Читать онлайн Яркая звезда любви, автора - Бейль Карен, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Яркая звезда любви - Бейль Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Яркая звезда любви - Бейль Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Яркая звезда любви - Бейль Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейль Карен

Яркая звезда любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Уэйд и Сандрин провели еще неделю у родителей, а затем уехали в Санта-Фе. Проливающая Слезы долго прижимала Сандрин к груди, даже отец смахнул слезу, прощаясь с ней. Поездка на юг предстояла долгая и утомительная, но погода стояла хорошая, и все сошло благополучно. По мере приближения к Санта-Фе земля становилась все суше и суше. Сандрин не могла поверить, насколько беспощадным могло быть солнце. В одном поселке, через который они проезжали, Уэйд настоял, чтобы она купила себе шляпу. Вначале Сандрин казалось глупым носить ее, но потом она оценила его заботу, так как широкие поля хорошо защищали лицо. Она достала флягу с водой и, отхлебнув глоток, вытерла рукой рот.
В дороге Уэйд был непривычно сдержанным, и они не занимались любовью. Сандрин терзалась, не сделала ли она что-нибудь не так. А может, Уэйд наконец решил, что он совершил ошибку, женившись на ней. Она боялась, что каким бы хорошим человеком ни был Уэйд и как бы он ни пытался помочь ей забыть Грозу Медведей, она кажется ему нечистой, уже побывавшей в других руках. Они любили друг друга только однажды, в ту ночь возле камина, но Сандрин не могла этого забыть. Часто в дороге она вспоминала, как Уэйд ласкал ее, как она чувствовала его внутри себя, и испытывала при этом странное ощущение, почти волнение. Она задумывалась о том, что так же чувствовал себя и Уэйд. Но может быть, она ошибалась? Может быть, она была слишком испугана, слишком неопытна. Сандрин все время думала о женщине в Санта-Фе и боялась, что именно это было причиной того, что Уэйд был таким молчаливым. Может быть, он не хотел отказываться от той женщины.
— Взгляни туда, — сказал Уэйд, натягивая поводья. — Вот там, за этим подъемом на другом берегу, мы будем на их земле.
— Я рада, — сказала Сандрин, делая еще один глоток.
— Ну, и как тебе здесь? — Уэйд отпил из своей фляги.
— Здесь так пусто, и все кажется таким… безжизненным.
— А мне здесь нравится, — резко прервал ее Уэйд. — Поехали.
Сандрин поморщилась, желая что-то сказать, но промолчала. Потом тронула лошадь и последовала за ним. Когда они поднялись на холм, Сандрин остановилась и посмотрела вниз. Перед ее взором расстилалась долина, где паслись коровы и лошади. Тополя и ивы росли по берегам реки, пересекавшей эту плодородную землю, Сандрин глубоко вздохнула. Там было так красиво!
Она направила лошадь вниз с холма и последовала за Уэйдом через реку вброд по мелководью. Потом улыбнулась, увидев веселого жеребенка, скачущего по полю с развевающимся по ветру хвостом. Они миновали еще один холм и поехали по дороге, проходящей в зарослях высокой травы. Впереди Сандрин увидела ранчо. Перед ним раскинулись поля маиса, посеянного аккуратными рядами, рядом с домом рос сад. Белый дом с широким крыльцом был увит виноградом. За ним виднелись сараи и загоны для скота. Даже с такого расстояния Сандрин узнала Даниэла, который играл, бегая по двору за собакой и пронзительно взвизгивая. Роуз работала в саду. Она выпрямилась, услышав, как собака залаяла на лошадей, и заслонила от солнца глаза рукой, разглядывая прибывших. Уэйд пришпорил лошадь и легким галопом въехал во двор.
Сандрин последовала за ним и натянула вожжи, увидев, что он спрыгнул с лошади. Роуз бросилась к нему через двор. Он схватил ее и стал кружить.
— Слава Богу, Уэйд, — сказала Роуз и заплакала. Она дотронулась до его щеки. — Надеюсь, у тебя все в порядке?
— Все прекрасно, Роуз.
Роуз еще раз обняла его, а затем взглянула на Сандрин.
— А какими судьбами ты, Сандрин, оказалась здесь?
Сандрин слезла с лошади, подошла к Роуз и обняла ее.
— Я хотела повидать тебя и капитана. Роуз посмотрела на Уэйда и затем опять на Сандрин.
— Мне кто-нибудь объяснит, что происходит? Последнее, что я слышала от вас, молодая леди, так это то, что вы собирались выйти замуж за какого-то французского графа или еще кого-то в этом роде.
— Я не вышла за него замуж, Роуз. — Сандрин бросила взгляд на Уэйда. — Я вышла замуж за Уэйда.
— Ты и Уэйд? Вы поженились? — Роуз улыбнулась и опять прижала Сандрин к себе. — Не могу поверить. — Она взглянула на Уэйда. — А ты молчал?
— Я и сам не знал, что так случится. Где Дэнни?
— Играет во дворе с собакой. — Роуз покрутила головой, когда Уэйд отошел. — Я так за тебя счастлива, Сандрин.
— Спасибо, Роуз. — Она следила, как Уэйд ищет Дэнни.
— Заходи. Я приготовлю вам поесть. Сандрин привязала лошадей к коновязи, а затем последовала за Роуз. В доме было прохладно, и Сандрин почувствовала облегчение от того, что больше не надо скакать под раскаленным солнцем. Она быстро огляделась — здесь было просторнее, чем в домике ее родителей. Одна полуприкрытая дверь вела в спальню, а с противоположной стороны поднималась лестница на чердак. Но внимание Сандрин привлекла гостиная. Здесь были вещи, которые можно увидеть лишь в роскошно обставленном доме. Сандрин увидела на полированных столиках лампы розового цвета, раскрашенные вручную. Обитый парчой диван и несколько мягких стульев стояли напротив камина. Между двумя книжными шкафами возле стены стояли напольные часы, самые большие, какие Сандрин приходилось когда-либо видеть. Они доходили почти до потолка, и их огромный маятник тихо отсчитывал время. Шкаф с хрустальной и фарфоровой посудой находился у стены, отделявшей комнату от кухни, а рядом с ним красовался резной сервант. Были в гостиной еще стол и стулья, стол был покрыт кружевной скатертью.
— У тебя много красивых вещей, Роуз!
— Я привезла почти все эти вещи с собой, когда поехала на запад. Не думала, что они сохранятся в дороге, но они выдержали. Дать тебе что-нибудь прохладительное?
Сандрин прошла за Роуз на кухню. Там была большая плита, встроенная в стену, над ней было вмонтировано много разного рода крючьев. На полке у плиты стояли чайник и кастрюли, рядом был большой шкаф для посуды, полный кувшинов, тарелок и чашек.
Роуз подошла к маленькому леднику, отколола несколько кусочков льда, положила их в два стакана и налила лимонад. Потом протянула Сандрин один из них.
— Пей.
— Спасибо. — Сандрин выпила прохладный напиток.
— Садись, — сказала Роуз. — Я тоже посижу с тобой.
Сандрин пошла к столу, но остановилась перед большим окном, выходящим во двор. Она увидела, как Уэйд бегает кругами, держа Дэнни на плечах, а за ними с лаем носится собака. Она улыбнулась и вдруг представила себе, что у нее есть ребенок от Уэйда.
— Дэнни любит его, — сказала Роуз, стоя у нее за спиной. — Уэйд будет чудесным отцом.
— Конечно, — сказала Сандрин, отворачиваясь от окна.
— Садись, Сандрин. Ты выглядишь усталой.
— Я действительно устала. — Сандрин пододвинула стул и села к столу.
— Ешь, — сказала Роуз, пододвигая к ней тарелку.
Сандрин опять посмотрела в окно, но Уэйда там не увидела.
— Что-то не так, Сандрин?
— Да нет, все хорошо. — Она медленно пила лимонад.
— Ты неважно выглядишь. Такая красивая молодая женщина, у тебя чудесный муж, а ты выглядишь несчастной. Что произошло?
Сандрин покачала головой.
— Поездка была очень долгой и утомительной.
— Сандрин… — Роуз остановилась, так как в комнату вбежал Дэнни.
— Мам, Уэйд хочет потом покатать меня на лошади. Он сказал, что мы даже сможем сходить на рыбалку.
— У тебя есть дела, которые ты должен будешь потом исполнить. А теперь подойди и поздоровайся с Сандрин. Помнишь, я тебе о ней рассказывала? Это она носила тебя на руках, когда ты был маленьким.
Сандрин наклонилась и протянула ему руку.
— Привет, Дэнни. Ты очень подрос с тех пор, как я видела тебя в последний раз.
— А какой я был тогда, когда ты меня видела?
— Да вот такой, — сказала Сандрин, чуть разводя руки в стороны.
— Я никогда не был таким маленьким, — возразил Дэнни.
— Был, был, — сказал Уэйд. Он подошел и сел за стол.
— Сейчас дам тебе лимонаду.
Сандрин посмотрела на Уэйда, но он избегал ее взгляда, глядя, как Дэнни пошел в кухню вслед за матерью. Роуз вернулась с кувшином лимонада, тарелкой с едой и стаканом.
— Спасибо, Роуз, — сказал Уэйд.
— Перестань демонстрировать излишнюю вежливость. Ты ведь уже не прежний мальчик, Уэйд.
Он выпил стакан лимонада, потом налил еще.
— А где же Джим?
— Отправился в город за покупками. Возможно, задержится там до ночи. Ему нравится есть в ресторане у Салли и заходить в салун.
— А как поживает Салли?.. — нерешительно спросил Уэйд, опираясь рукой на стол.
— С ней все в порядке. В ресторане всегда полно посетителей, больше, чем когда-либо. Готова поклясться, у нее нет ни минуты свободной.
— А как мистер Ферли? Он все еще ухаживает за ней?
— Вокруг Салли всегда полно мужчин, которые за ней ухаживают, но не думаю, что она захочет снова выйти замуж.
Сандрин заметила взгляд, которым обменялись Уэйд и Роуз, и встала из-за стола.
— Пойду на крыльцо подышать свежим воздухом. — Она вышла из дома и села на скамейку. Ей были слышны голоса Уэйда и Роуз.
— У Салли действительно все в порядке?
— Да. Кажется, она скучала по тебе. Твоя женитьба будет для нее сильным ударом, Уэйд, особенно после того, что ты говорил ей в прошлый раз.
— Понимаю, — сказал Уэйд. — Я не знал, что так получится. Все произошло само собой.
— Возможно, оно и к лучшему. Ведь ты всегда любил Сандрин.
— Сандрин и я теперь стали совсем другими. Мы уже не те, кем были пять лет назад, — сказал Уэйд. — Мы оба многое пережили.
Сандрин почувствовала, что у нее внутри все сжимается при этих его словах.
— Думаю, тебе нужно поехать в город как можно скорее и самому повидаться с Салли. Ты ведь не хочешь, чтобы она услышала о тебе от других.
— Вы с Джимом были правы. Я не должен был вести обоз переселенцев в Орегон. Мне просто нужно было остаться здесь.
Теперь Сандрин услышала достаточно. Она встала со скамьи, неслышно спустилась по ступенькам и пошла прочь от дома. Значит, это было правдой — Уэйд сожалел, что женился на ней. Она шла так быстро, как только могла, стараясь выбросить из головы слова Уэйда и не чувствовать боли, которая грозила поглотить ее. Алену она не была нужна. Гроза Медведей просто использовал ее, а Уэйд женился только из жалости. Она дрожала, пытаясь подавить рыдания. Да, от нее ему только неприятности, и когда они занимались любовью, она разочаровала его. Она вела себя тогда как испуганная девчонка, а не страстная женщина. Теперь Сандрин боялась, что навсегда потеряла Уэйда.
***

Уэйд вошел в ресторан. Джим сидел за столиком в углу и читал газету. Уэйд подошел к нему и с минуту простоял так, пока Джим не поднял голову.
— Будь я проклят, — воскликнул с улыбкой Джим, тряся Уэйду руку. Уэйд сел.
— Салли здесь?
— Здесь. Она выйдет через минуту. Ну а ты? Когда ты приехал?
— Я прибыл несколько часов назад и уже побывал на ранчо.
— А как обоз до Орегона?
— Длинная история, — сказал Уэйд, снимая шляпу и вешая ее на соседний стул.
Он поднял голову, услышав голос Салли. Она вошла, держа в руках две тарелки с едой. Потом поставила их на стол и стояла, разговаривая с посетителями.» Она хорошо выглядит, действительно хорошо «, — подумал Уэйд.
— Очень красивая женщина, правда, — сказал Джим.
— Да, в самом деле, — согласился Уэйд.
— И спрашивала о тебе.
Уэйд наблюдал, как Салли переходила от столика к столику, чтобы убедиться, что всем нравится то, что они едят. Когда она повернулась и увидела Уэйда, лицо ее осветила улыбка. Она поспешила к нему через весь зал.
Он встал.
— Уэйд, — сказала Салли, и в голосе ее послышалось волнение.
— Привет, Сал! — сказал Уэйд, едва сдерживаясь, чтобы не обнять ее.
— Я рада, что с тобой все в порядке.
— Да, в полном порядке.
— Садись, я принесу тебе что-нибудь поесть. Уэйд смотрел вслед Салли, пока она не скрылась в кухне.
— А почему бы тебе просто не пойти и не подождать у нее в комнате?
— Я не могу этого сделать, Джим.
— Почему не можешь? Мы знаем, что ты это делал много лет.
— Но теперь не могу.
— Почему?
— Я женился, Джим, — ответил Уэйд тихо.
— Женился? Не могу поверить. Ты сказал, что есть только одна женщина, на которой ты когда-нибудь женишься. Даже когда ты был мальчишкой, было очевидно… — Джим остановился. — Это Сандрин?
— Да!
— Но как же, черт возьми, ты с ней опять встретился? Я думал, что она вышла замуж за какого-то богатого француза.
— Да, собиралась. Но это другая долгая история.
— Я никуда не тороплюсь, — сказал Джим, взглянув на Салли, когда та подошла к столику. — Принеси еще кофе, Салли. И кусок того яблочного пирога.
— Конечно, Джим. — Она поставила миску и маленькую тарелку перед Уэйдом. — Вот суп и сухарики. Перекуси, пока я принесу тебе настоящий обед. — Она улыбнулась Уэйду и отошла.
— Для нее это будет неприятная новость, — сказал Джим. — Я не знаю, что ты сказал ей в прошлый раз, но она говорила, что вы решили пожениться.
— Я сказал ей, что, когда вернусь, нам надо подумать о женитьбе. — Уэйд встряхнул головой. — Я ведь тогда и думать не мог, что опять встречу Сандрин.
— Верю. Но расскажи мне, что произошло. Уэйд взял ложку и стал возить ею в тарелке с супом, рассказывая Джиму о том, как случилось, что они поженились.
— Бедная девочка! — сказал Джим, покачивая головой. — Ей много пришлось вынести.
— Да, много.
Джим оперся локтями на стол.
— И это из-за того ты женился на ней, Уэйд? Или ты женился, потому что любишь ее? Уэйд отложил ложку?
— Честно говоря, не знаю, Джим. Единственное, в чем я был уверен, это то, что любил Сандрин. Но все получилось совсем не так, как я думал…
— Что ты хочешь сказать? Уэйд пожал плечами.
— Она не такая, как раньше. Она никогда раньше ничего не боялась, но сейчас все изменилось.
— Конечно, изменилось, как же может быть иначе. Сколько женщин не смогли бы пережить и половину того, что она вынесла? Вспомни, что было с Роуз, когда умер ее муж. Она хотела наложить на себя руки. Это было ужасно — потерять мужа, но это ничто, по сравнению с тем, что вынесла Сандрин от этого животного.
— Знаю, Джим. Не знаю только, готов ли я потратить всю свою жизнь, убеждая ее, что Гроза Медведей больше никогда не вернется.
— Ты слишком много от нее хочешь, Уэйд.
— Может быть. А может быть, мне не следовало жениться на ней и я плохо поступил по отношению к ней. — Уэйд улыбнулся Салли, когда она принесла ему тарелку с едой.
— Ты почти не дотронулся до супа. Он тебе не понравился?
— Очень хороший суп, Сал. Мы с Джимом просто разговаривали обо всем, что произошло.
— Ладно, ешь, пока еще он не остыл. Потом поговорите. — Салли улыбнулась, быстро дотронулась до его плеча, повернулась и опять ушла на кухню.
— Лучше будет, если ты ей все расскажешь сегодня, Уэйд.
— Знаю, — сказал Уэйд. Он доел суп и приступил к говядине с картошкой. Взяв сухарик, он обмакнул его в подливку. — Роуз и Дэнни прекрасно выглядят.
— За них я спокоен.
— И у меня все будет в порядке, Джим.
— Ты все время так говоришь. Но я боюсь за тебя с тех пор, как тебе исполнилось тринадцать лет.
Уэйд не мог не улыбнуться.
— Ты здесь еще посидишь? Я бы хотел пойти и поговорить с Салли.
— Можешь пробыть там сколько угодно. Я буду в салуне. Мне удается выпить, только когда я приезжаю в город.
Уэйд пошел на кухню, где Салли и еще одна женщина раскладывали еду по тарелкам. Она подняла голову, когда он вошел.
— Отнеси это, Белль? Я хочу немного отдохнуть.
— Конечно, Салли, — ответила женщина и вышла, унося тарелки.
Салли взяла Уэйда за руку, вывела его из кухни и повела вверх к себе в комнату. Там она закрыла за ним дверь и сняла передник.
— Жаль, я не знала, что ты придешь. Я бы привела себя в порядок.
— Ты и так прекрасно выглядишь, Салли.
— Я скучала по тебе, Уэйд, — сказала Салли, обнимая его.
Она привстала на цыпочки и поцеловала его.
— Сал, подожди, — сказал Уэйд, пытаясь отстранить ее.
— Нет, я не хочу ждать. Я слишком долго ждала, — сказала она, прижимаясь к нему всем телом. Она опустила руки на его пояс и начала расстегивать его.
Уэйд взял ее за руки.
— Не нужно, Салли. Нельзя.
— Почему? — спросила она, расстегивая его рубашку. Она поцеловала его грудь.
— Салли, послушай меня.
— Нет, — сказала она, опускаясь губами ниже.
Уэйд закрыл глаза, вспоминая, как ему бывало хорошо с Салли. Она умела доставить истинное удовольствие мужчине, и ей это нравилось, но он не мог обманывать ее. Уэйд сжал ее руки.
— Сал, я женат. — Он увидел, как она выпрямилась, и ее раскрасневшееся лицо вдруг побелело.
— Женат?
— Да… Извини… Это произошло само собой. Я не собирался жениться…
— Но ты… женился. — Она пригладила волосы нервным движением. — Я чувствую себя такой дурой.
— Не нужно, Салли, — сказал Уэйд, шагнув к ней. Он положил руки ей на плечи.
— В данных обстоятельствах тебе не следует дотрагиваться до меня, — сказала Салли. Она подошла к окну и отдернула занавеску. — Сегодня в городе много народу.
Уэйд подошел и встал у нее за спиной.
— Мне очень жаль, Сал. Я не хотел причинить тебе боль. Я…
Салли повернулась к нему, и на лице ее появилась слабая улыбка.
— Все в порядке, Уэйд. Мы никогда ничего друг другу не обещали.
— Но я говорил тебе, что вернусь. Я говорил тебе, что, может быть, мы станем жить вместе.
— Ты вел себя очень благородно, Уэйд. Ты мне никогда ничего не обещал. Перестань вести себя так, как будто ты обманул меня. Думаю, тебя нужно поздравить. И кто же эта счастливая женщина?
Уэйд поколебался, прежде чем ответить.
— Это Сандрин. Салли кивнула.
— Неудивительно. Мне следовало бы знать, что это единственная женщина, которая сможет уговорить тебя жениться.
— Она меня не уговаривала, — сказал Уэйд, шагая по комнате. — Это произошло само собой, вот и все.
— Для мужчины, который только что женился на девушке, которую любил всю жизнь, ты выглядишь не слишком счастливым. В чем дело, Уэйд? Женитьба оказалась совсем не тем, что ты ожидал?
— По правде сказать, я не хочу говорить об этом, Сал. Я просто хотел сказать, что больше не могу встречаться с тобой.
— Понимаю, Уэйд. Я даже рада, что ты опять встретил Сандрин. Я знаю, как ты всегда ее любил.
Уэйд подошел к Салли и коснулся ее щеки.
— Ты совсем особая женщина, Сал. Я никогда не сумею отплатить тебе за все, что ты для меня сделала. — Уэйд наклонился и поцеловал ее. — Я буду скучать по тебе…
Салли улыбнулась.
— Проводи меня вниз в ресторан, ладно?
— Конечно.
Уэйд проводил Салли до дверей, ведущих в ресторан, и пошел по улице в салун. Джим сидел за карточным столом, перед ним лежала кучка денег. Уэйд заказал порцию виски и оперся о стойку бара. Он помнил, как Джим любил играть в карты, когда они перегоняли скот. Джим, Клинт и другие гуртовщики часто засиживались до зари. Он слышал, что однажды Джим даже выиграл лошадь Клинта, но утром отдал ее ему.
Уэйд заказал еще порцию виски. Он прождал около часа, наблюдая за игрой, разговаривая с барменом и посетителями бара. Когда стемнело, он дождался перерыва в игре и подошел к столу.
— Пойдем, Джим, Роуз будет беспокоиться. — Уэйд видел, что у Джима кончились почти все деньги.
— Еще один круг, Уэйд.
Уэйд взял стул и стал следить за игрой, сидя за соседним столом. Он не знал, сколько проиграл Джим, но был уверен, что сам он не мог позволить себе столько проигрывать. Он видел, как Джим положил оставшиеся деньги на середину стола и проиграл их. Он взглянул на Уэйда, кивком пригласив его подойти.
— Одолжи мне, пожалуйста, немного денег, Уэйд!
— Зачем?
— Я чувствую, что сейчас мне повезет. Еще несколько конов, и я сумею вернуть деньги, которые проиграл.
Уэйд уже полез было в карман, но заколебался. Он был обязан Джиму очень многим, по сути дела, он обязан ему жизнью, но сейчас он не хотел давать ему деньги, чтобы тот их опять проиграл. Он покачал головой.
— Извини, Джим, у меня нет денег. Я возвращаюсь на ранчо. — Уэйд вышел из салуна и пошел по улице к ресторану Салли, где оставил свою лошадь.
— Подожди, я поеду обратно с тобой. Уэйд обернулся и увидел Джима. Они сели на лошадей и выехали из города.
— Не говори Роуз о деньгах, Уэйд.
— Сколько ты сегодня проиграл, Джим?
— Не беспокойся об этом.
— Но я не могу не беспокоиться. Сколько у тебя долгов, Джим?
— У меня нет долгов.
— Черт побери, как же у тебя их не может быть? Сегодня я наблюдал за тобой, за твоим выражением лица. Если ты так играешь каждый раз, когда приезжаешь в город…
— Тебя это не касается, Уэйд.
— Сколько, черт возьми, Джим?
— Три тысячи долларов, — сказал Джим спокойно.
Уэйд остановился, натянув поводья.
— Господи, о чем же ты думал? Ведь ты потеряешь ранчо, если не возьмешься за ум.
— Я попытался сегодня немного отыграться. Я думал, что смогу.
— Зачем ты вообще начинал? У тебя есть все, что нужно мужчине.
— Я хочу дать больше Роуз и Дэнни.
— Я знаю Роуз, Джим. Ей ничего не нужно, кроме тебя и Дэнни.
— Но она стоит большего. Роуз такая женщина, которая должна иметь красивую одежду и хорошее место, где жить. Черт возьми, я хотел бы дать ей все это, Уэйд.
— Таким образом ты ничего не добьешься. Ты сам это знаешь. Если бы я так поступил, ты бы избил меня до полусмерти.
— Ничего не говори ей, Уэйд. Обещай мне.
— А у тебя есть деньги?
— У меня осталось немного в банке. — Джим ударил лошадь каблуками и погнал ее в галоп.
Уэйд последовал за ним. Он хотел понять, почему Джим играет в карты и насколько на самом деле велики его долги.


Сандрин лежала на диване, накрывшись одеялом, когда Джим и Уэйд вернулись домой. Она услышала, как Джим прошел к себе в спальню и как Уэйд раскрыл шкафчик на кухне. Она лежала не шевелясь, когда он вошел в комнату и сел в кресло у камина. Она видела, как он смотрит на огонь.
— Уэйд. — Голос ее звучал несмело, когда она произнесла его имя. Уэйд взглянул на нее.
— Я думал, ты спишь.
— Ну, как ты?
— Нормально, — сказал он, отпивая из стакана.
Сандрин села, держа одеяло у груди.
— Ты ее видел?
— Видел кого?
— Ты ведь пошел повидаться с той женщиной, не так ли? Ее ведь зовут Салли? — Она старалась говорить спокойно.
— Сандрин…
— Я понимаю, Уэйд. Я знаю, что ты был знаком с ней раньше. Ты ведь не собирался на мне жениться. Я даже не вполне понимаю, зачем ты это сделал.
— Не начинай, Сандрин. Не хочу говорить об этом.
— Ну а мне все равно, хочешь ты меня слушать или нет. Ты думаешь, что ты единственный, у которого не ладится жизнь? Все получилось совсем не так, как я думала.
— Извини. Я не хотел расстраивать тебя. , — Ответь мне только на один вопрос, Уэйд, ладно?
— Какой?
— Почему ты на мне женился? Уэйд помолчал. Он отпил еще один глоток из стакана и продолжал смотреть в огонь.
— Я считал, что так будет правильно. Я не хотел, чтобы ты была одна.
Сандрин старалась сдержать слезы.
— Это недостаточная причина, чтобы жениться на ком-либо.
— Неважно. Все закончено, забудем об этом.
— Да, я тоже так думаю. — Сандрин вытерла слезы. — Ты любишь Салли?
— Я не хочу говорить о ней. — Он допил виски.
— И теперь сожалеешь, что не женился на ней?
— Перестань, Сандрин, — сказал Уэйд гневно, вставая.
Сандрин тоже встала, уронив одеяло на пол.
— Нет, не перестану. Ты ведь сам попросил меня выйти за тебя замуж, не так ли? Ты мне сказал, что любишь меня и хочешь быть со мною. Почему ты это сделал, Уэйд? Зачем? — Сандрин не смогла больше сдерживать слезы. Она быстро прошла через комнату, вышла из дома, перебежала двор. Когда она была уже достаточно далеко, чтобы ее никто не мог услышать, она остановилась. Обхватив себя руками за плечи, Сандрин зарыдала. Что случилось? Что такого она сделала, чтобы заслужить это?
— Сандрин!
Она не повернула головы, услышав голос Уэйда. Только опять пошла вперед, не обращая внимания на звук его шагов у себя за спиной.
— Сандрин, перестань. — Уэйд догнал ее и взял под руку. — Послушай, что я скажу.
— Я не хочу тебя слушать. Оставь меня в покое.
— Сандрин, — сказал Уэйд. — Я много думал последнее время. Мы были так молоды, когда впервые поцеловались и затем расстались надолго. Мы оба очень изменились, может быть, больше, чем сами это осознаем.
— И ты не уверен, что хочешь быть со мной, — закончила за него Сандрин. Она шла медленно, стараясь дышать глубоко, успокаивая себя. Она очень устала и чувствовала себя слабой и беспомощной. — Не беспокойся, Уэйд. Наш брак все равно незаконен, по крайней мере, по законам белых людей. Тебе даже не нужно думать о разводе.
— Я полагаю, нам нужно время, чтобы опять узнать друг друга, Сандрин. Нам больше не шестнадцать лет.
Сандрин повернулась, стараясь разглядеть лицо Уэйда в темноте.
— Нет необходимости лучше узнавать друг друга, Уэйд. Мы и так знаем сейчас друг друга не хуже, чем сможем когда-нибудь это сделать. — Она отвернулась от него, прислушиваясь к испуганному тявканью койотов вдалеке за холмами. — Я уеду, как только смогу. Ты достаточно для меня сделал. — Сандрин ожидала, что Уэйд возьмет ее за руку, станет с ней спорить, но он не произнес больше ни слова. Она услышала его удаляющиеся шаги и закрыла лицо руками. Расстаться с Уэйдом будет тяжелее всего, что когда-либо ей приходилось делать.


Сандрин взяла выстиранную рубашку и повесила ее на веревку, прикрепив прищепкой, затем протянула руку за другой. Она улыбалась, глядя, как Дэнни бегает рядом, а его непрерывно лающая собака носится за ним.
— Он красивый мальчик, Роуз. Ты очень счастливая.
— Да, я чувствую, что Бог послал мне счастье.
Сандрин повесила мокрые брюки.
— Мне нужно в город. Ты мне скажешь, как туда добраться? — спросила она, отводя от Роуз глаза.
— Тебе нужна одежда или продукты?
— Нет, я хочу узнать, как далеко на север идет дилижанс.
— Зачем это тебе? — Роуз повесила рубашку и вынула изо рта прищепку. — Ты уезжаешь?
— Да! — Сандрин взяла из бельевой корзины еще одну пару брюк, но Роуз отняла их у нее.
— В чем дело? Что между вами происходит?
— Это неважно.
— Нет, важно. — Роуз взяла Сандрин за руку и отвела ее в сторону. Они обошли дом, направляясь к дубу, стоявшему в нескольких ярдах от него. Там с толстых веток свисали двое качелей. — Я прихожу сюда, когда хочу подумать. Джим собирался сделать одни качели для Дэнни, но я попросила сделать еще одни для меня.
Сандрин села на качели и оттолкнулась от земли. Теплый ветерок обдувал ее лицо, когда она качалась под раскидистыми ветками старого дуба.
— Мы на самом деле не женаты, — внезапно сказала Сандрин, глядя прямо перед собой. — Нас объявил мужем и женой индеец из племени Воронов. Это не по закону.
— Для Воронов этого достаточно, не так ли? Сандрин взглянула на Роуз.
— Он не хочет быть моим мужем. Он это сделал только из жалости.
— Ерунда, Сандрин. Уэйд любит тебя с детства. Я знаю, потому что много слышала об этом.
Сандрин грустно покачала головой.
— Сейчас все по-другому. Я больше не та невинная девочка, которую он знал. — Она замолчала, сжимая пальцами веревку для качелей. — Меня похитил один из Черноногих по имени Гроза Медведей. — Ее голос дрогнул, когда она назвала это имя. — Я стала его женщиной. — Сандрин перестала раскачиваться на качелях, поставила ноги на землю и… рассказала Роуз все, что произошло.
— Извини, Сандрин, я ничего не знала.
— Уэйд и мой двоюродный брат. Маленький Медведь, пошли меня искать. В конце концов они нашли меня и убили Грозу Медведей. Я была до смерти напугана, но Уэйд был так терпелив. Когда он сказал, что хочет жениться на мне, я подумала, что все будет в порядке, но этого не получилось. Я не смогла стать ему женой, не смогла сразу. Но даже когда я и стала ею, не думаю, что доставила ему удовольствие, как следовало. Наверное, он был разочарован, потому что я была уже с Грозой Медведей и больше не была невинной.
— Уэйд не такой, Сандрин. Он никогда так не подумает.
— Уэйд мужчина, Роуз, и я его понимаю. Для него я женщина, которой уже пользовались другие. Зачем я ему?
Роуз поднялась и стала за спиной Сандрин, положив руки ей на плечи.
— Здесь не было твоей вины. За что ты себя коришь?
— В том-то и дело, Роуз, что была и моя вина. Я поссорилась с Уэйдом в тот день. Он рассердил меня, и я ускакала прочь, хотя начинался буран. Я все понимала, знала, что не должна была уезжать. Я заблудилась, и три дня спустя, когда я умирала от голода и холода, меня подобрал Гроза Медведей. Я была согласна сделать все, только чтобы жить. Это была моя вина, Роуз, именно моя.
Роуз наклонилась и поцеловала Сандрин в голову.
— Бедная девочка, — сказала она.
— Не жалей меня, я не смогу этого вынести.
— Я не жалею тебя, — сказала Роуз, обойдя Сандрин и останавливаясь перед ней. Она наклонилась и положила руки на колени Сандрин. — Просто не могу поверить, что ты обвиняешь себя за то, в чем нет твоей вины. Не делай этого, Сандрин. Ты изведешь себя. Я знаю, что говорю. Так же было и со мной, когда умер мой муж, там, в прериях. Я все время думала, что если бы я не была беременной, если бы он не отправился искать пропитание, если бы я была сильнее, если бы, если бы… Я хотела умереть, ты помнишь? Но двое умных молодых людей сказали мне, что я не должна сдаваться — у меня был сын, для которого я должна была жить. — Роуз погладила по щеке Сандрин. — Может быть, у Уэйда сейчас все перепуталось, Сандрин. Он никогда не ожидал опять тебя встретить. Никогда. Ты разбила ему сердце своими письмами, в которых говорила о том французе.
— А как Салли? Он любит ее.
— Ты знаешь о Салли?
— Он сказал, что здесь у него кто-то есть. Какая она, Роуз?
— Тебе не надо о ней знать, Сандрин.
— Я не ребенок, Роуз. Скажи мне, какая она?
— Салли — хорошая женщина, в самом деле, хорошая. Я знаю, она поддерживала Уэйда. Думаю, и он ей тоже помогал. Но я вовсе не уверена, что он по-настоящему любил ее. К тому же она старше его…
— Она всегда была здесь с ним, а я — нет, в этом вся разница, — сказала Сандрин. — Какое у меня право вставать между ними?
— У тебя все права — ты его жена.
— Нет, я ему не жена. — Сандрин встала. — Можно мне взять одну из ваших лошадей и съездить в город? Я хочу узнать о дилижансе.
Роуз выпрямилась и вздохнула.
— Через несколько минут я закончу развешивать белье и запрягу повозку. Мы сможем оставить Дэнни у Эриксонов. Я поеду в город с тобой.
Дэнни ерзал, сидя между Сандрин и Роуз, постоянно поворачиваясь, чтобы сказать что-нибудь собаке.
— Сиди спокойно, Дэнни, — сказала Роуз.
— Я хочу ехать сзади, со Скаутом, — сказал Дэнни. — Ему там скучно.
— Ему там вовсе не скучно, ему там прекрасно.
— Нет, нет, мам. Он хочет, чтобы я ехал там, рядом с ним, сзади.
Сандрин не выдержала и улыбнулась.
— Конечно, тебе лучше ехать сзади со Скаутом, Дэнни. Тогда у нас здесь будет больше места. — Сандрин сделала вид, что не замечает сердитого взгляда Роуз. — Будет тебе, Роуз. Пусть он сядет сзади.
— Ну, ладно, — согласилась она. — Вы с Уэйдом одинаковые: позволяете ему делать все, что он захочет.
— Давай, Дэнни, — сказала Сандрин, беря мальчика за руку. — Прыгай назад. — Она подняла его и поставила на пол повозки. Скаут сразу же стал радостно лаять.
— Спасибо, Сандрин, — сказал Дэнни, гладя собаку.
— Садись здесь. Ты ведь не хочешь, чтобы мама сердилась.
Роуз посмотрела на Сандрин.
— Ты считаешь, что я его слишком опекаю?
— Вовсе так не считаю. Просто подумала, почему бы ему не ехать сзади со своей собакой. Честно говоря, здесь он просто истолкал меня.
Роуз рассмеялась.
— До Эриксонов уже близко, тогда мы сможем провести день, как захотим.
Сандрин болтала с Дэнни, а Роуз правила, пока повозка катилась по ухабистой немощеной дороге, ведущей к дому Эриксонов. Как только они завезли к ним Дэнни, Сандрин и Роуз стали болтать и смеяться, как молоденькие девушки.
— А какие мужчины в Париже? — спросила Роуз улыбаясь.
— Они мало отличаются от мужчин, которых я встречала здесь.
— В своих письмах ты писала по-другому.
— Я была тогда глупой девчонкой, Роуз. А теперь повзрослела, после того как вернулась из Парижа. Клинт как-то сказал мне, что люди везде одни и те же, куда ни поезжай. Думаю, он был прав.
Роуз сжала кисть Сандрин.
— Я рада, что ты здесь, — сказала она. — И не хочу, чтобы ты уезжала.
Сандрин ничего не сказала. Ей не хотелось думать, что придется расстаться с Уэйдом. Она вообще не хотела думать о будущем. Сандрин хотела что-то сказать Роуз, но остановилась, внимательно глядя вперед на дорогу. Она увидела трех всадников, стоящих на середине дороги, которые, казалось, не торопились двигаться с места.
— О нет, — сказала Роуз. Голос ее задрожал. Она натянула поводья.
— В чем дело? Кто это?
— Это Фрэнк Лаутер. Он ненавидит Джима и хочет перекупить нашу землю.
— Но почему?
— Он владеет почти всей землей в округе и не хочет, чтобы здесь были мелкие фермеры вроде нас. Под сиденьем есть пистолет. Ты умеешь им пользоваться?
— А он заряжен? — спросила Сандрин. Наклонившись вниз и кладя себе пистолет на колени, она прикрыла его складками юбки.
— Заряжен.
— Этот человек очень опасен? Он может причинить нам зло?
— Нет, просто попытается напугать нас. Но все же, если… — Роуз встряхнула головой. — Я ненавижу его, Сандрин. Ненавижу за то, как он смотрит на меня. — Роуз попридержала лошадей, когда они поравнялись со всадниками. — Мистер Лаутер, — поздоровалась Роуз возможно вежливее.
Сандрин не сводила глаз с Роуз. Она увидела, что та была очень взволнована. Ее руки, держащие вожжи, дрожали.
Фрэнк Лаутер дотронулся до полей шляпы, приветствуя Роуз и Сандрин.
— Миссис Эверетт.
— Чем могу быть полезной, мистер Лаутер? Мы торопимся.
— Тогда я вас ненадолго задержу. Дело в том, что ваш муж должен мне немного более трех тысяч долларов. Я был очень терпелив, но я хочу получить свои деньги. Если он не сможет принести их до конца недели, скажите ему, что я пойду к шерифу и мне придется вышвырнуть вас с земли. — Он медленно объехал повозку и приблизился с той стороны, где сидела Роуз. — Если, конечно, вы и я не договоримся иначе, — сказал он, выразительно глядя на Роуз.
— Что вы имеете в виду? — Лицо ее побагровело, а рука легла на горло.
— Ну, ну, миссис Эверетт, мы ведь не дети. Я мог бы забыть долги вашего мужа, если бы вы захотели…
Сандрин подняла пистолет и, держа его двумя руками, навела на Фрэнка.
— Думаю, вам лучше оставить ее в покое, мистер Лаутер. Я не ручаюсь за себя, так как у меня ужасно дрожат руки. — Уголком глаза Сандрин заметила, как один из людей Лаутера потянулся за оружием. — Скажите вашему человеку, чтобы он не касался револьвера, а то я размозжу вам голову. — Ее голос был холоден, и она отчетливо произносила слова. Сандрин смотрела Фрэнку Лаутеру прямо в глаза.
— Хорошо. — Фрэнк поднял руку. — Не беспокойтесь, ребята. Держите руки так, чтобы эта маленькая леди могла хорошо их видеть. Кто вы такая?
— Меня зовут Сандрин Ренар. Я подруга Роуз. Мне не нравится, когда ей угрожают.
— Никто не угрожает. Я только предлагал ей сделку.
— Это была не сделка, мистер Лаутер, это был шантаж.
— А вы не могли бы немного опустить пистолет?
— Нет, не могу. — Уголком глаза Сандрин заметила, как один из спутников Лаутера потянулся за револьвером. Она мгновенно перевела свой пистолет влево и выстрелила в него, чуть-чуть не попав ему в плечо. Испуганный ковбой поднял обе руки в воздух. Она быстро перевела пистолет, опять целясь в Фрэнка. — Я не играю в игрушки, мистер Лаутер. Велите им бросить оружие. Ну же!
— Сандрин, ты не должна так поступать, — сказала Роуз.
— Прислушайтесь к тому, что говорит ваша подруга, мисс Ренар.
— А вы послушайте меня, мистер Лаутер. Иначе вы умрете, и вам не придется больше беспокоиться о неуплаченных вам долгах. — Сандрин следила, как Фрэнк и его спутники отстегивали пояса с пистолетами и бросали их на землю. — Хорошо. А теперь скажите мне, сколько вам должен Джим Эверетт?
— Он должен мне ровно три тысячи четыреста двадцать долларов, и я очень долго ждал.
— Вы игрок, мистер Лаутер? — спросила Сандрин.
Фрэнк Лаутер улыбнулся.
— Если ставки хорошие, то да. А что вы предлагаете, мисс Ренар?
— Я предлагаю сыграть в покер, но только место Джима Эверетта займу я.
Фрэнк Лаутер на мгновение пристально взглянул на Сандрин, а затем расхохотался.
— Вы будете играть в покер, чтобы расплатиться за долги Эверетта? Не верю в это.
— Поверите, мистер Лаутер.
— Что-то я не вижу, чтобы у вас были деньги для игры со мной.
— Вот поэтому вы дадите мне пятьсот долларов, — сказала Сандрин, ни на мгновение не спуская глаз с лица Фрэнка Лаутера.
— Сандрин, не делай этого. Ты не знаешь, что это за человек. Пожалуйста.
— Я знаю, что делаю, Роуз, — сказала Сандрин. — Ну как, мистер Лаутер?
— Должен признаться, что я давно не получал такого интересного предложения. Итак, давайте все выясним. Я даю вам пятьсот долларов, и вы постараетесь отыграть деньги, которые мне должен Джим Эверетт. Так?
— Примерно так.
— Но если вы проиграете, мисс Ренар?
— Если я проиграю… — Сандрин почувствовала, что у нее начали дрожать руки, и она сильнее сжала пистолет. — Если я проиграю, я займу место Роуз. Но при этом все равно попрошу вас списать долги мистера Эверетта.
— Сандрин! — воскликнула Роуз. — Ты не можешь этого сделать. — Она посмотрела на Фрэнка. — Не слушайте ее, мистер Лаутер. Мы вам заплатим. Мы как-нибудь найдем деньги.
— Не уверен, Роуз, какой бы привлекательной я вас ни находил. Думаю, что предложение мисс Ренар куда лучше. — Он посмотрел на Сандрин. Не помню, что я когда-либо встречал женщину, подобную вам, мисс Ренар.
— Так мы договорились, мистер Лаутер? Фрэнк пристально посмотрел на Сандрин и медленно кивнул головой.
— Договорились.
— Выиграю я или проиграю, я хочу, чтобы вы оставили семью Эверетта в покое. Я хочу также, чтобы вы больше не тревожили Роуз.
Фрэнк кивнул головой в знак согласия.
— Понимаю…
— И еще одно.
— Что же?
— Если Джеймс Эверетт захочет еще когда-нибудь сыграть с вами в покер, вы откажетесь. Фрэнк громко расхохотался.
— Мой Бог, женщина, вы, должно быть, сошли с ума. Эверетт проигрывает больше, чем кто-нибудь из тех, кого я знаю. Я и не собираюсь отказываться от игры с ним.
— Либо мы договариваемся, либо нет, мистер Лаутер.
— Не так-то много я получу, правда? Если выиграю, мне не заплатят, и если проиграю, мне тоже не заплатят.
— Если вы проиграете, вам заплатят, мистер Лаутер, — ответила Сандрин. — Вам заплатят. — Она услышала, с какой холодностью звучал ее голос, и ей плохо верилось, что это она делает подобное предложение такому человеку, как Фрэнк Лаутер. Но ей было все равно. Какая теперь разница?
— Я должен сказать, что идея мне нравится.
— Организуйте игру и оставьте мне записку где-нибудь в городе, но ничего не говорите Джиму.
— Хорошо!
— И дайте мне слово списать долг, независимо от того, выиграю я или проиграю. Фрэнк покачал головой.
— Это суровые условия, мисс Ренар.
— А ваше честное слово? Оно чего-нибудь стоит, мистер Лаутер? Вы человек чести? — Сандрин смотрела прямо в лицо Фрэнка. Она увидела, как тот выпрямился в седле, и внутренне улыбнулась, благодаря своего деда. Он всегда говорил ей: если оскорбить человека и он достаточно рассердится, значит, у него есть честь.
— Мое слово — закон, мисс Ренар, — ответил Фрэнк. — Даю вам слово, независимо от того, выиграете вы или проиграете, списать долг Джима Эверетта. Кроме того, я не буду играть с ним в покер и оставлю семью Эверетта в покое. Этого достаточно?
Сандрин протянула ему руку.
— Я чувствовала бы себя более уверенно, если бы мы скрепили это рукопожатием. — Она смотрела, как Фрэнк подъехал к ее стороне повозки и протянул руку. Сандрин пожала ему руку и опустила пистолет. — Буду ждать от вас известия, мистер Лаутер.
— Я с нетерпением ожидаю, когда мы начнем играть, мисс Ренар. Я оставлю вам записку в» Полумесяце» послезавтра. — Он коснулся пальцами шляпы. — У вас очень хорошая подруга, Роуз. Я надеюсь, вы понимаете, насколько хорошая. — Фрэнк и его спутники спешились, чтобы поднять оружие, и уехали.
— Господи, Сандрин, как ты могла сделать такое?
Сандрин опустила курок и положила пистолет обратно под сиденье.
— Неважно, Роуз.
— Неважно? Ты понимаешь, что ты наделала? Если ты проиграешь, ты станешь его любовницей. — Роуз крепко схватила Сандрин за руку. — Зачем ты это сделала?
— Потому что хотела помочь вам с Джимом и потому что мне надоели такие мужчины, как он, которые не считаются с женщинами.
— Но он тем более не будет считаться с тобой, если выиграет, — сказала Роуз взволнованно. — Я готова убить Джима за это. Как он мог навлечь на всех нас такую беду?
— Ничего пока не говори Джиму, Роуз. Подожди, пока кончится игра.
— А Уэйд? Что ты собираешься сказать ему?
— Я ничего не собираюсь ему говорить. Все, что ему нужно знать, это то, что я уезжаю.
— Сандрин, я не могу позволить тебе это сделать. Я не позволю.
— Ты не можешь мне запретить, Роуз, — ответила Сандрин, беря в руки вожжи.
Она хлестнула лошадей, и повозка вновь покатилась вперед. Сандрин и сама не знала, почему она заключила с Лаутером это пари. Может быть, потому, что увидела отчаяние на лице Роуз. Но сейчас это было уже неважно. Она заключила пари и, если проиграет, будет верна своему слову.


Роуз направилась в магазин, а Сандрин пошла разузнать, как обстоят дела с дилижансом. Она получила всю информацию, которая ей требовалась. Конечно, если она проиграет пари Лаутеру, ей не сразу удастся уехать.
Сандрин шла через пыльный городок, рассматривая витрины магазинов. Подойдя к «Полумесяцу», она остановилась, колеблясь, стоит ли заходить туда. И все-таки толкнула дверь и вошла внутрь. Сидя за столом, она старалась не обращать внимания на любопытные взгляды некоторых посетителей. Двери в кухню вдруг резко распахнулись, и из дверей вышла маленькая белокурая женщина, неся в руках тарелки. Она поставила их перед посетителями, затем подошла к Сандрин.
— Здравствуйте, вы, должно быть, недавно в городе. Я вас раньше не видела.
— Да, я здесь проездом.
— Если вы голодны, я советую вам взять мясной рулет с картошкой и подливкой, а затем яблочный пирог и кофе.
— Звучит заманчиво, — сказала Сандрин.
— Эй, Салли, можно еще кофе? — крикнул какой-то человек с противоположной стороны зала.
Салли кивнула в ответ, и Сандрин увидела, что у нее удивительно ярко-голубые глаза. «Да, очень хорошенькая», — подумала Сандрин.
— Они приходят сюда на ленч и считают, что вы им принадлежите, — сказала Салли доверительным тоном.
Сандрин смотрела, как работает Салли. Та быстро двигалась по ресторану, у нее было что сказать каждому, и улыбка не сходила с ее лица. Сандрин почувствовала себя неуютно. Теперь она понимала, почему Уэйду должна была нравиться такая женщина. Сандрин вынула из кошелька немного денег из тех, что дал ей отец на дорогу. Она не хотела здесь больше оставаться: все и так понятно.
— Я не знаю, откуда вы приехали, но у нас не платят, пока не поедят. Заберите деньги обратно. — Салли поставила тарелку на стол. — А теперь ешьте. По вашему виду можно сказать, что хорошая еда вам вовсе не помешает.
Сандрин опустила глаза.
— Извините?..
— Просто я имела в виду, что вы слишком уж худенькая. Поешьте, пожалуйста.
Сандрин положила салфетку на колени и взяла в руки вилку. Откусив немного мясного рулета, она почувствовала, что действительно голодна. Она начала есть и к тому времени, как Салли вернулась, тарелка уже была пуста.
— Ну как, вкусно?
— Наверное, я была более голодна, чем думала, — ответила Сандрин.
— А как насчет пирога и кофе?
— Что-то не хочется.
— Захочется. С такой фигурой, как у вас, можно взять пирог и кофе, и еще пирог.
Сандрин почувствовала, что больше не выдержит. Салли оказалась даже лучше, чем она ее себе представляла. Она была разумной, хорошенькой, была яркой личностью, то есть обладала всем, что нужно мужчине. Сандрин порылась в кошельке, положила немного денег на стол и поспешно вышла из ресторана, пока не вернулась Салли. Она быстро прошла по улице к магазину и села в повозку, ожидая Роуз. Она чувствовала, что сейчас заплачет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Яркая звезда любви - Бейль Карен



Интересный роман, правда концовка была слишком затянута.
Яркая звезда любви - Бейль КаренМилена
31.12.2013, 23.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100