Читать онлайн Яркая звезда любви, автора - Бейль Карен, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Яркая звезда любви - Бейль Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Яркая звезда любви - Бейль Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Яркая звезда любви - Бейль Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейль Карен

Яркая звезда любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Сандрин опустила голову, пытаясь спрятать лицо от встречного ветра. Непогода разразилась внезапно и в полную силу. Сандрин понимала, что в такое время лучше сидеть дома, но гнев лишил ее рассудка. Теперь надо было взять себя в руки, чтобы не заблудиться и выйти на форт.
Она думала об Уэйде, представляла его сидящим у огня: рубашка распахнута, светлые волосы падают на плечи, манящий взгляд остановился на ней. Прежде она часто представляла, как они встретятся снова. Ей виделся романтический поцелуй… В действительности все получилось совсем иначе. Гнев — вот что она заметила в его глазах и услышала в его голосе. Простая дружба, которая была между ними, безвозвратно канула в прошлое. Глупо, что, послушавшись Маленького Медведя, она оказалась наедине с Уэйдом, и совсем неразумно, что она пошла на поводу своих желаний.
Ветер неистовствовал, но Сандрин, пряча лицо в накидку, не ослабляла поводьев. Ехать становилось опасно, но и возвращаться было уже слишком далеко. Единственный выход — найти какое-нибудь укрытие и переждать буран. Сердце тревожно забилось, но Сандрин старалась держать себя в руках. Она решила дать коню свободу, рассчитывая, что инстинкт животного приведет его куда следует.
Снег слепил глаза, и Сандрин уже не могла ориентироваться. Конь сам прокладывал дорогу по мерзлой земле. На пути оказалась сосновая роща. Ветер срывал с веток комья снега, и он обрушивался на голову ей и коню. Тот фыркал и испуганно крутил головой.
— Все хорошо, приятель, — успокаивала Сандрин коня и себя.
Сосны качались на ветру, размахивая ветвями, ветер свистел и завывал в деревьях, словно живое существо. Нет, она не даст себя напугать. От своего деда Сандрин наслушалась столько всяких историй про зиму, что знала, как себя вести. Буран лучше всего переждать здесь, под деревьями, а потом она сумеет найти дорогу обратно, в деревню или в форт.
Но время шло, а буран не только не утихал, но стал сильнее. И Сандрин становилось все труднее перебороть страх. Она понукала коня, чтобы подыскать укрытие получше, но животное отказывалось сдвинуться с места. Она спешилась и, крепко держа в руке поводья, повела коня в чащу леса. Ветер завывал как безумный, словно чья-то гигантская рука сгибала деревья. Раздался треск — высокая сосна не выдержала борьбы с ветром. Конь попятился, потащив Сандрин за собой и пытаясь вырвать поводья. Она стала удерживать животное, но конь, испуганно заржав, взбрыкнул, вырвался и понесся прочь, скрываясь за снежной пеленой. Теперь ей не оставалось ничего другого, как укрыться под деревьями и ждать, пока буран закончится. Потом придется возвращаться в деревню пешком.
Сандрин пошла в гущу деревьев. Хорошо бы попалось большое дерево с дуплом или большие камни, за которыми можно было бы спрятаться от ветра. Отец часто рассказывал случай, когда один охотник, проверяя капканы, попал в пургу, и как он выпотрошил убитого оленя и залез в тушу. Сандрин передернуло. Но даже если бы она и увидела оленя, она бы не смогла убить его. Единственная надежда — найти хорошее укрытие. Она увидела группу высоких сосен и направилась к ним. Встав на колени, она стала копать яму в снегу, пока не дошла до мерзлой земли. Потом стала копать чуть в стороне и обнаружила под снегом толстый слой прошлогодней хвои. Этой хвоей она заполнила первую яму и легла в нее на бок, прижав к себе колени, чтобы поместиться под накидкой из шкуры бизона. Завывания ветра в ветвях деревьев были не столь пугающими. Сандрин закрыла глаза и попыталась успокоиться.
Она подумала о Маленьком Медведе и о том, что он стал бы делать в подобном случае. И не могла удержаться от невеселой улыбки: Маленький Медведь никогда не очутился бы в подобной ситуации. Потом она подумала о Уэйде. А что, если никто не найдет ее? Ведь она ушла совсем недавно. Пока узнают, пока… Да и кто пойдет в такой буран, даже если и узнают? А когда пойдут искать, будет, возможно, слишком поздно.
Сандрин задрожала и обхватила себя руками. Хорошо хоть не заблудилась. Она знала, что поблизости река. Как только буран кончится, она услышит шум воды и пойдет вверх по течению к деревне. Если не поддаваться страху, то и не наделаешь глупых ошибок. Надо сохранять спокойствие.


Уэйд уже в четвертый раз прошел мимо Маленького Медведя, словно не видя его. Сдерживая кашель и стараясь не поддаваться слабости в ногах, он вновь обошел всю деревню и вернулся к хижине друга.
— Что ты делаешь, Колтер?
Уэйд махнул рукой и продолжил свое хождение. Ветер сбивал ею с ног, но он был сильнее ветра. Вчера он смог пройти только три раза туда и обратно. Сейчас, после шестого круга, Уэйд почувствовал на плече руку Маленького Медведя.
— Думаю, хватит, Колтер. Я спас тебе жизнь не для того, чтобы смотреть, как ты убиваешь себя.
Уэйд высвободился, но остановился, переводя дыхание.
— Еще разок.
— Хватит. Завтра сделаешь больше. Если хочешь еще походить, то давай делать это вместе со мной. Мне надоело целый день сидеть в хижине.
Уэйд кивнул и пошел, стараясь подделаться под медленную походку Маленького Медведя. Потом взглянул на горы: над ними висели грозные тучи.
— Опять буран надвигается. Думал, хоть один теплый денек выпадет, но вроде не получается.
— В это время года тут всегда непогода. Дед говорит, что это единственное время, когда Бог снега и тьмы может вернуться назад и побыть на солнце, потому что оно сейчас такое яркое.
— Я никогда раньше не попадал в такую пургу, — сказал Уэйд, не спуская глаз с темных туч, окутавших горы.
— Надеюсь, что урок пошел тебе впрок.
— Да уж, получил урок на всю жизнь. Они остановились за деревней на небольшом поле, расчищенном под посевы.
— Помнишь это место, Колтер? Уэйд огляделся по сторонам.
— Помню. Это здесь ты меня свалил с лошади своей боевой дубинкой.
— Ты тогда отвернулся. Хороший воин всегда ждет нового удара со стороны врага.
— Но ты мне не был врагом.
— В тот день был, — сказал Маленький Медведь, широко улыбаясь. — Но здесь было немало и добрых дней. У тебя, у меня, у Яркой Звезды.
— Сомневаюсь, что она помнит о хороших днях со мной.
— Она помнит, — возразил Маленький Медведь. — Ты говорил с ней?
— Да, — буркнул Уэйд, стараясь не смотреть в его глаза. С тех пор как два дня назад он поцеловал Сандрин, то ни о чем другом почти не думал. — Поговорили.
— Хорошо прошел разговор?
— Нет. — Уэйд по-прежнему избегал смотреть другу в глаза.
— Вы с моей сестрой такие упрямые, Колтер. Уж и не знаю, сможете вы когда-нибудь быть вместе?
— Успокойся, Маленький Медведь, этого никогда не случится. Она ведь влюблена в этого француза.
— Думаю, что нет, Колтер, — возразил Маленький Медведь. Он остановился и взглянул в сторону деревьев. — За нами кто-то наблюдает.
Уэйд напрягся, рука сама потянулась к кобуре, но ее там не было.
— Вороны? — спокойно спросил он. Маленький Медведь медленно покачал головой.
— Нет, не Вороны. — Он продолжал идти медленно, оглядываясь по сторонам.
— Почему ты так спокоен? А вдруг они нападут?
— Не нападут.
— Откуда такая уверенность?
— Думаю, что это Черноногие, скорее всего, не из наших, но тоже Черноногие. Возможно, Кровавые…
— А почему же они не идут сюда открыто? Это же ваши люди?
— Это не всегда просто, Колтер. Продолжай идти как ни в чем не бывало и перестань заглядывать за деревья.
— Объясни мне, Маленький Медведь, чтобы я был спокоен.
— Мы считаем их тоже Черноногими, у нас с ними один язык, но они предпочитают называть себя по-своему. У всех у нас своя территория и свои обычаи. Мы — разные племена.
— А почему ты думаешь, что это именно Кровавые?
— Зимой туго с пищей, и лучше искать ее на территории своего союзника, чем врага.
— А почему они не придут открыто и не попросят пищи, если им голодно?
— Все они сами по себе, у всех свои вожди. Они, наверно, слышали о нас, слышали, что мы крепкие воины. Может, они не так сильны. Скажем, им и так не повезло в охоте, а тут еще надо унижаться перед нами из-за пищи. Не так-то легко.
— И вы даете им спокойно находиться тут и следить за вами? А что если они ночью нападут на вас?
— Они не нанесут нам вреда, Колтер.
— Не слишком ли ты уверен в них?
— Черноногий может причинить неприятность другому Черноногому, если только он совсем отбился от рук и не следует законам своего народа. — Маленький Медведь внимательно скользнул взглядом по деревьям. — Пойдем обратно в деревню.
Уэйд скосил глаза в сторону и посмотрел на деревья, удивляясь, как это Маленький Медведь догадался, что за ними наблюдают.
— И ты дашь им еды?
— Если они голодают, то сами придут к нам в деревню.
— Скажи, друг, а как ты узнаешь Воронов?
— Я знаю, как Вороны пахнут, Колтер. Они убили мою семью. Воронов-то я всегда узнаю.
Они вернулись в деревню. Маленький Медведь подошел к группе мужчин и кивнул им в сторону деревьев. Уэйд слушал, как он быстро говорит с ними на языке Черноногих. Воины бросали незаметные взгляды в указанную сторону, потом отворачивались. Уэйд понял, что вся эта пантомима разыгрывается для наблюдавших. Теперь те знают, что никто не причинит им вреда и что воины знают об их присутствии.
Маленький Медведь обернулся к Уэйду.
— Иди в хижину Колтер, холодно.
— Потом, — сказал Уэйд, потирая руки, чтобы согреться. — А ты хотя бы видел этого француза? — внезапно спросил он.
— Видел, мимолетом.
Маленький Медведь снял с пояса мешочек и протянул его Уэйду. Тот достал из мешочка кусочек вяленого мяса и положил в рот. Оба двинулись дальше. Мимо них, пересмеиваясь, прошла группа молодых женщин, и Маленький Медведь кивнул им.
— Вот, ты можешь выбрать себе любую жену, — с улыбкой произнес Уэйд.
— Я больше не хочу жениться, — отрезал индеец.
— Извини, что напомнил тебе о жене и сыне, друг.
Маленький Медведь остановился и взглянул Уэйду в глаза.
— Ничего, Уэйд. Но я по-прежнему ношу их в себе.
— А что для тебя значило быть женатым? Маленький Медведь улыбнулся.
— Мне было хорошо. Всегда хорошо иметь женщину, которая согревает ночью твою накидку. — Он подхватил встретившегося малыша, покружил его и передал смутившейся мамаше. — А как ты, Колтер? У тебя есть женщина, которая делит с тобой накидку?
Уэйд пожал плечами.
— Женщина есть, но я нечасто ее вижу.
— Почему ты не можешь признаться, белый человек, что ты все еще любишь мою двоюродную сестру?
Уэйд сделал вид, что не слышал слов друга.
— А что собой представляет этот француз? Маленький Медведь задумался на мгновение, прежде чем ответить.
— Если бы он был индейцем, то не Черноногим.
Уэйд улыбнулся.
— Ты его не любишь.
— Я его не знаю, но все-таки не люблю. Он даже не ходит на охоту, чтобы добыть себе пищу. Яркая Звезда говорит, что для этого есть люди, которые для него охотятся. Какой же из него муж, если он даже не охотится?
— В мире белых многое устроено иначе, Маленький Медведь. Когда у тебя есть деньги, то ты можешь купить многие вещи. — На лице Маленького Медведя отразилось удивление. — Если человек владеет всеми лошадьми своего племени и сотнями шкур на продажу, то приобретает силу и влияние, так ведь? И тогда многие вещи он может купить. Так же и в мире белых, только белый человек при покупке использует монеты, а не лошадей или шкуры.
— Значит, у этого француза много монет?
— Думаю, что да, — предположил Уэйд. — А как он ведет себя с Сандрин? Как к ней относится?
— Он хочет, чтобы Яркая Звезда грела его накидку и не хочет ждать, пока они поженятся.
— Откуда ты знаешь?
— Я подслушал, как он говорил с ней, когда приходил в хижину. Он произносил сладкие слова, слова желания, и трогал ее так, что это ее пугало. Мне все ясно, чего он хочет от моей сестры. Возможно, тебе следует встретиться с этим французом.
Уэйд подумал о Сандрин и о том, как он обошелся с ней. Он оказался ничем не лучше этого француза. Надо будет увидеться с ней, попросить прощения, объяснить, почему он так вел себя.
— Поеду в форт, — объявил он.
— Тогда поехали вместе, пока не начался буран. Путь моя тетя видит, как мы уезжаем. Если ты уедешь один, она нас обоих повесит за уши.
Уэйд пошел следом за Маленьким Медведем. Он думал о том, что скажет Сандрин, и надеялся, что она его простит.


Гроза Медведей попридержал и успокоил лошадь. С самого утра уже несколько часов он шел по следу оленя и наконец увидел живо гное. Он медленно снял с плеча лук и достал из висевшего на спине колчана стрелу. Приладив к тетиве стрелу, прицелился. Животное рыло копытами снег в поисках травы. Гроза Медведей стоял с подветренной стороны, и олень его не чувствовал и не видел. Индеец долго держал тетиву натянутой, пока не выбрал нужный момент и выстрелил. Он видел, как стрела попала оленю в шею. Животное зашаталось и опустилось на передние ноги. Когда он добрался до оленя, тот уже лежал на снегу, тяжело дыша.
Гроза Медведей слез с лошади и достал охотничий нож. Быстро и ловко он перерезал оленю горло, снял с него шкуру и разделал. Лучшие куски мяса он завернул в шкуру. После этого сел на лошадь и поехал. Не успел он отъехать, как услышал за спиной рычание волков, деливших остатки туши.
Гроза Медведей очень давно ничего не ел и уже собирался пойти за едой в деревню Черноногих. Однако гордость мешала ему попросить помощи. Он превозмог чувство голода и продолжал поиск, пока не увидел оленьи следы. В Грозе Медведей было столько силы, что ничто и никто не смогло бы сделать его слабым.
Стойбище его племени находилось далеко отсюда, но это не имело для него значения. Он не нуждался в своих родственниках и соплеменниках. Гроза Медведей уже давно откололся от своего семейства, чтобы в компании с другими молодыми индейцами из его племени бороться с врагами. Когда отец просил его не воевать с белыми, он не послушался. Белые были для него врагами, вторгшимися на его землю. Даже когда он был вынужден ходить к белым на факторию, то и тогда не мог скрыть своей ненависти к ним.
Внимательно осматриваясь, он ехал по берегу реки, направляясь вниз по течению. Потом взглянул на серое небо. Горы вдали грозно курились серо-белыми облаками, словно приклеившимися к ним. Такая картина не предвещала ничего хорошего.
Гроза Медведей держался берега, думая о том, что скоро он пожарит мяса на огне. Внезапно он остановился. Лошадь стала нетерпеливо переминаться с ноги на ногу, но индеец сдерживал ее, натянув поводья, и смотрел на странный след, проложенный на снегу. Это были следы не животного, а человека. И это были отпечатки обуви небольшого размера. Они шли, извиваясь, вдоль берега, вверх по течению реки. Гроза Медведей повернул лошадь и поехал по следу, терявшемуся в зарослях. Кто бы это ни был, но он ушел в чащу и не вышел оттуда.
Индеец слез с лошади, привязал ее к дереву и взял в руки боевую дубину. Он шел, пригибаясь и внимательно приглядываясь к следам. На каком-то расстоянии от него они терялись. Гроза Медведей остановился и прислушался. Вначале он не услышал ничего, кроме звука падающего с веток снега. Но потом услышал тихо напевающий женский голос. Он пошел на этот звук и увидел женщину. Она сидела под деревом в груде хвои и, прижав к себе колени, раскачивалась взад и вперед. Она явно не подозревала о его присутствии.
Опустив дубинку, индеец подошел к ней.
— Ты Черноногая или белая? — спросил он своим низким голосом.
Женщина вздрогнула и отшатнулась, прижавшись к дереву. Ее лицо было плохо видно в тусклом свете, пробивавшемся сквозь густые деревья.
— Отвечай! — требовательно произнес Гроза Медведей и подошел поближе.
— То и другое, — неуверенным голосом ответила женщина.
— Ты можешь держаться на ногах?
— Да, — ответила она и, пошатываясь, встала.
—  — Следуй за мной, — приказал Гроза Медведей и пошел обратно.
Когда они вышли из чащи, то в сером свете дня Гроза Медведей смог разглядеть ее лицо. И глаза. Эти голубые глаза невозможно было забыть.
— Ты из форта, — сказал он и протянул руку, чтобы коснуться ее щеки. Женщина отпрянула и попятилась. — Только не вздумай бежать. Это тебе не удастся.
— Ты мне поможешь? — спросила женщина.
— Как ты здесь оказалась? Он огляделся вокруг, пытаясь обнаружить признаки присутствия других людей.
— Я ехала на лошади из своей деревни в форт. И заблудилась в пургу.
— Сколько времени ты уже здесь?
— Не знаю. Скажи, ты можешь помочь мне? Гроза Медведей посмотрел на женщину. С тех пор как он видел ее в последний раз, она изменилась, превратилась в женщину. Но для глаза она стала теперь приятнее, чем прежняя молоденькая девушка.
— И ты ехала одна?
— Да, но наши люди ищут меня.
— Я никого не видел. — Гроза Медведей усмехнулся. — Ваши люди тебя не ищут. — Он увидел промелькнувшее в ее глазах отчаяние. — Ты, должно быть, хочешь есть. У меня есть свежее мясо. — Конечно, если она пробыла здесь в снегу два-три дня, то умирает от голода. — Пойдем со мной, и я тебя накормлю.
— А ты не можешь отвезти меня в мою деревню? У моего деда много лошадей, он тебе заплатит. Или отвези меня в форт. Мой отец даст тебе чего ни пожелаешь.
— Мне от ваших ничего не надо, — ровным голосом ответил Гроза Медведей и пошел к месту, где оставил лошадь. Отвязав поводья, он сел на лошадь. — Ты хочешь есть и тебе нужна моя помощь. Пойдем со мной. — Он показал рукой на черные тучи над горами. — Сюда скоро снова придет пурга. Что ты будешь есть и сколько ты продержишься без огня?
— Пойду вверх по течению реки, она приведет меня к своим.
Гроза Медведей услышал дрожь в ее голосе и улыбнулся. Увидел, как решительно она направилась вдоль берега, но походка ее была нетвердой: ноги у нее онемели от холода и плохо слушались. Она прошла всего несколько шагов, ноги у нее заплелись, и она упала на колени.
— Ты замерзнешь здесь раньше, чем наступит вечер, — сказал Гроза Медведей и направил лошадь в противоположном направлении — вниз по течению, дальше и дальше от женщины.
— Подожди!
Голос женщины откликнулся эхом над рекой. Но он не остановился и продолжал ехать, пока снова не услышал крик.
— Пожалуйста, постой!
Тогда он натянул поводья, потом медленно повернул голову в ее сторону. Она стояла на месте, не бросилась за ним следом. Сильная женщина.
— Иди сюда, — позвал он.
Было видно, что она колеблется, что сильно напугана, но изо всех сил старается скрыть свой страх. Наконец произошло то, что и должно было, по его мнению, произойти: она направилась к нему. Когда она подошла. Гроза Медведей протянул ей руку и помог сесть на лошадь позади него. Они ехали по берегу реки, и он чувствовал сзади эту женщину. Странно, что спустя столько времени ему выпало снова увидеть ее — и даже спасти ей жизнь. Он сказал ей тогда, что когда-нибудь они еще встретятся, и оказался прав. Только на этот раз она не уйдет…


На пороге дома Ренаров Уэйд оббил снег с ног и взглянул на Маленького Медведя, который уже открывал дверь. Француз сидел у огня с бокалом вина в руке и читал книгу. Увидев Уэйда и Маленького Медведя, он поставил бокал на столик рядом с креслом.
— Чем могу служить? — Он медленно встал, заложил страницу и аккуратно положил книгу на стол. Потом взглянул на Маленького Медведя. — Мы встречались, не правда ли?
— Да, перед тем как я ушел, чтобы помочь людям из обоза, — ответил Маленький Медведь, подходя к французу. В глазах индейца сквозило презрение.
Уэйд тоже подошел.
— Меня зовут Уэйд Колтер, — назвал он себя, не в силах скрыть нерасположения, которое сразу почувствовал к этому человеку.
— Очень приятно познакомиться, мистер Колтер. Мое имя Ален дю Фронтьер. Вы — друг Сандрин?
— Да, мы с ней друзья с детства. Уэйд подошел поближе к огню. Потирая руки, он взглянул, с каким выражением лица Маленький Медведь смотрит на Алена.
— Вы тот человек, который потерялся в буран, когда вели обоз с переселенцами, да? Я слышал, вы тяжело болели.
— Я уже поправился.
— Вижу. — Ален сел. — Если вы ищете Сандрин…
— Нет. Я приехал поговорить именно с вами.
— И что же вы хотите сказать мне, месье?
— Все зависит от того, что вы мне скажете, — сказал Уэйд, отступив от огня и бросив взгляд на Маленького Медведя, который в это время устраивался поудобнее в кресле. — Каковы ваши намерения в отношении Сандрин?
— Простите, не понял? — произнес Ален, слегка улыбнувшись. Уэйд невольно сделал шаг вперед, но заставил себя остановиться. — Вас это не касается, месье.
— Вот здесь-то вы ошибаетесь. Думаю, что меня-то это и касается.
Ален пожал плечами, откинулся на спинку кресла и поднял бокал с вином. Сделав глоток, он поставил бокал обратно на стол.
— Мы собираемся пожениться, как только вернемся в Париж.
— Вы любите ее?
— Что? Месье…
— Вы любите ее?
Уэйд боролся с желанием приподнять этого француза с кресла и согнать с его лица презрительную ухмылку.
— Сандрин — очень красивая девушка, как вы успели, очевидно, заметить. Я буду горд сделать ее своей женой.
— Отвечайте на вопрос, — пристально глядя на Алена, настойчиво потребовал Уэйд.
— Я не собираюсь говорить с вами о моих отношениях с Сандрин, месье. Я уже выразил свои намерения ее семье.
— Я тоже вхожу в ее семью, но ничего не слышал о ваших намерениях, месье, — на беглом французском произнес Маленький Медведь.
Уэйд посмотрел на Алена.
— Ведь вопрос простой. Почему вам так трудно на него ответить?
— Вовсе не трудно. Но, очевидно, вы ничего не знаете о моей стране. Там все иначе. Я дам Сандрин то, о чем здесь она может только прочесть в книгах. Я создам для нее жизнь, о которой мечтает каждая женщина. У нее будет все.
— Значит, вы не любите ее.
— Та любовь, о которой вы говорите, вовсе не обязательна, чтобы женщина была счастлива в браке. И Сандрин это понимает.
— Понимает? И понимает, что вы хотите затянуть ее в постель, прежде чем жениться на ней? — Уэйд тряхнул головой. В нем закипал гнев. — Не думаю, что мы говорим об одной и той же женщине, дю Фронтьер.
— Меня не интересует, что вы думаете, месье.
Сандрин выходит замуж за меня.
— Может быть. Уэйд надел шляпу.
— Если вы не верите мне, то поговорите с ней сами. Конечно, если вы такие хорошие друзья, то она говорила с вами обо мне.
— Да, она мне о вас говорила. Улыбка расплылась на лице Алена.
— И она говорила, что любит меня, да?
— Она сама не знает, — ответил Уэйд, приблизившись к Алену. — Вы просто задурили ей голову!
— Как вы можете прибегать к таким оскорблениям, месье? Произнося такие слова, вы порочите честь моей фамилии.
— Тогда, возможно, нам придется сразиться на дуэли, — произнес Уэйд, не спуская глаз с Алена.
— Дуэль? Вы умеете фехтовать на шпагах?
— У нас тут немного иначе. За вами выбор, раз вы чувствуете себя оскорбленным: револьверы, кинжалы, пики — выбирайте.
Краем глаза Уэйд видел, как Маленький Медведь старается спрятать улыбку.
— Я никогда не пользовался таким оружием. Это будет нечестно.
— Тогда на кулаках, — сказал Уэйд, сопровождая эти слова жестом руки. — Выбирайте, месье, — медленно добавил он.
Ален отшатнулся от Уэйда.
— В дуэли нет необходимости. Все решается очень просто.
— Каким же образом?
— Поезжайте обратно в деревню и поговорите с Сандрин. И пусть она сама скажет вам, как относится ко мне.
Маленький Медведь резко встал и быстро повернулся к Уэйду.
— Мы только что оттуда. Яркой Звезды в деревне нет.
— Что значит «нет»? — спросил Ален.
— Она сказала, что поедет сюда. Это было три дня назад, — сказал Уэйд.
— Где она, француз? — подступая к Алену, спросил Маленький Медведь. Темные глаза его наливались гневом.
— Я не знаю. Когда я уезжал из деревни, она сказала, что поедет в форт вслед за нами. И когда она не появилась здесь, я подумал, что она решила остаться там из-за бурана.
Уэйд с тревогой посмотрел на Маленького Медведя, потом на Алена.
— Так она что — не появлялась здесь? Вы ее не видели?
— Нет, я все это время жду ее.
Оба спешно направились к выходу: впереди Уэйд, за ним Маленький Медведь. Ален двинулся следом. Поднявшись по ступенькам, Уэйд вошел через заднюю дверь в лавку. Люк обернулся и расплылся в улыбке.
— Рад тебя видеть, Уэйд. Ты хорошо выглядишь.
— Люк, ты не видел Сандрин?
— Видел несколько дней назад, когда уезжал из деревни. — Он положил мех, который держал в руках. — Она ведь там, да?
— Нет, дядя, ее там нет, — сказал Маленький Медведь. — Мы ее там не видели.
— Как это так? Куда это она могла деться? — удивленно спросил Люк.
— Француз говорит, что она собиралась сюда. И Колтеру сказала, что поехала сюда. Вот все, что мы знаем.
— И никто не заметил ее отсутствия?
— Был страшный буран. Мы не могли знать, что она пропала.
— Боже, — горестно произнес Люк, опершись на прилавок. — Если она заблудилась в такую пургу, то, может быть…
Маленький Медведь подошел к Люку и крепко взял его за плечо.
— Мы с Колтером найдем ее, дядя, не беспокойся.
— И я пойду с вами, — сказал Ален.
— Нет! — зло ответил Уэйд.
— Ален собирается стать ее мужем, Уэйд. Он имеет полное право пойти, — поддержал Алена Люк.
— Он будет только мешать нам.
— Я согласен с Колтером, дядя. Француз ничего не смыслит в этом деле.
— Вы не можете запретить мне идти с вами. Сандрин — моя невеста.
— Маленький Медведь, пожалуйста, возьмите его с собой. Когда вы отыщете Сандрин, то, увидев его, она почувствует себя лучше.
Маленький Медведь переглянулся с Уэйдом.
— Пойти-то он может, дядя, но если не будет успевать за нами, мы его бросим. — Он посмотрел на Алена. — Понятно, француз? Если вы будете мешать нашим поискам, мы вас оставим. Для меня самое важное — найти сестру.
— Я понимаю, — промолвил Ален. — Что мне нужно взять?
— Что-нибудь более теплое, чем эта куртка, что на вас, — пренебрежительно ответил Маленький Медведь.
— У меня есть плащ, — сказал Люк. — Одевайся, Ален, а я пока соберу вам еду.
Люк достал из-под прилавка большой кожаный мешок и начал укладывать в него продукты. Маленький Медведь подошел к нему и тихо сказал:
— Я беру этого человека с собой только потому, что ты просишь за него, дядя. Но не думаю, что это правильно.
— Но это же ее будущий муж, как же ему не идти на поиск? Он же любит Сандрин. К ним подошел Уэйд.
— А не могла ли она остановиться где-нибудь поблизости? Вы не знаете? Люк пожал плечами.
— Маленькому Медведю это было бы известно лучше меня. Они же все время были рядом. — Он сокрушенно покачал головой. — Если с ней что случится, никогда себе не прощу.
— Мы найдем ее, дядя. Заканчивай сборы. — Маленький Медведь подвел Уэйда к входной двери. — Ой, не нравится мне все это, Колтер, странно все как-то. Моя сестра — это не какая-нибудь городская белая женщина, которая может заблудиться среди трех деревьев. Она здесь выросла. Знает, что делать, если застигла пурга, как найти подходящее укрытие. У меня плохие предчувствия.
— Может, она где-то там и ждет, что мы найдем ее, — тихо сказал Уэйд, пытаясь убедить себя и Маленького Медведя, что Сандрин жива и здорова. — Ты же сам сказал, что она выросла здесь. Нет, с ней ничего не может случиться.
— Тут еда и одеяла. — Люк завязал мешок и передал его Уэйду. — Я бросил туда кремень и немного спичек. Я могу еще чем-нибудь помочь вам?
— Да, есть одно дело, — сказал Уэйд, кивнув. — Можете продержать здесь этот обоз до конца зимы? Там хорошие люди. Вот найдем Сандрин, а весной я поведу их в Орегон.
— Не беспокойся, я и сам их отведу. Ты только найди мою девочку.
Сандрин ела жадно, чувствуя, как сок жареного мяса стекает по подбородку. Она почти не смотрела на индейца, который сидел по другую сторону огня, словно забыла о нем. Ей хотелось только одного — наполнять желудок. Она быстро разделалась с первым куском и стала ждать, глядя на другую порцию мяса, жарившегося в огне на палочках.
— Еще хочешь? — спросил индеец.
— Да, — ответила Сандрин, грея руки над огнем.
— Тогда бери, — сказал индеец, указывая подбородком на мясо.
Сандрин взяла еще кусок и стала дуть на горячее мясо. Желудок сжимался в предвкушении новой порции. Она откусила кусок и стала жевать, наслаждаясь вкусом мяса. Теперь она ела и поглядывала на индейца. Это был Черноногий, но из Кровавых. Она узнала его и даже вспомнила его имя — Гроза Медведей. Ей никогда не забыть его лица и как он смотрел на нее в тот день у стен форта. Тогда он мог показаться и приятным, но теперь, когда она осталась с ним одна, он пугал ее.
Сандрин закончила есть и положила рядом остро заточенные палки. Не такое уж грозное оружие — если вдруг он решится причинить ей зло, — но другого у нее не было. Она поплотнее закуталась в накидку и, сжавшись в комочек, придвинулась к огню. Снова поднялся ветер, он проникал в чащу и стряхивал снег с деревьев. Гроза Медведей снял с огня остатки мяса и положил в сторону, потом посмотрел поверх костра на Сандрин.
— Дай сюда твою накидку, — потребовал он.
— Что?
Сандрин замерла, пораженная услышанным.
— Дай сюда твою накидку, — повторил он и протянул руку.
Сандрин взглянула на острые палки, потом на холодное, жестокое лицо Грозы Медведей. Если она сразу окажет сопротивление, он убьет ее на месте. Она встала и подошла к нему, бросив свою тяжелую накидку рядом с ним. Он расстелил ее на земле и взглянул на Сандрин. Ее охватил страх, и она невольно попятилась.
— Если вздумаешь бежать, то умрешь. Останешься со мной — будешь жить. Ты будешь моей женщиной.
Сандрин попятилась и упала на дерево. Она почувствовала дрожь и обхватила себя руками. Дрожа всем телом, она закрыла глаза.
— Ты хочешь умереть, женщина? Кровь Черноногих неглубоко течет в твоих жилах, раз ты такая слабенькая.
Сандрин подумала о матери, деде. Маленьком Медведе. Что бы они сделали? Побежали бы, чтобы спасти свою честь, или остались, чтобы спасти жизнь? Она не знала, что бы они сделали, но знала одно — она хотела жить. Слезы катились по ее щекам, когда нетвердым шагом она приблизилась к Грозе Медведей. Он уже снял с себя верхнюю одежду и остался в одном исподнем. Отведя глаза, она опустилась на свою накидку. Гроза Медведей заставил ее лечь и накрыл своей накидкой. Сандрин закрыла глаза, чтобы не видеть его. Она уже чувствовала его руки на груди, на бедрах. Он задрал ей юбку и содрал нижнее белье. Почувствовав его руку на коже, она чуть не закричала. Потом ощутила тяжесть его тела, его ноги стали раздвигать ее. Она не сопротивлялась, понимая всю бесполезность. Даже когда Сандрин почувствовала, как он начал терзать ее тело, то и тогда не сопротивлялась. Этот человек был ее единственной надеждой на спасение. Она примет это бесчестье, если через него лежит путь назад, к своим. Только застонала, надеясь, что кто-то вдруг услышит ее.


Сквозь сон Уэйд услышал, как Маленький Медведь вскрикнул, поднял голову и сел.
— В чем дело?
— Не знаю?
— Кошмар приснился?
Маленький Медведь отрицательно помотал головой.
— Думаю, что это дух рассказывал мне про Яркую Звезду. С ней плохо. Мы должны быстрее найти ее.
В темноте Уэйд горько усмехнулся. Они ездили по лесу больше суток и не нашли ни единого признака Сандрин или ее лошади. Если и были следы, то свежий снег засыпал их. Они решили ехать берегом реки, надеясь, что если Сандрин заблудилась, то пойдет именно берегом.
— Ты помнишь, говорил, что за нами наблюдают? А не могли ли Вороны похитить ее?
— Мою сестру похитили не Вороны, — без тени сомнения произнес Маленький Медведь.
Уэйд посмотрел на спящего Алена. К его удивлению, француз вполне поспевал за ним и Маленьким Медведем и ни на что не жаловался. Уэйд не хотел, чтобы он был с ними, но теперь уж ничего не поделаешь.
— А где она, друг?
— Этого я не знаю, Колтер. Хотел бы знать.
Ладно, давай спать.
Уэйд лег на спину, натянув тяжелую накидку на лицо. Мысли в голове путались. Где же Сандрин?


Сандрин прищурясь посмотрела на небо. Буран закончился, среди рваных облаков кое-где показывалась синева. Когда выглядывало солнце, было больно смотреть на бесконечное белое и слепящее покрывало. Она закрыла глаза и прислонила голову к спине Грозы Медведей.
Она попыталась представить себе, сколько же времени странствует с Грозой Медведей — две недели, три? Она не знала. Это время казалось ей вечностью. В голове все перепуталось, и дни были похожи один на другой. Они ехали по местности, которая, казалось, не менялась. После сосновой рощи начиналось поле, поле оканчивалось деревьями. Реальность для Сандрин сводилась к мерному покачиванию на спине лошади и угнетающему присутствию Грозы Медведей.
С самого начала Гроза Медведей явно показал, что ему нужно от нее. Они не разговаривали друг с другом, им не о чем было говорить. Когда они останавливались на ночь, Сандрин быстро разбивала лагерь, а после ужина словно каменела, отключала мысли и забывала о своем теле, так что почти не чувствовала, когда он насиловал ее.
Сандрин настолько привыкла проводить дни в полусонном молчании, что даже вздрогнула, когда Гроза Медведей пробормотал:
— Сегодня остановимся на ночь в деревне.
Сандрин огляделась. Местность была непохожа на страну Черноногих, но у нее уже притупилось ощущение новизны мест. Они столько странствовали по однообразному белому пространству, что теперь она вряд ли нашла бы дорогу домой.
Сандрин закрыла глаза и в первый раз позволила себе подумать о своей семье. Ей захотелось плакать, когда она вспомнила родителей, но не могла позволить себе этого, чтобы воспоминания не ослабляли ее волю к выживанию. Ей надо жить, пока Маленький Медведь не найдет ее. Он придет, она уверена. Ей обязательно нужно дожить до этого момента. И еще Уэйд. Поможет ли Он Маленькому Медведю искать ее? Или ему все равно?..
Лошадь Грозы Медведей остановилась, и Сандрин подняла голову. Она почувствовала запах дыма. Значит, они подошли к деревне. Гроза Медведей направил лошадь между деревьями к небольшому селению. Там стояло пятнадцать-двадцать вигвамов, вокруг них ходили женщины, собирая дрова или готовя еду на костре. Появление Грозы Медведей и Сандрин вызвало у них острое любопытство, и Сандрин слышала их оживленный разговор, когда они проезжали мимо. Гроза Медведей остановил лошадь возле одной из хижин. Возле нее сидел молодой человек. Он встал и поздоровался с Грозой Медведей, его татуированное лицо оживилось. Гроза Медведей велел Сандрин слезать с лошади. Она взялась за его руку, перемахнула одну ногу через лошадиный круп и сползла на землю, потом отошла назад и встала, опустив голову. Ей было видно, как Гроза Медведей слез с лошади и поприветствовал какого-то юношу. Говорили они на быстром языке Черноногих, но Сандрин понимала их. Юноша оказался братом Грозы Медведей, и Гроза Медведей хотел провести эту ночь в его жилище.
— Снимай груз, — приказал наконец Гроза Медведей, взглянув на Сандрин.
Она подошла к лошади и стала снимать поклажу и относить ее к вигваму. Закончив, она встала и стала ждать, что ей прикажут дальше. Хотя Сандрин выросла в форте, она провела много времени среди Черноногих. Женщины всегда без жалоб исполняли любую работу. Если она хочет остаться живой, ей надо делать все, что скажет Гроза Медведей, она должна доказать свою полезность.
— Занеси вещи внутрь, — приказал он.
Гроза Медведей с братом ушли, а Сандрин принялась перетаскивать кожаные мешки в хижину и аккуратно укладывать их в сторонку, потом подошла к очагу, и тепло начало приятно обволакивать тело. Над огнем висел металлический сосуд с водой. Недолго думая, Сандрин взяла кружку и зачерпнула оттуда воды, выпила, зачерпнула и выпила еще, потом ополоснула кружку, вытерла ее о юбку и поставила на место. Сандрин прилегла у очага и стала смотреть на огонь, размышляя, сколько времени они проведут здесь. Это было стойбище Кровавых Черноногих, которые уже давно ушли из своих родовых становищ. Белый человек не отличил бы Кровавых от других индейцев, но ей было видно, что это не Северные Черноногие. И вигвамы у них были другой формы, и волосы, и одежду они украшали другими цветами. Это были не ее люди.
Сандрин закрыла глаза, и ей снова стало страшно, как это часто случалось с ней в последние дни.
Но ничего, она должна быть сильной. Не вечно же она будет с этим Грозой Медведей. Она что-нибудь придумает и сбежит от него к своим. И еще есть надежда, что Маленький Медведь и Уэйд ищут ее. Если ее кто-то и найдет, то только они. Она прижала к груди колени и молча стала молиться Старейшине Напи, чтобы он дал ей силу и свою защиту.
— Мы три недели ищем и не нашли никаких следов Сандрин. Не вернуться ли нам?
Уэйд резко повернул голову в сторону Алена.
— Вы можете возвратиться в любое время.
— Да, француз, возвращайтесь, когда хотите, — поддержал его Маленький Медведь. Затем наклонился к Уэйду и прошептал ему:
— Если нам повезет, он заблудится, и мы никогда больше не увидим его физиономии.
Уэйд давно бы прогнал Алена, будь его воля. Он оторвал кусок жареного кролика и стал жевать, глядя в огонь. Француз был прав: три недели — и никаких следов Сандрин. Это плохо.
— Вкусный кролик, Колтер? — спросил Маленький Медведь.
— Жареный кролик всегда вкусный, особенно, когда здорово промерзнешь, — ответил Уэйд.
— И что вы оба собираетесь дальше делать?
— В каком смысле, француз? — спросил Маленький Медведь.
— Бродить и дальше по снегу, хотя нет никаких шансов обнаружить следы Сандрин? Какой смысл? Почему не подождать до весны, когда снег растает?
— И тогда вы вернетесь в свой прекрасный Париж, да? — спросил Уэйд язвительно.
— Без Сандрин я не вернусь.
— Но сейчас ведь вы хотите вернуться, бросить поиски?
— В таких условиях ее бесполезно искать. Какой смысл?
— А такой, что мы можем обнаружить какие-то следы, которые приведут нас к Сандрин. А вам все равно? Все равно, что она где-то рядом и ждет помощи?
— Конечно, мне не все равно. Почему вам так хочется постоянно оскорблять меня? — с возмущением спросил Ален.
— Потому что для этого слишком много оснований, — заметил Маленький Медведь, потянувшись за новым куском кролика.
— Хватит, мне надоели ваши оскорбления! Ваша сестра мне небезразлична, и я женюсь на ней, хочется вам этого или нет.
— Правда? — удивленно протянул Маленький Медведь, прислоняясь спиной к дереву.
— Я не лгу.
— А что если моя сестра вернется обратно другой? Вы все так же будете хотеть взять ее в жены?
— Что вы имеете в виду? — Ален вскинул глаза на Уэйда. — О чем он говорит?
— Если ее похитили люди какого-то другого племени, то ее, скорее всего, кто-то уже забрал себе в жены. Это вас не беспокоит, француз?
Ален растерянно посмотрел на Маленького Медведя, потом перевел взгляд на Уэйда.
— Это правда?
— Это возможно, — продолжал Уэйд. — Особенно если это сделали Вороны. — Уэйд посмотрел на Алена, который сидел и размышлял над словами Маленького Медведя, и решил продолжить испытание. — Возможно, что к тому времени, как мы найдем ее, она будет носить в себе чьего-то ребенка.
— Ребенка? — Ален вскинул голову. — Вы что? Не может быть!
— Лучше, француз, знать о такой возможности заранее, потому что это вероятно. Сандрин красива, и наверняка за нее разгорелась борьба.
— О Боже, — невнятно произнес Ален.
— А если у нее ребенок, то она может и не захотеть оставить своего мужа, — добавил Маленький Медведь. — Что вы будете делать в этом случае?
Ален с обычной аккуратностью поставил на землю свою кружку с кофе.
— Если это так, как вы говорите, то я ничем не смогу изменить ситуацию. Я не стал бы отрывать Сандрин от ребенка.
— Ты мне противен. — Уэйд сплюнул. — Я не ошибся в тебе. Ты никогда не любил ее и никогда не собирался брать ее в жены. — Уэйд схватил Алена за накидку. — Я готов убить тебя на месте.
— Постой, Колтер, — вмешался Маленький Медведь, отдирая Уэйда от Алена. — Я предлагаю другой выход.
— Какой? — спросил Уэйд дрожащим от ярости голосом.
— Завтра утром мы идем дальше, а он пусть ищет обратную дорогу в форт. Может быть, этот человек, для которого охотятся другие, быстро научится сам охотиться.
— Вы не посмеете так поступить, — возразил Ален. — Люк…
— Думаете, Люку будет не все равно, что с вами произойдет, после того как он узнает, что вы на самом деле никогда не любили его дочь?
Маленький Медведь усмехнулся.
— Хотел бы я видеть, что будет, когда дядя узнает, что вы сделали с моей сестрой.
— Ничего я с ней не делал. Я ее не похищал.
— У моего дяди очень крутой нрав. Я много слышал о нем — о тех временах, когда он промышлял охотой с капканами. Однажды один человек попытался оскорбить мою тетю. Так дядя завел его в лес, а когда мой дед увидел, что дядя вернулся один, то пошел посмотреть. Тот человек был подвешен на дереве вверх ногами, и с него была содрана шкура, как с кролика.
В довершение рассказа Маленький Медведь сдавил себе руками горло и издал хрип.
— Но я ничего плохого не сделал Сандрин, — испуганно проговорил Ален. — Вы прекрасно это знаете.
— Я знаю, что вы никогда не любили ее, — сказал Уэйд.
— А я слышал, что вы принуждали ее к близости. Что касается меня, то мне достаточно, что вы проявили неуважение к чести моей сестры.
— На вашем месте, Ален, — снова заговорил Уэйд, — я завтра же сел бы на лошадь и поехал в форт, а оттуда — в свой Париж. Говорите Люку, что хотите, но лучше вам катиться отсюда, пока не поздно. Потому что, когда мы найдем Сандрин и привезем ее, я не знаю, что Люк сделает с вами.
Ален с презрительным видом расправил плечи.
— Хорошо, — сказал он, — завтра я уйду. Но с вашей стороны это шантаж, и вы оба это знаете.
— Нет, француз, это справедливость, — ответил Уэйд.
Ален натянул на себя одеяло и отвернулся.
— Он не сможет добраться назад, — прошептал Маленький Медведь.
— Такие выкручиваются из любых ситуаций, — ответил ему Уэйд. — Но меня сейчас беспокоит Сандрин.
Маленький Медведь пристально смотрел на огонь. Низким голосом он начал свой рассказ и ни разу не оторвал взгляда от пламени.
— Когда Яркая Звезда была еще ребенком, один человек из нашей деревни привел пленницу. Она была из племени шошонов. Он заставлял ее много работать и относился к ней очень плохо. Яркая Звезда при всяком удобном случае помогала ей. Она приносила ей еду, помогала делать работу и вообще старалась быть ей подругой. Женщина всегда находилась в подавленном настроении и никогда не разговаривала. Яркая Звезда даже просила отца выкупить ее, чтобы отпустить на волю, но хозяин не продавал ее. Однажды Яркая Звезда пошла за ней на речку, чтобы помочь постирать, и нашла ее мертвой. Женщина раздобыла где-то нож и убила себя. — Маленький Медведь сделал паузу. — Яркая Звезда плакала, но еще тогда сказала, что понимает, почему женщина лишила себя жизни. И еще она сказала, что если бы ее поймали вот так, она, наверно, сделала бы то же самое.
Уэйд помолчал некоторое время, шевеля палкой угли в костре, затем поднял глаза на Маленького Медведя.
— Что ты хочешь сказать, рассказывая это?
— Когда начинаются разговоры, что нужно прекратить поиски Яркой Звезды, как тут предлагал один, то эта история должна напомнить, что наши страдания — ничто по сравнению с ее муками.
Уэйд увидел страх в глазах Маленького Медведя и отвернулся. Что он мог ему ответить? Они оба знали, что шансы найти Сандрин невелики, хотя никто из них не признался бы в этом. Даже если она не погибла в буран и ее кто-то похитил, она могла быть продана другому племени. При таком варианте поиск затруднялся. Они не имели никакого представления, кто ее захватил и куда продал, но обязаны были верить, что Сандрин жива. И они будут продолжать поиски, пока не найдут хоть малейший след, который выведет их на Сандрин.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Яркая звезда любви - Бейль Карен



Интересный роман, правда концовка была слишком затянута.
Яркая звезда любви - Бейль КаренМилена
31.12.2013, 23.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100