Читать онлайн Яркая звезда любви, автора - Бейль Карен, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Яркая звезда любви - Бейль Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Яркая звезда любви - Бейль Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Яркая звезда любви - Бейль Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейль Карен

Яркая звезда любви

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 17

Сандрин сидела с невозмутимым видом, крепко держа карты в руке. Игра началась с небольшой ставки — всего по двадцать долларов, и после двух увеличений на кону было сто долларов. Лен и Чарльз бросили карты на стол. В игре оставались Фрэнк, Ричард и она.
— Знаешь, красавица, мне кажется, ты блефуешь, — сказал Ричард, стряхивая пепел с сигареты в массивную хрустальную пепельницу. — Я открываю.
Сандрин положила карты на стол, прикрывая их рукой, и медленно развернула их веером.
— Дамский стрит, — сказала она, не выдавая голосом своего волнения. Она заставила себя бесстрастно смотреть на двух других игроков, но внутри у нее все сжалось, она была как комок нервов. Салли нервно ерзала в кресле у бара.
— Черт! — сказал Ричард, бросая карты на стол тыльной стороной вверх. — У меня меньше. А у тебя, Фрэнк?
Фрэнк посмотрел на Сандрин, и по его лицу нельзя было прочесть, что он думает.
— Стрит, с валета. Этот кон за тобой, Сандрин.
Сандрин придвинула деньги к себе, стараясь сдержать возбуждение. Она уже выиграла около семисот долларов и была почти уверена, что сейчас у нее денег больше, чем у Фрэнка.
— Я сдаю, — сказал Фрэнк, ловко тасуя колоду. — Ставьте в темную.
Сандрин положила перед собой двадцать долларов. Она почти выбилась из сил, но видела, что и остальные игроки тоже начали уставать. Если ей удастся выиграть еще несколько конов, она сможет победить Фрэнка.
Фрэнк раздал карты. Сандрин взяла их, медленно раздвигая — двойка, тройка, семерка, девятка, десятка. От испуга она похолодела, но не выдала своих чувств на лице. Это были ужасные карты. Она снова взглянула на них. Если оставить девятку и десятку пик, можно попытаться купить цвет, но Сандрин знала, что шансы получить еще три пики мизерны. Если она сбросит четыре карты и оставит одну, все поймут, что у нее ничего нет. У нее не останется даже возможности блефовать. Но какие две карты оставить?
— Сколько карт, Сандрин?
Сандрин взглянула на Фрэнка. Казалось, он видит ее насквозь, и на какое-то мгновение она испугалась, что выдала себя.
— Три, — решительно ответила Сандрин, сбрасывая все карты, кроме девятки и десятки. И тут же поняла, что это решение было ошибочным. Но пути назад уже не было. В худшем случае ей придется блефовать. Она взяла три карты, которые сдал ей Фрэнк и секунду держала их, не глядя. Она постаралась придать своему лицу спокойное выражение, а затем раздвинула карты веером. Увидев красное, она поняла, что все надежды на цвет рухнули. Шестерка бубен.
Девятка бубен. И девятка треф. По крайней мере, это что-то.
— Ставлю двадцать долларов, — сказал Лен, широко улыбаясь и отхлебывая виски.
Ричард жевал кончик сигары, прищурив глаза, и дым окутывал его лицо.
— Твои двадцать и двадцать сверху, — сказал он.
— Ставить сорок, Чарльз? — спросил Фрэнк.
Чарльз вытер лоб платком. Он весь вечер вытирал лицо.
Чарльз был единственным из них, кто не мог скрывать, какие у него карты — плохие или хорошие.
— Даю, — сказал он, пододвигая сорок долларов в центр стола.
Не колеблясь, Сандрин положила сорок долларов и добавила еще двадцать.
— Твои сорок и двадцать сверху, — уверенно сказала она, не решаясь взглянуть на Салли.
— Шестьдесят и сорок сверху, — сказал Фрэнк, пристально глядя на Сандрин, и положил деньги. — Ставишь восемьдесят, Лен?
Лен покачал головой.
— Я не играю, — сказал он, бросая карты на стол.
— А ты, Ричард? Даешь шестьдесят?
— Даю, — сказал Ричард, ставя деньги на кон.
— Чарльз? — спросил Фрэнк.
Чарльз обливался потом.
— Нет, не хочу, — сказал он сдержанно, кладя карты.
Сандрин придвинула к кону еще сорок долларов. Она поставила уже сто двадцать долларов. Она глубоко вздохнула, задержав на время дыхание. Если блефовать, то сейчас.
— И восемьдесят долларов сверху. — Сандрин почувствовала, как бешено колотится ее сердце.
Она внимательно следила за Фрэнком. Тот спокойно пил воду из хрустального бокала и улыбался ей.
— Открываю, — сказал он. Сандрин стало дурно. Теперь она знала, что должен был чувствовать Джим, проиграв столько денег, но продолжал играть в надежде отыграться. Она взглянула на свои деньги, затем перевела взгляд на кучку перед Фрэнком. Этот кон все изменил.
— С меня, пожалуй, довольно, Фрэнк, — сказал Чарльз, снова вытирая лицо.
— И мне тоже хватит, — сказал Ричард, вставая. — Очень приятно было познакомиться с тобой, Сандрин. Ты неплохо играешь.
— Спасибо, — ответила Сандрин как можно более вежливо.
— Я полагаю, ты тоже уходишь. Лен? — сказал Фрэнк. Это было скорее распоряжение, чем вопрос.
Лен встал. Он кивнул Сандрин.
— Приятно было познакомиться с вами, мисс. Увидимся через неделю, Фрэнк.
— Джентльмены, мне, наверное, можно вас не провожать, — сказал Фрэнк. Он взглянул на Салли. — Не хочешь пересчитать мои деньги, чтобы потом не обвинять меня, что я жульничаю?
— Охотно, — ответила Салли, вставая и подходя к стулу рядом с Фрэнком. Она быстро пересчитала банкноты и монеты и взглянула на Сандрин. — Пятнадцать сотен долларов.
— Может, ты пересчитаешь свои деньги, Сандрин?
Она сосчитала деньги раз, другой, не в силах скрыть разочарования.
— Тысяча долларов.
— Одна тысяча долларов, — сказал Фрэнк, кивая. — Ты удвоила свои деньги, Сандрин, Это впечатляет.
Сандрин выпрямилась.
— Ты выиграл, Фрэнк. Мы оба знали, на что играли. Теперь тебе надо письменно подтвердить, что Джим больше ничего не должен.
— Это уже сделано, — сказал Фрэнк, кивая в сторону письменного стола. Потом взглянул на Салли. — Не могла бы ты оставить нас одних на некоторое время?
— Ты что, с ума сошел?
— Все нормально, Салли, — сказала Сандрин, улыбаясь вымученной улыбкой своей подруге.
— Я буду рядом, если что, — сказала Салли и вышла.
Фрэнк поднялся и закрыл дверь.
— У меня здесь никогда не было женщин. Теперь, полагаю, предстоят перемены.
Сандрин молчала. Она не сводила глаз с сумочки, лежащей у нее на коленях. Ее пальцы нащупали контур маленького пистолета, спрятанного внутри.
— Ты как думаешь?
— Прошу прощения. — Сандрин взглянула на него. — Я не расслышала, что ты сказал.
Фрэнк подошел к столу и сел рядом с Сандрин.
— Конечно, ты слышала обо мне немало, особенно от Салли.
— Кое-что, — ответила Сандрин.
— И большинство из этого, несомненно, правда, — ответил Фрэнк. — Я вынуждал людей поступать так, как выгодно мне. Я пользовался их слабостями. Черт возьми, так все поступают, когда имеют деньги.
— Не нужно ничего мне объяснять, Фрэнк.
Мы заключили сделку, и я сдержу свое слово. — Она посмотрела ему прямо в глаза.
— Что ж, думаю, ты так и поступишь, — сказал он. — Но я не собираюсь сдерживать свое слово.
— Но ты же обещал! Ты сказал, что простишь долг Джиму, выиграешь ты или проиграешь. По крайней мере, возьми те деньги, что я выиграла сегодня. Я знаю, что Джим должен тебе куда больше, но это пойдет в счет уплаты его долга.
— Ты, должно быть, очень хорошо относишься к Джиму.
— Он хороший человек. Мне бы очень не хотелось, чтобы он потерял все из-за собственного неблагоразумия.
— А ты, Сандрин? Разве ты делаешь не то же самое?
— У меня нет выбора.
— Выбор всегда есть. Скажи мне, почему ты это сделала?
— Я уже сказала, почему.
— Ты лжешь.
Сандрин ударила ладонью об стол.
— Тебе-то что за дело? Ты ведь выиграл.
— Почему ты не сказала мне, что у тебя есть муж, Сандрин?
Она посмотрела на Фрэнка, и ее самообладание куда-то исчезло.
— Это не настоящий брак.
— Ты любишь мужа?
— Я уже сказала тебе, что мы женаты не по-настоящему. — Сандрин встала, сжимая сумочку в руке. Она подошла к письменному столу и взяла лежащий там лист бумаги; верный своему слову, Фрэнк освобождал Джима от его долга. — Я могу отдать это Салли, чтобы она передала эту расписку Джиму?
Фрэнк встал и, подойдя к Сандрин, взял документ из ее рук. Он пристально смотрел на нее несколько мгновений, а затем, протянув руку, дотронулся до одной ее серьги.
— Знаешь, лучше, если они будут с драгоценными камнями. Такая женщина, как ты, должна носить драгоценности. — Фрэнк наклонился и поцеловал Сандрин в щеку. — Я возвращаю тебе твое слово, Сандрин. Ты свободно можешь уйти.
— Что? — Сандрин взглянула на Фрэнка. — Ничего не понимаю.
— Салли вчера приезжала сюда. Она рассказала мне о твоем муже. Надеюсь, он того стоит.
— Она не имела никакого права так поступать, — сказала Сандрин.
— Ошибаешься. Салли говорит, что ты едва знакома с Джимом, но он вырастил твоего мужа. Мне кажется, что ты сделала это скорее ради него, чем ради Джима.
— Я выполню то, что обещала, Фрэнк, — сказала Сандрин, стараясь не выказывать своего страха.
— Верю, — сказал он, улыбаясь. — Но я уже сказал, что освобождаю тебя от слова. Мне было очень приятно играть с тобой в карты, Сандрин. И еще более приятно встретить такого порядочного человека, как ты.
Сандрин протянула руку Фрэнку.
— Спасибо. Не знаю, что и ответить.
— Ничего не говори. Просто забирай свой выигрыш и возвращайся домой к мужу.
— Я не могу взять эти деньги.
— Сможешь. Только вспомни, как ты блефовала сегодня весь вечер. — Фрэнк подошел к столу и сгреб деньги в кучу. — Иди сюда. Открой сумочку. — Он свернул банкноты и стал запихивать их в сумочку Сандрин. Заметив пистолет, взглянул на ее. — Я вижу, ты была готова к самому худшему?..
Сандрин смущенно улыбнулась.
— Я должна тебе пятьсот долларов. — Она стала было отсчитывать деньги, но Фрэнк остановил ее.
— Оставь себе. Ты их заработала.
— Ты меня просто поразил, — сказала Сандрин. — Когда я впервые увидела тебя на дороге, то подумала, что ты ужасный человек. И была готова тебя застрелить. — Сандрин рассмеялась. — Еще раз спасибо, Фрэнк. Ты держишь слово.
Повинуясь мгновенному порыву, она шагнула к нему и обняла его, прижавшись к нему на несколько мгновений. Внезапно раздавшийся пронзительный крик Салли, доносящийся откуда-то из коридора, заставил ее обернуться. Дверью резко распахнулась. На пороге с пистолетом в руке стоял Уэйд.
— Отойди от него, Сандрин.
— Уэйд, — сказала она спокойно, вставая между двумя мужчинами, — это не то, что ты думаешь.
— Я знаю все о вашей так называемой игре, Лаутер, — сказал Уэйд, угрожающе приближаясь к нему.
— Уэйд, выслушай меня, — сказала Сандрин, по-прежнему стоя перед Фрэнком.
— Я сказал тебе, посторонись. Я сейчас убью этого трусливого ублюдка.
— Послушай меня, Уэйд! — закричала Сандрин. Когда он взглянул на нее, она подошла к нему. — Убери пистолет.
Уэйд опустил руку.
— Он тебя обидел?
— Нет. Он даже не дотронулся до меня. Убери пистолет, повторяю.
Уэйд вложил пистолет в кобуру.
— Зачем ты это сделала, Сандрин? Почему ты не пришла ко мне?
— Потому что не хотела ничьей помощи. Я сама должна была это сделать, неужели непонятно? — Она оглянулась. — Фрэнк списал весь долг Джима. И даже дал расписку.
— Ну и что? Салли сказала мне, что ты проиграла. Я не позволю тебе остаться с ним, Сандрин, и никому не позволю обижать тебя.
Сандрин тронула забота, звучавшая в голосе Уэйда.
— Я не останусь с ним, Уэйд. — Она улыбнулась Фрэнку. — Мистер Лаутер великодушно освободил меня от моего слова.
— Тут какая-то ловушка! — произнес Уэйд, гневно глядя на Фрэнка.
— Нет никакой ловушки. Она играла, а когда проиграла, готова была остаться со мной, чтобы сдержать слово. Я прекрасно понимаю, что ей этого не хотелось. Я и не собираюсь заставлять ее. — Фрэнк подошел к Сандрин и взял ее руки в свои. — Мне действительно было очень приятно познакомиться с тобой, Сандрин, Если тебе когда-нибудь будет что-то нужно, не раздумывай, обращайся ко мне. — Он поцеловал ее в обе щеки и вышел из комнаты. — Оставь их одних, Салли, — сказал он, закрывая за собой дверь.
Сандрин плотнее закуталась в шаль.
— Но ничего не изменилось, Уэйд. Я все равно уеду.
— Я думал, тебе здесь нравится.
— Мне здесь нравится, но пора возвращаться домой. — Сандрин прошлась по комнате. — Я не могу оставаться с тобой, раз ты этого не хочешь.
— Я никогда не говорил этого. Сандрин остановилась у ломберного стола и провела рукой по гладкому дереву.
— Я знаю, чего ты хочешь, Уэйд, но мне этого мало.
— Откуда ты знаешь, чего я хочу? Она взглянула на него.
— Пожалуйста, давай уйдем отсюда. Сандрин потуже завязала шаль. Когда они вышли, Салли разговаривала с Фрэнком, стоя на веранде.
— Ты готова, Салли?
— Пожалуй, я еще немного побуду здесь.
Нам с Фрэнком есть о чем поговорить.
— Ты уверена? — спросила Сандрин.
— Не беспокойся. Фрэнк ничего такого больше не будет делать, правда, Фрэнк?
— Конечно, Салли.
— Спокойной ночи. — Сандрин улыбнулась Фрэнку. — Еще раз большое спасибо.
— Это я должен благодарить, — ответил Фрэнк. — Заботься получше о своей жене, Уэйд.
Она — настоящее сокровище.
Уэйд едва взглянул на Фрэнка, подводя Сандрин к своей лошади. Он поднял ее в седло, а сам сел позади нее.
Сандрин чувствовала руки Уэйда у себя на талии и теперь могла расслабиться, опираясь на его грудь. Она ощущала его теплое дыхание у себя на шее и старалась не думать о том, что испытывала при его прикосновении.
— Мне все еще не верится, что ты могла пойти на такую глупость.
— Может, это была и глупость, но зато у Джима не осталось долгов, правда?
— Это была не твоя забота, Сандрин.
— Ты не видел Роуз в тот день на дороге, Уэйд. Она так испугалась, что мне просто нужно было что-то предпринять.
— Ты не могла прийти ко мне?
— Нет. Я устала зависеть от мужчин и хочу полагаться только на себя.
— И что бы ты сделала, если бы проиграла?
— Ты знаешь ответ на этот вопрос. Уэйд резко натянул поводья.
— Ты в самом деле думаешь, что я бы позволил тебе остаться с ним?
Сандрин повернулась, чтобы видеть его лицо.
— И что бы ты сделал? Я ведь не твоя собственность. Ты сам ясно дал понять, почему женился на мне. Давай все же вернемся на ранчо. Я устала спорить. Все, что я хочу, это лечь спать.
Сандрин смущала близость Уэйда, она опять испытывала до боли знакомую неуверенность.
Она знала одно, что любит его; не знала только, сможет ли когда-нибудь любить его так, как нужно ему.


На следующее утро Сандрин помогала Роуз по хозяйству, затем работала в саду. Они почти не говорили с ней, но та при виде ее разрыдалась. Сандрин не знала, где был Уэйд, но была рада побыть немного без него. Услышав, как подъехали Дэнни и Джим, она увидела, как Роуз пошла им навстречу. Она сказала им что-то так тихо, что Сандрин ничего не расслышала. Затем Роуз крикнула:
— Присмотри пока за Дэнни, хорошо? Сандрин увидела, как она взяла Джима под руку и повела в дом. Дэнни тут же побежал в сад, наступив на плеть кабачка.
— Поаккуратней с овощами, Дэнни, — сказала Сандрин.
Мальчик взглянул под ноги, пожал плечами и осторожно прошел между бороздами.
— Вчера я был у моего друга. Его зовут Билли. Ему семь лет, и у него есть свой пони.
— Да? — улыбнулась ему Сандрин. — Ты покатался на этом пони?
— Нет, — покачал головой Дэнни. — Билли сказал, что я еще маленький. Но папа дает мне иногда поездить на своей лошади по двору, а она гораздо больше, чем пони Билли.
— Ты можешь ездить верхом?
— Ага. Но мама говорит, что это очень опасно и что я могу свалиться и разбить голову. — Он поднял руку и потрогал затылок.
— А хочешь покататься со мной?
— Прямо сейчас? Сандрин оглянулась.
— А почему бы и нет? Беги, скажи маме, что мы поехали. Я оседлаю коня и буду ждать тебя во дворе. — Сандрин прислонила тяпку к забору, пошла в сарай, взяла подседельник, уздечку и седло. Затем вывела коня и быстро надела на него сбрую. Она как раз заканчивала затягивать подпругу, когда прибежал Дэнни.
— Она разрешила.
— Хорошо, — сказала Сандрин. — Ну вот, все готово. — Она подняла Дэнни и посадила его в седло. Он уцепился за него и нетерпеливо болтал ногами, пока Сандрин взбиралась, чтобы сесть за ним. Она вложила поводья в руки Дэнни, помогая ему понукать коня.
— Я хочу ехать быстро.
— Еще рано, — сказала Сандрин. — Надо сначала убедиться, что лошадь слушается тебя. — А как ты это делаешь?
— Ногами.
— Ногами? Как лошадь может слушать мои ноги?
— Мой дед — индеец, это он научил меня ездить верхом. И он сказал мне, что нужно правильно действовать ногами, чтобы лошадь слушалась тебя, и подсказывать ей, что делать. Дэнни взглянул вниз.
— Но мои ноги слишком короткие.
— Ну что же, будем пользоваться моими, пока ты не подрастешь. Но попробовать ты можешь уже сейчас. Тронь его каблуками. Так он поймет, что ты хочешь ехать быстрее.
Дэнни вытянул короткие ножки, пытаясь ударить коня в бока, но тот продолжал идти шагом. Сандрин чуть коснулась его каблуками, и конь перешел в легкий галоп. Дэнни захихикал, крепко вцепившись в поводья своими маленькими пальчиками. Сандрин ослабила поводья, предоставляя животному большую свободу. Они направили коня вверх по холму, а потом вниз по склону, в долину, проскакали галопом вдоль берега ручья, поднимаясь на маленькие пригорки и спускаясь с них. Наконец Сандрин сжала руку Дэнни, помогая ему натянуть поводья.
— Мы останавливаемся?
— Да, любому коню нужен отдых. Ты ведь не хочешь, чтобы он слишком устал, правда?
— Да нет. Давай пойдем вон туда, — сказал Дэнни, нетерпеливо указывая на то место, где ручей расширялся. — Там иногда бывает рыба.
Сандрин направила коня туда, куда предложил поехать Дэнни. Там она спешилась, сняла Дэнни с седла и поставила на землю. Мальчик весело побежал вдоль ручья. Он присел на корточки, потом лег на землю, глядя в воду. Он смотрел молча, не шевелясь.
— Не топай, — прошептал он, когда Сандрин подошла ближе. — И ложись. Рыбы не любят, когда кто-то рядом движется. Это их отпугивает.
Сандрин улыбнулась и легла на живот рядом с Дэнни. Она всматривалась в прозрачную голубую воду, но ничего не видела.
— Где же рыбы?
— Они здесь, просто они не хотят, чтобы ты их видела.
— Ясно, — сказала Сандрин, продолжая смотреть в чистую воду, в которой не было видно ни единой рыбешки. — И сколько мы будем так лежать?
— Пока не увидим их, — прошептал Дэнни. — Вон там! — Он указал пальцем куда-то на середину потока.
Сандрин прищурилась, чтобы солнечные блики на поверхности воды меньше слепили ее. Серебристо-серая рыбка плыла в воде, то и дело поднимая рот над поверхностью в поисках корма.
— Здесь и вправду есть рыба.
— Я же говорил. — Дэнни сел, стянул ботинки и носки и начал закатывать штанины.
— Что ты собираешься делать?
— Хочу побродить по воде. Сейчас так жарко. — Прежде чем Сандрин успела остановить его, мальчик уже брел по воде, хлопая ладонями о поверхность. Хочешь сделать так же, Сандрин?
— Не хочу.
— Пойдем. Это так весело!
Сандрин смотрела на Дэнни и улыбалась, вспоминая, как в детстве они с Маленьким Медведем часто играли у реки. Потом быстро сняла мокасины, чулки, подоткнула подол юбки и осторожно вошла в воду.
— Холодная!
— И вовсе не холодная, — сказал Дэнни, подходя к ней. — Очень даже хорошая.
Сандрин посмотрела на него. Дэнни был очень красивым ребенком, у него были такие же, как у Роуз, темно-каштановые волосы и карие глаза. Сейчас он стоял, глядя на Сандрин с ангельским выражением лица, потом внезапно шлепнул руками по поверхности воды, окатив Сандрин фонтаном брызг. Когда она отступила, он подбежал поближе и начал поливать ее, зачерпывая воду пригоршнями.
— Вот я сейчас тебя поймаю! — весело сказала она, делая шаг к Дэнни.
Сложив руки вместе, она нагнулась, чтобы обрызгать его, но мальчик был проворнее. Он прыгал с камня на камень, точно сам был рыбой. Сандрин со смехом погналась за ним.
— Не догонишь, — поддразнивал ее Дэнни. — Я очень быстрый. Я самый быстрый в мире.
— Может, ты и самый быстрый, — сказала Сандрин, — но я — самая мокрая. — Она состроила ему рожицу и шлепнулась в воду, погрузившись до шеи. Она вскрикнула, когда холодная вода проникла сквозь одежду. Дэнни подбежал к ней, подпрыгивая от восторга.
— А мне можно так тоже?
— Думаю, что да. Тогда твоя мама будет ругать нас обоих. — Сандрин засмеялась, когда Дэнни плюхнулся в воду перед ней, расставив руки. — Ты похож на паука.
— С тобой весело, Сандрин. Ты погостишь у нас подольше? — Дэнни прыгнул ей на руки и крепко обнял.
Сандрин прижала его к себе и почувствовала, как дрожит его худенькое тельце.
— Пора выходить из воды и обсохнуть. — Она встала, но, случайно поскользнувшись на камне, упала обратно в воду. Дэнни взвизгнул от восторга. — Отпусти меня, Дэнни, а то я не смогу встать. — Сандрин услышала, как заржала лошадь, и обернулась. Ее конь поднял голову и заржал в ответ. — Дэнни, кто-то едет. Нам надо выйти их воды.
Дэнни вцепился в Сандрин.
— Не хочу выходить. Мне здесь нравится. Сандрин опять попыталась встать, но Дэнни мотался их стороны в сторону, хихикая, и они снова упали. Сандрин высвободила одну руку и вытерла глаза.
— Ах, маленький негодник… — Какое-то движение на берегу привлекло ее внимание, и, повернувшись, Сандрин увидела Уэйда верхом на лошади. По его лицу было видно, что увиденная сценка его весьма забавляет.
— Эй вы, двое, вам помочь?
— Никакой помощи нам не нужно. — Сандрин говорила твердо. — Пожалуйста, отпусти меня, Дэнни. Я не могу встать.
— Давай упадем еще раз, Сандрин. Ну, пожалуйста.
— Не теперь, — тихо сказала Сандрин.
— Тогда я не отпущу тебя.
— Перестань, Дэнни. — Сандрин начинала терять терпение. Она попыталась разжать руки мальчика, сцепившиеся у нее на шее, но не смогла. — Хорошо, еще один раз, и ты меня отпустишь. Иначе ты всю дорогу домой пойдешь пешком.
— Ладно, — сказал мальчик, отворачиваясь с разочарованным видом. — Только давай как следует плюхнемся.
Сандрин попыталась встать, стараясь не обращать внимания на Уэйда. Ей удалось найти равновесие, но, когда она сделала шаг вперед, мокрая юбка запуталась у нее между ног, а тут еще Дэнни резко откинулся назад у нее на руках. Она поскользнулась на илистом дне и упала вниз лицом, увлекая Дэнни с собой под воду. Когда она вытащила его, он смеялся, не переставая.
— Отпусти меня, Дэнни.
Дэнни разжал руки и встал на ноги.
— Я могу стоять и сам, — сказал он и побрел по воде к берегу. — Ты нас видел, Уэйд?
— Видел.
— Нам было так весело.
— Действительно, вам было весело, — сказал Уэйд, спешиваясь. — Иди сюда. — Он снял с Дэнни рубашку, выжал ее и разложил на земле. — Я видел новорожденного теленка недалеко отсюда, вон там. Может, сбегаешь посмотреть на него? Так ты сразу согреешься. — Уэйд подошел к берегу. — Ты что, собираешься здесь остаться навсегда?
— Может быть. — Сандрин откинула голову назад, закрыв глаза, подставив лицо солнечным лучам.
— Он тебя любит.
— Я тоже его люблю. Он хороший мальчуган. — Она даже не пыталась шевелиться. Наконец она подняла голову и открыла глаза. — У тебя что, других дел нет?
— Совершенно никаких. — Уэйд присел на берегу, глядя на Сандрин.
— Где Дэнни? Ты его видишь?
— С ним все в порядке. Он вон там, неподалеку.
— Он еще совсем маленький. Не своди с него глаз. — Подняв юбку и осторожно ступая по камням, Сандрин вышла из воды. Потом нагнулась, чтобы выжать подол, и почувствовала, что Уэйд наблюдает за ней. Она постаралась сесть подальше от него. — Джим и Роуз разговаривали, когда я ушла.
— Давно пора. Ему надо было раньше это сделать. Уэйд взглянул на Сандрин.
Сандрин встретилась с ним взглядом.
— Он теперь перестанет играть? Сможет ли?
— Надеюсь. Если не сможет, боюсь, он потеряет Роуз.
— Он не похож на человека, у которого могут быть такие слабости.
— У всех свои слабости, у него — это карты. Его жизнь не такая уж легкая. Он никогда не видел своих родителей и сбежал из сиротского приюта, когда ему было десять лет. Но все же немалого добился. Научился читать и писать и был лучшим погонщиком из всех, с кем я работал. — Уэйд смотрел прямо перед собой. — И он усыновил меня. Что он знал о детях, кроме того, что для ребенка страшно оказаться одному в целом мире? Кто знает, что было бы со мной, если бы Джим не взял меня к себе?
— Зачем убеждать меня в том, что он хороший человек, Уэйд? Я это и так знаю.
— Конечно, иначе не сделала бы того, что произошло вчера.
— Это все в прошлом. Давай не будем больше вспоминать об этом.
— Ответь мне только на один вопрос, ладно?
— Хорошо.
— После всего, что ты вытерпела от Грозы Медведей, почему опять рискнула, чтобы тебя мог обидеть другой мужчина? Не могу понять. Сандрин откинулась назад, качая головой.
— Я не знаю, почему так поступила. Наверное, боялась за Роуз, но больше всего меня разозлило то, что Фрэнк угрожал ей. Это было похоже на то, как мне угрожал Гроза Медведей.
— И ты была готова предложить себя в качестве ставки в карточной игре.
— Просто никто уже не сможет причинить мне большего зла, чем Гроза Медведей. Я подумала, что уже достаточно сильна, чтобы все это выдержать.
— А обо мне ты не подумала, когда заключала это пари?
Сандрин взглянула на Уэйда.
— Что ты имеешь в виду?
— Тебе не приходило в голову, каково будет мне, если я потеряю тебя снова?
Сандрин опустила глаза, потрясенная словами Уэйда.
— Я не думала, что для тебя важно все, что я делаю. Мне казалось, что ты будешь рад избавиться от меня.
— Ты сама-то веришь в это? Веришь, что я так думаю? — Уэйд вскочил и стал ходить по берегу перед Сандрин. — Помнишь, как я подарил тебе ожерелье? Мне тогда было шестнадцать, и я истратил на него все деньги до последнего цента. Я думал тогда, что, если я его тебе подарю, ты будешь моей девушкой и когда-нибудь мы сможем пожениться.
— Наш брак не узаконен, Уэйд. И ты это знаешь.
Уэйд подошел к Сандрин и опустился перед нею на колени. Он в упор смотрел на нее.
— Он так же законен, как и любой другой.
— Нет.
— Скажи это Седому Волку. Сандрин опустила глаза.
— Я понимаю, что ты пытаешься сделать, и ценю это, но…
— Посмотри на меня, Сандрин! Посмотри на меня!
Сандрин подняла голову. Лицо Уэйда было серьезным, почти сердитым. Внутри ее все сжалось.
— Когда я больной лежал в вашей деревне, а ты пришла проведать меня, я был зол на тебя. Я тогда еще не мог простить тебя за то, что ты уехала на целых пять лет. Не мог поверить, что ты выйдешь за другого. Я всегда знал, что ты достойна лучшей жизни, чем та, которую я могу тебе дать. Конечно, я не французский дворянин, но я знал, что для меня ты гораздо важнее, чем когда-нибудь могла стать для него. Он не знал твою семью, не знал обычаев Черноногих, не знал, как ты умеешь сердиться — как ты всегда сердилась на меня и Маленького Медведя.
Сандрин робко улыбнулась.
— Я решил, что это именно то, чего тебе хочется. Дьявол! Я даже представлял тебя во всяких там роскошных платьях, как ты ходишь на балы и живешь в богатом особняке. Я был готов уступить тебя ему без борьбы. Но все изменилось. Когда Гроза Медведей похитил тебя, Сандрин, я понял, что не позволю никому отнять тебя у меня. Даже этому… твоему будущему мужу.
Уэйд сел, глядя в землю.
— Когда я увидел тебя в хижине Седого Волка… — Его голос на мгновение дрогнул. — Он рассказал мне обо всем, что тебе пришлось перенести. Ты была такой слабой, что могла умереть. Я боялся, что навсегда потеряю тебя.
Сандрин затаила дыхание, когда Уэйд взглянул на нее. Она не хотела больше ничего слышать. Он говорил все, кроме тех слов, которые ей хотелось услышать.
— Где Дэнни? — Сандрин встала и пошла к, пастбищу. Потом побежала, окликая его по имени. Она не увидела его там и испугалась. — Дэнни, где ты? — Она бегала по лужайке, заглядывала за каждый кустик. Сандрин повернулась к Уэйду. — Почему ты не следил за ним?
— Я следил, — спокойно сказал Уэйд.
—  — Так где же он? А что, если с ним что-то случилось?
— Ничего с ним не случилось, Сандрин.
— Откуда ты знаешь?
— Потому что он вон там. — Уэйд показал на дерево у них за спиной.
Сандрин подошла к дереву и посмотрела вверх. Дэнни сидел высоко на ветке, зажимая рот рукой, чтобы не рассмеяться.
— Как ты узнал, что он там?
— Я видел, как он карабкался вверх. Сандрин оперлась о ствол.
— Дэнни, слезай немедленно! Ты меня до смерти перепугал. — Она почувствовала, что ее бьет дрожь. — Поторапливайся.
— А ты не скажешь маме, что я себя плохо вел?
— Не знаю. — Сандрин топнула ногой. Уэйд подошел к дереву.
— Давай, Дэнни, слезай.
Мальчик начал было спускаться, но остановился.
— Мне страшно. А если я упаду?
— Я тебя поймаю. — Уэйд поднял руки.
— Может, ты залезешь и снимешь его? — Сандрин дотронулась до плеча Уэйда.
— Я не могу слезть, Уэйд, — закричал мальчик.
Сандрин только ахнула, увидев, как Дэнни сорвался и упал. Она была почти уверена, что он ударится о землю. Но, падая, он чуть повернулся и широко расставил руки, поэтому ушибся затылком и спиной о нижнюю ветку. Сандрин услышала, как Дэнни вскрикнул, пытаясь схватиться за нее. Но это ему не удалось, и он снова сорвался, повиснув вниз лицом на широком суку. Но этот раз он не вскрикнул. Он даже не шевелился.
— Стой здесь; Сандрин! Ты сможешь поймать его, если мне не удастся его достать. — Уэйд схватился за ветку и легко подтянулся. Быстро взбираясь по узловатым ветвям, но добрался до Дэнни. Бережно взяв его на руки, Уэйд начал осторожно спускаться. Вскоре он уже стоял на нижней ветви. — Ты сможешь его принять?
Она взяла Дэнни из рук Уэйда, стараясь не трясти мальчика.
— Он такой холодный, — сказала Сандрин, когда они шли к лошадям. Уэйд отвязал накидку от седла и завернул в нее ребенка. Сандрин села на своего коня, и Уэйд подал ей Дэнни. Обратно они ехали медленным шагом. Сандрин смотрела на мальчика, прижимая к себе. — Это я виновата. Не нужно было кричать на него.
— Ты здесь ни при чем. Это просто несчастный случай.
— А что, если он не очнется? Что, если…
— Перестань, Сандрин. Просто держи его, и все. Он в обмороке.
Сандрин успокоили слова Уэйда и та сила, которая в них звучала. Когда они въехали во двор, то увидели, что на крыльце стоят Джим и Роуз. Уэйд поскакал вперед, осадил коня и спрыгнул. Потом что-то сказал, и Роуз побежала навстречу Сандрин. Та осторожно передала ей Дэнни, спешилась и последовала за всеми в дом. Только сейчас она, вступив босыми ногами на деревянный пол, вспомнила, что оставила ботинки и носки, свои и Дэнни, у ручья. Она стояла беспомощно у стола, глядя, как Джим и Роуз склонились над Дэнни. Уэйд сходил за одеялом и накинул его на плечи Сандрин. Потом обнял ее. Сандрин откинула голову ему на грудь.
— Не знаю, что я сделаю, если с ним что-нибудь случится. — Уэйд только крепче обнял ее. Она заморгала, стараясь сдержать слезы. — Что, если он сломал себе шею или еще что-нибудь.
— Все будет в порядке, Сандрин.
Она подняла руки и положила их на плечи Уэйда, стараясь набраться его уверенности. Сандрин увидела, как Роуз с бледным лицом вышла из комнаты.
— Роуз?
— Все будет хорошо, Сандрин. У него просто будет шишка на затылке.
— Ты уверена? Может, привезти доктора?
— Если он завтра не оправится, я сама отвезу его к доктору. Но думаю, все обойдется. Это отучит его лазить по деревьям, которые ему не под силу. — Роуз прошла мимо них к шкафчику.
Сандрин вырвалась из рук Уэйда и подошла к ней.
— Это моя вина, Роуз. Я закричала на него. Он испугался…
— Значит, он заслужил, чтобы на него кричали, — сказала спокойно Роуз, наливая воду в стакан.
— Но я не должна была разрешать ему лазить по деревьям.
— Дэнни всегда лазит по деревьям и всегда падает с них. Это не в первый раз. — Роуз ободряюще улыбнулась Сандрин и вернулась в спальню.
Сандрин вышла на крыльцо, пытаясь взять себя в руки. Дэнни чуть не пострадал, и очень серьезно, и ответственность за это лежала на ней.
— Здесь нет твоей вины, Сандрин. — Уэйд стоял рядом с ней.
— А если бы он умер?
— Но он же не умер. Все обойдется. — Уэйд нежно поцеловал ее в дрожащие губы. Сандрин резко отстранилась.
— Не делай этого! Оставь меня в покое! Она сбежала по ступеням крыльца, выбежала из двора, не в силах сдержать поток слез. Она бежала, пока не достигла вершины холма, откуда открывался вид на долину реки. Там она остановилась, тяжело дыша и пытаясь успокоиться. Все! С нее довольно! Сначала он хочет ее, потом — нет. Она не в силах больше выносить ту боль, которую ей причиняет Уэйд. Она уедет, как только сможет.


— Если ты сейчас же не пойдешь ее искать, я тебе этого никогда не прощу. — Роуз сердито смотрела на Уэйда, постукивая ногой по полу.
— Не смотри на меня так, Роуз. Что я еще могу ей сказать? — Уэйд взглянул мимо Роуз на Джима, пожимая плечами.
— Ты хоть сказал, что любишь ее? Ты ей сказал это наконец? — Роуз прищурилась. — Я так и думала, что нет. Господи, Уэйд. Когда вы с Сандрин приехали, у тебя был такой вид, точно тебя приговорили к смерти. Каково ей было? Неудивительно, что она считает, что у тебя есть сомнения.
— Я полностью согласен с моей женой. — Джим сидел у стола и пил кофе.
— Мне не нужны твои советы! — резко возразил Уэйд.
— С каких это пор ты стал настолько взрослым, чтобы не нуждаться в моих советах?
— Когда ты стал играть в карты в ущерб своей семье.
Джим встал, отшвырнув в сторону стул.
— Напрасно ты это сказал, Уэйд. Роуз быстро встала между ними.
— Вы оба ведете себя, как дети. Что было, то было. У каждого из вас полно недостатков, это очевидно, но драться друг с другом… — Роуз сняла с вешалки шаль. — Я пойду искать Сандрин.
— Нет, я. — Уэйд направился к двери.
— Нет уж, — отрезала она. — Оставайся здесь и остынь немного.
Уэйд вернулся к столу и сел, глядя на Джима.
— Извини, Джим. Я не должен был так говорить. Прости.
Джим поднял стул и, повернув его спинкой вперед, сел на него верхом.
— Ты имел полное право говорить так, Уэйд, особенно после того, что сделала Сандрин. Я знаю, как ты за нее волновался.
Уэйд оперся о стол.
— Клянусь жизнью, я не могу понять эту женщину.
— И сомневаюсь, что когда-нибудь сможешь. Мужчины вообще не могут понять женщин. Позволь мне задать тебе один вопрос, Уэйд. Ты действительно любишь Сандрин? Ты уверен, что хочешь прожить с ней до конца твоих дней?
Уэйд с минуту смотрел на свои руки, а затем взглянул на Джима.
— Я уверен в этом с тех пор, как впервые увидел ее. Я не могу себе представить жизнь с кем-нибудь другим, кроме Сандрин.
— Ну, в таком случае найди ее и никогда больше не отпускай. — Джим строго посмотрел в глаза Уэйду, а затем добавил:
— Если ты этого не сделаешь, найдется другой мужчина, который уведет ее у тебя. Ты этого хочешь?
Уэйд усмехнулся.
— Вы всегда давали отличные советы, капитан.
Уэйд быстро вышел из дома. Пока он седлал лошадь, в ушах еще звучали слова Джима. Да, Сандрин была необыкновенной женщиной, а если он забудет об этом, то потеряет ее навсегда. Когда он выезжал со двора, то увидел Роуз и Сандрин, идущих к нему навстречу.
Роуз, проходя мимо, только сердито взглянула на него, ничего не сказав. Уэйд был благодарен ей за это. Он дождался, пока Роуз уйдет, затем посмотрел на Сандрин.
— Не хочешь прокатиться со мной?
— Странная мысль. — Сандрин попыталась пройти мимо него, но Уэйд загородил ей дорогу.
— Пожалуйста, Сандрин, поедем со мной. Сандрин слишком устала, чтобы спорить. Уэйд подсадил ее в седло, сам сел сзади.
— Куда мы поедем?
— Увидишь, когда мы будем там. Сандрин вцепилась руками в края одеяла и закрыла глаза. Одежда ее все еще была влажной, она совсем выбилась из сил, и было так приятно ощущать руки Уэйда, обнимающие ее. В Молчании они пересекли долину, и Уэйд направил лошадь к югу, вдоль горной гряды. Проехав милю, он снова повернул лошадь. Крепче держа Сандрин, он пустил лошадь в галоп. Когда Уэйд наконец натянул поводья, они уже были на вершине другого холма. Перед ними расстилалась прекрасная долина. Высокая буйная трава чуть колыхалась на ветру. Сандрин увидела вдали небольшой ручеек, впадавший в озеро с зеркальной поверхностью. На краю долины, закрывая горизонт, поднимались горы, высокие и серые.
— Тебе здесь нравится?
— Потрясающий вид!
Уэйд спешился и помог сойти с лошади Сандрин. Он провел ее вдоль холма.
— Давай посидим здесь. — Он не отпускал ее руку даже тогда, когда они сели. — Я нашел это место, когда Джим поселился в Нью-Мексико. Мне нравится приезжать сюда, когда выдается случай.
— Я могу понять, почему. — Сандрин запрокинула голову, ветерок обдувал ее лицо. — Странно, почему владелец этого места не построил здесь дом.
— Он хочет строиться, но просто ждет.
— Чего?
— Он потерял женщину, которую любил в молодости, и сердце его было разбито. Он все ждет, пока он излечится.
Сандрин сидела молча. Зачем Уэйд привез ее сюда? Она увидела, что он пристально смотрит на нее, поэтому нервно улыбнулась и спросила:
— А что собой представляет владелец этой долины?
Уэйд наморщил лоб.
— Он трудолюбивый, верный и довольно упрямый. И к тому же очень одинок.
— Он твой друг?
— Я его неплохо знаю. — Уэйд помолчал, глядя на далекие горы. — Он ждет совершенную женщину, совсем особенную, не такую, как все.
— Редко встречается что-нибудь особенное, — сказала Сандрин, подтягивая колени к подбородку. Она закуталась плотнее в одеяло. — Жизнь — это не сказки, которые мне читал отец, когда я была маленькой. — Она положила голову на колени и взглянула на Уэйда. — Расскажи мне еще о твоем друге. — Серые глаза Уэйда, казалось, потемнели, и она поежилась, испытывая неловкость.
— Я уже сказал, что он хочет чего-то особенного, такую женщину, которую сможет любить до конца своих дней. Он хочет ночью ложиться с ней спать, а утром просыпаться рядом с ней. Он хочет утешать ее, когда ей грустно, и ухаживать за ней, когда она больна. Он хочет быть с нею, когда она будет рожать ему детей.
Сандрин покачала головой, глядя вниз, в долину.
— Все равно это похоже на сказку. Ни один мужчина не может так любить женщину.
— Этот может.
Сандрин медленно посмотрела на Уэйда, широко раскрыв глаза.
— Это твоя земля?
— Да!
Сердце ее дрогнуло, когда она взглянула на Уэйда. Но его глаза затуманились, в них ничего нельзя было прочесть, и Сандрин внезапно поняла, что он собирается сказать.
— Ты кого-то встретил? Ты именно это пытаешься мне сказать? — Она уткнулась лицом в колени. — Этого следовало ожидать. — Я должна была быть готова к этому. Я просто… — Она выпрямилась, кашлянув. — Это Салли?
— Нет.
— Значит, это кто-то еще? — Сандрин смотрела на него, и все ее спокойствие внезапно исчезло. — У тебя кто-то еще был все это время?
Уэйд медленно покачал головой. Его серые глаза ни на мгновение не оставляли Сандрин.
— Я не хочу опять потерять тебя, Сандрин. Я люблю тебя. Я даже не понимал, как сильно я тебя люблю.
— Не надо, Уэйд, — сказала Сандрин пытаясь встать, но Уэйд помешал ей.
— Нет, на этот раз ты не уйдешь. Ты выслушаешь меня. Посмотри вниз, в долину. Здесь я хочу построить наш дом, и здесь я хочу вырастить наших детей. Я купил эту землю для нас, Сандрин. Я хочу, чтобы мы здесь поселились.
Сандрин закрыла глаза и прислонилась головой к Уэйду.
— Ты уверен, что говоришь это не из жалости ко мне?
— Я сам не был в этом уверен, потому что думал, что ты сожалеешь обо всем, что произошло. Мне казалось, что ты захочешь вернуться к Алену или к своим родственникам в Париже. — Уэйд пожал плечами. — Я вел себя, как дурак.
Сандрин потрогала ожерелье.
— Ты мечтал когда-нибудь жениться на мне, когда подарил это?
— Я знал, что так и будет, — сказал Уэйд, наклоняясь и целуя ее.
Сандрин все еще боялась довериться ему. Ей больше не хотелось разочарований.
— Нам обоим еще нужно об этом подумать, Уэйд.
— Я уже достаточно думал, больше не хочу. Я уже все решил. — Уэйд встал, протягивая руку Сандрин.
Сандрин поднялась на ноги. Она дрожала и куталась в одеяло. Уэйд взглянул на нее так, как никогда раньше не смотрел. Она почувствовала, как его глаза манят ее. Уэйд взял ее руки и прижал к груди.
— Я никогда не умел красиво говорить, Сандрин. Могу только сказать, что у меня на сердце. — Он опустил голову и стал медленно целовать ее пальцы. — Сейчас я смотрю в твои глаза и понимаю, что мне нет жизни без тебя. Я люблю тебя, Сандрин. Я хочу прожить с тобой до конца дней. Я хочу опять на тебе жениться, если ты согласишься…
Сандрин высвободила одну руку и погладила Уэйда по щеке.
— Я всегда любила тебя, даже когда собиралась выйти замуж за Алена. Я пыталась убедить себя, что испытываю к тебе только детское увлечение. Но это было гораздо большее чувство. Когда я представила, что ты можешь умереть, то не могла даже подумать о мире без тебя. А в самые тяжелые дни, когда я была с Грозой Медведей, в душе я всегда верила, что ты найдешь меня. — Она крепко сжала его руку. — Для меня будет большой честью стать твоей женой и когда-нибудь — матерью твоих детей. Я люблю тебя, Уэйд, и не хочу опять с тобой расстаться.
Уэйд обнял Сандрин и поцеловал. Она была для него всем, чего он когда-либо хотел.
Сандрин положила голову на грудь Уэйду, мысленно благодаря Напи и всех духов, которые помогли ей выбрать верный путь. Она любила Уэйда, в этом она не сомневалась. Любовь всегда будет объединять их и указывать правильную дорогу в жизни.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Яркая звезда любви - Бейль Карен



Интересный роман, правда концовка была слишком затянута.
Яркая звезда любви - Бейль КаренМилена
31.12.2013, 23.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100