Читать онлайн Яркая звезда любви, автора - Бейль Карен, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Яркая звезда любви - Бейль Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Яркая звезда любви - Бейль Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Яркая звезда любви - Бейль Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейль Карен

Яркая звезда любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Сандрин, Уэйд и Маленький Медведь провели следующие несколько месяцев вместе с Седым Волком и Красной Птицей у них в селении. По мере того как к Сандрин возвращались силы, она все чаще выходила гулять. Когда погода становилась ясной, скакала на лошади с Уэйдом и Маленьким Медведем, помогала Красной Птице собирать коренья и ставить силки. Много времени она проводила с Седым Волком, слушая рассказы о его жизни в племени Воронов, пока он не оставил сородичей. Он напоминал ей ее дедушку, Ночное Солнце, — спокойного, терпеливого и готового поделиться мудростью.
— Почему ты оставил свой народ? — спросила однажды Сандрин у старого индейца. Седой Волк ответил не сразу и неохотно.
— Потому что убил другого человека. Яркая Звезда.
Его голос понизился почти до шепота.
— А кто он был?
Седой Волк замолк, глядя мимо Сандрин.
— Он был мужем моей дочери.
— Ты убил мужа своей дочери? — Она не смогла сдержать удивления в голосе.
— Да, мужа моей дочери, отца моих внуков.
— Прости, Седой Волк. Я не должна была спрашивать тебя об этом, — сказала Сандрин. Седой Волк встретился с ней взглядом.
— Ты не хочешь знать, почему я убил его?
— Нет, это не мое дело.
— Я убил его, потому что он избивал мою дочь, — продолжал индеец. — Я знаю, что во многих наших племенах среди мужчин принято плохо обращаться со своими женами, но я никогда не понимал тех, кто так поступал. Я всегда относился к Красной Птице с уважением и так же относился к своей дочери.
— Больше не нужно ничего говорить, Седой Волк. Я все поняла!
Седой Волк смотрел на нее, его глаза наполнились печалью.
— Моя дочь вышла за него, когда была еще совсем юной. Я был против этого. Мне никогда не нравился этот человек. Он никогда не хотел прислушиваться к старейшинам племени. Но я не мог помешать их браку и поэтому отдал ему свою дочь. Она родила ему двоих сыновей и дочь. Это чудесные дети, очень похожи на свою мать, — с нежностью вспомнил Седой Волк. — Но мужу моей дочери не нравилось, что она много времени тратит на детей. Это злило его, и он начал бить ее. Мы с Красной Птицей видели синяки, слышали ее плач, но дочь ничего нам не рассказывала: боялась потерять мужа. Я же хотел, чтобы он страдал так, как страдала она.
Так продолжалось долго. Иногда он не трогал ее, и она казалась почти счастливой. Но однажды ночью мой старший внук пришел к нам в хижину. Он сказал, что отец обижает мать. Я пошел с ним и увидел, как он навалился на мою дочь, сжимая руками ее горло. Она могла задохнуться в любую минуту. Я вырвал ее у него, и мы стали бороться. Каждый раз, когда мне удавалось ударить его, я вспоминал о том, как он бил мою дочь. Даже когда дочь закричала, чтобы я оставил его, я не мог остановиться. Когда же я смог это сделать, то понял, что убил его. Я забил насмерть мужа своей дочери.
Сандрин коснулась руки Седого Волка.
— Мне очень жаль.
— Дочь оплакала его гибель, а потом сказала, что уйдет из деревни, потому что никогда больше не сможет смотреть на меня, не думая о муже. Я не мог позволить дочери и внукам уйти неизвестно куда. Я предложил Красной Птице остаться с дочерью, но она сказала, что ее место рядом со мной. И мы ушли вдвоем. Это было много зим тому назад, а сердце мое все еще не исцелилось.
Сандрин взяла ладонь Седого Волка в свои руки.
— Я не знаю, что сказать. Седой Волк.
— Что ты можешь сказать человеку, который убил отца своих внуков? — грустно спросил он.
— Я многое могла бы сказать тебе, Седой Волк. Ты достоин уважения. Ты отказался о ненависти к своим врагам, принял меня в свое жилище и спас мою жизнь. Ты относился ко мне, как к дочери. Теперь я знаю почему: ты тоскуешь по своей дочери. Но тебе нужно перестать упрекать себя. У меня тоже есть отец, который, пожалуй, убил бы всякого, кто причинил бы мне зло. Ты поступил так, как поступил бы любой отец, Седой Волк: ты пытался защитить свою дочь. Тогда она была вне себя от горя, но, может быть, сейчас она чувствует по-другому. Может быть, тебе и Красной Птице следует вернуться в родное селение, навестить своих внуков.
— Нет, я помню, какой ненавистью горели ее глаза. Я знаю, что она не хочет видеть меня.
— Может, та ненависть, которую ты помнишь в ее глазах, относилась и к ней самой. — Седой Волк резко посмотрел на Сандрин, но она только крепче сжала его руку. — Теперь я знаю, каково было твоей дочери, потому что сама не могла помешать Грозе Медведей обращаться с собой так, как ни один мужчина не должен обращаться ни с одной женщиной. — Слезы наполнили ее глаза. — Много раз я задумывалась, почему у меня не хватало смелости убежать, но так и не могла найти ответа.
— Ты хотела жить, — сказал Седой Волк. — С моей дочерью было не так. Она могла бы прийти ко мне или к Красной Птице, если была в беде.
— Может быть, это было для нее не так уж просто. Седой Волк. Она знала, что ты не одобряешь ее выбора, и, может быть, думала, что должна оставаться с мужем, раз приняла решение выйти за него замуж. Может быть, ей было трудно признать, что она ошиблась.
Сандрин удивилась тому, что сделал Седой Волк после этих слов. Он поглядел на нее, его темные глаза смягчились, и он обнял ее.
— Мне страшно думать о том, что может случиться, если я вернусь в свое селение, — прошептал Седой Волк.
— Тебе нечего бояться, — мягко сказала Сандрин. — Твоя дочь или примет тебя, или нет. Даже если не примет, ты повидаешься со своими внуками. Разве это того не стоит?
Седой Волк улыбнулся и кивнул.
— Да, стоит. Яркая Звезда. Возможно, однажды я увижу и твоих детей.
Теперь уже Сандрин обняла Седого Волка, прижимаясь к нему, словно они расставались навсегда. Этот человек спас ей жизнь, и она была так ему обязана. В эту минуту она пообещала себе, что как-нибудь отплатит ему добром.


Сандрин много времени проводила с Седым Волком и Красной Птицей, ездила с Маленьким Медведем на прогулки, но старательно избегала оставаться наедине с Уэйдом. Хотя тело излечилось, ее душа только-только начинала выздоравливать. Мысль о близости с мужчиной заставляла ее вздрагивать. После того, что причинил ей Гроза Медведей, она не могла представить себе, что это может быть даже приятно. Когда Уэйд предложил ей поехать вместе к Роуз и Джиму весной, она было обрадовалась. Но она хорошо помнила Роуз и была уверена, что та начнет строить из себя сваху. Сандрин не знала, как объяснить той, что все чувства в ней умерли и уже никогда не вернутся к жизни. Разве может ее понять женщина, которая не прошла через такое?..
У Сандрин появилась привычка гулять в одиночестве на рассвете. Это было время, когда она приводила в порядок собственные мысли. Частенько она сталкивалась с Уэйдом или Маленьким Медведем и знала, что они не спускают с нее глаз. Сначала это злило ее, потом появилось чувство безопасности. Этим утром она решила пойти берегом реки. Прошел почти час, когда она заметила, что к ней направляется Маленький Медведь. Она улыбнулась. Маленький Медведь доказал, что он не похож на других мужчин в ее жизни — он был не просто братом, он был близким другом. Она бы все сделала ради него. Именно ее любовь к Маленькому Медведю и та любовь, которую она когда-то испытывала к Уэйду, давали ей надежду, что когда-нибудь она освободится от воспоминаний о Грозе Медведей.
— Почему ты так смотришь на меня, сестричка? — крикнул он.
— Мне просто приятно тебя видеть.
— И это все?
— Да, все.
— Река начинает просыпаться. Скоро здесь будет весна.
— Да, — сказала Сандрин, глядя, как большие льдины двигаются по реке.
— Что ты собираешься делать, сестричка?
— Делать? — переспросила Сандрин.
— Вернешься домой или поедешь с Колтером?
— Не знаю, — отозвалась Сандрин, шагая вдоль берега и вглядываясь в воду.
— Ты не увидишь там своего ответа, Яркая Звезда.
Сандрин подняла глаза на Маленького Медведя.
— Я не знаю, что делать.
— Тебе нравится Колтер?
— Да, конечно, он мне нравится.
— И к французу ты до сих пор не безразлична?
— К Алену? — Сандрин покачала головой. — Я давно о нем и не вспоминала.
— Тогда в чем же дело? Почему ты кажешься такой несчастной?
— Я не несчастна, я просто запуталась.
— Тебя пугает любовь Колтера? В глазах двоюродного брата Сандрин увидела искреннюю заботу.
— Да, пугает.
— Он бы все сделал ради тебя. Сандрин опустила глаза.
— У Уэйда доброе сердце. Он скажет, что хочет быть со мной, и сейчас это будет правдой. Но позже все может перемениться. Уэйду нужна женщина, которая… Я никогда не буду прежней, Маленький Медведь. Никогда!
Сандрин подняла глаза. Маленький Медведь смотрел на нее, его взор был мягким, но печальным. Она думает только о себе. Над ней надругались и причинили такую боль, какую только было возможно, но, по крайней мере, она осталась жива. Маленький Медведь же никогда не увидит ни своей жены, ни сына.
— Прости меня. Маленький Медведь. В последнее время я много думала только о себе.
— Кое в чем ты права. Яркая Звезда. Ты никогда не будешь прежней. До конца своей жизни ты будешь нести в себе эту боль и обиду. Но ты справишься с этим. Придет день, когда ты проснешься, и солнце будет сиять немного ярче, чем вчера. Жизнь покажется немного лучше. Воспоминания будут не такими мучительными. — Он положил руки на плечи Сандрин. — Сейчас ты вся, как открытая рана, сестричка. Все причиняет тебе боль. Но рана заживет. У тебя останется шрам, но сама рана исчезнет, и ты снова будешь способна жить.
Сандрин чувствовала, как слезы катятся по лицу, но не вытирала их.
— Но смогу ли я снова полюбить? Маленький Медведь обнял ее.
— Ты уже любишь, моя сестра. Я чувствую, что ты любишь меня, Седого Волка. А когда ты будешь готова, ты сможешь показать это и Колтеру.
Сандрин уткнулась лицом в грудь брата, освобождаясь в рыданиях от части того горя, которое носила внутри себя. Когда она перестала плакать, то подняла глаза на Маленького Медведя.
— Ты еще раз спас мне жизнь.
— Это не больше того, что ты сделала для меня, сестричка, — ответил он, вытирая слезы на ее щеках.
— Я боюсь.
— Это нормально, но не позволяй страху управлять твоей жизнью. Если ты так поступишь, у тебя совсем не будет жизни. — Он пожал плечами. — Я сам, такой смелый и сильный воин, я сам боюсь почувствовать к другой женщине то, что чувствовал к своей жене. Но я не хочу оставаться одиноким до конца своей жизни. Я хочу жену, которая разделит со мной жилище, хочу иметь детей, которые будут наполнять его шумом. — Он вздохнул. — Это было бы хорошо.
— Я очень люблю тебя. Маленький Медведь. — Она поцеловала его в щеку и обняла за шею.
— Знаешь, я не привык к таким проявлениям привязанности, сестричка, — шутливо сказал он, но не стал убирать руки Сандрин со своей шеи. Наоборот, он снова обнял ее. — Ты сильная. Ты должна верить в себя.
Сандрин кивнула и отодвинулась.
— Ладно, я постараюсь.
— Отлично, тогда давай-ка вернемся в селение. Я проголодался.
— Ты вечно голодный, — смеясь, сказала Сандрин. — Я подумала кое о чем.
— О чем?
— Я хочу сделать что-нибудь доброе для Седого Волка и Красной Птицы.
— Они не ждут от тебя платы.
— Но я хочу хоть как-то отплатить им. И уже придумала один способ. — Сандрин остановилась и посмотрела на Маленького Медведя.
— Мне не нравится выражение на твоем лице, сестричка. Я знаю это выражение слишком хорошо.
— Седой Волк сказал, что покинул свое племя из-за того, что убил мужа своей дочери. Не смотри так изумленно — он не хотел этого. Он просто хотел помешать зятю избивать его дочь, а когда тот не остановился, они стали драться. Его дочь сказала ему тогда, что никогда не простит, что уйдет с детьми, если этого не сделает он сам.
— Что ты придумала. Яркая Звезда?
— Может быть, я могла бы найти его дочь и привезти ее сюда. Ничто не могло бы сделать счастливее Седого Волка и Красную Птицу.
— Ты плохо подумала, сестричка. Твой разум затуманен другими вещами.
— Мой разум в полном порядке. Я хочу сделать это для них.
— Тогда ты сошла с ума. Ты из племени Черноногих. Ни один Черноногий не будет принят с радушием в лагере Воронов. Тебя убьют еще до того, как ты подойдешь близко к их стойбищу.
Сандрин покачала головой.
— Я еще и белая. Если я оденусь в одежду белых женщин и не заплету волос…
— А как насчет меня? Я вовсе не похож на белого человека.
— Ты не пойдешь со мной.
— Ты глупеешь прямо на глазах. Ты же не сможешь проделать такое путешествие без меня.
— Нет, смогу. Уэйд такой же хороший следопыт, как и ты, и он белый. Мы бы справились, Маленький Медведь, и без тебя.
— Нет, я не позволю! Быстро все ты забыла, что совсем недавно говорила о Колтере? Мне напомнить? Ты сама сказала, что боишься оставаться с ним наедине. Почему же так внезапно все изменилось? — Маленький Медведь крепко сжал плечи Сандрин. — А как насчет Воронов? Ты для них — враг, помнишь?
— Мне об этом известно. Маленький Медведь. Но это будет по-другому. Мы будем вооружены, мы оба немного говорим на языке Воронов и хорошо объясняемся жестами. Я с собой возьму что-нибудь заметное из вещей Седого Волка, что-нибудь безопасное. — Сандрин избегала взгляда Маленького Медведя. — Я имела в виду другое, когда говорила, что боюсь оставаться с Уэйдом наедине. Он никогда не станет меня принуждать.
Я боюсь своих собственных чувств, я боюсь его любви. Разве ты не видишь? Я думаю, что никогда не смогу быть с каким-либо мужчиной.
Маленький Медведь так долго смотрел на нее, что Сандрин начала нервничать. Потом он кивнул.
— Как ты сможешь взять что-нибудь из вещей Седого Волка, ничего ему не сказав?
Сандрин улыбнулась, чувствуя облегчение из-за того, что он не собирался отговаривать ее.
— Не знаю, я еще об этом не задумывалась — Даже если это возможно, как ты найдешь его дочь? Ты ничего не знаешь о том, как она выглядит, ты даже не знаешь ее имени.
— Ее зовут Сияющая Птица, и у нее трое детей.
— Теперь у нее их может быть больше. Может быть, у нее другой муж. Что если она не хочет видеть Седого Волка и Красную Птицу? Что ты будешь делать?
— Уйду. Но я хоть постараюсь что-нибудь сделать для Седого Волка и его жены. Даже если она не захочет увидеть своих родителей, я расскажу ей, какие они на самом деле. Хочу, чтобы она знала, что она лишает себя и своих детей чего-то важного в жизни.
— Значит, ты твердо решила?
— Да, Маленький Медведь. Я хочу сделать это. Я должна сделать что-то, а не только думать о своих горестях.
— Колтер уже знает? Думаю, что ты еще ничего ему не говорила. Если бы ты рассказала ему, мне было бы уже об этом известно.
— Ты поможешь мне разработать план?
— Я помогу тебе только в том случае, если Колтер согласен идти, а ты узнаешь все о дочери Седого Волка. У тебя также должна быть вещь, с которой ты бы могла пройти в селение Воронов. — Маленький Медведь вздохнул. — Из-за тебя, сестричка, я состарюсь раньше времени. Мне нужно подыскать для себя женщину, может быть, она отвлекла бы меня от тебя.
Сандрин, улыбаясь, смотрела, как Маленький Медведь уходил прочь, ворча что-то под нос. И вдруг она почувствовала себя хорошо: ведь он не отказал помочь ей. Теперь осталось сделать главное — убедить Уэйда.


Уэйд и Сандрин вдвоем сидели в хижине. Седой Волк и Красная Птица были в гостях, а Маленький Медведь, в этом Уэйд был убежден, явно нашел себе женщину. Уэйд смотрел, как Сандрин ловко пришивала бусины на платье для Красной Птицы. Она работала над платьем уже несколько недель. Это должно было стать сюрпризом. Сандрин подняла на него глаза, улыбнулась и снова занялась шитьем. Уэйд не мог поверить, видя, как она изменилась: она становилась похожа на себя прежнюю, поправилась, щеки больше не были впалыми, девический румянец, который он всегда любил, вернулся на ее лицо. И наконец исчезли темные круги под глазами. Она хорошела с каждым днем.
— Ты поедешь со мной в Санта-Фе, Сандрин? — вдруг спросил Уэйд.
Она отложила шитье и посмотрела на него.
— Не сейчас, Уэйд.
— Ты что, не готова? — спросил он, пытаясь скрыть свое нетерпение.
— В какой-то степени.
— Почему?
— У меня есть еще одно дело.
— Еще одно дело? Ты имеешь в виду дом? Ты хочешь поехать домой и повидаться с родителями.
— Да, я хотела бы повидаться с родителями, но не это у меня на уме.
— К чему эта таинственность, Сандрин? Просто скажи, что у тебя на уме.
Он смотрел, как ее пальцы проворно бегают по рукоделию.
— Я хочу найти дочь Седого Волка и привезти ее сюда. Хочу также, чтобы ты поехал со мной.
— Повтори это еще раз. Я не уверен, что правильно расслышал.
— Ты все правильно расслышал.
— Ты хочешь, чтобы мы сами пошли на землю Воронов, нашли дочь Седого Волка, женщину, которую мы никогда не видели, и убедили ее поехать с нами? Это все?
— Да, это все.
— Боже мой, Сандрин, да ты сошла с ума! Ты забыла, как Вороны ненавидят людей твоего племени?
— Не нужно мне об этом напоминать. Я ведь оденусь, как белая женщина. Моя кожа не такая уж темная, а глаза у меня голубые. Они не должны догадаться, что я из племени Черноногих.
— А почему ты думаешь, что они пропустят нас в свое поселение? Ты хорошо подумала, Сандрин?
— Ты говоришь, как Маленький Медведь, — сердито сказала она.
— Ты уже рассказала ему? И что он сказал?
— Почти то же самое, что и ты.
— Отлично.
— Если не считать, что он согласился мне помочь.
— Господи, да вы оба сошли с ума. Должно быть, это семейное заболевание.
— Мы можем это сделать, Уэйд. Это возможно.
— Это невозможно! Это слишком опасно.
— Я не могу осуществить этот план без твоей помощи. Пожалуйста, я хочу сделать это для Седого Волка и Красной Птицы.
— Они совсем не ждут этого от тебя, Сандрин.
— Как ты не понимаешь? Мне нужно что-то сделать для них.
Уэйд молчал. Это опасная затея, но он знал Сандрин. Если он не поможет ей, она решится на это на свой страх и риск.
— Я соглашусь, но с одним условием.
— С каким?
— Я помогу тебе найти дочь Седого Волка, если ты поедешь со мной в Санта-Фе, когда мы ее привезем. Я просто хочу отвезти тебя куда-нибудь в безопасное место.
— Мои родители будут волноваться.
— Маленький Медведь все им объяснит. Или, если ты хочешь, мы можем сначала заглянуть в форт Ренара.
Уэйд наблюдал за ней, пока Сандрин обдумывала его предложение. Он уже спрашивал ее раньше, и тогда она ответила согласием. Интересно, что ответит она на этот раз?
— Ладно, — сказала Сандрин, — я поеду с тобой в Санта-Фе после того, как мы найдем дочь Седого Волка.
Уэйд пытался сдержать волнение. Он был рад, что она решилась поехать с ним, но до этого было еще далеко. Поиски дочери Седого Волка будут, конечно же, трудным делом, и Уэйду придется охранять Сандрин.
— Ты что-то хочешь сказать? — спросила она.
— Я думаю, что ты сошла с ума, и надеюсь только, что не помогаю тебе совершить самую большую ошибку в жизни.


Сандрин заставила Маленького Медведя и Уэйда поклясться, что они сохранят все в тайне, и сказала Седому Волку и Красной Птице, что они втроем отправляются домой. В течение последующих недель Уэйд и Маленький Медведь тщательно обдумывали самые безопасные из возможных путей на землю Воронов, пытаясь вытянуть нужные сведения у Седого Волка. Осторожно, чтобы он ничего не заподозрил, Сандрин узнала от Седого Волка, что его племя всегда останавливалось в небольшой долине на север от рукава большой реки. Эта долина, сказал Сандрин Седой Волк, предоставляла его людям убежище на время тяжелой зимы. Однако когда наступала весна, они снимались с места и начинали охоту на бизонов. Сандрин расспрашивала его об их хижинах и даже выяснила, что на щеке Сияющей Птицы есть небольшой шрам.
— А что если мы столкнемся с охотниками из Воронов, когда будем возвращаться домой? — спросила Сандрин. — Как доказать, что мы им не враги?
Седой Волк долго думал, потом заговорил.
— Ты поедешь на моем коне. Они его помнят.
— Я не могу взять твою лошадь, Седой Волк.
— Нет, можешь. Это единственный способ. Это аппалузский жеребец, я поймал его много зим назад. Любой воин из моего племени сразу же его узнает.
— А вдруг они подумают, что я украла его? Седой Волк рассмеялся.
— Никто из Воронов не подумает, что женщина может отобрать коня у воина. Яркая Звезда. Кроме того, я дам тебе еще кое-что.
Он снял свое ожерелье и надел его ей на шею. На ожерелье был изображен волк, вырезанный из кости.
— Я не могу принять этого.
— Он будет охранять тебя. Ни один из Воронов не посмеет причинить тебе вреда. Это мой амулет, а теперь он будет твоим.
Сандрин обняла Седого Волка. Она хотела сказать ему, что скоро к нему вернутся и ожерелье, и лошадь, и, если повезет, дочь.
Сандрин ждала с нетерпением, а тем временем проходили дни. Маленький Медведь решил ехать с ними до самых границ земли Воронов, а потом вернуться домой. Наступили первые весенние дни, но Сандрин стали одолевать мрачные предчувствия. Ей так хотелось найти Сияющую Птицу, и она молилась, чтобы та выслушала ее и простила отца.
Наконец день отъезда наступил. Они уложили все вещи и еду, которую дала им Красная Птица. Она сшила и мокасины для каждого из них. Сандрин отдала Красной Птице платье, над которым работала. Та всплеснула руками и замерла в восхищении. Потом показала на платье.
— Я буду хранить это, как сокровище. Яркая Звезда, — медленно сказала старая женщина.
Сандрин обняла Красную Птицу и, с трудом подбирая слова на языке Воронов, ответила:
— Я не могу отблагодарить тебя за все, что ты для меня сделала. Ты была мне как мать. Ты спасла мне жизнь и заботилась обо мне. Ты все равно что член моей семьи. — Сандрин увидела слезы в глазах Красной Птицы и снова обняла ее. Потом подошла к Седому Волку.
— Будь поосторожнее. Яркая Звезда, — произнес он.
— Обещаю, Седой Волк. Я буду хорошо заботиться о твоем коне и верну его, как только смогу. — Она дотронулась до ожерелья. — Спасибо за амулет. Он придает мне силу.
— Тебе не нужна сила. Яркая Звезда. Ты смелая, и у тебя храброе сердце.
Сандрин опустила глаза, чувствуя, как из них текут слезы.
Маленький Медведь и Уэйд тоже попрощались с Красной Птицей и Седым Волком. Когда они отъехали, Сандрин оглянулась на селение, в котором, как она думала, ей суждено было умереть, но в котором она научилась жить сначала.


Они скакали без устали и через две недели достигли территории Воронов. Со слезами Сандрин простилась с Маленьким Медведем. Он обещал ей сказать родителям, что с ней все в порядке и что она приедет домой так скоро, как только сможет.
Вдвоем с Уэйдом они продолжали путь, не встречая ни одного из Воронов, но постоянно чувствуя, что за ними наблюдают. Они увидели стадо бизонов, заросших лохматой шерстью за долгую зиму. Сандрин и Уэйд увидели следы, по которым было легко определить, что охотились индейцы: почти ничего не осталось от животного, так как охотники использовали каждую часть туши, включая рога и копыта.
Пока они ехали, то разговаривали очень мало, но Сандрин была довольна. Ей нравилось быть с Уэйдом: рядом с ним она чувствовала себя в безопасности. Он был одним из немногих известных ей белых людей, который вел себя, как индеец: всегда был настороже, его глаза постоянно осматривали местность.
Прошла уже неделя после того, как Уэйд и Сандрин вошли на территорию Воронов. И вот они увидели первую группу охотников. Воины поскакали в их сторону. У Сандрин напряглись мускулы, когда они приблизились к людям с бесстрастными лицами. Один из мужчин показал на ее лошадь, а другой что-то громко сказал.
Уэйд заговорил на языке Воронов:
— Мы пришли с миром. Нас послал Седой Волк из племени Воронов отыскать его дочь, Сияющую Птицу. Вы можете помочь нам?
Вороны говорили между собой, потом один из них сказал, жестикулируя:
— Где Седой Волк? Почему он сам не приехал?
— Он ранен, — сказал Уэйд. Это была хитрость, о которой он уже условился с Сандрин. — Он был ранен во время охоты.
— Откуда ты знаешь Седого Волка, белый человек?
— Нас застигла буря. Седой Волк спас нам жизнь. Теперь, когда он ранен, мы хотим помочь ему, отыскав его дочь.
Индеец, который вел переговоры, повернулся к остальным. Он что-то сказал нескольким воинам, потом посмотрел на Сандрин.
— Почему Седой Волк позволил женщине ехать на своем скакуне? Откуда нам знать, что его не убили, а его коня не украли?
Сандрин отвечала без колебаний.
— Седой Волк сказал, что ни один воин из Воронов не поверит, что женщина могла убить его и украсть его коня. Он не ошибся?
Ворон кивнул и слегка улыбнулся.
— Мы знаем, где семья Седого Волка. — Он показал рукой за спину. — Они на много миль к северу отсюда. Они охотятся на бизонов. Они еще будут там какое-то время.
— Спасибо, — сказал Уэйд. — Мы будем уважать вашу землю, как если бы она была нашей собственной, — сказал он искренне.
Ворон повернул свою лошадь и поскакал прочь. Другие последовали за ним.
Сандрин и Уэйд продолжили свой путь на север. В тот день они остановились на ночлег в открытой прерии. До Сандрин доносилось редкое фырканье бизонов, пасущихся неподалеку, и отдаленный вой койотов. Когда она лежала на своей накидке рядом с Уэйдом, ее охватило умиротворение, которого она не чувствовала уже очень давно.
На следующий день, когда солнце поднялось высоко в небе, Сандрин и Уэйд увидели еще одну группу Воронов. Повсюду валялись туши бизонов, рядом с ними на коленях стояли женщины, снимая с них шкуры. Это была удачная охота. Сандрин глядела на женщин: может быть, среди них находилась и Сияющая Птица? Когда они с Уэйдом подъехали ближе, Сандрин увидела, как женщины и даже дети нагружали лошадей, чтобы перевезти мясо в селение. Сандрин и Уэйд последовали за ними. Большая часть мужчин еще была на охоте, поэтому их встретили только старейшины племени с оружием в руках. Уэйд объяснил, кто они и почему находятся здесь. Им позволили сойти с лошадей, но потребовали не брать с собой оружие.
Женщины Воронов бросали на них любопытные взгляды, но были слишком заняты, чтобы уделять большое внимание чужакам. Сандрин и Уэйд пошли за одним из стариков, который повел их на край селения. Он снял несколько кусков мяса с решетки, на которой оно сушилось.
— Вы, наверное, хотите есть, — сказал индеец. Пока они ели, старик оценивающе их разглядывал. — Расскажите мне снова, для чего вы здесь, — сказала он. — Он посмотрел на Сандрин. — Ты говоришь на языке Воронов, женщина?
— Говорю, но плохо.
— Ты говоришь достаточно хорошо. Расскажи мне, для чего вы здесь.
— Мы приехали, чтобы найти дочь Седого Волка. Он ранен и хотел бы повидаться с ней.
— Он умирает?
— Не знаю, — ответила Сандрин.
— Зачем Седому Волку посылать сюда белых людей? Он гордый человек. Он не стал бы просить других сделать что-нибудь для него.
Сандрин доела мясо и вытерла руки о юбку.
— Могу я узнать твое имя?
— Меня называют Черная Сова.
— Седой Волк не просил нас приехать. Черная Сова, — сказала Сандрин, надеясь, что ее откровенность не повредит им. — Он и Красная Птица спасли мне жизнь. Я умирала, а они взяли меня в свою хижину и заботились обо мне. Теперь, когда я выздоровела, я хочу сделать что-нибудь, чтобы отблагодарить их. Седой Волк часто говорил о своей дочери. Я подумала, что, может быть, я могла бы поговорить с ней и убедить ее навестить отца с матерью.
Черная Сова обдумал то, что сказала ему Сандрин, и склонил голову.
— Ты сделала бы это для Седого Волка?
— Да. Он замечательный и благородный человек.
— Да, это так. У меня было тяжело на сердце, когда он оставил нас.
— Тогда вы можете понять, почему я хочу сделать это для него. У него на сердце тоже тяжело.
Черная Сова махнул рукой.
— Сияющая Птица с теми женщинами. Не удивляйся, если она не захочет говорить с тобой. — Он посмотрел на Уэйда. — Будет лучше, если ты останешься здесь, белый человек.
Сандрин взглянула на Уэйда, потом на Черную Сову. Теперь, когда они нашли дочь Седого Волка, она не знала, что скажет ей.
— Говори от сердца, женщина, как говорила со мной.
Сандрин кивнула и направилась к группе женщин. Некоторые подняли на нее глаза, некоторые совсем не обратили внимания, продолжая работать. Она спросила, где можно найти Сияющую Птицу. Ей показали женщину, которая стояла на коленях, обдирая бизона. Сандрин опустилась на колени рядом с ней.
— Сияющая Птица? — спросила она. Та взглянула на нее, и Сандрин поразилась тому, насколько дочь Седого Волка молода, красива и удивительно похожа на свою мать.
— Меня зовут Сандрин. Мне хотелось бы поговорить с тобой.
Сияющая Птица равнодушно посмотрела на Сандрин, потом снова занялась работой.
— Мне нечего сказать белой женщине.
— Ты не против, если я помогу тебе? — спросила Сандрин, доставая нож.
— Чего ты хочешь, женщина? — спросила Сияющая Птица с вызовом.
Сандрин не ответила. Она взяла нож и вонзила его в шею бизона, перерезав ее ровно посередине. Потом искусно отделила кожу и оттянула ее назад. Пока Сияющая Птица вырезала куски мяса, Сандрин продолжала снимать шкуру с животного. Она не занималась этим уже много лет, но еще не забыла, как это делается. Сандрин улыбнулась, подумав о том, как бы удивились утонченные парижане, если бы увидели ее всю в крови, обдирающую бизона.
Сандрин на минуту села на пятки, вытирая лоб тыльной стороной руки. Это была тяжелая и нудная работа, и она надеялась, что, если будет в состоянии помочь Сияющей Птице, молодая женщина не прогонит ее. Когда Сандрин справилась со своей частью работы, она помогла Сияющей Птице срезать мясо с костей. Когда все было закончено, Сандрин сняла оставшуюся шкуру. Сияющая Птица помогла ей оттащить ее от животного. Сандрин вытерла руки о юбку и встала. Потом пошла рядом с Сияющей Птицей, которая направила лошадь к селению.
— Я знаю твоих мать и отца, — осторожно начала Сандрин.
Когда Сияющая Птица остановилась, она достала из-под блузки амулет и увидела, как удивилась Сияющая Птица, узнав его.
— Откуда это у тебя?
— Мне отдал Седой Волк.
— Он никогда не отдал бы чужим людям свой амулет, — сердито сказала она, понукая лошадь.
— Подожди, — сказала Сандрин, хватая за руку Сияющую Птицу. — Ты знаешь, что эта вещь принадлежит твоему отцу, верно? И я приехала на его коне. — Она показала в сторону селения.
Сияющая Птица посмотрела туда, куда показала Сандрин. В тот момент, когда дочь увидела коня своего отца, холодное выражение на ее лице сменилось недоверием, потом испугом.
— Зачем? Зачем ты мне все это говоришь? Мой отец принял тебя как дочь?
Сандрин увидела обиду в ее глазах.
— Нет, Сияющая Птица, он не принял меня как свою дочь. Он и твоя мать спасли меня от смерти. Когда я выздоровела, он рассказал мне о тебе. Я поняла, как сильно он любит тебя и скучает. Мне захотелось сделать что-нибудь для него и твоей матери, поэтому я решила найти тебя.
Сияющая Птица дернула головой.
— Я не верю тебе. Ты что-то сделала с моим отцом. — Она отвернулась.
— Я знаю, что Седой Волк убил твоего мужа, — внезапно сказала Сандрин, — почему и оставил свое племя.
Она увидела, что Сияющая Птица повернулась, чтобы посмотреть на нее.
— Мой отец сказал тебе это?
— Да. Он сказал, что все время боялся за тебя, а когда в ту ночь твой сын прибежал к нему, Седой Волк не мог сдержаться. Он думал только о том, какую боль причинил тебе тот человек. Он не собирался убивать его, просто так случилось. Как ты не понимаешь. Сияющая Птица?
— Тебе не понять этого, — резко ответила она, но уже не пыталась уйти.
— Я знаю кое-что об этом, — мягко сказала Сандрин, глубоко вздохнув. — Я из племени Черноногих на севере. Меня зовут Яркая Звезда. Черноногие — ваши враги. — Она видела, как изменился взгляд Сияющей Птицы. — Меня взял силой один человек из моего племени и увез на юг. Он ужасно со мной обращался, бил меня и… — Голос Сандрин задрожал и она вздохнула. Я не могла сбежать, просто терпела побои. Я так сильно хотела жить, что боялась сопротивляться ему. И возненавидела себя за то, во что я превратилась. К тому времени, когда мы добрались до селения, в котором живет твой отец, я заболела. Мне хотелось умереть. Твой отец выкупил меня у этого человека. Я думала, что Седой Волк хочет мне зла, ведь он Ворон, мой враг. Но он и твоя мать заботились обо мне, пока я не окрепла. Ему было все равно, из Черноногих я или нет, он видел только, что женщина в беде, и помог мне. Я люблю твоего отца и твою мать. Сияющая Птица. Они хорошие люди. Не много таких людей, которые были бы столь благородны. Ты хочешь, чтобы твои дети выросли, не зная их?
Сияющая Птица отпустила поводья и прошла вперед несколько шагов.
— Я надеялась, что они вернутся, — ответила она тихим, прерывающимся голосом. — Я не хотела говорить то, что сказала тогда своему отцу. Я была просто напугана и рассержена. И не хотела растить своих детей без мужа. Но я понимаю, что у отца в ту ночь не было выбора. Если бы он не убил моего мужа, мой муж убил бы меня.
Сандрин вздохнула с облегчением.
— А ты не хочешь поехать со мной? Я бы могла отвезти тебя к твоим родителям.
— Не знаю. Я никогда раньше не покидала своего племени.
— Со мной мужчина, белый человек, он хороший проводник. Он тоже знает Седого Волка и Красную Птицу. С ним мы будем в безопасности.
Сияющая Птица с трудом улыбнулась.
— С ними все хорошо, с отцом и матерью?
— Да, у них все хорошо. Только не хватает тебя. Сияющая Птица.
— Мои дети скучают по ним. И я скучаю тоже.
— Так ты поедешь со мной?
Сандрин увидела, как в глазах Сияющей Птицы мелькнул страх. Она сняла ожерелье и повесила его на шею Сияющей Птицы.
— Эта вещь принадлежит тебе. Твой отец был бы рад, ее «и бы ты его носила.
Сияющая Птица провела пальцами по гладкой фигурке из кости, — Мои родители не знают, что ты здесь?
— Нет. Я сказала ему, что боюсь в пути встретиться с Воронами, и он отдал мне ожерелье и лошадь, чтобы они меня не беспокоили. — Сандрин усмехнулась. — Здорово я его провела.
— Да, ты здорово это придумала. И хорошо поступила. Яркая Звезда.
Две женщины обнялись, и то, что вначале было только жестом вежливости, превратилось в искреннее доверие.
Сандрин и Уэйд провели с Воронами несколько дней. Уэйд присоединился к охотникам, пока Сандрин помогала обдирать и дубить шкуры.
Когда Сияющая Птица сделала свою часть работы, они стали готовиться к отъезду. Решили, что будет разумнее, если ее дети останутся в племени, пока она не вернется. Четверо индейских воинов сопровождали их до границ территории Воронов. Целыми днями они скакали с восхода до заката, питаясь сухим мясом, свежими ягодами и плодами, которые взяла в дорогу Сияющая Птица.
Теперь, когда Сандрин добилась согласия Сияющей Птицы навестить своих родителей, она больше не могла оттягивать объяснения с Уэйдом. Он не делал никаких попыток сблизиться с ней и обращался по-братски, но Сандрин чувствовала, что его любовь только ждала. Она замечала, что Уэйд смотрит на нее искоса, но избегала взгляда его внимательных серых глаз. Сандрин знала, что вскоре она преодолеет свой страх и заговорит с Уэйдом о тех чувствах, которые они испытывали друг к другу.
Теперь они могли ехать быстрее, потому что стояла хорошая погода, дни были теплыми, а ночи тихими. Уже показалась река, которая вела к селению отступников, и Сандрин едва сдерживала возбуждение. Она гордо въехала в селение на жеребце Седого Волка. Люди приветствовали Сандрин и Уэйда, бросали любопытные взгляды на молодую женщину, которая была вместе с ними. Сандрин погнала коня рысью, опасаясь, что кто-нибудь раньше их прибежит к Седому Волку и испортит сюрприз.
Седой Волк и Красная Птица сидели перед своей хижиной. Сандрин затаила дыхание, когда Седой Волк поднял голову. Он узнал своего коня и привстал. Он перевел взгляд с Сандрин на Уэйда, потом взглянул на дочь. Недоверчивая улыбка появилась на его лице, и он протянул руку Красной Птице.
— Сияющая Птица! — едва слышно прошептал он.
Сияющая Птица соскочила с лошади, бросилась к своим родителям, обнимая их и плача. Сандрин улыбнулась Уэйду. Когда они спешились, Уэйд взял ее за руку, и она приникла к нему.
— Не знаю, как тебя благодарить, — сказала Сандрин, целуя его в щеку.
— Ты была права, — сказал Уэйд. — Посмотри на них. Это было лучшее, что ты могла для них сделать.
— Оставим их одних, — сказала Сандрин, направляясь прочь.
— Яркая Звезда!
Она повернулась, услышав голос Седого Волка. Старый индеец шел к ней с протянутыми руками. Сандрин бросилась к нему и горячо обняла.
— Не могу поверить, что ты могла сделать такое, — сказал Седой Волк. — Мое сердце разрывается от счастья.
— Я рада, — сказала Сандрин.
— Как же ты затеяла такое опасное дело? Ведь с тобой могло всякое случиться. Яркая Звезда.
— Я должна была отблагодарить тебя и Красную Птицу за все, что вы сделали для меня.
— Нам ничего не нужно за то, что мы сделали.
— Но я хотела отплатить добром, а это, кажется, был самый хороший способ. — Сандрин улыбнулась. — Иди к своей дочери. У нее есть что сказать тебе.
Сандрин хотела уйти, но Седой Волк взял ее за руку.
— Ты тоже моя дочь, — сказал он торжественно. — Ты теперь тоже из моей семьи. Мои внуки будут рассказывать своим детям о том, что ты сделала. Они будут рассказывать о женщине из племени Черноногих, которая пришла в селение Воронов, чтобы привести женщину из этого племени к ее отцу и матери. Твой дед мудро выбрал тебе имя. — Голос Седого Волка слегка прервался. — Ты поистине Яркая Звезда, и ты всегда будешь сиять в моем сердце.
Сандрин улыбнулась сквозь слезы.
— Иди к жене и дочери.
— Ты пока не уедешь?
— Мы отдохнем несколько дней, а потом двинемся в путь.
— Ты вернешься домой, к родителям? Сандрин посмотрела в сторону Уэйда.
— Я скоро вернусь домой, но сначала я должна поехать в другое место.
— Ты поедешь с Колтером? Ты наконец дала волю своей любви?
Сандрин почувствовала, как румянец покрывает ее щеки.
— Не знаю. Седой Волк. Иногда мне кажется, что никогда не забуду того, что сделал со мной Гроза Медведей…
— Но Колтер не Гроза Медведей, Яркая Звезда. Тот негодяй мертв. Он больше не может обидеть тебя. Пришла пора без страха смотреть в будущее. Мне хотелось бы, чтобы ты и Колтер однажды навестили меня с вашими детьми.
— Детьми? — спросила Сандрин. Седой Волк кивнул.
— Однажды это произойдет. А сейчас иди к нему.
Сандрин повернулась и взглянула на Уэйда. Он рассказывал каким-то мужчинам об охоте на бизонов, размахивая при этом руками. Мужчины смеялись и хлопали его по плечу. Она улыбнулась Седому Волку и медленно пошла к Уэйду. Со стороны он казался особенно красивым, поля его шляпы низко нависали над глазами, длинные белокурые волосы спускались до плеч. Он уже давно не брился, и его лицо заросло светлой шелковистой бородой. Он усмехался, и Сандрин заметила, что в углах его глаз появляются морщинки. Да, Седой Волк прав — настало время забыть о прошлом и думать о будущем.


В тот вечер в селении был большой праздник: несколько охотников наткнулись на небольшое стадо бизонов, и теперь у всех было много мяса. В воздухе стоял запах жаркого. Дети гонялись друг за другом, играя в охоту и войну. Женщины сплетничали и хвастались своим рукоделием. Мужчины достали новое оружие, чтобы продать его или просто вызвать зависть у других. Кто-то из них уже начал торговаться, другие сидели и рассказывали истории о войне.
Сандрин сидела в хижине Седого Волка, не в силах справиться с волнением, пока Сияющая Птица расчесывала ее длинные темные волосы, а Красная Птица суетилась с одеждой. Старая женщина сшила ей новую юбку, блузку и мокасины. Она смущалась и извинялась за то, что одежда была такой простой по сравнению с тем платьем, которое сделала для нее Сандрин.
— Мне очень нравятся вышитые вещи, — сказала Сандрин.
— Но это платье так не похоже на мое, — сказала Красная Птица, проводя рукой по своему, искусно вышитому Сандрин, платью.
— Моя мать посчитала бы эту работу не слишком тонкой, — улыбаясь, ответила Сандрин. — Она бы сказала, что я торопилась, вышивая.
— Совсем, как моя мать, — сказала Сияющая Птица. Она опустилась на колени перед Сандрин. — Ты очень красивая. Яркая Звезда. Я никогда не видела таких глаз, как у тебя.
— Когда я была маленькой, мой двоюродный брат дразнил меня из-за них. Он говорил, что я родилась от голубоглазых людей, которые живут в реке. Я долго верила ему, пока мой дед не рассказал мне, что там нет таких людей.
Сандрин подняла руки и потрогала свои волосы. Сияющая Птица сначала расчесала их, и они густой волной спускались по спине. Потом она заплела их в две длинные косы и в одну из кос вставила белое орлиное перо. Оно свисало вниз. Сандрин погладила его.
— Это на счастье, — сказала Сияющая Птица.
— Не знаю, что и сказать.
Красная Птица похлопала ее по руке.
— Не нужно ничего говорить. Нам пора идти. Седой Волк будет нас искать.
Сандрин шла мимо хижин вместе с Красной Птицей и Сияющей Птицей, чувствуя себя частью этого людского сообщества. Многие женщины пришли, чтобы приветствовать ее. Сейчас они все были ее подругами. Удары барабана раздавались в ночи, а в центре поселения горел огромный костер. Сандрин остановилась и смотрела, как танцуют мужчины. Их танец был полон смысла: одни желали удачной охоты на бизонов, другие — хорошего здоровья своим близким. Была в некоторых танцах и надежда однажды вернуться домой, в свои селения.
По пути Сандрин разыскивала взглядом У эй да.
— Колтер с Седым Волком, — сказала Красная Птица, наблюдая за Сандрин.
— Что они делают? — спросила она на наречии Воронов, все еще запинаясь.
— Разумеется, играют в кости.
— Играют в кости?
— А разве Колтер не играет? Сандрин пожала плечами.
— Не знаю.
Она поняла, что еще многого не знает об Уэйде.
— Пойдем со мной, — сказала Красная Птица, беря Сандрин за руку.
Она повела ее к хижине Бурого Барсука. Вокруг костра сидели мужчины, напряженно вглядываясь в землю.
Сандрин уже видела это раньше, даже сама участвовала в этом. Сколько раз отец возражал против ее игры в кости? Она подошла к кружку мужчин и молча остановилась. Когда стаканчик с костями завершил круг, раздались возгласы:
Седой Волк сгреб все ставки. Уэйд пихнул его и улыбнулся. Он повернул голову, чтобы что-то сказать сидевшему рядом мужчине, но остановился, заметив Сандрин. Он смотрел на нее, и в его улыбке было откровенное восхищение. Сандрин увидела, что Уэйд сбрил бороду и теперь был невозможно красив, и опять стал похож на мальчишку.
— Он увидел тебя, — сказала Красная Птица. Сияющая Птица хихикнула:
— Будь осторожной, Яркая Звезда. Белый человек открыто проявляет свои чувства.
— Он просто удивлен, вот и все. Он не привык видеть меня в хорошем настроении.
— Скоро ты должна будешь согреть ему постель.
— Прекрати, Красная Птица! — сказала Сандрин с негодованием.
— Но ведь моя мать говорит правду, — сказала Сияющая Птица. — Не забывай, что я путешествовала с вами и видела, как он смотрел на тебя. Этот человек хочет, чтобы ты стала его женщиной, и он очень терпелив.
— Почему бы вам не пойти к женщинам и не оставить меня в покое? — шутливо сказала Сандрин. — Я хочу немного посмотреть.
— Знаю, на что ты будешь смотреть, — ответила Красная Птица.
Сандрин видела, как смеясь уходят мать и дочь, наклонив головы друг к другу.
— Яркая Звезда, не сыграешь с нами? — обратился к ней Седой Волк.
— Нет, — ответила Сандрин, зная, что это не понравится остальным мужчинам.
— Давай, Яркая Звезда! Колтер говорит, что у тебя есть опыт в этой игре.
Сандрин встретилась глазами с Уэйдом и отрицательно покачала головой.
— Это было слишком давно. Седой Волк, — нерешительно сказала она.
— Такая застенчивость не в твоем обыкновении, Яркая Звезда. Присоединяйся.
Сандрин раздумывала, потом медленно обошла вокруг кружка и встала за Седым Волком и Уэйдом.
— Если другие не возражают, я сыграю. Она слушала, как Седой Волк говорит что-то на непонятном ей наречии. Потом он показал рукой на землю.
— Садись здесь, между нами, — сказал старый индеец, улыбаясь.
Сандрин села, глядя, как каждый игрок ставил что-то и предсказывал, какое число ему выпадет. С начала игры она еще ни разу не взглянула на Уэйда.
— Ты замечательно выглядишь, — сказал Уэйд над ее ухом.
Она решилась взглянуть на него.
— Спасибо. Знаешь, мне нечего поставить.
— У меня есть несколько монет, могу одолжить. — Он достал их из кармана и передал Сандрин.
Когда стаканчик дошел до Седого Волка, он встряхнул его, поднял к уху и прислушался, потом снова потряс. При этом он выглядел серьезным.
— Кости тебе ничего не скажут, Седой Волк! — крикнул один из мужчин.
— Они уже сказали, — отозвался Седой Волк, еще раз перевернув стаканчик. Потом быстрым движением рук бросил кости на землю.
Выпало восемнадцать. Это был очень хороший результат. Он передал стаканчик Сандрин.
— Я давно не играла, — сказала она, усмехнувшись.
— Ты умная женщина. Яркая Звезда. Ты справишься.
— Мой ум мне не поможет, — сказала Сандрин, вертя в руках стаканчик. Она наклонила его направо, потом налево, прислушиваясь так же, как делал это Седой Волк.
— Она слишком долго жила с тобой. Седой Волк, что даже играет, как ты, — сказал Бурый Барсук.
Сандрин перевернула стаканчик еще раз и быстро бросила кости на землю. Седой Волк насчитал девятнадцать. Сандрин засмеялась, глядя на Уэйда.
Уэйд принял стаканчик у нее из рук. Быстро сложив в него кости, он встряхнул один раз и бросил — выпало двадцать одно очко. Стаканчик снова обошел всех по кругу, пока не остались Уэйд, Сандрин, Седой Волк, Бурый Барсук и еще один индеец. Каждый из них бросал кости, но на сей раз выиграл Бурый Барсук. Он кивнул Сандрин, сгребая рукой то, что выиграл.
— Ты хорошо играла, женщина, — сказал он.
— Спасибо.
Стаканчик с костями обходил кружок снова и снова, и ставки все повышались. В десятой попытке Сандрин сыграла вничью с Уэйдом. Теперь в игре остались только они одни, но у нее больше не было ничего, чтобы поставить.
— Одолжи мне еще несколько монет, — тихо попросила она Уэйда.
— Не могу. У меня для себя-то едва осталось. Сандрин усмехнулась.
— А как насчет моей лошади? — спросила она, зная, что мужчины получали от этого такое же удовольствие, что и Уэйд.
— Мне не нужна твоя лошадь.
— Моя рубаха из бизоньей шкуры.
— Сейчас весна, мне она не нужна.
— Я могла бы сшить тебе новую рубашку. С бисером.
Уэйд задумался на мгновение, потом покачал головой.
— У меня есть чудесная рубашка, которую сделала Красная Птица. Думаю, мне ее надолго хватит.
— Не смешно, — сказала Сандрин шепотом.
— Что? Ты хотела играть, не так ли? Сандрин посмотрела на Седого Волка, чтобы попросить у него что-нибудь взаймы, но не стала больше ставить себя в неловкое положение.
— Ладно, чего ты хочешь? Уэйд посмотрел вдаль и не отвечал так долго, что остальные затихли, уставившись на него.
— Если я выиграю, ты выйдешь за меня замуж.
— Ты сошел с ума! — громко сказала Сандрин. Она услышала, как засмеялись несколько человек, когда Седой Волк торопливо перевел.
— Если я проиграю, то отвезу тебя домой, и ты никогда меня не увидишь.
— Это шантаж.
— Нет. Ты можешь не продолжать игру.
— Конечно, я буду играть. Это дело чести. Ты знал это, когда сказал Седому Волку, чтобы он пригласил меня сыграть.
Уэйд пожал плечами.
— Решай поскорее. Люди ждут. Сандрин чувствовала, как горят ее щеки.
— Ладно, — пробормотала она, — но я клянусь…
— Хорошо, — перебил Уэйд, — начнем игру. Уэйд поднял стаканчик с костями и передал его Сандрин.
— Ты первый, — сердито ответила она.
— Теперь твоя очередь. Ты знаешь, как четко они соблюдают правила.
Сандрин не обратила внимания на смех вокруг нее и на мгновение задумалась.
— Пусть каждый выскажет свое пожелание и бросает кости, чтобы выпало самое близкое число. Согласен? — Она сердито уставилась на Уэйда.
— Я не возражаю, но лучше спросить у остальных.
Уэйд подал знак мужчинам, и с помощью Седого Волка они объяснили, что собираются делать.
— Они не против. Начинай. Сандрин задумалась на мгновение.
— Двадцать, — сказала она и принялась трясти стаканчик.
Она не торопилась, выжидая, как учил ее дед, пока не почувствовала кости в стаканчике и как они выпадут. Она повернула стаканчик направо и налево и бросила кости. Потом широко улыбнулась Уэйду.
— Девятнадцать. Опять.
— Думаю, ты права, — сказал он, собирая кости и вновь высыпая их в стаканчик.
Пока Уэйд тряс его, мужчины азартно заключали пари.
— Пятнадцать, — сказал он и усмехнулся. Сандрин улыбнулась в ответ, уверенная, что на этот раз ему не выиграть. Она напряженно смотрела, как Уэйд бросал кости, быстро сосчитала очки, когда кости ударились о землю. Она прикрыла глаза, с недоверием покачав головой.
— Думаю, пятнадцать, — сказал Уэйд, снова приблизив свои губы к ее уху.
— Я не могу считать, — резко сказала она.
— Ты хорошо играешь. Яркая Звезда, но Колтер играет лучше, — произнес Седой Волк.
— Я думала, ты на моей стороне, — сказала Сандрин, сердито уставившись на Седого Волка.
— Ну и когда же ты собираешься взять ее в жены? — спросил Уэйда Бурый Барсук.
— Сразу, как только смогу, — сказал Уэйд, перекладывая выигрыш в карманы и поднимаясь на ноги. — Я с удовольствием провел время с вами.
Сандрин тоже встала, стараясь не обращать внимания на улыбку Уэйда.
— Ты же не думаешь всерьез, что я выйду за тебя замуж, не правда ли?
— Я думал, ты человек слова, Сандрин. Что с тобой случилось?
— Я не могу выйти за тебя, Уэйд.
— Почему?
— Просто не могу, и все.
— Давайте справим свадьбу сейчас, — сказал Бурый Барсук Уэйду. — Самое подходящее время.
— Я согласен, — сказал Седой Волк.
— Седой Волк, — сказала Сандрин, ее глаза умоляли. — Меня нельзя заставлять силой.
— Это правда. Яркая Звезда. Но я своими ушами слышал, как ты сказала, что выйдешь за Колтера, если проиграешь. Он не принуждал тебя говорить это.
Она перевела взгляд с Уэйда на Седого Волка. Как она могла согласиться на такую ставку? О чем она думала?
— Если вы собираетесь пожениться, я сочту за честь сказать нужные слова, — сказал Седой Волк.
— Но я не хочу замуж.
— Ты дала слово, Сандрин, — сказал Уэйд, беря ее за руку. — Ты поженишь нас прямо сейчас, Седой Волк?
— Да, пока все люди на улице. Это хорошее время для праздника.
Сандрин попыталась вырвать руку, но Уэйд держал ее крепко. Другой рукой обняв ее за плечи, он повел Сандрин через селение. Седой Волк шел впереди с торжественным видом. Люди поднимали на них глаза, и Сандрин чувствовала, как жарко пылают ее щеки. Когда же они подошли к большому костру в центре селения, Седой Волк остановился, поднял руки и призвал к тишине.
— Это радостный день для многих из нас. Солнце снова светит, и у некоторых из наших охотников была удачная охота. Моя дочь вернулась ко мне и Красной Птице, и это великое событие для меня. Но есть еще кое-что. Мы собираемся отпраздновать свадьбу. — Он пригласил жестом Сандрин и Уэйда выступить вперед. — Сегодня ночью этот мужчина и эта женщина соединятся друг с другом. Они стали для меня родными. Они просто обязаны быть вместе.
Сандрин закрыла глаза. Разве она не хотела этого? Она чувствовала теплоту рук Уэйда, обнимавшего ее за плечи, чувствовала его силу. Она была счастлива с ним, любила быть рядом с ним и знала, что он любит ее. Чего еще желать? Она открыла глаза, чтобы увидеть, как улыбается Уэйд. Было невозможно сопротивляться ему.
Седой Волк положил одну руку на плечо Сандрин, а другую — на плечо Уэйда.
— Я отдаю тебе эту женщину в жены, Колтер. Ты должен обещать, что всегда будешь заботиться о ней. Ты обещаешь сделать это?
— Да, — сказал Уэйд.
— Яркая Звезда, я даю тебе этого мужчину в мужья. Ты обещаешь заботиться о нем всегда? Сандрин кивнула: в горле у нее пересохло. Седой Волк взял руку Сандрин и вложил ее в руку Уэйда.
— Возьми этих двоих людей. Великий Дух, и мудро веди их по пути жизни. Помоги им заботиться друг о друге, и пусть они состарятся вместе. — Он посмотрел на Сандрин. — Теперь вы муж и жена. Яркая Звезда.
Сандрин посмотрела на Седого Волка и улыбнулась.
— Ты рад этому?
— Я очень рад, — сказал он, крепко ее обнимая. — Теперь иди и будь со своим мужем, слушайся его всегда, — сказал он с улыбкой.
Сандрин посмотрела на Уэйда.
— Что теперь?
— Мы забыли самое важное, — сказал он, — приближая губы к лицу Сандрин.
Сандрин напряглась. В последний раз, когда мужчина прикасался к ней, она чуть не умерла. Но когда Уэйд коснулся ее губ, тепло его поцелуя растопило ее страхи.
— Что это за обычай, белый человек? Сандрин отпрянула, глядя на Бурого Барсука. Уэйд склонил голову на бок.
— Белые люди немного странные. Мы так поступаем, когда заключаем брак.
Бурый Барсук кивнул и посмотрел на Сандрин.
— Яркая Звезда, я думаю, что ты будешь хорошей женой этому белому человеку. Но ты никогда не должна обыгрывать его в кости, не задевай его гордости.
Сандрин, улыбаясь, смотрела, как он уходит.
« Я замужем «, — подумала она про себя.
— Никогда не представляла себе, что выйду замуж в таком месте, — сказала она вслух.
— Прости меня, я знаю, что ты заслужила лучшего. Вероятно, ты намеревалась венчаться с Аленом в парижском соборе.
Сандрин взглянула на Уэйда. Ален? Она и думать о нем забыла. Даже не скучала о нем.
Уэйд обнял Сандрин.
— Мне нужно отвезти обоз в Орегон. Пока я займусь этим, ты можешь остаться с родителями.
— Где мы будем жить?
— Когда вернусь, тогда и решим. — Уэйд поцеловал Сандрин в щеку.
— Яркая Звезда! Колтер! — Красная Птица бежала к ним. — Пойдемте со мной. Вы должны пойти в нашу хижину.
— Зачем? — спросила Сандрин.
— Я и Сияющая Птица приготовили ее для вас. Вы с Колтером проведете в ней ночь.
— Нет, — быстро ответила Сандрин. — Я не могу выгнать вас. У вас и так почти не было времени, чтобы побыть вместе.
— У Бурого Барсука достаточно места. Мы можем погостить у него. Кроме того, мы уже перенесли наши вещи. Идите, там приготовлена для вас еда.
Сандрин не смотрела на Уэйда, пока они шли за Красной Птицей по селению. Казалось, что голоса людей и звуки барабанов стали громче. Сандрин знала, что праздник будет продолжаться всю ночь. Они дошли до хижины. Красная Птица уже приготовила для них жареное бизонье мясо с диким луком и картофелем.
— Спасибо, Красная Птица, — сказала Сандрин.
— Как всегда, ты слишком щедра, — добавил Уэйд.
— Это ваша брачная ночь. Рядом с вами сейчас нет близких, так что мы — ваша семья. — С минуту она молчала, глядя на обоих. — Я прожила с Седым Волком больше двадцати зим. Поглядите. — Она подняла длинную нитку бус, висевшую на поясе. — Красные бусины для лета, синие для зимы. — Красная Птица смотрела на бусины, поглаживая их руками. — Я не выбирала Седого Волка себе в мужья. Его выбрал мой отец. Мне он даже не понравился: был слишком занят собой. — Сандрин улыбнулась Уэйду. — Но мы поженились. Мы многое узнали друг о друге, и со временем дружба между нами выросла. У нас появилась Сияющая Птица, и наша дружба превратилась в любовь. Я не могу себе представить, какой бы была моя жизнь без этого человека. Я желаю того же вам двоим.
Сандрин торопливо вытерла слезы. Потом взяла за руку Красную Птицу.
— Спасибо тебе.
Красная Птица улыбнулась и вышла из хижины. Сандрин взяла мясо и попробовала маленький кусочек, не ощущая его вкуса. Странно, подумала она. По обычаям, принятым в мире ее отца, они не были по-настоящему женаты. Но по законам народа ее матери все наоборот.
— Ты устала?
— Нет, — поспешно ответила Сандрин. Снаружи раздался взрыв смеха, и Сандрин посмотрела на Уэйда. — Там как будто бы очень весело. Ты не хочешь прогуляться?
— Не думаю, что Седой Волк и Красная Птица будут рады, увидев нас там. — Уэйд поставил миску и откинулся назад. — Я устал, у меня такое чувство, будто последние шесть месяцев я не вылезал из седла.
— Прости, что тебе пришлось искать меня, Уэйд, — сказала Сандрин, отставляя свою миску.
— Мне не пришлось искать тебя Сандрин, я хотел искать тебя. Ты думаешь, я мог бы нормально жить, если бы с тобой что-нибудь случилось? — Он взял ее руку, мягко удержал в своей. — Всем известно о моих чувствах к тебе еще с тех пор, как мне исполнилось тринадцать. За эти годы ничто не изменилось. Сандрин отвела свою руку.
— Как ты можешь это говорить? Я уехала в Париж на пять лет. Собиралась выйти замуж за другого человека. Это тебя не беспокоило?
Уэйд равнодушно пожал плечами.
— Меня беспокоило это, пока я не увидел его. Тогда же я понял, что ты никогда не выйдешь за него. Он абсолютно другой человек!
— Откуда ты знаешь? Ты и меня совсем не знаешь, Уэйд.
— Я знаю тебя. Думаю, что знаю тебя не хуже, чем остальные, за исключением, может быть. Маленького Медведя.
Сандрин опустила глаза.
— Ты разве не знаешь, что со мной сделал Гроза Медведей? — Она удивилась, как холодно и отстранение звучал ее голос.
— Мне не нужно знать, — сказал Уэйд, двигаясь ближе. — Что бы ни было с Грозой Медведей, это не изменит моих чувств к тебе. Ничто.
— Почему ты всегда это делаешь?
— Делаю что?
— Сколько я тебя знаю, ты всегда говоришь добрые слова, когда мне очень плохо или когда я расстраиваюсь.
— Такой уж я грубый и бессердечный человек, наверное.
Сандрин не могла сдержать улыбки.
— Почему ты хочешь жениться на мне? Уэйд поднял подбородок Сандрин так, чтобы их глаза встретились.
— Потому что если мне повезет, то через двадцать лет ты будешь чувствовать ко мне то же, что и Красная Птица к Седому Волку.
Сандрин наклонилась вперед, положив голову Уэйду на плечо. Она чувствовала на себе его руки, обнимающие ее.
— Я никогда не любила Алена. Это было просто увлечение. — Она погладила его по лицу. — Я никогда не забывала о тебе. И всегда думала о твоей улыбке, о цвете твоих глаз… — Сандрин дотронулась до губ Уэйда. — Я никогда не забывала, что почувствовала тогда, когда ты поцеловал меня около озера.
Она затаила дыхание, когда Уэйд снова поцеловал ее. Сандрин обвила руками его шею, прижимаясь к нему. Она чувствовала его руки, гладящие ее по спине, ей хотелось забыться в теплоте его объятий. Но она оттолкнула его, качая головой.
— Прости.
Сандрин отвернулась, уткнувшись подбородком в колени и обхватив их руками.
— Ты не должен жениться на мне. Тебе нужна женщина, которая может отдать свою любовь полностью, Уэйд.
— Я могу подождать, — сказал он, целуя ее в щеку. — Полежи со мной. — Сандрин испуганно взглянула на него. — Просто я хочу чувствовать тебя рядом, Сандрин. Ты знаешь, что я не обижу тебя.
Сандрин прилегла на бок рядом с Уэйдом, отвернувшись от него. Она чувствовала его руку на своей талии, чувствовала тепло, исходящее от его по-мужски красивого тела. Она хотела его, но боялась. Боялась, что никогда не сможет доставить ему такого удовольствия, какое женщина дарит мужчине, боялась, что больше никогда не почувствует его прикосновений. Слезы жгли ее глаза, и Сандрин крепко зажмурилась, глотая их. Но несмотря на страх и мрачные предчувствия, лежа рядом с Уэйдом, она чувствовала спокойствие, какого никогда в жизни не испытывала. Теперь она была в безопасности и знала, что она желанна. Сандрин любила его — ей просто было нужно научиться показывать ему, как сильна ее любовь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Яркая звезда любви - Бейль Карен



Интересный роман, правда концовка была слишком затянута.
Яркая звезда любви - Бейль КаренМилена
31.12.2013, 23.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100