объятиях, представляла, как они занимаются любовью. Слоун не удавалось избавиться от этого наваждения. Ей необходимо уехать и все спокойно обдумать.
– К финальному матчу вернешься? – спросил Джордан.
– Надеюсь.
Конюх подвел Джордану свежую лошадь.
– Полагаю, больше, чем на это, рассчитывать не могу, – недовольно заметил он, вскочил в седло, повернулся к Слоун, будто хотел что-то добавить, но, видимо, передумал и пустил лошадь на игровое поле.
«Что же мне делать, если Джилли сказала правду?» – спросила себя Слоун.


Нью-Йорк, февраль, 1987
Слоун и Кэти обедали в ресторане «Дары моря» в Рокфеллер-центре. Обычно этот ресторан Слоун предпочитала посещать в теплое время года, когда столы накрывали в «Летнем саду», но внутри тоже было очень симпатично, а к хорошим морским продуктам она всегда питала пристрастие. Особенно ей нравился острый салат из устриц, приготовленный в раковине гребешка.
Сегодня подруги встретились, чтобы обсудить предложение о продаже прав на «Поверженных идолов», полученное Кэти от телевизионной компании. Слоун также подписала контракты на издание этой книги во Франции. Кэти очень удивило решение Слоун уволить Линка Марсдена.
– Вообще-то, – начала Слоун, взяв вилку, – мне не следовало нанимать его. Он хороший работник, никто не спорит, но я обошлась бы и без Линка. Теперь я это знаю.
Кэти улыбнулась:
– И много же у тебя ушло времени, чтобы это осознать.
Слоун посмотрела на Кэти и вдруг впервые поняла, что та с самого начала не одобряла ее решение воспользоваться услугами Линка.
– Почему же ты мне раньше об этом не сказала? – спросила она.
– Потому что ты с самого начала ясно дала мне понять, что если твердо решила что-то сделать, то обязательно сделаешь. Поэтому пытаться отговаривать тебя от этого не имело никакого смысла. К тому же я считала, что его услуги вряд ли тебе повредят. Ведь он работал со многими знаменитостями.
– И при всем при том Линк полное дерьмо. – Слоун сделала глоток из бокала. – Я догадалась об этом сразу, но, черт возьми, мне очень хотелось, чтобы мои книги покупали, только прочитав фамилию на обложке. Я полагала, что Линк Марсден, несмотря на его самонадеянность и высокомерие, сможет мне это обеспечить.
– Ты знаешь, как я отношусь к таким вещам, – негромко заметила Кэти. – Прежде всего необходимо иметь качественный продукт, а уж потом все остальное. Ты, несомненно, имела качественный продукт.
– Но нужно сделать так, чтобы этот продукт признали. Я всегда готова за это сражаться.
Кэти понимающе улыбнулась:
– Джордану будет нелегко с тобой.
– Думаю, нам обоим будет нелегко, – вдруг сказала Слоун.
Кэти внимательно посмотрела на нее. Хорошо зная Слоун, она догадывалась: подругу беспокоит что-то, не связанное с ее книгами или с Линком Марсденом. Она подозревала, что это имеет отношение к Джордану, однако давить на подругу не хотела, поскольку знала: Слоун со временем скажет сама.


Возвращаясь вечером домой, Слоун думала не о делах с телевизионной компанией и правах иностранных издательств, не о конфликте с Линком Марсденом, а только о Джордане. Она хотела поговорить с ним. Ей необходимо было спросить его о Джилли и об Аргентине, хотя уверенности в том, что она действительно хочет знать ответ, у Слоун не было.
Сев на диван, она долго смотрела на телефон, стоящий рядом на столике. Дважды снимала трубку, но, не набрав номера, клала ее на место. В третий раз Слоун все же набрала код Палм-Бич, но положила трубку, не дождавшись даже гудка. В четвертый раз дождалась, но номер не ответил. Наверное, Джордан еще на стадионе и вернется, как обычно, поздно вечером, но сама Слоун собиралась в это время на прием, который устраивал в «Радужном зале» издатель популярного журнала «Бестселлеры». Она вовсе не рвалась туда, но знала, что это необходимо, поскольку посещение таких приемов было частью ее работы.
– Привет, мам.
Голос Тревиса прервал невеселые размышления Слоун о предстоящем вечере. Она подняла глаза. Мальчик вошел в гостиную и бросил на кресло свой школьный матерчатый рюкзак.
Слоун устало улыбнулась и протянула к нему руку.
– Привет, малыш.
– Чем занимаешься? – Он сел рядом с ней и скинул ботинки.
Она рассмеялась:
– Тем же, чем и обычно, – отдыхаю.
– Очень странно. Я думал, ты сразу же, как только закончишь свои дела с Адриенной, вернешься в Палм-Бич.
– Неужели соскучился? Это на тебя не похоже.
– А если и соскучился, что в этом стыдного? И что хорошего, если матери никогда нет дома?
Слоун взъерошила ему волосы.
– Скоро все это кончится.
– Когда приезжает Джорди?
– Он не приезжает. Джордан еще во Флориде. А я отправлюсь туда на следующей неделе.
– Вот черт! Я так и знал!
– Тревис!
Он опустил глаза.
– Извини, мама.
Она понимающе улыбнулась:
– Ладно, малыш. Тебе нравится Джорди?
Тревис кивнул:
– Я очень хотел бы, чтобы мой отец был похож на него.
– Бедный мальчик, – сказала, помолчав, Слоун, – тебе не хватает отца.
– Я люблю тебя, мама… но очень часто мечтаю об отце. Потому что… потому что… – Тревис отвернулся, так и не закончив.
Слоун прижала его к себе.
– Может, тебе действительно надо поскорее выйти за него замуж, – пробормотал Тревис. – Такие парни, как Джорди, каждый день не встречаются.
Она стиснула его в объятиях. «Мне ли этого не знать».


На приеме Слоун задержалась дольше, чем предполагала, и вернулась домой далеко за полночь. Эмма и Тревис, конечно, уже давно спали. Свет Слоун не включила и, пробираясь в темноте к себе в спальню, вдруг зацепилась за что-то ногой. Это оказался сапог, рядом она нащупала другой.
Ее сердце учащенно забилось. Войдя в спальню, Слоун наткнулась на валявшиеся на полу рядом с кроватью брюки. Он здесь! Из-под двери в ванную просачивалась яркая полоска света. Джордан мылся под душем, как всегда напевая «Фальшивого ковбоя».
– Я думала, у тебя сегодня игра! – крикнула она, стараясь перекрыть шум воды.
– Так оно и было, – отозвался он. – Мы проиграли.
Слоун сбросила туфли.
– Как жаль!
– Жалеть придется до тех пор, пока эта скотина Альварес будет играть против нас! – крикнул в ответ Джордан. – А ты уже закончила свои дела?
– Да. – Слоун положила на туалетный столик вечернюю сумочку и расстегнула молнию на своем нарядном черном платье.
– Ты работаешь теперь и по ночам?
– Иногда. Но сегодня я была на приеме.
– На приеме? Очень интересно.
– Помнишь, я тебе рассказывала о Гае Раймонде? – Она сняла черную, украшенную блестками шляпку, которую надевала на кудрявую копну волос, сооруженную парикмахером для этого случая.
– Как же, как же… Он издает что-то типа «Нэшнл инкуайрер»,
type="note" l:href="#n_28">[28]
но связанный с издательским бизнесом.
– Он самый, – подтвердила Слоун с коротким смешком. – Единственный и неповторимый. Так вот, сегодня Раймонд устраивал в «Радужном зале» большой прием, желая показать, что он на коне.
– Забавно. А знаешь, который час?
– Пожалуй, нет. – Слоун сняла черные чулки со швом, затем комбинацию и лифчик. – Вот почему мне нравится моя работа – не надо каждый день пробивать на проходной табельный талон.
– Согласен, это огромное преимущество.
– Ты уже давно здесь? – Она скинула наконец и трусики.
– Довольно давно, – ответил Джордан и, помолчав, добавил: – Не застав тебя дома, я решил сделать сюрприз – раздеться и спрятаться в постели. Но, видно, не рассчитал.
– А то, что сапоги разбросаны по квартире, это так задумано?
– Ага!
Слоун посмотрела на закрытую дверь ванной и улыбнулась.
– Почему замолчала? – крикнул Джордан.
– А вот потому. – Она открыла дверь ванной и быстро встала рядом с ним под душ. – Ну как?
Он широко улыбнулся:
– Думаю, неплохо для начала.
– Вот именно, для начала! – прошептала Слоун. Вода струилась по ее лицу, макияж стекал по щекам черными полосами, а волосы облепили голову, шею и плечи. Это не очень украшало ее, но Джордан ничего не замечал, потому что они обнимались. Их тела соединились, а руки и ноги переплелись.
– Черт возьми, как я скучал по тебе! – Он приблизил губы к ее губам.
Слоун подумала, что глупо было уезжать из Палм-Бич такой обозленной, глупо не доверять его любви. Сейчас все сомнения исчезли, их смыла вода. Они целовались. Руки Джордана скользнули по спине Слоун и захватили ягодицы, а она одной рукой обнимала его за шею, а другой гладила грудь. Он давно уже ждал этого, впрочем, и Слоун тоже. Они собирались сделать это прямо здесь, под душем, но Джордан быстро опомнился и, улыбаясь, закрыл краны.
– Зачем же здесь? Не надо. Ты, когда выпьешь, всегда выдумываешь что-нибудь странное.
– К твоему сведению, я сегодня вообще ничего не пила.
– Конечно, нет. – Джордан открыл дверь ванной и сорвал с вешалки ярко-синее банное полотенце. – Ты опьянела от чая со льдом, верно?
– Я не опьянела!
– Так говорят все пьяницы. Думаю, до постели тебе самой сейчас не добраться. – Он завернул ее в полотенце и поднял на руки. – Не хочу рисковать, а то еще упадешь и сломаешь себе что-нибудь. Что мы тогда будем делать?
Она засмеялась:
– Джордан, ты сумасшедший!
Он внес Слоун в спальню, опустил на постель и тут же накрыл ее обнаженное влажное тело своим. Она обвила Джордана руками и жадно припала к его губам.
– Тебе надо побриться!
– Это подождет, у меня сейчас более неотложные дела, – пробормотал он и атаковал ее с жадной, необузданной страстью.
Слоун стиснула его плечи и глухо застонала.
– Ш-ш-ш! – прошептал он. – Разбудишь ребенка!
– Этого ребенка пушками не разбудишь, – выдохнула Слоун и вскрикнула, когда он лизнул самое чувствительное место у нее за ухом. – Я люблю тебя, Джорди…
– Тогда зачем… убегаешь… снова! – Он ритмично двигался в ней, а Слоун вся сжималась от этих толчков, пропуская его в себя и задерживая там на некоторое время.
– Я не убегала от тебя…
– Не убегала? Как бы не так… – Его тело вдруг напряглось, и Джордан замолк, зарывшись лицом в ее грудь.


– Ты спал с Джилли в Аргентине? – спросила Слоун.
Было утро. Они лежали в постели, приникнув друг к другу, физически изможденные после длинной ночи любви. Ее вопрос очень удивил Джордана. На лице его появилось странное выражение, но не успела Слоун понять, что оно означает, как он спросил:
– Ах вот, значит, почему ты уехала?
Она нахмурилась:
– Так да или нет?
Джордан сел, пригладил волосы и тяжело вздохнул:
– Меня всегда занимал один филологический казус. Почему вместо того, чтобы сказать «они трахались», говорят «они спали»? Ведь при таких делах ни о каком сне как раз нет и речи.
Слоун оперлась на локоть.
– Так было это или нет? Ты лежал в постели с этой женщиной?
Он внимательно посмотрел на нее:
– Кто тебе это сказал?
– Я получила информацию из первых рук. Мы встретились с Джилли на Променаде в Палм-Бич и…
– …она сказала тебе, что я был с ней в постели, – сердито закончил Джордан. – И ты поверила ей? Это ужасно. Просто ужасно!
– Так что, она сказала неправду?
– А ты как думаешь?
– Не знаю, Джордан. Я хочу услышать это от тебя.
Он снова вздохнул:
– После того как ты улетела из Франции, у меня было довольно много женщин. Я был зол как черт. Меня опять поимели… сначала Джилли, потом ты. А в Аргентине в мой номер вечером неожиданно ввалилась она.
– И ты уложил ее в постель?
– Не укладывал я ее вовсе, Джилли сама легла. Признаться, в принципе я был не прочь удовлетворить ее желание, но…
– Она передумала?
Он покачал головой:
– Нет… Джилли тут ни при чем. – Джордан помолчал. – Я не смог.
– Ты передумал? – спросила с облегчением Слоун.
– В известном смысле. – Его глаза встретились с ее глазами. – У меня не получилось.
Она озадаченно посмотрела на него:
– То есть ты…
– Да. И, поняв, что у меня все равно не получится, я ужасно разозлился и выставил ее. Она, конечно, не поняла истинной причины и подумала, что я просто не захотел ее. Впрочем, так оно и было.
– Понимаю, – сказала Слоун после длинной паузы.
– Приехав в Нью-Йорк разыскивать тебя, – продолжал Джордан, – я растерялся, потому что не знал, чего хочу. Наша неделя в Хонфлере перевернула всю мою жизнь. Я был уверен в одном: тебя необходимо найти и выяснить, почему со мной происходит такое. Только ты могла дать ответ на этот вопрос.
– И ты получил его?
– Да. Я осознал, что люблю тебя. Хотя вовсе не желал этого.
Слоун села, обняла его за шею и положила голову ему на плечо.
– Я тоже не хотела любить. Вот так. И что же нам теперь с этим делать?
Джордан улыбнулся:
– Не вмешиваться в ход событий, любовь моя. И пусть все идет своим чередом.


Сидней, март, 1987
Отель «Интерконтиненталь» на Мэкуори-стрит, открытый в 1985 году, был в Сиднее самым новым и, вероятно, самым фешенебельным. Его оригинальность заключалась в том, что это была надстройка над зданием колониального казначейства, величественного викторианского особняка из песчаника, построенного более ста лет назад во время золотой лихорадки пятидесятых годов прошлого века. Из своего номера на двадцать пятом этаже Джордан и Слоун наслаждались панорамой бухты и великолепной архитектурой комплекса оперного театра.
Сейчас было утро, и они завтракали в номере. Слоун любовалась видом, а Джордан, который останавливался здесь уже много раз, погрузился в чтение «Сидней морнинг геральд».
– Планируешь посетить здесь какой-нибудь книжный магазин? – спросил как бы вскользь Джордан, просматривая в этот момент раздел развлечений.
– Конечно. – Слоун следила за выражением его лица, ожидая негативной реакции, но ничего такого не произошло. – Кэти и Дани с самого начала научили меня максимально использовать любую возможность саморекламы, какая бы ни подвернулась. – После Палм-Бич Слоун вообще не хотела обсуждать с Джорданом свои профессиональные планы, но потом не выдержала. Ему придется смириться с ее профессиональными особенностями. Ведь и она принимает те аспекты его жизни, которые хотела бы, но не может изменить.
– В таком случае момент для этого сейчас самый подходящий, – заметил Джордан.
– Почему?
– Смотри, вот как относятся к тебе австралийцы. – Он передал ей газету.
В списке бестселлеров раздела «Книги» под номером первым значились «Поверженные идолы»!
Слоун ахнула:
– Невероятно!
– Ты что, до сих пор не попадала в список бестселлеров? – удивился Джордан.
– Да, но «Поверженные идолы» вышли здесь только на прошлой неделе. Прежде так быстро это не случалось. – Она не отрывала глаз от списка. – Нужно позвонить Кэти. Какое время сейчас в Нью-Йорке?
Джордан посмотрел на часы и задумался.
– Значит, так, здесь сейчас семь утра… а там четыре часа дня, но вчерашнего.
Слоун засмеялась:
– Вчерашнего?
Он кивнул:
– Здесь четверг, но в Нью-Йорке еще среда.
– В таком случае я сейчас ей позвоню. – Она встала и направилась к телефону, но Джордан обхватил ее за талию и посадил к себе на колени.
– Не спеши, – попросил он низким и чуть хриплым голосом. – И не выворачивайся. Если хочешь отпраздновать это событие, то почему не со мной?
Слоун тихо вскрикнула, когда Джордан легонько куснул ей мочку уха.
– Пусти, я должна позвонить, пока Кэти не ушла из офиса. – Она для вида продолжала сопротивляться, но его руки проникли под халатик из розового шелка.
– Позвонишь ей домой, какая разница. – Его губы прижались к ее губам, и он уже распахнул верхнюю часть халата.
Через десять минут она напрочь забыла обо всех на свете телефонных звонках.


Джордан пустил в галоп свою серую в яблоках лошадь по направлению к мячу, остановившемуся в центре поля. Приближаясь, он изготовился для удара, развернул клюшку вниз в широком замахе, а через мгновение услышал знакомый щелчок. Мяч мелькнул в воздухе и упал на зеленый дерн далеко впереди. Джордан погнался за ним, но с другой стороны появился Ланс. Он был ближе к мячу и теперь поднял клюшку, приготовившись к лобовому удару. С интересом наблюдая за ним, Джордан сдержал своего пони. Это была первая тренировочная игра Ланса после травмы.
Движения Ланса были нервными и резковатыми, значит, он промажет. Так и есть, удар получился крученый, а мяч полетел совсем не в том направлении. Ланс резко развернул свою лошадь, чтобы догнать мяч, но Джордан раздраженно тряхнул головой. Ланс подъехал к нему.
– Сделаем перерыв, – сказал Джордан, снимая шлем.
– Мне нужно потренироваться, – мрачно заметил Ланс. – Еще хотя бы час.
– Согласен, тебе действительно нужно тренироваться, но час не поможет. Ты делаешь слишком много ошибок. А последний удар вообще был верхом неряшливости.
– Спасибо, дружище, на добром слове! – с горечью бросил Ланс. – Именно это я и надеялся от тебя услышать!
– Тебе нужно услышать правду, и ты ее получил. – Джордан сунул свой шлем под мышку. – Срочно налаживай игру, Ланс, пока Хиллер тебя не выгнал. Честно говоря, я удивлен, почему он до сих пор этого не сделал.
– Пошел ты… – Ланс натянул поводья своего пони и двинулся прочь. Джордан не стал его останавливать. Ланс не желал слушать разумные доводы, а Джордану нужно было время, чтобы остудиться.
Бросив взгляд вперед, он увидел Джилли, которая наблюдала за ним, усевшись на капот своей машины. Только ее сейчас и не хватало! Ее продуманно короткое шелковое красное платье отвечало намерению Джилли продемонстрировать свои потрясающие ноги, да и всю фигуру, от которой балдели мужчины.
Джордан спрыгнул с лошади.
– Привет, Джордан, – вкрадчиво промурлыкала она, когда он подошел поближе. – Я так и знала, что ты здесь.
– Неужели не можешь найти себе лучшего занятия, чем преследовать меня? – Он не скрывал раздражения.
Джилли лукаво улыбнулась:
– Мой ангел, разве ты забыл – я всегда делаю то, что мне хочется.
– Значит, ты решила разыграть шоу? А где же, позволь спросить, твой муж?
– Макс сейчас играет в Мексике. Если тебя это интересует, он вернется только через две недели.
– Меня это не интересует. Но почему же ты не поехала с ним? Я думал, он держит тебя на очень коротком поводке.
Джордан двинулся к конюшне. Джилли спрыгнула со своего насеста и последовала за ним.
– Я убедила его, что должна остаться, поскольку знала, что приедешь ты. Захотелось увидеть тебя.
– Понапрасну теряешь время, – холодно бросил он. – Я тебя видеть не хочу.
– Я никогда не теряю напрасно время, Джордан, – мягко проговорила Джилли, подходя к нему сзади. – Ты это знаешь. – Она попыталась обнять его, но он резко высвободился и передал ожидающему конюху поводья своего пони.
– Я устал от твоих маленьких спектаклей, Джилли. – Джордан едва сдерживался. – Вроде того фокуса, какой ты выкинула в Палм-Бич.
Она посмотрела на него невинными глазами:
– Какого фокуса?
– Ты прекрасно помнишь какого! – разозлился он. – Сказала Слоун, что мы встречались с тобой в Аргентине.
– Но мы действительно встречались с тобой в Аргентине, разве это не так? – спокойно возразила Джилли, проводя алым ногтем по его мускулистой руке. – И только по твоей вине мы не закончили то, что начали тем вечером.
– Ничего мы с тобой тогда не начинали, это тебе прекрасно известно. Зачем же фантазировать?
Джилли игриво улыбнулась:
– Соблюдаешь верность невесте?
– Оставь ее в покое. – Джордан снял перчатки и сел в машину.
Но Джилли не собиралась отпускать его.
– Позволь мне немного отложить твой отъезд. – Она быстро вытащила ключ из гнезда зажигания.
– Черт возьми, Джилли, зачем тебе это? – Джордан схватил ее запястье и сжимал до тех пор, пока ключ не выпал. – Мне надоели твои дурацкие выходки. – Он снова вставил ключ и завел машину. – Если хочешь мне что-то сказать, говори, и покончим с этим раз и навсегда.
Джилли наклонилась и заглянула в окно машины.
– Твоя подруга развила здесь бурную деятельность. Сегодня утром, я слышала, она дает интервью для девятого канала, которое пройдет на этой неделе. Она меня просто восхищает. Мне-то ведь так и не удалось сделать карьеру.
– Да что ты говоришь! – холодно усмехнулся Джордан. – А я думал, ты просто суперзвезда… в первой древнейшей профессии.
Джилли проигнорировала его грубость.
– Она очень здорово умеет себя продвигать.
– Да, это честолюбивая женщина. Ну и что с того?
– Действительно честолюбивая, – согласилась Джилли. – Я заметила. И полагаешь, тебе удастся со всем этим ужиться?
– Переходи к делу, Джилли, – сказал он.
– Все дело в том, Джордан, что тебе нужна жена, которая всегда находилась бы рядом с тобой и считала тебя центром Вселенной. Подумай, вынесешь ли брак со знаменитостью, с женщиной, более удачливой, чем ты?
– Я размышляю, но совсем не об этом. Я думаю о том, что зря ты так расстаралась, Джилли. Послушай дружеский совет: прибереги свой запал для чего-нибудь более конструктивного. А здесь тебе ничего не светит. – Джордан включил скорость, и машина рванула так, что Джилли пришлось отшатнуться.
Отъехав подальше, Джордан бросил взгляд в зеркало заднего вида и вдруг осознал, что Джилли попала в цель. Он и сам не раз задавал себе этот вопрос: сможет ли ужиться с невероятно удачливой Слоун?


Гейвин Хиллер сидел один в своем номере в отеле «Интерконтиненталь», тупо уставившись на разбросанные перед ним газеты. Он не мог поверить в реальность происходящего. Это было как дурной сон, который внезапно стал явью. Юго-Западная сталелитейная компания, основанная его прадедом и руководимая тремя поколениями мужчин из рода Хиллеров, падала в глубокую финансовую пропасть, а Гейвин Хиллер даже понятия не имел, как это все случилось.
С трех часов ночи он вел непрерывные телефонные переговоры со своими людьми в Хьюстоне, но ни один из них не дал ему более или менее приемлемого совета. Прибыли очень сильно упали, и теперь Хиллер оказался по уши в долгах. Правда, такое уже с ним случалось прежде, но всегда дела как-то выправлялись сами собой. Почему же сейчас не так? Почему на этот раз его люди не могут справиться с ситуацией?
Он посмотрел на часы. Хотел позвонить Надин в Лос-Анджелес в четыре часа дня по калифорнийскому времени, но не успел. Сейчас там уже шесть тридцать. Хиллер нерешительно снял трубку, потом положил на место.
Надин обойдется, у него сейчас более важные проблемы, чем разговоры с женой, которая делает очередную подтяжку живота. Эти доктора требуют невероятных гонораров. Хиллер никогда не понимал ее мании все время выглядеть восемнадцатилетней. Конечно, у Надин полно любовников, многие годятся ей в сыновья. Она думает, что муж не подозревает об этом, а уж тем паче ничего не знает конкретно. Но Хиллер знал, и уже давно. Но, пока жена вела себя сдержанно и благоразумно, проявлял к этому безразличие. Он изображал полную неосведомленность, иначе Надин решила бы, что муж чуть ли не поощряет ее измены. Однако Хиллер всегда держал жену на крючке, чтобы подсечь в любой момент, если в этом возникнет необходимость.
А в списке его приоритетов секс никогда не занимал первого места. Поло, скачки и бизнес куда интереснее, чем оргазм. Сексом Гейвин Хиллер занимался быстро. Он взгромождался на жену, удовлетворял похоть и тут же забывал об этом. У него всегда находились дела поважнее. Как, например, сейчас…


Они постоянно встречались в барах, и всегда на отшибе. Низкопробные бары в бедных районах, где их никто не мог узнать. Сейчас это был небольшой портовый паб, где после работы расслаблялись грузчики. Они сидели в переполненном зале, по обыкновению в углу и, как всегда, даже не прикоснувшись к своим бокалам.
– Почему до сих пор нет результатов?
– Пока не получается.
– Почему, черт побери?
– Потому что не получается! Но скоро получится, обещаю.
– Смотри же, чтобы все прошло гладко.
– Это одно из правил игры, приятель.


На Королевском конном стадионе шла игра. Одному из всадников удалось оторваться от опеки, поскольку номер один противника отвернулся, чтобы встретить мяч, и оставил соперника свободным. Вон они, ворота, впереди – совсем открытые.
Джордан выругался себе под нос. Сам он был довольно далеко от мяча и товарищу по команде помочь ничем не мог. А тому нужно было бить по воротам. Что он и сделал. Сильный боковой удар, и мяч полетел… прямо к четвертому номеру противника, который легко отбил его к центру поля. В этот момент гонг возвестил об окончании третьего периода.
– Сукин сын! – Джордан повернул своего пони к линии заграждения, здесь спешился, передал взмыленную лошадь конюху и в отчаянии сорвал с себя шлем. Слоун подала ему стакан воды, и он залпом осушил его.
– Было довольно неразумно действовать так, верно? – заметила она, решив наконец прервать молчание.
– Неразумно – не то слово. – Джордан налил себе еще один стакан воды. – Это была глупость! Он был в нужном месте и в нужное время и все равно все испортил.
– Никто не гарантирован от ошибок, – робко проговорила Слоун.
– Это была не ошибка. – Джордан вытер лицо и шею влажным полотенцем. – Это была тупость в чистом виде. Он ведь не новичок, Слоун, а играет уже почти пятнадцать лет. У него девятый рейтинг. Ему ли не понимать, как надо действовать!
– А сам ты никогда не делал ошибок? – Она надеялась успокоить Джордана, но это дало противоположный эффект.
– Таких? – фыркнул он, бросая полотенце. – Нет! – Джордан схватил свой шлем и пошел искать конюха, присматривающего за лошадьми. Слоун сидела на капоте машины, наблюдая, как он исчезает в толпе игроков и конюхов. Вчера Джордан вернулся с тренировки взвинченный и с тех пор пребывал в мрачном настроении. Слоун казалось, что его настроение связано не только с плохой игрой приятеля по команде.
Что же его тревожит?


– Как здорово тебе удалось повернуть ситуацию в четвертом периоде, – сказала Слоун за ужином в «Примо Лафайет». Этот ресторан, расположенный в двух милях на восток от Сиднея, в бухте Элизабет, и посещаемый только очень богатыми людьми, считался одним из самых фешенебельных. Он был оформлен в стиле тридцатых годов, а меню предлагало международную кухню с преобладанием французских и итальянских блюд.
– Немного, дорогая, совсем немного. – Джордан посмотрел на нее поверх меню. – Что тебя здесь соблазняет?
– Все. Я так голодна, что готова съесть целого быка!
Джордан засмеялся, кажется, впервые за последние два дня.
– К счастью, как раз быка в этом меню нет. Наверное, это единственное блюдо, которое нам не могут предложить.
– Очень приятно снова слышать твой смех. – Слоун положила меню на стол. Два дня Джордан ходил мрачный как туча, и это приводило ее в отчаяние. На все вопросы он неизменно отвечал, что все у него в полном порядке. Слава Богу, это наконец кончилось.
– А почему бы мне не смеяться, ведь мы выиграли!
Слоун подняла свой бокал.
– В этом я никогда не сомневалась.
– И чтобы отметить эту победу, с таким трудом доставшуюся нам… – продолжал Джордан, вынув из кармана небольшой сверток в подарочной упаковке. – Это тебе. – Он протянул ей сверток через стол.
Обычно Слоун открывала подарки сразу, но сейчас, крайне удивленная, сняла обертку так медленно, будто очищала невиданный ею экзотический фрукт. Увидев коробочку «Крекер Джек»,
type="note" l:href="#n_29">[29]
Слоун с улыбкой подняла глаза. Как это похоже на Джордана.
– Полагаю, ты вложил в этот подарок какой-то особый смысл?
– А ты сначала попробуй. – Джордан кивнул на коробку.
– Что-то не понимаю. – Вообще-то «Крекер Джек» был любимым лакомством Джордана. Он редко съедал меньше коробки в день.
– Да когда же ты откроешь эту чертову коробку?
– Хорошо, хорошо, Филлипс, сейчас. – Слоун наконец открыла коробку. Там в небольшом пластиковом пакетике лежало потрясающее золотое кольцо с черным опалом, стилизованное под старину. Слоун растерялась. – А оно настоящее? – Джордан ведь был горазд на розыгрыши.
– Конечно, настоящее! – возмутился он. – Неужели ты думаешь, что оно выпало из автомата жевательной резинки?
– Нет, оно продавалось в коробке вместе с «Крекером Джек».
Джордан взял кольцо и надел ей на средний палец правой руки. Слоун поднесла его к свету, восхищаясь камнем – черным, овальной формы, с прожилками красного, желтого и темно-зеленого.
– Какая красота! Я никогда раньше не видела черного опала.
– Их добывают только в Австралии.
– И по какому случаю подарок?
– По случаю соглашения.
– Какого?
Джордан поднял свой бокал:
– Давай выпьем за то, чтобы профессиональные дела никогда не брали верх над нашими с тобой отношениями. – Он говорил очень серьезно. – Пусть нам будет хорошо вместе… не только в постели. Пусть самым главным для нас станет наш брак.
Слоун с улыбкой подняла свой бокал:
– Готова подписаться под каждым твоим словом.


– Не могу в это поверить! – крикнул в ярости Джордан, бросая рубашку на кровать. – Мы же совсем недавно пообещали друг другу не позволять профессиональным интересам брать верх над нашими отношениями!
– Зачем ты поднимаешь такой шум, будто я уезжаю на месяц в Нью-Йорк! – Слоун была еще в халате и не понимала, отчего Джордан так разозлился.
– Мы же договорились! – отрывисто бросил он.
– Я это прекрасно помню! Не надо напоминать! – Слоун тоже начала раздражаться. – В чем дело, Джордан? Ведь я всего-навсего должна пообедать с репортером влиятельной газеты. Однако этот паршивый обед, к твоему сведению, сулит мне то, что моя фамилия будет чаще упоминаться в австралийской прессе.
Глаза Джордана потемнели от гнева.
– Я считал, что тебе это совершенно ни к чему. Неужели, по-твоему, ты недостаточно популярна?
– Общение с представителями средств массовой информации – часть моей работы!
– Слишком много у твоей работы частей! Интервью на телевидении в одном месте, и сразу же следом беседа с газетчиками – в другом, а потом надо бежать в книжный магазин и так далее. Долго ли это будет продолжаться, Слоун?
– Понятия не имею! – Теперь она разозлилась так же, как и он. – В любом случае я намерена делать то, что мне положено! Я же не говорю тебе, когда играть в поло, а когда нет. Вот и ты не лезь в мои дела с книгами! Разберусь как-нибудь сама!
– Ну что ж, разбирайся! – Джордан невесело рассмеялся. Затем рывком открыл дверцу шкафа и схватил рубашку так порывисто, что плечики упали на пол. Он выскочил из комнаты, с грохотом захлопнув дверь.


Особой пользы от этого интервью не будет. Слоун это знала, и у нее самой не лежало сердце к злополучному обеду. Но от таких встреч уклоняться нельзя, таково главное правило.
Она беседовала с репортером без особого энтузиазма, потому что ее мысли были заняты утренней ссорой с Джорданом. Встреча проходила в ресторане «Прибрежный», на открытом воздухе. Совсем близко виднелись мачты и паруса старинной шхуны. В обычной ситуации Слоун, наверное, получила бы удовольствие и от интервью, и от даров моря, которые очень любила. А сейчас она ела рассеянно, неотступно думая о Джордане.
Какой он все-таки эгоист!..


Когда Джордан протянул конюху сломанную клюшку – слишком резко ударил слева, и без особой необходимости, – его мнение о себе было близко к тому, что думала о нем Слоун. Выехав на поле, он сосредоточился вовсе не на тренировке. Он думал о Слоун.
«Да, сегодня утром я вел себя плохо. Потерял контроль над собой и сказал много такого, чего на самом деле и в мыслях не было.
Я вообще не собирался на нее набрасываться. Это произошло помимо моей воли. Чертова Джилли! Ей все же удалось посеять во мне зерно сомнения. Неужели я действительно завидую успехам Слоун? Конечно, нет. Ведь с самого начала я восхищался ею и тем, чего она добилась. Но, видимо, где-то внутри меня прячется тайный страх, что когда-нибудь ее книги встанут между нами. Стремление к славе рано или поздно возобладает над любовью. И что же тогда? Выходит, Джилли была права.
Да, вопрос непростой. Смогу ли я ужиться с такой знаменитой женой?»


На этот раз они встретились не в баре. Впервые за все время.
Парк был небольшой, но шумный и многолюдный. Они медленно шли по аллее.
– Деньги принес?
– Раз обещал, значит, принес, – сказал тот, что постарше, немного раздраженно и вынул из кармана толстый коричневый конверт. – Здесь все. Сосчитай, если хочешь.
Его собеседник усмехнулся:
– Мне достаточно твоего слова. – Он сунул конверт во внутренний карман черной кожаной куртки.
– Поступай как считаешь нужным. Я пошел. Где меня найти, ты знаешь.
– Ага…
Тот, что помоложе, долго смотрел вслед уходящему. В заказах не угадывалось никакого смысла. Чего на самом деле добивается этот тип? Обычно его не интересовали мотивы клиента, а вот этот почему-то возбуждал любопытство.
Что ему нужно?
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
Нью-Йорк, май, 1987
Слоун лежала в постели. Голубое с зеленым стеганое шелковое одеяло не полностью прикрывало ее наготу. Из ванной доносился «Фальшивый ковбой», значит, Джордан принимает душ. Она улыбнулась. Стоит Джорди открыть кран, и он тут же затягивает своего «Ковбоя». Ее возлюбленный был соткан из противоречий. Во многом непоследовательный, он кое в чем проявлял удивительный консерватизм. Например, постоянно исполняя под душем «Ковбоя», обожал «Крекер Джек» до того, что не мог обходиться без него, питал страсть к китайской кухне, любил старые фильмы.
А вот по отношению к ее работе Джордан проявлял странную непредсказуемость. Ну, то, что Джордан не испытывал восторга, когда профессиональные дела Слоун разлучали их даже на день, вполне понятно. Ее это тоже совсем не радовало. Но одного она не понимала до сих пор: почему именно в Австралии эта проблема выросла до таких невероятных размеров? Возможно, кто-то что-то ему сказал. Но кто? И что? Может, какой-то репортер? Слоун знала, что Джордан чрезвычайно горд, а уж вспыльчивость она не раз испытала на себе. Конечно, Джордану трудно примириться с ее успехами. Ему не доставляют особого удовольствия постоянные напоминания о том, что женщина, на которой он собирается жениться, автор всемирно известных романов, ее фамилия у всех на слуху, а денег она сделала больше, чем он – профессионал поло.
«Если мы хотим, чтобы наш брак удался, нужно очень постараться. Нам обоим. Мы только начинаем, правда, неплохо… Вернее, всего лишь неплохо, но проблемы существуют, от них не отмахнешься. Ведь нельзя же после женитьбы поселиться в Мунстоуне, навсегда отгородившись от внешнего мира. Если бы такое было возможно…»
Слоун закрыла глаза, вспоминая. Тогда, в Сиднее, первый шаг к примирению сделал Джордан. Когда она в тот день вечером вернулась в отель, он встретил ее словами: «Слоун, я вел себя как дурак». В ответ она вопросительно вскинула брови. «Да, я позволил своему чертову самолюбию выйти из-под контроля. Мне очень хотелось видеть тебя рядом. Если бы мы выиграли, ты радовалась бы вместе со мной, а в случае проигрыша пролила бы бальзам на мои раны». «Я хотела быть с тобой, Джорди, – сказала она. – Думала, ты это знаешь». Он перебил ее: «Позволь мне закончить, иначе я потеряю нить. Я люблю тебя, и разлучаться с тобой, не важно, по какой причине, для меня сущая мука. Наверное, привыкнуть к этому я никогда так и не смогу. Но буду стараться. Обязан стараться, потому что уверен: нашу жизнь не должны омрачать размолвки».
– Я люблю тебя, Джорди, – вдруг вслух проговорила Слоун, не открывая глаз.
– Замечательно! Давай условимся, что каждый новый день ты будешь приветствовать меня этими словами.
Голос Джордана вернул Слоун к настоящему. Она открыла глаза. Он стоял в ногах кровати с толстым полотенцем, обмотанным вокруг талии.
Слоун медленно потянулась.
– Можно подумать, будто раньше я ничего такого тебе не говорила.
– Говорила, говорила, – согласился Джордан, – но я никогда не устану слушать эту дивную музыку.
– У тебя непомерное самолюбие, огромное, как поле, на котором ты играешь в поло. – Слоун засмеялась, схватила подушку и бросила в него. Он легко поймал ее и швырнул назад. Слоун собиралась бросить снова, но Джордан упал на постель рядом с ней. Она попыталась освободиться, и они затеяли шутливую борьбу, во время которой она сорвала с него полотенце.
– Тебе не следовало этого делать, – заметил он угрожающим тоном.
Ее глаза заблестели.
– А по-моему, я сделала это вовремя, – прошептала Слоун, целуя его в губы. – Сейчас я готова утверждать это с полной ответственностью.
– Хм-м… возможно, ты права, – пробормотал Джордан и стянул с нее одеяло.


Джордан положил телефонную трубку и, забросив руки за голову, откинулся на спинку дивана. Дело сделано. И это оказалось легче, чем он ожидал. На его место Хиллер взял на несколько недель другого игрока. Выяснилось, что совсем недавно он переманил к себе француза с девятым рейтингом – тот играл против «Уайт Тимберс» в Палм-Бич, – поэтому просьба Джордана об отпуске оказалась как нельзя кстати. Теперь будет возможность выяснить, на что способен этот француз. По крайней мере так Хиллер сказал Джордану. Несомненно, Хиллер ищет также замену Лансу, который играет все хуже и хуже.
Вспомнив о Лансе, Джордан помрачнел. Человека как будто подменили. Ланс любил Полу еще с юношеских лет, учился с ней в колледже в Виргинии и думал, что они всегда будут вместе, однако…
Размышляя о Лансе и его жене, Джордан чувствовал, что эта история отчасти имеет отношение к нему самому. Ведь пример Ланса совершенно очевидно свидетельствует о том, к чему приводит супругов отсутствие взаимопонимания в самом главном – в вопросе о профессиональной деятельности. Наверняка ни Ланс, ни Пола не хотели разрыва, но обстоятельства оказались сильнее. А у него и Слоун все складывается еще труднее. Поло уже много лет назад стало стержнем существования Джордана, наполняло его эмоционально и физически, без этой игры он не представлял себе жизни. Именно на игровом поле возникало то, что доставляло ему огромное удовольствие: испытание сил, физических и умственных, и острота ощущений. Почти на каждом матче бывали ситуации, когда Джордану казалось, что он стоит на краю пропасти. Но Слоун свое дело любила не меньше. Ей нравилось быть в центре внимания, нравилось, когда ее узнавали, нравилось быть знаменитостью. По собственным словам Слоун, ей нравилось играть роль богини, то есть росчерком пера создавать миры и манипулировать жизнями своих персонажей. Как это она говорила? «Ощущение власти восхитительно. Оно мне нравится. Но поскольку в реальном мире я никогда не смогу властвовать, я властвую в своих книгах над моими персонажами и распоряжаюсь их судьбами». Джордан понимал и уважал это. Он даже восхищался этим. Но смогут ли они в этих своих мирах, столь далеко отстоящих друг от друга, создать небольшой островок, где было бы хорошо им обоим?


Бар был расположен в Южном Манхэттене рядом с Бэттери-парком.
type="note" l:href="#n_30">[30]
За весь вечер сюда зашли, наверное, не больше пяти человек. Бармен, почти не отрываясь, смотрел по телевизору боксерский матч.
Они сидели за самым дальним от стойки столиком и были сейчас здесь единственными посетителями.
– Предвидишь проблемы?
Тот, что помоложе, покачал головой:
– Должно получиться легче, чем в предыдущих случаях. – Затем после короткой паузы добавил: – Половину я хочу получить вперед.
– Но мы так не договаривались.
– Мне плевать на то, как мы договаривались! – раздраженно бросил тот, что помоложе. – Дело, которое ты мне поручаешь, приятель, связано с большими деньгами. Большими. И я хотел бы немного подстраховаться.
– Ты свои деньги получишь. Сделаешь работу и получишь. Как всегда.
Тот, что помоложе, снова покачал головой:
– Так не пойдет, приятель. Ты требуешь от меня серьезной работы, а я понятия не имею, ради чего все это затевается. А если ты вдруг погоришь? Думаю, ты догадываешься, что мне неохота гореть вместе с тобой.
– Никто не собирается гореть.
– Уж я – точно. Половину вперед, или я не работаю.
Тот, что постарше, задумчиво посмотрел на собеседника.
– Ладно, черт с тобой! Половину вперед. Завтра принесу.
– Наличными.
– Ладно.
Тот, что помоложе, осклабился:
– Я знал, что ты согласишься.


– Это действительно необходимо? – На лице Тревиса появилось страдальческое выражение.
Он стоял на низкой табуретке с вытянутой, как у огородного пугала, рукой и выглядел примерно так же. Портной озабоченно делал какие-то отметки на его темно-синем костюме.
– Да, необходимо, – решительно кивнула Слоун. – В любом случае тебе нужен новый костюм, а поскольку ты едешь с нами в Англию – тем более.
– Пошло оно все к…
– Тревис!
– Ладно, – пробормотал он и громко вскрикнул, когда портной слегка уколол булавкой его левую лодыжку.
– Извиняюсь, – сказал портной, похлопав его по плечу.
– А почему нельзя было купить готовый, как мы покупаем все остальное? – спросил Тревис.
– Потому что нельзя. Чтобы костюм хорошо сидел, его нужно подогнать по фигуре, – ответила Слоун.
– И вообще зачем мне костюм, я же их не ношу.
– Костюм нужен на случай, если нас куда-нибудь пригласят… – начала объяснять Слоун и замолкла, потому что портной закончил работу и поднялся на ноги. – Теперь можешь надеть джинсы.
Они двинулись домой по Пятой авеню.
– Хочешь такое? – Тревис указал на витрину, где было выставлено великолепное свадебное платье, отделанное старинными кружевами и массой маленьких жемчужинок.
Слоун усмехнулась:
– Чересчур изысканное.
– А вообще когда это случится?
– Что?
– Когда ты выйдешь замуж за Джорди?
– Пока не знаю. Окончательную дату мы еще не установили.
– И чего же вы ждете? – с недоумением спросил Тревис.
Она взъерошила ему волосы.
– Рождества. Пошли скорее, а то тащишься как черепаха.
Слоун и сама задавала себе этот вопрос. Но до сих пор не знала ответа.


– Ты уверена, что в таком состоянии сможешь дать интервью в прямом эфире?
Джордан сел на край постели и подал ей две таблетки аспирина. Слоун чуть приподняла голову и запила их водой.
– Сейчас все будет в полном порядке, – сказала она. – Голова немного болит и слегка знобит. Но это пройдет.
– Интервью такое важное?
Тяжело вздохнув, она снова откинулась на подушки.
– Джорди, все интервью очень важные.
Он заставил себя улыбнуться:
– До чего же ты неугомонная женщина. – Судя по его тону, это не было комплиментом. – Просто удивительно.
– Приходится быть неугомонной. Хотя бы ради Кэти. Раз она говорит, что надо идти на интервью, значит, надо. Это моя единственная подруга. Именно она вытащила меня из грязи. Кэти была рядом со мной с самого начала. А ведь я не имела ничего – ни денег, ни связей, абсолютно ничего, чтобы убедить издателя. Только Кэти и еще, возможно, немного везения.
– И таланта, – добавил Джордан, убирая локон с ее лица.
Слоун устало улыбнулась и чуть сжала его руку.
– Талант – это как красота, а красота – в глазах смотрящего.
– Но хорошую книгу от плохой отличаю даже я.
– Это может каждый. Проблема в том, что у всех собственное представление о хороших и плохих книгах. Так или иначе, я приложила чертовски много усилий, чтобы принять участие во всех этих издательских играх, и не позволю удаче отвернуться от меня. – Лицо Слоун стало серьезным. – Но, чтобы удержать ее, нужно проявлять агрессивность, упорство, а иногда, если понадобится, и бороться. Да, я сделала себе имя, но за это пришлось дорого заплатить, и все это так глубоко въелось в меня, что уже, наверное, не вытравишь. Поэтому даже теперь, когда я вроде бы достигла своей цели, все равно вести себя иначе нельзя.
Джордан, молча посмотрев на Слоун, обнял ее и прижал к себе. Ему показалось, что он в первый раз что-то понял.
Лондон, июнь, 1987
Игровое поле Виндзорского большого парка, однотонно зеленое, было подстрижено так тщательно, что все травинки, казалось, стояли одна к одной. Иными словами, поле выглядело идеальным. Прямо за стадионом, создавая величественный фон, возвышалась круглая башня Виндзорского замка. Мягкий ветерок шевелил листья деревьев. Серое небо, утром почти закрытое облаками, к полудню прояснилось, и о ночном ливне свидетельствовала только сырость, из-за которой игровое поле было предательски скользким.
Несмотря на это, матч проходил жестко и в темпе. Слоун в ярко-голубом костюме расположилась в шезлонге у заградительной линии и наблюдала игру в сильный бинокль. Она волновалась, как и всегда в тех случаях, когда Джордан играл в таких условиях. И на то были основания. Вот и сегодня во втором периоде двое игроков упали, и пони Джордана тоже дважды поскальзывался. В данный момент команда противника начинала с центра. Судья бросил небольшой белый мяч туда, где толпились всадники, и игра продолжилась, сопровождаемая скрипом кожи и треском ломающихся клюшек. Собственно, это была не игра, а какой-то хаос. Противники в желтых и голубых фуфайках отчаянно сражались за постоянно меняющий направление мяч. Лошади внезапно останавливались и так же внезапно устремлялись вперед, разворачивались и снова устремлялись за мячом. Внезапно одна лошадь оступилась, всадник слетел на землю, но быстро вскочил на ноги и снова сел в седло. Игра между тем не прерывалась. Потом в течение нескольких минут двое всадников в борьбе за мяч с переменным успехом теснили друг друга. Одному из этих всадников, Джордану, наконец удалось сделать безупречный боковой удар слева. Мяч полетел под углом к воротам. Секунду спустя стоящий за воротами судья в белом махнул флажком, показывая гол.
Вскоре прозвучал гонг, возвещавший конец третьего периода. Игроки направили лошадей к линии заграждения. Слоун с облегчением вздохнула; ее бинокль, скользнув по трибунам, задержался на королевской ложе. Королева в пурпурно-голубом костюме и такого же цвета шляпе сидела рядом с принцем Филиппом. Справа от нее расположилась принцесса Уэльская в элегантном белом платье с большими красными горошинами и в красной шляпе с широкими полями. Справа от Дианы сидела в светло-желтом герцогиня Йоркская – ее легко было узнать даже на расстоянии по огненно-рыжим волосам.
Их присутствие ничуть не удивляло Слоун. Королевская семья часто посещала матчи поло, особенно когда играл принц Чарльз. Как раз сегодня против команды Джордана играли наследник престола, вполне заслуживающий своего четвертого рейтинга, поскольку на игры с его участием собиралось много зрителей, и отец герцогини майор Фергюссон. Они играли за «Гвардейский поло-клуб». Слоун улыбнулась. Ничего странного, что пресса сегодня в полном составе и, слава Богу, никто из репортеров ей не докучает.
Впрочем, Слоун не была уверена, что это ей нравится.


– После конфликта из-за Фолклендских островов аргентинцам здесь играть запрещено, – сказал Джордан, одеваясь для ужина. Слоун удивило, что в списке участников соревнований нет ни одного аргентинца. – Что касается меня, то я рад, что хотя бы здесь не увижу гнусную рожу Альвареса.
– Вполне понятно, что королева Елизавета продолжает недоброжелательно относиться к аргентинцам. – Слоун сидела перед зеркалом за туалетным столиком в зеленом шелковом платье с открытым плечом. – Ты же знаешь, когда принц Эндрю служил в королевском флоте, аргентинцы пускали по английским кораблям ракеты с надписями «Подарок для принца Эндрю!».
Джордан начал завязывать галстук, глядя поверх ее головы в зеркало.
– Сомневаюсь, что британская ассоциация поло снимет этот запрет в ближайшее время. Они не допустят, чтобы будущий король даже на игровом поле общался с врагами. Но в известном смысле это ужасно, потому что большинство лучших игроков – аргентинцы. С их участием соревнования проходят намного интереснее.
– Конечно, кроме Альвареса, – добавила Слоун.
– Альварес хороший игрок, но и скотина тоже изрядная.
– И вообще в английской команде лишь несколько игроков иностранцы, – вспомнила Слоун.
– Верно, – согласился Джордан, – англичане ограничивают участие иностранцев в своих командах. – Он внимательно посмотрел на нее. – Как ты себя чувствуешь?
– Нормально. А почему ты спросил?
– У тебя не слишком хороший вид.
– Спасибо. Вот это комплимент.
– Я серьезно. Ты очень бледная.
Слоун пренебрежительно махнула рукой:
– Ничего страшного. Просто не адаптировалась после перелета. Я предвкушаю удовольствие от предстоящего ужина.
– Очень этому рад. – Сам Джордан не выносил мероприятий, которые приходилось посещать в галстуке.
Слоун обернулась и взглянула на него:
– Перестань дергать воротник. В этом костюме ты выглядишь замечательно.
– Какое там замечательно! Я чувствую себя в нем жертвой испанской инквизиции. Где Тревис?
– Дуется. Хочет пойти с нами.
– А почему нельзя?
– Потому что весь вечер ему не выдержать. Он очень скоро заскучает и начнет дергаться. Нет уж, пусть лучше останется с Эммой. – Слоун отложила расческу. – Знаешь, Джорди, а Тревис чем-то похож на тебя. Не знай я точно его отца, возможно, предположила бы, что это ты. – Слоун осеклась, поняв, что сказала лишнее.
– Кстати, а кто его отец?
– Это было давно, я уже и не помню. Когда-то мне казалось, что это любовь. Встретив его, я была очень юная и… наивная.
– А что потом?
Она пожала плечами:
– Потом? Потом он оказался пустым и равнодушным. Даже не знаю, что я в нем находила.
– Ты хочешь сказать, что Тревис не похож на него?
– Абсолютно. С Митчем у Тревиса ничего общего. Порой я даже сомневалась, действительно ли Митч его отец.


Они снова встретились в баре. На этот раз в портовом районе Бостона, где постоянными посетителями были докеры, дюжие, бесцеремонные и шумные. Сегодня особенно, потому что сегодня была пятница, день получки.
– Возникли трудности? – спросил тот, что постарше.
– Да. Черт побери, это же остров!
– Ну и что? Так даже легче – потом можно скрыться на лодке.
– А ты знаешь, какая там охрана? Почище Форт-Нокс!
type="note" l:href="#n_31">[31]
Если бы даже я ухитрился туда попасть, в чем сомневаюсь, то шансы выбраться оттуда живым нулевые.
– Тогда найди там работу.
– Ты, должно быть, спятил, приятель. Меня же никто не должен видеть. Это главное.
– Послушай, – сказал тот, что постарше, после долгой паузы, – мне наплевать, как ты это сделаешь. Лишь бы сделал.
* * *
Сегодня вечером легендарные покровители поло Гарри и Сара Харвуд устраивали большой прием в своем особняке на улице Уайтхолл. Шум голосов в танцевальном зале заглушали звуки небольшого струнного оркестра, а свет от великолепных светильников, стилизованных под старинные канделябры, отражался в изысканных ювелирных украшениях дам, отчего зал напоминал сверкающее море. В яркой толпе собравшихся сновали официанты в белом с подносами охлажденного шампанского. В нижнем холле слуги продолжали принимать дорогие пальто и шубы от припозднившихся гостей.
Слоун стояла рядом с Джорданом. Он что-то обсуждал с Гейвином Хиллером, который сегодня был здесь один, без своей элегантной жены. Слоун с интересом оглядывала присутствующих, причем многие казались ей знакомыми. Она была уверена, что уже где-то видела их во время своих путешествий с Джорданом – либо в Палм-Бич, либо в Сиднее, либо в Довиле. Похоже, везде ее окружали одни и те же люди. Она узнала знаменитого Овена Райнхарта, который оживленно беседовал с игроком девятого рейтинга Мемо Гарсия, потом Джулиана Хипвуда и его симпатичную жену Памелу, потом Корнелию Гест, Джоффри и Джори Кентов и, наконец, Элана Кента, который только что прибыл со своей невестой Фионой Эксерсли.
– Кого-то ищешь? – спросила Дасти Уэллс, подходя к Слоун с бокалом шампанского в руке.
– Просто размышляю над тем, как удивительно, что в разных концах мира я встречаю тех же самых людей. – В этот момент мимо них проходил официант с подносом, и Слоун тоже взяла себе бокал.
Дасти улыбнулась:
– Когда вращаешься в профессиональной среде, в этом нет ничего необычного. Вижу, Гейвин крепко вцепился в Джордана.
Слоун усмехнулась:
– Приходится терпеть – как-никак босс.
– Он что, сегодня один? – Дасти сделала глоток шампанского.
– Насколько мне известно, да. Когда мы пришли, он уже был здесь.
– Последние несколько месяцев у Надин слишком часто болит голова. На месте Гейвина я бы настояла на исследовании мозга, а еще лучше – наняла бы частного детектива.
Слоун вскинула брови:
– Думаешь, эти слухи имеют под собой реальную почву? Я имею в виду Надин Хиллер и ее любовников.
Дасти пожала плечами:
– Полагаю, свечу никто не держал, но разве это не очевидно?
– Джордан убежден, что она положила глаз на Ланса.
Дасти чуть не поперхнулась шампанским.
– На Ланса? Это исключено. Он в трауре по случаю приближающегося развода. Если бы Ланс любил поло так же, как любит свою жену, то запросто имел бы уже десятый рейтинг. Для него Пола – единственная женщина на свете.
Последние слова Слоун не расслышала. Ее внимание привлекла только что прибывшая элегантная пара – Макс и Джилли Киньон. В море брюнеток и блондинок различных оттенков рыжеволосая Джилли выделялась, как маяк. «Для своего ревнивого мужа она, наверное, как красная мулета для быка», – подумала Слоун, ненавидя себя за то, что позволяет этой женщине занимать свои мысли и вместе с тем не способна противиться этому. Джилли явно не оставила надежды вернуть Джордана.
Слоун повернулась к Дасти:
– Я сейчас вернусь.
Она прошла в ближайший туалет, где ее сильно стошнило.
* * *
Совершенно голый, Ланс лежал на постели, подложив под голову руки. Надин, разумеется тоже голая, сидела на нем верхом. Вернее, не просто сидела, а совершала ритуальные движения всем своим восхитительным телом, преимущественно бедрами и тазом. Особенно приятно было смотреть на ее крупные груди, которые мягко колыхались в такт этим движениям. Вот она тихо застонала от удовольствия, выгнула спину и участила ритм движений, побуждая его к завершению. Однако Ланс не торопился.
Ему все это нравилось. И вообще их отношения его вполне устраивали. Эмоционально Надин никаких требований не предъявляла, а в сексуальном смысле вполне удовлетворяла Ланса. Можно ли желать лучшего? Она не домогалась того, чего он не мог ей дать. Вернее, чего не хотел давать. Кроме Полы, Ланс никого не любил, и ни одна женщина не дала бы ему счастья. То, что происходило у него с Надин, называлось отправлением физиологических потребностей. Она, похоже, тоже была довольна, поскольку делала ему подарки. Дорогие. Обычно ювелирные изделия, которые Ланс немедленно продавал. Потребность в кокаине постоянно росла, тут уж ничего не попишешь. Таблетки перестали действовать уже несколько месяцев назад. Ланс понимал, что надо соблюдать осторожность. Он не только сожительствовал с женой Хиллера, но она к тому же оплачивала его расходы на наркотики. Поэтому, если босс узнает, ему несдобровать.


– Не играй со мной в эти игры, Джилли. – Макс Киньон мрачно посмотрел на жену. – На приеме у Харвудов ты все время на него пялилась! Только слепой не заметил бы этого, а поскольку все гости были зрячими, этот факт стал теперь всеобщим достоянием! Ты даже не стараешься соблюдать приличия!
– Ах вот что тебя беспокоит, Макс? – вспылила Джилли, снимая большие изумрудные серьги. – Что подумают люди!
– Нет, моя дорогая Джиллиан, – рявкнул он, сбрасывая свой белый смокинг и швыряя его на постель, – меня беспокоит не это! Мне отвратительно сознавать, что моя жена все еще страдает по своему бывшему возлюбленному! Мне очень хотелось бы знать, Джилли, когда мы трахаемся, ты отдаешься мне или мысленно Джордану?
Она пристально посмотрела на мужа:
– А как ты сам думаешь, Максвелл?
– Не знаю, черт возьми! В одном я только уверен: ты начала мне изменять на следующий же день после нашей свадьбы! А возможно, и в тот же день!
– Думай что хочешь. – Джилли отвернулась к зеркалу. – Факт остается фактом – я вышла за тебя.
– Об этом факте ты, кажется, вспоминаешь, когда это тебе удобно. – Макс сорвал с руки часы и бросил их на ночной столик.
– Макс, неужели это не надоело тебе? Почему ты не хочешь понять, что твоя ревность душит меня? Я от нее физически задыхаюсь. Стоит мне только заговорить с каким-нибудь мужчиной – подчеркиваю, любым, – как ты немедленно приходишь в бешенство!
Он моментально завелся:
– Как ты смеешь так говорить? Ведь прекрасно знаешь, что речь идет именно о твоих отношениях с Джорданом Филлипсом! – Макс взял ее лицо в ладони. – Позволь мне предупредить тебя, моя дорогая женушка: если я когда-нибудь застану тебя с ним, то убью вас обоих. Понятно?
– Вполне, – тихо отозвалась она. Ее пробрала дрожь.
Макс бросился в ванную, громко захлопнув дверь. Джилли смотрела ему вслед, понимая, что этот человек вполне способен от угроз перейти к делу.
* * *
– Мама, – сказал Тревис, когда они возвращались в отель, – нам скоро уезжать, а я здесь так ничего и не увидел! Почему мы сегодня опять не пошли на экскурсию? Ведь Джорди не играет…
– Твоя мама плохо себя чувствует, – объяснил Джордан, желая защитить Слоун. – Много ходить ей трудно. – Он обратился к Слоун: – Верно?
– Я нормально себя чувствую. Просто устала.
– Неужели нельзя посмотреть хотя бы Букингемский дворец? – не унимался Тревис. – Это же совсем близко.
Джордан вопросительно посмотрел на Слоун:
– Как?
Она кивнула:
– Конечно, пойдем. Я уже немного отдохнула.
– Разве это нормально? – расстроенно проговорил Джордан. – Ты уже несколько недель в таком состоянии, но не желаешь показаться врачу.
– Я вполне здорова! – твердо заявила Слоун и улыбнулась сыну. – Я согласна, пошли к Букингемскому дворцу.
– Здорово! – Тревис первым побежал через оживленную лондонскую улицу. – А когда там будет парад?
– На следующей неделе. – Джордан вспомнил, как в первый раз приехал в Англию с матерью. Он тогда был младше Тревиса. Они ходили смотреть торжественную церемонию, проводимую ежегодно тринадцатого июня, в официальный день рождения королевы. Королева, сидя верхом на лошади, принимала парад конной гвардии, которая проходила с духовыми оркестрами по улице Уайтхолл. Тогда это восхитило Джордана. Если бы Слоун задержалась здесь хоть на неделю, можно было бы доставить мальчику удовольствие.
Слоун. Порой она ведет себя очень странно. Например, сейчас упорно не желает признать, что у нее недомогание. Почему? Стоит только посмотреть на Слоун, и сразу видно, что с ней не все в порядке. И в таком состоянии она уже несколько недель. Зачем самоутверждаться вот таким образом? Неужели при этом она чувствует себя суперженщиной? Неужели ее до сих пор волнует разница в возрасте? Неужели она не осознала, что это не имеет никакого значения?
– Почему ты вдруг затих? – спросила Слоун.
– Просто задумался. – Джордан взял ее за руку. Они пересекли Пиккадилли и направились к дворцу.
– Могу я спросить – о чем?
– О тебе, о ком же еще. О том, как ты иногда упряма.
– Полагаю, в этом отношении мы оба друг друга стоим.
Наконец-то Тревис увидел Букингемский дворец. Ему, конечно, тут же захотелось забраться на высокие железные ворота. Когда выяснилось, что это запрещено, он минут двадцать дразнил одного из стоящих в карауле гвардейцев, тщетно пытаясь вызвать эмоции на его каменном лице. Тревис показывал язык, корчил невероятные рожи – все бесполезно.
– Может, ты наконец перестанешь? – строго сказала Слоун.
Тревис тряхнул головой:
– Неужели придется вернуться домой с пятном на моей безупречной репутации?
– Мой сын способен вывести из себя даже святого, – сказала Слоун. – Думаю, от него стонут все учителя в Манхэттене.
Джордан засмеялся:
– Послушай, сейчас одиннадцать тридцать. Давай немного задержимся, пусть парень увидит смену караула.
– Вот это класс! – воскликнул Тревис.
Джордан посмотрел на Слоун:
– Ну как?
Она вяло кивнула:
– Давай.
Сейчас ей безумно хотелось где-нибудь присесть, чтобы не упасть в обморок.


– Лучше бы я взяла в дорогу побольше газет! – Слоун сняла свои очки для чтения и отложила в сторону роман в мягкой обложке. Справа от нее Тревис смотрел на землю с высоты десяти километров. В кресле слева перелистывал журнал Джордан.
– Что, такое скверное чтиво? – улыбнулся он.
Она положила на книгу очки и нахмурилась:
– Хуже некуда. Это не роман, а какой-то конспект. Причем очень длинный.
Джордан накрыл ее руку своей.
– Не слишком ли ты строга?
– Плохая книга – это плохая книга. Даже при моем теперешнем положении, если я напишу такую муть, Адриенна вполне может дать мне под зад.
Джордан уже знал, что если Слоун настроена так критически, то это означает плохое самочувствие, не обязательно физическое, порой и эмоциональное.
– Может, поспишь? – предложил он. – Лететь еще долго.
Она через силу улыбнулась:
– Попробую.
– Обещай мне показаться врачу, как только мы вернемся в Штаты.
– Уверена, у меня ничего серьезного.
– Согласен. Но эту уверенность надо подтвердить.
– Джордан…
– Дай слово, – настаивал он.
Слоун неохотно кивнула:
– Хорошо, если это сделает тебя счастливым.
Она не сказала ему, что решение показаться доктору созрело у нее сразу же после их приезда в Лондон. Просто не хотелось показывать Джордану, насколько она сама обеспокоена.


Нью-Йорк, июль, 1987
– Вы беременны.
Слоун изумленно уставилась на доктора:
– Вы это серьезно?
Доктор Холси улыбнулся и сделал в ее карточке какие-то пометки.
– Разумеется. Вы беременны примерно три месяца.
– Три месяца! – повторила она, совершенно пораженная.
– Вы что, действительно не знали?
– И не подозревала, – смущенно призналась Слоун. – Задержки у меня не редкость, особенно в стрессовых ситуациях, так что я об этом и не подумала.
Доктор вскинул брови:
– У вас в последнее время были стрессовые ситуации?
Слоун пожала плечами:
– Вроде бы нет.
– Понятно, понятно. – Доктор начал методично постукивать ручкой по столу. – Учтите следующее: осенью вам исполнится тридцать шесть лет, а после вашей последней беременности прошло уже одиннадцать…
– Поверьте, доктор, – улыбнулась Слоун, – об этих двух обстоятельствах я не забываю ни на секунду.
– Позвольте мне закончить, – нахмурился доктор Холси. – У вас немного повышено артериальное давление, и вообще, по моим прогнозам, эта беременность будет протекать непросто. Не так, как в двадцать лет. Короче, существует определенный риск.
– И что же это конкретно означает? – насторожилась Слоун.
– А то, что вам нужно успокоиться. Чуть позже я сделаю вам ультразвуковое исследование.
– Уточните, доктор, что значит «успокоиться»?
– Ну, меньше поездок. Много меньше. Их надо сократить до минимума. Придется меньше работать и больше отдыхать. Иными словами, балуйте себя.
Слоун рассмеялась:
– Мне казалось, что я только этим все время и занимаюсь.
– Возможно, вы не отказывали себе в некоторых удовольствиях. Это совсем другое дело. – Он взял рецептурный бланк. – Я выпишу вам несколько специальных витаминов, которые следует принимать во время беременности. Режим у нас с вами будет такой: четвертый и пятый месяцы – консультации ежемесячно; шестой и седьмой – консультации дважды в месяц, а начиная с восьмого месяца и до наступления родов я буду осматривать вас каждую неделю. – Доктор вручил ей рецепт.
– Когда вы сделаете ультразвук? – спросила она, кладя рецепт в сумочку.
– Не раньше четвертого месяца.
– Вы сказали, что существует элемент риска, – напомнила Слоун, помолчав.
– В таком возрасте, как у вас, риск неизбежен.
Слоун кивнула:
– Понимаю.
Она все еще не вполне осознала, что беременна.


Итак, декабрь. Ребенок должен появиться в декабре.
Слоун не могла в это поверить. И хуже всего было то, что она и сама не знала, хочет ли ребенка. Слоун не была уверена, найдет ли время и силы вставать в два часа ночи, чтобы покормить ребенка, и вообще сможет ли выполнить все тяжкие обязанности, связанные с появлением малыша. Она помнила, как намучилась с Тревисом. Сейчас будет раз в десять хуже.
Но Джордан хочет ребенка.
Слоун думала об этом, идя по Парк-авеню. Она так привыкла к энергичному, быстрому стилю жизни. Ей и прежде нравились поездки, а теперь, когда она путешествовала с Джорданом, все стало еще лучше. Едва ли ей удастся «успокоиться», даже если она очень постарается.
Но Джордан хочет ребенка.
А Слоун хотела Джордана. Хотела, чтобы он был счастлив… счастлив с ней. Если она справится с беременностью, разве это не докажет ему, да и ей самой тоже, что Слоун способна дать ему ничуть не меньше, чем молодая женщина?
«А для ухода за малышом, – подумала Слоун, успокаиваясь, – можно пригласить няню».


– Ты уверена? – Джордан сидел на диване и смотрел на Слоун, боясь радоваться.
Она кивнула:
– Абсолютно.
– А в этом смысле у тебя все в порядке? – спросил он, внезапно встревожившись. – Никаких проблем не предвидится?
– Доктор Холси говорит, что мне нужно перейти на щадящий режим. Он требует, чтобы я снизила темп жизни, советует успокоиться. Но все остальное, кажется, в полном порядке. – Слоун не упомянула о том, что доктор говорил о риске. Лучше умолчать об этом, по крайней мере пока.
Джордан поднялся.
– И когда родится ребенок?
– В декабре. Как раз перед Рождеством. – Слоун немного помолчала. – Ты рад?
Он расплылся в широкой улыбке:
– Конечно! – и подхватил ее на руки.
– Осторожнее, ты, медведь! – весело вскрикнула она. – Раздавишь нашего малыша!
* * *
– Главное – хочешь ли ты этого сама. – Кэти пристально посмотрела на Слоун.
Та улыбнулась:
– Конечно, хочу. Кэти, ты знаешь меня уже очень давно. Разве я согласилась бы пройти через все это, если бы не хотела?
– А по-моему, ты делаешь это больше для Джордана, чем для себя.
– Нет. – Слоун покачала головой. – Вначале, может, так оно и было, но не сейчас. Я люблю Джордана. А лучший способ выразить любовь к мужчине – подарить ему ребенка. Его ребенка. Кроме того, я думаю, что вообще завести еще одного ребенка совсем даже неплохо.
– Неплохо? Вот как? Ты считаешь, что это будет неплохо?
– Просто не знаю, как это лучше выразить, – искренне призналась Слоун. – Например, отца Тревиса я не любила. Как теперь выяснилось, никогда. Интересно, каково это – родить ребенка от любимого мужчины? – Слоун улыбнулась. – И вообще, разве в решении женщины забеременеть есть какая-то логика?
– В решении? – удивилась Кэти. – Помнится, ты вовсе не собиралась забеременеть.
– Что верно, то верно.
– Остается надеяться, что все это тщательно продумано, – сказала Кэти. – И если ты этого действительно хочешь…
– Да, хочу, – заверила ее Слоун. – Молись за нас, Кэти, и не забудь перекрестить пальцы, чтобы не сглазить.
Кэти в первый раз засмеялась:
– Моя дорогая, с тех пор как я с тобой познакомилась, мои пальцы все время перекрещены.


Мартас-Виньярд, июль, 1987
– И зачем только я согласилась на это? – Слоун в отчаянии посмотрела на список приглашенных и сняла очки. – Мы же договорились, что все пройдет в камерной обстановке, а тут пятьсот гостей.
– Это все моя мама, – усмехнулся Джордан. – У нее слишком много старых друзей. Пригласив одного, она не может не пригласить другого, и так далее. Ты же знаешь, как это бывает.
Слоун застонала и подняла глаза к небу.
– Еще как знаю!
– Ну вот и отлично. Обсуди это с моей мамой. – Джордан, вставая, потянулся и похлопал Слоун по бедру. – А мне надо проведать Пиковую Даму.
– Премного благодарна! – Слоун схватила его за руку. – Надо же, взял и все переложил на меня.
– Но ведь у тебя есть какие-то особые соображения насчет количества гостей, это ты хочешь, чтобы свадьба была немноголюдной. Что же до меня, то мне все равно. Я готов отметить нашу свадьбу в парке на скамейке. Лишь бы не прогнал полицейский. А кроме того, мне на самом деле нужно пойти посмотреть, как там Пиковая Дама.
– Она тебя беспокоит? – серьезно спросила Слоун.
– Да, – вздохнул Джордан. – Она должна ожеребиться со дня на день, а у нее уже были две неудачные попытки… Так что шансы не очень велики.
Слоун его понимала. О Пиковой Даме она узнала почти сразу после того, как сошлась с Джорданом. Скаковая карьера этой чистокровной кобылы оказалась весьма непродолжительной, и он возлагал большие надежды на ее потомство. В первый раз у кобылы случился выкидыш, во второй – жеребенок появился на свет мертвым, но Джордан не сдался, а спарил ее снова, на сей раз с Секретарем, победителем двух ежегодных дерби в Англии. Он говорил, что если и на этот раз не выйдет, то начнет тренировать лошадь для поло, хотя никогда не сделал бы этого. Ведь вывести на игровое поле такую породистую скаковую лошадь – все равно что забивать гвозди микроскопом.
Слоун отложила в сторону список приглашенных. Пусть будет что будет. Главное для нее Джордан, а все остальное значения не имеет.


– Как она, Кэппи? – спросил Джордан, входя в конюшню племенных кобыл.
Главный конюх повернул к нему голову.
– Сегодня немножко возбуждена. – В голосе его не слышалось особой озабоченности. – Видно, чувствует, что срок приближается.
Джордан похлопал черную кобылу по шее.
– Док еще не приехал?
Кэппи покачал головой:
– Пока нет. – Он поглубже натянул на лоб кепку. – Я звонил. Док приедет немного позже. У него сегодня жеребится кобыла в Лонгворте.
– Когда появится, дай мне знать. Я хочу с ним поговорить. – Джордан задумчиво осмотрел кобылу с головы до хвоста. – Ну что, Пиковая Дама, на этот раз справимся?
– Выглядит она неплохо, – улыбнулся Кэппи. – Может, на третий раз повезет.
– Должно повезти. – Джордан повеселел. – Если и теперь ничего не получится, мы с этим покончим. Верно, девочка? – Кобыла потерлась о его плечо.
– Черта с два ты покончишь, – проворчал Кэппи.
– А что толку бросать деньги на ветер. – Джордан пожал плечами. – Причем немалые.
– А я о чем толковал все время? Но ты же не слушаешь.
Джордан засмеялся:
– Пиковая Дама стоит того, чтобы немного рискнуть. Верно, девочка? – Он обнял ее за шею и свободной рукой погладил гриву. Лошадь тихо заржала.
– Пока этот риск обошелся довольно дорого, – констатировал Кэппи. – Остается надеяться, что на сей раз затраты оправдаются.
– Должны оправдаться. В этом году, Кэппи, я рисковал так, как еще никогда в жизни. И пока все оправдалось.


Слоун стояла перед старинным овальным зеркалом в спальне, повернувшись боком, и задумчиво изучала свое отражение. Это было давно, но она ничего не забыла. Мать такое никогда не забывает. Она помнила, как была беременна Тревисом, так отчетливо, будто он родился на прошлой неделе. Помнила, как смотрелась в зеркало, стоя на постели в своей маленькой квартирке в Чикаго, потому что зеркала в полный рост у нее не было. Помнила, как ждала, когда начнет увеличиваться живот, помнила, что поправилась на семнадцать килограммов, причем пять так и остались после родов навсегда. На сей раз придется проявить большую осторожность. После родов необходимо вернуться в прежнюю форму. Она хотела этого ради Джордана. Он утверждал, что любую беременную женщину считает красивой, но Слоун ужаснуло бы, если бы он видел ее беременной постоянно.
Она вспомнила, как в первый раз Тревис шевельнулся у нее внутри. Вспомнила странное трепетное ощущение, которое испытала, лежа на постели в темноте во время жуткой грозы. Вспомнила глупые шуточки подруг по поводу ее комплекции, когда она была уже на последних месяцах. Затем наступили и сами роды. Но об этом лучше не вспоминать. Слоун улыбнулась. Появление на свет Тревиса было для нее чудом. А появление на свет этого ребенка станет чудом вдвойне.
Это дитя зачато в любви, все, что было хорошего и правильного в ее жизни, воплотится в нем, оно станет свидетельством прочности их отношений. Риск, конечно, существует, но он оправдан.
Слоун плотно запахнула красную хлопчатобумажную рубашку и снова посмотрела в зеркало. Ей показалось, будто что-то уже заметно. Взяв с кресла маленькую подушку, она сунула ее под рубашку и состроила гримасу своему отражению. Толстой она станет еще не скоро. Хорошо, что под свадебное платье не придется надевать корсет.
Слоун очень хотелось, чтобы у них все шло хорошо и гладко, но как реалистка она в это не верила. Проблемы, уже обозначившиеся в их отношениях, сами собой не исчезнут даже после того, как они произнесут клятву у алтаря. Тем не менее ее охватило ощущение, что, когда она выйдет замуж, все пойдет по-другому. Джордан очень серьезно относится к браку. Для него важно связать себя обязательствами по отношению к ней. Выйдя за него замуж, Слоун тоже свяжет себя обязательствами. То есть сделает первый шаг. Но ведь с первого шага начинается даже самое трудное и долгое путешествие.
А Слоун верила, что их путешествие будет долгим.


– Хорошо иметь большой дом, – сказала Слоун, когда начали прибывать гости. – Есть где разместить.
Джордан, сидя на постели, надевал туфли.
– Ну вот, а ты переживала.
– Теперь уже не переживаю. – Слоун рылась в шкафу в поисках того, что надеть к ужину.
– Слоун, а почему ты не пригласила на свадьбу никого из своих родственников? – спросил Джордан.
Она внутренне вздрогнула, но себя не выдала. Он ведь пока ничего не знает ни о Сэмми Дуглас, ни о том, какую жизнь вела эта Сэмми в Чикаго.
– Мой отец болен, – ответила она, снимая с вешалки платье, – и никуда выезжать не в состоянии, а мать не может оставить его. Даже на день или два. – Слоун подошла к зеркалу и приложила к себе платье. Затем повернулась к Джордану. – Ну как?
– Это платье мне всегда нравилось, ты знаешь. – Он немного помолчал. – А твой брат?
Слоун пожала плечами:
– Мы никогда не были особенно близки. Так что приглашать его я не сочла нужным. – Она положила платье на кровать. – Пойду приму душ. – Слоун быстро поцеловала Джордана в щеку.
Он расплылся в улыбке:
– Хочешь, составлю тебе компанию?
Слоун засмеялась:
– В другой раз. – Он пытался удержать ее, но она ускользнула. – Что подумают гости, если мы не выйдем к ужину?
– Пожалуй, возражать они не станут. – Джордан снова схватил Слоун, но она нырнула в ванную комнату.
– Но в следующий раз обязательно! – крикнул он ей вслед.
– Договорились, – отозвалась она, закрывая дверь.
Как только Слоун вошла в ванную, улыбка исчезла с ее лица. Джордан расспрашивал ее о родственниках. Она знала, что этого не избежать. Кэти была права, ей следовало рассказать ему. Джордан все равно узнает рано или поздно, но это будет хуже. Она должна сделать это сама.
Родители, возможно, хотели бы присутствовать на ее свадьбе и обязательно приехали бы, если б знали, что Слоун выходит замуж. Но они не знали, потому что она не сообщила им. А не сообщила потому, что не виделась с ними много лет. Даже не переписывалась. Почему – другой вопрос, но лучше об этом не вспоминать. И вообще Слоун уже давно решила, что чем меньше нитей связывает ее с прошлым, тем более вероятно, что никто не узнает правду. Слоун доверилась только Кэти.
Слоун, нахмурившись, посмотрела в зеркало. Не стоит вспоминать о прошлом, с которым распрощалась навсегда, приехав в Нью-Йорк девять лет назад.
Прошлое надо забыть, как дурной сон.


Церемония бракосочетания проходила в жаркий полдень, в субботу, в саду позади главного дома. Джордан и Слоун дали друг другу клятву в старинном летнем павильоне, которому было по меньшей мере сто лет. К этому событию павильон отремонтировали и выкрасили. Присутствовали только родители Джордана и несколько ближайших друзей. Свидетелями были Карло и Габи, кольца нес Тревис. Все пространство вокруг павильона наполнял аромат жимолости.
Джордан категорически отверг смокинг и в качестве компромисса согласился на голубой костюм. Он с большим удовольствием надел бы свою фуфайку, в какой играл в поло, и сапоги… если бы Слоун не возражала.
А вот она выглядела потрясающе. Вылитая Вивьен Ли в роли Скарлетт О’Хара. В белом шелковом платье с открытыми плечами и пышной юбкой и в живописной шляпе с широкими полями. Ее шею украшала нитка жемчуга – свадебный подарок Джордана. В последнее время он часто шутил, что свадьбу надо играть как можно быстрее, иначе Слоун не влезет в свое подвенечное платье. И вот теперь, произнося в павильоне свой брачный обет, Слоун вдруг осознала, что Джордан был не так уж далек от истины. Это платье стало уже тесновато ей в талии.
Тексты клятв они написали сами, взяв цитаты из современных поэтов, которые, по мнению Джордана и Слоун, лучше всего выражали их чувства друг к другу и отношение к браку. Музыка на церемонии тоже соответствовала их вкусам. Например, «Иди за мной» Джона Денвера и «История моей жизни» Нейла Даймонда. Даже приглашения на свадьбу были оформлены необычно: бледно-серые, а не белые, как принято. Текст они придумали сами, но закончили его строчками из Халила Гибрана: «По-настоящему ты отдаешь только тогда, когда отдаешь себя».
После церемонии в саду был устроен фуршет. Гости развлекались веселой музыкой, выпивали и закусывали копченым лососем, устрицами, охлажденными креветками и омарами под соусом. А вечером на званом ужине с большим количеством гостей Джордан и Слоун разрезали великолепный четырехъярусный свадебный торт, украшенный отлитыми из сахара фигурками жениха и невесты на белой лошади. Джордан не пожелал, чтобы торт был полностью белым, как предписывает традиция, поэтому один ярус под белоснежной глазурью сделали шоколадным.
– Итак, свершилось, – сказала Кэти. Она и Слоун, стоя рядом, наблюдали, как Джордан танцует с Габи, одетой в красивое шелковое платье абрикосового цвета.
– Что? – рассеянно спросила Слоун.
– Ты вышла замуж, моя дорогая, – улыбнулась Кэти. – А ведь всегда любила повторять, что этого никогда не случится.
– А ты никогда мне не верила.
– Намерения женщины способен изменить только мужчина, необходимый ей. То же относится и к мужчине. – Кэти оправила свой зеленый костюм из переливчатой ткани.
Слоун молча улыбнулась. Наблюдая за Джорданом, она вдруг осознала, что не только вышла замуж за мужчину, который ей нужен, но и обрела образ жизни, всегда привлекавший ее. Однако это случилось только потому, что она стала Слоун Дрисколл, автором бестселлеров. А вот что касается Сэмми Дуглас… Слоун опустила глаза.
«Интересно, посмотрел бы Джордан второй раз в сторону Сэмми?»


– Честно говоря, мне казалось, что-то должно измениться.
Джордан пытался разглядеть во мраке спальни лицо Слоун. Опираясь на локти, он навис над ней, и она даже в темноте видела в его глазах дьявольский блеск.
– Что же должно измениться? – весело спросил он. – Каким образом?
– Не знаю. – Слоун, чуть приподняв голову с подушки, быстро поцеловала его. – Я думала, что после свадьбы секс у нас станет каким-то другим.
– Вот тут ты не права, любовь моя, – живо отозвался Джордан. – Дело в том, что сексом мы с тобой никогда не занимались. Мы занимались любовью. А это большая разница.
– М-м-м… ничего себе открытие.
Его губы легко касались ее лба.
– Хочешь, чтобы это у нас стало другим?
Она обняла его за шею.
– Нет. Разве может быть что-нибудь лучше этого?
– По-моему, нет.
Она нежно потерлась о его губы.
– Знаешь, постепенно у нас с тобой будут возникать с этим трудности.
– И как же мы выйдем из положения?
– Видимо, придется поменяться местами.
– Не возражаю. Это не так уж плохо.
Слоун усмехнулась:
– Вот уж никогда не предполагала, что ты согласишься на пассивную роль.
– Находиться внизу вовсе не значит быть пассивным. – Играючи, Джордан укусил ее шею.
Она вскрикнула:
– Злодей!
– Позволь мне прокусить твою шею… – зловеще произнес он вампирским голосом и сдернул прикрывающее их одеяло. Слоун взвизгнула, и в этот момент за окном кто-то закричал:
– Пожар! Пожар!
Джордан и Слоун застыли. В следующую секунду он отшвырнул одеяло, вскочил на ноги и голый бросился к окну. Четверо конюхов бежали туда, где полыхало яркое оранжевое зарево, поднимавшееся за густой купой деревьев. Увидев в окне Джордана, один из конюхов крикнул:
– Горит конюшня племенных кобыл!
– Господи! – Джордан наспех оделся.
– Что случилось? – Слоун села, нащупывая в темноте халат.
– В конюшне племенных кобыл пожар! – Он уже направлялся к двери.
Слоун надела халат и тапочки.
– Я пойду с тобой.
– Не надо! – бросил он не оглядываясь. – Там только беременных не хватает.
– Со мной ничего не случится! – Слоун последовала за ним вниз по лестнице. К входной двери они подошли вместе. – Я должна быть рядом с тобой. Почему ты не хочешь, чтобы я пошла? Ведь мне там ровным счетом ничего не угрожает. В огонь я не полезу.
Джордан не стал спорить, чтобы не тратить время.
Вся конюшня была охвачена пламенем. Большую часть кобыл, среди них жеребых, конюхи уже успели вывести. Кэппи разворачивал тяжелый резиновый шланг.
– Ты вызвал пожарных? – спросил Джордан.
– Да! – Шум стоял невообразимый: кричали конюхи, ржали испуганные лошади, ревело пламя. – Они выехали!
– Всех лошадей удалось вывести?
– Не знаю. – Кэппи вытер со лба пот. – Считать по головам времени не было. Этим занимаются шестеро ребят…
– Где Пиковая Дама? – Глаза Джордана шарили по сбившимся в кучу, нервозно перебирающим ногами кобылам, которых отвели на безопасное расстояние.
– Добраться до нее так и не удалось! – крикнул один из конюхов, с трудом удерживая за поводья двух лошадей. – В том месте уже сущий ад.
Джордан метнулся вперед, прямо в горящую конюшню. Это было так неожиданно, что ни Кэппи, ни Слоун не успели его остановить.
– Джордан! – закричала Слоун и ринулась за ним, но Кэппи схватил ее за руку.
– Не надо! Помочь ему вы все равно не сможете. К тому же он не сумасшедший.
– А как называется то, что он сейчас сделал? – Слоун попыталась вырваться, но Кэппи не отпускал ее.
– Эта кобыла слишком много для него значила. Он попытается ее вызволить, но жертвовать ради нее жизнью, поверьте мне, не станет. – Слоун обмякла, и Кэппи отпустил ее. – Если Джордан увидит, что все бесполезно, он сразу вернется.
Джордан задержался у входа в конюшню, схватил один из шлангов и, прежде чем вбежать, облился ледяной водой. Стоящие рядом конюхи что-то кричали ему, но он отмахнулся и, защищая лицо от невероятного жара, двинулся к задней части конюшни. Неподалеку вспыхнул тюк сена, превратившись в огромный пылающий шар. Пламя лизало стены, уже начали рушиться бревна, но Джордан шел вперед, пытаясь сквозь рев огня расслышать ржание Пиковой Дамы. Впереди, чуть не задев его, упали горящие обломки крыши, но ему удалось увернуться. Джордан продолжал двигаться вперед с отчаянной решимостью. Пламя быстро распространялось по конюшне, и жар был почти непереносимым. Пот заливал лицо Джордана, дым обжигал легкие и ел глаза, но он шел. Добравшись до стойла Пиковой Дамы, он увидел, что оно с одной стороны объято огнем. Джордан дернул дверцу, но она не подалась. В отчаянии он навалился на нее, и именно в этот момент на кобылу упало горящее бревно. Она издала душераздирающий звук. Растащив обломки, Джордан набросил на Пиковую Даму попону, быстро схватил повод и попытался вывести лошадь, но та, обезумев от боли и страха, отчаянно сопротивлялась. Тогда он вытащил из кармана большой носовой платок и прикрыл ей глаза, заправив края за сбрую. Затем повел ее к выходу, то и дело останавливаясь. Очень короткий путь от стойла до входной двери показался ему бесконечным, и Джордан уже сомневался, удастся ли ему выбраться отсюда живым. Почти у самого выхода дорогу им преградило пылающее бревно. Джордан сорвал с Пиковой Дамы попону и, удерживая одной рукой дергающуюся кобылу, другой неистово забил пламя. И вдруг где-то в отдаленном уголке его сознания мелькнуло: «Неужели я так и не увижу своего ребенка…»


А Слоун, стоя снаружи, беспомощно наблюдала, как конюшню пожирает пламя. Она горячо молилась, чтобы Джордан остался цел. Ее сердце неистово колотилось, а кровь так стучала в ушах, что заглушала вой сирен приближающихся пожарных машин. Она не помнила, чтобы когда-либо в жизни, включая ужасный период в Чикаго, была напугана больше, чем сейчас.
«Господи, пожалуйста, сделай так, чтобы с ним ничего не случилось! – молилась она про себя. – Только бы он был жив».
Вой сирен и вспышки проблесковых маячков прекратились, когда три машины остановились у горящей конюшни. Пожарные начали быстро разворачивать шланги.
– Вот он! – крикнул Кэппи.
Слоун вздрогнула и подняла глаза. В дверях конюшни появился Джордан, он вел за собой Пиковую Даму. Дико вскрикнув, Слоун бросилась к нему мимо суетящихся пожарных. Кэппи бежал чуть впереди.
Наконец они встретились. Кэппи занялся кобылой, а Слоун повисла у мужа на шее.
– Я с ума сходила, боялась, что ты не выйдешь оттуда!
– Все в порядке, родная. Я же везучий. Неужели ты думала, что я погибну в первую брачную ночь?
– Джордан, – позвал его Кэппи. – Иди сюда.
Они обернулись. На земле лежала Пиковая Дама.
Джордан опустился на колени рядом с Кэппи.
– Совсем плоха?
Кэппи мрачно кивнул:
– Она не выживет, Джорди. Слишком сильно обгорела.
– На нее упало бревно.
Кэппи поморщился:
– Кажется, у нее сломана нога. Удивляюсь, как тебе удалось вывести ее оттуда в таком состоянии.
– Считаешь, ее следует усыпить?
Кэппи кивнул.
Джордан покачал головой:
– Я не могу, Кэппи! Не могу!
– Как это не можешь? – вскипел Кэппи. – Кобыла страдает, ты что, не видишь? Ей надо помочь.
– Но если есть шанс…
– Нет никакого шанса. Ветеринар в пути. Он будет осматривать лошадей. Пусть займется и этим.
– А жеребенок?
Кэппи пожал плечами:
– Если ветеринар прибудет вовремя…
– Нет, – решительно оборвал его Джордан. – Я на это надеяться не стану. Если нельзя спасти Пиковую Даму, попытаемся спасти хотя бы жеребенка. – Он вскочил на ноги.
Кэппи посмотрел на него:
– Что ты надумал?
Джордан медленно втянул в себя воздух.
– Я приму жеребенка сам. – Он повернулся к одному из конюхов. – Иди в кладовую и принеси все, что нужно для этого… и ружье.
Слоун в ужасе отшатнулась:
– Ружье?
– Ее придется застрелить.
– Но, Джорди…
– Ты слышала, что сказал Кэппи. – Джордан мрачно посмотрел на кобылу. – Она умирает. Нужно сделать все, чтобы спасти жеребенка.
Через несколько минут молодой конюх вернулся со всем необходимым. Джордан зарядил ружье и прицелился. Слоун прижалась к Кэппи и заткнула уши. Медленно открыв глаза, она увидела, что Джордан отдал ружье конюху, встал рядом с мертвой кобылой на колени и открыл ящик с медицинскими инструментами.
– Мне нужен нож, – сказал он конюху. – Большой. И обязательно простерилизуй его.
Конюх быстро принес нож, и Джордан начал работать. Его волосы взмокли, грязное лицо блестело от пота, но руки не дрожали. Всю сцену освещал свет уже стихающего пламени. Слоун стояла неподалеку, заглядывая через плечо мужа. К горлу подступила тошнота, но она не уходила, зная, что нужно быть здесь, рядом с ним.
Из вскрытой утробы кобылы Джордан извлек жеребенка и очистил его мордочку. Неподвижный жеребенок не проявлял признаков жизни, но Джордан продолжал интенсивно работать.
– Оживай, – бормотал он, делая все, чтобы привести в чувство новорожденного жеребенка. – Оживай же, черт возьми!
Наконец бока новорожденного начали приподниматься. Малыш рефлекторно дернулся.
– Он дышит, – прошептал Джордан, вытирая лицо ладонью. – Он ожил!


Поначалу Джордан считал, что причиной пожара был горящий окурок, брошенный кем-то в конюшне.
На следующий день он и Кэппи допросили всех, кто работал в Мунстоуне. Разумеется, никто не признался.
– А чего ты ожидал, Кэппи? – спросил Джордан, когда они остались одни. – Неужели кто-то захочет лишиться работы?
– Да. Я полагаю, ты прав.
– Мистер Филлипс!
На пороге появился молодой конюх Дэнни Тайлер.
Кэппи махнул ему рукой:
– Не стой там, парень. Иди сюда.
– Что случилось, Дэнни? – спросил Джордан.
– Хм, сэр… Я видел, как этот парень выходил из конюшни ночью… – Тайлер нерешительно приблизился. – Не видел, курил ли он, но…
– Кто это был?
– Не знаю, как его зовут, это новенький.
– Что за новенький? – удивился Джордан.
– Тот, что начал работать на прошлой неделе.
– Этого не может быть, – сказал Кэппи.
Джордан посмотрел на него:
– Почему ты так уверен?
– Потому что я никого не принимал на работу уже ровно год.


Бостон, сентябрь, 1987
В штате Массачусетс есть небольшой городок Гамильтон, где проживает около семи тысяч жителей. Он расположен на берегу Атлантического океана примерно в двадцати пяти милях на север от Бостона. Там холмистый рельеф, есть сосновый бор, березовая роща и много частных владений. Поскольку промышленных предприятий в городке почти нет, большая часть населения ежедневно ездит на работу в Бостон. В Гамильтонском городском парке стоит памятник генералу Джорджу Смиту Паттону,
type="note" l:href="#n_32">[32]
здешнему уроженцу, поэтому его родственники по-прежнему называют Гамильтон своим домом.
Гамильтон стал домом и для членов поло-клуба «Миопия», основанного в 1888 году группой близоруких спортсменов из Бостона. Шестью годами раньше они основали неподалеку от Винчестера охотничий клуб, но позднее обнаружили, что с точки зрения лисьей охоты окрестности Гамильтона намного лучше, и перебазировались сюда. К охотничьей деятельности они вскоре добавили поло и осенью 1888 года сыграли свой первый матч против команды «Кантри-клуба» из Дедхэма, еще одного городка в окрестностях Бостона, но более крупного. Поле, на котором проходил этот матч, позднее получило название «Гибни Филд». Говорят, что этот первый матч закончился сухим счетом. Команда «Кантри-клуба» серьезно проигрывала, когда ее капитан Персивал Лоуэлл в борьбе за мяч столкнулся с капитаном «Миопии» Джорджем Майером. К сожалению, дальше продолжать игру Лоуэлл не смог, и его команда потерпела унизительное поражение со счетом 0:13.
Пересекая «Гибни Филд», Слоун думала, что, несмотря на огромные изменения, которые произошли с тех пор, в сегодняшней «Миопии» все еще сохранилась старомодная элегантность «клуба смокингов».
Она помахала Джордану.
– Не ожидал увидеть тебя здесь так рано. – Он подъехал к ней. – Интервью отменили?
Слоун кивнула и сняла белую шляпу.
– В третий раз. В аэропорту Логан произошла катастрофа, а мне с такими дурными новостями лучше не конкурировать.
Джордан надел шлем и застегнул его на подбородке.
– Извини, игра начинается.
Слоун, посмотрев ему вслед, направилась к скамейке. Сегодняшний матч был тренировочным, но для Джордана не менее важным, чем финал Открытого чемпионата США. Для него любой матч имел огромное значение.
Большинство игроков на поле были родственниками членов прежней «Миопии» – все эти Литтлы, Фоситты, Даниэлсы, Карпентеры, Макгоуэны и Сноу. Слоун теперь понимала, что так и должно быть. Умение играть в поло передавалось в семье по наследству – отцы учили сыновей. Джордан часто говорил, что ему когда-нибудь хотелось бы создать свою семейную команду. Вот он наклонился влево и ударил. Мяч со свистом полетел к воротам. Слоун подумала, что он уже наверняка учит Тревиса. Потом потрогала живот, в котором уже начал шевелиться ребенок, и улыбнулась. Если бы всего год назад ей сказали, что она забеременеет, Слоун даже не рассмеялась бы. Она сочла бы абсурдным и предсказание, что через год выйдет замуж.
Но теперь… теперь верила, что возможно все.


– Мне все равно, который у вас сейчас час на западном побережье! – рявкнул в трубку Гейвин Хиллер. – Позовите этого негодяя к телефону, и немедленно! Мне наплевать, если придется вытащить этого сукина сына из постели! Что? Перезвонит?!
Он швырнул трубку и повернулся к жене, заканчивающей завтрак.
– У тебя какие-то проблемы, дорогой? – Надин вытерла углы рта салфеткой.
– Главная проблема – это некомпетентность. – Хиллер сел за стол напротив нее. – Иногда я думаю, что лучше все делать самому, даже самую пустячную вещь, иначе никогда не знаешь, будет ли сделано. – Он снял крышку со своей тарелки. – Надеюсь, что хоть здесь, в «Копли-Плаза», еда лучше, чем в том отеле, где мы останавливались в последний раз. Особенно если учесть, во что мне это обходится.
– Мне казалось, что ты уже позавтракал, – мягко проговорила Надин. Отпив апельсиновый сок, она снова принялась за блинчики.
Гейвин не ответил. Он молча жевал, уставившись в одну точку, весь погруженный в дела. Надин догадывалась, что в империи Хиллера начались какие-то сбои, но деталей не знала, поскольку муж ничего ей не говорил. На такие темы он вообще редко разговаривал с женой.
И все же… на этот раз Хиллер, видимо, обеспокоен по-настоящему. В прошлом у него случались и неудачи, и провалы, но он все это сносил даже не моргнув глазом. К неприятностям Хиллер относился совершенно спокойно. Надин всегда считала, что он справится с чем угодно. Но сейчас… сейчас муж не скрывал своей тревоги. Это беспокоило ее. Если Гейвин Хиллер потерпит финансовый крах, это самым непосредственным образом коснется и его жены. А вот это уже никуда не годится.
Надин не могла представить, что разорится. Не могла даже вообразить, что будет жить как обычная женщина. Без слуг, без мехов и ювелирных украшений, без путешествий, пятизвездочных отелей и фешенебельных ресторанов. Нет, это просто немыслимо. Она этого не перенесет, Надин это знала.
Такое невозможно.


Первое, что они увидели, подъехав к воротам «Миопии», были две полицейские машины, стоящие на подъездной аллее перед зданием клуба. Джордан остановился позади второго патрульного автомобиля.
– Кажется, что-то случилось, – сказал он, оглядывая группу собравшихся у входа. Все лица были знакомые.
– Думаешь, что-то неприятное? – спросила Слоун.
– По другим причинам полиция приезжать не станет. – Увидев Ланса и Эрика Ланжоне, он вышел из машины и помог выйти Слоун.
За год, проведенный вместе с Джорданом, Слоун видела много всяких случаев на игровом поле. Большей частью травмы средней тяжести. Она привыкла к машинам «скорой помощи», всегда стоявшим наготове неподалеку от игрового поля. А вот полицейские машины – другое дело. При всех опасностях этой напряженной игры, в которой смертельных исходов куда больше, чем в любом другом виде спорта, поло по-прежнему оставалось игрой джентльменов.
– Вчера ночью в конюшни фермы «Серебряный лист» проник какой-то маньяк, – услышала она голос Ланса. – Две лошади Хиллера серьезно пострадали, так что их придется усыпить.
– Что же случилось? – спросил Джордан.
– Негодяй загнал Бриллианту в задний проход палку и проткнул кишечник, – мрачно ответил Ланс. – Ветеринар говорит, что это ручка от половой щетки. То же самое произошло и с Короной. Хотя у нее кишечник поврежден не так сильно, она все равно не выживет.
– Черт возьми, этот тип не мог совершить такое злодейство один! – заявил Джордан. – Ведь лошадь не станет спокойно стоять, когда с ней такое творят. Она бы выбила ему мозги!
Ланс пожал плечами:
– Видимо, нашел способ.
– Или был не один, – предположил Джордан.
– Но как злоумышленники проникли в конюшни незамеченными, пусть даже ночью? – спросила Слоун.
– Это менее сложно, чем издеваться над крупной лошадью одному и при этом заставить ее стоять спокойно, – сердито заметил Джордан. – Есть какие-то предположения, кто это сделал?
Ланс усмехнулся:
– Поэтому они здесь. – Он мотнул головой в сторону двух полицейских. – Производят опрос.
– Где Хиллер? – спросил Джордан. – Разумеется, ему сообщили…
– Еще нет, – ответил Ланс. – Звонили, но он уже уехал из отеля. Примерно пятнадцать минут назад я говорил с Над… миссис Хиллер. Она сказала, что Хиллер отправился сюда.
Слуон, бросив взгляд на Джордана, поняла, что он не пропустил мимо ушей оговорку Ланса.
– В таком случае он скоро будет здесь. На лошадей-то, я думаю, ему наплевать. Главное для него – получить страховку, – заметил Джордан.
– А что, лошадей страхуют? – удивилась Слоун.
– Конечно, – ответил Джордан. – У Хиллера все лошади дорогие. Некоторые выращены и натренированы в пампасах Аргентины. Он заплатил за каждую не меньше пятидесяти тысяч долларов. Убежден, если Гейвин Хиллер тратит такие деньги, то наверняка каждая лошадь надежно застрахована.
Ланс кивнул:
– Да, терять деньги этот человек очень не любит.
– Легок на помине, – пробормотал Джордан, первым заметив машину Хиллера на подъездной аллее.
Слоун все еще не понимала, почему Джордан согласился играть за «Уайт Тимберс». Своей неприязни к Гейвину Хиллеру он никогда не скрывал, ему не нравилось, как тот относится к своим игрокам и лошадям. Кроме того, муж не нуждался в деньгах. Так почему же он принял предложение Хиллера, когда тот положил ему четверть миллиона в год? Джордан, конечно, излагал Слоун свои резоны, но она все равно считала это недопустимым компромиссом.
«Мне ли осуждать его, – говорила себе Слоун, – если я сама согласилась с примечаниями в контракте, набранными мелким шрифтом».
Едва Хиллер вышел из машины, к нему сразу же направились полицейские. Слоун не слышала, о чем они говорили, но видела, что Хиллер расстроен. Может, в данном случае Джордан и Ланс ошиблись и лошади не безразличны ему?
– Идет, – тихо сказал Ланс, когда Хиллер закончил разговор с полицейскими и двинулся к ним.
– У него тот еще вид, – заметила Слоун.
Джордан нахмурился.
– А чего ты ожидала? – спросил он. – Хиллер терпеть не может терять деньги.
– Как это, черт возьми, случилось? – раздраженно осведомился Хиллер. – Эти идиоты что, вообще не охраняют конюшни?
– Думаю, для организации круглосуточной охраны в компанию «Уэллс и Фарго»
type="note" l:href="#n_33">[33]
они не обращались, – мрачно отозвался Джордан. – Им это было ни к чему. Знаете, Гейвин, такие вещи каждый день не случаются.
– Они отвечают за моих лошадей и их безопасность! – сердито бросил Хиллер, шаря глазами вокруг, как будто искал кого-то.
– Что сказали полицейские? – поинтересовался Джордан.
Хиллер раздраженно мотнул головой:
– Никаких ниточек и никаких подозреваемых. Понимаете, что это означает? Страховая компания сразу деньги не выплатит. Должно быть проведено расследование. Черт побери, это может занять несколько месяцев! – Увидев владельца фермы «Серебряный лист», где содержались лошади, он быстро направился к нему.
– А его и впрямь волнуют только деньги. – Слоун посмотрела вслед Хиллеру.
Джордан усмехнулся:
– А ты что, сомневалась?


Здесь они уже встречались однажды, в этой занюханной таверне в портовом районе Бостона. Обычно эти двое не встречались дважды в одном и том же месте. В этом состояло одно из правил игры – никогда не показываться там, где есть хоть ничтожная вероятность, что тебя могут узнать.
Но в этом месте вероятность этого равнялась нулю. Никто не обращал на них ни малейшего внимания.
– Вот твои деньги. – Тот, что постарше, извлек из кармана толстый коричневый конверт.
Тот, что помоложе, потянулся через стол, взял конверт и быстро пересчитал банкноты на коленях. Они были разных достоинств, но не выше пятидесяти долларов. И нигде никаких пометок.
– Все в порядке. – Он кивнул и сунул конверт в карман пиджака.
– Ну, тогда я пошел. До встречи.
Тот, что помоложе, спросил:
– Когда вся эта канитель закончится?
– Когда скажу, тогда и закончится.


События прошлой ночи не снизили морального духа команды. Слоун убедилась в этом, наблюдая за игрой с заградительной линии. Все были настроены на победу более решительно, чем когда-либо. Джордан играл в этот раз очень агрессивно, и Слоун знала причину. Он очень злился и на негодяев, искалечивших лошадей команды «Уайт Тимберс», и на Гейвина Хиллера, ничуть не жалевшего животных.
Сейчас Джордан боролся за мяч на противоположной стороне поля. Схватка была настолько напряженной, что болельщики то и дело возбужденно вскакивали на ноги. Противник у него был не простой, но Джордан не собирался пропускать его к воротам. Когда тот начал теснить Джордана, у Слоун перехватило дыхание. «Привыкну ли я когда-нибудь к опасностям, которыми чревато профессиональное поло?»
Ответ был простой: никогда.
Слоун никогда не примирится с тем, что человек, которого она любит, ее муж, выезжая на игровое поле, каждый раз сознательно рискует жизнью, в лучшем случае – здоровьем. Слоун никогда не преодолеет ощущение дурноты, которое охватывает ее каждый раз, когда Джордан падает с лошади. Она никогда не сможет подавить в себе страх перед тем, что эта жуткая игра, завладевшая Джорданом больше чем наполовину, когда-нибудь заберет его у жены целиком.


В нескольких метрах от Слоун за игрой наблюдали Макс и Джилли Киньон. Они прибыли сюда вместе с британским судопромышленником Уильямом Спенсером-Уайтом, спонсором команды Макса, и его женой леди Маргарет. Сдержанная элегантность леди Маргарет – серый костюм, нитка жемчуга на шее и высокая прическа из пепельных волос – резко контрастировала с обликом Джилли, ее странно уложенными волосами, которые трепал ветер, множеством украшений, коротким платьем в горошек и черной соломенной шляпой с широкими полями. Этих женщин объединяло лишь то, что их мужья имели отношение к поло, и за все время они не сказали друг другу и пяти слов, хотя сидели рядом.
«Зачем это Максу понадобилось? – обижалась Джилли. – Он же прекрасно знает, как я не люблю мероприятия, где нужно любезничать по обязанности с невероятно скучными женами его не менее скучных приятелей».
Она была молода, и ей хотелось, чтобы ее окружали интересные молодые люди. Джилли стремилась наслаждаться жизнью и весело проводить время. Она жаждала развлечений.
Максу едва перевалило за тридцать. Почему же он этого не понимает? Только тем и озабочен, чтобы жена не смотрела на других мужчин и чтобы никто не смотрел на нее. И все.
«Неужели он не понимает, что это не поможет? – спрашивала себя Джилли, глядя, как Джордан обходит противника под бурные аплодисменты болельщиков. – Какую же я сделала глупость, что отпустила его. Джордан Филлипс был потрясающим любовником. И не только любовником… Он вообще был самым лучшим. А я дура. Совершила ошибку и теперь все время за нее расплачиваюсь».
* * *
– Что им тут понадобилось? – раздраженно спросил Джордан, бросив взгляд на Джилли и Макса. Спрыгнув с лошади, он передал конюху поводья и клюшку.
– Ты о ком? – Слоун сделала вид, что не заметила супругов Киньон. На самом деле она увидела их, как только те появились на стадионе «Гибни Филд».
– Джилли и Безумный Макс.
type="note" l:href="#n_34">[34]
– Джордан мотнул головой в их сторону. – Когда они пришли?
Слоун пожала плечами:
– Понятия не имею. До последней минуты я даже не знала, что они здесь. А почему это тебя удивляет? Мы же постоянно на них натыкаемся.
Джордан сбросил шлем.
– Его команда не принимает участия в соревнованиях.
– Ну и что?
– Да просто Киньон не из тех, кто пересечет полмира, чтобы посмотреть матч. – Он взял у жены влажное полотенце, вытер лицо и шею, задумчиво прошелся по влажным спутанным волосам, а потом набросил на плечи. – На это должна быть причина.
– Причина? – Слоун наливала ему в бокал охлажденного чая. – Какая, например?
– Хотелось бы знать. – Джордан сделал большой глоток. Он кое-что смутно подозревал, но до поры до времени со Слоун делиться не собирался.
Пока не выяснит, причем абсолютно точно, где находился Макс Киньон в ночь, когда были покалечены лошади команды «Уайт Тимберс».


Сидней, сентябрь, 1987
– Честное слово, папа, чем дольше я живу с Максвеллом, тем больше убеждаюсь, что наш брак никуда не годится. – Джилли нервно вертела большое бриллиантовое кольцо на среднем пальце левой руки.
Она обедала со своим отцом в «Аббатстве», итальянском ресторане в Глибе, в нескольких милях на запад от города. «Аббатство» расположилось в перестроенной старинной церкви. Ресторан, разместившийся посреди сада, был причудливо обставлен, а стойка коктейль-бара помещалась на месте бывшего алтаря.
Джон Флеминг, все еще бодрый и привлекательный мужчина, хотя ему было около шестидесяти, откинулся на спинку кресла и пытливо посмотрел на дочь. Джилли стала красавицей, это не вызывало сомнений. Она была копией своей матери. Именно поэтому, когда Джилли выросла, Флемингу трудно было проводить с ней много времени. В молодости он любил гульнуть, но только пока не встретил Сару. А потом ни разу не посмотрел ни на одну женщину. После смерти жены он, конечно, имел женщин, но с ними лишь удовлетворял свои сексуальные потребности. Эти связи были недолговечными, и его это вполне устраивало. И вот сейчас, глядя на дочь, он с болью вспоминал свою Сару.
– Максвелл тебя любит, Джиллиан. – Флеминг потянулся за своим бокалом и сделал большой глоток.
– Любит? – Джилли грустно рассмеялась. – Это не любовь, папа, а какая-то странная одержимость. Ты даже не представляешь, что это за человек.
– Он ревнив, – задумчиво проговорил Флеминг. – Но в этом нет ничего плохого.
– А ты ревновал маму? – нерешительно спросила она.
Флеминг печально улыбнулся:
– Конечно. Но у нас на этой почве никогда никаких конфликтов не возникало.
– У Макса такой темперамент, что мне страшно, – призналась Джилли. – Иногда… Господи, иногда он бывает таким жестоким!
– А ты, Джиллиан, – заметил Флеминг, – в последнее время прилагаешь много усилий, чтобы вывести его из себя.
– Как ты можешь так говорить, папа? – вспыхнула Джилли. – Неужели я должна потворствовать его сумасбродным фантазиям? Ведь я твоя дочка.
– Ты его жена, Джиллиан. – Флеминг закурил длинную тонкую сигару. – А ведешь себя для замужней женщины довольно, я бы сказал, странно.
– Что ты имеешь в виду? – насторожилась Джилли.
– Только то, что мне передали друзья из Штатов. Повторяю, Джиллиан, ты замужняя женщина, и Джордан Филлипс тоже женат. Зачем ты к нему лезешь?
– Мы очень любили друг друга, папа. И я по-прежнему люблю его.
– Но сейчас ты жена Макса.
Джилли опустила глаза.
– Я хочу развестись с ним. И думаю об этом очень серьезно.
– Не делай глупостей, Джиллиан.
– Выйдя замуж за Макса Киньона, – вздохнула Джилли, – я сделала самую большую глупость в жизни.
А затем подумала: «И тем самым лишила себя возможности хотя бы когда-нибудь стать счастливой. Но нет, без борьбы я не сдамся…»
Джилли очень хотелось, чтобы разговор с отцом получился. Она надеялась, что он сумеет выслушать ее, войти в ее положение, но отец, как всегда, талдычит одно и то же и никогда не поверит, если она скажет ему, какой Макс на самом деле и на что способен.


А Макс Киньон в это время мрачно шел по тренировочному полю к своему автомобилю. Он даже не взглянул на двух конюхов, которые занимались его лошадьми. Раздраженно скинув шлем и перчатки, Макс швырнул их и хлыст на заднее сиденье автомобиля и, запустив в волосы пятерню, уставился вдаль.
Чертова Джилли!
Одна мысль о жене приводила его в ярость. А думал он о ней постоянно. Неужели Джилли не понимает, каково ему видеть, как она открыто флиртует с мужчинами? Неужели ей безразлично, что чувствует Макс, когда она смотрит так на Джордана, играющего или сидящего у заградительной линии со своей женой? Неужели ей безразлично, что она ставит его в такое двусмысленное положение?
Макс влез в машину, сунул ключ в гнездо зажигания и довольно долго сидел, как будто прислушиваясь к ровному гудению хорошо отрегулированного двигателя.
«Нет, такое дальше терпеть невозможно. Она моя жена и должна вести себя соответствующим образом. Флирт придется прекратить, и сейчас же. Джордана Филлипса она должна выбросить из головы навсегда. Иначе ей придется преподать урок. Им обоим придется преподать урок. И Джордану тоже».


Сан-Антонио, сентябрь, 1987
Кажется, ничего не действовало.
Гейвин Хиллер был не на шутку встревожен, но пытался этого не показывать. Как только лимузин выехал из аэропорта Сан-Антонио, он положил на колени свой кожаный коричневый дипломат. Хиллер открывал его так медленно, будто в нем были опасные радиоактивные вещества. «А это не лучше, – подумал он, копаясь в бумагах. – А возможно, и хуже».
Его корпорация переживала крупные неприятности, и ему нужно было раздобыть деньги – много денег, и быстро. Но где? В этом и состояла проблема. В этой стране, видимо, не осталось уже ни одного серьезного банка. Куда бы Хиллер ни обращался, ему везде отказывали. «Юго-Западная сталелитейная» балансировала на краю пропасти, банкиры это знали и не хотели рисковать, невзирая на былую респектабельность Хиллера и на то, что весь его бизнес выдержал испытание временем. Сволочи!


Пока Хиллер предавался мрачным размышлениям, его жена сидела рядом в лимузине, погруженная в свои проблемы. Невидящим взглядом она смотрела в тонированное стекло. Надин старела и ощущала это, несмотря на все усилия и искусство пластических хирургов, несмотря на то, что в оконном стекле сейчас отражалось весьма миловидное лицо. Несмотря ни на что.
Она – пожилая женщина, к которой потерял интерес молодой любовник.
Да, это так. Ланс утратил интерес к ней. Он и прежде никогда не выходил за рамки обычного секса, но сейчас, кажется, даже и это пошло на убыль. Ланс пользовался любыми предлогами, лишь бы не встречаться. Всегда находил оправдания, но Надин подозревала, что он просто не хочет ее видеть. А когда они встречались в постели, то не слишком утруждал себя любовными играми, просто влезал на нее, удовлетворялся и отсылал прочь.
Надин помрачнела еще больше. В этой части он все больше походил на Гейвина.


Джилли ехать не хотела.
Она дала это ясно понять, но Макс проявил твердость. О том, чтобы остаться в Сиднее, не могло быть и речи. Он больше не доверял ей. Макс, очень тяжелый, неприятный человек, неспособный войти в чье-то положение и попытаться понять обстоятельства, был невероятно требователен, самонадеян, совершенно лишен чувства юмора, а тут еще вдобавок ко всему ревность, которая все усиливалась. В общем, жить с ним стало невыносимо.
Кроме того, Джилли подозревала, что Макс совершил нечто ужасное. Правда, это были лишь предположения, ничего доказать она не могла, но когда думала об этом, у нее кровь стыла в жилах.
Джилли смотрела на Макса – он что-то говорил носильщику аэропорта, видимо, торопил его – и переполнялась ненавистью. Она ненавидела здесь все – эту толпу, этот битком набитый аэровокзал, эту суету кругом.
Она ненавидела Макса.


Опершись на забор, Ланс задумчиво разглядывал лошадей, резвящихся в загоне. Он завидовал им. Эти существа не знают любви. Они едят, играют, спариваются с той особью, какая оказывается поблизости, и все. Никакой любви. Замечательно.
Прошло уже больше года с тех пор, как Пола оставила его, но Ланс постоянно думал о ней. Он все еще любил эту женщину, бросившую его, и ненавидел себя за то, что трахал ту, которая навязывалась ему. В последнее время заставлять себя заниматься этим становилось все труднее. Ланс прошелся рукой по волосам, и его снова охватило отчаяние. Зачем вообще он связался с Надин Хиллер? Уж по крайней мере не с ней!
«Просто не хочется жить», – подумал Ланс.


Слоун уже начала жалеть, что поехала.
В самолете у нее ужасно разболелась голова, а в отеле, когда она, оставшись одна, попыталась разобрать вещи, ее вдруг сильно затошнило. Слоун присела на край постели и стала делать дыхательные упражнения.
«Может, стоило послушаться Джордана и остаться дома? Ведь он собирался провести здесь всего три дня. А мне нужно больше быть с Тревисом, я его совсем забросила. Правда, мой сын уже подрос, скоро я ему вообще не буду нужна. Имела ли я право начинать все сначала – муж, ребенок… Не безумие ли это?»
Эти мысли посещали ее уже не в первый раз. Хотя Слоун безумно любила Тревиса с момента его рождения – нет, она любила сына еще до того, как он родился, – по-настоящему хорошей матерью ему не была. Это Слоун понимала. Когда ему было пять, она набирала вечером воды в ванну, сажала его туда, а сама начинала заниматься рукописью и вспоминала о сыне только тогда, когда он начинал громко вопить. И то не сразу. А с каким трудом ей дались первые месяцы, когда приходилось кормить по ночам, менять пеленки, когда начали резаться зубки. Потом, когда Тревис пошел в школу, Слоун помогала ему делать уроки, но всегда наспех, потому что вечно не хватало времени.
И вот теперь она собирается пройти через все это еще раз.
Ее размышления прервал скрип открывающейся двери. На пороге спальни появился Джордан.
– Я думала, у тебя днем тренировка, – сказала Слоун.
Он быстро подошел к ней, наклонился и поцеловал в лоб.
– Тренировку отменили. Ночью прошел сильный дождь, игровое поле в Ритаме превратилось в сплошное болото. – Джордан улыбнулся. – Как ты себя чувствуешь?
– Немного подташнивает. Но это нормально.
– Ты на седьмом месяце. Разве эти симптомы не должны пройти?
– Как правило, проходят, но не всегда. Мою мать, например, тошнило по утрам все девять месяцев.
– Надо же, какой сюрприз!..
– Что?
– Сейчас ты впервые упомянула о своей матери. – Джордан снял часы и положил на столик.
– Да, мою мать, когда она носила меня, подташнивало утром все девять месяцев. Разве это очень важное сообщение?
Он опустился в кресло и закинул руки за голову.
– Для меня важное, поскольку я почти ничего не знаю о твоей родне. Ты никогда не говорила о своем детстве, не рассказывала смешных историй, какие случались с тобой в Чикаго.
Слоун снова начала перебирать вещи в чемодане.
– Да мне, в сущности, нечего было рассказывать. Никаких смешных историй со мной не случалось.
– Неужели в твоем детстве вообще не было ни одного интересного, запоминающегося события? В такое трудно поверить.
Уже не в силах переносить это, Слоун выронила свитер, вынутый из чемодана, и повернулась к мужу:
– Что для тебя важнее, Джордан? Какой я была тогда… или та, что сейчас? Та, на которой ты женился.
Их глаза встретились.
– А что, есть разница?
– Надеюсь, есть. – Слоун опять взялась за вещи.
Джордан в недоумении смотрел на жену. «Неужели ее прошлое было таким ужасным, что она так отчаянно пытается его забыть?»


Надин вылезла из машины и подошла к мужу, обозревавшему мокрое игровое поле.
– Матч отменят? – спросила она, пытаясь завести разговор.
Он пожал плечами:
– Кто знает…
Надин слабо вздохнула, сознавая, что Гейвин в очередной раз от нее отгородился. Она не знала, почему это удивляет ее. Ее и Гейвина никогда по-настоящему ничего не объединяло, как большую часть супругов. Если бы у них было что-то похожее на настоящую близость, не столько даже сексуальную, возможно, Надин не понадобились бы другие мужчины. Как человек она не интересна Гейвину. Просто ему нужна супруга, которая всюду сопровождала бы его, чтобы все было как у людей. Ему нужны только поло, бизнес, атрибуты успеха – многочисленные дома, автомобили, яхты, собственный самолет, скаковые лошади и поло-пони, чтобы весь мир знал, чего он стоит.
А вот жена ему не нужна. Совсем.


– Что они делают? – спросила Слоун у Дасти.
Они сидели на самом нижнем ярусе поло-клуба «Ритама», уникальном стадионе с двусторонними трибунами, глядя, как два вертолета низко кружат над игровым полем. Конюхи занимались лошадьми, а игроки собрались в конце поля под белым тентом. Зрители потянулись к бару, обходя поле, засаженное дерном из бермудской травы. Бар на стадионе «Ритама» тоже был уникальный – настоящие армейские казармы, привезенные из форта Сэм-Хьюстон и собранные здесь по дощечке и бревнышку.
– Они сушат поле, обдувая его воздухом, или по крайней мере пытаются это сделать, – объяснила Дасти. – Это дорогая процедура. Я слышала, такое делали прежде лишь один раз, несколько лет назад в Оук-Бруке. Это большое событие. Видимо, есть серьезные причины не отменять матч.
– Я все боюсь, как бы вертолет не врезался в землю, – сказала Слоун.
Дасти покачала головой:
– Эти ребята знают свое дело.
– А не проще ли просто перенести матч на сутки?
Дасти помолчала, понимая, что Слоун беспокоят не вертолеты.
– Слоун, не тревожься за Джорди. Он занимается этим уже много лет и играл в более неблагоприятных условиях. Даже не представляешь, в каких.
– Ошибаешься, Дасти, представить себе я могу очень многое. Я уже такого напредставляла, что лучше не говорить. Как Джордан падает на поле и его топчут лошади, он пытается увернуться, а в это время…
– Не надо! – Дасти коснулась руки Слоун. – Не позволяй этим своим «а что, если…» сводить себя с ума. Я знаю, чем это может кончиться. Моя мать имела обыкновение ездить с отцом, и это окончательно расшатало ей нервную систему. Папа падал много раз, а сколько у него было переломов! Так вот, каждое падение отца отзывалось в ее ушах звоном погребального колокола. Когда папа падал или с кем-то сталкивался, она устраивала истерики. Потом, после тяжелого сердечного приступа, доктора запретили ей посещать матчи.
– Она вообще больше не ходила на матчи?
Дасти покачала головой:
– Нет, не ходила. И вряд ли от этого страдает. Мне кажется, эти посещения никогда не доставляли ей особого удовольствия.
– Ей не нравится поло?
– Ей не нравится риск, с которым связана эта игра.
– Мне знакомо это чувство, – печально призналась Слоун.
«А игра с каждым днем становится все рискованней и рискованней. Травмы на поле и другие происшествия в последнее время участились, и вряд ли это можно считать случайным. – Слоун посмотрела в сторону тента, под которым собрались игроки. – Они действительно Всадники Апокалипсиса. Катастрофы и смерть сопровождают их повсюду. Когда же наступит развязка?»


Несмотря на плохое состояние поля, игра прошла в быстром темпе и очень интенсивно. Команда Джордана выиграла с минимальным перевесом – 12:11. Победу он отмечать не пошел, предпочтя провести вечер со Слоун. Они поужинали в креольском ресторане «Ла Луизиана», после чего прогулялись. А посмотреть в Сан-Антонио было на что. В этом городе переплелись испано-американские корни. Куда ни повернись, здесь повсюду исторические памятники. От Аламо, испанской католической миссии-крепости, места героической обороны техасских повстанцев во время борьбы за независимость, путь ведет к Пасео дель Рио, где можно сесть на водный велосипед, подняться вверх по реке и увидеть Ла-Вильиту, испанский город XVIII века, который сейчас находится в самом центре Сан-Антонио.
– Ты что-то молчишь сегодня все время, – заметил Джордан. – Как себя чувствуешь?
– Почему ты постоянно об этом спрашиваешь?
– Потому что ты бледная. И это, конечно же, беспокоит.
– Не беспокойся. – Слоун нежно поцеловала его в щеку. – Со мной все в порядке. И чувствую я себя прекрасно. Клянусь!
Джордан бросил на нее взгляд.
– Извини, дорогая, но ты не умеешь притворяться. Это у тебя не очень хорошо получается.
– В таком случае, – улыбнулась Слоун, – давай поскорее вернемся в отель, где я докажу тебе это.


В полночь Гейвин Хиллер говорил по телефону со своими людьми в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Он разражался длинными тирадами, разносил их, бушевал и орал, но все безрезультатно. Он кричал очень громко, ничуть не задумываясь о том, что может разбудить жену. Правда, Надин приняла накануне сильное снотворное.
– Мэтисон, я больше не желаю слышать твои чертовы оправдания! – рычал Хиллер в трубку. – Я плачу тебе за результаты, и мне не терпится увидеть их, и побыстрее!.. Нет, так дело не пойдет. Это не совсем то… нет. Ты знаешь, чего именно я от тебя ожидаю! Так вот, иди и сделай или пиши заявление об уходе!
Швырнув трубку, Хиллер пригладил свои редкие волосы.
К сожалению, времени остается очень мало.
* * *
– Ты и сейчас считаешь, что я должна лечь в больницу? – спросила Слоун, гладя грудь Джордана кончиками пальцев.
Он улыбнулся ей в темноте и натянул на них одеяло.
– Значит, ты всего-навсего пыталась мне что-то доказать? – Он притворился обиженным.
– Тебе лучше знать, что я пыталась. – Она обвела указательным пальцем контуры его губ, затем поцеловала подбородок.
– У-у-у… хм-м… – Джордан погладил ее волосы. – Иногда, любовь моя, мне кажется, что я совсем не знаю тебя.
– Думаю, – возразила Слоун, – ты единственный, кто знает меня по-настоящему.
– Порой я серьезно сомневаюсь в этом.
– Откуда у тебя такие мысли? – удивилась Слоун.
– Хм… Эти мысли возникают, когда я… когда я отчетливо ощущаю, что где-то внутри тебя есть тайник, куда ты никому не позволяешь проникнуть. И мне, разумеется, тоже.
– И все потому, что я не рассказываю тебе о своем детстве?
– Не только. Но и это, конечно, тоже…
– В моем детстве, Джорди, – прервала его Слоун, – не было ничего такого, чем я могла бы похвастаться. Оно не было счастливым, и я уже много лет пытаюсь забыть его.
– Но даже несчастливое детство иногда вспоминают с радостью.
– Сейчас мне не удается припомнить ничего приятного. – Слоун прижалась к нему. – Знаешь, Филлипс, это так чертовски тоскливо! Давай поговорим о чем-нибудь еще.
– О чем, например?
– Не знаю. – Ее рука ласково двинулась по его груди, медленно спускаясь вниз. Конечный пункт этого движения сомнений не вызывал.
* * *
Айан Уэллс был сейчас в трейлере один. Здесь хранилось снаряжение команды «Уайт Тимберс». Даже если бы в трейлере находился кто-то еще, это не имело бы значения. Айан едва ли обратил бы на это внимание. То, на что он сейчас наткнулся при самом обычном осмотре снаряжения, сильно озадачило его… хотя Айан не совсем понимал почему. Такое случалось постоянно, то есть это вовсе не было неожиданным. И все же…
– Папа!
Он вздрогнул. В трейлер влезла его дочь.
– Я думал, ты на тренировке, – тихо сказал он.
– Где? – Дасти плотно закрыла дверь. – Разве ты забыл, что сегодня с раннего утра льет дождь? Здесь шестнадцать площадок, и все выглядят так, будто это не южный Техас, а болотистая флоридская равнина. – Она отодвинула в сторону кучу упряжи и уселась на старый сундук рядом с дверью.
Айан задумчиво рассматривал одну из уздечек.
– Папа, что-то случилось? – спросила Дасти.
– Пока не знаю. – Он поднял глаза. – У тебя с твоей упряжью в последнее время все в порядке?
– А что может быть не в порядке?
– Ну, что-нибудь. Например, истрепанная подпруга, разорванная уздечка…
Дасти засмеялась:
– У меня такое постоянно. Иногда мне кажется, что это подстраивают какие-то диверсанты. – Дасти умолкла, озадаченная выражением его лица. – Почему ты спрашиваешь?
Айан, пожав плечами, передал дочери уздечку.
– Взгляни.
– Похоже, ее специально разрезали. – Дасти поднесла поврежденную упряжь к свету.
– Может, так оно и было…
Она подняла голову.
– Что?
– В последнее время слишком много совпадений.
– Я не…
– Подумай об этом, Кирстен. – Отец называл ее так, когда был чем-то расстроен. – Сколько было происшествий в команде за последний год, сколько падений – и сколько из них произошло из-за неисправной упряжи!
Дасти пожала плечами:
– По-моему, ты сгущаешь краски. – Она протянула ему неисправную уздечку. – Господи, папа, ведь ты столько играл! Тебе ли не знать, что такое случается почти каждый день.
– Ты права, упряжь рвется ежедневно. Но когда ее специально разрезают, это совсем другое дело.
– Но ведь нет уверенности, что это так.
– Ты сама видела. Делай выводы.
Дасти опять пожала плечами:
– Не знаю, что и подумать.
Айан в отличие от дочери знал, ибо думал о лошадях, которых пришлось усыпить в «Миопии».
И хотел знать, нет ли тут какой-то связи.
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
Нью-Йорк, октябрь, 1987
Боль была непереносимой.
Слоун смутно сознавала, как санитары «скорой помощи» выносили ее из самолета в аэропорту Ла-Гуардиа, потом грузили в машину и везли в госпиталь в Манхэттене. Она помнила только, что Джордан был рядом и держал ее за руку. Он что-то говорил, но из-за громкого воя сирены Слоун ничего не слышала.
Она помнила боль. Ужасную боль, которая разрывала все тело. Безжалостную, неумолимую, не утихающую ни на секунду.
Теперь Слоун везли по ярко освещенному шумному коридору приемного покоя госпиталя. Джордан шел рядом и по-прежнему сжимал ее руку, а два санитара, ловко маневрируя высокими носилками на колесиках, ввезли Слоун в смотровую комнату. Сестра тут же задернула тяжелые зеленые портьеры и проверила у пациентки пульс.
– Доктор сейчас придет, – сказала она Джордану. – На каком месяце ваша жена?
– На седьмом, – ответил Джордан. – Ребенок должен появиться в декабре.
Сестра обхватила предплечье Слоун широкой манжетой и измерила давление. Покачав головой, она быстро сняла манжету.
– Кровотечение есть?
– Небольшое.
– Тошнота?
Джордан кивнул.
И тут вошел доктор, худой мужчина лет под пятьдесят, в зеленом хирургическом костюме. Он и сестра что-то тихо обсудили, и доктор обратился к Джордану:
– Вам придется подождать в…
– Нет! – вырвалось у Слоун.
– Только на время, пока я буду ее осматривать, – сказал доктор.
Джордан кивнул и посмотрел на жену.
– Это недолго. Тебя осмотрят, и все.
– Нет! – Слоун крепко вцепилась в его руку.
– Я буду рядом, в коридоре. – Он высвободил руку. – Как только меня позовут, я вернусь. – Он наклонился, поцеловал Слоун в лоб и тихо вышел.
Доктор посмотрел на Слоун.
– Когда начались боли?
– В самолете… – Она говорила с большим трудом. – Мы летели из Техаса… я не знаю. Час назад, может быть, раньше.
– Это все? Вы уверены?
– Нет… не уверена. – «Зачем он задает так много вопросов? Разве не видит, как мне больно?» – Я знаю только, что это началось в самолете.
– А что было до этого? – Доктор снял с нее простыню. Белые слаксы в промежности были пропитаны кровью. – Тошнота, спазмы?
– Сегодня утром… я не могла есть. Все время мучили позывы на рвоту, хотя желудок был совершенно пустой.
– А спазмы?
– Да, – выдохнула Слоун. – Но не такие острые, как сейчас.
Доктор повернулся к сестре:
– Измерьте еще раз давление.
* * *
– У вашей жены очень высокое артериальное давление, – сказал доктор Джордану. – Это опасно. В данный момент инсульт весьма реален.
– И что же делать? – встревожился Джордан.
– Полагаю, необходимо как можно скорее прервать беременность.
– А есть другой выход?
Доктор покачал головой:
– К сожалению…
– Вы это уже сказали ей?
– Пытались. – Доктор тяжело вздохнул. – Она не соглашается прервать беременность, даже если выкидыш неизбежен.
Джордан вперил в доктора мрачный взгляд.
– Уверяю вас, ничего больше сделать нельзя, – тихо проговорил доктор, будто угадав его мысли. – Потеря ребенка неизбежна в любом случае, но если мы сделаем все вовремя, то, возможно, удастся спасти жизнь вашей жене.
– Возможно? – Джордану хотелось ударить его. Умом он понимал, что доктор лишь выполняет свою работу, объясняя ему реальную ситуацию, но он держался чертовски холодно и равнодушно. – Мне нужно увидеть ее. Сейчас же!


– Нет. Это исключено.
Джордан в отчаянии мерил шагами комнату. Слоун и слышать не хотела о том, чтобы прервать беременность.
– Ты что, глухая? – раздраженно бросил он. – Доктор говорит, что ты на грани инсульта! Это может убить тебя, черт возьми!
– А я говорю – нет! – упрямо твердила она.
– Но ты потеряешь ребенка в любом случае! – выпалил Джордан и, сразу же пожалев о своих словах, ласково взял жену за руку. – Прости, я просто беспокоюсь за тебя.
– Но ты же хотел ребенка! – простонала она. – Своего собственного ребенка…
– Но не ценой твоей жизни!
– Я все равно не согласна… – Слоун внезапно замолкла, почувствовав острую боль.
Испуганный Джордан позвал доктора и вернулся к Слоун.
– Если не подпишешь согласие, подпишу я.
– Ты не имеешь права!
– Имею! Я твой муж!
– Я никогда не прощу тебе этого.
Он грустно посмотрел на нее.
– Если я не подпишу, то никогда не прощу себя.


Следующие несколько часов показались Джордану длиннее нескольких суток. Он сидел в небольшой комнате отдыха в родильном отделении госпиталя, ожидая, когда ему позволят увидеть жену. То, что ее оставили в этом отделении, где все время раздавались крики новорожденных младенцев, Джордан считал жестоким. Ведь Слоун и без того очень тяжело! Вероятно, она скоро придет в себя после всех лекарств, какими ее напичкали. С одной стороны, Джордан хотел поскорее увидеть жену, а с другой – не знал, как сообщить ей о том, что она потеряла ребенка. Слоун станет упрекать в этом его, и он даже не успеет сказать, что ничего не подписывал. В этом не было необходимости. Беременность прервалась сама собой.
Джордан посмотрел на Тревиса, сидевшего рядом с ним на кожаном красном диване. Экономка привела мальчика сюда вскоре после того, как Слоун поместили в эту палату, и Тревис был в оцепенении. Джордан потрепал его по плечу:
– С мамой все будет в порядке.
Тревис кивнул.
– Да, – сказал Джордан. – Даю тебе слово.
Мальчик поднял на него серьезные глаза:
– Кого ты успокаиваешь, Джорди? Меня… или себя?
Прямота Тревиса удивила Джордана. «Настоящий сын Слоун», – подумал он.
– Обоих, – ответил он. – И тебя, и себя.
– Она знает? Ну, насчет ребенка.
– Еще нет.
– Ты ей скажешь?
– Да. Думаю, сказать должен именно я.
– Мама так хотела этого ребенка.
Джордан кивнул:
– Я знаю.
– А вначале не хотела.
– Да, она говорила мне.
– Это меня удивляло… ну, то, что у нее будет еще один ребенок.
– Удивляло?
– Хм… Мама не очень-то любит возиться с домашними делами.
Джордан через силу улыбнулся:
– Это я уже понял. – Затем, помолчав, добавил: – Так что не беспокойся, с ней все будет хорошо.
Тревис опустил глаза:
– Надеюсь.


«Боже, какая она бледная!» – думал Джордан, глядя на спящую Слоун. Обычно у нее был такой прекрасный цвет лица, что она не нуждалась ни в каких специальных косметических средствах, но теперь его покрывала смертельная бледность. Оно было таким же белым, как подушка, на которой лежала ее голова. Спала Слоун беспокойно, то и дело вздрагивала и бормотала что-то невнятное. Наверное, перестали действовать успокаивающие препараты. Это означало, что Слоун скоро придет в себя.
Джордан сел на стул рядом с постелью и стал ждать. Он и понятия не имел, как сказать ей о ребенке. Она, конечно, вспомнит разговор в приемном покое и, наверное, станет упрекать его.
«А почему бы ей не упрекать меня, черт возьми? Я и сам не перестаю упрекать себя во всем, что случилось. Мне ни в коем случае не следовало брать Слоун с собой. Доктор совершенно ясно сказал, что ей нужен покой. Надо было стукнуть кулаком по столу, но я этого не сделал, а как последний эгоист потащил жену черт-те куда, потому что мне так захотелось. Я хотел видеть ее рядом с собой. О, я, конечно, беспокоился за Слоун, но недостаточно. Надо было настоять на том, чтобы она осталась дома. А теперь уже поздно».
Слоун пошевелилась и что-то пробормотала, но Джордан расслышал не все слова, поэтому ничего не понял.
– Надо уходить отсюда, – вдруг внятно прошептала она. – Уходить… пока они не пришли…
«О чем она говорит? От кого или чего убегает?»
Джордан наклонился, обтер влажной салфеткой ее лицо и нежно проговорил:
– Все хорошо. Теперь тебе ничего не угрожает…
– У меня будет ребенок… – снова начала Слоун. – Если они нас застанут… они не должны нас застать… не должны… Господи, они же заберут моего ребенка…
«Конечно, – подумал Джордан, – она имеет в виду докторов. Думает, что доктора попытаются забрать у нее ребенка. Слоун не знает…»
– Родди, полицейские не должны нас застукать… иначе мы попадем в тюрьму… и у меня заберут моего ребенка… Родди, я не могу допустить, чтобы ребенок родился в тюрьме! Родди…
«В тюрьме? Господи! Какая околесица. И кто же, черт возьми, этот Родди?»


А Слоун в это время снился тревожный сон.


Чикаго, ноябрь, 1975
Слоун беременна на седьмом месяце, а выглядит, будто уже на сносях. На ней темно-серый костюм – брюки специальные, для беременных, и травянисто-зеленый свитер, обтягивающий большой живот. Она сидит напротив Родди Даниэльса. С этим человеком ее связывает очень многое. Разумеется, время от времени они делили постель, но в их отношениях это не главное. Они сидят в красной виниловой кабинке в небольшом грязном кафе.
– Сэмми, думаю, ты попусту беспокоишься, – сказал он, откусывая сосиску. – Полицейские нас не выследили, а у старухи просто поехала крыша. Ты понимаешь, о чем я?
– Родди!
– Ты знаешь, что это правда, – твердил он. – Она же совершеннейшая простофиля.
– Я как будто вся в дерьме, Родди.
Он громко рассмеялся:
– Брось ты, Сэмми! Дело сделано, и времени уже прошло до черта. Чего сейчас-то пугаться!
– Это не страх… вернее, не совсем страх, – еле слышно вымолвила она. – Неужели ты не понимаешь, что ребенок…
– Этот ребенок может тебе дорого обойтись. – Родди сделал большой глоток кофе. – Как ты покроешь все расходы? Найдешь работу? А как в таком положении найти работу? Даже с твоим дипломом колледжа лучшее, на что ты можешь рассчитывать в данный момент, это место официантки в такой закусочной, как эта. Или, возможно, тебе удастся пристроиться к Келли, но там, сама знаешь, слишком много не платят.
Она нахмурилась:
– Не напоминай мне об этом.
– Ты хочешь, чтобы у этого ребенка было все, верно?
– Да, и ты это знаешь. – Она начала есть. – И я хочу, чтобы это «все» включало и мать. Предпочтительно такую, которой не светит срок по статье от десяти до двадцати.
– Зря паникуешь.
– Родди, я выхожу из игры…
* * *
– Родди, я выхожу из игры… Я не хочу, чтобы мой ребенок родился в тюрьме…
Пораженный, Джордан смотрел на нее. Кто же такой этот Родди?
Почему Слоун боится, что ребенок может родиться в тюрьме?


– Когда я смогу увидеть маму? – спросил Тревис.
– Через какое-то время, – сказал Джордан. – Она еще не совсем пришла в себя. У нее не прекратились боли, так что вводят успокаивающие препараты.
– Но она поправится?
– Конечно, – быстро ответил Джордан. – Но ей придется задержаться здесь на некоторое время.
Тревис огорчился:
– Но когда же я смогу увидеть ее?
– Может быть, завтра. – Джордан похлопал мальчика по плечу. – Завтра будет видно.
Тревис неохотно кивнул:
– Ладно.
– А сейчас, я думаю, тебе лучше отправиться с Эммой домой.
Тревис хотел возразить, но Джордан опередил его:
– Здесь можно только сидеть и ждать, а это куда удобнее делать дома.
Тревис смотрел вниз, на свои кроссовки.
– Ладно.
– Если что-то изменится, я позвоню тебе, – заверил его Джордан. – Даю слово. – Он обратился к экономке: – Эмма, проследите, пожалуйста, чтобы Тревис лег сегодня пораньше.
Она кивнула:
– Мистер Филлипс, не смею советовать вам, но вы тоже должны хоть немного отдохнуть.
– Да, – устало отозвался он. – Я отдохну… как только выяснится, что с моей женой все в порядке.
Эмма улыбнулась:
– Уверена, все будет хорошо.
Джордан смотрел им вслед, пока они не скрылись в лифте. «Не Тревис ли тот ребенок, который мог родиться в тюрьме?»


Слоун открыла глаза. Вначале все расплывалось, она различала лишь светлое и темное. Рот был как будто набит ватой. Вначале Слоун не удавалось выговорить ни слова.
– Воды…
Над ней кто-то наклонился, заслонив ослепительно белый свет, от которого ее лицу было тепло. Она не знала, кто это. Потом ощутила знакомый запах одеколона.
– Джордан…
– Я здесь, любовь моя, – нежно отозвался он.
Наконец все стало отчетливым.
– Где я? – спросила Слоун слабым голосом. «В госпитале. Я все еще в госпитале. Значит, произошло что-то ужасное». – Ребенок…
– Ш-ш-ш. Тебе нельзя волноваться.
«Он что-то от меня скрывает. Это видно по его глазам».
– Джордан… что с ребенком?..
– Доктор говорит, что ты скоро поправишься. – Он ласково коснулся ее лица, погладил волосы.
«Что с моим ребенком? – кричало все у нее внутри. – Скажи мне!»
– Ребенок…
Тишина.
– Почему ты… не говоришь мне? – Слоун уже знала, но не хотела верить в это.
Джордан отвел глаза:
– Ребенка… ребенка не будет.
Хотя Слоун уже знала это, ей нужно было время, чтобы свыкнуться с этой мыслью.
– Как это не будет? Что, его у меня забрали? И ты позволил им сделать это?
– Нет. – Джордан решительно замотал головой. – Я не позволял им ничего…
– Ты сам говорил! – Слоун заплакала. – Ты сказал, что дашь разрешение на то, чтобы…
Он посмотрел ей в глаза:
– Я сказал только, что сделаю все необходимое, лишь бы спасти твою жизнь!
– Будь оно все проклято.
– Но ты умерла бы!
– Будь оно все проклято, – вяло повторила она, не глядя на него.
– Тебе не прерывали беременность, – наконец сказал он.
Слоун тяжело вздохнула:
– Но ты же сам сказал.
– Я ничего не говорил… и никакого согласия не давал. – Джордан помолчал. – Я подписал бы все, что угодно, да, но оказалось, что я действительно не имею на это права – такое согласие может дать только мать. – Он отошел к окну. – А кроме того, это все уже не имело смысла, поскольку у тебя случился выкидыш, прежде чем доктора смогли что-то предпринять.
Слоун отвернулась, чтобы он не видел ее слез. Ребенок был последней надеждой Слоун. Только так удалось бы доказать, что возраст не имеет значения. Она старалась для Джордана и потерпела поражение.
«Не надо было выходить замуж».


Джордан привез Тревиса в госпиталь, как только доктор Холси позволил Слоун принимать посетителей. Пришли Кэти, Адриенна, Дани и Кэролайн. Джордан думал, что гости поднимут ей настроение, но посещение вызвало обратный эффект: Слоун впала в еще большую депрессию и замкнулась в себе.
Физически она быстро выздоравливала. Доктор Холси, удовлетворенный ее состоянием, сказал, что уже выписал бы Слоун, если бы не депрессия. По поводу этой глубокой депрессии доктор Холси считал необходимым проконсультироваться с психиатром.
Джордану его идея не понравилась.
– Конечно, она в депрессии, – согласился он. – Женщина только что потеряла ребенка, что ж тут удивительного. Но вряд ли у нее из-за этого разовьется шизофрения.
– Я и не предполагаю ничего подобного, – возразил доктор. – Однако депрессия вызвана не столько тем, что ваша жена потеряла ребенка, сколько тем, что она отказывается принимать этот факт.
– А чего вы ожидали? – Раздраженный, Джордан сунул руки в карманы брюк. – Прошла всего-навсего неделя. Признаться, я и сам до конца не осознал этого.
– Но ваши ощущения, мистер Филлипс, существенно отличаются от того, что испытывает ваша жена, – заметил доктор. – Депрессия матери, потерявшей ребенка, вполне нормальное явление. Еще бы, такое горе! Но в обычных обстоятельствах постепенно происходит адаптация, пациентка находит в себе силы справиться с этим горем. В случае же с вашей женой… – Он покачал головой.
– Ей просто нужно время, – упорствовал Джордан. – Пока я не уверен, что она нуждается в психиатрической терапии, и понапрасну травмировать ее не хотел бы.
– Не смею настаивать, мистер Филлипс. Я могу только рекомендовать. И советую еще раз все хорошенько обдумать.


– Доктор Холси говорит, что скоро ты сможешь быть дома. – Джордан поставил у постели Слоун стул и сел на него задом наперед, обхватив руками спинку.
Слоун поморщилась.
– Думаю, нам лучше провести некоторое время в Мунстоуне, – продолжил Джордан. – Обоим.
– У тебя что, сейчас нет игр? – равнодушно спросила она.
– Я договорился с Хиллером насчет отпуска.
– Вряд ли это ему понравилось.
– Какая разница, понравилось или нет. Это необходимо… нам обоим.
– За мной не надо присматривать, Джордан. – Слоун избегала его взгляда.
Он выдавил улыбку:
– Я знаю… но мне хочется.
– А я не хочу, чтобы за мной присматривали, – недовольно ответила она.
Джордан долго молчал, потом, тяжело вздохнув, тихо сказал:
– Я тоже потерял ребенка, Слоун. И мне больно.
– Думаешь, я не знаю? – все так же раздраженно бросила Слоун.
– Иногда я в этом сомневаюсь.
Она впервые посмотрела на него.
– Ты и я – не одно и то же.
– В чем же различие?
– Различие очень велико. Я носила этого ребенка под сердцем, чувствовала его движения, чувствовала, как он растет.
– Но это не значит, что я страдаю меньше, чем ты, – с обидой заметил Джордан.
– У меня это иначе.
– Как?
– Просто иначе.
– Я хотел этого так же, как ты. Услышав от доктора, что ребенка не будет, я почувствовал слепую ярость. Мне захотелось немедленно что-нибудь уничтожить, разрушить. Кажется, я действительно что-то разбил, не помню. – Он помолчал, вспоминая. – Знаешь, несколько дней назад я ездил в Мидоубрук. Взял там напрокат лошадь и провел день, гоняя мяч как сумасшедший, чтобы снять напряжение.
– Помогло? – безразлично осведомилась Слоун.
– Ненадолго.
– Почему ты мне это рассказываешь? – мрачно спросила она.
– Я хочу, чтобы ты знала о моих чувствах. Пойми же наконец, ребенка потеряла не только ты.
– Понимаю. – Слоун отвернулась. – Если не возражаешь, я предпочла бы побыть одна.


Это был сон или она действительно слышала детский плач?
Казалось, в соседней палате плакал младенец. Или где-то еще, но очень близко. Плач. Постоянный плач. Где же это? И в довершение ко всему было очень темно. Очень. «Я даже не вижу свою руку».
Потом темнота чуть-чуть рассеялась. Пробился неясный свет. Задвигались какие-то фигуры. Доктор… Это, должно быть, он, потому что на нем зеленый хирургический костюм. Он держал новорожденного ребенка. Ее ребенка? Слоун протянула руки к пронзительно кричащему младенцу, но доктор не дал его. Она пыталась снова и снова, но он уклонялся. «Дайте же мне моего ребенка! Мне нужен мой ребенок!»
Младенец продолжал кричать. А доктор стал постепенно удаляться. Она кричала ему вслед, просила, умоляла вернуться, но все напрасно. А младенец продолжал кричать…
Слоун вздрогнула и проснулась. Села в постели, вначале даже не понимая, где находится. Потом вспомнила. Вспомнила все. Это госпиталь. Она по-прежнему в госпитале. В родильном отделении. Дальше по коридору лежат в кровати новорожденные младенцы.
И они продолжают кричать.
Мартас-Виньярд, декабрь, 1987
Приближалось Рождество, однако атмосфера в Мунстоуне была далеко не праздничной.
Джордан уже думал, что совершил ошибку. Может, следовало прислушаться к совету доктора Холси? А что, если Слоун действительно нужна консультация психиатра? Она провела дома уже шесть недель, но заметных изменений в ее эмоциональном состоянии не наблюдалось. При этом настроение постоянно менялось. Например, один день она была подавленной и замкнутой, а на следующий – ненатурально веселой и разговорчивой. На ночь каждый день принимала снотворное, но все равно спала беспокойно. Джордан подозревал, что ей снятся кошмары. Общаться Слоун ни с кем не хотела, включая самых близких. Джордану иногда казалось, что даже с ним. Впрочем, один раз она так прямо и сказала. Через три недели после того, как Слоун выписалась из госпиталя, позвонил Гейвин Хиллер и заявил, что нужно играть в Эльдорадо. Джордан отказался. Слоун слышала их разговор и очень удивила его, сказав:
– А почему бы тебе не поехать? Ты же всегда любил играть в Эльдорадо.
– Я хочу быть здесь, с тобой.
– Поезжай, Джордан, – холодно проронила она. – Все равно помочь мне ты ничем не можешь. И никто не может.
– Может, если бы ты дала мне шанс…
Слоун покачала головой:
– Не нужно. А кроме того, мне хотелось бы побыть одной.
Она постоянно искала одиночества. Джордан стоял у окна в библиотеке и смотрел, как Слоун гуляет по саду.
Ощущение бессилия, неспособность что-либо сделать приводили его в отчаяние. Он стремился помочь, но не знал как. Черт возьми, не знал даже, как установить с ней контакт! Эта ужасная потеря должна была сблизить их, они должны были искать друг у друга утешения. Но этого не случилось.


– Где она? – спросила Кэти, входя в библиотеку.
Джордан чуть приподнялся со своего черного кожаного кресла и пожал плечами:
– Ушла куда-то час назад. Сказала, что прогуляться. Слоун ведь сейчас не очень со мной откровенничает.
Кэти поставила на стол свой кожаный дипломат.
– Все еще не вышла из депрессии?
– Нет, – уныло подтвердил Джордан. – Настроение меняется ежедневно, причем на сто восемьдесят градусов. Никогда не знаешь, чего ожидать.
– Выходит, она ничего не пишет?
Джордан невесело рассмеялся:
– Вы, конечно, шутите. Слоун сейчас даже ничего не читает, хотя для этого нужно куда меньше усилий. – Он поднялся. – Она вообще в последнее время почти ничего не делает.
Кэти вопросительно посмотрела на него.
– Спит допоздна, – грустно пояснил Джордан, – а когда наконец просыпается, то либо сидит в своей комнате, либо идет на прогулку… обычно надолго. На берег или в лес.
– Погодите, – остановила его Кэти. – Что значит остается в своей комнате?
Джордан кивнул:
– Да. Теперь я сплю в одной из гостевых комнат.
– Давно?
– С тех пор, как привез ее из госпиталя.
– И что вы думаете обо всем этом?
– Ничего, – признался он. – Слоун считает, что так лучше, поскольку у нее беспокойный сон, но не это главное. Дело в том, что… – Он сделал паузу. – Дело в том, что она опасается, не потребую ли я от нее чего-то такого, к чему она сейчас не готова.
– Джордан, а вы не хотите обратиться за помощью к профессионалу?
– Вы имеете в виду психиатра?
Она кивнула.
– Я думал об этом, – признался он, повернувшись к окну. – По правде говоря, доктор Холси советовал сделать это, еще когда Слоун была в госпитале.
Кэти молча смотрела на него, ожидая продолжения.
– Я не принял его рекомендаций и привез Слоун домой. – Джордан невидящим взглядом уставился в окно. – Мне было тогда важно увезти ее из этого проклятого госпиталя. Ведь Слоун поместили в родильное отделение… в том же коридоре, что и детская. Как ей было не впасть в депрессию, если она почти круглые сутки слышала крики младенцев? – Джордан взглянул на Кэти. – Я был не прав, забрав ее оттуда?
Кэти пожала плечами:
– Вы сделали то, что сочли тогда для нее самым лучшим.
– Но это было неправильно.
– Сейчас еще не поздно. Если вы начнете ее лечить…
– Не уверен, что она согласится на беседу с психиатром, не говоря уже о лечении. Слоун убеждена, что ей уже никто и ничто не поможет.
– В таком случае вам необходимо убедить ее, – быстро сказала Кэти. – Нам всем нужно ее убедить.


Лицо овевал теплый ветерок, но Слоун его не чувствовала. Воздух был напоен запахом сосен и соленой воды, но она этого не ощущала. Слоун вообще почти ничего не замечала, когда брела вдоль лесной опушки недалеко от берега. Слоун даже толком не знала, где она, потому что сосредоточилась только на происходящем внутри ее.
А там, внутри, все болело.
Физическая боль не беспокоила Слоун уже несколько недель. Живот стал таким же, как прежде, кровотечения прекратились. А вот душевные раны не затягивались. И болели. Очень болели. И напоминали о том, что она несостоятельна как жена и как женщина.
Слоун не хотела ни уходить, ни отчуждаться от Джордана. Но можно ли смотреть ему в глаза, когда знаешь, что так подвела его? Больше всего на свете Джордан хотел детей. Своих детей. Он не делал из этого секрета еще до того, как они поженились.
Слоун это постоянно беспокоило. Из-за этого она не решалась выходить за него замуж. Разве она не говорила Джордану, что ему нужна женщина помоложе, которая нарожала бы ему кучу детей, о чем он всегда мечтал? Но он твердил, что возраст не имеет никакого значения, что она единственная женщина, необходимая ему.
Но это имело значение. Для нее.
И для него тоже. Слоун была в этом убеждена, что бы он ни говорил. Джордан хотел этого ребенка больше, чем она. С самого начала. Слоун помнила, как колебалась, заводить ли ей еще одного ребенка. Помнила ту раздвоенность, которую ощутила, узнав, что беременна.
И от этого чувствовала себя сейчас еще более виноватой.
Может, она потеряла ребенка потому, что где-то внутри по-настоящему так и не захотела его? Слоун никогда не была суеверной, но теперь эта мысль постоянно изводила ее. Я сомневалась, и именно поэтому потеряла ребенка. Разве сознание не властвует над телом? Так считают очень многие, и, вполне возможно, это правда.
«Значит, все действительно случилось по моей вине».


– В последнее время она почти ничего не ест и уже похудела на семь килограммов.
Кэти встревоженно смотрела на Джордана.
– Нет аппетита, – грустно продолжил он. – Это Слоун так объясняет.
– Потеря аппетита всегда сопутствует депрессии, – кивнула Кэти. – А как у нее со сном?
Он пожал плечами:
– Спит, но довольно беспокойно. Мне кажется, ее мучают кошмары. Я часто захожу к ней ночью и вижу, что Слоун постоянно ворочается во сне. Иногда что-то бормочет. – Джордан помолчал. – Вы не знаете, есть ли у нее знакомый по имени Родди?
По лицу Кэти пробежала неясная тень, но не успел Джордан открыть рот, как в дверях появилась Слоун.
– Я иду к себе наверх… – начала она, но, увидев Кэти, умолкла, а затем, после паузы, безразлично сказала: – О, привет! Решила на время расстаться с Манхэттеном?
Кэти улыбнулась:
– Захотелось посмотреть, как продвигается работа над книгой.
– Смотреть пока не на что, – ответила Слоун и молча направилась к лестнице.


Когда Слоун поднялась наверх, силы ее были на исходе. Она вошла в спальню, закрыла дверь и рухнула на постель.
«И зачем это Кэти понадобилось ехать сюда, в Мартас-Виньярд? Если бы из-за книги, она просто позвонила бы. Нет, Кэти здесь по другой причине. Наверное, ее вызвал Джордан».
Ее вялые мысли прервал стук в дверь. Слоун приподнялась:
– Джордан, мне нужно отдохнуть…
– Это не Джордан, – сказала Кэти, открывая дверь. – Можно войти?
– Конечно.
Слоун заставила себя сесть. Кэти опустилась рядом с ней на край постели и расправила на коленях юбку своего нефритово-зеленого костюма.
– Как ты себя чувствуешь?
– Примерно так, как и положено в моей ситуации. – Слоун избегала смотреть Кэти в глаза и методично теребила маленькие катышки на своем голубом свитере.
– Джордан говорит, что ты ничего не ешь.
– Ем.
– Только для поддержания жизни.
– Возможно, поддержание жизни не такая уж хорошая идея.
– Надеюсь, ты это не серьезно?
– Вот этого я как раз и не знаю, – искренне призналась Слоун. – Временами… я не вижу никакого смысла.
– Ты пройдешь через это, Слоун. Ты сильная. Тебе пришлось пережить и не такое…
– Тогда все было по-другому. – Слоун продолжала теребить свитер.
– Верно, – согласилась Кэти. – Но ты должна с этим справиться, я верю в тебя.
– Рада, что хоть ты в меня веришь.
– Джордан тоже верит. Он хочет тебе помочь, но ты ему не позволяешь.
Слоун натянуто улыбнулась:
– Тебя позвал Джордан?
– Да, он звонил мне, – призналась Кэти, помолчав.
– Вы с ним зря теряете время.
– Он беспокоится за тебя. Ты отчуждаешься от него.
Слоун впервые подняла глаза на Кэти.
– Он сказал тебе это?
– Нет… то есть да… да, сказал, – кивнула Кэти. – Джордан надеется, что мне удастся установить с тобой контакт… поскольку ему самому это сделать не удается.
– Не надо устанавливать со мной никакого контакта, – холодно возразила Слоун. – Я должна некоторое время побыть одна. Мне нужно подумать.
– О чем?
– Обо всем.
– О Джордане?
– В известном смысле да.
– О том, сможешь ли ты снова быть его женой?
– Откуда такой вопрос?
– Я все понимаю, Слоун. А вот тебе еще многое неясно. Ты так погрузилась в свое горе, что забыла о нем. А он тоже страдает, Слоун. Джордан тоскует по этому нерожденному ребенку так же, как и ты. Он хочет облегчить твои страдания… и хочет, чтобы ты помогла ему… Но ты не делаешь этого.
Слоун глубоко вздохнула:
– Он сказал тебе, что мы спим раздельно. – Это прозвучало не как вопрос, а как утверждение.
– Сказал, что переехал в одну из гостевых комнат. Сказал, что ты плохо спишь и тебя мучают кошмары.
– В таком случае он сказал тебе не всю правду.
– Смотря что ты называешь правдой.
Слоун отвернулась.
– Я не хочу спать с ним, боюсь, что он захочет заниматься со мной любовью. А я не могу.
– Джордан это понимает, Слоун.
– Нет, не это я имела в виду.
– Ну так скажи мне – что?
– Я не о… о медицинских причинах.
– А о чем же?
– Я боюсь.
– Чего?
– Снова забеременеть.
– К чему такая спешка…
– Я не могу позволить себе снова забеременеть. – Слоун с трудом поднялась на ноги и начала нервно ходить по комнате. – Никогда.
– Не думаешь ли ты, что принимать такие решения сейчас рановато?
Слоун повернулась к ней лицом, и их глаза встретились.
– Мне больше не пройти через это. Я просто не смогу.


Ночью в гостевой комнате Кэти беспокойно ворочалась в постели. Ее тревожила Слоун. Всякое бывало за эти годы, но такой она еще никогда не видела ее. Похоже, Слоун на всем поставила крест – на браке, карьере, на всей своей жизни. Кэти жалела, что не взяла с собой своего мужа Шона. Сейчас Слоун очень нужно, чтобы ее проконсультировал профессиональный психотерапевт.
Кэти беспокоил и разговор с Джорданом в библиотеке. В частности, его последний вопрос.
«Если бы он еще раз спросил о Родди, удалось ли бы мне выкрутиться?»


«Я люблю его. Я не хочу его потерять. Но мне страшно».
Слоун посмотрела на часы, стоящие на ночном столике. Двадцать минут четвертого. А она так и не заснула. Слоун лежала в постели в своей коротенькой сиреневой ночной рубашке и вспоминала разговор с Кэти.
Дело в том, что Джордана она не переставала любить, хотя в последнее время не могла показать ему это. Слоун знала, что причиняет ему боль, но ей не удавалось преодолеть себя. Она потеряла ребенка и теперь постепенно теряет Джордана. И то и другое исключительно по ее вине. От одной этой мысли у Слоун внутри начинало все болеть.
Она встала с постели и подошла к туалетному столику. Открыв верхний ящик, вытащила небольшой флакончик с этикеткой аптеки в Манхэттене. В нем были капсулы янтарного цвета. Их выписал ей терапевт год назад, когда во время рекламной поездки у Слоун возникли проблемы со сном. Флакончик был почти полон, потому что она приняла очень мало капсул.
Слоун взяла другой флакончик, со стимулятором амфетамином. Он был наполовину полон. Она как-то пробовала принимать эти таблетки, но не ощутила особого эффекта.
В третьем флакончике были обезболивающие. Их прописал доктор Холси, и они действовали, то есть притупляли любую боль. Но Слоун подозревала, что эти таблетки он больше ей не выпишет. «Когда капсулы кончатся, я останусь наедине сама с собой».
Слоун пошла в ванную за водой, вернулась и приняла одну капсулу. Ей хотелось принять две. Прежде она принимала по две, но сейчас решила сэкономить. Затем потянулась за барбитуратами. Слава Богу, что они у нее есть.
Раньше были не нужны, а вот теперь пригодились.


Джордан тоже не спал, беспокойно ворочаясь с боку на бок и непрестанно меняя положение. Нет, наверное, поспать сегодня не удастся.
Он взбил подушку, лег на спину и уставился в потолок. Интересно, а спит ли сейчас Слоун? Осознает ли она, что делает с ним… и со всеми?..
Джордан не знал, долго ли выдержит такую жизнь.
Дверь медленно отворилась. Он поднял голову и увидел в дверях Слоун в ночной рубашке.
– Джордан. – Ее голос был необычно мягким.
– Да, – отозвался он. – Я не сплю.
– Можно войти?
«Вот до чего мы докатились – она спрашивает разрешения войти ко мне в спальню. Неужели таков наш удел в будущем?»
– Конечно.
Слоун вошла и закрыла дверь. Было темно, но Джордан понимал, что она идет к нему. Потом почувствовал, как Слоун откинула одеяло и скользнула в постель рядом с ним.
– Я люблю тебя, – прошептала она, пристраиваясь в его объятиях. – Я очень люблю тебя, Джордан.
– Я тоже люблю… и соскучился по тебе. – Он начал целовать ее, но Слоун отстранилась и проговорила срывающимся голосом:
– Я хочу быть тебе настоящей женой, но сейчас пока нельзя…
– Шшш! Все в порядке. – Джордан прижал ее к себе. – Мы подождем.


Палм-Бич, февраль, 1988
Лошадь мчалась галопом через пустое игровое поле, направляясь к мячу, небольшому белому пятну на идеально зеленом дерне. Джордан высоко поднял клюшку, но в самый последний момент рука сорвалась, и мяч полетел в другую сторону.
– Вот черт! – пробормотал он, натягивая поводья и снимая шлем. – Отвратительный удар.
Впрочем, это его не слишком удивляло. В последние несколько месяцев Джордан не мог полностью сосредоточиться на игре, а это, в свою очередь, сказывалось во всем. И это из-за Слоун.
Джордан медленно ехал по игровому полю и думал о ней. Потеряв ребенка, Слоун очень изменилась. Правда, состояние ее немного улучшилось, худший период, несомненно, миновал, но Джордан не был уверен в том, что все окончательно наладилось.
Порой Слоун казалась ему совершенно чужой. Его раздражали постоянные смены ее настроения. То она лежит в постели, не желая вставать, замкнутая, ни с кем не разговаривает, а буквально на следующее утро весела и бодра, даже шутит, готова танцевать всю ночь и настоящая тигрица в постели. Но это была как бы гипертрофированная версия прежней Слоун, женщины, которую он полюбил.
«Наверное, я схожу с ума», – подумал Джордан.


– Что делать, ты знаешь.
Тот, что помоложе, кивнул:
– Еще бы! Чтобы все выглядело, как будто это случайно.
– Никто не должен ничего заподозрить.
– Конечно. – Тому, что помоложе, слушать постоянные напоминания об этом уже изрядно надоело.
– Когда работа будет выполнена, я позвоню и дам знать, где и когда получить деньги.
– Ладно.
– Сейчас мне нужно идти. Не хочу рисковать, нас могут увидеть вместе.
Тот, что помоложе, нахмурился:
– Я тоже не очень-то горю желанием, чтобы нас засекли.
– Важнейшее правило – никакого ненужного риска.
– Да, верно. – Тот, что помоложе, немного помолчал. – Я хотел бы задать тебе два вопроса. Первый: когда ты намерен с этим заканчивать? И второй: не хочешь ли объяснить, зачем тебе все это нужно?
– Нет, не хочу. Я плачу, а остальное не твое дело.
Тот, что постарше, повернулся и пошел прочь.


– Мне кажется, ты меня избегаешь.
Ланс посторонился, пропуская Надин в комнату, а затем спросил с деланной веселостью:
– Почему ты так решила?
– Не знаю. – Она начала расстегивать его рубашку. – Я думала, ты мне это скажешь.
– Дело в том, что твой муж не дает мне скучать…
– Чепуха! Не так уж ты и занят. – Распахнув рубашку, Надин потерлась о его грудь. – Правда, мне случайно стало известно, что он серьезно подумывает о том, чтобы выгнать тебя из команды.
Ланс похолодел.
– Он сам сказал тебе это?
Надин хрипло рассмеялась и принялась расстегивать ему пояс.
– Конечно, сказал. Иначе как бы я узнала? – Надин залезла в его брюки и нежно взяла в руки вялый член. Впрочем, под воздействием ее манипуляций он стал довольно быстро твердеть. Ее дыхание участилось. – Не беспокойся, Ланс, – выдохнула она, – я Гейвина от этого шага отговорила и сделаю это столько раз, сколько потребуется. Пока место в команде за тобой сохранится. Пока…
– Видимо, я должен выразить тебе благодарность.
Она посмотрела ему в глаза:
– Да. Но не словами, а делом.
Ланс присосался к ее губам, одновременно расстегивая молнию на платье.
– Вылезай скорее из этой шкуры, мы разыграем с тобой маленькое шоу.
Повеселевшая Надин сделала шаг назад и сбросила со своего стройного тела одежду. Наконец-то найден способ, позволяющий удерживать молодого любовника. Теперь все пойдет по-другому.


Слоун достала из своей дорожной сумки небольшой пузырек и слегка встряхнула. Пусто.
«Что же теперь делать? Следовало бы позаботиться об этом в Нью-Йорке».
Она задумалась. Наверняка в Палм-Бич найдется доктор, который выпишет стимуляторы, не задавая вопросов. Их часто принимают для похудания, а в этом городе полно богатых, красивых и худых женщин. Наверное, доктора делают здесь неплохой бизнес, выписывая своим пациенткам «таблетки для похудания». Но как найти такого доктора? Не спрашивать же на улице. Ей надо соблюдать осторожность. Господи, если только Кэти или Адриенна когда-нибудь узнают…
Ни в коем случае. Это необходимо держать в тайне, особенно от Джордана. Он не поймет. Да и никто не поймет. А как им понять? Как им понять, что только эти таблетки и поддерживают ее? Барбитураты изгоняют ночных демонов и дают возможность спать. Притупляют боль. А амфетамины снимают туман, который появляется в голове после приема барбитуратов. С ними легче утром подниматься с постели, они дают возможность быть прежней Слоун, насколько это сейчас для нее возможно. Эти таблетки ей очень нужны.
Размышления Слоун прервал звук открывающейся двери в соседней комнате. Джордан! Она метнулась к сумке, спрятала флакончик на самое дно и закрыла сумку в тот момент, когда он вошел в спальню.
– Как прошла тренировка? – спросила Слоун, стараясь, чтобы голос звучал как обычно.
– Неровно. – Он мягко поцеловал ее в губы. – Не ожидал, что застану тебя здесь.
– Почему?
– Ты же утром сказала, что собираешься пройтись по магазинам. – Джордан сбросил фуфайку и направился к шкафу за чистой сорочкой. – Поскольку уже два часа дня, а ты все еще в ночной рубашке, надо полагать, поход не состоялся.
– Нет, я никуда не пошла. – Слоун сделала паузу. – Меня неожиданно посетила муза.
Он обернулся:
– Начала писать?
Слоун кивнула:
– Двадцать пять страниц за утро. И еще десять в мусорной корзине.
Джордан тихо присвистнул.
– Кэти будет довольна.
– Будет, – согласилась Слоун, – когда получит готовую работу. Посмотрим, может, завтра утром мне удастся накропать еще страниц двадцать пять.
– Замечательно! – Джордан широко улыбнулся. – Надеюсь, этот внезапный взрыв творческой энергии не означает, что ты откажешься пойти со мной завтра на банкет?
– Конечно, нет. – Она подошла к нему сзади и обняла за плечи. – Но ведь мы не будем сидеть за одним столом с Хиллером, да?
– Извини, дорогая, но, наверное, придется. Как-никак он хозяин нашей команды. – Джордан знал, что Слоун не слишком нравятся Хиллер и его жена. – Но там будут также Айан, Дасти, Эрик, Сэм и Дан…
– А Ланс?
Джордан поморщился:
– Кто знает, что в очередной раз выкинет Ланс. Если придет, мы его увидим. Ведь большую часть времени он одурманен наркотиками и даже не ведает, на какой пребывает планете.
– И что же он, по-твоему, принимает? – помолчав, спросила Слоун.
– Одному Богу известно. Какие-то таблетки, возможно, кокаин… трудно сказать. – Джордан взглянул на жену. – Не сомневаюсь, финансовую поддержку ему оказывает Надин Хиллер.
Слоун отпрянула:
– Неужели?
– Говорят, Ланс весьма неплохо обслуживает эту кобылу. – Джордан снял с плечиков сорочку. – Она ему постоянно дарит то часы, то запонки – замаскированная плата за услуги. Ланса, разумеется, эти вещицы не интересуют, он старается побыстрее продать их и купить наркотики.
– Вообще-то на наркомана Ланс не похож, – задумчиво проговорила Слоун.
– На людях он держится.
Последних слов Джордана она не слышала, потому что напряженно думала о том, как ей подойти к Лансу. Это надо сделать очень осторожно, ведь у него нет оснований доверять ей, поскольку она жена Джордана, а Ланс знает, как Джордан относится к наркотикам.
Но в этом городе Слоун могла поговорить на эту тему только с Лансом.


А Ланс в это время лежал на постели. Голый. Его оседлала Надин, разумеется, тоже нагая. Он играл ее грудями.
Надин имела все основания быть довольной. После того вечера все шло как по маслу. Вот и сегодня они начали в полдень, а Ланс по-прежнему полон энергии. Ей больше незачем беспокоиться о том, что она его потеряет. Надин нашла превосходное средство держать любовника на привязи.
Его руки двинулись вниз и охватили ее ягодицы. Надин выгнула спину и задвигалась быстрее.
Великолепно, отныне она всегда будет удовлетворена. Ланс проследит за этим, Надин не сомневалась. Она откинулась назад и издала глубокий стон.
Внезапно дверь номера распахнулась, и в комнату ворвался Гейвин Хиллер. Его лицо было багровым от ярости.
– Паршивый сукин сын! – прошипел он, глядя на Ланса, который спрыгнул с постели и бросился к своим брюкам. – Да я разорву тебя на части голыми руками! Подумать только, я жалел этого мерзавца, мне все говорили, что он уже выдохся и в профессиональное поло играть не может, а я пытался дать ему шанс! Ты играл хуже, чем просто погано, а я все равно держал тебя! И чем же ты мне отплатил за доброту? Решил потрахать мою жену, паршивец!
Ланс молчал. А что тут можно было сказать?
Хиллер повернулся к Надин, все еще лежавшей на постели и не потрудившейся прикрыть наготу. Хиллер схватил одежду жены, лежащую на полу, и швырнул ей:
– Одевайся! Машина ждет внизу.
Затем развернулся и вышел вон.


– Придется с тобой разводиться, – сказал Хиллер, когда они остались одни в своем номере отеля «Брейкерс». – Придется дать тебе пинка в твою хирургически улучшенную жопу и выставить без единого цента. – Он повернулся к ней лицом. – Да, придется.
– Возможно, ты сделаешь это, но не сейчас, – спокойно заметила Надин. Ее приводила в ужас мысль, что муж действительно так поступит, но виду она не подавала.
– Ты в этом так уверена? – Хиллер подошел к бару и налил себе двойное виски.
– Да… уверена. – Ее голос слегка дрогнул, но она надеялась, что муж не заметит. – Потому что ты очень гордый человек, Гейвин.
– В каком смысле?
– А вот в каком! – отозвалась Надин. – Ты не захочешь, чтобы газеты смаковали подробности скандала, связанного с изменой твоей жены.
– Очередной изменой, – уточнил Хиллер, делая большой глоток из бокала. Заметив ее удивление, он холодно улыбнулся. – Я в курсе всех твоих похождений, моя дорогая. Я знаю все.
– В таком случае почему… – начала Надин.
– Сам не пойму, – раздраженно перебил он, – и не спрашивай меня об этом! А сейчас мое терпение лопнуло, и я решил положить этому конец.
– Значит, все это время ты следил за мной?
– Молодец, что догадалась! – зло усмехнулся Хиллер. – А что, я не имею права знать, чем занимается моя жена?
– О своих супружеских обязанностях ты, кажется, вспоминаешь только тогда, когда тебе удобно.
– На твоем месте, Надин, я бы так не разговаривал. Не испытывай мое терпение! – В его голосе прозвучала угроза. – Еще одно слово, и ты действительно окажешься на улице. Боюсь, тебе даже нечем будет прикрыть эту симпатичную задницу.
– И что ты намерен делать? – спросила она, холодея от ужаса.
– А ничего, – усмехнулся Хиллер. – Ты права, пока я предпринимать ничего не стану. Но только в том случае, если ты согласишься на мои условия.
– Какие условия?
– Все это непотребство должно закончиться раз и навсегда. – Хиллер наполнил свой бокал. – И с Уитни, и со всеми остальными. Кроме того, ты должна вести себя как моя жена, а не как двадцатилетняя нимфоманка.
Надин кивнула:
– А что будет с Лансом?
– А при чем тут он?
– Ты что, оставишь его в команде?
– Пока да. – Хиллер холодно улыбнулся. – И вообще, разве он виноват?
Поставив бокал на стол, он быстро вышел.


– Почему ты не на тренировке? – спросила Слоун, как бы случайно подходя к Лансу. Он присел на капот своей машины и наблюдал за утренней тренировочной игрой.
– Не вижу смысла, – уныло ответил он.
– Не поняла. – Она удивленно посмотрела на него.
– Сегодня меня, наверное, выгонят из команды. – Ланс не отрывал взгляда от игрового поля.
– Почему? – Слоун забралась на капот машины рядом с ним.
Он пожал плечами.
– Это длинная история.
– Я готова выслушать ее.
– Знаешь, Слоун, – отрывисто проговорил Ланс, – я предпочел бы об этом не распространяться! Ладно?
– Тебе виднее.
Наступила долгая пауза.
– Если не хочешь, чтобы я помогла тебе, – снова начала Слоун, – тогда, может, ты поможешь мне?
– Каким образом? – Он по-прежнему не отрывал глаз от игрового поля.
– После того как я потеряла ребенка, – заговорила Слоун, – у меня было много проблем. Короче, я никак не могла успокоиться, и доктор прописывал мне барбитураты. – Она украдкой взглянула на Ланса, но он не отреагировал на ее слова. – Они помогали, но по утрам я ощущала ужасную вялость, и мне не удавалось преодолеть ее до самого вечера. Поэтому пришлось компенсировать это амфетаминами. Эти таблетки оказались у меня случайно, прежде я пробовала принимать их. И вот теперь… – Слоун глубоко вздохнула, – они у меня закончились.
Ланс внимательно посмотрел на нее:
– Мне очень жаль, что ты потеряла ребенка, Слоун. Но как тебе помочь, не представляю.
– Понимаешь, я… вернее, Джордан… – она запнулась, – сказал мне, что, когда тебя оставила жена, ты тоже страшно переживал. Он предположил, что ты принимаешь… или, возможно, принимал какие-то успокаивающие препараты.
Голубые глаза Ланса настороженно сузились.
– Что еще он сообщил тебе?
– Больше ничего. Прости, если я сказала что-то не то. Я просто подумала, что, может, ты согласишься достать мне…
– К сожалению, не могу, – прервал ее Ланс и выпрямился. – И вертеться возле меня совершенно бесполезно. Извини, Слоун, но помочь тебе я действительно ничем не могу.
Она соскользнула с капота, а Ланс сразу же сел в машину и завел двигатель. Слоун, нахмурившись, наблюдала, как он уезжает.
«И что же теперь делать?»


В субботу 27 февраля в клубе «Поло-Хаус» состоялась церемония вручения премии «Томми» по итогам 1987 года. Эта бронзовая статуэтка работы известного скульптора Тома Холланда, изображающая легендарного игрока Томми Хичкока, в кругах поло является эквивалентом «Оскара». Сама премия была учреждена журналом «Поло», а подобное награждение проводилось в третий раз.
Сегодня на церемонии присутствовали пять из шести игроков десятого рейтинга. Игроком года был назван Гонсало Пьерес (один из этих пяти) из команды «Уайт Берч», спонсируемой группой Питера Бранта. Многие считали Пьереса лучшим игроком в мире. Принимая награду, Пьерес поблагодарил свою жену Сесилию, спонсора Бранта и своих пони.
– Без них я не завоевал бы эту награду, – сказал аргентинец, подняв над головой статуэтку.
Специальный приз был присужден обществу «Пьяже Чуккерс» за благотворительную деятельность – за два года на благотворительные цели обществу удалось собрать два миллиона долларов – и за активную пропаганду поло. Премию принимали четыре члена общества – актеры Алекс Корд, Уильям Девэн, Джеймсон Паркер и Даг Шин. Говоря о показательном матче, который их команде предстояло провести на следующий день как генеральную репетицию перед игрой на кубок Камачо, Шин пошутил:
– Наш кубок мы называем кубком «Но Мачо».
type="note" l:href="#n_35">[35]
Кульминационным моментом церемонии стало торжественное занесение в «Книгу почета поло» легендарного Боба Скене, по происхождению австралийца. Когда Скене вышел на сцену, весь зал встал. В краткой речи он поблагодарил, кроме прочих, свою жену, пятидесятилетнюю Элизабет, и ей устроили овацию.
За столом команды «Уайт Тимберс» Джордан оживленно беседовал с Уэллсом, Дасти пыталась расшевелить Слоун, почему-то рассеянную и нервную. Рядом с мужем сидела, как всегда, элегантная Надин Хиллер, но Слоун сейчас не замечала ее.
Ланс Уитни отсутствовал, что было весьма показательно.
Эффект действия амфетамина заканчивался, и Слоун чувствовала, что сейчас сломается, разрушится у всех на глазах и физически, и психически. Она приняла барбитурат, и только его действие мешало ей сейчас выбежать с криком на улицу. Руки дрожали, каждый звук громким эхом отдавался в голове. Время от времени окружающие предметы меняли очертания, и она видела их как в кривом зеркале.
Оставалось надеяться, что Джордан не захочет здесь задерживаться и они скоро уйдут. Если же придется засидеться за столом допоздна, может случиться самое ужасное.
– С тобой все в порядке, Слоун? – спросила Дасти.
Казалось, в зале выстрелила пушка.
– Да, да, все хорошо. Просто… просто мне нужно в туалет.
– Хочешь, я пойду с тобой?
– Нет! – быстро сказала Слоун.
– Ты сегодня неважно выглядишь.
– Мне действительно немного нездоровится. Наверное, простудилась.
Слоун неловко поднялась, чем привлекла внимание Джордана. Он взял ее за руку:
– Что случилось?
«Неужели это так заметно?»
– Почему ты считаешь, что со мной что-то случилось?
Он пристально смотрел ей в глаза.
– По-моему, что-то не в порядке.
Слоун с трудом выдавила улыбку:
– Если не отпустишь меня, возможно, тогда действительно будет не в порядке. – Она высвободила руку. – Я сейчас вернусь.
С трудом сдерживая дрожь, Слоун бросилась к туалету. Ей было трудно дышать. Войдя в дамскую комнату, она прислонилась к стене, хватая воздух ртом. Сердце бешено колотилось. Слоун склонилась над раковиной и вымыла лицо холодной водой, не думая о том, что станет с макияжем.
Ей был необходим барбитурат, и немедленно. Настороженно оглядевшись, Слоун вывалила на стул содержимое своей сумочки и взяла дрожащими руками небольшую коробочку, похожую на миниатюрную пудреницу. Ее пальцы так сильно дрожали, что, когда она наконец открыла ее, две оставшиеся капсулы барбитурата вывалились в раковину и исчезли в сливном отверстии.
Слоун тихо выругалась, сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, выпрямилась и невидящими глазами посмотрела на свое отражение в зеркале. Возвращаться назад в таком состоянии сейчас невозможно. Вначале нужно успокоиться. Может, выйти на свежий воздух?
Слоун закрыла за собой дверь туалета и направилась к выходу, надеясь, что Джордан не заметит ее. Наконец она выбралась и медленно пошла по аллее, глубоко вдыхая прохладный вечерний воздух. Но ощущение удушья не прекратилось.
– Слоун!
Она вздрогнула. Из тени выступил Ланс. На церемонии награждения он, очевидно, не собирался появляться, так как был в джинсах и куртке, под которой была видна красная футболка.
– Я знал, что рано или поздно ты выйдешь. – Ланс подошел к Слоун. – Это всегда случается.
– Что именно? – Она вытерла потные ладони о подол своего длинного, отделанного стеклярусом платья.
– Так случается с теми, кто принимает. Уверен, сейчас ты совсем расклеилась.
– Хм… да.
– Не хватает дыхания, верно?
Слоун кивнула.
– Я это знаю. – Ланс вынул из кармана куртки небольшой коричневый конверт и протянул ей. – Думаю, это поможет.
– Что это?
– Таблетки амфетамина. Не знаю, что ты принимала, но это подействует. Возьми, но с одним условием.
Она посмотрела на него:
– С каким?
– Никто не должен знать, кто дал тебе таблетки.
Слоун кивнула:
– Пока никто не подозревает, что я принимаю их.
Ланс усмехнулся:
– Даже сам мистер Добродетель?
– Больше всего я боюсь, как бы не узнал Джордан.
Ее ответ, казалось, удовлетворил Ланса. Он положил конверт на ее ладонь и пошел прочь.
– Ланс!
Он оглянулся:
– Что?
– Спасибо.
Ланс пожал плечами.
– Хиллер уволил тебя из команды?
Он покачал головой:
– Пока нет. Я… отделался выговором.
Как только Ланс исчез в темноте, Слоун вывалила на ладонь содержимое конверта. Шесть капсул. Какое облегчение!
«Слава Богу, теперь я выдержу этот вечер».


Сидней, февраль, 1988
– Вы не шутите?
Джилли смотрела на доктора, не веря тому, что услышала.
– Я говорю серьезно. – Доктор выписал рецепт и протянул ей. – Вы беременны. Уже два месяца.
– Не может быть! – тупо повторила она. – Я же принимала таблетки.
Доктор усмехнулся:
– Миссис Киньон, во-первых, стопроцентной гарантии не дают никакие противозачаточные средства, а во-вторых, всегда есть вероятность, что вы ошиблись.
– В чем?
– Ну, например, скрупулезно ли вы принимали эти противозачаточные таблетки? Неужели не пропустили ни одного дня?
– Кажется, не пропустила. – Джилли внезапно утратила уверенность. Ее жизнь вообще походила на бардак, а уж последний год особенно. Так что, вполне возможно, она могла в какой-то день и забыть.
– Я выписал вам витамины, которые необходимо принимать в период беременности, – сказал доктор. – Начните курс сегодня же.
– Понятно, – равнодушно отозвалась Джилли.
– Вы не хотите ребенка? – озабоченно осведомился доктор.
– Даже не знаю…
Он помолчал.
– Сделаете аборт?
– Не исключено. Мне надо все обдумать.
– Пока вы не решили, – твердо проговорил доктор, – рекомендую вам вести образ жизни беременной женщины.
Джилли молча кивнула.


Джилли ехала вдоль берега на встречу с отцом.
Ребенка заводить она не собиралась. Особенно от Макса. Такая перспектива ее и прежде не вдохновляла, а уж сейчас, когда их брак практически развалился, и подавно. Джилли собиралась посоветоваться с отцом, хотя заранее знала, что он скажет. Сколько раз она пыталась поговорить с ним по душам, но никогда не находила никакого отклика. С ним бесполезно обсуждать это, и все же…
Джилли нашла отца на тренировочном поле, он отрабатывал удар слева. Она с шумом остановила машину и вышла. Флеминг даже не посмотрел в ее сторону. Джилли взобралась на верхнюю жердь изгороди и со своего насеста помахала ему рукой, но Флеминг не заметил. Это в порядке вещей. Так было всегда. Когда отец играл, даже если тренировался, все остальное в мире переставало для него существовать. В том числе и дочь.
Наконец он увидел Джилли, снял шлем и помахал ей. Она заставила себя улыбнуться и снова помахала ему рукой.
«Зачем я здесь? Ведь уже знаю, что он скажет. Какой же смысл?»
– Что привело тебя сюда? – спросил Флеминг, подъехав к изгороди и спешившись.
– Разве для того, чтобы встретиться с отцом, нужны какие-то особые причины? – Джилли старалась говорить беззаботным тоном.
– Это верно, – согласился Флеминг, – но я не помню, чтобы ты появлялась просто так. Ну, почему же ты здесь?
Джилли вздохнула:
– Я только что от доктора.
Он озабоченно посмотрел на дочь:
– Заболела?
– Нет. – Она покачала головой. – Я беременна.
Флеминг насторожился:
– Джилли, девочка моя, по-моему, это известие не слишком тебя обрадовало.
– Ничуть не обрадовало, – призналась она.
– Ты не хочешь детей? – Флеминг вытер волосы полотенцем, затем накинул его на плечи. – Подай мне, пожалуйста, термос вон из той сумки.
– Я и сама не знаю, чего сейчас хочу. – Джилли протянула ему термос.
Флеминг открыл его и сделал большой глоток.
– В таком случае тебе следовало принимать контрацептивы.
– Я принимала.
– И что же ты собираешься делать?
– Не знаю. – Джилли обхватила себя руками так, будто замерзла, хотя было совсем не холодно. – Возможно, сделаю аборт. Пока не решила.
– Ты обсуждала это с Максом?
Джилли нахмурилась:
– Он еще не знает, что я беременна.
– Ты, конечно, скажешь ему.
– Не знаю, – повторила она уже в который раз.
– Ты должна ему сказать. Это его ребенок… Разве не так? – Флеминг вопросительно посмотрел на дочь.
– Так, папа, так, – вздохнула Джилли. – Будь это не так, возможно, я захотела бы оставить этого ребенка.
– Джиллиан!
– Это правда, папа. – Она опустила глаза. – Прежде чем это сказать, я хорошо подумала. Я не хочу ребенка от Макса, потому что он будет похож на него.
– Максвелл замечательный человек… – Флеминг затянул свою старую песню.
– Он больной, – оборвала его Джилли, – у него с головой не в порядке. Выходя замуж за Макса, я знала, что он ревнивый, что у него ужасный характер, однако думала, мне удастся как-то примириться с этим. Но это оказалось гораздо хуже, чем я предполагала. Папа, Макс одержимый. Он теряет над собой контроль. Я боюсь его. Мне кажется, он способен на все.
– Вот именно, тебе это кажется, – угрюмо заметил Флеминг. – А вот мне по-прежнему кажется, что ты преувеличиваешь.
– Ничуть не преувеличиваю, папа.
– Однако если бы ты выбросила из головы Джордана Филлипса… – Флеминг надел шлем и застегнул его на подбородке.
Джилли отвернулась.
– Почему ты всегда упрекаешь меня в этом? Почему считаешь, что это только моя вина?
– Но, Джиллиан, ты даже не попыталась создать нормальную семью. Вот и сейчас, когда этот ребенок сблизил бы вас наконец, успокоил обоих, ты думаешь только о том, чтобы сделать аборт.
– Папа, я знаю, ты любил маму. Бабушка рассказывала, как вы встретились, как полюбили…
– Давай вернемся к существу вопроса, Джиллиан. – Флеминг уже начинал нервничать.
– Ты любил ее очень сильно. Почему же ты хочешь, чтобы я вместо настоящей любви довольствовалась суррогатами?
– Джилли, девочка моя, пойми, – напряженно проговорил Флеминг, – любовь не может длиться вечно. Чем раньше ты это осознаешь, тем лучше для тебя. – Он повернул свою лошадь и отъехал, не попрощавшись.


– Вот это сюрприз! – удивился Макс, входя в квартиру. – В кои веки раз моя дорогая женушка дома и ждет меня.
Джилли обернулась:
– Пожалуйста, не обольщайся. То, что я сейчас здесь, просто случайность.
– В самом деле? – Он попытался поцеловать жену, но она увернулась. От Макса сильно пахло спиртным.
– Ты выпил?
– Представь себе, да. – Он направился к бару. – И намереваюсь сейчас продолжить. Тем более что есть повод.
– У тебя в последнее время всегда есть повод. – Джилли грустно усмехнулась. – Впрочем, пей, мне-то какая разница.
– Вот это жена! – Макс налил себе двойное виски, выпил залпом и налил еще. – Настоящая любящая жена. Ну разве я не счастливчик?
Джилли поморщилась, почувствовав, как накатывает волна ужасной мигрени.
– Оставь это, Макс. У меня сегодня нет настроения.
– Можно подумать, что когда-нибудь ты была в настроении. – Он опрокинул в горло содержимое бокала. – По крайней мере при мне.
– А к чему мне это?
– Забавно… – Макс нервно потер руки. – Я всегда полагал, что жена должна чувствовать определенную… ответственность…
– А по-моему, – холодно прервала его Джилли, – оба супруга должны чувствовать одинаковую ответственность.
– Ну что мы за чудесная пара! – Он снова наполнил свой бокал. – Настоящие любящие супруги.
– Лучше не бывает. – Джилли посмотрела на него. – А уж какими мы с тобой будем замечательными родителями! Верно?
Макс горько рассмеялся:
– Снова за свое?
– Я беременна.
– Это дешевая шутка, дорогая Джилли.
– Вот наш с тобой брак – это действительно дешевая шутка, – устало проговорила она. – А то, что я сказала, – не шутка. К сожалению.
Он сузил глаза.
– Повтори, пожалуйста.
– Ты что, не понял, Максвелл? – Джилли очень не нравилось, как он смотрит на нее. – Я беременна. Утром была у доктора. И удивлена не меньше, чем ты…
– Дрянь! – прошипел он и влепил ей пощечину. – От кого?
– От тебя… Он наш…
– Лжешь, шлюха! – Макс снова ударил ее по лицу. Джилли упала на диван и, защищаясь, подняла руки. – От кого?
– Это твой ребенок! – вскрикнула Джилли, трепеща от страха.
– Ах вот оно что! – Он поставил жену на ноги, ухватившись за ее красную шелковую блузку. – Так чьего ублюдка ты носишь в себе?
– Твоего…
– Думаешь, меня можно вот так запросто одурачить? – Его глаза остекленели от злобы. – Но все равно ты не произведешь его на свет! – Макс ударил ее кулаком в живот.
Джилли вскрикнула от боли.
– Захотела выдать его ублюдка за моего! – закричал он и ударил ее снова. – Не выйдет!
– Макс, послушай меня, пожалуйста!.. – взмолилась она.
– Это ребенок Джордана? Мне уже давно следовало прикончить этого негодяя!
– Я не была близка ни с кем, кроме тебя…
– Дрянь! Думаешь, я такой дурак? – Макс снова нанес ей несколько сильных ударов.
– Макс, выслушай меня… – тихо всхлипнула она.
– Хватит мне слушать твое вранье… твое и Филлипса! – Он снова ударил ее.
Последнее, что помнила Джилли, это ужасную боль… и ощущение влаги между ногами. Потом она потеряла сознание.


Джилли пришла в себя уже в госпитале и вначале даже не поняла, где находится.
Постепенно она осознала, что это не дом. У нее отлегло от сердца. Видно, Господь сжалился над ней и не позволил Максу довершить свое черное дело.
В области живота Джилли ощущала тупую боль, в затылке пульсировало.
– Где… я? – спросила она слабым голосом.
– Ты в госпитале, Джиллиан, – отозвался отец.
– В госпитале… – Она повернула голову, чтобы увидеть его. Он сидел на стуле возле постели. Таким бледным Джилли никогда его не видела. – Как я сюда попала?
– Тебя привезли полицейские. Их вызвали соседи. Когда они приехали, ты была без сознания, а Макс… он сейчас в тюрьме. – Отец помолчал. – Что случилось?
– Я просто послушалась твоего совета, – ответила Джилли, глядя в потолок, – и сказала ему, что беременна. Макс был пьяный… и не поверил, что ребенок его. Я даже не успела ему сказать, что хочу сделать аборт… Он решил позаботиться об этом сам. – Она надолго замолчала.
– Как только ты поправишься, мы подадим на Макса в суд, – сказал Флеминг.
– Первым делом мне нужно с ним развестись. И как можно скорее.


Сингапур, май, 1988
– Мы возвращаемся в Штаты, – сказал Хиллер жене. – Сегодня.
– К чему такая спешка? – спросила Надин, впрочем, без особого интереса. Она стояла возле открытого гардероба и размышляла, что надеть. Они только вчера прилетели и поселились в этом отеле «Шангри-Ла»,
type="note" l:href="#n_36">[36]
а команде «Уайт Тимберс» предстояло играть завтра.
– Бизнес, – бросил он, не поднимая головы от газеты. К завтраку Хиллер почти не притронулся.
– Ты всегда занимаешься бизнесом, но игры «Уайт Тимберс» до сих пор не пропускал. – Надин выбрала сапфирово-голубое платье от Валентино и положила его на кровать.
– А сейчас у меня возникли серьезные проблемы, и мне нужно быть дома, – отрезал Хиллер.
Надин удивленно взглянула на него:
– Я и не знала, что у тебя есть дом, Гейвин. Вернее, у тебя их целых восемнадцать, но, насколько мне известно, ты всегда считал своим домом то место, где в данный момент находишься.
– Брось, Надин, – холодно сказал он, складывая газету, – я не хочу больше тебя слушать.
– Сколько мы живем вместе, – вздохнула она, – ты постоянно от меня отмахиваешься как от назойливой мухи.
Хиллер поднял на нее усталые глаза:
– Чего тебе надо?
Надин усмехнулась:
– Чуточку внимания, только и всего.
Он тяжело вздохнул:
– Я и так проявил к тебе, вернее, к твоим шалостям, невероятную терпимость. Разве это не внимание? У тебя есть потребности, удовлетворить которые я не в состоянии. Думаешь, я этого не понимал? Понимал, и еще как. Вот и решил примириться с твоими любовниками, тем более что вела ты себя в этом смысле вполне благоразумно. Я полагал, что так будет легче жить нам обоим. – Он сделал паузу. – А вот с Уитни ты переборщила. Пошли слухи. У меня и без того достаточно неприятностей, так что пришлось положить этому конец. – Хиллер внимательно посмотрел на жену. – Но если ты чувствуешь себя несчастной, Надин, я готов дать тебе развод.
Она вздрогнула.
– Спасибо, не надо.


– Чего это ты решил вызвать меня в Сингапур? – Тот, что помоложе, расстегнул молнию на своей черной кожаной куртке и вытащил пачку сигарет. – Должно быть, приспичило.
– Ты точно об этом не пожалеешь, – сказал тот, что постарше.
– И какой заказ будет на этот раз? – усмехнулся его собеседник. – Убить твою жену?
– Не искушай меня.


Джилли была уверена, что Макс в Сингапуре.
Как только его выпустили из тюрьмы, он тут же покинул Сидней.
В госпитале Джилли сказали, что у нее никогда не будет детей. Побои Макса вызвали сильное внутреннее кровотечение и другие нарушения, но все это успешно залечили. А вот детей у нее не будет. Никогда. Выписавшись из госпиталя, она мечтала только о том, чтобы убить его. Ни к кому в своей жизни Джилли не питала такой острой ненависти.
Но главное теперь его найти. И обезвредить.
У Джилли не осталось ни малейших иллюзий по поводу Макса. Этот негодяй способен на все. То, что он ее тогда не убил, просто случайность. Божился, что любит, а бил до смерти.
Она никогда не забудет, какое у Макса было лицо: безумие горело в его глазах. Он маньяк, и очень опасный. Джилли не забыла его угроз.
Причем угрожал он не столько ей, сколько Джордану.


Ланс пребывал в подвешенном состоянии.
Над ним завис топор с того момента, когда Хиллер застал его в Палм-Бич с Надин, и он постоянно ждал, что этот топор упадет. Хиллер должен был уволить Ланса из команды, но почему-то откладывал. Это сбивало Ланса с толку. С какой стати Хиллер до сих пор от него не избавился? Непонятно. То, что он не удовлетворен его игрой, сомнений не вызывало. Так в чем же дело?


– Папа, я за тебя беспокоюсь, – призналась Дасти за ужином в «Большом Шанхае», шумном сингапурском ресторане.
Айан поднял глаза от тарелки и улыбнулся:
– А что, собственно, внушает тебе опасения?
– В последнее время ты сам на себя не похож.
– Ну что тут поделаешь, – усмехнулся он. – Старею. Годы берут свое.
Дасти сделала глоток из своего бокала.
– Ты же знаешь, что я не это имела в виду.
– Знаю, детка, что ты имела в виду, – признался Айан, отправляя в рот очередную порцию китайской пищи. – Но об этом говорить еще рано.
– Очень жаль.
– Дело не в том, что я не хочу, – улыбнулся он. – Просто пока не могу.


– Ты считаешь все это случайностью? – Айан глубоко вздохнул. – А вот я так не думаю.
– Значит, по-твоему, все совершили какие-то злоумышленники? – спросил Джордан.
– Готов даже поспорить и рискнуть кое-какими деньгами.
– И кто за всем этим стоит? У тебя есть какие-то соображения?
– Пока нет.
– Как насчет мотивов?
– По-прежнему самой правдоподобной версией считаю месть.
Джордан нахмурился:
– Тогда в список подозреваемых придется внести примерно полдюжины наших с тобой знакомых.
«И первым в этом списке будет значиться Макс Киньон».


Слоун быстро полезла в дорожную сумку за пузырьком, к которому была приклеена вполне легальная аптечная этикетка. В нем же лежали капсулы барбитурата. В душевой кабине шумела вода, Джордан напевал «Фальшивого ковбоя». «Что-то никогда не меняется, – подумала она. – А что-то меняется очень круто. Слишком круто».
Слоун вытряхнула две капсулы и запила водой из стакана, стоявшего на ночном столике. Она боролась с искушением принять еще одну, потому что в последнее время лекарство действовало слабо. Достав третью капсулу, Слоун поразмыслила и сунула ее обратно, решив, что при необходимости примет потом, когда заснет Джордан.
В ванной комнате прекратилось пение, потом затих шум воды. Он скоро выйдет. Слоун вернула пузырек на дно дорожной сумки, закрыла ее и поставила в шкаф. Затем легла в постель и выключила настольную лампу.
Когда Джордан появился в дверях ванной комнаты, она лежала на боку, притворяясь спящей.
– Ты спишь? – тихо спросил он.
Слоун не отозвалась.
Но когда Джордан обнял ее и прижался сзади, Слоун, не выдержав ласки, шевельнулась.
– А, значит, не спишь, – пробормотал он, прижимая ее теснее к себе.
– Хм-м… – промычала она, как будто в полусне.
– А мне вначале показалось, что ты на самом деле спишь. – Джордан потерся о ее ухо.
– Я почти спала.
Он поцеловал ее шею.
– Пожалуйста, Джордан, – Слоун отстранилась, – не сегодня.
Он отпрянул.
– Я сделал что-то не так? Скажи, пожалуйста, дорогая, чем я провинился? Мне это очень важно знать.
– Ты ничем не провинился, – тихо ответила она. – Просто я неважно себя чувствую.
– Неважно, да? – Его тон стал прохладнее. – Болит голова. Угадал?
– Нет. Плохо себя чувствую, вот и все.
– Извини. Я постараюсь не беспокоить тебя. – Джордан отвернулся от нее и затих.
Слоун лежала в темноте без сна очень долго, и слезы струились по ее лицу. Рядом с ней был Джордан, но никогда еще она не чувствовала себя более одинокой.


Среди ночи Джордана разбудило бормотание Слоун. В последнее время она очень часто ворочалась во сне и что-то бессвязно бормотала. Но сейчас громче, чем обычно. Он долго лежал в темноте прислушиваясь.
– Я не могу, Родди… Мой ребенок… Если его заберут у меня, я не перенесу этого… А если попаду в тюрьму, его обязательно заберут, Родди… моего ребенка…
Джордан прикусил губу.
«Кто же этот Родди? Кем он приходится Слоун? Почему эти воспоминания так тревожат ее? И что, черт возьми, все это значит?»


Джордан решил, что пришло время поговорить.
Он встал рано, но на тренировку не поехал. Пока Слоун принимала душ, Джордан позвонил и заказал завтрак в номер. Когда она вышла из ванной, завтрак уже принесли.
– Я решил, что мы поедим здесь, – сказал Джордан. – Не возражаешь?
– Нет, но есть что-то совсем не хочется. – Слоун никогда не ощущала голода, потому что амфетамины отбивали аппетит. Она сильно похудела, почти на восемнадцать килограммов, но выглядела не стройной, а изможденной, почти тощей.
– Попытайся все-таки что-нибудь съесть, – попросил Джордан. – Тебе станет лучше.
Слоун села напротив него и подняла крышку с тарелки. Запах пищи вызывал у нее тошноту, но она все же заставила себя прикоснуться к еде.
– Слоун, нам нужно поговорить. – Джордан посмотрел на жену.
Она подняла глаза:
– О чем?
– О человеке по имени Родди.
Слоун застыла.
– Родди? – Ее мысли скакали. «Откуда он узнал?» – Я… я не понимаю, о чем ты говоришь.
– О Родди. Тебе знаком человек с таким именем?
– Знаком, – не сразу ответила Слоун. – Но это было очень давно.
– Не важно. По крайней мере мы установили, что Родди существовал. – Джордан не спускал с нее глаз. – И кем он для тебя был? Другом? Любовником?
Слоун глубоко вздохнула:
– Я считала его своим другом, но уже давно выяснилось, что заблуждалась. А вот моим любовником он был. Правда, только вначале. В основном он был моим напарником.
Джордан удивленно вскинул брови:
– Напарником?
Она кивнула:
– Мне давно уже следовало тебе рассказать. Слоун Дрисколл – мой псевдоним. На самом деле меня зовут Сэмми Дуглас. И эта Сэмми Дуглас занималась в Чикаго мошенничеством.
– Что?!
– Да-да, мошенничеством, – повторила она. – А Родди был моим напарником и… учителем. Это он научил меня всему, что я умела.
Джордан побледнел:
– Чему же именно?
– Да всему. Долгое время мы занимались разного рода гаданиями. Получалось довольно неплохо, во всяком случае, народу облапошить нам удалось предостаточно. – Слоун опустила глаза. – После того как нас с этим делом засекли, мы перешли на карточное шулерство. Родди был большой мастер. Знал много приемов и кое-какие изобрел сам. – Она помолчала. – Мы играли с ним в паре. Причем ставки были довольно высокие, но я ничуть не походила на мошенницу, поэтому никто не мог ничего заподозрить.
Джордан онемел от изумления.
– Зачем, Слоун? – спросил он наконец. – Зачем ты это делала?
Она пожала плечами:
– Трудно объяснить.
– Попытайся.
На несколько секунд Слоун задумалась, а затем начала:
– Я выросла в рабочем предместье Чикаго. Мой отец – простой рабочий, а мать – домохозяйка. Мои предки прекрасно подходили друг другу. Папа упрямый, своевольный и очень властный. Он постоянно диктовал, что делать, когда делать и как. Мама, напротив, тихая, покладистая, возможно, слишком покладистая, не знаю. Она всегда в нашей семье поддерживала мир, всегда шла на компромиссы.
– Ты говоришь так, – заметил Джордан, – будто ты не одобряешь ее.
Слоун кивнула:
– Верно, не одобряла… и не одобряю. Мне очень не нравилось, что она подкаблучница.
– Но какое это имеет отношение к тому, что ты стала… мошенницей?
– Сейчас скажу, – усмехнулась Слоун. – Стоит ли упоминать о том, до чего скучно протекала моя жизнь? И вот, едва я окончила колледж, в нее ворвался Родди. – Она сделала паузу. – Это было почти как в кино. Он воплощал в себе все, что я искала, – красивый, умный, дерзкий, забавный.
– Теперь начинаю понимать, – тихо проговорил Джордан.
– Родди ввел меня в мир таких же авантюристов, как и он сам. Сразу же занялся моим образованием. Я оказалась способной ученицей, все схватывала на лету. Через очень короткое время я уже начала работать самостоятельно.
– Похоже, это доставляло тебе удовольствие, – заметил Джордан.
– Да, – призналась Слоун. – Я жаждала приключений и получила их с лихвой. Временами мне это очень нравилось.
– И когда же все изменилось?
– Когда я забеременела Тревисом.
Джордан внимательно посмотрел на нее:
– Этот Родди… отец Тревиса?
Она покачала головой:
– Нет. С отцом Тревиса я сошлась в момент одной из размолвок с Родди. Такое у нас случалось периодически. – Слоун поморщилась. – Но с отцом Тревиса мы довольно скоро расстались.
– Итак, ты забеременела и решила завязать… А дальше?
– Родди это очень не понравилось. Он меня уговаривал, утверждал, что наконец-то появилось действительно стоящее дело и если мы его осилим, то разбогатеем по-настоящему. Но я боялась. Пару раз мы уже были с ним на волосок от тюрьмы, и я боялась угодить туда. Если бы ребенок родился там, его бы у меня отобрали и поместили в приют. Такое невозможно перенести.
– И чем же все закончилось? – спросил Джордан.
– В конце концов Родди пришлось отдать мне мою долю. Я родила и жила на эти деньги сколько могла. Вскоре после рождения Тревиса начала писать «Откровения». Родди я никогда больше не видела. Долгое время опасалась, что он явится и станет меня шантажировать, но этого не случилось.
– Выходит, не таким уж он был законченным негодяем.
Слоун грустно усмехнулась:
– Выходит, так.
Некоторое время они молчали.
– Ну, Джордан, – нерешительно проговорила она, – теперь ты знаешь все о моем прошлом. О том, что я была обманщица, мошенница. Короче говоря, преступница…
– Это не имеет никакого значения. – Он встал и поднял ее. – Поверь, мне совершенно безразлично, кем ты была в прошлом. Потому что я люблю тебя.
Слоун прижалась к его груди.
– И ты не сердишься?
– Сержусь? Нет, не сержусь. – Джордан обнял ее еще крепче. – Просто немного обижен, что ты не рассказала мне этого раньше.
Слоун глубоко вздохнула.
– Я боялась… боялась тебя потерять.
Джордан коснулся губами ее волос и тихо засмеялся.
– Потерять меня? Но это совершенно невозможно, моя дорогая.


Лондон, июнь, 1988
Действительно ли это так?
В этом Слоун не была уверена. Прислонившись к капоту автомобиля, она наблюдала, как Джордан садился в седло, и вспоминала их разговор в Сингапуре. Теперь он знал все. Вернее, почти все. Джордан отреагировал правильно, сказал те слова, которые нужно, но ей почему-то все равно было не по себе.
Он выехал на игровое поле и присоединился к остальным игрокам. Такой красивый, такой молодой и сильный. Любая женщина падет к его ногам. Не то что она, во-первых, уже немолодая, а во-вторых, развалина – физическая и моральная.
Находясь в таком состоянии, ей едва ли удастся долго его удерживать.
– Ждешь друга?
Слоун подняла глаза. К ней приближался Ланс, но почему-то не в форме.
Она через силу улыбнулась. Ланс подошел и встал рядом с ней.
– Я принес тебе друга,
type="note" l:href="#n_37">[37]
получай. – Ланс извлек из кармана рубашки небольшой коричневый конверт и осторожно прижал к ее ладони.
– Спасибо, – выдохнула Слоун.
Он кивнул:
– Поможет, но только на время. Чтобы достичь определенного эффекта, тебе придется постоянно увеличивать дозу.
– Да, об этом я уже догадалась. – Слоун пристально смотрела на игровое поле.
– И давно? – спросил Ланс.
– Что?
– Давно ли ты в этом?
– Довольно давно.
– Не хочешь говорить?
– Не хочу. – Она продолжала следить за игрой. – Разве это важно?
– Не очень.
Там, на игровом поле, проход Джордана к воротам не удался. Ему с трудом удалось передать мяч Эрику Ланжоне. Потом мяч вскоре снова вернулся к нему. Это было какое-то чудо, но Джордан все-таки сделал удар слева, примерно метров с тридцати.
– Почему не играешь? – спросила Слоун.
Ланс пожал плечами:
– Наверное, Хиллер хочет, чтобы команда выиграла.
Слоун снова посмотрела на поле. В этот момент команда противника организовала массированную атаку. Джордан и его соперник под номером один устремились за мячом. И вдруг их лошади столкнулись и повалились на землю. Такого поворота событий никто не предвидел.
Сердце у Слоун бешено заколотилось. Увидев, что Джордан с трудом поднимается на ноги, она перевела дух.
Затем завыла сирена «скорой помощи».
Машина со вспыхивающим проблесковым маячком выехала на поле. Там начала собираться толпа. Слоун и Ланс тоже двинулись туда.
– Что случилось? – спросила она у Джордана, который шел к ним навстречу.
– Он сильно разбился. Кажется, повредил голову. – Джордан обнял Слоун. – Во всяком случае, он без сознания.
– Боже мой, – прошептала она.
«На его месте с таким же успехом мог быть Джордан».


Пострадавшим был англичанин Уильям Марки, игрок с шестым рейтингом. В коматозном состоянии его увезли в госпиталь, расположенный примерно в тридцати милях от стадиона «Большой виндзорский парк». Спортсмены и их жены остались в госпитале ожидать приговора докторов.
Джордан и Слоун были среди них. Они приехали прямо со стадиона, Джордан даже не сменил свою пропотевшую форменную фуфайку и белые брюки. Они сидели в коридоре на неудобных металлических стульях. Рядом расположились Айан, Дасти, Эрик и Ланс. Вяло обмениваясь репликами, они следили за двойной дверью, ведущей в реанимационное отделение, и ждали, когда выйдет Френсис Марки, жена Уильяма.
– Он уже пришел в себя? Что они говорят?
– …голова сильно повреждена…
– …выживет ли…
– каково сейчас Френсис…
– а если он…
– кто-то сказал, что у него был неисправный шлем…
– …по-прежнему в коме…
– если он так из нее и не выйдет…
Чувствуя, что задыхается, Слоун дернула воротник платья и глубоко вздохнула. Ее не отпускала мысль о том, что это было так близко.
«Это мог быть Джордан».
– Как ты? – тихо спросил Джордан.
– Я все думаю… Ведь там, в реанимационном отделении, сейчас мог лежать ты…
– Но этого не случилось.
– Могло случиться.
Он взял ее руку.
– Слоун, не стоит попусту волноваться, размышляя о том, как все могло быть. Я здесь, и со мной все в порядке.
Она кивнула и медленно поднялась.
– Я сейчас вернусь.
– Куда ты? – спросил Джордан.
– Попить.
Он слабо сжал ее руку и только тогда отпустил.
Слоун вымученно улыбнулась и нетвердой походкой направилась по коридору.
Фонтанчик с питьевой водой оказался в другом конце длинного коридора, за углом. Убедившись, что за ней никто не наблюдает, Слоун полезла в сумочку за капсулами и наклонилась над фонтанчиком, чтобы запить. И тут из лифта вышел Макс Киньон. Она замерла. Хмуро глядя себе под ноги, он направился в сторону, противоположную реанимационному отделению.


Хиллер остановил машину у госпиталя поздно вечером. После посещения реанимационного отделения Надин почувствовала зависть к Френсис Марки, которая была так преданна своему мужу. Она сидела у постели Уильяма, держала его за руку и все время что-то тихо говорила, как будто он слышал ее слова. А может, она молилась? «Вот оно каково, когда любишь!»
Надин вдруг очень остро осознала, что никогда по-настоящему никого не любила. Она удачно вышла замуж, с финансовой точки зрения – хотя даже это сейчас под большим вопросом, – у нее было довольно много связей с молодыми мужчинами, но любовь? Нет… Надин толком даже не знала, что это такое.
– Счастливая женщина, – тихо проговорила она.
Хиллер удивленно посмотрел на нее:
– Что ты несешь? Ее муж умирает…
– Но она любит его. Они любят друг друга. – Надин повернулась к мужу. – Даже если он не выживет, все равно у нее это было. А что было у нас с тобой, Гейвин, при всем нашем материальном благополучии?
Хиллер ничего не ответил. А что он мог сказать?


– Ну что?
Френсис Марки медленно вышла из реанимационного отделения и села рядом со Слоун. На ее бледно-розовом костюме остались пятна крови: испачкалась в машине «скорой помощи». Она была очень бледна.
– Он не придет в сознание, – сказала Френсис, глядя на свои руки, сложенные на коленях. – Доктор говорит, что его мозг мертв.
– Мозг мертв? – переспросила ошеломленная Слоун.
Френсис Марки горестно кивнула:
– В этом нет сомнений. Все анализы сделаны. Уильям уже никогда не будет нормальным… до самой смерти.
Воцарилось напряженное молчание. Наконец Слоун спросила:
– Как же вы все время жили с этим?
Френсис подняла глаза:
– С чем?
– Ведь ваш муж играет уже очень давно.
– Почти тридцать лет.
– Так вот я и спрашиваю: как вы с этим жили? Как переносили все это, зная, что такое может случиться в любой момент?
– Приходилось как-то с этим справляться, – ответила Френсис после долгой паузы. – Я была вынуждена.
Слоун удивленно посмотрела на нее.
– Выходя замуж за Билла, – сказала Френсис, – я знала, что он играет в поло. И знала, что он никогда этого не бросит. Поло было такой же неотъемлемой его частью, как имя или цвет глаз. Он, конечно, знал, что рискует… И я тоже знала. А сколько раз Билл падал, одному Богу известно.
– И это вас не пугало?
– Ужасало, – призналась Френсис. – Каждый раз, когда он играл. Но я сдерживала себя, потому что любила его.
Слоун молчала. Это чувство было ей слишком хорошо знакомо.


Уильям Марки умер через три дня. На похоронах его жена вела себя удивительно сдержанно и не проронила ни слезинки за все время траурной церемонии.
А вот Слоун потеряла контроль над собой.
Всхлипывала не переставая. Когда они потом шли к машине, Джордану даже пришлось поддерживать ее. Он привез Слоун в отель в Дорчестере и уложил в постель, не понимая, почему жена приняла это так близко к сердцу. Ведь Уильяма Марки она почти не знала.
Он задернул шторы в спальне, надеясь, что Слоун немного поспит, и пошел позвонить портье, чтобы вызвали доктора.
– Джордан!
Испуганный ее криком, он бросил трубку, так и не набрав номер, и побежал в спальню. Она сидела в постели, в ее глазах застыл ужас. Джордан сел рядом, прижал ее к себе и начал гладить волосы.
– Все в порядке, дорогая… Я здесь.
Она зарылась лицом в его плечо.
– Это мог быть ты… О Господи… Это мог быть ты! – Слоун зарыдала.
– Но это был не я.
– В следующий раз это можешь быть ты.
– Не исключено, – согласился он. – На этот счет никаких гарантий нет.
– Нельзя допустить, чтобы такое случилось! – воскликнула она. – Брось поло, пока не поздно.
– Я не могу это сделать, Слоун, – твердо возразил Джордан. – Я профессионал. Занимаюсь этим всю свою жизнь. В игре есть риск, бесспорно. Но большинство профессионалов рискуют собой каждый день – летчики, каскадеры, а в последнее время даже политики.
– Это не одно и то же… – простонала она.
– Нет, одно и то же, – заявил он. – Мы все рискуем практически каждый день, когда летим в самолете, едем в машине, даже когда переходим улицу. Гарантий полной безопасности нет – нигде и никаких. К тому же я не уверен, что хотел бы иметь эти гарантии.
Слоун подняла на него заплаканные глаза.
– Умереть ужасно, – улыбнулся Джордан, погладив ее щеку, – но есть кое-что и похуже.
– Что же может быть хуже?
– Умереть, так и не пожив, – тихо сказал он. – Если постоянно дрожать за свою жизнь, лучше вообще не жить.
«А наблюдать, как ты изо дня в день сознательно рискуешь жизнью, – это же чистый ад», – думала Слоун, понимая, что ей, как и Френсис Марки, придется пройти этот ад до конца.


Марго
type="note" l:href="#n_38">[38]
, октябрь, 1988
Терзаясь ужасными предчувствиями, Слоун стояла у края игрового поля и наблюдала за тренировкой Джордана. Он уже устал успокаивать ее. Слоун ничуть не убеждало, что «рискуют почти все, кто занимается хоть чем-нибудь», ее вообще ничто не убеждало. Она боялась, потому что в последнее время было слишком много так называемых несчастных случаев.
Ее преследовал страх, что Джордан будет следующим.


Джилли уже сомневалась, правильно ли поступила, приехав сюда.
Когда она садилась в такси в международном аэропорту Мериньяк в Бордо, у нее вдруг от страха засосало под ложечкой. Джилли знала, что Макс в Марго. Знала, что он будет участвовать в международном турнире. Вот почему Джилли была здесь. Из-за Макса и… Джордана. Макс угрожал убить Джордана, и она была уверена, что это не пустые угрозы. И вот теперь, когда Джилли оказалась здесь, ее начали одолевать сомнения, будет ли от всего этого польза.


– Пола, я хочу тебя видеть! – Ланс в отчаянии сжал телефонную трубку. – Просто видеть, и все, клянусь. Разве я прошу так много?
– А зачем? – отозвался на другом конце линии слишком знакомый женский голос. – Стоит ли бередить старые раны?
– Я люблю тебя, Пола, – сказал Ланс. – Всегда любил. Кроме тебя, мне никто никогда не был нужен. – Он ходил по комнате своего номера с телефоном в руке, зажав трубку между плечом и ухом. Свободная рука нервно теребила волосы.
На другом конце линии возникла долгая пауза.
– Нет, Ланс… это не так, – наконец ответила она.
– Это так, Пола!
– Я имею в виду не женщин, Ланс. Я знаю, женщин у тебя не было.
– В таком случае что же…
– Я говорю о твоем отце, Ланс, – грустно пояснила Пола. – Он испортил жизнь тебе, а заодно и мне. Причем, когда мы поженились, его уже не было на свете, но он продолжал управлять твоей судьбой. Я не выдержала этого… и не выдержу.
– Пола, ты все еще любишь меня? – неуверенно спросил Ланс. – У тебя еще осталась хоть капелька чувства?
– Я люблю тебя, Ланс, – призналась она. – Всегда любила. Но жить с тобой не могу.


Приехав в Бордо, Хиллеры остановились в «Гранд отеле». Гейвин тут же начал просматривать отчеты помощников. Похоже, с каждой минутой дела шли все хуже, если это, конечно, еще возможно. Он не знал, долго ли еще ему удастся не подпускать к себе этих волков, когда они уже почуяли запах его крови.


Мак Киньон ужинал в небольшом бистро в предместье Либурна. Кухня здесь была превосходная, но он ел, почти не ощущая вкуса. Если бы ему подали сырую конину, он, наверное, даже не заметил бы этого. Его мысли полностью поглощал завтрашний матч. Завтра на игровом поле он и Джордан снова столкнутся лицом к лицу.
Для Джордана это будет в последний раз.


Джордан тревожился.
Его беспокоил не турнир, не то, что он может проиграть, а Слоун. Потеряв ребенка, она так и не пришла в себя. Вначале он убеждал себя, что все в порядке вещей. Да, Слоун потеряла ребенка, но пройдет какое-то время, и она станет прежней. Ведь всю жизнь горевать невозможно.
Но Слоун так и не привыкла, так и не пришла в себя. И теперь Джордан боялся потерять ее.


Надин Хиллер безразличным взглядом скользила по игровому полю. Было время, она еще помнила Ланса, когда наблюдать за его тренировками ей доставляло удовольствие. Надин вспоминала при этом, какой он в постели.
Теперь она испытывала только грусть.
Их совместная с Гейвином жизнь напоминала сейчас «холодную войну», и Надин уже сомневалась, что хочет ее продолжения.


Две самые дорогие лошади Хиллера погибли, когда грузовик перевернулся на оживленной техасской магистрали. Они находились в прицепе. Водитель грузовика тоже погиб. Но Хиллера огорчило только то, что не сразу выплатят страховку.
У грузовика оказались неисправными тормозные колодки, но это ничуть не встревожило Хиллера.


На этот матч первого круга полуфиналов Хиллер вывел свой основной состав – и по части игроков, и по части пони. Они состязались с командой Франции, выступавшей не слишком энергично, и в первой половине игры вели со счетом 8:4. Такое убедительное преимущество, видимо, расслабило их, и к концу четвертого периода они уже проигрывали.
Эрик Ланжоне пропустил два штрафных удара, но команде все же удалось сравнять счет, и было назначено дополнительное время. Джордан играл чересчур агрессивно, и от этого Слоун нервничала еще больше.
– Что он пытается доказать? – восклицала она.
– Что не потерпит выходок Жюльена, – отозвалась Дасти.
Слоун посмотрела на нее:
– Кого?
– Жюльена Ришо, третьего номера у французов, – объяснила Дасти. – Я слышала, он иногда бывает большим мерзавцем.
Слоун горестно рассмеялась:
– Просто очаровательно!..
А Ришо уже, видимо, довел Джордана до крайности. Тот терпел сколько мог, а затем замахнулся на него своей клюшкой. Жест явно не спортивный. Разозленный Ришо направил на него своего пони, но не рассчитал, так что обе лошади упали. Слоун вскрикнула и вместе с Дасти вскочила со скамейки. Дальше она уже ничего не помнила, потому что потеряла сознание.


Обоих игроков привезли в городской госпиталь. Пока их осматривали в приемном покое, Слоун в отчаянии мерила шагами небольшую комнату для посетителей. В отчаяние ее привело то, что она не знала, серьезно ли пострадал Джордан, и ничего не могла сделать. Слоун злилась на него и на себя. На него потому, что, сознавая опасность, он все равно продолжал играть, а на себя потому, что оказалась не способна убедить его бросить это занятие, и еще потому, что, любя Джордана больше жизни, все же не могла принять его таким, какой он есть.
Айан принес ей чашку кофе, которую она с благодарностью приняла, хотя вообще-то пить не хотелось. Подойдя к окну, Слоун надолго застыла, а затем приняла таблетку.
– Мадам Филлипс?
Она вздрогнула так сильно, что пролила кофе. В дверях стоял доктор из приемного покоя.
– Д…д…да, – выдавила Слоун. – Я миссис Филлипс. Что с моим мужем?
Доктор улыбнулся:
– Он вне опасности. Можете его сейчас навестить. – Английские слова доктор произносил очень медленно.
Слоун кивнула, вытерла с левого рукава пролитый кофе и, бросив в урну бумажный стаканчик, последовала за доктором к лифту по длинному коридору.
– Вашему мужу придется провести здесь несколько дней, – сказал он. – А впредь я посоветовал бы ему вести себя на игровом поле более разумно. Хотя бы некоторое время.
– Слава Богу! – выдохнула Слоун.
Доктор взглянул на нее:
– Что вы сказали?
– Ничего. Сильно ли… он пострадал?
– Сломано три ребра, – ответил доктор. – И сотрясение мозга средней тяжести. Самое лучшее лекарство для него – это покой. Время и покой. Но эти игроки в поло такие упрямые. Не сомневаюсь, через неделю он снова будет на поле.
Слоун пожала плечами:
– И я никак не могу этому воспрепятствовать.


– Как ты? – Слоун с трудом улыбнулась.
Она наклонилась и поцеловала Джордана в щеку. Стараясь не выдать волнения, придвинула стул и села у его постели.
– Как и положено в такой ситуации, – признался он, устало улыбаясь. – Кажется, меня здесь исследовали больше, чем это вообще возможно, – рентген грудной клетки, рентген черепа, компьютерная томография позвоночника и еще куча всего. Думаю, повторных показов «Я люблю Люси»
type="note" l:href="#n_39">[39]
и то было меньше.
Слоун взяла его руку.
– Говорят, некоторое время тебе нельзя будет играть.
Джордан покачал головой:
– Это невозможно.
– Но ты должен соблюдать режим…
Их разговор был внезапно прерван появлением Джилли. Она ворвалась в палату без стука, как будто с разбегу.
Слоун вскочила:
– Что вам нужно?
– Я пришла поговорить с Джорданом, – холодно ответила Джилли, – наедине, если не возражаете.
– Еще как возражаю! И считаю, что вам, Джилли, здесь нечего делать. Прошу вас, уйдите.
– Я никуда не уйду, – упрямо заявила Джилли, – пока не поговорю с Джорданом.
– Что ты хочешь мне сказать, Джилли? – вмешался наконец Джордан.
Она переводила взгляд со Слоун на него и обратно. Потом наконец кивнула:
– Ладно. Дело в том, что здесь Макс.
– Знаю, – усмехнулся Джордан. – Не пойму, что в этом нового.
– Сейчас объясню. – Джилли энергично тряхнула головой. – Итак, несколько месяцев назад я обнаружила, что беременна. Вот такую, представь себе, совершила ошибку. Узнав об этом, Макс пришел в ярость. Он был уверен, что ребенок не его, и избил меня до полусмерти, после чего я потеряла ребенка. Его посадили в тюрьму, но он вышел оттуда и сбежал, прежде чем меня выписали из госпиталя.
– То, что ты рассказываешь, ужасно, – отозвался Джордан. – Но какое отношение это имеет ко мне?
– Он вбил себе в голову, что отец ребенка ты.
– Что?!
– И хочет убить тебя.


Мартас-Виньярд, декабрь, 1988
– Болит? – спросила Слоун, ставя ему на колени поднос с завтраком.
Джордан улыбнулся и попытался выпрямиться в постели.
– Только в тех случаях, когда я делаю самое простое: например, дышу. – Он посмотрел на поднос. – Яйца, ветчина, картошка, фрукты – да тут хватит на троих!
– Эмма считает, что тебе нужно побольше есть. – Слоун села на постель и отбросила с его лба прядь волос. – Ты похудел, с тех пор как мы вернулись домой.
– Ну что ж, будем поправляться. – Джордан отрезал солидный кусок ветчины и отправил в рот.
Они помолчали.
– Я все думаю, Джорди… – начала Слоун, – обо всем, что случилось… Не полагаешь ли ты, что тебе лучше сделать перерыв на некоторое время…
Он поднял глаза:
– Перерыв?
– Ты знаешь, о чем я говорю. Может, ненадолго оставишь игру?..
Джордан невесело рассмеялся:
– Слоун, опомнись. Поло у меня не хобби, это то, чем я живу. И ты предлагаешь мне взять отпуск. На сколько же – на полгода, на год?
– Хотя бы на полгода.
Он покачал головой:
– Исключено!
– Джорди, но так продолжаться не может. В команде происшествия чуть ли не каждую неделю. Теперь, как только ты выезжаешь на поле, я холодею от ужаса. А по ночам меня мучают кошмары.
– Пойми же, Слоун, я играю уже шестнадцать лет. Целых шестнадцать лет! И все это время рисковал так же, как сейчас. – Он погладил ее по щеке. – Поверь, я уже давно привык к этому.
– Нет, сейчас что-то изменилось. И ты это знаешь.
– Я знаю только то, что тебе нужно срочно прекратить панику.
Слоун напряглась:
– Но я не хочу потерять тебя, Джорди! Я люблю тебя. Иногда мне кажется, что слишком сильно.
Он молча смотрел на нее, словно желая что-то сказать, успокоить, но не находил слов. Потом Джордан отставил поднос, обнял жену и прижал к себе. Он любил ее. Но разве достаточно только любви, чтобы преодолеть этот разлад?
– Что же с нами творится? – тихо спросил Джордан, гладя ее волосы.
– Не знаю, и это чертовски пугает меня.
Он нежно поцеловал ее в висок.
– Я люблю тебя. В это хотя бы ты веришь?
Слоун улыбнулась:
– Да, твоя любовь – это, наверное, единственное, во что я еще верю.


Она ушла, а Джордан предался грустным размышлениям. Состояние Слоун очень беспокоило его. Сегодня под утро они занимались любовью – чудесно, медленно и нежно. Так хорошо уже не было очень давно. Джордану даже показалось, что к нему вернулась прежняя Слоун, но он знал, что это не так и к вечеру ее настроение обязательно изменится.
Нет, она не была прежней Слоун, женщиной, в которую Джордан влюбился и на которой женился. Больше всего его пугало, что прежней она никогда больше не станет.
За всю свою жизнь Джордан почти никогда не чувствовал себя таким беспомощным. Ему казалось, что он наблюдает, как любимая женщина тонет у него на глазах, и не может спасти ее. И все же… когда кто-то тонет, есть лишь один способ помочь – это прыгнуть за ним в воду. Другого пути просто нет.
Но необходимо знать, с чего начать.


– Я так и знала, что найду тебя здесь.
Джордан проверял, подходит ли Солитер легкое английское седло.
– В этом нет ничего удивительного. Ты хорошо изучила мои маршруты. – Он закрепил подпругу, а затем с улыбкой обернулся. – Жаль только, что твои маршруты мне неведомы. – Убедившись, что подпруга подтянута нормально, Джордан отогнул клапаны вниз и надел стремена.
Слоун ласково погладила шею кобылы.
– Солитер… Какое красивое имя. Оно так ей идет. Она действительно единственная в своем роде.
– Солитер означает также «одиночка», – сказал Джордан, – и иногда мне кажется, что тебе это имя подошло бы больше, чем ей.
– Мне? Почему? – удивилась Слоун.
Джордан пожал плечами:
– Думаю, по многим причинам. Прежде всего по характеру ты действительно отшельница. Одиночка. Хотя мы нужны друг другу и близки – или были близки, – мне всегда казалось, что у тебя внутри что-то спрятано и ты это скрываешь. Даже от меня.
Слоун молча гладила шею кобылы.
– Порой у меня возникает ощущение, что по-настоящему я совсем не знаю тебя, – продолжал Джордан. – В какой-то момент, например сегодня утром, ты мягкая, нежная и страстная, как та женщина, которую я встретил и полюбил в Довиле. Ты весела и беззаботна. Но потом, иногда через десять минут, появляется чувство, будто тебя подменили. Ты становишься отчужденной и замкнутой, не желаешь ни с кем говорить и прячешься в спальне.
Слоун опустила глаза.
– Но ведь случилось такое…
– Перестань, Слоун. Разве мы единственные, с кем это случилось? Уж не забыла ли ты, какие несчастья иногда постигают людей? Но ведь они каким-то образом находят в себе силы пройти через все.
– При чем тут другие люди? – недовольно возразила Слоун.
– А разве у нас все сложнее, чем у них? Пожалуй, только в одном: у тебя есть обыкновение постоянно таить что-то в себе. Кстати, много ли еще там у тебя осталось?
Слоун поморщилась:
– Так вот о чем речь! Я знала, что мне не стоило рассказывать о Чикаго, поскольку ты не сможешь это забыть… и мне не позволишь!
– Да я вовсе не о том, что ты чем-то занималась или не занималась там, в своем Чикаго! – вспыхнул Джордан. – Это все быльем поросло. Важно совсем другое – то, что ты считала возможным так долго держать это при себе, а значит, не доверяла мне. Но дело и не в этом. Вот уже скоро год, как мы начали отдаляться друг от друга, отчуждение нарастает с каждым днем, и все потому, что ты окружила себя невидимой стеной, которую не в силах пробить даже я.
Слоун молча попятилась к двери конюшни. Джордан сделал шаг вперед и взял ее за руку.
– Солитер также означает карточный пасьянс, – сказал он, глядя ей в глаза. – Но жизнь не пасьянс… и брак, черт возьми, тоже.


– У тебя со Слоун проблемы? – спросил Тревис.
Он помогал Джордану чистить стойло. Тот, несмотря на боль в ребрах, еще не совсем сросшихся, пытался разрядить эмоциональное напряжение физической нагрузкой.
– С чего ты взял?
Тревис пожал плечами:
– Не знаю. По-моему, она очень изменилась, особенно в последнее время.
Джордан внимательно посмотрел на мальчика. «Значит, Тревис тоже заметил».
– Изменилась, говоришь? И в чем?
– Странная какая-то, – задумчиво ответил Тревис. – Как будто их две. Может, настоящую Слоун похитили пришельцы, а нам подсунули клона?
Джордан усмехнулся. Иногда замечания пасынка были довольно забавными.
– В общем, в последнее время она ведет себя как-то не так, – закончил Тревис.
– Но с ней случилось такое несчастье, – тихо сказал Джордан.
– С тех пор прошло уже больше года, – возразил Тревис, вонзая в навоз вилы.
– Не думай, что это так легко пережить. – Джордан пытался что-то объяснить, хотя чувствовал, что сам многого не понимает. – Потеря ребенка нанесла твоей матери тяжелую травму. Чтобы залечить ее, нужно немало времени.
– Она больше не сможет иметь детей? – вдруг спросил Тревис.
– Почему нет?.. Думаю, сможет.
– Так в чем же дело?
Джордан отставил свои вилы и посмотрел на мальчика.
– Боюсь, дружок, это не так-то легко. Понимаешь, когда родители имеют детей – не важно, сколько их, двое или двенадцать, – они любят их всех одинаково. Это не всегда заметно, но, как правило, бывает именно так. Ребенок – не вещь, поэтому один не заменяет родителям другого. Утрата ребенка невосполнима.
Тревис задумался.
– Значит, если бы у вас со Слоун был ребенок, он не занял бы мое место?
Джордан засмеялся и обнял мальчика за плечи.
– Конечно, нет! В сердце матери никто не займет твое место.
– И ее мне тоже никто не заменит, – признался Тревис.
– Если хочешь ей помочь, начни хотя бы с малого, – сказал Джордан.
Тревис удивленно посмотрел на него:
– С чего?
– В последнее время у тебя появилась привычка звать ее Слоун. Так вот, попытайся снова называть ее «мама».


Войдя в спальню, Слоун извлекла из дальнего угла шкафа свою дорожную сумку, поставила на кровать и открыла. Затем дрожащими пальцами начала рыться в ней, пока не нашла на самом дне заветный пузырек с капсулами. Отвинтив крышечку, она вытряхнула на ладонь капсулу амфетамина и направилась в ванную за водой. Потом положила капсулу в рот и запила, взмолившись, чтобы поскорее начало действовать.
«Чем же все это кончится?»


– Упущенное время я уже наверстала, – сказала Слоун в телефонную трубку. – За три дня написала семьдесят пять страниц.
– Полагаешь, – отозвалась Кэти на другом конце провода, – что темп таким же останется до конца?
– Это зависит от того, надолго ли задержится у меня муза, – весело ответила Слоун.
«На самом деле это зависит от того, долго ли будут помогать таблетки».
– Я перекрестила пальцы, – рассмеялась Кэти.
– Правильно.
Слоун закончила разговор и положила трубку. С тех пор как она побывала в Нью-Йорке у доктора Леонарда, дела пошли гораздо лучше. Та дрянь, которую Слоун принимала раньше, больше не действовала. Он выписал ей кое-что другое. Покрепче. И сейчас, с новыми таблетками, она чувствовала себя почти комфортно.
Вот только если бы еще сердце не так колотилось.


Итак, теперь он знал, что делать. Нужно найти наркотик.
Джордан вошел в спальню и запер дверь. Нужно как можно скорее найти эти таблетки и… избавиться от них. Они наверняка где-то здесь. Он догадывался, что Слоун держит их в тайнике, но сначала проверил самое очевидное: шкафчик для лекарств в ванной, ящики в туалетном столике, ящики в ночном столике. Ничего. Джордан залез в сумку жены и нашел там небольшой пузырек с аспирином и небольшую упаковку антацидных таблеток. Он проверил шляпные коробки. Опять ничего. После этого Джордан тщательно осмотрел каждый чемодан.
Уже теряя надежду, он взялся за дорожную сумку Слоун, вывалил содержимое на постель и методически перебрал все, пока не обнаружил то, что искал: два больших флакона с капсулами.
– Что ты делаешь?
Джордан быстро обернулся. В дверях стояла Слоун.
– Что ты делаешь? – повторила она.
– Спасаю твою жизнь… и наш брак тоже. Пытаюсь спасти, если, конечно, повезет. – Он показал ей флаконы. – Скажи, Слоун, давно ли ты принимаешь эту дрянь?
– Не твое дело! – Она попыталась схватить флаконы, но Джордан отдернул руку.
– Ну уж нет, дорогая, больше ты их не получишь!
– Ты не имеешь никакого права…
– Имею! – Гнев Джордана нарастал. – Ты моя жена, и я не стану спокойно наблюдать, как ты убиваешь себя этим дерьмом! Так что у меня есть все основания!
Слоун бросилась к нему, снова пытаясь вырвать флаконы, но он высоко поднял руку. Потеряв равновесие, она упала на постель, но тут же вскочила. Поняв, что лобовая атака не прошла, она решила применить другой маневр. Ее глаза потеплели.
– Ты ничего не понял, Джордан, – ласково проговорила Слоун.
Он холодно взглянул на нее:
– Верно, я и в самом деле не понял. Может, объяснишь?
– Эти таблетки мне очень нужны.
– Это совершенно очевидно.
– Я не могу без них жить. – Теперь ее тон был уже умоляющим. – Только они меня и поддерживают.
– Ясно! – раздраженно бросил Джордан. – Значит, мы с Тревисом не в счет, да?
– Я вовсе не это имела в виду.
– А что же? – Он стоял, расставив ноги, и внимательно смотрел на нее.
Слоун опустила глаза.
– Ты же помнишь, мне было очень плохо после того, как я потеряла ребенка.
Джордан кивнул.
– И я знала, – продолжила она, – какой утратой это было для тебя.
– Неужели ты думала даже об этом?
Слоун усмехнулась:
– Иронизируй сколько угодно, но я знала… знала, как сильно ты хотел детей, и раз уж у меня их больше не будет…
– Кто сказал, что ты не можешь иметь детей? – спросил он.
– Джордан, я не в силах пройти через это еще раз. Вторую такую утрату я не переживу.
– А почему обязательно должна быть потеря? – спросил Джордан. – Ведь Тревиса ты выносила нормально.
Слоун горько засмеялась:
– Это было двенадцать лет назад, Джордан. А сейчас мне тридцать семь… и у меня повышенное кровяное давление…
– …и проблемы с таблетками, – закончил он.
– И проблемы с таблетками, – эхом отозвалась она. – В самом начале я не могла без них спать, а потом начала принимать амфетамины, чтобы избавиться от дурмана в голове днем…
– А теперь?
– А теперь не могу остановиться, – призналась Слоун.
– Можешь.
– Нет. Не могу, – негромко, но твердо возразила она. – Действительно не могу.
Посмотрев на нее, Джордан понял, что Слоун и в самом деле не может. Сама. Значит, ей нужно помочь. Он глубоко вздохнул.
– Слоун, тебе придется отказаться от этих капсул, потому что больше ты их не получишь.


Времени терять было нельзя. Убедившись, что Джордан ушел из дома, Слоун извлекла запас из тайника, который устроила в переносном магнитофоне, в отделении для батареек.
Слава Богу, заглянуть сюда он не догадался. Слоун предполагала, что рано или поздно муж начнет поиски, но спрятать в магнитофон все таблетки не удалось, их было слишком много. Хорошо, что хоть какое-то количество удалось спасти.
«Он не понял, – думала Слоун, вытряхивая капсулу из небольшого пластикового пакета. – И никогда не поймет».
Она посмотрела на желтую капсулу, лежащую на ладони. Скорее всего при таком возбуждении одна не подействует. Наверное, придется принять две. Вытряхнув на ладонь еще одну капсулу, Слоун закрыла крышку магнитофона и вернула его на верхнюю полку шкафа.
«Просто мне нужно хотя бы немного успокоиться».
Она положила обе капсулы в рот и запила небольшим количеством виски. Бутылочку, такую, какие обычно подают в самолетах, Слоун нашла в задней части шкафа.
«Просто мне нужно немного успокоиться».


Когда Джордан вернулся, Слоун крепко спала. Пожалуй, даже слишком крепко. Когда он вошел, она не шелохнулась.
Подойдя к постели, Джордан увидел на ковре что-то желтое, наклонился и поднял. Это была капсула.
«Черт побери, наверное, это я уронил сегодня утром».
Он выпрямился и тут же заметил на ночном столике небольшую бутылочку из-под виски.
«Какой ужас! Значит, она все-таки приняла таблетки! Да, несомненно, они у нее где-то были спрятаны. А вдруг Слоун приняла все, что у нее оставалось во флаконе?»
Джордан схватил жену за плечи и сильно встряхнул:
– Слоун, проснись… Ну же, просыпайся!
Она тихо застонала, но глаз не открыла.
– Нет, – прохрипел он, – спать я тебе не дам. Пока не докопаюсь до истины. – Джордан поставил ее на ноги. – Ну же… идем, немного прогуляемся.
Слоун походила на тряпичную куклу. Он пошел с ней по комнате, вернее, тащил жену, слегка похлопывая по щекам. Она вяло сопротивлялась, мотая головой.
– Ну давай же, Слоун! Проснись!
– Нет… дай мне поспать, – бормотала она. – Совсем немножко…
– Ни за что! – рассердился Джордан. – Сколько капсул ты приняла?
– Не знаю… – Ноги у нее подкосились, и она навалилась на него.
Он снова похлопал ее по щекам.
– Сколько, Слоун?
– Две, – пробормотала она пьяным голосом. – Всего две…
– Уверена?
– По-моему, две…
– И запила спиртным?
– Совсем немного… только две.
«Что две? Таблетки или рюмки скотча?»
Джордан потащил ее в ванную, поставил под душ и, поддерживая, открыл кран холодной воды. Сам тоже встал рядом.
Слоун громко вскрикнула и начала умолять его закрыть воду.
– Я проснулась… проснулась!
– Извини, дорогая, но я должен в этом убедиться.
Они промокли до нитки.
– Пожалуйста… закрой воду, – пробормотала, дрожа, Слоун. – Со мной все в порядке… Я приняла только две капсулы!
– А спиртное?
– Одну… одну такую маленькую бутылочку! Клянусь!
У него отлегло от сердца. Слава Богу, ложная тревога на этот раз.
Но дальше терпеть такое уже невозможно.


– Нам нужно поговорить, – сказал Джордан, войдя в спальню.
Слоун сидела в постели и смотрела на него снизу вверх.
– Кажется, мы уже все сказали друг другу.
– Не совсем. – Он закрыл дверь и подошел к ней.
– О чем же еще говорить? – Слоун пожала плечами.
– По-твоему, не о чем?
Она устремила на него пустой взгляд.
– Не понимаю, в чем дело?
– Понимаешь! – разозлился он. – Прекрасно понимаешь. Речь идет о нас с тобой, Слоун. После того как ты пристрастилась к этой гадости, нашу совместную жизнь нельзя назвать жизнью.
– Это случилось после того, как я потеряла ребенка, – всхлипнула Слоун.
– Мы могли вместе пережить это. Господи, такое несчастье должно было сблизить нас! Но…
– Только таким способом мне удалось вынести это. А кроме того, я так подвела тебя… Не смогла дать тебе то, чего ты по-настоящему хотел.
Джордан пристально посмотрел на нее:
– Все, чего я хотел… и хочу до сих пор, – это ты. Разумеется, прекрасно, когда в семье много детей, я не отрицаю этого. Но если такое по каким-то причинам невозможно, я переживу. У нас есть Тревис, и… мы принадлежим друг другу.
– Этого недостаточно, – проговорила Слоун без всякого выражения.
– Для меня достаточно.
– Надолго ли?
– Я хочу, чтобы ты начала лечиться от наркотиков, Слоун.
– Не нужно мне никакого лечения! – сердито бросила она.
– Ты сказала, что тебе необходимы таблетки и ты не можешь без них и дня прожить. Значит, без специального восстановительного лечения не обойтись.
– Я не могу, – всхлипнула она. – Мне страшно!
– Ты сделаешь это!
– Пожалуйста, Джордан…
– Ты должна, Слоун, – твердо сказал он. – Ты должна справиться с этим, если хочешь спасти наш брак.
Она молча смотрела в сторону.
– Я люблю тебя, Слоун, – продолжал Джордан. – Я люблю тебя больше всех на свете! – Он встретил ее взгляд. – И поэтому стоять в стороне и смотреть, как ты себя убиваешь, не буду.
– Джордан, я не могу…
– В таком случае, – в его голосе прозвучала угроза, – ты не оставляешь мне выбора. Завтра утром я уезжаю в Калифорнию. Если вдруг изменишь решение, я буду в холле… собирать вещи.
Слоун молча смотрела ему вслед.
Ее худшие страхи оправдались.


Нью-Йорк, декабрь, 1988
Когда поезд прибыл на вокзал «Гранд Сентрал», уже смеркалось. Слоун оставалась в купе до тех пор, пока вагон не покинул последний пассажир, затем не спеша собрала вещи и вышла на перрон. Она до сих пор пребывала в шоке, так и не смирившись с тем, что Джордан ушел. В ее ушах до сих пор звучали его слова, и теперь они, как нож, вонзались ей в сердце: «Я не собираюсь стоять в стороне и наблюдать, как ты себя убиваешь… Я люблю тебя, но примириться с этим не могу… Ты знаешь, где меня найти… Когда согласишься принять мою помощь…»
Она пересекла, как всегда, оживленный главный зал, не замечая красоты высокого сводчатого потолка, недавно покрашенного в бледно-голубой цвет. Автор композиции Уитни Уоррен, предложив расписать потолок как бы слабо мерцающими звездами, сказал: «Это зимнее небо такое, каким его видит Бог». Слоун пробиралась сквозь толпу, не обращая ни на что никакого внимания. Ближайший выход вывел ее на Восточную Сорок вторую улицу.
У тротуара стояло несколько такси. Шел снег, и дул пронзительно-холодный ветер, но Слоун не замечала и этого. Опустившись на заднее сиденье такси, она захлопнула дверь и расстегнула меховое манто.
– Куда ехать, леди? – спросил водитель, включая счетчик.
– Что? – растерялась Слоун.
– Куда ехать?
Она равнодушно пожала плечами:
– Какая разница?
– Большая, – заметил он. – Возможно, вы не заметили, но имейте в виду, что счетчик включен и работает. Конечно, это ваши денежки, поэтому вы вольны ехать куда пожелаете, хотя бы к черту на кулички или даже дальше.
– Отвезите меня на Восточную Восемьдесят восьмую, пересечение с Шестидесятой, – сказала, помолчав, Слоун.
– Вы уверены, что именно это вам и нужно? – Таксист смотрел на нее, явно подозревая, что она не в себе. Примерно так же смотрел на Слоун перед отъездом Джордан.
– Да, – тихо сказала она.
«Мне действительно некуда больше ехать».


Слоун вошла в пустую темную квартиру. То, что квартира пустая, сейчас почему-то ощущалось особенно остро. Даже смешно, ведь прежде это никогда не смущало ее. Сколько раз она возвращалась сюда, когда Джордан, Тревис и Эмма были в Мунстоуне, и почти не замечала одиночества. Конечно, Слоун скучала, но совсем не испытывала страха. А теперь… теперь она жалела, что отпустила привратника, предлагавшего занести сюда ее вещи.
Слоун поставила чемоданы, включила свет. Затем вошла в спальню. Их спальню, ее и Джордана. Коснувшись шелкового покрывала на постели, вспомнила, как они первый раз занимались здесь любовью. Она тогда вернулась с Джорданом из двухнедельной рекламной поездки, очень усталая, но бодрая и веселая. Они распили бутылку «Боллингер брют», при этом изрядно захмелев, а потом… потом все было так восхитительно. Слоун охватило такое счастье, что она не решалась заснуть. Боялась, проснувшись утром, обнаружить, что ей приснился всего лишь прекрасный сон.
Слоун смахнула слезу. Даже тогда она предчувствовала, что когда-нибудь потеряет его, поскольку рано или поздно он поймет, что ошибся. Слоун постоянно терзала мысль, что со временем Джордан оставит ее и уйдет к другой, более молодой и красивой. Больше всего ее мучило, что он вернется к Джилли. Но даже в страшном сне Слоун не могло привидеться, что она оттолкнет его сама.
Тяжело вздохнув, Слоун сняла широкополую черную шляпу, почти закрывавшую ее лицо. В поездке это спасало ее от любопытных взглядов и давало возможность избежать пустой дорожной беседы. Сбросив туфли, она опустилась на кровать.
Слоун знала, что делать, но предстоящее испытание ужасало ее. Ни в какой наркологический центр она обращаться не станет, а будет выходить из ломки сама. И сделать это нужно очень быстро. Необходимо доказать себе и Джордану, что она способна справиться с этим. Если не получится, что ж, тогда придется обратиться к врачу.
Может, Джордана еще не поздно вернуть.


Часы на каминной полке показывали два тридцать. Слоун собиралась лечь, хотя знала, что не заснет. В таком возбуждении, как сейчас, она, наверное, могла бы бодрствовать по крайней мере неделю. Вот уже двадцать четыре часа Слоун не приняла ни одной капсулы. Она знала, что спасение рядом, в спальне, в пузырьке. Капсулы такие красивые – желтые, красные, оранжевые. Если принять две красные, то десять часов крепкого сна гарантировано. Самое меньшее.
Но Слоун, полная решимости довести дело до конца, не собиралась их принимать.
Слишком много поставлено на карту. Никакие капсулы не утолят боль, если она потеряет Джордана. В этом у нее не было сомнений.
«Умереть, наверное, легче».


Она проснулась от сердцебиения и долго лежала на спине, глядя в потолок и думая о том, первый ли это серьезный симптом ломки или реакция на дурной сон.
Сам сон Слоун точно не помнила. В голове мелькали лишь бессвязные обрывки. Она на каком-то игровом поле во время матча. Где-то здесь потеряно ее обручальное кольцо. Слоун на четвереньках ищет его в траве. Но трава эта не ухоженная и зеленая, как на обычном игровом поле для поло, а сухая, ломкая и коричневая. Мертвая трава. Все небо закрывают тучи, мрачные и темные, однако сквозь них наконец начинает пробиваться солнце. Становится невыносимо жарко. Между тем на поле идет напряженная игра. Игроки носятся мимо Слоун, машут над ней клюшками, а она сосредоточенно ищет пропавшее кольцо. Они смеются, но каким-то пустым и безрадостным смехом, зловещим смехом. Они смеются над ней! Слоун то и дело поднимает глаза, надеясь увидеть Джордана, но его нет на поле. Джордана там нет…
«Наверное, это что-то означает», – размышляла она, пытаясь успокоить дыхание. Сердце все так же колотилось. Слоун была уверена, что в этом странном, тревожном сне содержится какой-то глубокий, потаенный смысл. Она потеряла обручальное кольцо – то есть потеряла Джордана. Может, во сне Слоун искала его, а не кольцо, а игроки смеялись над ней, зная, что он никогда больше не вернется и она потеряла его навсегда? Слоун зажмурилась, пытаясь отделаться от преследующих ее образов – страшных мужчин с искаженными лицами и женщин на лошадях, с клюшками. Их смех больно ранил ее. По щекам Слоун заструились слезы. От насмешек и колкостей этих людей нет спасения. Потерю не вернуть…
Слоун повернулась на бок и сунула руку под подушку, подушку Джордана. И замерла. Возможно, ей это только показалось, но она явственно ощущала углубление в том месте, где всегда покоилась его голова. Слоун придвинулась ближе и прижалась щекой к прохладной подушке. И тут почувствовала запах его одеколона. Вдохнув лесной аромат, она захлебнулась слезами. Куда ни повернись, всюду все напоминает о нем.
Слоун села и посмотрела на часы. Четыре тридцать. Значит, поспать удалось не больше получаса. Она легла в три после горячей ванны и очень долго пролежала в темноте, размышляя об одном и том же. Наверное, усталость наконец взяла свое. Но ненадолго.
Слоун прижала руку к груди. Дыхания катастрофически не хватало, и сердце продолжало свой дикий марафон. Она знала, что на ночном столике рядом с часами стоят пластиковые бутылочки с капсулами. Слоун сама поставила их туда, ложась в постель. На всякий случай, если понадобятся. Как, например, сейчас…
Если принять парочку красных, сразу станет легко, легко… и Слоун заснет. Но тогда на ней можно поставить крест, и Джордана она никогда больше не увидит. И все из-за этих проклятых капсул…
– Да пропадите вы пропадом! – Она смахнула бутылочки с ночного столика с такой силой, что выскочили пробки и капсулы рассыпались по ковру. Громко всхлипывая, Слоун откинулась на подушки. – Боже мой, во что я превратилась… Боже мой, что я потеряла…


Когда первые лучи солнца проникли в темную спальню, Слоун все еще бодрствовала. Веки опухли и горели. Она так много плакала, что, наверное, слез больше не осталось. Впереди перед ней, насколько хватало глаз, простиралась безжизненная пустыня.
– Что это?
Слоун испуганно посмотрела на дверь, там стояла Эмма, так же испуганно глядя на разбросанные по ковру капсулы. Слоун села и оправила одеяло.
– Наверное… я пришла слишком рано, миссис Филлипс, – нерешительно проговорила, заикаясь, экономка. – Сейчас я это уберу…
– Не надо!
Потрясенная Эмма подняла глаза:
– С вами все в порядке?
– В полном порядке, Эмма! – сухо ответила Слоун. – Просто мне нужно побыть одной… Разве в этом есть что-то ненормальное?
– Конечно, нет, миссис Филлипс, но не думаю…
Слоун с трудом взяла себя в руки.
– Эмма, мне нужно побыть здесь одной. – Ее голос был твердым. – Тревис в Мунстоуне. Его отец – я имею в виду мистера Филлипса – уехал за границу. Прошу вас, побудьте с моим сыном.
– Если это нужно… конечно, – неуверенно отозвалась Эмма.
– Очень нужно. Я бы хотела, чтобы вы отправились туда немедленно.
– Хорошо.
Эмма знала, что спорить с хозяйкой бесполезно. Но перед отъездом придется позвонить кое-кому, чтобы за ней присмотрели.


Слоун уже жалела, что решила справиться с этим сама, без посторонней помощи. Конечно, так это не просочится в прессу, что крайне нежелательно, но… она знала, как сильно рискует. Несомненно, ей будет очень плохо. Ведь обычно такие вещи проводятся под медицинским наблюдением. Слоун все это предвидела, но поворачивать назад считала невозможным. Нужно идти до конца. Сейчас или никогда.
До недавнего времени симптомы ломки носили преимущественно психологический характер, и только теперь началось самое худшее. К вечеру усилились спазмы кишечника. Руки дрожали так сильно, что Слоун не могла даже удержать стакан. Вид пищи вызывал позывы на рвоту.
Слоун, снова усомнившись в разумности своего решения, хотела было набрать номер наркологического центра, но потом положила трубку. Нет, с этим нужно справиться самой. Другого пути нет. Она пройдет через это. Должна пройти.
Слоун приняла горячую ванну и легла в постель. Сон не приходил, хотя она была измотана и морально, и физически. Задремать удалось только через три часа.
Она была на вокзале «Гранд Сентрал». Стояла посреди главного зала. На той стороне в толпе мелькало лицо Джордана. Он выкрикивал ее имя, и его голос гулко отдавался в ее ушах. Слоун устремилась к нему, проталкиваясь сквозь толпу, протягивала к Джордану руки, звала его… Но когда добралась до того места, где он стоял, его там не оказалось. Затем она увидела Джордана в другой части зала. Он махал ей рукой, звал к себе. И все повторялось. Она бежала к нему, с трудом пробиралась через толпу, но… Джордан снова исчезал.
Слоун проснулась в холодном поту, села и нащупала в темноте выключатель. Руки дрожали, сердце дико колотилось, воздуха не хватало. Внезапно все перекрыла непереносимая тошнота. Слоун с трудом поднялась и поплелась в туалет. К счастью, успела вовремя. Ее выворачивало до тех пор, пока в желудке ничего не осталось. Она вернулась в постель. Воспаленное горло горело, все внутри гадко дрожало, по щекам текли слезы.
«Неужели мне не удастся с этим справиться? Неужели я отступлю? Неужели у меня не хватит сил?»


На автоответчике непрерывно вспыхивала красная лампочка, но Слоун не обращала на нее внимания. Не все ли равно, кто звонит. Это, конечно, не Джордан, а только с ним ей хотелось сейчас поговорить.
Она прикорнула на диване в ночной сорочке, поскольку не видела смысла одеваться. Волосы были грязные и спутанные, а сколько дней она не ела, Слоун даже не помнила. Она вообще потеряла счет времени, не знала, например, день сейчас или ночь. Да и какая разница? Шторы на окнах были задернуты, поэтому постоянно казалось, что в квартире ночь. Слоун, боясь ее, оставила повсюду свет.
А ведь было время – Боже мой, как давно! – когда она любила ночь. Потому что ночь означала радость, счастье, наслаждение. Ночь означала, что рядом будет Джордан. А теперь ночь заставляла острее чувствовать потерю. Теперь ночь превратилась для нее в ад.


Наконец-то тошнота и рвота прошли, и к Слоун постепенно, очень медленно, начала возвращаться жизнь. Вначале она даже не осознала, что происходит, но тем не менее это было начало исцеления. Да, начало… Но начало чего?
Она проснулась утром и сразу же бросилась в ванную. Горячая вода, ароматный гель – давно уже Слоун так не наслаждалась этим. Она чувствовала, что каждая клеточка ее тела наконец-то расслабляется. Внезапно очень захотелось заснуть, но Слоун знала, что делать это ни в коем случае нельзя.
Вымыв голову, она почувствовала себя еще лучше. Сушить волосы феном, как обычно, не стала, а просто расчесала их.
На следующий день Слоун впервые подумала о пище без отвращения. Решив начать с чего-нибудь легкого, она сварила два яйца всмятку и поджарила маленький тост. Ела медленно, поначалу опасаясь, что пища не усвоится. Но все прошло спокойно. Никогда еще яйца не казались ей такими вкусными! Слоун съела бы еще, но для первого раза решила воздержаться.
На третий день она отважилась выйти на террасу. Холодный зимний воздух показался ей чище и свежее, чем прежде. От холода Слоун не знобило, напротив, он был ей приятен. Такая реакция обрадовала ее, ибо это означало, что она жива, и вселяло надежду…
В этот день Слоун прослушала все сообщения на автоответчике. Три раза звонила Кэти, озабоченная тем, что не может с ней связаться. Поступил звонок и от Адриенны. Но от Джордана ничего. Ничего!
Слоун не знала, почему это так разочаровало ее. Она ведь и не ожидала его звонков. Джордан сказал, что звонить не будет. И все же где-то в душе у нее теплилась надежда, что он позвонит. Но чудес, как известно, не бывает.


Каир, декабрь, 1988
Джордан постоянно спрашивал себя, не совершил ли ошибку. Надо ли было проявлять со Слоун такую твердость? Он задавал себе этот вопрос снова и снова, начиная с того дня, когда покинул Мунстоун.
Джордан не пытался связаться с ней, поскольку не знал, где сейчас жена. Мунстоун она покинула вскоре после его отъезда – только это и было ему известно. Так сказала Эмма. Причем Тревис остался. Почему? Что это значит?
Слоун могла уехать в Нью-Йорк. Джордан несколько раз звонил к ней на квартиру, но всегда попадал на автоответчик. Понимая же, что жены там нет, сообщений никаких не оставлял.
Где же она?
Он позвонил Кэти Уинслоу. Та не видела Слоун и не разговаривала с ней со Дня благодарения и тоже была обеспокоена. Слоун никогда не исчезала так надолго.
Кэти также замечала, что в последнее время Слоун стала совсем другой.


– Ну и долго ли это будет продолжаться? – поинтересовался Айан.
Джордан пожал плечами:
– Не знаю. Действительно не знаю.
Они сидели в небольшом кафе рядом с их отелем и пили кофе, поскольку в арабских странах, как правило, алкогольных напитков в заведениях не подают.
– Не знаю, что у вас стряслось, – продолжал Айан, – но ты сам на себя не похож. Джорди, разве это того стоит? Неужели все настолько плохо, что ты не можешь с этим справиться?
– Ты прав, Айан, у нас в семье действительно очень плохо, – признался Джордан, допивая черный кофе, оставшийся на дне чашки, – но это совсем не то, что ты думаешь. Дело в том, что Слоун пристрастилась к наркотикам.
Ни один мускул не дрогнул на лице Айана.
– Когда это случилось? – спросил он.
– После того, как она потеряла ребенка. – Джордан сделал знак официанту принести еще кофе. – Слоун очень тяжело переживала это.
Айан кивнул:
– Помню.
– Доктор Холси не хотел так рано выписывать ее из госпиталя, – пояснил Джордан. – Его беспокоило ее психическое состояние. Он считал, что Слоун нужно показать психотерапевту.
– А ты? – спросил Айан.
– Меня это, конечно, тоже тревожило, но я решил выписать Слоун из этого проклятого госпиталя, потому что ее там все равно не лечили. Черт возьми, палата находилась в родильном отделении, прямо рядом с детской. Она круглые сутки слышала плач младенцев… – Его голос дрогнул.
– Но вышло так, что ты привез ее домой слишком рано.
Джордан кивнул, дожидаясь, пока официант наполнит их чашки и удалится.
– Началось со снотворного. Слоун начала принимать его еще в госпитале. Потом ей выписали амфетамины, чтобы она была пободрее днем. И вот тут-то это стало раскручиваться все сильнее и сильнее. Короче, она попала в зависимость от этих таблеток, причем дозу приходилось постоянно увеличивать. Слоун нашла в Нью-Йорке какого-то доктора, который выписывал ей рецепты, а когда не могла с ним встретиться, получала таблетки от Ланса.
– От Ланса? – удивился Айан.
Джордан грустно усмехнулся:
– Да, мой бывший лучший друг снабжал мою жену наркотическими таблетками. Как тебе нравится такая дружба?
– Теперь я все понял, – сказал Айан.
– Я не знал, что и подумать, – продолжал Джордан. – Разве это семейная жизнь? Слоун стала совсем чужой, эти постоянные смены настроения, постоянная ложь. Мне надоело.
– И что же ты сделал?
– Поговорил с ней начистоту, – мрачно ответил Джордан. – Сказал, что не собираюсь стоять в стороне и наблюдать, как она себя губит. Потребовал, чтобы Слоун немедленно начала лечиться, а так как она наотрез отказалась, уехал из дому. Перед самым отъездом твердо заявил, что вернусь лишь в том случае, если она изменит решение.
Воцарилось молчание.
– Думаешь, ты поступил разумно? – задумчиво спросил наконец Айан и, встретившись с неуверенным взглядом Джордана, продолжил: – Разве ты не понимаешь, что Слоун нуждается в максимальной поддержке? Это очень просто, взять и уехать – мол, разбирайся сама как знаешь. По-моему, тебе, напротив, следовало остаться, настоять на лечении… и находиться рядом с женой, чтобы помочь ей пройти через это. Конечно, если ты еще любишь Слоун.
Джордан вздрогнул:
– В том-то и дело, что люблю.
– Тогда отправляйся к ней, Джорди. Скажи Хиллеру, чтобы он кем-то тебя заменил. Придумай что-нибудь, но немедленно отправляйся искать ее.
– А если он заупрямится?
– Тогда пошли его ко всем чертям.
Джордан через силу улыбнулся. Ему давно хотелось послать ко всем чертям этого неприятного человека.


Он не спал всю ночь. Лежал и думал.
«Айан прав, мой отъезд был самым неправильным шагом из всех возможных. Если бы я потрудился все тщательно обдумать, то осознал бы это сам. Но меня тогда одолело такое отчаяние, что я, кажется, не думал. А теперь даже не знаю, где она».


Утром Джордан позвонил Гейвину Хиллеру и сказал, что приедет к нему в отель. Лучше всего, конечно, сразу расторгнуть контракт и уйти из команды. Он хотел сделать это еще до того, как возникла проблема со Слоун, но сейчас решил подождать, пока все закончится.
Во втором часу дня Джордан прибыл в отель к Хиллеру. Дверь открыла Надин, и его приятно удивили происшедшие в ней перемены. Всего за несколько месяцев она стала выглядеть старше лет на десять, немного похудела и была бледна. Ее речь и манеры заметно смягчились: исчезла прежняя кошачья коварная жестокость.
– Я сейчас ухожу, – сказала она, надевая серьги. – Гейвин в спальне разговаривает по телефону. Как всегда, бизнес. Так что вы, пожалуйста, подождите здесь.
Джордан кивнул:
– Спасибо.
Надин улыбнулась:
– Я бы предложила вам выпить, но в баре нет ничего спиртного.
– Все в порядке, я обойдусь. Спасибо.
Она ушла, а Джордан начал медленно прохаживаться по комнате, погрузившись в размышления.
Вдруг Хиллер заговорил громче:
– …мне безразлично, как ты это сделаешь, черт возьми! Сделай! Послушай, мне это нравится не больше, чем тебе, но у меня нет выбора. И, к твоему сведению, у тебя тоже! Нет… Сделай, как я говорю, слышишь? И не вздумай оправдываться, мне нужны результаты. Мне нужны эти деньги, и нужны сейчас!
Джордан нахмурился. «Что бы это значило?»


Берлин, август, 1989
Описав круг над аэропортом Тегель, самолет пошел на посадку. Слоун закрыла глаза, потом несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула. Очень скоро ей предстоит встретиться с Джорданом. Она не представляла, как он себя поведет. Мало того, даже не знала, как будет реагировать сама. Ведь прошло уже больше семи месяцев, которые показались ей длиннее, чем вся жизнь.
«В известном смысле так оно и есть. Старая жизнь кончилась, начинается новая. Но какая? Не слишком ли поздно ее начинать для меня и Джордана? Что я ему скажу? Что скажет он мне? Что мы скажем друг другу?»
Ей никогда не забыть того, что Джордан сказал, уходя…
«Я люблю тебя, но дальше это терпеть не намерен… Я не собираюсь стоять в стороне и наблюдать, как ты себя убиваешь… Я вернусь, только если ты немедленно начнешь лечение, если позволишь мне помочь…»
Слоун сморгнула слезу. «Джордан… Я не могу без тебя… Я хочу снова быть твоей женой… Если я еще небезразлична тебе».


Стадион поло в Мейфилд-парке. Джордан слез с лошади и протянул поводья конюху. Ухватив за ремешок шлем, он прошел мимо трейлеров и опустился в один из шезлонгов. Обмотав вокруг шеи влажное полотенце, потянулся к холодильнику за водой. Отвинтив крышку, Джордан сделал большой глоток и начал задумчиво разглядывать игроков, тренирующихся на поле.
Он играл сегодня нормально, как всегда, но с трудом. Его мысли неотступно были заняты Слоун. Джордан думал о ней всегда, с тех пор как ушел тогда из Мунстоуна.
Он совершил ошибку и теперь знал это.
Все время с начала года Джордан искал ее, искал повсюду. Прилетел в Штаты, поехал в Мунстоун – где Слоун, не знал никто. Возможно, у Эммы были какие-то сведения, но она молчала. Он полетел в Нью-Йорк и обнаружил, что Слоун сравнительно недавно была у себя в квартире. Джордан поговорил с Кэти и Адриенной. Они тоже ничем не помогли ему. Это было очень не похоже на Слоун – исчезнуть вот так, не сказав никому ни слова.
Джордана преследовали мысли о ней… Он страдал.
* * *
Расположившись на заднем сиденье такси, Слоун очень волновалась. Она уже давно научилась подавлять волнение без таблеток, и за семь месяцев это было ее главным достижением. Она победила. Вначале одна, проведя две недели в своей квартире, затем в наркологическом центре в Калифорнии, где в течение трех месяцев окончательно освободилась от наркотической зависимости.
«Больше к этому я уже никогда не вернусь».


«Теперь уже скоро».
Макс Киньон радовался, предвкушая этот матч, радовался больше, чем когда-либо за всю свою спортивную карьеру. Это был финал Кубка мира Международной федерации поло, но для Макса этот матч значил так много потому, что ему предстояло встретиться с Джорданом. В последний раз.


Ланс чуть не уронил бокал – очень дрожали руки.
И вообще он начал терять контроль над собой. Уже и наркотик не действовал, не то что прежде. Тогда хоть эта дрянь помогала как-то справиться с бедой, а теперь… Теперь злая сила взяла над ним верх. Он потерпел полное поражение.
И Хиллер… Почему этот человек, привыкший побеждать, настоял на том, чтобы Ланс играл в таком важном турнире, как Кубок мира МФП? В такой-то форме, как у него сейчас? Черт возьми, Ланс абсолютно не понимал, почему Хиллер держит его в команде после того инцидента с Надин.
Он налил себе еще виски в бокал и поднял его.
– За тебя, папа… Уверен, ты сейчас гордишься мной. Еще бы, я участвую в Кубке мира МФП! Твоя мечта сбылась, папа, смейся же… и радуйся.
* * *
К стадиону «Мейфилд» Слоун подъехала в полдень. Она поставила машину близко к краю поля и долгое время сидела, не выходя и наблюдая за тренировочным матчем.
Мужа она узнала сразу же, даже в шлеме и защитной маске. Он вроде не изменился. Или изменился? Этого пока Слоун не поняла. Насчет себя она знала точно, что изменилась, и очень. Оставалось надеяться, что к лучшему.
Джордан все-таки увидел ее. Как только Слоун вышла из машины, он остановил лошадь в нескольких метрах от нее и спешился.
– Даже не знаю, хочешь ли ты меня видеть, – тихо начала она.
Джордан снял шлем и обнял ее.
– Не хочу видеть тебя? – пробормотал он. – Что такое ты говоришь! Да я искал тебя все это время… Повсюду! Где ты была?
– В Калифорнии… в наркологическом центре. Затем… некоторое время провела в одиночестве. – Она отстранилась и посмотрела ему в глаза. – Ты искал меня?
Он кивнул.
– Никто не знал, где ты… ни Кэти, ни Адриенна, ни Эмма, ни даже Тревис.
Слоун кратко рассказала, что произошло с ней за эти семь месяцев.
– Понимаешь, – закончила она, – я должна была убедиться, что с этим навсегда покончено.
– И убедилась?
Слоун кивнула и улыбнулась:
– И где же ты искал меня?
– Почти везде. – Джордан теснее прижал ее к себе. – Даже нанимал частного детектива, но все бесполезно.
Она поцеловала его в губы.
– Я так боялась тебя потерять!
– Никогда… – Он отбросил с ее лба прядь волос. – Мы больше никогда не расстанемся. Слышишь? Мне не следовало тогда уходить. Осознав это, я ругал себя на чем свет стоит. Но наблюдать со стороны за тем, как ты себя убиваешь, я тоже не мог…
– Я люблю тебя, Джордан. Ты единственный человек, которого я любила. Давай больше не вспоминать об этом…


Айан был в недоумении.
Бессмыслица какая-то! Он знал Гейвина Хиллера давно, гораздо дольше, чем ему хотелось бы, и для него не было тайной, что победа для этого человека – все. А уж победа его команды в Кубке мира МФП стала бы таким же великим событием, как получение одной из его скаковых лошадей приза в «Тройной короне».
type="note" l:href="#n_40">[40]
Так почему же, зная теперешний уровень Ланса, Хиллер поставил его играть в финале?
И еще: почему Макса Киньона, об участии которого в финальном матче с командой США не было прежде заявлено командой Англии, в самый последний момент включили в список? Что за всем этим кроется? Оба эти вопроса тревожили Айана.
Слишком много он слышал рассказов…


– Как я рад, что ты наконец вернулась, любимая, – прошептал Джордан. Придя в отель, они занимались любовью, будто хотели наверстать упущенное. И до сих пор не разжали объятий. – Слава Богу, все беды позади.
– Вернуться так замечательно! – Слоун прижалась к мужу. – Я уж и не мечтала, что это когда-нибудь повторится. А знаешь, в клинике я почему-то часто вспоминала Джилли.
– Джилли? – удивился Джордан.
– Да. Ведь теперь, когда она оставила Макса…
– Оставила его Джилли или нет, не имеет для меня никакого значения! – отрезал Джордан. – Джилли осталась в далеком прошлом.
– Но она все еще любит тебя.
– Очень жаль, но в этом смысле ничем ей помочь не могу. Оглядываясь назад, я понимаю, что никогда и не любил ее. – Джордан еще сильнее прижал к себе Слоун. – Это была не любовь, а страсть.
– А ко мне ты разве не испытываешь страсти?
– Что за вопрос?
Слоун лукаво улыбнулась:
– Значит, и то и другое уживаются? То есть любовь и страсть. Или нет?
Джордан улыбнулся:
– Вот отыграю финальный матч, и тогда мы с тобой наберем поэтических книжек и засядем искать ответ. А пока… – он взял Слоун за подбородок и приблизил ее лицо к своему, – пока… – Джордан перевернул ее на спину и накрыл собой. – Господи, как я по тебе соскучился!
– Тебе нужно побриться, – засмеялась Слоун.
– Потом. – Он прошелся языком по ее шее. – Сейчас я очень занят.
– М-м-м… – пробормотала Слоун и погрузила пальцы в его волосы.
Вначале он проложил на ее теле дорожку из поцелуев – от ключиц до грудей. Затем вплотную занялся сосками, проделывая с ними всевозможные фокусы. Он целовал их, покусывал, лизал, потом изобразил грудного младенца. Слоун выгнула спину: желание пронзило ее, как электрический ток. Она схватила его за плечи, а Джордан, оставив наконец ее груди, двинулся вниз, к внутренней стороне бедер, и начал целовать Слоун там. Его язык, горячий и влажный, искал самое сокровенное место и быстро нашел. Вся трепеща, Слоун застонала, выгнулась навстречу ему, побуждая его войти в нее. Джордан медлил до тех пор, пока она не издала приглушенный крик. И тогда он вонзился в нее с таким напором, что у Слоун перехватило дыхание, и начал быстро двигаться внутри. Она тихо стонала, не отпуская его плечи.
Слоун почти забыла это чувство, так это было давно. Как замечательно быть живой! Господи, как она любила его!
Оргазма они достигли вместе и после слились в долгом поцелуе.
– Слава Богу, что ты вернулась, – прошептал он ей на ухо.


Слоун знала, что сегодня у Джордана большой день.
Она предпочла бы сидеть у линии заграждения, чтобы, как всегда, встречаться с ним в перерывах между периодами, но из Рима прилетели Габи и Карло. Слоун давно не видела их, поэтому села рядом с ними на трибунах, сейчас до отказа переполненных. Билетов не было даже на стоячие места.
– Джордан сегодня превзошел самого себя, – заметила Габи, наблюдая за игрой. – Я еще ни разу не видела, чтобы он играл лучше. Несомненно, в этом году десятый рейтинг ему обеспечен.
– Ему уже давно должны были присвоить его, – сказала Слоун.
Именно в этот момент произошло столкновение. Упали три лошади. Двое игроков поднялись на ноги, по-видимому, без повреждений. Один лежал на траве. На поле побежали болельщики. Мерцая огоньками, появилась машина «скорой помощи».
– Боже мой! – вскрикнула Слоун.
Она пыталась рассмотреть, что происходит на поле, но видно было плохо. В громкоговорителях комментатор что-то возбужденно пояснял по-немецки. Слоун ничего не понимала. Нужно срочно найти Джордана.
«Неужели это случилось именно сейчас?.. Невероятно…»
Не слушая уговоров Габи, она стала пробиваться через толпу к игровому полю.
«Пожалуйста, Господи, прошу Тебя… только не сейчас, – молилась Слоун, протискиваясь вперед. – Только не сейчас…»


– Тебя следовало давно уже прикончить, сукин ты сын! – хрипел Джордан. Сжимая руками горло Ланса, он прижал его к полу. – Тебя следовало прикончить, когда я обнаружил, что ты даешь Слоун наркотики!
– Она меня просила, – выдохнул Ланс, пытаясь освободиться. – Слоун была в безвыходном положении…
– Ты же почти убил ее, негодяй!
– Джордан… не надо!
Он поднял глаза, не отпуская Ланса. К ним быстро приближалась Слоун.
– Джордан! Отпусти его!
Он хотел ей ответить, но в этот момент чьи-то сильные руки взяли его за плечи и оторвали от Ланса.
– Отпусти его, Джордан!
Это был Айан Уэллс.
– Отпусти и успокойся! – властно потребовал он.
– Но этот сукин сын чуть не убил меня! – заявил Джордан.
– Я сказал, успокойся! – рявкнул Айан. – Он не виноват!
Тем временем два конюха уже подняли Ланса на ноги.
– Как же не виноват? – сердито пробормотал Джордан, пытаясь освободиться от Айана. Его красное лицо блестело от пота. – Он мог нас всех там убить…
– Это не Ланс! – повторил Айан. – Что касается его, то он был пешкой… Такой же, как и все мы!
– Что?.. – Джордан перестал вырываться и посмотрел на Айана.
– Да, Джордан… Это все проделки Хиллера.


Даже час спустя на игровом поле было полно народу. Повсюду сновали репортеры. Гейвин Хиллер был арестован немецкой полицией.
– На этот раз мы уж точно все попадем в газеты, – заметил Эрик Ланжоне, приглаживая свои темные волосы.
– Можешь не сомневаться, – кивнула Дасти.
– Я все же не понимаю, зачем он это делал? – спросила Слоун.
Джордан взял ее за руку.
– Концерн Хиллера был на грани банкротства. Все шло к тому, что он потеряет все свои деньги. Но этого никто не знал, кроме нескольких менеджеров. Иначе среди акционеров поднялась бы ужасная паника.
– Но зачем ему понадобилось убивать игроков? – изумилась Слоун. – Например, тебя… Почему он хотел убить тебя?..
– Ну, я пока был на очереди, – грустно усмехнулся Джордан. – Как оказалось, сегодня должен был погибнуть Ланс.
– Потому что он был любовником его жены? Но Хиллер мог бы просто убрать его из команды.
Джордан покачал головой:
– Не в этом дело. Убивая игроков, Хиллер решал свои финансовые проблемы. Одним словом, страховка. Хиллер предпринимал отчаянные попытки, надеясь выкарабкаться. Он продал почти всех своих скаковых лошадей, несколько домов, часть художественной коллекции, но этого оказалось недостаточно. Тогда Хиллер начал вкладывать деньги в страховку. Сначала страховал лошадей.
– Тех, которых искалечили в «Миопии»? – спросила потрясенная Слоун.
Джордан кивнул:
– Разумеется, он делал это не сам, а нанял профессионала, довольно дорогого. Полагал, что расходы оправдаются. Этот мерзавец сейчас исчез, его ищет Интерпол. У них на него досье толще, чем телефонная книга Манхэттена. Страховки лошадей оказалось мало, – продолжал Джордан, – тогда Хиллер решил страховать игроков. На каждого из нас у него были полисы на очень крупные суммы. Начать он решил с Ланса по многим причинам. Во-первых, ему хотелось расправиться с любовником жены, а во-вторых, объяснить гибель Ланса было бы очень легко. Он наркоман. Айану удалось выяснить, что в клюшку Ланса было всыпано изрядное количество травки. И при этом страховая компания не предъявила бы Хиллеру никаких претензий, поскольку в профессиональном поло обязательного тестирования игроков на наркотики не существует.
– Какое неслыханное злодейство, – прошептала Слоун.
– Это уж точно.
– Но этим все не кончилось бы, – сказал Джордан.
– Да, – отозвалась Слоун, – рано или поздно это случилось бы с тобой.


– Ваш муж всех очень удивил, – сказала Джилли, подойдя к Надин после того, как все разошлись.
Надин нахмурилась:
– Гейвин – хладнокровный негодяй, это я знала давно, но чтобы пойти на убийство…
– И у вас никогда не возникало на этот счет никаких подозрений? Совсем?
– Ни на секунду.
– А я была убеждена, – призналась Джилли, – что за всем этим стоит Макс.
Надин не ответила.
– И что вы собираетесь сейчас делать?
– Понятия не имею, – пожала плечами Надин.
Джилли просияла:
– Порекомендовать вам прекрасного адвоката по разводам?


Мартас-Виньярд, май, 1990
Слоун, сидя у окна в спальне и держа на коленях рукопись, в последний раз правила ее. Итак, сейчас есть все основания вздохнуть с облегчением – она поставила точку над i. Роман «Победитель получает все» наконец завершен, правда, с опозданием почти на год. Слоун казалось, что это лучший из всех ее романов. Если принять во внимание события последних двух лет, просто удивительно, что ей вообще удалось что-то написать. Невероятно! Эта книга стала для Слоун и своего рода катарсисом. Заканчивая этот роман, она чувствовала нечто совсем иное, чем прежде. Тогда ее охватывала такая грусть, будто она расставалась со старым другом. Сейчас Слоун казалось, будто она перевернула необычайно важную страницу своей жизни.
И, перевернув ее, начнет следующую.
В известном смысле так оно и было. Отказавшись от капсул, Слоун действительно начала новую жизнь. Вернее, начали ее оба – она и Джордан. Они теперь были связаны теснее и стали ближе друг другу, как уцелевшая команда корабля, потерпевшего крушение.
Слоун улыбнулась. Они уже обсуждали, и не раз, вопрос о пополнении семьи. Ей исполнилось тридцать восемь: это, пожалуй, предельный возраст, когда еще можно завести ребенка, но она знала, что сейчас с этим справится. Разница в пять лет больше не беспокоила ее.
Слоун встала, собрала листы и сложила их в картонную коробку. Завтра она срочно переправит рукопись в Нью-Йорк, а там, глядишь, через несколько недель появится и конечный продукт.
А потом она сделает годичный перерыв, как и обещала себе. Перестанет быть Слоун Дрисколл, романисткой, автором бестселлеров, и станет просто женой Джордана. В конце концов, для счастья этого будет вполне достаточно.
Возможно, даже больше чем достаточно.


– Я решил создать свою собственную команду, – объявил Джордан, входя в спальню. Переведя дух, он сел на кровать и начал снимать сапоги.
Слоун читала газету, расположившись в большом кресле в углу комнаты.
– Твой отец будет счастлив, услышав это, – улыбнулась она, оторвавшись от чтения.
Он мотнул головой:
– Я не собираюсь просить отца спонсировать команду.
Слоун вопросительно вскинула брови:
– А как же тогда…
– Беру партнера. – Джордан отставил сапоги в сторону и снял рубашку. – Это Антонио Альварес.
Слоун чуть не уронила газету.
– Альварес? Но вы же не выносите друг друга…
Джордан улыбнулся:
– Это было просто соперничество. А в одной команде мы создадим такую силу, с какой придется многим считаться, уверен.
– Но уживетесь ли вы? – усомнилась Слоун.
– А вот это скоро выяснится, – усмехнулся Джордан.
– Ты что, серьезно?
– Не будь у меня серьезных намерений, я не стал бы приглашать сюда Тони.
– Он приедет сюда? В Мунстоун?
Джордан кивнул:
– Тони будет здесь завтра утром.
Слоун пришла в восторг:
– Вот это у нас с тобой год так год! Столько событий!
Джордан вопросительно посмотрел на жену.
– Да, да, – продолжала Слоун. – Я закончила роман «Победитель получает все» и беру годичный отпуск.
– Здорово! – воскликнул он. – Неужели удержишься и больше в этом году ничего писать не будешь?
– Не буду, – заверила его Слоун и указала на туалетный столик, где стояла бутылка шампанского. – И у меня скоро будет сюрприз для тебя.
– Какой сюрприз? – насторожился Джордан. – Ты хочешь сказать…
– Пока нет, – быстро проговорила Слоун. – Я сдала тест на беременность. Если результат будет положительный, мы откроем эту бутылку и отпразднуем событие.
Он бросился к жене, заключил ее в объятия.
– Давай начнем праздновать прямо сейчас, дорогая! У нас и без того много поводов.
– Ты абсолютно прав, – прошептала Слоун, роняя газету.
На развороте газеты был помещен отчет о суде над Гейвином Хиллером. Чуть ниже мелким шрифтом сообщалось о бракоразводном процессе супругов Хиллер.


Лондон, май, 1990
Макс Киньон вошел в вестибюль отеля «Коннот»,
type="note" l:href="#n_41">[41]
улыбнулся швейцару и по желтоватому ковру направился к роскошной лестнице с полированными перилами красного дерева. Преодолев пролет, он резко свернул направо в коридор, ведущий в ресторан, и там его сразу провели через большой зал к заказанному столику.
Метрдотель вскоре покинул гостя, заказавшего, как обычно в «Конноте», дикую утку с персиками. Макс Киньон продолжал улыбаться, хотя пребывал в далеко не лучшем расположении духа. Другие посетители наслаждались превосходной кухней и уютной атмосферой ресторана. Им нравилось здесь все: стены, обшитые деревянными панелями, хрустальные резные подсвечники, бархатная обивка светлой мебели. В отличие от всех прочих Макс ничего не замечал. Там, наверху, в его номере, лежали документы о разводе.
Итак, Джилли разводится с ним. Он не знал, почему это удивляет его. Она говорила о разводе уже не раз, еще до того случая, а уж потом Макс и сам не понимал, на что надеется.
«Только смерть разлучит нас, Джилли, дорогая. Это единственный путь… единственный».
По-видимому, эти слова Макс произнес вслух, потому что к нему тут же подскочил метрдотель.
– Все в порядке, мистер Киньон?
Макс посмотрел на него отсутствующим взглядом.
– Простите. Я не… Что вы сказали?
– Я спросил, все ли с вами в порядке. – Метрдотель растерялся.
Макс кивнул:
– Со мной все отлично. Спасибо.
«Все отлично. Вот только я потерял любимую женщину, самую для меня дорогую, давно потерял, и по собственной же глупости, а так, конечно, все у меня прекрасно».
Макс любил ее. Джилли называла это одержимостью, но она просто не понимала. Конечно, не понимала. Ведь если бы она понимала его, этого не случилось бы. Джилли знала бы, что он вел себя так потому, что любит ее. Джилли знала бы, что творится у него внутри, когда Макс видит, как она смотрит на других мужчин. Она знала бы, в каком он аду, даже тогда, когда занимается с ней любовью, ибо сознает при этом, что жена воображает, будто занимается этим с Джорданом.
С Джорданом… С Джорданом Филлипсом, который когда-то был его другом. С Джорданом, бывшим возлюбленным Джилли. С Джорданом, уже женатым и охладевшим к Джилли. Но вот она до сих пор не может с этим примириться. И каково же все это сознавать Максу?
Что сейчас рассуждать обо всем этом? Слишком поздно. К прошлому возврата нет. И не будет.
Макс ел медленно, механически, не ощущая вкуса. Потом заплатил по счету кредитной картой и оставил щедрые чаевые. Покидая ресторан, он улыбался каждому, кто попадался ему навстречу. Но улыбка была странная: его глаза не улыбались и были очень печальными. Если кто-то и заметил это, то промолчал. А если бы что-то и сказал, кому какое дело до Макса. Сам он уже давно не интересовался, кто и что о нем думает. А теперь, когда с ним нет Джилли…
Макс поднялся к себе в номер, где провел последние четыре дня, как правило, пьяный. Только в этом состоянии он мог хоть как-то примириться с тем, что Джилли никогда больше с ним не будет. Макс запер дверь, чтобы его не беспокоили.
Бумаги о разводе лежали на ночном столике рядом с пустой бутылкой из-под виски. Он сел на край постели, взял бумаги и долго глядел на них. Положив, потянулся к бутылке. Убедившись, что она пуста, Макс бросил ее в мусорную корзину, поднялся и прошел к небольшому бару за другой бутылкой.
Двигаясь автоматически, как робот, он открыл бутылку и сделал большой глоток прямо из горлышка. Затем еще один. Бурбон обжег желудок, но Макс почти ничего не почувствовал. Правда, немного притупилась боль, сидевшая глубоко внутри. Изматывающая боль. Это слегка взбодрило его и… придало сил. А силы были ему теперь нужны.
Макс выпил бутылку до дна, отставил ее, подошел к окну, открыл его и долго смотрел на проносящиеся мимо машины, думая о Джилли и о том, что она с ним сделала.
А потом прыгнул вниз.
Лос-Анджелес, май, 1990
По длинному, стерильному на вид коридору шла сестра в белом халате. За ней следовал Ланс. Она вела его в палату, где ему предстояло обосноваться на время лечения в наркологическом центре.
«Так нужно, – думал Ланс, – потому что я должен докопаться до самого себя, иначе пути к спасению нет. – Он знал, что тогда, в Берлине, достиг дна. Дальше падать ему уже некуда. Из-за его слабости чуть не погибли двое. – Разрушил себя я сам, кокаин был лишь инструментом».
Осознание этого посеяло в душе Ланса надежду. А вот два дня назад, прибыв в Лос-Анджелес, он ничему не верил и ни на что не надеялся. Его личная жизнь была совершенно загублена, карьера тоже. У Ланса не осталось ничего, что имело бы хоть какой-то смысл. Существовал только кокаин, да и он уже действовал не так, как прежде. Скоро ему понадобится другая дрянь, более сильная.
Сестра ввела его в палату, все показала и оставила одного. Ланс огляделся. Комната довольно большая и, самое главное, отдельная. Сейчас ему очень не хотелось ни с кем общаться.
Пригорюнившись, он сел на край постели. Сюда, в эту палату, его привела длинная дорога, которая началась с Полы. Хотя нет… В сущности, все началось гораздо раньше. Его брак потерпел крах, но не в нем крылась причина.
Все началось задолго до того, как Ланс познакомился с Полой. Виной этому суровый, упрямый отец, который впихнул сына в профессиональное поло, хотя Ланс никогда не собирался этим заниматься. Да, именно отец разрушил его жизнь.
«Это случилось, потому что я позволил ему».
Посидев еще какое-то время, Ланс открыл верхний ящик стола и достал ручку и лист бумаги. Склонившись над столом, он написал первую строчку: «Дорогая Пола…»
Лондон, май, 1990
Самолет австралийской национальной авиакомпании, совершающий рейс Сидней – Лондон, начал снижение в аэропорту Хитроу. Джилли смотрела в иллюминатор на город, раскинувшийся внизу. Она бывала здесь много раз, но только сейчас впервые заметила, как этот город выглядит с высоты. Видимо, с ней случилось что-то особенное, если она начала замечать такие вещи.
Звонок из лондонской полиции поверг Джилли в шок. Официально она все еще оставалась женой Макса, развод еще не был оформлен, поэтому позвонили ей. И Джилли вылетела первым же рейсом, не понимая толком, зачем это нужно и что от нее хотят. Она ни о чем не спросила, потому что сообщение ошеломило ее. Просто Джилли сказали, что она непременно должна приехать.
Макс покончил с собой, в это все еще было трудно поверить. За время, проведенное с ним, Джилли наблюдала его в разных ситуациях и не без оснований считала, что он способен на все. Но самоубийство… это уж слишком. Убить кого-то другого – на это Макс способен, но себя… Джилли долго была уверена, что он замышлял убийство Джордана. Она вполне допускала, что Макс может убить ее, Джилли и на самом деле едва осталась жива. Но если бы кто-то сказал ей, что Максвелл Киньон покончит с собой, Джилли этому не поверила бы.
А сейчас, как говорится, это свершившийся факт.
Джилли, конечно, знала, что у Макса не в порядке с головой, но только теперь поняла, насколько серьезно он был болен.
«А может, все случилось по моей вине? Может, мне ни в коем случае не следовало выходить за него замуж?»
В первый раз за много месяцев Джилли позволила себе думать о Джордане. Его брак оказался крепким. Ходили слухи, будто между ним и Слоун возникла какая-то размолвка, но, так или иначе, это все сейчас в прошлом. Если у Джилли и были какие-то надежды вернуть Джордана, то теперь они исчезли. Она потеряла его навсегда, и это случилось только из-за нее.
«Ах, если бы можно было что-то изменить! Если бы была жива мама. Если бы отца я интересовала не меньше, чем поло. Если бы… если бы… Слишком много этих если бы».
Джилли подняла голову. На нее внимательно смотрел мужчина, сидящий через проход. Когда их глаза встретились, она улыбнулась. Он тоже улыбнулся.
«Симпатичный. Сильное худое лицо. Голубые глаза. Волосы темные, чуть тронутые сединой. И сложен вроде бы хорошо. Одет тоже совсем неплохо».
Джилли бросила взгляд на его левую руку. Обручального кольца не было.
«А что, возможно, мне придется задержаться в Лондоне дольше, чем я собиралась…»


Нью-Йорк, июль, 1990
– Итак, твое мнение? – спросила Слоун.
Адриенна откинулась на спинку кресла и задумчиво посмотрела на толстую рукопись, лежавшую на письменном столе.
– Слишком много эмоций.
Слоун иронически улыбнулась. Сложив на груди руки, она прислонилась плечом к книжному шкафу.
– Ты как будто удивлена?
– Признаться, да, – ответила Адриенна.
– Полагаешь, здесь отразились проблемы, с которыми Слоун столкнулась в прошлом? – подала голос Кэти.
– Наверное.
Слоун глубоко вздохнула:
– Я иногда сама удивляюсь, как вообще мне удалось это закончить.
– Все в порядке, – сказала Кэти. – Я, например, всегда в тебя верила, и, как видишь, не ошиблась. «Победитель получает все» – лучшая твоя книга. – Она взглянула на Адриенну. – Не согласна?
– Напротив. Вполне согласна.
Кэти с пониманием посмотрела на Слоун. Да, события последних двух лет сильно изменили ее. Теперь, изгнав призраки прошлого, распутав тугой узел в своей душе, она стала более открытой и более… чувственной. Оглядываться назад больше нет необходимости. Слоун будет смотреть только вперед. В будущее.
– Так что, закатаем рукава и примемся за работу? – нарушила молчание Слоун.
Адриенна улыбнулась:
– К редактированию я смогу приступить только через месяц. Может, пока займешься проектом новой книги?
Слоун покачала головой:
– Вряд ли.
– Почему? – Это удивило обеих – и Адриенну, и Кэти. Обычно Слоун вынашивала идею новой книги, еще не завершив работу над предыдущей.
– Я решила сделать перерыв на год, – сообщила Слоун.
– Серьезно? – удивилась Адриенна.
– Вполне.
Адриенна посмотрела на Кэти. Та пожала плечами:
– Впервые слышу.
Адриенна перевела взгляд на Слоун:
– Неужели ты способна целый год ничего не делать?
Слоун чуть заметно улыбнулась:
– Насчет этого не беспокойся, дел у меня будет по горло. – Наслаждаясь произведенным эффектом, она вдруг добавила: – Разве я вам еще не сказала?
– Что? – спросила Кэти.
– А то, что я пришла к вам сюда прямо от доктора. – Ее глаза сияли. – С сегодняшнего утра у меня начинается новая жизнь…


Читать онлайн любовный роман - Драгоценный камень - Бейшир Норма

Разделы:



Ваши комментарии
к роману Драгоценный камень - Бейшир Норма


Комментарии к роману "Драгоценный камень - Бейшир Норма" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа



Rambler's Top100